авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

Мягков В.П.

Кривощеков

Георгий Васильевич.

ОРГАНИЗАТОР НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ, УЧЁНЫЙ И УЧИТЕЛЬ

ОЧЕРК БИОГРАФИИ И ВОСПОМИНАНИЯ

НОВОСИБИРСК

2009 г.

2

00. Аннотация.

Книга содержит не публиковавшиеся ранее сведения о жизни и трудовой

деятельности Георгия Васильевича Кривощёкова – известного новосибирского инженера-технолога и учёного-физика, организовавшего в Западносибирском филиале АН СССР научные исследования в области электровакуумной СВЧ электроники и лазерной физики, а также и необходимые для этого научные, инженерные и производственные подразделения, ставшие в последствии основой создания Института радиофизики и электроники ЗСФ АН СССР и Института лазерной физики СО РАН.

В первой части книги содержатся сведения биографического характера, значительное место в которых уделено сведениям о трудовой деятельности Г.В.

Кривощёкова. И это вполне естественно, ибо только результаты труда человека характеризуют его как личность и определяют его место в обществе.

Во второй части книги содержатся воспоминания коллег, сослуживцев, учеников и соратников Г.В. Кривощёкова, основанные на их личных впечатлениях, сложившихся у них при общении с ним в разное время и при разных обстоятельствах. Это уникальные сведения: их нет в официальных документах, и они образуют его личностный портрет.

Содержащаяся в книге информация может быть полезной для тех, кто интересуется историей науки и её творцов.

Содержание.

№№ Заголовки Страницы Вступление.

1.0. Биография 2.0.

Родители и их семья 2.1 Детство.

2.2 Школа.

2.3 Вуз.

2.4 Трудовая деятельность 2.5 Радиошкола СибВО. (1941 – 1943 гг.) 2.5.1 Завод № 617 МПСС (1943 – 1948 гг.) 2.5.2 Западносибирский филиал АН СССР (ЗСФ АН СССР).

2.5.3 Аспирантура (ЗСФ АН СССР, Томский политехнический 2.5.4 институт).

Сектор физики и Отдел технической физики ЗСФ АН СССР.

2.5.5 Институт радиофизики и электроники ЗСФ АН СССР 2.5.6 Институт радиофизики и электроники СО АН СССР.

2.5.7 Институт физики полупроводников СО АН СССР 2.5.8 Омский политехнический институт. (1974 – 1975 гг.) 2.5.9 Институт автоматики и электрометрии СО РАН (1975 – 1983 гг.) 2.5.10 Институт теплофизики СО АН СССР (1983 – 1984 гг.) 2.5.11 Спец. конструкторское бюро научного приборостроения (СКБ НП) 2.5.12 СО АН СССР (1984 -1985 гг.) Институт автоматики и электрометрии СО РАН.

2.5.13 Институт лазерной физики СО РАН.

2.5.14 Дела семейные 2.6 Воспоминания 3.0 Аборин В.В.

3.1 Андросов Г.Н.

3.2 Бородовский П.А 3.3 Бутакова Т. Ф.

3.4 Ванин В.Л.

3.5 Гейци И.И.

3.6 Клементьев В.М.

3.7 Коломников Ю.Д.

3.8 Коронкевич В.П.

3.9 Курбатов П.Ф.

3.10 Макуха В. К.

3.11 Маренников С.И.

3.12 Мягков В.П.

3.13 Неделькин В.

3.14 Неизвестный И.Г 3.15 Орлов В.А.

3.16 Раутиан С.Г.

3.17 Ревуцкий В.Л 3.18 Рубцова Н.Н.

3.19 Сарафанов П.Г.

3.20 Старикин Ю.А 3.21 Строганов В.И.

3.22 Ступак М.Ф.

3.23 Третьяков Ю.К.

3.24 Троицкий Ю.В.

3.25 Фолин К.Г.

3.26 Чугуй Ю.В.

3.27 Шалагин А.М.

3.28 Заключение 4.0 Вступление 1.0.

Кривощёков Георгий Васильевич - доктор физико математических наук, известный специалист в таких областях производственно-научной деятельности как технология производства радиоэлектронных ламп, физика электронновакуумных СВЧ приборов, физика газовых и твёрдотельных лазеров, и физика взаимодействия лазерного излучения с разными физическими объектами – родился 25 декабря 1918 года.

Свою трудовую деятельность Георгий Васильевич начал в 1941 году в качестве преподавателя, а затем, с 1943 года, технолога электровакуумного производства. Однако, будучи от природы весьма пытливым человеком, он уже в 1948 году поступил в очную аспирантуру Западносибирского филиала (ЗСФ) Академии наук СССР и в течение 50-ти лет трудился в новосибирских научных учреждениях АН СССР.

Начав свою трудовую деятельность на поприще «Науки» в должности младшего научного сотрудника ещё только номинально существующего «Сектора физики» при ЗСФ АН СССР, Георгий Васильевич осуществил его фактическую организацию, в результате которой «Сектор физики» стал «Отделом технической физики» (ОТФ) уже в 1952 году, при этом самого Георгия Васильевича, бывшего тогда младшим научным сотрудником, уполномочили исполнять обязанности заведующего этим Отделом.

Выполняя работы по созданию ОТФ, Георгий Васильевич нашел в себе силы, чтобы выполнить и защитить свою диссертационную работу. Решением Совета Томского Трудового Красного Знамени политехнического института им. С.М.Кирова от 09 января 1953 г. ему была присуждена ученая степень кандидата технических наук.

В дальнейшем деятельность Георгия Васильевича на поприще «Науки» имела, в основном, научно-организационный характер и была направлена на организацию научных исследований процессов генерации электромагнитных излучений сантиметрового и миллиметрового диапазонов длин волн и на разработку необходимых для этого электронно-вакуумных приборов.

Чтобы обеспечить возможность выполнения таких сложных научно-технических задач, Георгий Васильевич организовал в ОТФ научные, инженерно-технические, производственные и административно-хозяйственные подразделения, оснастил их материально-техническими средствами и укомплектовал их квалифицированными кадрами.

Основной «головной болью» Георгия Васильевича была забота о «портфеле актуальных научно-технических проблем и задач», и он делал всё возможное, чтобы этот портфель не пустовал. Однако, вскоре его возможности в этой сфере деятельности существенно поубавились, поскольку уже в 1955 году руководство ЗСФ АН назначило физика теоретика, доктора физико-математических наук Юрия Борисовича Румера, принятого в 1953 году в ОТФ старшим научным сотрудником, на должность заведующего ОТФ, а в декабре 1956 года назначило его директором организуемого на базе ОТФ Института радиофизики и электроники, при этом самого Георгия Васильевича оставили на прежней должности заведующего лабораторией технической электроники («лабораторией электроники СВЧ»). Почему руководство ЗСФ АН приняло это странное решение – остаётся только гадать: документально аргументированного ответа найти не удалось. В книге излагается мнение её автора о причинах, побуждавших руководство ЗСФ АН принимать такие решения.

Эти мероприятия руководства ЗСФ АН серьёзно травмировали самолюбие Георгия Васильевича, но он, будучи в безвыходном положении, стойко выдержал «удары судьбы»

и продолжал, если позволяли ему обстоятельства, выполнять то, что считал нужным и полезным для коллектива и репутации создаваемого Института. Оценивая деятельность Георгия Васильевича, директор Института радиофизики и электроники - Румер Ю.Б. сказал дважды (1960 г. и 1961г.), что «Г.В. Кривощёков является одним из организаторов этого Института».

Понимая, что в «Науке» нужно всегда «бежать впереди паровоза», Георгий Васильевич уделял особое внимание поиску новых научных направлений и его усилия приносили плоды. Так вернувшись осенью 1961 года из командировки в Москву, он привёз с собой копию статьи, опубликованной в каком-то американском научном журнале и описывающей созданный американцами газовый лазер. Вручив эту копию сотрудникам лаборатории, он сказал им: «Вот чем теперь нужно заниматься». И, не откладывая дело в долгий ящик, он организовал группу сотрудников, которая уже 28 августа 1962 года изготовила первый на территории «за Уралом» и второй в СССР (после Н.Г. Басова) действующий газовый лазер, опередив тем самым и московский ИРЭ, и ГОИ, и другие солидные "фирмы". Лазер генерировал излучение, имевшее длину волны 1, 15 мкм. Потом были лазеры и с другими длинами волн излучения. Это было началом нового, для сибирской науки, научного направления - лазерной физики. Это уникальное событие позволило академику Вениамину Павловичу Чеботаеву, бывшему тогда младшим научным сотрудником в группе, создавшей первый на территории «за Уралом»

действующий газовый лазер, назвать Георгия Васильевича в день его пятидесятилетия «отцом квантовой электроники за Уралом».

В том же (1962) году Георгий Васильевич организовал работы по исследованию твёрдотельных лазеров и нелинейных оптических явлений.

Шло время, Юрий Борисович организовывал свою «теоретическую группу», Георгий Васильевич создавал институт и руководил его деятельностью, а сотрудники института самоотверженно «грызли гранит» научно-технических проблем. Улучшались существующие и налаживались новые научно-технические связи Института с однопрофильными академическими и отраслевыми научными учреждениями, проводились совместные исследования и разработки. Результаты научных исследований сотрудников ИРЭ в области лазерной физики привлекли внимание не только отечественных, но и известных и авторитетных зарубежных учёных-лазерщиков, и уже в 1963 году создали Институту репутацию успешно функционирующего научного учреждения.

Понимая, что научное учреждение – это, прежде всего, коллектив квалифицированных специалистов, обуреваемых жаждой познания объективной реальности, Георгий Васильевич всегда уделял серьёзное внимание учебно-педагогической работе. Уже в г. он организовал и возглавил кафедру «общей физики» в Новосибирском электротехническом институте связи (НЭИС), в 1957 г. он был в числе первых преподавателей кафедры электронных приборов Новосибирского электротехнического института (НЭТИ), а в 1961 г. – читал курс лекций по физике электронных приборов студентам Новосибирского государственного университета.

Кроме этого он тесно взаимодействовал с «выпускающими» кафедрами новосибирских ВУЗ ов, предоставляя их студентам возможность практиковаться и выполнять дипломные проекты и диссертационные работы в «подведомственных» ему лабораториях и в организуемых им аспирантурах (под его руководством защищено 8 кандидатских диссертаций).

Уже казалось, что в жизни и в трудовой деятельности Георгия Васильевича всё обстоит весьма благополучно, но на деле оказалось, что это только казалось. 24 апреля 1964 г.

Президиум АН СССР принял постановление о слиянии Института радиофизики и электроники и Института физики твердого тела и полупроводниковой электроники СО АН СССР в Институт физики полупроводников. Основными научными направлениями этого нового института стали - физика полупроводников и полупроводниковой электроники, а также физические основы газовых квантовых генераторов. С этого времени Институт радиофизики и электроники СО АН СССР, в котором до объединения работало уже 600 человек, перестал существовать. Однако, его лаборатория оптических квантовых генераторов (Ю.В. Троицкий) и лаборатория электрооптических явлений (Г.В.

Кривощёков), а так же вспомогательные подразделения (административные, производственно-хозяйственные и научно-вспомогательные), созданные Георгием Васильевичем, вошли в состав нового Института и обеспечили его развитие.

По чьей инициативе и по каким причинам Президиум АН СССР принял это «удивительное» постановление о слиянии Института радиофизики и электроники и Института физики твердого тела и полупроводниковой электроники СО АН СССР в Институт физики полупроводников? Прямого и убедительного ответа на этот вопрос получить не удалось, и поэтому автор излагает свои соображения о причинах этого события.

Положение и возможности Георгия Васильевича в ИФП стали принципиально иными.

Так, если в ИРЭ, будучи негласным заместителем директора, он руководил несколькими видами деятельности (научной, научно-организационной, производственной и административно-хозяйственной) в масштабе всего института, то в ИФП он занимался уже только делами своей лаборатории. Это привело к заметному росту научных публикаций сотрудников его лаборатории в соавторстве с Георгием Васильевичем.

Сотрудники лаборатории выступали с докладами на научных конференциях, читали лекции и защищали диссертации. Вскоре лаборатория добилась заметных успехов и вновь стала привлекать к себе внимание отечественных и зарубежных специалистов. Так, в году лабораторию Георгия Васильевича посетил заведующий кафедрой оптики ЛГУ им.

А.А. Жданова, чл.-корр. АН СССР С.Э. Фриш.

Научный авторитет лабораторий лазерной тематики ИФП СО АН СССР возрос настолько, что Всесоюзные научные конференции по лазерной тематике стали проводить уже в Академгородке, а в июле 1969 г. в Академгородке состоялась первая Вавиловская конференции по нелинейной оптике. Идея проведения этой конференции возникла у одного из создателей нелинейной оптики, профессора МГУ с 1963г. и члена корреспондента АН СССР с 1966г. Рема Викторовича Хохлова, а её практическая реализация легла на плечи Георгия Васильевича и коллектива его лаборатории. Эта конференция, ставшая впоследствии регулярной, проводилась через каждые два года и сыграла большую роль в развитии квантовой электроники и лазерной физики. Многие авторитетные учёные считали своё участие в этих конференциях за оказанную им честь.

Положение Георгия Васильевича казалось вполне благополучным, но уже в сентябре г. он увольняется из ИФП и уезжает в г. Омск, где поступает на работу в Омский политехнический институт, будучи избранным в нём по конкурсу на должность заведующего кафедрой физики. Почему он так поступил? Что, или кто, вынудило его сделать этот шаг? Прямых и документально аргументированных ответов на этот вопрос мы не нашли и вынуждены, поэтому, изложить свои соображения о возможных причинах этого события.

В Омском политехническом институте Георгий Васильевич проработал недолго (до сентября 1975 г.), но за это время он создал там, при кафедре «общей физики», «лазерную лабораторию», написал, оформил и защитил на Учёном Совете ИФП СО АН СССР докторскую диссертацию В сентябре 1975 г. Георгий Васильевич возвратился в Академгородок и поступил на работу в Институт автоматики и электрометрии СО АН СССР на должность и.о. зав.

лабораторией, которую ему пришлось создавать заново. Вскоре Георгия Васильевича назначили на должность заместителя директора института по научной работе. В книге есть сведения о его деятельности в ИАиЭ на этих должностях.

Однако, со временем условия для деятельности Георгия Васильевича в институте стали столь неблагоприятными (его лаборатория была расформирована в1983 г.), что в году он вынужден был уволиться из Института и поступить на работу в Институт теплофизики СО АН СССР в Отделение лазерной физики, сформированное в 1978 году из переданных этому институту «лазерных» подразделений Института физики полупроводников, т.е. он фактически вернулся в тот коллектив, из которого когда-то ушел. Однако, возможности занять прежнее положение в этом коллективе уже не было и ему пришлось довольствоваться «вторыми ролями», а это было не в его характере.

Поэтому, уже в 1984 году он увольняется из Института теплофизики и поступает на работу в СКБ НП СО АН СССР и проработав в нём всего лишь год, он возвращается в Институт Автоматики и электрометрии СО АН СССР, в котором работает до 1988 года на должности ведущего научного сотрудника.

Сведений о жизни и трудовой деятельности Георгия Васильевича в период с 1988 по год найти не удалось.

В мае 1993 г. Георгий Васильевич поступил на работу в Институт лазерной физики СО РАН, в создание которого он внёс когда-то весьма существенный вклад. В книге есть сведения о результатах его трудовой деятельности в этом Институте, осуществлявшейся до октября 1998 года. В октябре 1998 года Георгий Васильевич умер и его родственники, коллеги, ученики и сослуживцы похоронили его на «Южном кладбище» Академгородка.

Похороны были скромными: руководство Сибирского Отделения РАН не заметило «потери такого бойца», но смерть Георгия Васильевича - незаурядного человека и труженика - вызвала глубокие переживания у его родных и близких, коллег, партнёров, сослуживцев и учеников.

В октябре 2008 года исполнилось 10 лет со дня смерти Георгия Васильевича, а в декабре этого же года - 90 лет со дня его рождения. В связи с этим в газете «Наука в Сибири»

№ 46 (декабрь 2008 г.) была опубликована посвященная ему статья - «Отец квантовой электроники за Уралом», а его здравствующие и благодарные коллеги, сослуживцы и ученики, движимые чувством нравственного долга, сочли необходимым воздвигнуть ему памятник в виде книги, содержащей сведения о его биографии, о его характере, о его трудовой деятельности и её результатах.

Если вы прочтете эту книгу, то узнаете многое о жизни, о характере и трудовой деятельности этого незаурядного человека, служившего «Науке» без малого 50 лет.

2.0. Биография.

2.1. Родители и их семья Георгий Васильевич Кривощёков родился 25 декабря 1918 г. в городе Черемхово Тайшетского района Иркутской области. Этот город до 1917 года был селом Черемхово.

Возникло это село в 1772 г., ещё при царствовании Екатерины II, возле почтовой станции на Московском тракте в 130 км к северо-западу от г. Иркутска в пади речки Черемховки (или Черемушки), изобилующей черемухой, и получило свое название по имени этой речки.

Долина речки Черемховки привлекла внимание «предков» матери Георгия Васильевича и они, поселившись в этих местах вместе с другими поселенцами, строились, вспахивали поляны, растили хлеб, разводили домашний скот.

Георгий Васильевич был старшим ребенком в многодетной семье «советских служащих»:

его отец - Василий Алексеевич - был военнослужащим командного состава Красной Армии, а мать - Мария Евгеньевна - бухгалтерским работником.

Отец Георгия Васильевича – Кривощеков Василий Алексеевич родился в 1894 г. в крестьянской семье, жившей в селе «Верхнее» Курганской области. С первых дней Октябрьской революции Василий Алексеевич стал военнослужащим. Его детство, юность и служба в армии прошли, в основном, в Сибири. Его, как военнослужащего, часто переводили из одного места службы в другое. Так в 1917 году он оказался, по долгу воинской службы, на станции Тайшет, где и познакомился с работавшей там Марией Евгеньевной Климовой, на которой он впоследствии и женился.

В период с 1920 по 1936 год Василий Алексеевич 11 раз получал новые назначения, и его семья была вынуждена следовать за ним. Последнее место его службы (с 1936 г.) – г.

Новосибирск.

В 1934 году Василий Алексеевич был в звании «капитан» (одна «шпала» в петлице). В первые дни Отечественной войны он был отправлен на фронт, где и погиб в октябре месяце 1941 года, будучи в чине майора.

Василий Алексеевич был беспартийным, не судился и не подвергался репрессиям.

Мать Георгия Васильевича - Мария Евгеньевна, её девичья фамилия Климова, родилась в 1899г. в деревне Половино-Черемхово Тайшетского района Иркутской области. Её родители - отец Климов Евгений Григорьевич и мать Плескович Феврония Антоновна были крестьянами, и было у них трое детей – дочери Мария и Павла, и сын Николай.

Николай Евгеньевич Климов стал военнослужащим Красной, а затем Советской, армии.

Павла Евгеньевна Климова стала партийным работником.

Мария Евгеньевна жила в деревне с родителями до 1914 года, а в 1914 году стала работать официанткой в буфете на станции Тайшет, в 1917 году она вышла замуж за Кривощекова Василия Алексеевича, которого судьба занесла на эту станцию по долгу воинской службы.

В годы супружеской жизни с Василием Алексеевичем Мария Евгеньевна родила шестерых детей:

а) сына Георгия Васильевича - 25 декабря 1918 г.;

б) дочь Тамару Васильевну - в 1923г. в городе Тайшет Иркутской области;

во время ВОВ Тамара Васильевна окончила курсы медсестер и всю войну была на фронте;

г) сына Геннадия Васильевича - в 1924г. в селе Шиткино Иркутской области. Осенью года Геннадий Васильевич был мобилизован из 10-го класса в Томское артиллерийское училище, по окончании которого летом 1942 года он был отправлен на фронт в звании лейтенанта. Прошел всю войну. После войны окончил военную академию, служил в Советской армии. Умер Геннадий Васильевич в 1999 г. в Москве, будучи в чине полковника;

д) дочь Евгению Васильевну - в 1925г. в городе Ачинске Красноярского края;

Евгения Васильевна окончила Радиотехнический техникум при Новосибирском электровакуумном заводе и работала на этом же заводе заведующей лабораторией;

е) дочь Лидию Васильевну - в 1927г. в селе Шиткино Иркутской области;

Лидия Васильевна получила высшее медицинское образование и работала врачом;

ж) дочь Маргариту Васильевну - в 1931г. в городе Прокопьевске Кемеровской области;

Маргарита Васильевна работала испытательницей на Новосибирском электровакуумном заводе.

Рис. 2. 1932 г. Мария Евгеньевна с детьми на берегу озера Шира, Георгий Васильевич – второй справа.

Содержать такую большую семью на одно жалование Василия Алексеевича было невозможно, и Мария Евгеньевна вынуждена была не только выполнять домашнюю работу и присматривать за детьми, но ещё и работать в учреждениях и организациях, расположенных в местах службы мужа.

В период с 1920 по 1936 год семья 11 раз меняла своё местожительства и в каждом новом месте Марии Евгеньевне приходилось заново устраиваться на работу. Привередничать ей не приходилось, соглашалась на то, что предлагали. Работала она и официанткой, и зав.

столовой, и зав. статистическим отделом, и кассиром, и счетоводом, и казначеем, но чаще всего (9 раз из 15-ти) она, окончившая ещё в 1928 году курсы бухгалтеров при Хакасском Потребительском Союзе кооперативов, работала бухгалтером и заведующей расчётным столом.

Рис. 3. 1934 г. Город Ленинск-Кузнецкий (Анджерка), родители Георгия Васильевича Мария Евгеньевна и Василий Алексеевич с младшей дочерью Маргаритой.

В 1936 году семья поселилась на станции Обь Новосибирской области, а с сентября года семья стала жить в городе Новосибирске и Мария Евгеньевна устроилась работать на один из его заводов и проработала на нём все предвоенные, военные и послевоенные годы. В 1951 году она уволилась с работы и стала нянчить внучку – дочь Георгия Васильевича - Лену, родившуюся в этом году.

Все дети Василия Алексеевича и Марии Евгеньевны получили общее и профессиональное образование, и «вышли в люди». Умерла Мария Евгеньевна в январе 1979 года.

2.2. Детство.

Раннее детство Георгия Васильевича проходило в деревне Черемхово Иркутской области, в которой жили его дедушка и бабушка по линии его матери.

Семейная жизнь его родителей в этом городе была трудной из-за практического отсутствия нормальных жилищно-бытовых условий, а также из-за частых переводов Василия Алексеевича на новые места службы. Всё это вынудило его родителей поручить воспитание своего сына в его первые годы жизни бабушке (маме Марии Евгеньевны), жившей в г. Черемхово.

Сейчас можно только предполагать, как бабушка, занятая делами своего семейного хозяйства, воспитывала своего внука: кормила, поила, оберегала от опасностей, привлекала к посильному труду и, возможно, рассказывала на ночь сказки.

Но эта счастливая для него пора окончилась, когда ему было всего пять лет: работавшая Мария Евгеньевна взяла его у бабушки и поручила ему нянчить родившуюся сестру Тамару, а потом брата Геннадия и ещё трёх сестёр. Таким образом, во время нахождения отца на службе, а матери на работе, вся забота о младших детях в семье возлагалась на плечи Георгия Васильевича, и он с достоинством и ответственностью выполнял эту обязанность. Поэтому можно сказать, что ещё в дошкольные годы Георгий Васильевич уже работал нянькой.

Рис. 4. 1926 г. Георгий Васильевич стоит у коляски, в коляске – брат Гена, сёстры Тамара и Женя.

2.3. Школа.

В 1927 Георгий Васильевич пошел учиться в школу села Шиткино Иркутской области, где в это время жили его родители. Впоследствии, до 1937 года, семья 9 раз меняла своё местожительства и Георгию Васильевичу приходилось каждый раз заново «вживаться» в коллектив новой школы и учебного класса. Естественно, что частая смена школ не способствовала нормальному обучению, но она вырабатывала навыки адаптации к новой обстановке.

В школьные годы Георгий Васильевич не только учился, но и, увлекшись радиотехникой, мастерил радиоприемники, играл на мандолине (самоучка), хорошо пел, но когда дома никого не было, и, как прежде, помогал маме выхаживать своих младших сестёр и брата.

В 1936 году семья переехала жить на станцию Обь Новосибирской области, в поселок Толмачево, в нём не было тогда 10-тилетней школы и Георгию Васильевичу пришлось ежедневно ездить на пригородном поезде в школу, расположенную на станции Кривощеково (сейчас это Ленинский район г. Новосибирска).

Окончив школу в 1937 году, Георгий Васильевич уехал в Москву, чтобы поступить в институт учиться. Этот его поступок сейчас кажется и не логичным и странным: почему он поехал в Москву и почему поступил именно в Московский областной педагогический институт в то время, когда в г. Томске, расположенном рядом с г. Новосибирском, был и Государственный университет, Индустриальный институт, ныне это Томский политехнический университет. Но было, очевидно, нечто такое, что оправдывало его поступок.

2.4. Вуз.

На математический факультет Московского областного педагогического института Георгий Васильевич поступил в 1938 году и окончил его в 1941 году, получив специальность «физик» и квалификацию «преподаватель физики» (диплом № 675457 от 15.10. 1941 г.). В это время уже шла Великая Отечественная Война и всех студентов мобилизовали на рытье окопов, но вскоре, по приказу тов. Сталина, всех выпускников отозвали с этих работ, а Георгия Васильевича отправили в г. Новосибирск.

Рис. 5 1937 г. Георгий Васильевич в ЦПКО г. Москвы.

2.5. Трудовая деятельность.

2.5.1. Радиошкола СибВО (1941 - 1943 гг.).

В октябре 1941 года Райвоенкомат Октябрьского района г. Новосибирска направил Георгия Васильевича в Радиошколу СибВО для работы в качестве инструктора. Сейчас уже не известно, каких военных специалистов-радистов готовила эта Радиошкола, но, наверняка, эти специалисты должны были хорошо знать устройство военной радиоаппаратуры, уметь устранять возникающие в ней неполадки и уверенно пользоваться ею для передачи и приёма информации. Чтобы обучать курсантов всему этому, инструктор сам должен был обладать необходимыми техническими знаниями и практическими навыками. Но навряд ли Московский областной педагогический институт дал своему выпускнику такие технические знания и практические навыки. Поэтому Георгию Васильевичу было необходимо, прежде всего, самому обучиться всем этим «премудростям», но не исключено, что и его кто-то тут учил. Во всяком случае, по вопросам радиотехники, радиоаппаратуры и её компонентов он был достаточно компетентным специалистом.

В 1943 году Радиошкола СибВО была расформирована, а Георгий Васильевич был направлен на работу на завод № 617 МПСС в г. Новосибирске.

2.5.2. Завод № 617 МПСС, (1943 - 1948 гг.).

Работать на электровакуумном заводе № 617 МПСС г. Новосибирска, производящем приёмно-усилительные радиолампы для военной радиоаппаратуры, Георгий Васильевич стал в начале 1943 г. Радиолампы, будучи с виду простыми изделиями, были, по своему существу, довольно сложной и наукоёмкой продукцией, изготовлявшейся по такой же сложной и наукоёмкой технологии. В этом году завод уже крепко встал на ноги и выполнял, хотя и не без труда, напряжённые государственные планы производства.

История создания завода № 617 МПСС в г. Новосибирске была таковой. В июле 1941 года коллектив Ленинградского завода «Светлана», в количестве 500 человек ИТР и рабочих с членами их семей, был эвакуирован в Новосибирск, где он уже в августе приступил к организации электровакуумного производства, для которого ему предоставили здания в Заельцовском районе, предназначавшиеся до войны для сельскохозяйственного института.

В сентябре 1941 г. директором организуемого электролампового завода (завод № 617, завод п/я 92, Новосибирский электровакуумный завод) был назначен Николай Александрович Жук, бывший с 1933 по 1938 г. директором завода «Светлана», считавшегося одним из лучших предприятий страны.

Среди ИТР и рабочих коллектива ленинградцев многие были технически грамотными и опытными специалистами. Так, например, Сергей Аркадьевич Векшинский, принимавший участие в организации завода и отвечавший за освоение производства крайне необходимых для армии радиоламп, ранее работал главным инженером Электровакуумного завода (1922-1928 гг.) и завода «Светлана» (1936-1939 гг.) в Ленинграде, он создал целый ряд новых электронных приборов, нашедших применение в промышленности, разработал принципиально новые методы создания металлических сплавов и их металлографического исследования (1944 г.), за что и был удостоен Сталинской премии (1946г).

Вспоминая это время, Сергей Аркадьевич написал - «В Новосибирске, куда была переведена моя лаборатория, я принимал участие в восстановлении ряда производств завода «Светлана» и одновременно проводил исследования систем новым методом».

В лаборатории Сергея Аркадьевича и под его руководством работали Георгий Сергеевич Вильдгрубе и Валентин Николаевич Авдеев, ставшие впоследствии известными специалистами, создавшими несколько принципиально новых типов электровакуумных приборов, инициаторами создания и организаторами научно-исследовательских учреждений для их дальнейшей разработки и производства.

Впоследствии Сергей Аркадьевич стал известным учёным и специалистом в области электровакуумной техники, лауреатом Сталинской премии, членом-корреспондентом АН СССР (1946г.), академиком АН СССР (1953), Героем Социалистического Труда (1956). Он был награжден 3 орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени и медалями.

Был в коллективе ленинградцев и Савелий Александрович Зусмановский, под руководством которого впервые в мире были разработаны и изготовлены заводом «Светлана» мощные генераторные лампы для радиостанции в Москве, но его интересы не ограничивались только генераторными лампами. С 1937 года он стал руководить Отраслевой вакуумной лабораторией на заводе “Светлана”, сменив на этом посту арестованного Сергея Аркадьевича Векшинского. В руководимой им лаборатории разрабатывались теория, конструкции, технологии и методы контроля всех видов электровакуумных приборов, включая приемно-усилительные лампы, газоразрядные приборы, телевизионные трубки, умножители и магнетроны.

Накануне войны Савелий Александрович создаёт электронный прибор с потоком электронов, разделенным на отдельные лучи и имеющим кольцевую форму, который мог использоваться для генерации или усиления СВЧ колебаний большой мощности.

Однако, пребывание Сергея Аркадьевича и Савелия Александровича на «заводе № 617»

было недолгим - в середине 1943 года они оба были переведены в подмосковное Фрязино для организации там НИИ-160, но на заводе остались их соратники, коллеги и ученики, хотя и не ставшие столь известными, но весьма технически грамотные и практически опытные в деле разработки и производства электровакуумных приборов. Так что учиться было у кого.

Обучаясь в институте и работая в Радиошколе, Георгий Васильевич получил, конечно, представление и о «механизме» функционирования электронных радиоламп и о их предназначении в радиоаппаратуре, о их принципиальном устройстве, о их параметрах и характеристиках. Владея этими знаниями, он вполне мог посвятить себя контролю качества выпускаемой продукции, но он окунулся в наукоёмкую технологию производства наукоёмких электронных радиоламп, которая потребовала от него новых знаний. Ему нужно было знать, как геометрия электродов радиоламп, механические и физико-химические свойства материалов, из которых изготовлены электроды, и как сам процесс обработки радиоламп во время их откачки влияет на их электрические параметры и характеристики. Встретившись с этими обстоятельствами, Георгий Васильевич не вильнул в сторону, а вновь стал учиться. Его учителями стали доступные научно технические публикации, производственная конструкторско-технологическая документация, сам процесс производства и окружавшие его заводские специалисты. А специалисты завода «Светлана» всегда охотно делились своими техническими знаниями и практическим опытом.

И так, Георгий Васильевич стал работать инженером-технологом в цехе приёмно усилительных ламп. Обычно такие цеха, называемые сборочными, выполняли сборку арматур радиоламп, посадку их на ножку и в колбу, приварку ножек к колбам, откачку, цоколёвку, тренировку и измерение параметров радиоламп. Цеховые инженеры технологи, в ряды которых влился Георгий Васильевич, должны были не только надзирать за соблюдением технологии производства продукции по всей этой цепочке, но и адоптировать технологический процесс производства к вариациям параметров качества деталей и их исходных материалов Во время работы в этом цехе на участке, руководимом Георгием Васильевичем, был освоен в производстве новый тип лампы – 6Ф6М. В этом же цехе в 1944-1945 г., в течение 8-ми месяцев, он руководил мастерской, осваивавшей и изготавливавшей «желудёвые»

лампы.

За успешное освоение производства радиолампы М-457 (ГМ-57, УБ-180 - "левый" мощный триод HЧ) ему объявили благодарность в приказе по заводу, В 1945 г. Георгия Васильевича перевели в цех газоразрядных приборов в качестве технолога производства газоразрядных приборов, значительно отличавшихся по своей сути от вакуумных радиоламп. Поэтому и здесь Георгию Васильевичу вновь пришлось учиться и постигать азы знаний по газоразрядным приборам и технологии их производства.

В 1945 г., после окончания Великой Отечественной Войны, Георгия Васильевича наградили медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», а в 1946 г его перевели в цех генераторных ламп средней мощности и в этом же году он женился на Макаровой Юлии Анатольевне, работавшей испытательницей в одном из цехов завода.

После их женитьбы завод дал им комнату в доме по улице 2-я Союза молодежи.

Работая в этом цехе, Георгий Васильевич проделал большую работу по улучшению технологического процесса и его механизации, предложил и внедрил 6-ть рационализаторских предложений, показав себя инициативным производственником. Всё это способствовало его «продвижению по службе»: он технолог, а затем и старший технолог цеха. В 1947 году, за досрочное выполнение годовой программы цеха, его наградили Почетной грамотой завода и избирали депутатом Районного Совета Заельцовского района г. Новосибирска. И в этом же году его жена Юлия Анатольевна родила сына, названного Сергеем.

Всё это создаёт впечатление, что производственная карьера Георгия Васильевича складывалась вполне успешно и была перспектива для её дальнейшего продвижения. Но дальше, вопреки обывательской логике, произошло следующее.

2.5.3. Западносибирский филиал АН СССР.

Ещё 21 октября 1943 своим Постановлением № 1149 Совет Народных Комиссаров СССР разрешил Президиуму АН СССР организовать в 1943 году в Новосибирске Западносибирский филиал (ЗСФ) АН СССР в составе:

а) Горно-геологического института;

б) Химико-металлургического института»;

в) Транспортно-энергетического института;

г) Медико-биологического института.

Развернутая структура ЗСФ АН СССР была утверждена Президиумом АН СССР 7 марта 1946 года. Эта структура предусматривала создание в составе ранее утвержденных институтов ряда лабораторий и организацию бюро экономических исследований, Ботанического сада и самостоятельного сектора физики. Что имели в виду под «сектором физики» - установить не удалось, поскольку документов, раскрывающих суть этого сектора, т.е. его статус, его задачи, его структуру и его руководителя, найти не удалось. Однако, в некоторых публикациях, посвященных ЗСФ АН СССР, авторы пишут, что «ранее созданный сектор технической физики расширяется в результате организации в нем лаборатории электрофизики, лаборатории технической электроники и кабинета физических методов исследования материалов». Но чего либо конкретного в этих публикациях не сообщалось. Организация в г. Новосибирске ЗСФ АН СССР повлияла на судьбу Георгия Васильевича, и он, несмотря на свою, казалось бы, успешную производственную карьеру, решает, по невыясненным причинам, перейти из сферы производства в сферу науки.

2.5.4. Аспирантура (ЗСФ АН СССР, Томский политехнический институт).

Известные нам документы свидетельствуют, что уже в первой половине 1948 года Георгий Васильевич стал готовиться к поступлению в аспирантуру. Так помощник директора завода № 617 МПСС Медведев уже в июле 1948 года подписал характеристику Георгия Васильевича, в которой отмечалось, что он «зарекомендовал себя исполнительным, дисциплинированным и трудолюбивым работником, …повышает и усовершенствует свои технические знания, склонен к научной работе, пользуется заслуженным авторитетом». Возможно, что именно за эту «склонность к научной работе» заводские коллеги звали Георгия Васильевича «академиком». А в сентябре 1948 года уже директор завода № 617 МПСС Н.А.

Жук подписал более обстоятельную характеристику Георгия Васильевича, перечислив в ней его успехи, достижения, заслуги и положительные качества.

Затем, 19 сентября 1948 года ректор Томского политехнического института д.ф-м.н. профессор А.А. Воробьев подписывает положительный отзыв на реферат по теме «Ускорение релятивистских частиц, линейные ускорители», представленный поступающим в аспирантуру при кафедре «Техника высоких напряжений» Георгием Васильевичем.

В конце 1948 года, имея уже семью с годовалым сыном, хорошую деловую и общественную репутацию, удовлетворительное, по тем временам, материальное положение, будучи награждённым в 1945 году медалью «За доблестный труд во время Великой Отечественной войны» и депутатом Заельцовского районного Совета депутатов трудящихся (1947-1951гг.), Георгий Васильевич увольняется из завода и с 1 ноября его, как успешно выдержавшего приемные экзамены и удовлетворяющего всем требованиям приема, зачисляют на трёхгодичный срок в аспирантуру Транспортно-энергетического института СЗФ АН СССР по специальности «Электрофизика» со стипендией 780 рублей.

При этом, научным руководителем его аспирантуры был утверждён ректор ТПИ, доктор физико-математических наук, профессор Александр Акимович Воробьев (распоряжение Президиума АН СССР № А 1557 от 18 ноября 1948 г.).

Александр Акимович был по своему характеру руководителем-создателем новых научных школ и направлений в общей и прикладной физике. Так в Томском политехническом институте он создал новые научные направления, отвечающие духу времени:

радиотехника, электроника и автоматика, ядерная энергетика, кибернетика и вычислительная техника, техника высоких напряжений. Для их плодотворного развития он организовал при ТПИ научно-исследовательские институты: ядерной физики, высоких напряжений, автоматики и электромеханики, интроскопии, химии и химической технологии и основал томскую школу по электронным ускорителям. В 1947-1948 гг. под его руководством впервые в СССР был построен ускоритель электронов (бетатрон), который применялся в клинической медицине и промышленности для целей дефектоскопии. В 1965 году под его руководством создается крупнейший в стране синхротрон "Сириус" и учебный ядерный реактор. Так что с научным руководителем аспирантуры Георгию Васильевичу, можно сказать, очень повезло.

Но пребывание Георгия Васильевича в аспирантуре Транспортно-Энергетического института ЗСФ АН СССР было по каким-то причинам не долгим, возможно и из-за размера аспирантской стипендии (780 руб. в месяц) или потому, что предмет научно технической деятельности Транспортно-энергетического института и область учебно образовательных и научно-технических интересов А.А. Воробьёва находились на совершенно «разных полках». Уже 24 мая 1949года Распоряжением № 721 по АН СССР он был отчислен с 1-го мая 1949 г. из состава кандидатской аспирантуры в связи с зачислением его в штат ЗСФ АН СССР на должность младшего научного сотрудника сектора технической физики.

Отчисление из аспирантуры не означало, что Георгий Васильевич отказался от достижения поставленной цели, он просто предпочел соискательство аспирантуре, что улучшало его материальное положение. Однако, у этого варианта были и свои сложности, обусловленные тем, что в ЗСФ АН СССР в Новосибирске не было необходимой для этого материально-технической базы и все необходимые экспериментальные исследования по теме его диссертации нужно было выполнять в Томском политехническом институте, в котором его научный руководитель – профессор А.А Воробьёв – уже создал такую материально-техническую базу.

В этой ситуации были свои плюсы и свои минусы. Работать на стороне вне «дома», в непривычных служебных и бытовых условиях всегда труднее, но, в данном случае, это позволяло пользоваться уже имеющейся технической базой, помощью обслуживающих её специалистов и, что особенно важно, оперативно взаимодействовать с руководителем работы.

Несмотря на все эти трудности и сложности Георгий Васильевич выполнил необходимые исследования по теме своей диссертации и защитил её в конце 1952 года. Тема его диссертации была секретной, но судить о ней можно по названию представленного им (09.1948 г.) в аспирантуру при кафедре «Техника высоких напряжений» ТПИ реферата «Ускорение релятивистских частиц, линейные ускорители».

В январе 1953 года ему была присуждена ученая степень кандидата технических наук (Решение Совета Томского Трудового Красного Знамени политехнического института им.

С.М. Кирова от 09 января 1953 г., протокол № 1).

Теперь Георгий Васильевич мог целиком посветить себя делу формирования «Сектора физики» в ЗСФ АН СССР.

2.5.5. Сектор физики и Отдел технической физики ЗСФ АН СССР (1949 - 1957гг.).

Чтобы представить себе каким был Сектор технической физики ЗСФ АН СССР, когда в мае 1949 года Георгий Васильевич был принят на должность его младшего научного сотрудника, совершим небольшой экскурс в его историю.

Ещё в 1943 году, при создании ЗСФ АН СССР, Томские ученые, во главе с В.Д.

Кузнецовым, предлагали создать в его структуре «физический сектор», на основе которого можно было бы развернуть потом академический институт физико-технического профиля, но по ряду причин объективного и субъективного характера их предложение тогда не прошло. Но в конце 1948 г. объективные потребности радиоэлектронной промышленности, формирующейся в г. Новосибирске и в других городах Сибири, «помогли» руководству ЗСФ АН СССР вспомнить о «секторе физики», введённом в его структуру ещё в 1946 году, но ещё не созданном из-за отсутствия материальных, кадровых и других необходимых ресурсов, и приступить к его практической организации уже в начала 1949 года.

Вполне возможно, что эти обстоятельства и побудили Георгия Васильевича уйти из аспирантуры Транспортно-энергетического института ЗСФ АН СССР и поступить в мае 1949 года на работу в ЗСФ АН СССР на должность младшего научного сотрудника «Сектора физики», которого тогда ещё реально не было.

В составе «Сектора физики» планировали создать четыре лаборатории: радиофизики, технической электроники, физических методов исследования материалов и спецлабораторию по оборонной тематике. Для реализации этих планов нужна была активная деятельность специалистов-профессионалов и, прежде всего, нужен был «генерал» с «царём в голове», который бы определил цели и задачи этого «сектора физики», требующиеся ему ресурсы, «подобрал» бы руководителей подразделений, научных тем и разработок, конструкторов, технологов и квалифицированных рабочих, решил бы ещё массу других организационно-технических и хозяйственных задач. Однако, такого «генерала» и таких специалистов-профессионалов на «блюдечке с голубой каёмочкой» не было, их нужно было искать и находить. Но тут, к счастью, нашлись энтузиасты создания «Сектора физики» – Савкин Михаил Михайлович и Кривощеков Георгий Васильевич.

Михаил Михайлович занимался подземной радиосвязью (в шахтах) и вскоре организовал собственный отдел в Горно-геологическом институте, а Георгий Васильевич Кривощеков занялся организацией и развитием материально-технической и кадровой базы «Сектора физики», необходимой для проведения исследований по физике электронно-вакуумных приборов и устройств, и добился хороших практических результатов. Подтверждением этому могут служить следующие факты. В августе 1949 года заместитель Председателя Президиума ЗСФ АН СССР, доцент А.Т. Логвиненко, оценивая работу Георгия Васильевича, писал что «за время работы Георгий Васильевич зарекомендовал себя хорошим организатором по созданию новой лаборатории Технической физики, отлично знающим теорию и практику работы специальных электронных устройств.

За короткий срок подготовил и сдал на «отлично» кандидатский минимум по философии и иностранному языку», что он «пользуется большим авторитетом среди научных сотрудников филиала и работников новосибирских заводов».

А в октябре 1949 года заместитель Председателя Президиума ЗСФ АН СССР, канд. наук Г.В. Родионов, учитывая дальнейшее развертывание сектора технической физики, обращается в Совет филиалов и баз АН СССР с просьбой возбудить ходатайство перед Президиумом Академии Наук СССР об утверждении персональной ставки 2000 руб. для младшего научного сотрудника сектора технической физики Кривощекова Георгия Васильевича, который крайне необходим филиалу. Очевидно, аргументы были весьма убедительными поскольку уже в ноябре 1949 года Президент Академии Наук СССР, академик С.И. Вавилов подписал распоряжение Президиума АН ССР № 1545 об установлении с 15 октября 1949 г. персонального оклада в размере 2025 рублей в месяц младшему научному сотруднику Западно-Сибирского филиала АН СССР Кривощекову Георгию Васильевичу.

В период 1950-1952 гг. Георгий Васильевич продолжает активно работать по созданию новой лаборатории - лаборатории технической электроники, созданию материально технической, производственной и кадровой базы Сектора технической физики, ведет в это же время самостоятельные исследования по теме своей диссертации, исполняет обязанности заведующего Кабинетом физических методов исследования материалов и заведующего Отделом технической физики.

В феврале 1952 г. и.о. зам. Председателя Президиума ЗСФ АН СССР Б.В. Иванов писал, характеризуя научно-организационную деятельность Георгия Васильевича, что младший научный сотрудник Кривощёков Г.В. проявил себя хорошим организатором по созданию лабораторий технической физики и технической электроники, что он ведет самостоятельные исследования и является внештатным заведующим кабинетом и исполняет обязанности заведующего Отделом технической физики.

В марте 1954 года ректор ТПИ, д.ф-т.н., профессор Воробьев А.А. добавляет к уже вышесказанному, что Георгий Васильевич создал в ЗСФ АН СССР хорошо оборудованные лаборатории, подобрал и подготовил штат работников, выполнил многие интересные научные исследования и оказывал эффективную помощь производству.

Коллеги Георгия Васильевича вспоминают, что он был большим энтузиастом развития физико-технических исследований в Новосибирске, обладал широким научным кругозором и талантом организатора научно-исследовательских работ по новым направлениям. Вполне вероятно, что это в результате его активной научно организационной деятельности некий «сектор физики» превратился во вполне конкретный «Отдел технической физики» (ОТФ), который он возглавлял и целеустремленно развивал.

Георгий Васильевич прекрасно понимал, что «научное учреждение», в котором он работает, не может существовать и развиваться без необходимых для этого ресурсов и активно обеспечивал его этими ресурсами. В ОТФ он создавал специализированные конструкторские, технологические и производственные подразделения, оснащая их оборудованием, приборами, материалами и, особенно, квалифицированными кадрами.

Кадровый ресурс, необходимый для осуществления научно-исследовательской деятельности на современном для того времени уровне, был для ОТФ не только наиважнейшим, но и наитруднейшим, поскольку ОТФ не мог конкурировать с бурно строившимися и развивающимися в Новосибирске отраслевыми промышленными предприятиями, имевшими высокий уровень заработной платы и жилищно-бытовых условий. При этом руководящие и инженерно-технические кадры этих предприятий формировались централизовано за счёт специалистов родственных предприятий Ленинграда и Москвы и выпускников их ВУЗов. Однако, не смотря на всё эти меры отраслевые предприятия Новосибирска постоянно испытывали «кадровый голод», одной из причин которого была та, что молодые специалисты, отработавшие положенный по закону срок, возвращались к «родному очагу». Нужны были руководящие и инженерно технические кадры, подготовленные из «коренного населения». Но единственное в Сибири Высшее учебное заведение технического профиля - Томский Политехнический институт - не могло удовлетворить потребности предприятий и научных учреждений Сибири в молодых специалистах по радиотехнике и электронике. Очевидно, что это обстоятельство и побудило Правительство Страны к созданию в Новосибирске двух высших учебных заведений электротехнического профиля.

В августе 1950 года Сталин подписал принятое Советом Министров Постановление об организации Новосибирского электротехнического института (НЭТИ), который начал учебные занятия на 1 курсе уже в сентябре 1953 г. А в октябре 1953 года был открыт Новосибирский электротехнический институт связи (НЭИС).

Георгий Васильевич не мог не откликнуться на эти события и, работая в ЗСФ АН СССР, принял активное участие в формировании этих ВУЗ’ов. В 1953 году он организовал и возглавил (по совместительству) кафедру «общей физики» в НЭИС’е, а в 1957 г. он был (по совместительству) в числе первых преподавателей кафедры электронных приборов НЭТИ. Участвуя в образовательном процессе, Георгий Васильевич «убивал двух зайцев»:

получал возможность плотнее адаптировать обучение студента к требованиям их будущей практической деятельности и получал возможность оценивать «профессиональную пригодность» студентов для работы в радиоэлектронных производствах.


В этих непростых условиях Георгий Васильевич решал кадровую проблему, «выуживая» в отраслевых предприятиях специалистов, «склонных» к научной и инженерно-технической деятельности. А иногда специалисты производственных предприятий, обуреваемые желанием «научного творчества, степеней и званий», сами приходили к Георгию Васильевичу и просили его принять их на работу или в аспирантуру, но были и другие случаи.

Так во второй половине 1953 года на должность старшего научного сотрудника ОТФ ЗСФ АН был принят живший в Новосибирске с 1951 года физик-теоретик, доктор физико математических наук, профессор Юрий Борисович Румер, отбывший к этому времени свой 15-тилетний срок заключения и ссылки.

Это был весьма своевременный и гуманный акт, поскольку из-за смерти С.И. Вавилова в январе 1951 года подготовленный им приказ о зачислении Юрия Борисовича в Западно Сибирский филиал АН не был отослан по назначению и Юрий Борисович оказался в положении безработного. Получить же ссыльному работу в большом городе, с множеством ВУЗов и несколькими академическими и ведомственными институтами оказалось невозможно. Он пытался устроиться в Новосибирский пединститут, но тщетно.

Два с половиной года Юрий Борисович с женой и маленьким сыном существовал исключительно на средства московских друзей - Л.Ландау, Е.М. Лифшиц и др., - которые в течение нескольких лет собирали и ежемесячно высылали ему деньги, но теперь уже в Новосибирск. Иногда ему удавалось подрабатывать случайными переводами.

Будучи в заключении и в ссылке, Юрий Борисович не прекращал своей научной работы по созданию единой теории поля – теории, которая должна была объяснить электромагнитные и гравитационные эффекты из единых принципов. Его «московские друзья» помогали ему во время его ссылки не только материально, но и морально, высылая ему книги и оттиски статей, которые должны были помочь ему адаптироваться к новейшей физике. Они публиковали его статьи в научных журналах, в результате чего у него укреплялась надежда на возможность возвращения к полноценной научной работе в числе первых физиков мира. Однако, для развития намечающегося успеха нужно было ещё и признание его работ «московским научным сообществом». С этой целью в декабре 1952 года по инициативе «московских друзей»- В.Л. Гинзбурга, Л.Д. Лaндау, М.А.

Леонтовича, Е.М. Лифшица, В.А. Фока,- поддержанной руководством АН СССР (президентом АН СССР был уже Несмеянов), Юрий Борисевич был вызван в Москву для участия в дискуссии по 5-оптике. Он был уверен, что сделал большое открытие. Десять трудных лет он жил этой работой, проверял и перепроверял её, каждый раз убеждаясь, что всё хорошо, все правильно, противоречий никаких нет. Он страстно надеялся на признание своих работ.

Академик Е.Л. Фейнберг вспоминает об этом событии так: "Научное обсуждение работы Румера состоялось в помещении Института геофизики на Б. Грузинской.... Это был важный момент в судьбе Румера. Теоретики высказались в том смысле, что в трудных поисках, которые ведутся в теоретической физике, это направление, разработанное на очень высоком уровне, нельзя оставить без внимания, его необходимо поддержать, даже, несмотря на то, что нет никакой гарантии того, что этот путь приведет к преодолению трудностей физики частиц. Ландау на обсуждение не пришел. Он не верил в этот путь, а говорить неправду, даже полуправду в научном обсуждении, он органически не мог".

Такой вердикт московских теоретиков вынудил Юрия Борисевича вернуться в Новосибирск к своему безработному существованию, имея на руках только справку, дающую ему право жить в этом городе. Для возвращения в Москву и в «большую науку»

нужен был другой путь. И тогда академики Л.Д. Ландау, М.В. Келдыш, Б.С. Стечкин и И.Е. Тамм обращаются к руководству Западно-Сибирского филиала с ходатайством о приёме Юрия Борисевича на работу в Отдел технической физики, который рассматривался ими как промежуточная ступень на пути возвращения Румера в Москву.

Будучи принятым на работу, Юрий Борисович получил возможность поблагодарить своих «московских друзей» за оказанную ими поддержку и спокойно продолжить свои исследования.

В конце 1954 года Юрия Борисовича реабилитировали и восстановили в звании профессора и ученой степени доктора физико-математических наук (диплом № 1), что дало ему возможность не только полноценно работать в ОТФ, но и преподавать в Новосибирском педагогическом институте.

После всех этих событий казалось, что всё уже «утряслось»: Георгий Васильевич руководит деятельностью ОТФ, исполняя возложенные на него обязанности заведующего этим отделом, а Юрий Борисович продолжает работать над своей «Пятиоптикой» и преподавать в Новосибирском педагогическом институте.

Однако в 1955 году руководство ЗСФ АН назначает, сейчас уже неизвестно по чьей инициативе и в силу каких обстоятельств, Юрия Борисовича на должность заведующего ОТФ, которую можно считать своеобразной ступенью его пути возвращения в Москву, а Георгия Васильевича, исполнявшего эту обязанность, переводит на должность заведующего лабораторией. В те времена такие мероприятия «по укреплению руководства», проводились, обычно, в тех случаях, когда действующий руководитель «завалил работу» или когда нужно было «пристроить своего человека». В данном случае никаких претензий к работе Георгия Васильевича у руководства ЗСФ АН не было, но и у Юрия Борисовича не было каких-либо «выдающихся» заслуг.

Понижение статуса Георгия Васильевича наверняка обидело его, но он не изменил своего отношения к Юрию Борисовичу, и, зная его способности, продолжал выполнять свои прежние обязанности по руководству ОТФ, давая, тем самым, Юрию Борисовичу возможность заниматься своими исследованиями и плавно входить в новую для него роль руководителя научно-технического подразделения.

Научно-техническая проблематика, которой занимался Отдел технической физики, была обусловлена потребностями вполне конкретных видов техники – радиотехники и электронно-вакуумной техники – и требовала конкретных научных и технических решений практического характера. Для Юрия Борисовича, как физика-теоретика, хотя и работавшего какое-то время в коллективах конструкторов самолётов и ракет, но посвятившего себя созданию единой теории поля, эта проблематика не представляла интереса. И, вполне возможно, что поэтому в коллективе Отдела технической физики у него не нашлось соратников-единомышленников, и он вынужден был организовать через Министерство просвещения, под предлогом повышения квалификации, командировку в этот отдел заведующего кафедрой физики Енисейского учительского института Старикина Ю.А., который, с одобрения местного начальника КГБ, опекал его ещё в енисейской ссылке и воспринимался им, очевидно, как единомышленник. Когда-то, после окончания Ленинградского университета, Старикин Ю.А приехал работать в г. Енисейск по собственному желанию.

По прибытии в Новосибирск Старикин Ю.А встретился с Юрием Борисовичем и увидел, что он «полон планов развития отдела, его лабораторий, особенно теоретической группы, и создания института». Как руководитель отдела Юрий Борисович уделял много, по мнению Старикина Ю.А, внимания кадровым вопросам и техническому оснащению экспериментального отдела. Но главным и основным для него было создание «теоретической группы», которую он стал формировать с самого начала своей работы в Отделе технической физики под свои научные интересы, имеющие мало общего с интересами самого Отдела технической физики. Уже в 1956 году в «теоретическую группу» были приняты два сотрудника: Покровский В.Л. в аспирантуру и Саввиных С. на должность м.н.с.

По истечению срока командировки Старикина Ю.А., его, как единственного члена КПСС, оставили на работе в ОТФ. Он был первым «физиком», принятым на работу в этот отдел, в котором он был, сначала, как бы ученым секретарем отдела и заодно, впоследствии, руководил «группой электронных эмиттеров» и в 1956-1957 гг. исследовал влияние сильных электрических полей на свойства полупроводников.

Шло время, Юрий Борисович и Георгий Васильевич руководили, а сотрудники работали, улучшались существующие и налаживались новые научно-технические связи ОТФ с однопрофильными академическими и отраслевыми научными учреждениями, проводились совместные исследования и разработки.

Среди достижений ЗСФ АН СССР за 1955 г. отмечалось, что в ОТФ профессором доктором Румером Ю.Б. выполнены серьезные работы по теоретической физике, что ему удалось найти сравнительно простое решение одной из сложных задач квантовой электродинамики, а также и то, что в этом же отделе разработаны новые электронные и ионные приборы со сроком службы в 4-5 раз большим, чем у подобных приборов, выпускаемых промышленностью.

В 1956 году Юрий Борисович уже опубликовал свою научную работу - Исследования по 5-оптике / Зап.-Сиб. филиал АН СССР. - М.: Гос. изд-во техн.-теорет. лит., 1956. - 152 с.

2.5.6. Институт радиофизики и электроники ЗСФ АН СССР, (1957 - 1959 гг.).

24 декабря 1956 года Президиум АН СССР принял решение о преобразовании Отдела технической физики ЗСФ АН СССР с 1 января 1957 г. в Институт радиофизики и электроники (ИРЭ) ЗСФ АН СССР со статусом юридического лица, имеющего пять лабораторий - теоретической физики, электронных процессов на сверхвысоких частотах, физики и техники газового разряда, электронных эмиттеров и полупроводников – и о строительстве для него специального здания, поскольку Отдел технической физики ЗСФ АН занимал в это время всего лишь половину этажа лабораторного корпуса ЗСФ АН.

Вторую половину этажа этого корпуса занимал Химико-металлургический институт ЗСФ АН.

Кто был инициатором этого решения сейчас установить не удалось, но следует вспомнить, что еще в 1955 году Юрий Борисович был, по мнению Старикина Ю.А., полон «планов развития отдела, его лабораторий, особенно теоретической группы, и создания института». Вполне возможно, что эти свои соображения он излагал своим «влиятельным московским друзьям», озабоченным развитием академической науки в Сибири, и они засели в их памяти.


Что касается Георгия Васильевича, то он, наверняка, активно участвовал в разработке концепции и направлений научной деятельности этого первого в Новосибирске академического института физического профиля и в выборе его названия, отражающего основные направления его научно-технической деятельности и имеющие следующее содержание.

Радиофизика, в данном случае, – это сфера (область) трудовой деятельности человека, в процессе которой выявляются и познаются сущности электромагнитных излучений практически всех частот (радиоволны) и их свойства, способы их создания (генерации) и излучения, характер их распространения в неравновесных средах и системах, их взаимодействие с различными средами и объектами, их улавливание, преобразование, применение и т.д.

Радиофизика, как наука, предлагает радиотехнике знания и методы, необходимые для создания таких устройств как передающие и приёмные антенны, генераторы и приёмники электромагнитных излучений, их усилители, фильтры, модуляторы, демодуляторы и т.д.

Электроника – это сфера (область) трудовой деятельности человека, в процессе которой выявляются и познаются свойства электронов, способы их излучения и управления их движением, характер их взаимодействия с электромагнитными полями, с различными средами и объектами.

Электроника, как наука, предлагает технике знания и методы, необходимые для создания электронных приборов и устройств, предназначенных как для преобразования энергии электронов в другие виды энергии, обеспечивающие, в основном, восприятие, обработку, хранение и передачу информации, так и для непосредственного воздействия электронов на различные среды и объекты.

Очевидно, что для обеспечения деятельности образованного Института ему были утверждены соответствующие экономические показатели (лимиты численности работников, объём финансирования, включающий фонд заработной платы и др.) и выделены необходимые ресурсы. А поскольку Отдел технической физики занимал в это время всего лишь половину этажа лабораторного корпуса ЗСФ АН, то Президиум АН СССР принял решение и о строительстве для него специального здания.

Директором ИРЭ ЗСФ АН СССР назначили доктора физико-математических наук, профессора Румера Юрия Борисовича. Его назначение имело, в известном смысле, характер некоей компенсации за ранее причиненный ему ущерб, и было, наверняка, организовано его «влиятельными московскими друзьями». При этом кандидат технических наук Кривощеков Георгий Васильевич был переведён (приказ № 35 от 14.03.1956 г. по ЗСФ АН СССР) с 01 марта 1956 г. на должность заведующего лабораторией технической электроники («лабораторией электроники СВЧ»).

В результате такого последовательного назначения Юрия Борисовича, сначала на должность заведующего Отделом технической физики, а затем и на должность директора Института, он стал «в глазах» в академических и партийных верхов страны «крупным ученым-организатором и руководителем» солидного научного учреждения, а Г.В.

Кривощёков остался просто руководителем одного его научного подразделения.

Однако следует понимать, что принятие решения о преобразовании Отдела технической физики ЗСФ АН СССР в Институт радиофизики и электроники (ИРЭ) ЗСФ АН СССР ещё не означает создания самого института, что решение предоставляло только возможность его создания, которая могла стать реальностью лишь в результате целенаправленного, активного, самоотверженного и упорного труда грамотных профессионально и деловых его руководителей. Создание этого Института было весьма сложной задачей, поскольку в то время радиоэлектронная промышленность страны уже была на довольно высоком научно-техническом и технологическом уровне, в её составе были крупные научно исследовательские учреждения, например НИИ-160 г. Фрязино, конструкторские организации и заводы, укомплектованные известными учёными, квалифицированными конструкторами, технологами и специалистами производства. Продукция, выпускаемая радиоэлектронной промышленностью, по своим техническим характеристикам и качеству уже не уступала зарубежным аналогам. Эти обстоятельства означали, что научно-технические возможности создаваемого Института должны быть, ну хотя бы, на уровне своих отечественных «конкурентов», а обеспечить это было не так-то просто.

Если признать, что создание Института было, всё-таки, обусловлено необходимостью выполнения каких-то весьма важных и значительных планов развития академической науки, то назначение Юрия Борисовича Румера на должность директора Института вызывает недоумение и вопросы, и вот почему.

Общий трудовой стаж Юрия Борисовича, включающий учёбу в Московском университете и за границей, составлял, к этому времени, 49 лет. В течение этого времени он то учился (МГУ, Высшая политехническая школа в Ольденбурге), то работал ассистентом у Макса Борна в Геттингене, то преподавал в техникуме и на рабфаке, то читал лекции по физике и математике в МГУ и в Институте кожевенной промышленности, то, будучи в заключении, трудился, выполняя задания по расчёту механической устойчивости элементов конструкции самолёта, и, при всём при этом, он в течение 15 лет, проведённых в заключении и в ссылке, создавал, в свободное от работы время, свою теорию, названную им «пятимерной оптикой» (5-оптикой), относящуюся к единой теории поля. Во всем мире мало кто, кроме Эйнштейна, серьёзно занимался этой проблемой. Создавая эту теорию, Юрий Борисович надеялся возвратиться к полноценной научной работе в числе первых физиков мира.

Таким образом, на этот момент у Юрия Борисовича не было ни соответствующего образования, ни соответствующего опыта практической деятельности, так необходимых для организации такого научного учреждения и руководства его деятельностью.

И навряд-ли «московские друзья» и чиновники новосибирских и московских партийных органов и руководство АН СССР, считавшие, что Юрий Борисович, как "местный кадр", подходит для этого «как нельзя лучше», и назначившие его на этот пост, не знали его биографии (в то время это было бы преступлением) и не понимали, что он не может создать Институт радиофизики и электроники. Ну, а если знали и понимали, то почему назначили? А потому, возможно, что возвращение Юрия Борисовича в Москву, в «большую науку», как «крупного ученого-организатора и руководителя» солидного научного учреждения, было для них более важным, чем создание солидного научного учреждения, нужного стране, т.е. им был нужен некий «административный фактор», и его создали.

И второй вопрос – а понимал ли сам Юрий Борисович, что его «посадили в не его сани», или он действительно считал, что создание такого института и руководство его деятельностью ему вполне «по плечу»? А возможно он просто не задумывался над этим, полагая, что «московские друзья» вскоре «поднимут его в верха» «большой науки» и всё будет «О! Кей!».

Третий вопрос – он касается уже Георгия Васильевича - почему Георгий Васильевич, по инициативе и трудом которого был, по-существу, создан ОТФ, которого впоследствии Юрий Борисович назовет «одним из организаторов института», не был назначен, при этом, на должность заместителя директора Института? На этот вопрос сейчас нельзя дать исчерпывающего ответа, но скорее всего причина была в том, что Георгий Васильевич не был членом КПСС, как и Юрий Борисович, у которого этот «изъян не заметили».

Возможно, что были и другие какие-то причины. Однако вскоре (в 1957-1959 гг., а по другим источникам – в 1963г.) Юрий Борисович вступил в ряды КПСС, а Георгий Васильевич так и прожил жизнь «беспартийным большевиком», со всеми вытекающими из этого для него дискриминационными последствиями.

В 1957 году Президиум АН СССР включил ЗСФ АН СССР в состав СО АН СССР, что, наверняка, положительно сказалось и на работе ИРЭ. В делах Георгия Васильевича, заведовавшего лабораторией технической электроники, уже были определённые успехи, позволившие руководству ЗСФ АН СССР обратиться в январе 1958 г. года к руководству СО АН СССР с ходатайством о присуждении ему ученого звания старшего научного сотрудника.

В ноябре 1958 года Президиум АН СССР издаёт постановление, согласно которому Западно-Сибирский филиал Сибирского отделения АН СССР ликвидируется, а его институты, в том числе и ИРЭ, передаются с 1-го января 1959 г. в непосредственное подчинение Президиуму СО АН СССР. При этом Институт радиофизики и электроники ЗСФ АН СССР стали именовать Институтом радиофизики и электроники СО АН СССР (ИРЭ СО АН СССР). Это была своеобразная «перестройка» региональной академической науки. Уже тогда «хотели как лучше» … 2.5.7.Институт радиофизики и электроники Сибирского Отделения АН СССР.

(1959 – 1964 гг.).

В 1959 году на пересечении улиц Мичурина и Фрунзе завершилось строительство здания для Института радиофизики и электроники и началось «переселение народов». Это здание дало Институту возможность значительно увеличить коллектив научных сотрудников и расширить производственную базу. Рост коллектива происходил не только за счёт увеличения административно-хозяйственного и производственного персонала, прихода молодых специалистов в существующие лаборатории, но и путем организации новых лабораторий и групп.

В период с 1959 по 1960 г. в Институте было два научных коллектива – «экспериментальная группа», руководимая Г.В. Кривощёковым и «теоретическая группа», руководимая директором ИРЭ СО АН СССР Ю.Б. Румером.

«Экспериментальную группу» Георгий Васильевич стал формировать уже с середины 1949 года, когда он стал работать в ЗСФ АН СССР.

В конце 50-х и в начале 60-х годов лаборатории «Экспериментальной группы» вели успешные исследования, касающиеся таких СВЧ электровакуумных приборов, как магнетроны и лампы бегущей волны. Результаты этих работ были опубликованы и привлекли внимание ведущих специалистов академических и отраслевых институтов и предприятий, а П.Л. Капица и М.В. Келдыш даже удостоили вниманием эти работы при посещении Института.

Со стороны могло казаться, что с исследованиями СВЧ электронных приборов всё в порядке: получаемые результаты привлекают внимание и впечатляют. Но изнутри ситуация выглядела для Георгия Васильевича иначе, он чувствовал и понимал, что ИРЭ, не имеющее ни кадровых, ни материальных ресурсов, необходимых для успешной конкуренции с отраслевыми НИИ и КБ, обречено на прозябание. Ища свободную «нишу»

в сфере электроники, он обращает свое внимание на квантовые усилители и генераторы СВЧ электромагнитного излучении, обладающего высокой монохроматичностью и направленностью (когерентностью), МАЗЕР (аббревиатура из начальных букв английских слов Microwave Amplification by Stimulated Emission of Radiation). Это один из основных приборов квантовой электроники;

первый мазер (на пучке молекул аммиака) был создан в 1954 – 55 гг., практически одновременно, Н.Г. Басовым, А.М. Прохоровым (СССР) и Ч. Таунсом (США).

По заявке Георгия Васильевича на 1958 год в ИРЭ прибыли молодые специалисты, окончившие Московский университет. Им было поручено начать создание молекулярного мазера на аммиаке. Но для молодых ученых эта задача оказалась «не по зубам».

Несколько лет их работы не дали результатов и потому, пожалуй, что их больше интересовала возможность возвращения в столицу. К 1962 г. они благополучно покинули Новосибирск, а тема по созданию квантового прибора заглохла.

Однако, по приборам СВЧ-электроники, ставшими уже классическими, работы успешно продолжались. Об этом свидетельствуют и заключения комиссий, периодически проверявших работу институтов СО АН. Так в 1961г. комиссия, состоящая из академиков Б.П. Константинова (председатель) и Л.А. Арцимовича, членов-корреспондентов АН Г.И. Будкера, М.Д. Миллионщикова, И.И. Новикова, К.Б. Карандеева и А.А. Ковальского, положительно оценила основные результаты работ института и рекомендовала «сосредоточить основные усилия в направлении разработки принципов генерирования и усиления субмиллиметровых волн и волн оптического диапазона». А это означало, что Институт радиофизики и электроники функционировал успешно, и этим он был обязан в бльшей степени Георгию Васильевичу.

В марте 1961 года Президиум Академии наук СССР удовлетворил, в конце концов, поданное ему еще в 1958 году «прошение» о присуждении Георгию Васильевичу ученого звания старшего научного сотрудника, присудив ему это звание по специальности «радиоэлектроника». И в этом же месяце 1961 г. Юрий Борисович обращается к Объединенному Ученому Совету по физико-математическим и техническим наукам СО АН СССР с просьбой утвердить решение Ученого Совета Института об избрании Кривощекова Георгия Васильевича по конкурсу на должность заведующего лабораторией электронно-волновых приборов, характеризуя его как крупного специалиста в области электроники, проявившего хорошие организационные способности и являющегося одним из организаторов Института.

В должности заведующего Лабораторией электронно-волновых приборов Института радиофизики и электроники Сибирского отделения АН СССР Георгий Васильевич был утвержден Решением Бюро Президиума Сибирского Отделения Академии Наук СССР в апреле 1961 г.

Достигнутые успехи – это хорошо, но почивать на лаврах всегда опасно и Георгий Васильевич продолжает поиски малоконкурентного сектора в электронике, ухватившись за который можно было бы выйти на передовые научно-технические рубежи в этой области. И он нашёл такую «соломинку».

Вернувшись осенью 1961 года из командировки в Москву, он привёз копию статьи, опубликованной в каком-то американском научном журнале и описывающей созданный американцами газовый лазер. Вероятнее всего, что это была статья сотрудников Bell Laboratories Али Джавана (Ali Javan), Уильяма Беннетта (William Bennett) и Дональда Хэрриота (Donald Herriotte), продемонстрировавших в декабре 1960 года созданный ими первый в мире газовый лазер на смеси гелия и неона.

Вручив сотрудникам лаборатории эту копию статьи, Георгий Васильевич сказал им: «Вот чем теперь нужно заниматься». Не откладывая дело в долгий ящик, Георгий Васильевич организовал в лаборатории Ю.В. Троицкого группу сотрудников и поручил ей заняться квантовыми генераторами оптического диапазона.

В организованную Георгием Васильевичем группу сотрудников вошли Коломников Ю.Д., Троицкий Ю.В., м.н.с. Чеботаев В.П., аспирант Клементьев В. М., радиоинженер Крышталь, лаборант Бурматов И.Ф. и др. Общее руководство группой Георгий Васильевич «взял на себя», а непосредственное руководство её работой он возложил на Ю.В. Троицкого.

В результате напряжённого труда сотрудников этой группы был изготовлен газовый лазер, который загенерировал 28 августа 1962 г., дав излучение с длиной волны 1, 15 мкм.

Это был первый оптический квантовый генератор (ОКГ) на территории «за Уралом» и второй в СССР (после Н.Г. Басова), опередивший московский ИРЭ, ГОИ и другие солидные "фирмы", что повысило престиж Института.

Рис. 7. 1962 г. Первый сибирский газовый лазер, созданный в Институте радиофизики и электроники ЗСФ АН СССР Что же представляли собой сотрудники, которым Георгий Васильевич поручил такое действительно «серьёзное дело»?

Троицкий Юрий Владимирович (Ю.В.) родился 10 июля 1928 года в Семипалатинске, в 1952 году окончил радиофизический факультет Горьковского государственного университета, в 1953-1955 гг. работал в НИИ-55 г. Новосибирска. В 1955 58 гг. он был аспирантом ОТФ Западносибирского филиала АН СССР, его научным руководителем был, официально, Ю.Б. Румер, а фактически – Г.В. Кривощёков, в лаборатории которого Ю.В. работал над проблемами «ламп бегущей волны».

В 1958 г. Ю.В. был зачислен в штат ИРЭ, поскольку к этому времени он стал фактическим руководителем группы сотрудников, работавших по линейным электронно-волновым приборам.

В 1960 Ю.В. защитил кандидатскую диссертацию и его удостоили учёной степени кандидата технических наук.

Коломников Юрий Дмитриевич (Ю.Д.), родился в 1934 г.р., окончил Томский университет в 1957 году по специальности «физика», а затем, с 1957 по 1961 год, он работал в Новосибирском институте метрологии. В 1961году он перешёл, по приглашению, на работу в Институт радиофизики и электроники (ИРЭ) Сибирского отделения АН СССР, в котором был зачислен в «группу лазерщиков» лаборатории, руководимой Троицким Ю.В., к.ф.-м.н.

Клементьев Василий Михайлович (В.М.) родился в 1933 году в дер. Крапивка Горьковской области, в 1951 году он окончил среднюю школу и поступил учиться в Томский государственный университет, который окончил в 1956 году, получив специальность «радиофизика-электроника».

С 1956 по 1959 год В.М. работал в НИИ-39 г. Новосибирска, а в 1959 году он поступил в аспирантуру Института радиофизики и электроники СО АН СССР. Научным руководителем его учебы в аспирантуре был Г.В. Кривощёков.

В 1962 году В.М. окончил аспирантуру без защиты диссертации и был принят в ИРЭ СО АН на работу в должности м.н.с.

В 1964 году В.М защитил кандидатскую диссертацию и был удостоен учёной степени кандидата физико-математических наук.

Чеботаев Вениамин Павлович родился в гор. Куйбышеве 27.VIII.1938г., в 1960 г. он окончил Новосибирский электротехнический институт и в этом же году был принят в ИРЭ на должность мнс лаборатории линейных электронно-волновых приборов (зав. лаб.

Ю.В.Троицкий). С 1960 по 1964 год Вениамин Павлович работал в Институте радиофизики и электроники СО АН СССР, а с 1964 по 1978 год в Институте физики полупроводников СО АН СССР. В 1965 году он защитил кандидатскую диссертацию и ему присвоили учёную степень кандидата физико-математических наук, в 1973 году он защитил докторскую диссертацию и ему присвоили учёную степень доктора физико математических наук.

Группа сотрудников, создавшая первый в Сибири газовый лазер, была преобразована в лабораторию квантовых генераторов, а Ю.В.Троицкий был назначен её заведующим.

Рис 8. 1963 г. Коллектив лаборатории, руководимой Г.В. Кривощёковым (третий справа во втором снизу ряду), и члены группы, создавшей первый сибирский лазер, Ю.В.

Троицкий (четвёртый справа во втором снизу ряду), В.П. Чеботаев и В.М. Клементьев (первый и пятый справа в третьем снизу ряду).

Получив генерацию излучения с длиной волны 1,15 мкм, сотрудники лаборатории стали проводить эксперименты по изучению физики как самих ОКГ, так и их излучений.

Создание ОКГ в ИРЭ было знаменательным событием не только для самого института, но и для всей «сибирской науки», что позволило В.П. Чеботаеву назвать Георгия Васильевича Кривощекова, в день его 50-тилетия, «отцом квантовой электроники за Уралом».

Достижения лаборатории отдела, руководимого Георгием Васильевичем, привлекли внимание не только посетивших её Н.Г. Басова, А.М. Прохорова и Б.И. Степанова, но и американских учёных Ч.Х. Таунса (нобелевский лауреат), проф. Б. Лэкса и В.Р. Беннета, удостоивших её своим посещением, а профессор В.Р. Беннет сделал даже доклад на лабораторном семинаре. Знакомство с такими именитыми учёными вдохновило сотрудников лаборатории, они почувствовали свою состоятельность и стали смелее общаться со своими коллегами.

Рис. 9. 1963 г. Американский профессор В.Р. Беннет (третий справа) и В.П.

Чеботаев (второй справ) Рис. 10 г. 1963 г. Нобелевский лауреат Ч.Х. Таунс (третий справа) в лаборатории, руководимой Ю.В. Троицким (третий слева) и В.П. Чеботаев (первый справа).

Американские физики Ч.Х. Таунс и В.Р. Беннет отнеслись к сотрудникам лаборатории весьма благосклонно: Чеботаев В.П., Маренников С.И. и другие сотрудники ИРЭ стажировались в последствии в их лабораториях, при чём В.П. Чеботаев и В.Р. Беннет опубликовали, несмотря на короткий срок стажировки (полгода), совместную статью.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.