авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 18 |
-- [ Страница 1 ] --

Рекомендовано к публикации

редакционно-издательским советом СПбГУП

ББК 71.0

З31

Издано при финансовой поддержке Федерального агентства по печати

и

массовым коммуникациям в рамках Федеральной целевой программы

«Культура России (2012–2018 годы)»

Запесоцкий А. С.

З31 Культурология Дмитрия Лихачева. — 2-е изд. — СПб. : СПбГУП,

2012. — 528 с. — (Новое в гуманитарных науках ;

Вып. 27).

ISBN 978-5-7621-0664-1 В книге известного отечественного ученого и организатора науки, члена-кор респондента Российской академии наук А. С. Запесоцкого анализируется многогранное научное наследие академика Д. С. Лихачева.

Это первое в научной практике фундаментальное исследование творчества и личности выдающегося русского мыслителя ХХ века. Со страниц книги Дмит рий Лихачев предстает как уникальный ученый-энциклопедист. Рассматривает ся его новаторский научный метод, вклад в различные отрасли знания, прежде всего — в становление и развитие современной культурологии, теорию искусст ва, историческую науку, филологию. Особое место уделяется общественной дея тельности академика, его незаурядной просветительской миссии, педагогичес кому наследию. Читателя не оставят равнодушным взгляды Лихачева на гло бальный мир и глобальную культуру.

Книга адресована научной общественности страны, преподавателям, аспи рантам, студентам гуманитарных вузов, а также широкому кругу читателей.

ББК 71. © Запесоцкий А. С., ISBN 978-5-7621-0664-1 © СПбГУП, © «Наука», ОГЛАВЛЕНИЕ Разговор с Дмитрием Сергеевичем (от автора)..................................... Кто — мы? Откуда — мы? Зачем — мы?

(Б. Л. Васильев)......................................................................................... Изучение трудов Д. С. Лихачева станет продолжением его жизни (В. Л. Янин).............................................................................................. Приглашение к диалогу (Предисловие к книге «Дмитрий Лихачев — великий русский культуролог»)................................................................ В в е д е н и е. О НАЦИОНАЛЬНОМ ЗНАЧЕНИИ НАУЧНОГО НАСЛЕДИЯ АКАДЕМИКА Д. С. ЛИХАЧЕВА...... Ч а с т ь I. ДМИТРИЙ ЛИХАЧЕВ — ИССЛЕДОВАТЕЛЬ КУЛЬТУРЫ....................................................... 1.1. К вопросу о научном методе Д. С. Лихачева........................... 1.2. У истоков становления культурологической парадигмы...... 1.3. Особенности культурологических воззрений......................... 1.4. Взгляды на теорию искусства.............

..................................... 1.5. О сущности культурной традиции........................................... 1.6. О происхождении и развитии искусства.................................. 1.7. Русское Предвозрождение...................................................... 1.8. Литературовед: классик и новатор.......................................... 1.9. О русском языке...................................................................... Ч а с т ь II. ДМИТРИЙ ЛИХАЧЕВ И РУССКАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ.................................... 2.1. Лихачевская концепция отечественной истории.................. 2.2. Лихачев и Гумилев: спор о евразийстве................................ 2.3. Образ России как культурная доминанта Петровских реформ........................................................................ 2.4. Петербург как культурный феномен российской истории... 6 Оглавление Ч а с т ь III. ДМИТРИЙ ЛИХАЧЕВ — ГРАЖДАНИН И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ........................ 3.1. Дмитрий Лихачев и русская интеллигенция......................... 3.2. Нравственные императивы русского общества, культуры, науки................................................................................ 3.2.1. О русском национальном характере.............................. 3.2.2. Нравственность дает свободу........................................ 3.2.3. Об этике научной работы............................................... 3.3. Д. С. Лихачев и А. А. Зимин: уроки научной полемики...... 3.4. Личность и власть................................................................... Ч а с т ь IV. ДМИТРИЙ ЛИХАЧЕВ — ПРОСВЕТИТЕЛЬ И ПЕДАГОГ...................................................... 4.1. Русский просветитель.............................................................. 4.2. О педагогическом наследии.................................................... 4.3. Дмитрий Лихачев — имя университетское........................... Ч а с т ь V. ДМИТРИЙ ЛИХАЧЕВ:

ВИДЕНИЕ ГЛОБАЛЬНОГО МИРА............................................... 5.1. О философской составляющей научного наследия Лихачева.......................................................... 5.2. Об экономических воззрениях Д. С. Лихачева..................... 5.3. Декларация прав культуры...................................................... З а к л ю ч е н и е................................................................................... Литература........................................................................................... Именной указатель............................................................................ ПРИЛОЖЕНИЯ.................................................................................. Основные даты жизни и деятельности Д. С. Лихачева............... Д. С. Лихачев и Санкт-Петербургский Гуманитарный университет профсоюзов............................................................... Из официальной хроники............................................................... Библиография работ Д. С. Лихачева............................................. Литература о жизни и трудах Д. С. Лихачева............................... РАЗГОВОР С ДМИТРИЕМ СЕРГЕЕВИЧЕМ (от автора) Данная книга написана в развитие предыдущей («Дмитрий Ли хачев — великий русский культуролог»), вышедшей в свет в ноябре 2006 года, к 100-летию Дмитрия Сергеевича. Ряд ее разделов оставлен без изменений, другие «развернуты», расширены или дополнены. На ряду с библиографией работ Д. С. Лихачева помещена литература о жизни и трудах академика. Появились и совершенно новые части кни ги. Большие изменения претерпела ее общая структура.

Наша первая работа была своего рода «пилотным» проектом, рас считанным на инициирование в научной среде обсуждения наследия Д. С. Лихачева. Сама концепция, наши взгляды на это наследие («вели кий русский культуролог») были новыми, вызывали удивление и спо ры. Мы разослали книгу в несколько десятков редакций основных пе риодических изданий гуманитарной направленности и нескольким сот ням ведущих отечественных ученых, обобщили их отклики, провели ряд научно-общественных обсуждений в Санкт-Петербурге, самым круп ным из которых стала публичная дискуссия в Российской националь ной библиотеке. В итоге реакция на нашу работу оказалась доброжела тельно-конструктивной. Однако решающее значение для утверждения нового понимания сути лихачевского наследия имела Научная сессия Отделения историко-филологических наук РАН, состоявшаяся в Моск ве 20 декабря 2006 года. Это собрание соратников Дмитрия Сергеевича по Академии было посвящено его научному наследию и окончательно убедило нас в правильности выработанных позиций.

Данное обстоятельство в сочетании с появлением новых материа лов и активной доработкой имевшихся сделало целесообразным и пуб ликацию этой книги в издательстве «Наука». Наверное, не все огрехи первого труда нам удалось устранить. В первую очередь, это касается тщательности «отделки» текста: ведь вузовская профессура, в отличие от работающих в академических институтах ученых, львиную долю времени все же посвящает учебному процессу в студенческих аудито риях. С другой стороны, университеты, в отличие от специализирован Проблемы сохранения и изучения культурного наследия: к 100-летию академика Д. С. Лихачева: матер. науч. сессии. Москва, 20 декабря 2006 г. / РАН, Отд-ние ист.-филол. наук;

отв. ред. А. П. Деревянко. М.: УОП Ин-та этно логии и антропологии РАН, 2006.

Разговор с Дмитрием Сергеевичем (от автора) ных научных учреждений, имеют больше возможностей в проведении междисциплинарных исследований.

И мы постарались максимально реализовать этот потенциал. Мне представлялось важным работы ученого-энциклопедиста нового типа, коим был академик Д. С. Лихачев, поставить в соответствие с универ сумом университетского знания. Вот почему круг моих соавторов здесь значительно расширился. Я очень рад появлению в их числе профессо ров А. П. Маркова, В. Г. Лукьянова, А. А. Михайлова, Ю. М. Шора и доцента А. В. Карпова. Приятно, что в одном из разделов использованы материалы молодого педагога и аспиранта СПбГУП М. А. Евдокимы чевой. Мне хотелось привлечением широкого круга университетских исследователей поместить научное наследие Дмитрия Сергеевича в об щий контекст современного гуманитарного знания. Насколько это по лучилось и какие результаты дало — судить читателю.

Хочется предупредить внимательную и вдумчивую часть читатель ской аудитории, что данная книга не свободна от некоторых повторов.

Это связано с желанием придать каждому из разделов относительную самостоятельность. Современные способы распространения информа ции предполагают публикацию книг в Сети и возможность «скачива ния» отдельных ее разделов. Данная работа будет размещена на сайте «Площадь Лихачева». Там же мы ждем и отзывы читателей.

Хочется надеяться, что и эта книга о Д. С. Лихачеве не станет для нашего Университета последней. Уже сейчас очевидна необходимость комплексного анализа взглядов ученого в рамках истории философской мысли. События последних лет необычайно актуализировали лихачев ское понимание проблем толерантности. И это — только начало целого перечня различных аспектов научного наследия Дмитрия Сергеевича, которые мы планируем рассмотреть в ближайшем будущем.

С глубоким огорчением я думаю сегодня о том, что судьба подари ла мне возможность личного общения с Дмитрием Лихачевым в пери од жизненного пути, когда я не был к этому готов в должной мере. Очень уж о многом хочется спросить его самого. Но, увы, теперь все вопросы можно адресовать только к его текстам.

Большое лучше видится на расстоянии. В связи с этим несомненно, что фигура академика будет вырастать по мере нашего отдаления от XX века. Уже очевидно, что Д. С. Лихачеву суждено занять особое место в истории отечественной гуманитарной мысли. Замечу, кстати, что данная история пока не написана. Это должно в ближайшие годы, по всей видимости, стать предметом особой заботы моих коллег-культурологов.

Как бы то ни было, у всех нас (и авторов этой книги, и ее читателей) впереди большой разговор с Дмитрием Сергеевичем, опосредованный его замечательными текстами. Разговор о самом главном.

Александр Запесоцкий КТО — МЫ? ОТКУДА — МЫ? ЗАЧЕМ — МЫ?* Мы — единственный народ в мире, который называет себя име нем прилагательным: РУССКИЕ. Почему? Ведь прилагательное под разумевает принадлежность кому-то: «Чьих же будете?», — как спра шивали в старину.

С материка нашей культуры. Его существование открыл наш ге ниальный современник Дмитрий Сергеевич Лихачев, заслужив этим вечную память и благодарность России. Мы поняли силу свою, под нявшую весь народ с колен. Мы сохранили мощь внутреннюю, духов ную — свою единственную в мире уникальную культуру. Да, мы выс тояли, выпрямились только потому, что под нами лежал созданный нашими предками великий материк культуры. Мы черпали силы из этого материка. Силы наших предков и нашей религии, мощь нацио нальной памяти и гордость самопожертвования, свое право поднять ся с колен и вздохнуть полной грудью.

Идущий вослед первым прийти не может: все уже точно очерчено и доказано уникальной работой Дмитрия Сергеевича. И я, старый рус ский писатель, низко склоняю голову перед светлой памятью велико го ученого Дмитрия Сергеевича Лихачева.

Читателю этой книги предстоит ознакомиться с прекрасной, мно гогранной научной работой А. С. Запесоцкого, которая несет в себе много нового и побуждает к размышлениям. Я поздравляю всех нас с выходом в свет данного исследования.

Б. Л. Васильев, писатель, лауреат Государственной премии, лауреат премии Президента РФ в области литературы и искусства** * Предисловие к книге А. С. Запесоцкого «Дмитрий Лихачев — великий русский культуролог».

** СПРАВКА ДЛЯ МОЛОДОГО ЧИТАТЕЛЯ ВАСИЛЬЕВ Борис Львович — выдающийся российский писатель. Родился в Смо ленске 21 мая 1924 года. В 1941 году ушел на фронт добровольцем. В 1943 году был контужен в бою под Вязьмой. Окончил Военно-техническую академию бронетанковых войск. Работал инженером-испытателем.

Публикуется с 1954 года. Известность писателю принесла напечатанная в 1969 году в журнале «Юность» повесть «А зори здесь тихие...». В произведениях Б. Васильева на первый план выдвигаются проблемы любви, верности, товарищества, сострадания, нрав ственного долга.

Награжден орденами «За заслуги перед Отечеством» II степени, Трудового Крас ного Знамени, двумя орденами Дружбы народов, многими медалями.

ИЗУЧЕНИЕ ТРУДОВ Д. С. ЛИХАЧЕВА СТАНЕТ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ЕГО ЖИЗНИ* Предлагаемая читателям книга посвящена научному и нравствен ному наследию Великого Ученого Дмитрия Сергеевича Лихачева. Мас штаб его творческой личности убедительно раскрыт в ней профессо ром А. С. Запесоцким и его коллегами на фоне истории отечественной и мировой науки последних двух столетий.

Данное исследование замечательно в первую очередь тем, что пред ставляет взгляд на труды Д. С. Лихачева с передовых позиций совре менного знания. Это — взгляд из XXI века. Хорошо известно, что ис торический процесс развития любой науки на определенном этапе ве дет к неизбежной дифференциации знания. Время энциклопедистов пережило предзакатный всплеск в XVIII веке. Сегодня любые энцик лопедии являются плодом объединения усилий специалистов самых разных профилей, работающих в рамках той научной дисциплины, которая стала предметом их профессиональной деятельности. Что ка сается гуманитарной области, то она только внешне долго демонстри ровала уже утраченное единство, упорно создавая в университетах историко-филологические факультеты, хотя работавшие на них исто рики и филологи ставили перед собой разные цели. Более того, с на чала XIX столетия филология распалась на литературоведение и лин гвистику, а историческая наука начала создавать специальные дисцип лины, которые стыдливо назывались и до сих пор называются «вспо могательными».

Между тем каждая из таких дисциплин разрабатывает сложные ис следовательские методики, требующие немалых усилий для овладения ими, вырабатывает свой «птичий» язык, понятный посвященным, и в результате замыкается в собственном кругу. Нумизматам не нужна тек стологическая методика, которую вслед за Д. С. Лихачевым виртуозно разрабатывают исследователи летописания, а текстологи прекрасно обходятся без взвешивания старинных монет и сличения их штемпе лей. Генеалоги находят свое рабочее место в архивах, из окон которых не видно, чем заняты археологи. Археологам как будто ни к чему пере ступать пороги архивохранилищ. Подобный путь дифференциации пе * Предисловие к книге А. С. Запесоцкого «Дмитрий Лихачев — великий русский культуролог».

Изучение трудов Д. С. Лихачева станет продолжением его жизни реживает и филология, в которой явно различаются цели литературове дения и лингвистики, тесно соприкасающиеся лишь при изучении древ нейших памятников письменности.

Столкновение результатов, добытых в рамках специальных дисцип лин, постоянно обнаруживало необходимость их корректировки, по скольку ограничение круга источников рамками однородного материа ла в любом случае ведет и к ограниченности результата их исследова ния. Мысль о том, что истина надежнее всего добывается на стыке наук или научных дисциплин, неизбежно приходит в голову в процессе уже назревшей интеграции наук, идущей на смену почти исчерпавшей себя дифференциации.

Д. С. Лихачев являет собой пример одного из главных основопо ложников интеграции гуманитарной науки. Предметом его исследова ний была филология во всех ее ракурсах, история и искусствоведение, изучаемые в их неизбежных пересечениях. Он открыл для себя и для всех нас то связующее звено, которое соединяет эти прежде дифферен цированные дисциплины. Базисом любого национального развития, как это было им доказано, является культура, составляющими частями ко торой были письменность и язык, архитектура и живопись, музыка и философия. Такой подход к сумме разнообразных источников культур ного развития представляет собой основу новой обобщающей науки — культурологии, пионером которой стал Д. С. Лихачев.

Данная книга о Лихачеве успешно продолжает современную тен денцию интегративного осмысления явлений, приближая читателя к целостности взгляда на лихачевское наследие. В связи с этим научная убедительность книги представляется неслучайной — публикуемый текст рожден в одном из значительных по мировым масштабам культу рологическом исследовательском центре, коим стал к концу XX века Санкт-Петербургский Гуманитарный университет профсоюзов.

Как справедливо отмечает профессор А. С. Запесоцкий, ощутимым результатом лихачевских исследований русской культуры является ут верждение ее общности с европейской культурой (тезис, противополож ный евразийскому убеждению). Древняя Русь возникла на пути «из ва ряг в греки», питавшем ее культуру византийским влиянием. Результа том стало близкое совпадение этапов национального развития стран данного региона вплоть до обоснованного Д. С. Лихачевым периода «Предвозрождения». Затем в XVII и XVIII столетиях максимально уси ливается прямое западноевропейское воздействие.

Д. С. Лихачев был не только Великим Ученым, но и Великим Чело веком. Испытав радость одного из первых читателей еще машинопис ного варианта этой книги, я пережил ощущение новой встречи с ним, теплоту его рукопожатия, доброту его благожелательности, готовность всегда помочь в неожиданных жизненных трудностях… Изучение трудов Д. С. Лихачева станет продолжением его жизни Дмитрий Сергеевич всегда полагал, что биографию ученого состав ляет не мишура почетных званий и наград, а исключительно его твор ческие достижения. Недавно один из киевских историков поделился с читателями очень характерным воспоминанием. Много потрудившись над подготовкой юбилея Киева, он, в отличие от других, был обойден наградой и посетовал о том Д. С. Лихачеву. Тот спросил его: «А знаете, сколько орденов было у В. О. Ключевского?» — «Нет, не знаю». — «Ор дена у него, конечно, были, но мы знаем не его награды, а труды. Они для ученого — главное».

Труды Д. С. Лихачева еще много раз будут переиздавать и изучать новые поколения читателей. И эти труды станут продолжением его жизни.

В. Л. Янин, действительный член Российской Академии наук, советник Президиума РАН, заведующий кафедрой археологии Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова, руководитель Новгородской археологической экспедиции, доктор исторических наук, профессор* * СПРАВКА ДЛЯ МОЛОДОГО ЧИТАТЕЛЯ ЯНИН Валентин Лаврентьевич — выдающийся российский ученый-гуманита рий, археолог, историк. Родился 6 февраля 1929 года в Вятке (г. Киров). В 1951 году окончил с отличием исторический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова.

В 1954 году защитил кандидатскую диссертацию. В 1963 году за книгу «Новго родские посадники» ему была присуждена ученая степень доктора исторических наук.

С 1962 года являлся начальником Новгородской археологической экспедиции. В 1966 году избран членом-корреспондентом АН СССР, в 1990 году — академиком РАН. С по 2001 год — член Президиума РАН, с 2001 года — советник Президиума РАН.

Автор более 700 научных книг и статей. Его работы публикуются во многих стра нах: Америке, Англии, Бельгии, Германии, Дании, Франции, Швеции, Японии и др.

Лауреат Государственной премии СССР (1970), Государственной премии России (1996), Ленинской премии (1984), Демидовской премии (1993), Российской независимой пре мии «Триумф» (2002). Награжден орденами Дружбы народов (1975), Трудового Крас ного Знамени (1980), Ленина (1990). Первый и единственный среди гуманитариев на гражден высшей наградой Российской Академии наук — Большой золотой медалью им. М. В. Ломоносова (1999) и золотой медалью С. М. Соловьева (1999).

ПРИГЛАШЕНИЕ К ДИАЛОГУ* Прежде чем читатель начнет перелистывать страницы этой книги, хочу сказать несколько слов о ее замысле. У вас в руках не «академи ческий труд», претендующий на истину в последней инстанции, а свое го рода «пилотный проект», рассчитанный на инициирование научно общественного обсуждения наследия великого русского ученого и мыс лителя XX века, академика Дмитрия Лихачева.

Дмитрий Сергеевич избрал наш Университет для сотрудничества в 1990-е годы, на завершающем этапе своего жизненного пути, и, разу меется, мы испытываем чувство родственной сопричастности к этому удивительному человеку.

Готовясь к 100-летию Д. С. Лихачева, Университет издал две книги.

Одна включает в себя 16 лихачевских текстов, созданных в ходе его работы в Санкт-Петербургском Гуманитарном университете профсою зов1, другая — избранные труды о культуре2. Уже в процессе написания предисловий к этим изданиям я испытал чувство боли — от сознания невостребованности работ Дмитрия Сергеевича и российской наукой, и современным обществом.

Отечественные гуманитарные науки развиваются в постсоветский период стремительно. Сказываются отсутствие идеологического дик тата, возможность свободной публикации работ, развитие новых ин формационных технологий. В связи с этим Лихачев, казалось, должен быть основательно включен в контекст современного развития науч ной мысли, ведь многие из его идей чрезвычайно перспективны. Од нако их потенциал не реализуется. Вместо этого СМИ нередко пичка ют страну псевдоинтеллектуальной продукцией сомнительных персон.

Явно недостаточно труды Дмитрия Сергеевича знают новые поколе ния россиян, в том числе и молодые ученые, не говоря уже о студенче стве и школьниках.

В создавшейся ситуации для Университета самый лучший способ почтить память академика — предложить научно-педагогической общественности, средствам массовой информации дискуссию о его * Предисловие автора книги «Дмитрий Лихачев — великий русский культуролог».

Д. С. Лихачев — Университетские встречи. 16 текстов / СПбГУП. СПб., 2006.

Лихачев Д. С. Избранные труды по русской и мировой культуре / СПбГУП.

СПб., 2006. (Почетные доктора Университета).

Культурология Дмитрия Лихачева научном наследии. Эта книга и является таким предложением, пригла шением к диалогу. Хочется надеяться, что многое в ней вызовет жела ние поспорить, дополнить, предложить иные концепции, иные версии ответов на вопросы и иные вопросы.

В сегодняшней ситуации мне как автору, да и Университету в це лом, обсуждение, дискуссия важнее принятия научным миром и об щественностью тех или иных научных положений. Замечу, что по роду деятельности я изначально не являюсь академическим ученым. Уни верситетскому профессору важнее побудить студенчество, молодежь размышлять и спорить об идеях Лихачева, чем преподносить новым поколениям канонизированные образы и постулаты. Известно, что вер ность традициям — это не хранение пепла, а поддержание огня.

Хотя и истины знать тоже необходимо. Кроме того, хочется прибли зиться к постижению Лихачева и получить от его работ новые импуль сы к дальнейшим исследованиям.

В связи с этим я прошу всех, кому эта книга покажется заслужива ющей внимания, присылать свои мнения, отзывы, тексты, публикации в СПбГУП (наш адрес: 192238, Санкт-Петербург, ул. Фучика, 15;

e-mail:

info@gup.ru;

сайт: http://www.gup.ru). Обсуждение лихачевской пробле матики будет продолжено нами на ежегодных майских международных Лихачевских научных чтениях и на университетском сайте «Площадь Лихачева» (http://www.lihachev.ru).

По прошествии некоторого, надеюсь, небольшого времени мы со бираемся переиздать эту книгу (с учетом результатов планируемой дис куссии) в формате, более близком к академическому.

Хочу с большой теплотой высказать слова благодарности профес сорам Р. С. Милонову и В. Е. Триодину, представившим наш Универси тет в 1992 году Дмитрию Сергеевичу Лихачеву. Без них не было бы ни работы Д. С. Лихачева в СПбГУП, ни этой книги.

Весьма признателен я за труды над данным изданием соавторам его отдельных разделов — профессорам нашего Университета Ю. В. Зоб нину, Л. А. Санкину, Т. Е. Шехтер и аспиранту Юрию Запесоцкому.

Спасибо за исключительно ценные советы и замечания, атмосферу то варищеской дискуссии, сопровождавшие нашу работу, моим замеча тельным коллегам по СПбГУП — профессорам: философу и культу рологу А. П. Маркову, культурологам Е. А. Кайсарову и Ю. М. Шору, историку А. А. Михайлову, философу Н. И. Фатиеву. Спасибо за сов местную работу директору Научной библиотеки СПбГУП Е. П. Ефи мовой и главному библиографу Т. Д. Дягилевой, директору универси тетского издательства А. Н. Бузулукскому и его коллегам, в частности литературному редактору Е. А. Монаховой. Без их блестящего про фессионализма и сверхурочного труда книга не вышла бы к юбилею Д. С. Лихачева.

Приглашение к диалогу Спасибо рецензентам, взявшим на себя труд читать тексты рукопи си, — высоко чтимым мною академикам В. Л. Янину и В. Г. Косто марову, профессору С. Н. Иконниковой, писателю Б. Л. Васильеву, поэту А. А. Вознесенскому.

Отдельная и самая большая благодарность автора — моей супруге Наталии, самоотверженно набиравшей на ноутбуке материалы публи куемой книги в наши с ней зимние и летние каникулы.

После всего сказанного остается только пожелать, чтобы книга об рела своего читателя.

Александр Запесоцкий ВВЕДЕНИЕ О НАЦИОНАЛЬНОМ ЗНАЧЕНИИ НАУЧНОГО НАСЛЕДИЯ АКАДЕМИКА Д. С. ЛИХАЧЕВА Как это ни парадоксально звучит, но думается, что мы еще недоста точно хорошо знаем академика Дмитрия Сергеевича Лихачева. Не имя его — оно, слава Богу, известно широко. В общественном сознании Лихачев прочно укоренился в виде риторических штампов: «совесть нации», «нравственный идеал», «последний российский интеллигент».

Нет ничего плохого в том, что образ великого человека становится дос тупным народу хотя бы на уровне массовой культуры. Однако научный мир еще недостаточно глубоко изучил лихачевские труды. Осмысление научного и нравственного наследия ученого только начинается.

А между тем, даже «ленивая и нелюбопытная», по словам Пушки на, российская общественная мысль должна была заметить, что дваж ды за минувшее пятилетие — в 2001 и 2006 годах (в год 100-летнего юбилея академика) — Президент России В. В. Путин издал указы1, где были отмечены выдающиеся заслуги Дмитрия Сергеевича Лихачева. Не только в нашей новейшей, но, полагаю, во всей россий ской истории не было случая, чтобы государство дважды за столь ма лый срок продемонстрировало свою заинтересованность в сохранении памяти об академическом ученом.

В этом исключении из правил видится признание особой роли Дмит рия Сергеевича Лихачева даже не столько в прошлом и настоящем на шей страны, сколько в ее будущем.

В чем эта роль?

Заметим, что до сих пор не только в массовом сознании, но и в вос приятии научных кругов академик Лихачев фигурирует исключительно как филолог-литературовед, исследователь древнерусской словесности, главный сотрудник Института русской литературы РАН (Пушкинского Дома). Но только в таком качестве подобное внимание со стороны го сударства к нему выглядело бы странно. Разумеется, Д. С. Лихачев — блистательный филолог-«древник», его заслуги в деле развития и попу ляризации этой области нашей науки велики. Но, будучи звездой пер Указ Президента РФ В. В. Путина «Об увековечении памяти Дмитрия Сергеевича Лихачева» № 587 от 23 мая 2001 г.;

Указ Президента РФ В. В. Путина «О праздновании 100-летия со дня рождения академика Д. С. Лихачева» № от 14 февраля 2006 г.

О национальном значении научного наследия Д. С. Лихачева вой величины в плеяде ученых, посвятивших себя изучению наследия Древней Руси, он отнюдь не затмевает собой другие светила.

Для того чтобы это понять, достаточно совершить даже самый бег лый экскурс в историю данного раздела отечественной филологии, за фиксированную в знаменитой серии «Трудов Отдела древнерусской ли тературы». Отдел древнерусской литературы в Пушкинском Доме был создан в 1933 году (тогда, впрочем, он был сектором) стараниями ака демика А. С. Орлова. В 1947 году его возглавила член-корреспондент АН СССР В. П. Адрианова-Перетц, она же и пригласила Лихачева в Институт русской литературы, а потом передала ему руководство сек тором. То есть, когда Лихачев возглавил это подразделение Пушкин ского Дома, там уже были свои научные традиции. Огромная и бесцен ная для науки работа по собиранию и систематизации древнерусских источников была проведена В. И. Малышевым, который ездил в экспе диции по русскому Северу и доставил в хранилище Пушкинского Дома множество памятников древнерусской литературы.

А если заглянуть в прошлое еще дальше, то мы увидим несколько замечательных поколений собирателей, подобных тому же А. И. Муси ну-Пушкину (о котором благодаря открытию «Слова о полку Игореве»

знает каждый прилежный школьник) и его сподвижникам, тонким зна токам древнерусских рукописей А. Ф. Малиновскому и Н. Н. Бантыш Каменскому. В XIX веке изучение наследия Древней Руси связано с целым рядом деятелей науки и культуры, среди которых — безуслов ные национальные лидеры, властители дум своей поры от В. А. Жуков ского и Н. М. Карамзина до А. А. Потебни и Ф. И. Буслаева.

Заслуга Дмитрия Лихачева состоит в том, что он сумел системати зировать весь ранее накопленный материал и поднять изучение древне русской литературы на совершенно новый, современный научный уро вень. Но говорить о некоей исключительной его роли в данном направ лении развития отечественной научной мысли нельзя. Людям, лично знавшим Дмитрия Сергеевича, понятно, что сам Лихачев был бы, мягко говоря, огорчен предположением, что благодарные потомки — пусть даже из самых лучших побуждений — станут вдруг осуще ствлять некие действия, в результате которых его имя сможет ока заться противопоставленным мерой возвеличивания, скажем, име нам В. А. Жуковского и А. А. Потебни. Между тем нынешняя исклю чительная общественная востребованность Лихачева создает у части филологов иллюзию именно такого противопоставления.

Однако, по всей видимости, утверждая выпуском указов фигуру Лихачева как великого государственного человека нашей эпохи, прези дент страны не имел в виду исключительно филологические заслуги ученого. Более того, ни филология, ни тем более достаточно узкая ее область, обращенная к литературным памятникам Древней Руси, в фор мулировках президентских указов даже не упомянуты. Отмечается Культурология Дмитрия Лихачева выдающийся вклад Дмитрия Сергеевича в развитие «гуманитар ных наук, культуры и образования», а не «вклад в развитие литера туроведения» или «вклад в изучение древнерусской литературы». Эта сторона его деятельности, безусловно, подразумевается под «гумани тарными науками» в числе других, но и только. Показательно, к приме ру, что академик А. А. Гусейнов недавно обратил внимание на фило софскую составляющую работ Дмитрия Лихачева, писатель Д. А. Гра нин дает исключительно высокую оценку Лихачеву-историку. Мне же представляется особенно важным отметить вклад Дмитрия Сергеевича Лихачева в изучение культуры.

Анализ трудов академика Лихачева в широком контексте гумани тарных наук, думается, позволяет констатировать следующую логику происходящего. Владимир Путин, как государственный деятель, интел лектуал и гражданин, общаясь в свое время с Дмитрием Сергеевичем, почувствовал масштаб его личности и понял, что она может быть од ной из нравственных, духовных точек опоры для подъема страны. Пос ле краха Советского Союза, времен смуты и тяжелейшего периода де градации государства и общества наступило время собирать, сплачи вать нацию, поднимать ее с колен. В таком деле национальному лидеру, на полную мощь использующему властный ресурс и административ ные рычаги, без точно выбранных доминант не обойтись. Оказывается, что обращение к трудам Д. С. Лихачева дает одну из таких точек опоры.

Видимо, президент понял то, что было неясно даже научному сообще ству: работы академика имеют исключительное значение для на циональной самоидентификации россиян.

В связи с этим актуализируется в первую очередь та часть лихачев ского наследия, которая предопределила его активную общественную позицию, его неповторимый общественно-политический облик духов ного лидера русской интеллигенции в трагически-яркий, переломный момент истории нашего Отечества. Таковыми по преимуществу яв ляются его работы о культуре. С позиций современного научного знания можно сказать, что рядом с Лихачевым-филологом в конце минувшего столетия встала фигура Лихачева-культуролога, не менее значительная и не менее масштабная. Академик Лихачев — выдающийся, великий культуролог XX века.

Анализ его работ показывает, что активная гражданская позиция Лихачева была практическим выражением его культурологической концепции, и в этом радикальное отличие Лихачева от большинства его временных союзников по демократическому движению конца 1980-х — начала 1990-х годов. Те, большей частью, лишь озвучивали чужие тези сы и лозунги. На весах истории их риторика и они сами оказались «лег кими весьма», и нынешний молодой россиянин, видя их имена в доку ментах того (не столь, кстати, далекого) времени, может только проци тировать Пушкина:

О национальном значении научного наследия Д. С. Лихачева Сколько их! куда их гонят?

Что так жалобно поют?

И тот же молодой россиянин благоговейно открывает очередные издания лихачевских трудов.

Работы академика Лихачева о культуре — это прежде всего ответ на вызовы времени. А вызовы ХХ века были фундаментальны ми. После «окаянных дней» Октябрьской революции и кровавой эпохи репрессий Россия мучительно обретала новую идентичность, в очеред ной раз пытаясь ответить на «проклятые» вопросы: «кто мы?», «откуда и куда мы идем?»

Катастрофическое время 1990-х годов поставило не менее острые вопросы. В чем состоит наше духовное призвание, «верховный долг»

народа, замысел и смысл нашей истории и культуры, и есть ли он? Что приводит к дисбалансу социально-культурной системы, который в рос сийской истории нередко принимает необратимую, гибельную форму?

Какие угрозы духовного характера порождают внутреннюю дезоргани зацию общества? В чем причина национальных катастроф и с помо щью каких механизмов общество может сохранить себя как целостность в историческом времени? Наконец, каково место России в глобальном мире?

По Лихачеву, наша сила — в нашей культуре. «Россия — великая страна. Великая не своими территориями, не военной славой, даже не промышленностью и сырьевыми запасами, а прежде всего своей тыся челетней культурой, давшей миру бессмертные произведения литера туры, архитектуры, музыки, изобразительного искусства. Эта “вели кость” России не может вызывать враждебности к ней. Напротив: вели кая культура примирительна по своей сути»1, — говорил Дмитрий Сер геевич в ходе наших университетских дискуссий.

Я думаю, никто не постиг сути российской культуры лучше Лихачева. И именно в этом его величайшая заслуга перед страной, в этом его общенациональное значение. Взор Дмитрия Сергеевича сумел охватить культуру России в динамике исторического становления и раз вития и в ее системной целостности, в удивительной, прекрасной внут ренней сложности и в благородной, щедрой открытости, многообразии внешних связей и взаимовлияний, в стержневой нравственной силе и в переплетении противоречий.

Д. С. Лихачев дает и свое видение глобализации — как совре менного процесса взаимодействия культур в мировом масштабе, движимого в первую очередь не экономическими, а именно культурны ми интересами человечества. Характерно, что он вообще не видит в Д. С. Лихачев — Университетские встречи. 16 текстов. С. 50.

Культурология Дмитрия Лихачева экономике и производстве «базиса», а в культуре — «надстройки», как это было принято совсем недавно в советской науке. Базис, основа ос нов, по Лихачеву, — это культура.

Академик Лихачев отличается от тысяч других ученых-гуманита риев не только масштабами своих работ, но и их особым нравствен ным, гражданским стержнем. Не «наука ради науки», не просто удов летворение исследователем своего личного любопытства. И уж тем бо лее не жажда славы, почестей, наград. Нет, ученым движет высокое нравственное чувство. И, может быть, именно оно позволяет в данном случае получить особенные результаты. «Многие убеждены, — писал Дмитрий Сергеевич, — что любить Родину — это гордиться ею. Нет!

Я воспитывался на другой любви — любви-жалости. … И с этим чувством жалости и печали я стал заниматься в университете с 1923 г.

древнерусской литературой и древнерусским искусством. Я хотел удер жать в памяти Россию, как хотят удержать в памяти образ умирающей матери сидящие у ее постели дети, собрать ее изображения, показать их друзьям, рассказать о величии мученической жизни»1. Не случайно научная рефлексия академика была всегда онтологически отягощенной, морально ответственной и культуротворческой.

В его трудах есть широта взгляда, подчиненная неумолимой логике основополагающего интереса: познать суть России через ее культу ру, в динамике становления и развития. Лихачев — человек будуще го. Он вглядывается в прошлое, чтобы помочь нам заглянуть в будущее.

В психокультурной методологии познания мира существует концеп ция, согласно которой источником и предпосылкой гениальности являет ся определенное соответствие человека и времени, когда личностная боль будущего гения начинает резонировать с аналогичной болью общества.

Человек в подобном случае остро чувствует вызовы времени и находит им адекватный ответ в своей индивидуальной биографии. Так было во времена Реформации, когда Лютер, переживая и изживая собственный кризис идентичности, помог Западной Европе обрести новые ценност ные основания бытия, укрепив тем самым мировоззренческую основу современной западной цивилизации. В эту формулу укладывается граж данский и духовный подвиг Ганди, который воплотил в общенациональ ном масштабе проект собственного морального саморазвития, подгото вив идеологически движение национального освобождения в Индии.

Думается, таким человеком был и Дмитрий Сергеевич Лихачев, работы которого в совокупности могут быть рассмотрены как глобаль ный проект духовного исцеления российского общества и мирово го сообщества путем обращения к многовековой толще культуры.

Лихачев Д. С. Воспоминания. СПб., 1995. С. 119, 120.

Часть I ДМИТРИЙ ЛИХАЧЕВ — ИССЛЕДОВАТЕЛЬ КУЛЬТУРЫ 1.1. К ВОПРОСУ О НАУЧНОМ МЕТОДЕ Д. С. ЛИХАЧЕВА Еще в 1980-х годах отечественные энциклопедии писали о Дмит рии Сергеевиче исключительно как о литературоведе1. Позже к этой характеристике добавилось словосочетание «общественный деятель».

Однако сегодня уже несомненна необходимость оценки вклада Д. С. Лихачева в историческую науку, его труды привлекают внимание философов, искусствоведов, педагогов и представителей других отрас лей знания. Специалисты справедливо отмечают, что работы Лихачева «не могут быть выстроены в какую-либо иерархию — написанная им короткая рецензия может быть более важной, чем книга в несколько сотен страниц»2. Полноценные исследования лихачевского наследия сдерживаются отсутствием полного собрания сочинений академика.

Тем не менее не вызывает сомнений, что труды Дмитрия Серге евича обогащают широкий спектр гуманитарных наук. Анализ на учного наследия ученого показывает, что по ходу занятий древнерус ской литературой ему становится тесно в рамках классической филоло гии. Д. С. Лихачев постепенно предстает перед нами как ученый, сво бодно работающий практически во всех актуальных для его времени областях гуманитарного знания.

И все же статьи и книги академика о России и ее культуре, истории, нравственности, интеллигенции сколько-нибудь серьезному научному осмыслению не подвергались и до сих пор относятся коллегами Лиха чева по филологическому цеху к «публицистике». Якобы его профес сией было исключительно литературоведение, а работы о культуре — неким «хобби», которое, дескать, не следует особенно принимать всерьез.

Профессиональная цеховая ограниченность нередко идет в науке рука об руку с неплохими исследованиями частностей, локальных явлений. Вме сте с тем Россия не случайно не знает имен этих узких специалистов, а Лихачева чтит так, как в иные времена почитали только святых.

См., например: Советский энциклопедический словарь. 2-е изд. М.: Со ветская энциклопедия, 1983. С. 718.

Milner-Gulland R. Dmitrii Sergeevich Likhachev (1906–1999) // Slavonica.

Sheffield, 1999/2000. Vol. 6. № 1. Р. 142–143. Здесь и далее цит. по переводу статьи, размещенному на сайте Международного благотворительного фонда им. Д. С. Лихачева (http://likhachev.lfond.spb.ru/Memoirs/robin.htm).

Дмитрий Лихачев — исследователь культуры Как ни странно, но даже такие фундаментальные труды, как «Три основы европейской культуры и русский исторический опыт», «Культу ра как целостная среда», «Петровские реформы и развитие русской куль туры» или лекция «Петербург в истории русской культуры»1, прочитан ная Дмитрием Сергеевичем в нашем Университете в 1993 году, не по лучили своевременной оценки. Более того, в 1995–1996 годах под руко водством Д. С. Лихачева была разработана «Декларация прав культу ры»2 — документ исключительного, мирового значения, а некоторые исследователи его наследия до последнего времени утверждали, что в завершающие десятилетия жизненного пути академик не создал ниче го значительного. По сути, это взгляд ученых, которые в своей «башне из слоновой кости» проспали зарождение, развитие и становление це лой отрасли научного знания — культурологии.

До недавнего времени научный мир представлял себе академика Лихачева в лучшем случае своего рода воплощением универсального, собирательного, «синтетического» знания, неким междисциплинар ным ученым-гуманитарием. Действительно, особенностью его науч ного стиля было умение гармонично сочетать литературоведческий, исторический, искусствоведческий, философский и другие подходы и методы исследований, но энциклопедизм знаний и академический универсализм позволили Дмитрию Сергеевичу Лихачеву оказать ся на гребне смежных научных исследований в гуманитарной сфе ре, приведших в конце XX века к формированию новой отрасли знания — культурологии.

Ретроспективный анализ публикаций Д. С. Лихачева позволяет по лагать, что культурологическая природа научных взглядов ученого выс вечивается наиболее отчетливо ко второй половине его жизни, стано вясь очевидной в 1980–1990-е годы. «Меня занимает, прежде всего, проблема пространства культурного», — пишет он3. Кстати, в это вре мя в его работах появляется и слово «культурология». Можно сказать, что на протяжении всей своей научной биографии Лихачев шел к куль турологии. В то же время и культурология, постепенно вызревая из недр гуманитарного знания, как бы «шла» к Лихачеву.

Говоря о Лихачеве-культурологе, следует особо подчеркнуть, что противопоставлять филологические и культурологические иссле дования Д. С. Лихачева было бы неправильно. Литературоведчес кая и культурологическая рефлексии в научном мышлении не про См.: Лихачев Д. С. Петербург в истории русской культуры // Лихачев Д. С.

Избранные труды по русской и мировой культуре / СПбГУП. СПб., 2006. С. 261–275.

Лихачев Д. С. Избранные труды по русской и мировой культуре. С. 388–397.

Лихачев Д. С. Культура как целостная среда // Лихачев Д. С. Избранные труды по русской и мировой культуре. С. 348.

К вопросу о научном методе Д. С. Лихачева тивостоят друг другу, а являются параллельными, взаимно допол няющими и взаимно полезными познавательными процессами.

Аксиоматичная цитата: «поэт в России больше, чем поэт», — при обретает неожиданное смысловое распространение при попытке опре делить общее впечатление от научного наследия Д. С. Лихачева. Ока зывается, что литературовед в России — больше чем литературовед.

По мнению одного из крупнейших отечественных медиевистов В. П. Адриановой-Перетц, уже в начале 1950-х годов. Д. С. Лихачев выделялся среди современных ему ученых-литературоведов широким научным кругозором, исследовавшим культуру в ее динамике. Имелось в виду, что Лихачев не только рассматривал литературу в ее культурно историческом контексте, но и изучал культуру как таковую1.

Насколько «культурологический финал» был органичен для твор ческого пути Д. С. Лихачева-литературоведа и одного из продолжате лей традиции изучения наследия Древней Руси? Содержится ли в дви жении ученого «от литературоведения к культурологии» лишь простая озабоченность сохранностью культурных ценностей в кризисную эпо ху или нам следует видеть здесь нечто большее?

Существует не разделяемое мною, но весьма интересное и пара доксальное предположение профессора Ю. В. Зобнина, что движения Лихачева от литературоведения к культурологии вообще не было, что в его деятельности культурология — это особая форма литературоведе ния, а литературоведческий анализ осуществлялся им как способ по стижения Человека в его личных и общественных проявлениях, в его взаимодействии с природой, миром и т. д. Исходной точкой в этом гло бальном исследовании является литературный текст. И он же становит ся у Лихачева итогом исследования, аккумулируя суть поставленной им проблематики.

Так или иначе, но можно предположить, что Д. С. Лихачев не от верг бы в качестве эпиграфа ко всей своей научной деятельности пер вые слова, когда-либо написанные на славянских языках — «Искони бъ слово». Правда, такой эпиграф не отразил бы всю специфику деятель ности Лихачева-ученого.

Дмитрия Сергеевича в последнее время готовы признать своим пред ставителем едва ли не все области гуманитарного знания. Возмож но, в этой ситуации содержится отмеченное академиком отражение «уни версальности» русской литературы: «По мысли Гейне (“Флорентийские ночи”, гл. I), в Италии “музыка стала нацией”, — писал Лихачев и уточ Адрианова-Перетц В. П. Краткий очерк научной, педагогической и об щественной деятельности / В. П. Адрианова-Перетц, М. А. Салмина // Дмит рий Сергеевич Лихачев. 3-е изд. М., 1989. С. 37. (Материалы к биобиблиогра фии ученых СССР. Сер. лит. и яз.;

Вып. 17).

Дмитрий Лихачев — исследователь культуры нял: — Я бы сказал, искусства стали нацией. В России же (и это мое утверждение. — Д. Л.) нацией стала литература»1.

Но вспомним, что одним из «моментов самоопределения» совре менного литературоведения стала статья Б. М. Эйхенбаума со знамена тельным названием «Как сделана “Шинель” Гоголя» (1918)2. С этого момента стараниями знаменитой ленинградской филологической груп пы ОПОЯЗ, считавшей эйхенбаумовскую статью своим манифестом, главным и единственным средоточием собственно литературовед ческой научной мысли стал текст художественного произведения.

Все остальные аспекты литературоведения должны были отныне выяв лять свои задачи и методы, сообразуясь с их участием в анализе худо жественного текста. Так были впервые научно обоснованы границы литературоведения как науки.

Но именно когда эти границы были научно обоснованы, вдруг ста ло ясно, что многие великие русские литературные критики — преж де всего Белинский, Чернышевский, Добролюбов, Писарев, в эти границы не укладываются. Дело в том, что их интересовало не толь ко (если использовать заглавие-формулу Эйхенбаума), как сделана «Ши нель», но и то, почему «Шинель» сделана именно так. Попытка отве тить на второй вопрос заставляла их сопоставлять ту же «Шинель» с другими явлениями культурной жизни России, видеть в литературном художественном тексте не «самоцель» своих размышлений, а лишь яв ление культуры в ряду других, далеко не ограниченных сферой литера туры вообще. В XIX веке, не знавшем современной классификации гу манитарных наук, это методологическое противоречие воплотилось в спор сторонников «чистого искусства» и сторонников «искусства для жизни». Все мы имеем представление об этом споре благодаря вошед шему в школьные хрестоматии отрывку из «Железной дороги» Некра сова (1864):

Вы извините мне смех этот дерзкий, Логика ваша немного дика.

Или для Вас Аполлон Бельведерский Хуже печного горшка?

Нужно заметить, что сторонников «искусства для искусства», «чистого искусства» сейчас называют искусствоведами и литера туроведами, и для них Аполлон Бельведерский действительно являет Лихачев Д. С. Петровские реформы и развитие русской культуры // Лиха чев Д. С. Избранные труды по русской и мировой культуре. С. 170.

Эйхенбаум Б. О. Как сделана «Шинель» Гоголя // Эйхенбаум Б. О. О про зе. Л.: Худож. лит., 1969. С. 306–326.

К вопросу о научном методе Д. С. Лихачева ся абсолютно самодостаточной величиной и самоценным предметом для размышлений. А сторонников «искусства для жизни» сейчас называют культурологами, и вот для них-то интерес к Аполлону Бель ведерскому отнюдь не отменяет интерес к печному горшку, ибо и то и другое являются разными сферами выражения одной и той же культу ры. Более того, культурологи не брезгают печными горшками, ибо зна ют, что в определенные периоды своего развития некоторые этносы делали восхитительные печные горшки и стилистика подобного дела ния (лат. cultura — обрабатывание, возделывание) как раз и позволяет в высшем своем развитии создать Аполлона Бельведерского.

Но один и тот же ученый может — в зависимости от своих интере сов и задач — менять методологии в разных исследовательских рабо тах. А может и не менять. Таким образом, может быть ученый-литера туровед и ученый-культуролог, а может быть — подобно Белинскому, Чернышевскому, Добролюбову, Писареву — и литературовед и куль туролог в одном лице. В этом случае какая-то часть наследия ученого, выполненная в одном методологическом ключе, принадлежит литера туроведению, а другая часть этого наследия, использующая иную мето дологию, — культурологии. И никому сейчас не приходит мысль зани маться «вивисекцией», отделяя и противопоставляя взгляды, например, Чернышевского-культуролога и Чернышевского-литературоведа. Одно дополняет другое.


Подобное можно сказать и о Лихачеве. Из того, что многие его кол леги занимались только литературоведением, вовсе не следует, что сам Лихачев не мог заниматься и литературоведением (в одних своих рабо тах), и культурологией (в других), или и тем и другим вместе (в третьих трудах). Ничего невероятного (и тем более — ничего обидного ни для Лихачева, ни для его коллег — «чистых» литературоведов) в этом нет.

Естественно, что попытки дезавуировать Лихачева-культуролога есть попытки опровергнуть очевидное.

Надо отметить, что Лихачев в своей литературоведческо-культу рологической «двуипостаси» был далеко не одинок среди современ ников. Можно назвать сразу несколько соответствующих имен первой величины. Упомяну хотя бы Юрия Михайловича Лотмана, сочетавше го в себе литературоведа и культуролога, может быть, с еще большей, чем Лихачев, диалектической остротой. И действительно, если разра ботанную Лотманом литературоведческую методику структурализма (гениальную) применить в качестве оценочного критерия к его же «Беседам о русской культуре»1 (не менее гениальным), то что-то одно в наследии Лотмана-ученого придется «вывести за рамки» в качестве «хобби».

Лотман Ю. М. Беседы о русской культуре. СПб.: Искусство, 1994.

Дмитрий Лихачев — исследователь культуры Между тем мнение, что все, написанное Лихачевым не непосред ственно о литературе, якобы относится к жанру «публицистических размышлений» ученого, исповедуют и некоторые незаурядные специа листы. В качестве примера сложности ситуации можно привести точку зрения Р. Милнер-Гулланда1, высказанную в Шеффилдском журнале Slavonica2. Данная работа, невзирая на скромный объем, настолько ин тересна, что заслуживает обстоятельного обсуждения.

Робин Милнер-Гулланд — исследователь и знаток славянского сред невековья, вспоминая о Лихачеве, говорит о нем прежде всего как об уче ном. Более того, именно стиль и метод научного мышления академика и становятся в статье зарубежного слависта главным материалом, демон стрирующим специфику его облика в целом. Думается, такой подход в принципе является весьма плодотворным для осмысления лихачевского наследия. Дело в том, что в силу многогранности и насыщенности интел лектуальной жизни Дмитрия Сергеевича именно целостность «итогово го портрета» для многих исследователей оказывается недоступной, под меняясь нередко эпизодами, фрагментами, а то и — анекдотами. Особой беды тут, кстати, нет — и даже в анекдотах (этом своеобразном истори ческом шлейфе всех выдающихся людей), однако статья Р. Милнер-Гул ланда напоминает нам о главном: во всех своих личных и обществен ных проявлениях Д. С. Лихачев оставался прежде всего ученым.

К этому тезису хочется полностью присоединиться. Более того, при всей, казалось бы, очевидной простоте данный тезис имеет большую смысло вую глубину, позволяющую скорректировать многие версии, подчас дос таточно далеко отстоящие от собственно научной проблематики.

Итак, именно стиль лихачевского научного мышления является главным объектом изучения для британского профессора, причем ха рактеристика данного объекта изначально интригует читателя своей парадоксальностью — особенно на фоне традиционного «мемуарно го» вступления с очень милым элегическим «кроком», рисующим Ли хачева в домашней обстановке, беседующим с зарубежным гостем о Филонове, Хармсе, обериутах («Этот несомненно великий человек был полон ощущения радости жизни — именно таким я запомнил его»3).

Естественно, что читатель, настроившись на дальнейшие мемуарные подробности того же рода («Его труды не только многочисленны, но и весьма разнообразны…»4;

«широта научного кругозора ученого уди Робин Милнер-Гулланд — профессор русских и восточноевропейских исследований университета Sussex (Школа европейских исследований), автор ряда статей и книг по русской культуре.

Milner-Gulland R. Op. cit. Р. 141–150.

Ibid. Р. 142.

Ibid.

К вопросу о научном методе Д. С. Лихачева вит любого, кто привык считать его только историком древнерусской литературы»1 и т. д.), вдруг испытывает нечто вроде холодного душа, читая через абзац такое определение «специфики разнообразия твор чества» Лихачева: «В своем подходе к науке Д. С. Лихачев не является типичным исследователем “исторических проблем”, то есть тем сор том ученых, которые путем кропотливого анализа доходят до сути оп ределенного явления и затем переходят к следующему. Некоторые ин теллектуально привередливые читатели были удивлены и скептичес ки настроены к этому свойству его научного метода. Они не понима ют, что его задачи и методология имеют характер, принципиально от личающийся от того, что они привыкли считать интеллектуально рес пектабельным»2.

И сразу после этого блистательного по своей неожиданности выпа да Милнер-Гулланд собственно и переходит к тому, что действительно интересует его больше всего в Лихачеве, чему и посвящена большая часть статьи, ради чего она написана — к лихачевской трактовке куль турных влияний вообще («теория природы и типологии культурного влияния является одним из его наиболее заметных вкладов в теорию истории культуры в целом»3), и в частности — «позднего» византийско болгарского влияния, еще конкретнее — к «его важнейшему научному достижению — выявлению периода с принципиально динамическим характером, для которого он выработал тонкое и ставшее сейчас клас сическим определение — Восточное Предвозрождение»4.

Какая великая честь для ученого — попасть в ранг «интеллектуаль но нереспектабельных», и как мало — несправедливо мало — такой чести удостаиваются! Речь идет вот о чем. Естественно, что «интеллек туально-респектабельные», в понимании Р. Милнер-Гулланда, литера туроведческие штудии — то есть «путь кропотливого (литературовед ческого. — А. З.) анализа, доводящего до сути определенного явления», был Дмитрию Сергеевичу не чужд. Любой, как пишет Р. Милнер-Гул ланд, «механистический подход к связям между общей историей, поли тической историей и историей искусств был поставлен под сомнение, благодаря способности Лихачева глубоко ценить специфические цен ности и эстетические достижения даже не самого выдающегося перио да истории. Его исследования, в частности, эстетических функций и значения крайне абстрактного и сложного литературного стиля перио да Предвозрождения (периода, который предшествующие специалисты, начиная с В. Ключевского, оценивали как время культурного упадка) Milner-Gulland R. Op. cit. Р. 143.

Ibid.

Ibid. Р. 147.

Ibid. Р. 148.

Дмитрий Лихачев — исследователь культуры привели к революции в нашей оценке литературных достижений позд него средневековья»1.

Автор статьи проявляет в приведенном пассаже чудеса научной то лерантности, однако нельзя не ощутить замечательную эмоциональную насыщенность текста, нельзя не почувствовать, что Милнер-Гулланд од новременно и восхищается Лихачевым, но и (очевидно, в качестве носи теля «интеллектуально-респектабельного» стиля мышления) в какой-то мере ужасается, ибо Дмитрий Сергеевич сознательно и бескомпро миссно нарушает в этих работах традиционно принятые в кругах академического литературоведения «правила игры», уходя из соб ственно литературоведческой сферы в сферу культурологическую.

Автор статьи цитирует Д. С. Лихачева: «Приходится сожалеть, что у нас слишком мало литературоведов-энциклопедистов, литературоведов, вы ходящих за пределы своих излюбленных тем»2, и констатирует: «Инте рес Лихачева к динамике культуры привел его к переоценке всей систе мы недостаточно изученных моментов переходных периодов и тех точек, где разные культурные явления входят в контакт и создают новые модели цивилизации»3. В итоге нельзя не согласиться с его справедливой оцен кой миссии Дмитрия Сергеевича: «он является наиболее убедительным адвокатом богатства тысячелетнего культурного опыта России из всех известных нашему поколению»4. И добавить: убедительность эта имеет в своей основе не публицистический, а строго научный характер.

Относительно констатации «публицистичности» работ Лихачева следует отметить, что это — лишь стилистическая особенность язы ка, характера научного мышления академика. Вызвана данная осо бенность прежде всего тем, что он стремился быть максимально точ ным и понятным в изложении своих мыслей широкой аудитории. Дмит рий Сергеевич избегал нарочитой усложненности, псевдоучености ака демических текстов, их «затоваренности» наукообразной лексикой, тай ными аллюзиями «птичьего языка», считая, что «демонстрация эруди ции в научной работе — пошлость и безвкусица»5, если она не обуслов лена логикой научного доказательства.

В науках социально-гуманитарного профиля и область, и специа лизация, и компетенция научного знания определяются не столько материалом анализа, сколько спецификой метода исследования, методологией понимания и интерпретации тех или иных социально Milner-Gulland R. Op. cit.

Ibid. Р. 149.

Ibid.

Ibid. Р. 150.

Лихачев Д. С. Без доказательств / РАН, Ин-т рус. лит. СПб.: Рус.-Балт.

информац. центр БЛИЦ, 1996. С. 112.

К вопросу о научном методе Д. С. Лихачева культурных феноменов. Например, один и тот же художественный текст может быть объектом литературоведения, лингвистики, психологии, истории и т. д.

Метод — это определенным образом полученное и упорядоченное знание о человеке и мире;

структурированная на основе методологии совокупность способов воссоздания изучаемого предмета;


система ми ровоззренческих принципов и рационалистических приемов понимания и конструирования истины. В частности, позитивистски ориентирован ные методы добывания знания в естественных науках основаны на рацио налистических принципах познания (индукция, дедукция, анализ и син тез, аналогия, сравнение, доказательство и т. д.);

они исповедуют логико дискурсивное мышление, основанное на причинно-следственных связях.

Методы гуманитарных наук имеют более выраженную мировоззрен ческую, антропологическую направленность, они выдвигают на пер вый план экзистенциальные проблемы бытия. В свою очередь в каждой группе гуманитарных наук существуют сложившиеся традиции позна ния истины, образующие специфику метода.

В частности, культурология специфику своего метода обеспечива ет конструктивным характером исследования, которое не должно огра ничиваться накоплением фактов и их интерпретацией, она реализует его посредством воплощения противоположных бытующему в точных науках алгоритма и логики познания: не от эмпирических фактов или частных проявлений культуры к теоретическим конструкциям, а через концептуальный анализ научного и художественного текста (как ведущих форм бытия и самосознания культуры) — к воссозданию фе номена культуры в его онтологической полноте и целостности.

Анализируя научное наследие Д. С. Лихачева, можно обнаружить особенности его культурологического метода, которые в совокупности следует рассматривать как существенный вклад в становление методо логии культурологического знания. Они позволяют культурологии уточ нить собственную сферу научной компетенции, найти в ряду «культур но-заинтересованных» наук свой объект и предмет исследования, скор ректировать категориальный и исследовательский аппарат, позволив ший получать специфически «культурологический» эмпирический ма териал. Особенности культурологического метода Д. С. Лихачева можно обозначить несколькими смысловыми линиями, а именно:

понимание культуры как целостности;

онтологизм и проектный характер историко-культурного знания;

синтетичность, комплекс ность и универсализм познания культуры;

нравственная отягощен ность культурологического дискурса;

гуманистичность.

Останавливаться более подробно на этих особенностях научного метода Д. С. Лихачева представляется уместным в контексте истори ческого процесса становления культурологической парадигмы.

1.2. У ИСТОКОВ СТАНОВЛЕНИЯ КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОЙ ПАРАДИГМЫ* Существовала ли какая-то внутренняя логика, закономерность в применении Д. С. Лихачевым тех или иных методологий исследо ваний, в переходе от одних методологий к другим? Можно ли гово рить о какой-либо методологической эволюции ученого на протяже нии на редкость длительного и продуктивного периода его научной дея тельности?

На наш взгляд, можно. В ходе состоявшейся в Москве 20 декабря 2006 года научной сессии Отделения историко-филологических наук РАН, посвященной 100-летию академика Д. С. Лихачева, академик В. Л. Янин заострил внимание научного сообщества на одном из тезисов, раскрытых им в предисловии к книге «Дмитрий Лихачев — великий рус ский культуролог»1: «Д. С. Лихачев являет собой пример одного из глав ных основоположников интеграции гуманитарной науки. Предметом его исследований была филология во всех ее ракурсах, история и искусство ведение, изучаемые в их неизбежных пересечениях. Он открыл для себя и для всех нас то связующее звено, которое соединяет эти прежде диффе ренцированные дисциплины. Базисом любого национального развития, как это было им доказано, является культура, составляющими частями которой были письменность и язык, архитектура и живопись, музыка и философия. Такой подход к сумме разнообразных источников культур ного развития представляет собой основу новой обобщающей науки — культурологии, пионером которой стал Д. С. Лихачев»2.

С этим утверждением трудно не согласиться. Хотя, думается, суть проблемы все же не сводится к важности изучения культуры как базиса национального развития и суммы языка, архитектуры, музыки и др.

Академика Лихачева можно рассматривать как ученого-энциклопеди ста нового типа, действующего, в отличие от своих предшественни * Раздел написан в соавторстве с профессором СПбГУП А. П. Марковым.

Более подробно см.: Запесоцкий А. С. Становление культурологической пара дигмы / А. С. Запесоцкий, А. П. Марков. СПб.: СПбГУП, 2007. (Дискуссион ный клуб Университета;

Вып. 10).

Запесоцкий А. С. Дмитрий Лихачев — великий русский культуролог / СПбГУП. СПб., 2007. С. 4–7.

Там же. С. 5.

У истоков становления культурологической парадигмы ков, в условиях весьма далеко зашедшей дифференциации научного знания. По всей видимости, преодоление этой дифференциации в его работе происходило на основе интуитивно ощущаемой потребности, порожденной общей ситуацией, сложившейся в российском гуманитар ном знании XX века. Ведомый интуицией, Дмитрий Сергеевич ока зался у истоков российской культурологической парадигмы, созда ваемой параллельно с ним в общем пространстве гуманитарного зна ния несколькими поколениями отечественных ученых. Назовем в этом ряду: С. Аверинцева, С. Артановского, А. Гуревича, П. Гуревича, Ю. Лотмана, А. Лосева, В. Библера, Э. Соколова, Н. Злобина, С. Икон никову, М. Кагана, В. Межуева, А. Флиера и др.

Не ставя перед собой задачу по формированию культурологи ческой парадигмы, академик тем не менее внес удивительно мас штабный вклад в ее решение. Особая одаренность и энциклопеди ческая образованность, его боль за судьбы отечественной культуры сде лали Д. С. Лихачева необычайно ярким выразителем этого магистраль ного сегодня направления развития гуманитарного знания. Своими на учными трудами и собственной биографией ученый еще раз подтвер дил тезис о том, что источник гениальности лежит не только в способ ности интеллекта постигать и конструировать истину, но и в резонансе души человеческой с болью времени, в проблемно-онтологическом со звучии, соразмерности Человека и Времени. Исследования культуры академиком стали яркой линией в складывающейся культурологичес кой парадигме, а его труды по существу заполнили ее методологичес кие лакуны и оформили важные мировоззренческие принципы и при оритеты формирующейся новой области знания.

Очевидно, что культурологический ракурс исследований академи ка в существенной мере сформировался под влиянием социально-куль турного контекста эпохи: Д. С. Лихачев жил и творил в ХХ веке, кото рый стал веком исследования культурных явлений и феноменов. В годы юности Дмитрия Сергеевича культурологическая проблематика исследовалась в рамках иных, нежели сегодня, теоретико-методо логических концепций и иного, архаично систематизированного нормативного знания. В частности, на рубеже XIX–XX веков куль турная тематика отчетливо зазвучала на фоне бурного расцвета поле вых исследований фольклористов, этнографов, психологов. Позже куль турологическую эстафету приняли такие науки, как этнология, социо логия, политология, антропология, которые потом модифицировались в социологию культуры, культурную антропологию, психологию куль туры, этнопсихологию. В результате основными науками о культуре в Европе и Америке и сегодня принято считать социологию, социальную и культурную антропологию. В России значительный вклад в понима ние культуры внесли филология, лингвистика, семиотика, философия культуры и др.

Дмитрий Лихачев — исследователь культуры Однако по мере изучения культуры отдельными, частными от раслями знания все рельефнее вырисовывался ряд трудностей. Во первых, понимание сущности даже отдельных культурных феноменов все чаще оказывалось невозможным в рамках той или иной частной науки, требовало междисциплинарной методологии и неизбежно при нимало межпредметный характер. Во-вторых, рефлексия культуры как целостности тем более не могла стать объектом какой-либо одной нау ки — объект познания таких масштабов не соответствовал их предмет ной области. В-третьих, пришло осознание учеными ограниченности и даже исчерпанности возможностей классических наук (каждой в отдель ности) решать принципиально новый класс исследовательских задач.

Гуманитарное научное сообщество начало целенаправленно искать но вые формы координации междисциплинарной деятельности и выраба тывать способы «подключения» науки к решению общественно-значи мых проблем1.

Как известно, различные аспекты культурного бытия человека и общества изучают все науки гуманитарного профиля, однако получае мое ими знание частично и дискретно, оно разделено естественными границами научной компетенции различных наук, что «разрывает» це лостность самого феномена культуры. Культурология, изучающая куль туру как целое, уже в силу этого обстоятельства не могла стать гумани тарной наукой «в ряду других», поэтому она изначально формирова лась как своеобразная метанаука — научная парадигма. Начиная со второй половины ХХ века культурологическая парадигма постепен но интегрировала весь спектр частнонаучных подходов к различным феноменам культуры. Пытаясь воссоздать культуру как целостность, она объединила ресурсы различных гуманитарных наук и сформировала особую область предметной онтологии.

Социальную базу создания культурологической парадигмы соста вила значительная группа известных российских ученых-гуманитариев, научная рефлексия которых была связана с соответствующим методом познания реальности. Исследовательская мотивация здесь оказалась определена не столько рациональным, «холодным» интересом интел лекта, сколько целостным стремлением личности понять проблемную ситуацию и найти ресурсы для ее решения, расширив рамки своей на учной компетенции.

Отличие парадигмы от методологии частных наук состоит в том, что здесь возможна (и происходит) органичная интеграция резуль татов и методов различных областей гуманитарного знания вок руг актуального «проблемного поля». Кроме того, в парадигмаль ном знании доминирует экзистенциально-ориентированная мето См.: Щедровицкий Г. П. Избранные труды. М., 1995. С. 280.

У истоков становления культурологической парадигмы дология. И, наконец, формирующие парадигму науки объединяет спе цифический метод познания, важнейшее место в структуре которого занимает креативно-онтологическая линия. Парадигмальная мето дология предполагает вовлечение в процесс исследования не только рациональных ресурсов личности, но и ее креативных потенций: мо дель культурной реальности не просто понимается, но творчески со здается — исследователь творит образ, картину «мира культуры».

В результате анализа и творческой интерпретации «текстов культуры»

(в том числе знания, полученного в рамках других гуманитарных наук), культурологический дискурс не только понимает, но и «собирает» куль турную реальность, «разбросанную» по проблемным областям гумани тарного знания, онтологизирует культуру как целостность.

Современное понятие культуры объединило огромный класс фено менов и граней бытия человека и общества. В рамках культурологичес кой парадигмы предметная область исследования формировалась путем выстраивания многоуровневого универсума культуры:

— как сотворенной человеком духовной и материальной среды его обитания;

— специфической функции и модальности бытия человека и обще ства;

— формы созидания и выражения человеческой природы;

— способа самопознания и самовыражения национально-культур ной самобытности народа;

— существующей в «большом» историческом времени системной целостности, содержащей символическую «духовную матрицу», обес печивающую идентичность личности и самотождественность со циума;

— важнейшего фактора духовно-нравственного обновления обще ства, ресурса общественных преобразований и основы духовной без опасности нации.

Подобное богатство проблемного и научного спектра культуроло гии свидетельствует не только о разнообразии научных форм, в кото рые может облекаться культурологическая мысль, но и о взаимодопол нительности ее различных аспектов, складывающихся в своей сово купности в единую комплексную дисциплину — знание о культуре как многогранном и многомерном явлении.

Наряду с онтологизацией объекта познания продолжалось форми рование научного метода культурологии (греч. methodos буквально оз начает «путь к чему-либо»). Как известно, «несущими конструкциями»

метода являются: как мировоззренческие и методологические ориен тиры познания, всеобщие исследовательские принципы и подходы, фор мирующие определенные модели миропонимания (редукционизм, механицизм, позитивизм), так и приемы научного мышления (индук Дмитрий Лихачев — исследователь культуры ция, дедукция, анализ, синтез, аналогия, объяснение, доказательство, эксперимент, наблюдение).

Формирование культурологического метода совпало с общей тенден цией развития гуманитарной науки 1960–1980-х годов, которая прояви лась в усилении методологической рефлексии, поиске новых средств и инструментов познания и конструирования реальности и, прежде всего, за счет разработки тех составляющих научного метода, которые были бы способны компенсировать ограниченные возможности аналитичности.

Культурология в границах своего метода стала интегрировать частнона учные подходы к культуре — социологический, этнологический, фило логический, семиотический, психологический, экологический и другие, выстраивая на этой основе свою методологию научной парадигмы.

Безусловно, культурологическая парадигма базировалась на фило софской методологии. Однако при сохранении определенной преем ственности в формировании культурологического метода обнаружива ется и явная оппозиция, прежде всего по отношению к позитивист ской методологии, которая абсолютизирует роль рационального дис курса, внешне регистрируемых наблюдений, осуществляемых в сфере естественных наук или их методами. И эта оппозиция закономерна — возможности разума, как показал ХХ век, ограничены. Высшая форма его достижений — понимание противоречивости бытия и отражающе го его знания: разрешая очередное противоречие, разум неизбежно упи рается в следующее, и так до бесконечности. Но есть иные формы и ступени духовного познания, когда возможен синтез антиномий. Ис точником такого знания, как считал П. Флоренский, является не разум, а сердце. Познать разумом — значит, «опознать противоречие», уразу меть сердцем — значит, «понять всецело»1.

Известно, что культурологическая парадигма является лишь одной из возможных парадигмальных моделей интеграции гуманитарных наук.

В структуре научной парадигмы может быть различным соотношение, конфигурация векторов: общефилософского, конкретно-научного и проблемного, формируемого и детерминируемого «болью повседневно сти» — резонансом интеллектуальных лидеров научного сообщества с актуальными проблемами бытия2. Доминирование одного из них опре деляет характер парадигмы, включая методы познания, онтологию пред мета, формы интеграции научных дисциплин.

Важнейшим фактором и условием рождения культурологической парадигмы следует считать актуализацию проблемного поля. Ведь См.: Флоренский П. Столп и утверждение истины: в 2 т. М.: Правда, 1990.

Т. 1, кн. 2. С. 505, 536.

См.: Материалы круглого стола «Философия и интеграция современного социально-гуманитарного знания» // Вопросы философии. 2004. № 7. С. 5.

У истоков становления культурологической парадигмы становление и корректировка научного метода, лежащего в основе па радигмы, всегда обусловлены историко-культурной ситуацией. Сам же метод выступает в качестве производной от деятельности находящего ся внутри социально-культурной среды научного сообщества1. Суще ственным своеобразием метода культурологической парадигмы стало доминирование личностно-ориентированной методологии. Здесь име ется в виду обращение гуманитарного сообщества к актуальным воп росам бытия человека в мире, смещение акцентов с рассудочно-позна вательной мотивации на детерминированность животрепещущими проблемами.

Таким образом, культурология в своей методологической основе изначально складывалась как гуманитарно-обществоведческая парадиг ма, имеющая междисциплинарный статус, интегрирующая методы и результаты других наук социально-гуманитарного профиля вокруг оп ределенного проблемного поля. Особенность культурологического ме тода, цементирующего данную научную парадигму, состоит в том, что он, интерпретируя и понимая «тексты культуры», одновременно онто логизирует целостную социально-культурную реальность — творит, создает ее символический образ.

Культурологическая мысль синкретична, она выходит за пределы за конченных форм чистой научности2. С одной стороны, она тесно связана с философией, антропологией, социологией, использует соответствующие методы интерпретации культурной реальности и даже заходит в соответ ствующие проблемные области этих наук. С другой — своей антропо- и логоцентричностью культурология близка различным иным формам гума нитарного знания, органично встраивая в свой метод, наряду с понятийно логическими формами мышления, образно-ассоциативные способы интер претации и онтологизации мира культуры. Поэтому культурологическая мысль не вписывается в рамки строго рациональных подходов к куль туре, в ней собственно научные способы познания органично сочета ются с художественными и религиозными рефлексиями, она включает в себя как специализированные формы культуры (искусство, философию, религию), так и обыденные формы культурного самосознания.

Т. Кун в свое время подметил особую значимость в становлении научно го метода «проблемного резонанса» сообщества ученых и онтологизируемого этим сообществом объекта знаний, что чрезвычайно важно для становления культурологической парадигмы. См.: Кун Т. Структура научных революций.

М.: Прогресс, 1977.

Кондаков И. В. История культурологической мысли [Электронный ре сурс] // Культурология. ХХ в.: энцикл.: в 2 т. СПб.: Университетская книга, 1998. Т. 1. Электрон. дан. Режим доступа: http://www.philosophy.ru/edu/ref/enc/ i.html#BM80036. Загл. с экрана.

Дмитрий Лихачев — исследователь культуры Подобный межпредметный и межнаучный синтез правомерен и плодотворен по отношению к культуре в рамках культурологической парадигмы, но он не может быть оправдан, например, в социологии, истории или политологии. Как считает И. В. Кондаков, в данных отрас лях знания любые вненаучные компоненты разлагают науку изнутри1, и с этим трудно не согласиться. В границах же культурологической пара дигмы литературно-художественные, философские, религиозные и обы денные формы знания обнаруживают свою органическую причастность к культурологии, становятся различными вариантами саморефлексии культуры как целостности.

«Работая» на проблемном поле других гуманитарных наук, культу рология в границах своего метода осуществляет контекстуализацию и интерпретацию актуальнейших проблем бытия человека и общества, придает им глубину и перспективность решения. Культурологический дискурс переинтерпретирует результаты и концептуальные наработки других наук, вводя их в более широкий социально-гуманитарный кон текст. В исследовательское «предметное поле» в этом случае включа ются различные социально-культурные феномены («тексты культуры»), выступающие объектом анализа и других социально-гуманитарных наук (например художественный текст, который является объектом и литера туроведения, и лингвистики, и психологии, и истории).

Специфику своего метода культурология (в сравнении с другими гуманитарными дисциплинами) обеспечивает также конструктивным характером исследования, которое не ограничивается накоплением фактов и их интерпретацией. Культурологический метод креативен по своей сути — посредством концептуального анализа «текстов культу ры» воссоздается феномен культуры в его онтологической полноте и целостности. Выражаясь словами М. М. Бахтина, «участное сознание»



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 18 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.