авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Содержание

Стратегия латиноамериканских стран на новом витке мирового развития

Автор: И. К. Шереметьев, Л. Б. Николаева.......................................................... 2

Мексика сохраняет свой шанс Автор: А. В. Бобровников................................ 15

Французские левые о латиноамериканском эксперименте "социализм XXI

века" Автор: Р. В. Костюк.................................................................................... 31 Экономическая политика правительства Народной партии в условиях кризиса Автор: Антонио Санчес Андрес.......................................................................... 40 Бразилия как вектор внешней культурной политики Германии Автор: Е. В.

Прусов................................................................................................................. 56 Марио Андлер: "Когда я узнал о гибели Че Гевары, я шел по улице и плакал" Автор: Е. Б. ЧЕРНОВА.......................................................................................... У истоков колумбийского консерватизма: Хосе Эусебио Каро Автор: А. А.

Щелчков.............................................................................................................. Манифесты, программы, декларации испаноамериканского авангарда Автор:

Ю. Н. Гирин......................................................................................................... Венесуэла: шаг вперед два шага назад... Автор: О. Н. Докучаева................. "El RusoLatino de negocios" информирует Автор: АЛЕКСАНДР МОИСЕЕВ...... ИБЕРО-АМЕРИКАНСКАЯ МОЗАИКА.................................................................. Стратегия латиноамериканских стран на новом витке мирового Заглавие статьи развития Автор(ы) И. К. Шереметьев, Л. Б. Николаева Источник Латинская Америка, № 2, Февраль 2013, C. 4- ЭКОНОМИКА Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 56.8 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Стратегия латиноамериканских стран на новом витке мирового развития Автор: И. К. Шереметьев, Л. Б. Николаева В последние 10 - 15 лет в Латинской Америке наблюдается процесс глубоких перемен, оказывающих влияние как на ситуацию внутри региона, так и на изменение его значимости в решении глобальных проблем современности. Консолидация "больших" и "малых" стран в деле наращивания экономического потенциала и его совместном использовании повышает международный рейтинг региона, превращает латиноамериканские государства в претендентов на роль акторов мирового уровня.

Ключевые слова: экономическая стратегия, "восходящие" страны, ALBA, сотрудничество, консолидация усилий.

В 1998 г. Центр экономических исследований ИЛА РАН подготовил и обнародовал научный доклад "Стратегия латиноамериканских стран на новом витке мирового развития", в котором была предпринята попытка рассмотреть возможные варианты (сценарии) мирового развития на ближайшую перспективу и определить место и роль Латинской Америки в этом процессе. Этот доклад заканчивается следующим выводом:

"Учитывая рассмотренные выше императивы развития мирового хозяйства, с большой долей вероятности можно ожидать, что при всех сценариях ведущие латиноамериканские страны обладают значительным потенциалом для превращения в активных участников мирохозяйственных процессов, а создаваемые ими интеграционные блоки - в эпицентр развития многополярного мира. К этому, естественно, ведет быстрая по мировым меркам эволюция стран региона, превратившихся из периферии прединдустриальной эпохи в хозяйственно зависимую зону индустриальной цивилизации (при активном поиске своего места в международном разделении труда), а в последние десятилетия - интенсивная модернизация и повышение их рейтинга в мире"1.

Похоже, что этот прогноз начинает сбываться и притом не только в отношении крупнейшей в Латинской Америке страны - Бразилии, но и дру Игорь Константинович Шереметьев - доктор экономических наук, профессор, главный научный сотрудник ИЛА РАН (v.teperman@ilaran.ru);

Людмила Борисовна Николаева - кандидат экономических наук, старший научный сотрудник ИЛА РАН (nlb2008@yandex.ru).

стр. гих государств этого региона. Но вот вопрос: в исследованиях ряда известных ученых латиноамериканистов по данной тематике все внимание сфокусировано на Бразилии*. Все прочие латиноамериканские страны (а их свыше 30!) остаются за рамками интереса ученых и тем самым как бы лишаются шансов на "восхождение" - на повышение их веса и роли в мировой экономике и международных делах.

Причина, как представляется, кроется в том, что не все факторы, работающие на "восхождение", принимаются исследователями в расчет. Несомненно, что преимущества на стороне тех государств, которые располагают большой территорией, крупным экономическим, людским, научно-техническим и военным потенциалом, наделены богатыми природными ресурсами. Это - объективные факторы "восхождения". Но, помимо них, есть и факторы субъективного порядка, которые подчас выпадают из поля зрения аналитиков или недооцениваются ими. К числу последних надо отнести "популярность", "привлекательность" политики той или иной страны (независимо от ее масштабов) и не в последнюю очередь харизму ее лидеров, ведущих политических деятелей. При учете такого рода факторов представляются в ином свете перспективы и шансы на успех "восхождения" не только "гигантов", но и государств региона, уступающих им по количественным меркам.

Посмотрим, как конкретно протекает процесс "восхождения" "больших" и "малых" стран Латинской Америки, и какую роль при этом играют не только объективные, но и субъективные факторы.

НАРАЩИВАНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА Итак, в Латинской Америке есть, по крайней мере, одна страна, отвечающая всем критериям и меркам "гиганта", - Бразилия. На ней-то и сфокусировано в последнее время внимание российских исследователей. Известный политолог и историк Б. Ф. Мартынов пишет: "Впервые за всю историю этой самой крупной и наиболее развитой латиноамериканской страны президентский пост заняла женщина. Другой отличительной чертой выборов (31 октября 2010 г. - Прим. ред.) стало то, что впервые за много десятилетий они проходили на фоне экономического и социального подъема, в условиях массовой поддержки 192-миллионным народом Бразилии уходившего с поста президента Луиса Инасио Лулы да Силвы.

* Здесь уместно заметить, что в Латинской Америке, помимо Бразилии, есть еще один "гигант" - Мексика, государство, располагающее большой территорией (1958 тыс. км 2 ) и значительным населением (свыше 100 млн.

человек). По объему ВВП она входит в десятку самых крупных экономик мира. Однако по ряду причин ее не относят к странам, претендующим на роль новых "великих держав". И дело здесь не только в чисто количественных показателях. В отличие от других восходящих "гигантов" Мексика - экономически зависимая страна, а ее "восхождение" блокируется участием в североамериканском интеграционном объединении NAFTA, во многом зависит от положения дел в экономике США, а оно, как известно, далеко не блестящее. Наиболее полный, всесторонний анализ "новых центров" Латинской Америки, на наш взгляд, дан в работе В. М. Давыдова, А. В. Бобровникова "Роль восходящих гигантов в мировой экономике и политике (шансы Бразилии и Мексики в глобальном измерении)";

в разделе 2.4 "Новые центры" книги "Россия в полицентричном мире", написанной под руководством В. М. Давыдова коллективом авторов (А. В. Бобровников, Л. Б. Николаева, Н. Ю. Кудеярова и др.).

Из латиноамериканских стран и Бразилия, и Мексика находятся в поле зрения ученых как имеющие все шансы на "восхождение".

стр. За восемь лет правления знаменитого Лулы страна добилась неос- поримых успехов в экономике и приобрела репутацию одной из новых восходящих глобальных держав.

Поддержка Лулы, рейтинг которого в годы его последнего президентского срока (2006 2010 гг.) не опускался ниже 70%, обеспечила победу доселе не имевшей собственной яркой харизмы Дилме Руссефф, сделав ее после выдвижения в качестве кандидата на президентский пост от Партии трудящихся (Partido dos Trabalhadores, PT) в 2007 г.

фигурой общенационального масштаба".

Вступление Д. Руссефф на пост президента Бразилии, - пишет дальше Б. Ф. Мартынов, проходило в атмосфере обоснованного оптимизма (выделено автором. - Б. М.). 20,5 млн.

бразильцев, сумевших благодаря социальным программам Лулы выбраться из нищеты, плюс 30 млн. человек, пополнивших собой "новый средний класс", создали хорошую социальную базу для сохранения внутриполитической стабильности и продолжения курса реформ. И хотя сам Лула "на всякий случай" предпочел "подстраховаться" и заявил о возможности нового выдвижения им своей кандидатуры в 2014 г., почти всем было ясно:

при условии сохранения Дилмой основных направлений его внутри- и внешнеполитического курса, Бразилию ждут процветание и успех"2.

В 2011 г. ВВП Бразилии составил около 2,3 трлн долл. (по паритету покупательной способности, ППС), по объему ВВП Бразилия стала седьмой экономикой мира, обогнав Великобританию, Францию, Италию3. К 2016 г., когда страна будет принимать первые в истории Олимпийские игры на южноамериканской земле, она рассчитывает превратиться в пятую экономику мира.

В новейшем сценарии Национального совета по разведке США, помимо Китая и Индии, следующей страной, которая в короткие сроки будет способна догнать наиболее развитые государства по основным экономическим показателям, значится Бразилия. В прогноз инвестиционного банка "Goldman Sachs" от 2001 г., который и положил начало международной известности акронима BRIC/BRICS (Бразилия, Россия, Индия, Китай, с 2011 г. - Южно-Африканская Республика) в 2009 г. были внесены коррективы, учитывающие перспективы развития крупнейшей южноамериканской страны. Согласно новому прогнозу, ВВП Бразилии должен был на пять лет раньше срока, намеченного в 2003 г., превзойти ВВП Италии, на семь лет раньше сравняться с германским и, начиная с 2035 г., превзойти японский. Эксперты другой компании "Pricewaterhouse Coopers" (PwC) в своем докладе на 2050 г. также прогнозируют рост рейтинга Бразилии с девятого места в 2009 г. на четвертое к 2050 г. *.

Надо сказать и о том, что в самой Латинской Америке Бразилия выполняет важную функцию своего рода "тягача" экономического развития для ряда участников южноамериканского общего рынка (Mercado comun del sur, Mercosur). Последний, в свою очередь, играет роль одного из факторов * Мексика, согласно прогнозу PwC, должна переместиться на 7-е место к 2050 г. В настоящее время она занимает 11-ую строчку, объем ВВП (по ППС) составляет 1,8 трлн долл. К слову, в начале 2011 г. глава "Goldman Sachs" Джим О'Нил решил заменить термин "восходящие рынки" (emerging markets) в отношении государств BRICS, а также четырех стран из списка Next Eleven (N-l1) - Мексики, Индонезии, Южной Кореи и Турции (получивших название группа MIST), на более точный, с его точки зрения, термин "рынки роста" (growth markets).

стр. наращивания экономической мощи Бразилии, фактора, "работающего" на ее ускоренное восхождение.

В той же оптимистической тональности пишет о Бразилии и другой известный российский ученый д-р ист. наук Л. С. Окунева. Вот некоторые выдержки из ее фундаментального исследования по этой южноамериканской стране. "Сегодняшняя Бразилия - современное демократическое государство, идущее по пути обновления, экономического и социального реформирования. Бразилия по праву превратилась в региональную державу;

она проводит активную внешнюю политику, играет весомую и все возрастающую роль на мировой арене, в ООН, других международных организациях...

Партнерство с латиноамериканскими соседями, наращивание усилий по линии Юг - Юг, борьба за установление справедливого мирового экономического порядка - все это является разными сторонами одного процесса, а именно, - продвижения Бразилии к обретению роли глобального актора международных отношений (ярким выражением чего являются ее упорные усилия в борьбе за постоянное членство в Совете Безопасности ООН) 6.

В отношении участия Бразилии в BRIC Л. С. Окунева приводит любопытное высказывание французского дипломата и исследователя А. Рукье: эти страны, вчера всего лишь "важные", сегодня стремятся стать "государствами второго мира", "наступающего на пятки первому миру", а завтра - превратиться в "великие державы", "сильные мира сего"7.

И снова возникает вопрос: а что же, остальные латиноамериканские страны остаются на обочине траектории "восхождения", не имеют шансов на повышение своего веса и влияния в международных делах, в строительстве нового "справедливого мира", вынуждены пассивно наблюдать за действиями тех, кто строит и для них этот новый мир?

Похоже, это далеко не так. В самом латиноамериканском регионе сегодня развертываются многообещающие процессы преодоления традиционных недугов и преград поступательного развития, в которые вовлекается все более широкий круг стран, процессы, обращенные в будущее, нацеленные на повышение роли и значимости в мировых делах стран "малой весовой категории".

Одним из таких процессов является движение Боливарийская альтернатива для Америк (Alternativa Bolivariana para las Americas, ALBA), начало которому было положено Венесуэлой и ее харизматическим лидером, последователем идей великого Боливара - Уго Чавссом. Так в Латинской Америке вслед за первым "тягачом" развития - Бразилией во второй половине 90-х годов прошлого века в строй вошел еще один мощный "тягач" развития в лице Венесуэлы с ее крупными нефтяными ресурсами - важным источником роста и развития. Благоприятная конъюнктура и высокие цены на углеводородное сырье ("нефтедоллары") позволили этой стране не только проводить весьма активную и независимую политику, но и оказывать поддержку соседним государствам. В четвертый раз в результате президентских выборов, прошедших в октябре 2012 г., Чавес завоевал право называться лидером Венесуэлы.

В недалеком прошлом (при Луле) порой высказывалось мнение, что двум этим харизматическим личностям (Чавесу и Луле) "тесно" на южноамериканском континенте, что соперничество между ними за "пальму первенства" - одна из главных помех успешному решению хозяйственных и социально-политических проблем региона;

своего рода "яблоко раздора" стр. между государствами, руководители которых в одних случаях отдают предпочтение "умеренному и прагматическому" Луле, в других - ориентируются на " бунтаря революционера", устремленного к "социализму XXI века". Но такое мнение опровергается фактами. Неслучайно летом 2012 г. Венесуэла стала полноправным членом Mercosur (Венесуэла подписала соглашение на членство еще в 2006 г., но ее вступление блокировалось сенатом Парагвая). Цели стратегии социально-экономического развития у того и другого лидера всегда совпадали. Выдвигаемые ими масштабные проекты в области энергетики и транспорта, создания новой региональной финансовой архитектуры, охраны природно-сырьевых ресурсов, преодоления различий в уровнях хозяйственного и социального развития стран региона и тому подобные инициативы, несомненно, отвечают интересам многих латиноамериканских государств, способствуют их консолидации, служат исходной базой их совместной борьбы за перестройку экономического и политического миропорядка.

КОНСОЛИДАЦИЯ УСИЛИЙ, НОВЫЕ ФОРМЫ СОТРУДНИЧЕСТВА В последние годы усилия латиноамериканских государств были направлены на укрепление взаимодействия в валютно-финансовой сфере, реализацию проектов инфраструктуры (транспорт, энергетика, телекоммуникации) и ряд других. Внимание к этим отраслям объясняется их прямым влиянием на конкурентоспособность местных экономик, на возможности расширения взаимной и глобальной торговли.

Мировой финансово-экономический кризис, разразившийся во второй половине 2008 г., поставил в повестку дня вопрос не просто об активизации валютно-финансового сотрудничества как между государствами региона, так и по линии региональных и субрегиональных финансовых организаций, а о формировании региональной финансовой архитектуры. Немаловажным фактором для этого является наличие разнообразных финансовых институтов, таких как Межамериканский банк развития (Banco Interamericano de Desarrollo, BID), Латиноамериканский резервный фонд (Fondo Latinoamericano de Reservas, FLAR), Андская корпорация развития (Corporation Andina de Fomento, CAF), Центральноамериканский банк экономической интеграции (Banco Centroamericano de Integration Economica, BCIE), Банк развития стран Карибского бассейна (Banco del Desarrollo del Caribe, BDC), Fondo Caribe, Fondo Financiero para el Desarrollo de la Cuenca del Plata (FONPLATA), которые приступили к практической деятельности еще в 60 - 70-е годы. Деятельность этих организаций носит преимущественно антициклический характер и направлена на мобилизацию внешних ресурсов для инвестирования и поддержания экономической активности. Так, удалось увеличить кредитование экономик региона в период "азиатского" кризиса, кризиса 2000 - 2002 гг.;

во время последнего кризиса они пошли по пути создания чрезвычайных фондов, увеличения своего капитала за счет увеличения взносов как латиноамериканских, так и нерегиональных членов, принятия с группой Всемирного банка программы расширения поддержки латиноамериканских стран в 2009 - 2010 гг.

Однако появление правительств "левого дрейфа" внесло серьезные изменения в процесс валютно-финансовой интеграции. Эти правительства стр. подвергли критике существующие кредитно-финансовые организации за то, что они ориентируют на развитие в рамках неолиберальной модели, приведшей к мировому кризису, и выдвинули многочисленные инициативы по созданию региональных и субрегиональных банков и фондов "нового типа", которые не включали бы в число членов развитые страны и не были бы связаны с МВФ и Всемирным банком. Одно из таких учреждений - Банк ALBA, который был учрежден в 2008 г. для финансирования межнациональных проектов и в настоящее время объединяет пять стран (Боливия, Венесуэла, Куба, Никарагуа, Сент-Винсент и Гренадины). Другая инициатива венесуэльского лидера - Банк Юга (Banco del Sur), который, как предполагалось, станет основным элементом в формировании собственной, независимой финансовой системы южноамериканских государств. Формально о его создании было объявлено в 2007 г.

(входили Аргентина, Боливия, Бразилия, Венесуэла, Уругвай, Парагвай и Эквадор), но из за разногласий между членами по поводу масштабов и направлений деятельности, а также размеров взносов к началу операций в запланированные сроки приступить не удалось.

Учредительное соглашение было подписано в сентябре 2009 г., спустя 20 месяцев согласований. Эту инициативу не поддержали Перу и Колумбия, Чили же ограничилась ролью наблюдателя. Вероятнее всего, они не были согласны с концепцией банка и с очевидным влиянием на его деятельность У. Чавеса.

Еще одной инициативой Чавеса стало создание в 2005 г. Фонда "ALBA - Caribe" для финансирования операций по проекту "Petrocaribe", о котором будет сказано ниже. Через этот фонд Венесуэла предоставляет 17 карибским и центральноамериканским государствам сырую нефть на условиях льготных кредитов.

Такая множественность финансовых институтов, помимо очевидных преимуществ, влечет и некоторые издержки - имеет место конкуренция между этими институтами за ресурсы на рынках капиталов, происходит дробление ресурсов. Участие одновременно в различных финансовых организациях нередко приводит к осложнению технических и административных процедур, росту финансовых издержек.

Другим направлением укрепления независимости региона от внешнего влияния стало формирование единого валютного пространства. Решение отказаться от доллара и ввести общую денежную единицу сукре (Единая региональная система взаиморасчетов - Sistema Unitario de Compensation Regional de pagos (SUCRE) было принято ALBA в апреле 2009 г.

С января 2010 г. началось ее использование в экспериментальном режиме (как электронную валюту), а через пять лет планируется ввести в оборот в качестве единой полноценной субрегиональной денежной единицы. Переходу на использование сукре во всех торговых операциях должно предшествовать создание в рамках ALBA трех новых органов: Регионального валютного совета (Consejo Monetario Regional), Центральной компенсационной палаты (Camara Central de Compensation en monedas locales) и Торгового резервного фонда (Fondo de Reservas у Convergencia Comercial, FRCC). В феврале 2010 г.

между Венесуэлой и Кубой была проведена первая операция с использованием в расчетах сукре. Инициаторы создания валютной зоны надеются, что в перспективе она может охватить весь регион. Однако пока это представляется маловероятным, поскольку для перехода к едино стр. му валютному пространству необходимы очень высокий уровень интеграции, единая экономическая политика во многих областях.

До сих пор в регионе имел место лишь один опыт создания общей валютной зоны Валютный союз организации восточно-карибских государств (Union Monetaria del Caribe Oriental), который с 1982 г. располагает единым Центральным банком, эмитирующим общую валюту - восточно-карибский доллар.

Отказаться от доллара США во взаимных расчетах и перейти на систему платежей в национальных валютах - реале и песо - предприняли Бразилия и Аргентина, о чем ими было объявлено в сентябре 2008 г. Расчет в национальных денежных единицах (Sistema de pago en monedas locales, SML) не является обязательным, лишь дополняет существующую практику и касается только торговых сделок. Новая система расчетов привлекла интерес двух других членов Mercosur - Уругвая и Парагвая, поддержала эту идею и Колумбия.

Однако переход на подобную систему целесообразен при стабильной экономической ситуации в применяемых ее странах. За период действия системы ее доля в двусторонней торговле между Аргентиной и Бразилией не достигла 3% (проведено более 12,4 тыс.

операций на общую сумму в 2,4 млрд. долл.)8. В основном расчеты в национальных валютах совершались при небольших сделках, крупные же фирмы не поддались соблазну перейти на SML. Столь осторожное отношение к ней предпринимателей связано с недостаточным развитием внутренних кредитных рынков, с наличием рисков вследствие резких колебаний котировок песо и реала.

Еще одним шагом на пути укрепления интеграции в финансовой сфере стало создание весной 2011 г. Объединенной латиноамериканской биржи (Mercado Integrado Latinoamericano, Mila), ее члены - фондовые рынки Чили, Перу и Колумбии. Фактически с первых дней своего существования она вышла на первое место в регионе по числу участников (565 предприятий-компаний, против 406 в Мексике и 386 в Бразилии), второе по капитализации (650 млн. долл.) и третье по объему совершаемых операций (57 млн.

долл., после Бразилии - 644,7 млн. долл., Мексики - 84,9 млн. долл.) 9.

Глобальный экономический кризис заставил обратить большее внимание на укрепление коллективного сотрудничества в области инфраструктуры как важнейшего фактора расширения занятости, развития взаимной торговли, повышения производительности и конкурентоспособности национальных экономик. Действительно, низкий уровень конкурентоспособности в значительной степени обусловлен высокой стоимостью затрат из-за отсутствия развитой транспортной сети, системы логистики, электросетей, телекоммуникаций. Как правило, реализация инфраструктурных проектов связана с огромными затратами и зачастую не под силу отдельным странам. На преодоление этих "узких мест" были направлены возникшие в середине прошлого десятилетия такие новые интеграционные объединения, как Проект интеграции и развития Месоамерики (ранее "План Пуэбла - Панама"), ALBA и включенная в организационную структуру Южноамериканского сообщества наций (с 2008 г. - Union de las naciones suramericanas, Unasur) широкомасштабная программа - Инициатива интеграции в области региональной инфраструктуры в Южной Америке (Iniciativa para la Integration de la Infraestructura Regional Suramericana, IIRSA). Эти проекты также предусматривают взаимодействие в социальной стр. сфере - здравоохранении, жилищно-коммунальном хозяйстве, защите окружающей среды.

В финансировании отмеченных проектов активное участие принимают региональные банки - ВID, CAF, банк ALBA. В период кризиса встал вопрос о создании регионального фонда финансирования инфраструктуры, для чего предполагалось ввести новые налоги на сумму, эквивалентную 1 - 2% ВВП стран-членов. Однако ввиду напряженной социально экономической и политической ситуации в большинстве стран региона этот вопрос был отложен.

Широкомасштабная программа дорожного строительства URSA предусматривает сооружение сквозных транспортных коридоров между двумя океанами и объединение основных экономических центров Южной Америки в единую сеть. Правительствами двенадцати южноамериканских стран одобрено более 500 проектов в области транспорта, связи, энергетики, к 2010 г. было достигнуто реальное продвижение в выполнении проектов10.

На улучшение систем транспорта, энергоснабжения и связи между странами Месоамерики (Мексика, Панама, Белиз, Коста-Рика, Сальвадор, Гватемала, Гондурас, Никарагуа, позже присоединилась Колумбия и Доминиканская Республика), модернизацию их таможенных и пограничных служб, содействие интеграции с Северной Америкой был нацелен "План Пуэбла - Панама" - Месоамериканский проект. Крупнейшие проекты Плана, перешедшие в наследство Месоамериканскому проекту, - строительство автодорожного коридора через всю Центральную Америку (цель которого сократить время перевозки грузов и таким образом снизить транспортные издержки, расход топлива и загрязнение окружающей среды), объединение электросетей и кабельных оптоволоконных сетей Центральной Америки (в дальнейшем подключение к нему Мексики и Колумбии).

Неустойчивость мирового рынка углеводородов поставила в повестку дня вопрос об энергетической безопасности. В начале нынешнего века практика взаимодействия в этой сфере, основанная на либерализации, приватизации, торговой открытости подверглась радикальной ревизии, особенно в Южной Америке. Защита невозобновляемых природных ресурсов и определяющая роль государства в регулировании их добычи и использования стали основными характеристиками энергетического рынка в регионе. Разошлись взгляды на энергетическую интеграцию и вопросы энергетической безопасности у двух главных экспортеров нефти - Мексики, которая остается стратегическим союзником и главным латиноамериканским поставщиком сырой нефти на североамериканский рынок и которая испытывает большие трудности в этой отрасли в настоящее время, и Венесуэлы, являющейся инициатором многочисленных инициатив использования энергоресурсов в деле интенсификации интеграционных процессов на континенте. Нынешняя политика последней существенным образом отличается от политики 90-х годов, когда главная энергетическая компания PDVSA широко присутствовала на рынке промышленно развитых импортеров нефти, прежде всего США. Заметим, что урегулирование вопросов, связанное с энергоресурсами, выходит за рамки только экономических интересов. Все чаще "черное золото" и "голубое топливо" становятся инструментом внешнеполитического и внешнеэкономического влияния.

Каракас выдвигал идеи строительства трансамериканского газопровода, соединявшего бы районы газодобычи в Венесуэле с городами Бразилии и Арген стр. тины, межокеанского газопровода, по которому венесуэльский газ мог бы пойти до Колумбии, много лет был одержим желанием создать энергетический интеграционный альянс "Petroamerica", объединяющий три субрегиональные инициативы - "Petrocaribe", "Petrosur", "Petroandina". Возможно, открытие крупных нефтегазовых месторождений в Бразилии (2007 - 2010 гг.) не только сделает эту страну крупным производителем и экспортером нефти в регионе, но и повлечет за собой новые интеграционные проекты.

Пока же наиболее плодотворно идет кооперация в рамках соглашения Petrocaribe. Оно было подписано летом 2005 г. между Венесуэлой и 14 карибскими странами для защиты экономик, не имеющих нефтяных месторождений и финансовых ресурсов для оплаты поставок нефти по рыночным ценам, от непомерного роста цен на энергоносители.

Показателен и пример ALBA. В январе 2008 г. в ее рамках была учреждена межнациональная энергетическая компания. Ее создание вписывается в концепцию соглашения об энергетической безопасности, принятого в апреле 2007 г. на V саммите этой организации. Основная идея такого сотрудничества состояла в том, чтобы обеспечить бесперебойные поставки энергетических ресурсов в течение 100 лет членам ALBA на преференциальных условиях. Для работы компании сформирован стратегический резерв нефти в размере 10 млрд. баррелей. На эти цели Венесуэла выделяет отдельный блок в нефтяном поясе Ориноко. Объявленная энергетическая интеграция включает в себя не только объединение усилий в сфере добычи и переработки нефти, но и газа, освоения альтернативных источников энергии, развития гидроэлектроэнергетики.

Идеи энергетической интеграции ALBA по многим вопросам пересекаются с соглашением "Petrocaribe". Именно с центральноамериканскими и карибскими странами Венесуэле удалось достичь наибольших результатов в деле энергетической интеграции, которая подкреплена реальными экономическими преференциями и инвестициями. Льготные цены, отсрочка платежа за поставленные углеводородное сырье, возможность замены части выплат товарами, услугами или продовольствием дают возможность этим государствам перераспределять средства на социальные программы - борьбу с бедностью, здравоохранение, образование, обеспечение жильем и пр.

В 2005 г. Мексикой была выдвинута Программа энергетической интеграции Месоамерики (Programa de Integracion Energetica Mesoamericana, PIEM). Однако основные проекты строительство нефтеперерабатывающего завода в Центральной Америке и газопровода, который бы соединил Мексику и Колумбию, - в силу недостаточного уровня добычи нефти в Мексике так и не были осуществлены. В настоящее время кооперация в сфере энергетики развивается по таким направлениям, как производство электроэнергии, объединение электросетей, развитие возобновляемых источников энергии (например, производство биотоплива), принятие коллективных мер по энергосбережению.

Важнейшим элементом для удовлетворения спроса также остается развитие инфраструктуры, что позволит наладить эффективный обмен и передачу энергии между странами региона и консолидировать Электрический региональный рынок (Mercado Electrico Regional, MER). В связи с этими выделились следующие проекты: строительство Единой электрической системы для Центральной Америки (El Sistema de Interconexion Electrica para America Central, SIEPAC, планируется запустить в конце 2012 - начале г.) и развитие во стр. зобновляемых источников энергии, например, геотермальной энергии в центральноамериканских странах.

Энергетическое сотрудничество в Южной Америке развивается преимущественно на двусторонней основе и сталкивается с большими противоречиями. Крупные многосторонние проекты объединения газопроводов - "Энергетическое кольцо" и "Южный газопровод" - так и остаются не реализованными из-за недостатка средств, пограничных противоречий и прочих разногласий между потенциальными странами участницами.

Новая парадигма мирового развития - формирование "информационного общества" и/или "общества знаний" - не могла не сказаться на интеграционном процессе латиноамериканского региона. Под руководством Бразилии разработан план региональных действий в этом направлении, известный как "e-ALC" (электронная Латино Карибская Америка), который предполагает "цифровую" интеграцию (Integracion Digital) в качестве основополагающего фактора социально-экономического развития, гармонизации и укрепления интеграционных процессов в регионе, вхождения в общее цифровое пространство. Объединение усилий в этом направлении предполагает если не преодолеть, то хотя бы уменьшить разрыв в уровнях технологического развития, использовать имеющиеся технологические возможности на формирование единой информационной среды, становление целостной системы цифровых информационных ресурсов, баз данных, знаний и информационной инфраструктуры, которыми бы в равной степени могли воспользоваться все страны региона. Программа включает такие направления, как телеработа, э-торговля, э-управление, э-общество и др., развитие телекоммуникационной инфраструктуры - цифрового телевидения, мобильной связи, широких возможностей Интернета.

Рост цен на продовольствие на мировых рынках в 2006 - 2008 гг. и особенно в период мирового финансово-экономического кризиса 2008 - 2009 гг. привлек внимание к проблеме продовольственной безопасности. К этому добавились и такие факторы, как воздействие на сельскохозяйственное производство и агроиндустриальный комплекс последствий изменения климата и природных катастроф (наводнения, засухи, ураганы).

Отсюда - появление инициативы "Латинская Америка и Карибы без голода 2025". Совет Экономической системы стран Латинской Америки и Карибского бассейна в 2008 г.

принял региональную программу сотрудничества по вопросам продовольственной безопасности. Многие программы разрабатывались и реализуются в соответствии со Всемирной продовольственной программой ООН и совместно с Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН.

Объединение усилий латиноамериканских стран по широкому кругу вопросов, переход, наконец, от деклараций к практическим шагам, способствуют укреплению их экономического потенциала и повышает авторитет в решении актуальных проблем современности. Внесли они и свой вклад в преодоление глобального финансово экономического кризиса, прервавшего их весьма успешное поступательное развитие в начале нынешнего века. Не умаляя значимости мер, предпринятых правительствами, все же отметим, что относительно успешный выход из кризиса и восстановление динамики роста (см. таблицы 1, 2) во многом определяются благоприятной внешней конъюнктурой, высокими ценами на сырьевые товары (прежде всего в результате спроса со стороны Китая).

стр. Таблица ДИНАМИКА ВВП СТРАН ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ Годы 2000 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 I кв. I кв.

2011 Мир 4,2 3,5 4,0 3,9 1,3 -2,2 4,3 2, Латинская 4,4 4,6 5,6 5,6 4,0 -2,0 5,9 4,6 5,5 3, Америка Аргентина -0,8 9,2 8,5 8,7 6,8 0,9 9,2 8,9 9,9 4, Бразилия 4,3 3,2 4,0 6,1 5,2 -0,3 7,5 2,7 4,2 0, Боливия 2,5 4,4 4,8 4,6 6,1 3,4 4,1 5,1 5,7 5, Венесуэла 3,7 10,3 9,9 8,8 5,3 -3,2 -1,5 4,2 4,8 5, Колумбия 2,9 4,7 6,7 6,9 3,5 1,5 4,3 5,9 5,0 4, Коста- 1,8 5,9 8,8 7,9 2,7 -1,3 4,2 4,2 2,0 8, Рика Мексика 6,6 3,3 5,1 3,4 1,2 -6,3 5,6 3,9 4,8 4, Парагвай -3,3 2,9 4,3 6,8 5,8 -3,8 15,0 4,0 5,6 -3, Перу 3,0 6,8 7,7 8,9 9,8 0,9 8,8 6,9 8,6 6, Уругвай -1,4 6,6 4,3 7,3 8,6 2,6 8,5 5,7 6,7 Чили 4,5 5,6 4,6 4,6 3,7 -1,7 5,2 6,0 9,9 5, Эквадор 4,2 5,7 4,8 2,0 7,2 0,4 3,6 4,8 8,8 Источник: CEPAL. Informe macroeconomico de America Latina у el Caribe, Junio de 2012, p.18, 59. WDI2012.

Истории Латинской Америки хорошо известны чередующиеся подъемы и спады в траектории экономического развития. Динамика "с крутыми виражами" учит необходимости вовремя трансформировать плоды экономического роста в собственно развитие.

Уроки 90-х годов прошлого века - "десятилетия надежд и новых потрясений" - также не прошли бесследно для латиноамериканских стран, для их правящих кругов, государственных и политических деятелей. Осознаются уязвимые стороны модели, сформированной здесь "впопыхах", под определенным нажимом извне и прежде всего в интересах транснациональных банков-кредиторов. Центральным аспектом критики неолиберальных реформ стала их высокая социальная цена, что наглядно проявилось в фактах абсолютного роста числа бедных, крайней неравномерности в распределении доходов, высоком уровне безработицы, в неравных возможностях разных групп населения доступа к сфере образования и иным социальным услугам. Осознается и необходимость перестройки и укрепления инвестиционной базы национальных экономик посредством мобилизации внутренних денежных сбережений и накоплений. Основными аспектами модели, пришедшей на смену неолиберальной, стали: во-первых, развитие "человеческих ресурсов" как важнейшего условия роста и модернизации национальных экономик, во вторых, сохранение и преумножение стр. Таблица СРЕДНЕГОДОВЫЕ ТЕМПЫ РОСТА ВВП, 1971 - Годы 1971 - 1981 - 1991 - 2001 1980 1990 2000 МИР 3,9 3,5 2,9 Африка южнее Сахары 3,7 1,9 2,3 5, Латинская Америка и 5,7 1,3 3,2 3, Карибы Северная Америка 3,3 4,4 3,4 2, Вост. Азия и 4,8 4,7 3,1 4, Тихоокеанский регион Южная Азия 3 5,4 5,2 7, Европа и Центральная 3,2 2,4 1,9 Азия Ближний Восток и 8,6 1,8 4,1 4, Северная Африка Арабские страны - 1,5 3,9 4, Источник: CEPAL. Cambio estructural para la igualdad. Una vision integrada del desarrollo.

San Salvador, 27 a 31 de agosto 2012, p. 23.

"природного капитала", в-третьих, разработка более адекватных механизмов доступа к современным технологиям и их развитие в самом регионе, в-четвертых, стремление добиться более благоприятных условий в мирохозяйственном взаимодействии и обеспечить конкурентные преимущества латиноамериканским предприятиям и экспортерам, и, наконец, осознание своего нового места в системе современных международных отношений.

Примечательным является и тот факт, что по мере выявления пороков неолиберальных преобразований сами сторонники этого проекта высказывали все большую озабоченность по поводу его социальных последствий и склонялись к необходимости его существенной корректировки. В критике изначального варианта дальше других пошел бывший старший вице-президент и главный экономист Всемирного банка Джозеф Стиглиц. В своей знаменитой лекции, прочитанной в Университете ООН (1998 г., Хельсинки), он заявил о необходимости включения в программу реформ таких целей, как повышение уровня жизни, в том числе улучшение образования, здравоохранения, сохранение окружающей среды, более равномерное распределение доходов и демократизация общества для создания системы участия населения в принятии решений. Большой резонанс вызвало и его заявление о том, что успехи коммунистического Китая в развитии определялись тем, что он не поддался повальному увлечению приватизацией, сохранил в руках государства ключевые звенья экономики и тем самым обеспечил себе экономический иммунитет и самостоятельность в выборе стратегии развития.

Согласно докладу экспертов ЭКЛАК за 2012 г. "Структурные изменения для обеспечения равенства", во главе угла остаются социально ориен стр. тированная политика, приоритет равенства (или равных возможностей) и включенности.

Как отмечается в докладе, накоплен определенный опыт для успешного претворения в жизнь этой стратегии. Основными средствами достижения этих целей должны стать структурные преобразования и активное участие государства в их реализации12. Иными словами, стратегия "интегрированного" развития предполагает диверсификацию и повышение эффективности производства, рост производительности труда и конкурентоспособности, формирование высокого уровня инфраструктуры, более равномерное распределение доходов, обеспечение равных возможностей в доступе к образованию, медицинскому обслуживанию и другим социальным услугам. Структурные изменения, помимо прочего, предусматривают качественное обновление производственной сферы на основе последних достижений науки, техники и технологий, а также создание достойных рабочих мест.

Время покажет, сумеют ли в Латинской Америке решить масштабные задачи, обозначенные в обновленной стратегии развития экспертов ЭКЛАК, или латиноамериканские народы обречены страдать от незавершенности процессов модернизации их экономик и неизжитого неолиберализма конца прошлого века.

ПРИМЕЧАНИЯ А. В. Бобровников. Экономическая модернизация на пороге XXI века - ориентиры Латинской Америки. - Аналитические тетради ИЛА РАН, 1998, N 2, с. 89.

Бразилия "тропический гигант" на подъеме. Серия "Саммит". М., 2011, с. 5 - 6.

World Development Indicators & Global Development Finance. The World Bank, 19.VII.2012.

Бразилия - "тропический гигант" на подъеме, с. 7.

PwC. The world in 2050, January 2011, p. 9. Goldman Sachs. Asset Management. Jim O'Neill.

BRICs, N-l1 et Al. Friday, September 14, 2012, p. 3.

Л. С. Окунева. Бразилия: особенности демократического проекта. М., 2008, с. 8 - 9.

Там же, с. 10.

Desdolarizar comercio con Brasil, imposible? - www.ambito.com, 6.VIII.2012.

Comienza integracion de mercados bursatiles de Chile, Peru у Colombia.

www.elespectador.com, 30.V.2011.

CEPAL.Panorama de la insercion internacional de America Latina у el Caribe 2009 - 2010.

Santiago de Chile, 2010, p. 136.

J.Stiglitz. More Instruments and Broader Goals: Moving Toward the Post-Washington Consensus. The 1998 WIDER Annual Lecture (Helsinki, Finland). -www.web.worldbank.org CEPAL. Cambio estructural para la igualdad. Una vision integrada del desarrollo. San Salvador, 27 -31.VIII.2012, p. 19.

стр. Заглавие статьи Мексика сохраняет свой шанс Автор(ы) А. В. Бобровников Источник Латинская Америка, № 2, Февраль 2013, C. 17- ТОЧКА ЗРЕНИЯ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 50.9 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ Мексика сохраняет свой шанс Автор: А. В. Бобровников ДОРОГИ В БУДУЩЕЕ Непосредственно перед вступлением на пост главы государства Фелипе Кальдерон пошел на необычный шаг и инициировал проведение общенациональной дискуссии "Взгляд в 2030 г. Какой мы хотим видеть Мексику". Для разработки нормативного прогноза были привлечены ведущие национальные ученые и специалисты, а затем их гипотезы стали объектом широкого обсуждения мексиканским интернет-сообществом. Подводя итоги состоявшейся дискуссии в мае 2007 г., президент Кальдерон обозначил очень амбициозные цели развития Мексики на предстоящие десятилетия, что позволило бы ей занять устойчивые позиции в первой двадцатке стран мире. Причем считалось реальным к 2012 г. вывести страну на первую позицию в Латинской Америке по масштабам освоения новых технологий и обогнать лидирующих Чили и Коста-Рику. Такие цели нашли отражение в Плане развития нации на 2007 - 2012 гг., определявшем конкретные задачи на срок президентства Ф. Кальдерона 2.

Оптимистическим ожиданиям сбыться было не суждено. В условиях начавшегося мирового кризиса положение в Мексике по некоторым позициям даже ухудшилось.

Предполагалось, например, что за шесть лет по уровню конкурентоспособности страна сумеет подняться с 58 на 30-е место в мире. Фактически она спустилась на 66 позицию к 2011 г.3. Вместо предусматривавшегося повышения темпа прироста экономики до 5% он составил в 2007 - 2011 гг. в среднем около 1,5%.

Происшедшее нельзя рассматривать только как неудачный пиар-ход президента Кальдерона. Известно, что в политике самое важное читается между строк. Нужно поразмыслить, о чем он не сказал применительно к новой стратегии развития, но что имело значение для имиджа страны. Составление рейтингов сейчас очень популярно среди экономистов, хотя реально на них обращают внимание прежде всего биржевые игроки. Мексиканские эксперты и политики впервые обозначили цели развития страны в категориях повышения ее места по международным рейтингам - конкурентоспособности, уровней развития технологий, развития инфраструктуры и т.д. Таким образом лидеры правившей последние 12 лет Партии на Окончание. Начало см.: Латинская Америка, 2013, N 1.

стр. циональное действие (Partido Accion Nacional, PAN) и руководство страны как бы давали понять международной бизнес-элите, что Мексика готова играть по новым глобальным правилам. И это были не просто декларации. Объективно целый ряд процессов, происходящих в Мексике в последнее десятилетие, ориентирован на продвижение в направлении к новой модели экономики XXI в. Сложится она, очевидно, не раньше середины века, поэтому о контурах "новой экономики" пока можно рассуждать только гипотетически.

Во-первых, новая экономика вынуждена стать более открытой. Как отмечалось, мексиканская экономика уже сейчас одна из самых открытых в Латинской Америке.

Стоит добавить, что по числу договоров о свободной торговле она лидирует в регионе:

соглашения на двусторонней и многосторонней основе (с ЕС, ЕАСТ, ЦАОР) охватывают 86% товарооборота Мексики с 44 государствами4. И понятно почему - ее подтолкнул на этот путь опыт, полученный при вступлении в североамериканскую зону свободной торговли (NAFTA).

Во-вторых, речь идет о движении к сетевой экономике, опирающейся на глобальные производственные цепочки. По опыту последних десятилетий именно мексиканский капитал активнее, чем в других латиноамериканских странах, использует возможности подключения к глобальным производственным сетям и переориентации предприятий на производство продукции по оригинальным разработкам (original design manufacturing), а в некоторых случаях и производство компонентов оригинального оборудования (original equipment manufacturing) для крупных зарубежных корпораций. Например, крупнейшая мексиканская компания в сфере электроники "Lanix" производит "PlayStation 3" для фирмы "Sony". Широко распространена такая практика выполнения мексиканскими фирмами работ по подряду международных корпораций, как и аутсорсинг.

Мексика относительно быстрее других латиноамериканских стран продвигается и по пути формирования производственных структур нового типа в виде кластеров предприятий.

Всего в стране функционирует около 130 кластеров предприятий как в традиционных (текстильная, пищевая, мебельная, металлообработка, туризм и др.), так и новых отраслях (производство программного обеспечения, биотехнологии и биоинженерия, электроника, индустрия культуры). В 18 провинциях в них задействовано около 1400 предприятий, и они дают работу примерно 10 тыс. человек5. И это более чем скромные оценки. По другим данным, только ведущий аэрокосмический кластер Керетаро прямо или косвенно объединяет 2234 компании, расположенные в этом штате. Нанотехнологический кластер штата Нуэво Леон, который выполняет около 30 исследовательских проектов, включает компаний. В 2011 г. объявлено о создании научно-технологического парка в штате Морелос. В этом фармацевтическом кластере работают 2000 исследователей, 40 научных центров и 135 лабораторий. Одновременно в штате Халиско более тысячи предприятий образовали кластер по производству мебели, а в штате Пуэбла 70 компаний создали первый в стране кластер по обработке мрамора 6.

Начали формироваться микрокластерные структуры нового типа - ассоциации малых и средних предприятий (PYMEs), которые министерство промышленности Мексики считает одним из наиболее перспективных направлений развития региональной экономики.

История создания ассоциаций насчитывает не более десятилетия, но 60 PYMEs, объединенные в стр. групп, уже начали успешно экспортировать сырьевые и промышленные товары, услуги в США, Францию, Испанию, Италию, Германию, Китай, Японию и страны Mercosur.

В-третьих, формируется прообраз информационной экономики, опирающейся на развитую телекоммуникационную инфраструктуру. И здесь Мексика, что называется, уже "отличилась". Как и в других странах региона, в Мексике была проведена приватизация телекоммуникационных услуг. Однако в отличие от Бразилии, создавшей большое количество новых компаний для усиления конкуренции на рынке этих услуг, в Мексике продолжают доминировать очень крупные корпорации. Причем они претендуют на лидирующее место не только в национальной, но и в региональной и даже мировой экономике (например, телекоммуникационная империя одного из богатейших в мире предпринимателей Карлоса Слима). В списке глобальных телекоммуникационных компаний по версии журнала "Forbes" мексиканская "America Movil" занимала 11-е место и уступала только компаниям из стран "большой семерки" - испанской "Telefonica" и двум китайским фирмам "China Mobile" и "China Telecom". Другая мексиканская компания "Carso Global Telecom" из империи К. Слима находилась в этом списке на 25 месте 7.

Телекоммуникационная инфраструктура Мексики также выделяется на фоне других стран. Ее система спутников, связанная со 120 наземными станциями и управляемая частной компанией "Satelites Mexicanos" ("Satmex"), остается ведущей в Латинской Америке. Она предоставляет вещательные и телекоммуникационные услуги 36 странам континента от Канады до Аргентины, причем основная часть используемых спутников была сконструирована и собрана в Мексике8.

В-четвертых, приоритетным становится сервисный сегмент экономики. Эксперты банка "J.P.Morgan" считают, что после заключения договора по NAFTA у Мексики вообще остался один реальный путь развития - превратиться из экспортера промышленных товаров в экспортера и экономику услуг.

В латиноамериканском регионе Мексика до сих пор остается единственным нетто экспортером услуг, правда, традиционных. Но с конца 1990-х годов она начала двигаться по пути превращения в оффшорную зону для совокупности информационных технологий, технических и административных услуг, которые сокращенно именуют "ITAS"10. Важным в этом плане было решение предшествующей администрации Висенте Фокса (2000 - 2006) "уравнять в правах" "макиладорас" в сферах промышленности и в сфере услуг. В 2006 г.

была принята широкая программа их под стр. держки, которая распространялась не только на все промышленные предприятия (уже имевшие льготы по программе 1985 г.), но и на предприятия - экспортеры услуг (Programa de la industria manufacturera, maquiladora у de servicios de exportation, IMMEX). Новое законодательство было призвано поднять качество как услуг, оказываемых промышленным предприятиям, так и новых видов услуг - моды, компьютерного конструирования, реинжениринга, доводки промышленной продукции, а также производства программного обеспечения и разработки информационных технологий. В конечном счете освобождение от таможенных пошлин и налоговые льготы должны были не только способствовать увеличению притока инвестиций в эту сферу, но и усилить конкурентные позиции мексиканских экспортеров услуг на мировых рынках. На конец 2010 г. под действие программы подпадало около 5,2 тыс. предприятий с общим числом занятых 1,8 млн. человек 11.


В-пятых, на горизонте - появление высокотехнологичной креативной экономики, экономики знаний. По оценкам Всемирного банка, на долю высокотехнологичного производства в 2000-е годы приходилось от 20 до 22% мексиканского ВВП. Причем на территорию страны продолжают смещаться все новые сегменты такого производства, в частности авиационного.

В последние два десятилетия постепенно сложилась характерная структура высокотехнологичного экспорта страны. По оценке Национального совета по науке и технологиям (CONACYT), в 2009 г. он достигал 42 млрд. долл., 54,3% его приходилось на цифровое и телекоммуникационное оборудование и 24% - на компьютеры и офисное оборудование. Показательно и другое: в структуре высокотехнологичного импорта за тот же год, который был вдвое выше экспорта (83 млрд), на данные статьи приходилось соответственно 55,2% и 17,5%12, что лишний раз свидетельствует об имплантированном характере этих сегментов производства. Это подтверждает и список основных потребителей соответствующих мексиканских товаров, 77% которых уходит на рынок США и примерно по 6% - на рынки Канады и стран Латинской Америки. Парадокс состоит в том, что основную часть такого импорта в Мексику, и прежде всего электронных компонентов, осуществляют сегодня Китай и страны Юго-Восточной Азии (47,5%), которые намного опередили США (21,1%).

В последние годы Мексика стала выделяться и в "креативной экономике", которая включает в себя до двух десятков крупных отраслей услуг. Основным критерием отнесения к ней считают присутствие компонента интеллектуальной собственности.

Агентство "ProMexico", оказывающее Содействие инвестиционной деятельности и торговле в стране, рассматривает "индустрию культуры" как пятую стратегическую отрасль после аэрокосмической, сельского хозяйства, производства продовольственных товаров и автомобильной промышленности. А на шестую позицию помещает моду и декор, тоже относящиеся к "креативной экономике".

Первая особенность Мексики - органичное сочетание крупных рынков традиционных и современных "креативных товаров". Например, по оценкам Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), в 2006 - 2009 гг. мексиканский экспорт креативных товаров и услуг составлял 4,4 - 5,6 млрд. долл. в год, в том числе мультимедийной продукции (видеофильмы, видеоигры, аудиозаписи, реклама) - до 1,5 млрд. долл. в год, а разнообразных предметов интерьера, включая декорации для съемок фильмов, - 2,5 - 3, млрд. долл. Одновременно Мексика остается третьим в мире производителем и экспортером сереб стр. ра, и по традиции 12 тыс. мастерских и фирм в стране заняты производством бижутерии и ювелирных изделий из этого металла, а их экспорт составляет около 100 млн. долл. Сумма не велика, но не стоит забывать, что именно с производства бижутерии в свое время началась вся история мексиканских "макиладорас". До 500 млн. долл. составляет экспорт изделий из кожи и обуви национального дизайна 13.

По мнению специалистов, "цифровая индустрия", позволяющая создать единую платформу для использования информационно-телекоммуникационных технологий в экономике, культуре и социальной сфере, становится основным двигателем креативности и конкурентоспособности всего национального производственного комплекса14.

Вторая особенность состоит в том, что Мексика - единственная из латиноамериканских стран входит в группу 20 ведущих экспортеров "креативных товаров". В отличие от Аргентины, Бразилии или Чили она присутствует на большинстве рынков таких товаров, соперничая в этом плане с Китаем или Индией. Пока данный рынок "креативных товаров" невелик и не превышает 3 - 5% международной торговли15. Но у него огромный потенциал.

Наконец, новая экономика с глобальным измерением ориентирована на освоение небывалых в истории по своим масштабам и структуре рынков. К этому подталкивают не только сетевой характер ее организации и размывание границ национальных экономик, но и изменение самого характера потребления. Новые товары и услуги ориентируются на огромный, постоянно растущий и быстро обновляющийся рынок с гибкой системой потребления (по принципу "здесь и сейчас"), на рынок нестандартных товаров, учитывающих индивидуальные запросы потребителя и качественно отличающихся от времен массового потребления времен индустриальной эпохи.

Это открывает перед Мексикой потенциальную возможность превратиться из лаборатории по испытанию новых схем международного разделения труда в проводника, посредника в освоении рыночного пространства юга Западного полушария. Попытка "America Movil" совместно с провайдерами из США и Канады начать борьбу за контроль над телекоммуникационными рынками Латинской Америки отражает именно такую тенденцию.

Все отмеченные аспекты как нельзя лучше говорят о постепенном выходе Мексики хотя бы на стартовые позиции в новой экономике XXI в.

стр. ПРОБА СИЛ НА ПУТИ К ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ Специалисты считают: если Мексика хочет стать игроком мирового уровня в глобальной экономике, у нее нет иного пути кроме наращивания инвестиций в научные исследования и разработки (НИР), и наращивания очень существенного 16. В июне 2009 г. в Мехико А.

Гурриа устроил презентацию результатов специального исследования "ОЭСР: Обзор региональных инноваций в 15 мексиканских штатах". Он убедительно показал, что, будучи одним из лидеров ОЭСР по экспорту информационного и телекоммуникационного оборудования, Мексика находится в самом конце рейтинга по показателям развития науки, технологий и инновационной активности. Пора, заметил Гурриа, сделать качественный скачок от знакомого лэйбла "сделано в Мексике" к понятию "создано в Мексике". Ведь в экономике знаний низкий рейтинг в инновационной деятельности становится серьезнейшим препятствием для достижения страной конкурентоспособности в долгосрочной перспективе 17.

Однако для Мексики, как и для любого другого "восходящего рынка", весьма характерны серьезные внутренние дисбалансы. Вне зависимости от эффективности государственной политики они появляются просто в силу десинхронизации, различий в скорости и масштабах модернизации отдельных сфер экономики. И нигде такие дисбалансы не проявляются так наглядно, как в сфере инноваций, которую всегда отличают высокий уровень риска, исходная неопределенность конечного результата развития, потребность принятия быстрых и зачастую нестандартных решений.

До сих пор мексиканцы и не помышляли о технологическом лидерстве в мире. Более того, говорить о едином инновационном комплексе страны пока не приходится, слишком он фрагментарен и раздроблен. Но, как ни парадоксально, Мексика уже стала участником мировой технологической гонки. В 2007 г. она обогнала Южную Корею и вышла на второе место в мире по производству телевизоров, а в 2008 г. - Китай, Южную Корею, Тайвань и стала крупнейшим производителем смартфонов.

Есть определенные достижения и в областях, выходящих за рамки электронно телекоммуникационной волны и относящихся к технологиям следующего поколения.

Например, сконструированный в стране робот (Mexone Robots) считается на сегодня одним из самых совершенных в мире18. Мексика входит в тройку ведущих производителей фармацевтических товаров в регионе и вместе с Бразилией считается лидером в сфере нанотехнологий.

Вполне возможно, что в обозримом будущем Мексика бросит вызов неоспоримому сейчас превосходству в регионе авиационной промышленности Бразилии. История достаточно типичная. В последнее пятилетие наблюдается взрывной рост авиационной промышленности Мексики. Достаточно сказать, что число преимущественно европейских и североамериканских предприятий, производящих авиационное оборудование на территории страны, выросло в 2004 - 2012 гг. со 100 до 300, а их экспорт превысил 3, млрд. долл. Хотя они расположены в 16 штатах Мексики, уже сложилось пять основных кластеров в Соноре, Нижней Калифорнии, Чиуауа, Нуэво Леоне и Керетаро (четыре из них в приграничной с США зоне).

По оценкам, через десять лет Мексика будет способна произвести собственный самолет, полностью собранный из компонентов местного производства. А через 20 лет, считает генеральный директор упоминавшегося стр. агентства "ProMexico" Карлос Гусман Бофиль, она может превратиться в одного из ведущих мировых производителей самолетов20.

Почему же задачи нового витка модернизации в Мексике продолжают восприниматься с известной долей скепсиса? Правительству зачастую ставят в вину отсутствие видения роли НИР в дальней перспективе развития и недостатки в их финансировании, непоследовательность в использовании долгосрочных инструментов инновационной политики. Фоном остаются сложные отношения с частным сектором в этой области ввиду отсутствия консенсуса между участниками научно-технологического процесса относительно политики в этой сфере, слабость конкуренции и системы стимулирования предпринимательства инновационного типа, а также неэффективность механизмов современного правового государства, призванного придать уверенность в своих действиях всем экономическим акторам21. Нетрудно заметить, что сходные проблемы стоят практически перед всеми национальными инновационными комплексами (НИК) стран региона. Причем в самой Мексике они выглядят не самым критическим образом, о чем свидетельствуют следующие процессы.

- Разработана перспективная стратегия модернизации, конкретизированная на ряде ключевых направлений специальными государственными программами поддержки инноваций (например, "Prosoft" в области производства программного обеспечения).

- Накоплен многолетний опыт реализации государственных планов развития науки и технологий. В последней программе действий в данной сфере "РЕСITI12008 - 2012" была поставлена довольно амбициозная цель - создать условия для перехода Мексики в технологический авангард мира, однако от выполнения ее пришлось отказаться из-за начавшегося вскоре мирового кризиса.


- Существует большая совокупность государственных научно-исследовательских институтов и более сотни университетов. Последние в Мексике, в отличие от многих других стран, традиционно играли большую роль в организации исследовательского процесса. Только при Национальном автономном университете Мексики (UNAM) действует почти три десятка институтов и научных центров. Создан Национальный реестр институтов и предприятий, занятых в сфере науки и технологий. К концу 2011 г. их число возросло до 7800, в том числе 5641 предприятие, 564 вуза, 91 исследовательский центр, 153 государственных института и 728 частных некоммерческих институтов22.

- Следует также признать, что на фоне многолетних обсуждений на региональном уровне реально модель "тройной спирали" (связи между государством, частными компаниями и университетами в инновационном процессе) эффективнее действует в некоторых мексиканских отраслях. Именно это, например, стало одним из важных стимулов быстрого расширения капиталовложений в авиационную промышленность.

- Сложилась двойная система обучения местной рабочей силы. Помимо национальной образовательной системы специалисты обучаются в иностранных филиалах. Эта практика распространена повсеместно, но в Мексике она давно поставлена на регулярную основу, т.е. работники "макиладорас" ежегодно проходят переподготовку23. Получение мексиканцами образования в университетах США тоже не редкость. Таким образом, кста стр. ти, намного упрощается проблема создания на территории Мексики технических центров ТНК с использованием местных кадров.

- Для предотвращения утечки за рубеж наиболее квалифицированных кадров в стране еще в 80-е годы под эгидой государства была создана весьма необычная организация Национальная система исследователей (Sistema nacional de investigadores, SNI). К 2011 г. в нее было вовлечено до 17,6 тыс. человек, примерно треть всех исследователей. Это наиболее квалифицированные национальные кадры, на их долю приходится 85% научных статей, попадающих в международный индекс цитирования.

- Мексика поневоле оказывается не только в торгово-экономическом, но и технологическом пространстве блока NAFTA, и это делает естественным перенос на ее территорию некоторых образцов уникального оборудования. Например, на вершине Сьерра-Негра завершено сооружение крупнейшего в мире в своем классе и наиболее чувствительного в миллиметровом диапазоне телескопа для проведения астрономических исследований темной космической материи и поиска планетных систем за пределами нашей галактики.

- Ориентируясь на западные технологии Мексика не игнорирует возможности регионального технологического сотрудничества. Например, после принятия решения о создании латиноамериканской сети цифровых городов (вторая региональная конференция в г. Пуэбле) мексиканская сторона взялась играть роль своеобразного "катализатора" в их распространении. На первой стадии в качестве эксперимента такая сеть начала создаваться на базе ряда муниципалитетов по всей территории страны от Тихуаны и Монтеррея до Мериды. Наряду с национальной системой "Электронная Мексика" ("э Мексика") в реализации пилотного проекта участвовали Комитет по информатике государственной и муниципальной администрации и Иберо-американская ассоциация исследовательских центров и телекоммуникационных предприятий.

Так что основная проблема Мексики состоит не столько в отсутствии понимания политическим руководством необходимости стратегии модернизации сколько в объективной невозможности сформировать единый НИК. Его фрагментарность - прямой результат дисперсности и неоднородности всего национального хозяйственного комплекса. И уйти от этой проблемы в ближайшем будущем не удастся. Существенное отставание в технологическом плане от стран Европы приводит к тому, что Мексика занимает 60-е место по уровню конкурентоспособности (среди 134 стран) и 90-е по инновационному потенциалу, согласно оценкам Всемирного экономического форума.

стр. Сами мексиканские исследователи отмечают, что возможности государственного вмешательства в НИР ограничены ввиду отсутствия эффективных механизмов формирования целей инновационной политики. Даже в специальной программе по науке и технологиям (PECIT 2001 - 2006) откровенно было признано, что крайне трудно определить какие отрасли, группы предприятий, направления исследований и их тип (фундаментальные, прикладные или проектно-конструкторские разработки) следует считать приоритетными с точки зрения оказания им необходимой помощи 26. Отсутствие ясности с приоритетами лишает возможности связать научно-техническую политику с реальными потребностями мексиканского общества.

Однако это скорее констатация современного положения без объяснения глубинных исторических причин. Со времен реформ Л. Карденаса усилившееся государство практически взяло на себя функции регулятора НИК и создало для этого развитую институциональную структуру. Во главе ее неизменно был CONACYT, через который осуществлялась значительная часть федерального финансирования научных исследований и технологических разработок (39% в 2010 г.).

По результатам неолиберальных реформ 80 - 90-х годов сложилась почти патовая ситуация. Государство резко свернуло свою деятельность по финансированию экономики и поддержке ее технологического обновления, а частный сектор долгое время не склонен был занимать освободившуюся нишу. Причин тому много, и они, как нельзя более наглядно, демонстрируют слабые стороны мексиканского НИК.

Государству до сих пор ставят в упрек низкую долю инвестиций в НИР, Мексика выделяет на эти цели 0,4% ВВП, а страны ОЭСР - в среднем 2,44%, в том числе США 2,79%27. И эта доля в Мексике практически не повысилась за последнее десятилетие (в 1990 - 1994 гг. она составляла всего 0,28%).

Дело не только в объеме, но и распределении ресурсов. В 1991 - 2010 гг. бюджет CONACYT вырос в 40 раз, хотя структура бюджета этой организации меняется медленно.

По-прежнему 37% расходов направлялось на развитие образования, 24% - на научные исследования, 20% - на стипендии и гранты членам SNI и 18% - собственно на технологические исследования. В 2006 - 2011 гг. число стипендий выросло вдвое, до 40, тыс., причем 3,3 тыс. предназначены для повышения квалификации за рубежом (преимущественно в США и Великобритании)28. В результате такой политики образовалась как бы невидимая грань между развитием фундаментальных исследований и университетского образования, с одной стороны, и насущными нуждами развития прикладных технологических исследований - с другой.

Нельзя сказать, что CONACYT не проводит политики по стимулированию национальных технологических разработок. В начале 1990-х годов он создал специальный "Фонд исследований и развития для технологической модернизации" (FIDETEC), а позднее в дополнение к этому была начата реализация целого ряда программ: по содействию развитию связей между университетами и промышленностью (PREAEM), созданию "инкубаторов" предприятий для освоения технологий (PIEBT), поддержке частных исследовательских центров (FORCCyTEC) и т.д. В 2003 г. был запущен еще более перспективный проект - AVANCE, включавший программу "последней мили" для поддержки инноваций на завершающей стадии, создание Предпринимательского фонда совместно с государственным банком стр. NAFIN для предоставления компаниям "посевного капитала" и Фонда гарантий, чтобы страховать компании, нацелившиеся взять коммерческие банковские кредиты для осуществления инноваций. Но проблема состоит в другом: все эти начинания до сих пор сохраняют форму "пилотных проектов", на практике охватывая сравнительно небольшое число предприятий.

Исключение, пожалуй составляли только 34 Смешанных фонда ("Fondos mixtos"), созданных CONACYT на паях с руководством всех штатов республики. Благодаря им в 2011 г. на нужды местного инновационного развития был выделен почти 1 млрд. песо29. В последние годы процесс децентрализации в учебной и исследовательской деятельности идет очень интенсивно.

Тем не менее все новые программы, особенно AVANCE, косвенно оказали очень большое влияние на развитие НИК. Во-первых, они развернули интересы инвесторов в сторону инновационного сектора. Во-вторых, именно реализация этих программ содействовала формированию неизвестных ранее в стране "посевного" и венчурного капитала. В третьих, они способствовали развитию культуры инновационного менеджмента в CONACYT и других государственных агентствах, которые до этого проявляли интерес исключительно к сфере научных исследований.

Вместе с тем успешный опыт азиатских стран показывает, что государство в одиночку без привлечения ресурсов предпринимательского сектора не в состоянии взять "высоту" нового поколения технологий и реализовать полномасштабную стратегию модернизации. В этом плане до середины 1990-х годов дела в Мексике обстояли намного хуже, чем на других восходящих рынках. В последние годы ситуация изменилась. С по 2009 г. доля вложений мексиканского государства в НИР (прямо или через посредников) снизилась с 66 до 49%, а предпринимательского сектора резко поднялась с 19 до 44,5%. Доля иных источников их финансирования, прежде всего вузов, сократилась с 15 до 6%30. Мексиканская структура инвестиций в НИР стала похожей на бразильскую (соответственно, 50,48 и 2%) или испанскую (45,47 и 8%).

Эффективность же вложений во многом зависит от выбора адекватной для местных условий технологии, и это очень непростая проблема. Если исключить несколько десятков действительно крупных национальных корпораций (РЕМЕХ, СЕМЕХ и др.), основная масса мексиканских предпринимателей постоянно сталкиваются с проблемой выбора. У них немало возможностей использовать какие-то элементы зарубежных технологий, благо крупнейший международный технологический центр (США) совсем рядом, а на территории страны действуют филиалы многих европейских и азиатских стран. Можно попытаться подключиться к глобальным производственным цепочкам или к государственным программам по поддержке экспорта, заняться аутсорсингом, войти в новые сетевые структуры. Есть возможности включиться в работу кластеров предприятий или осуществлять поставки некоторых компонентов для "макиладорас". При этом каждый из таких шагов предполагает доведение технологического уровня конкретного предприятия до определенных нормативов, обеспечивающих соответствующее качество выпускаемой продукции.

Множественность вариантов зачастую вынуждает предприятие разрабатывать собственную схему адаптации современных технологий. Неслучайно именно в случае Мексики появились такие понятия, как "инноватормутант" или "скрытые знания" предприятия (conocimiento tacito). Если стр. же говорить о мексиканской экономике в целом, необходимо отметить, что такой индивидуальный опыт не дает эффекта подражания и не провоцирует "стадный инстинкт" предпринимателей (согласно очень модной сейчас теории австрийского ученого Йозефа Шумпетера). В результате удачные инновационные решения, обеспечивающие конкурентные преимущества на рынке, остаются единичными проектами. Модель "передовой линии", исторически характерная для развития хозяйственной системы Мексики, дает себя знать и на уровне отдельных групп компаний.

Сходная ситуация проецируется и на рынок труда. Высококвалифицированный специалист оказывается перед альтернативой: устроиться в местную компанию, подыскать себе более доходное место на "макиладорас" или отправиться делать карьеру за рубеж: чаще - в США, реже - в Европу. В результате складывается парадоксальная ситуация. В местных университетах и за рубежом готовится немалое число квалифицированных специалистов. Однако, с одной стороны, страна никак не может набрать необходимую "критическую массу" исследователей. Хотя их число в расчете на 1000 занятых поднялось в 2001 - 2009 гг. с 0,61 до 0,99, по этому показателю Мексика продолжает заметно уступать не только Японии (9,9), Корее (9,7), США (9,2), Франции, Канаде и Португалии (по 8,2), Испании (5,8), но и многим восходящим экономикам, например, Аргентине (2,9), Турции (2,3) и Китаю (1,5) 32.

С другой стороны, многие из мексиканских исследователей не проявляют интереса к сотрудничеству с национальными предприятиями. Специальное обследование показало, что реальный интерес участвовать в столь важных для страны схемах взаимодействия государства, бизнеса и вузов проявляют либо сотрудники государственных научных институтов, либо исследователи, "не обремененные" учеными степенями33. Из 17,6 тыс.

членов упомянутого SNI, 93% которых имеют докторскую степень, только 15% занимались технологическими исследованиями и инжинирингом, в то время как 31% социальными и гуманитарными дисциплинами, 27% - биологией, химией и медициной, 16% - физико-математическими дисциплинами 34.

Еще один несомненно критический аспект - слабое присутствие мексиканцев в сфере патентования, и это тоже следствие адаптационной модели технологической модернизации. В мексиканской статистике приводится два характерных показателя. По коэффициенту изобретательства, определяемому как число зарегистрированных патентов на 10000 жителей, Мексика (0,06) не только предельно далека от мировых лидеров Японии и Кореи (более 26), США (7,99) или Германии (5,82), но многократно уступает Канаде (1,52), Испании (0,67) или Бразилии (0,40). В то же время ее показатель патентной зависимости - соотношение используемых патентов, зарегистрированных иностранцами и жителями самой страны, - достигает порой фантастических величин: от 14 до 25 на фоне США (0,89), Великобритании (0,44), Кореи (0,34), Испании (0,08) и даже Канады (7,03) и Бразилии (1,60) 35.

В 2010 г. из общего числа в 164,3 тыс. патентов, зарегистрированных международными агентствами, на США приходилось 44,9 тыс., Корею - 9,7 тыс., Канаду - 2,7 тыс., Австралию - 1,8 тыс., Бразилию - 492, а Мексику - 193. В самой Мексике основными патентовладельцами остаются хорошо известные североамериканские компании, например, "Microsoft Corp." (237 патентов), "Qualcomm Inc." (193), "Procter & Gamble Co."

стр. (176), "Kimberly-Clark Worldwide" (108), "Interdigital Technology Corp." (105), "Johnson & Johnson" (68). Крупными патентодержателями являются и другие западные корпорации, в частности, швейцарская "Hoffmann-La Roche" (139), голландский "Unilever N.V." (93), французская "Thomson Licensing" (87), германская "Basf Aktiengesellschaft" (62), финская "Nokia Corp." (61), шведская "Telefonaktiebolaget LM Ericsson" (45), бельгийская "Janssen Pharmaceutica N.V." (38), японская "Sony Corp." (27) и многие другие. В то же время в распоряжении национальных организаций их много меньше: у Мексиканского института нефти - 17, UNAM - 11, Технологического института Монтеррея и Автономного столичного университета - по 7, Национального политехнического института - б 36.

Нужно признать, что в ближайшем будущем радикально улучшить положение в сфере патентования Мексике едва ли удастся. Как заметил в беседе с журналистами один из директоров Мексиканского института индустриальной собственности Хорхе Амиго, "нет финансовых средств для поддержки изобретателей, и даже когда на новый товар получен патент, нет денег, чтобы продвинуть его на рынок" 37.

Порой дело с инновациями доходит до смешного. Недавно мексиканские специалисты создали "энергетическую тортилью" (высококалорийную лепешку из кукурузной муки).

Однако все их попытки заинтересовать местных предпринимателей в налаживании ее производства оказались безрезультатны. В итоге патент и все права на изобретение были проданы североамериканской фирме. Теперь, чтобы попробовать новую тортилью, изобретателям придется приобретать ее в супермаркетах зарубежных торговых сетей.

Определенным выходом из этого тупика для Мексики может стать уход от односторонней технологической зависимости и широкое развитие сотрудничества в этой сфере с другими странами. И в этом направлении в последние годы предпринимаются серьезные шаги. В рамках CONACYT действует специальный Фонд международного сотрудничества в сфере науки и технологий (FONCICYT), который только за 2011 г. оказал помощь в реализации 6658 проектов, включая 16 проектов по патентованию и интеллектуальной собственности.

Международное технологическое сотрудничество Мексики развивается в многомерном формате - с крупными группировками (ЕС, Ибероамериканским сообществом), развитыми государствами - членами ОЭСР (Германией, Японией, Францией, Италией, Бельгией, Чехией и др.), восходящими странами (Бразилией, Индией, Аргентиной, Сингапуром и др.), а также с отдельными районами (например, канадским Квебеком) или технологическими институтами и университетами. Так, в 2011 г. CONACYT заключил соглашение с известным Массачусетским технологическим институтом о создании совместного фонда по поддержке инновационных проектов. В результате Мексика вместе с Бразилией, Китаем, Индией и Чили вошла в десятку стран мира, имеющих соглашения такого типа. Показательно и другое: в международном сотрудничестве участвуют и власти штатов. Например, в одном из беднейших из них Чьяпасе ведется сооружение завода по производству биодизельного топлива по колумбийской технологии 38.

Партнерство в сфере технологий постоянно расширяется. Так, в 2011 г. в ходе переговоров о развитии сотрудничества Мексики и России была стр. достигнута договоренность о кооперации в развитии ядерной энергетики в мирных целях39.

Сравнивая в одной из работ стратегии латиноамериканских гигантов, мы уже обратили внимание на то, что Бразилии удалось создать новую систему стратегического планирования на основе перехода к 11 кластерам стратегических программ, ориентированным на реализацию предельно ясных целей40. В принципе такое целеполагание рассчитано на длительную перспективу, но стратегические программы частично реализуются в каждом пятилетнем плане, в каждом ежегодном бюджете страны.

В этом состоит идея "сквозного" планирования.

У Мексики задача посложнее. Необходимо выбрать базовый набор структурно ориентированных стратегий. Иными словами реализация стратегических целей должна задействовать все сегменты экономики и иметь четкую проекцию на каждый из них.

Возможно, это и есть тот "неоструктурализм", о котором на заре неолиберальной трансформации говорил И. К. Шереметьев. Только в отличие от стратегий XX в.

нынешний " неоструктурализм " возможен только в сетевом варианте, например, при опоре на потенциал государственной системы "э-Мексика". Кроме того он требует сознательных и согласованных усилий всех без исключения акторов мексиканской экономики, и в этом еще одна его особенность.

Возвращение после 12-летнего перерыва к руководству страной представителей PRI несомненно приведет к изменению стратегических ориентиров развития 42. Перед администрацией Энрике Пеньи Ньето стоят очень сложные проблемы, включая необходимость стабилизации политической обстановки в стране, борьбу с наркомафией, преодоление последствий тяжелого экономического спада. Но ожидаемый поворот в политике, видимо, в меньшей мере коснется курса на модернизацию страны. Ведь в свое время администрации консервативной PAN (традиционного оппонента PRI с 1939 г.), начав пересмотр результатов предшествовавшего правления, лишь придали дополнительный импульс развитию сферы науки и технологий. Так, вместо пробной программы "Compranet" (1996) они сумели запустить полномасштабный проект "электронная Мексика". Реформа CONACYT не внесла принципиальных изменений в ее деятельность, но расширила финансирование организации и дала возможность начать реализацию широкого спектра новых программ по поддержке науки, образования и технологических инноваций. Уже первые официальные выступления Пенья Ньето, который нацелился, в частности, на проведение давно назревшей реформы образования и подготовки кадров, говорят о том, что новая администрация осознает приоритетную роль инновационной траектории развития страны.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.