авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

«Дорогие друзья! Возможно, вы удивитесь такой, казалось бы, «зим- ней» теме, как травматология, в летнем номере журна- ла. И действительно, традиционно мы связываем трав- ...»

-- [ Страница 2 ] --

Игорь Беленький: Это влиятельнейшая международ ная организация, которая определяет основные направ ления развития нашей специальности. Кроме практиче ской деятельности, она занимается обучением специа листов во всем мире и разработкой новых технологий остеосинтеза. Средства на эти цели поступают от член ских вносов членов ассоциации, а также от спонсора – швейцарской компании Synthes, являющейся мировым лидером в производстве изделий для остеосинтеза. Сегодня занимаются остеосинтезом не только травматологи, но и вертебрологи, и челюстно лицевые хирурги. До недавнего времени они являлись членами нашей ас социации, но в прошлом году выделились в самостоятельные подразде ления – АО-спинальная хирургия и АО-челюстно-лицевая хирургия. После этого АО была преобразована в АО-травма и объединила хирургов, за нимающихся повреждениями костей и суставов. Существует и российская национальная АО-секция, она образована в конце 90-х годов прошлого столетия. В настоящее время ее членами являются более 45 наиболее квалифицированных травматологов из разных регионов России. Не менее двух раз в год мы собираемся для решения различных организационных и профессиональных вопросов. Конечно, до недавнего времени россий ская АО-секция не имела большого веса на международной арене. Однако сейчас ситуация очень быстро меняется. Если раньше мы участвовали в обучающих программах только в качестве учеников, то теперь многие из нас привлекаются как педагоги не только на мероприятия, проводимые в России, но и за рубежом. Двое представителей России приняты в трасто вый совет АО-травма и могут оказывать влияние на глобальную политику Консилиум Рек л ам а Консилиум топ ассоциации, лоббируя интересы Рос сии. Таким образом, через членство в АО-травма России российские травматологи с успехом интегриру ются в мировое травматологическое сообщество на правах равноправных членов. В настоящее время членами АО-травма России являются четве ро специалистов из Петербурга. Это ведущий научный сотрудник РосНИ ИТО им. Р. Р. Вредена Николай Ни колаевич Корнилов, заместитель на чальника кафедры военной травма тологии ВМедА им. С. М. Кирова Владимир Васильевич Хоминец, доцент кафедры травматологии и ортопедии СПбГМУ им. акад. И. П. Павлова Фе ликс Сергеевич Григорян и я.

Внутренний остеосинтез стал широко применяться в первой половине ХХ века.

Этому способствовали бурное развитие металлургии и появле ние сплавов, устойчивых к коррозии в агрессивной среде организма че ловека. Однако первый опыт, наряду с позитивными результатами, принес большое количество серьезных осложнений и разочарований хирургов. Это заставило ведущих клиницистов того времени объединиться с целью по исков оптимальных методов остеосинтеза и разработки современных им плантатов. Так в 1958 году возникла Ассоциация остеосинтеза. В то да лекое время хирурги испытывали потребность в надежных имплантатах и удобных инструментах, что и натолкнуло основателей AO/ASIF создать эту уникальную ассоциацию. В 60–70-е годы прошлого столетия главенство вал принцип анатомической репозиции костных отломков. Это означало, что при любом переломе хирург должен был закончить операцию полным восстановлением формы сломанной кости. Это не всегда можно было сде лать, особенно при сложных многооскольчатых переломах. К тому же для этого нужно было выполнить большие разрезы для доступа к кости, ис пользовать массивные фиксаторы с большим количеством винтов. Неуда чи заставили врачей совершенствоваться. Дальнейшие исследования по казали, что анатомическая репозиция необходима только для переломов, распространяющихся на суставы. В остальных же случаях достаточно про сто восстановить длину сегмента конечности, устранить угловые и рота ционные смещения. А этого можно было добиться гораздо менее травма тичными методами. Пересмотрены также были и подходы к стабильности фиксации. Если раньше считалось, что стабильность остеосинтеза должна быть абсолютной, то впоследствии стало понятно, что для сращения диа физарных переломов достаточно и относительной стабильности, когда при движениях в суставах прооперированной руки или ноги сохраняется ми кроподвижность костных отломков, но она не препятствует сращению пе релома. Изменение принципиальных подходов к остеосинтезу привело к Консилиум совершенствованию фиксаторов и методов операций. Операции стали вы полняться из небольших разрезов кожи, практически из проколов. Стали более изящными и предназначенные для этого фиксаторы. Всё это при вело к значительному уменьшению травматичности операций, снижению потери крови и, соответственно, уменьшению времени лечения.

– А какие современные изделия используются для остеосинтеза?

И. Б.: Все основные современ ные имплантаты можно разделить на две большие группы. Это гвозди, которые вводятся в костномозговой канал (интрамедуллярные фиксато ры), и пластины (накостные фикса торы). Последнее поколение гвоздей в значительной степени расширило возможности хирургов, так как позво ляет выполнить фиксацию большинства переломов. Во-первых, конфигу рация гвоздей гораздо лучше соответствует форме костномозгового кана ла. При этом, если необходимо, можно рассверлить костномозговой канал при помощи специального инструмента. Во-вторых, появилось значительно больше возможностей блокирования гвоздей в кости. Оно выполняется в различных направлениях винтами различного диаметра и формы, в зави симости от характера и локализации перелома. И, конечно, инструмент стал намного более удобным и точным. Таким образом, сегодня при по мощи гвоздей можно зафиксировать практически любой перелом бедрен ной, большеберцовой и плечевой костей.

Что касается современных пластин, то они могут использоваться с обыч ными винтами, фиксация которых осуществляется за счет прижатия пластины к кости, и с винтами с угловой стабильностью, которые жестко фиксируются в пластине, не вызывая ее давления на кость. Существуют пластины с отвер стиями различного диаметра, предназначенные для костей разных размеров, и винты к ним. Раньше, чтобы адаптировать пластину к кости, ее приходилось моделировать на операции. Сейчас же созданы пластины для всех локализа ций переломов, уже смоделированные по форме кости. В них задано направ ление введения винтов. Это значит, что вероятность ошибки хирурга зна чительно уменьшается. И это семей ство пластин постоянно увеличивается.

Сегодня имеется несколько вари антов лечения одного и того же пере лома. Выбор хирурга зависит от его квалификации, личного опыта, оцен ки состояния больного и перспек тив послеоперационного периода.

Главное, чтобы операция была вы полнена без нарушения технологии, Консилиум топ тогда результат будет хорошим. В нашем городе есть несколько клиник, где с высоким качеством выполняются современные операции остеосин теза. А если говорить о выборе врача, то в первую очередь нужно, что бы хирург прошел специальное обучение на курсах Ассоциации остеосин теза. Очень хорошо, если ваш хирург стажировался в одной из крупных травматологических клиник Европы или США. И, конечно, необходимо, что бы специалист выполнял много операций. В настоящее время квалифи цированный хирург ежегодно делает 350–500 и более сложных операций.

– Сейчас в травматологии и ортопедии применяются новые высо кие технологии остеосинтеза. Михаил Михайлович, а какие методы и материалы используются в челюстно-лицевой хирургии? Существуют ли отечественные конструкции или хирурги работают только с им портными материалами?

Михаил Соловьев: На сегодняшний день диапазон возможностей для челюстно-лицевой хирургии очень большой. Мы можем устранять дефекты и деформа ции, а также лечить травмы лицевого скелета практи чески любой сложности. В своей работе наши хирур ги используют самые разнообразные конструкции. Это пластины – маленькие и большие, сетки – длинные, ко роткие, изогнутые, винты – тонкие, толстые, саморезы.

Есть винты, которые дополнительно фиксируются в пластинах, чтобы пла стина, не оказывая давления на кость, держала перелом. Что же каса ется материалов отечественного производства, то у нас изготавливаются и пластины, и шурупы. И в 90 % случаев они обеспечивают все потреб ности. Но существуют оставшиеся 10 % пациентов, которым с помощью отечественных материалов помочь невозможно. И тут приходится обра щаться к импортным материалам.

– Пластины, которые ставят при остеосинтезе, потом нужно уда лять? Или их оставляют навсегда?

М. С.: Для костей лицевого черепа используются в основном два ва рианта имплантатов – пластины из титана и биодеградируемые, то есть рассасывающиеся, пластины. Они не взаимозаменяемы. В каких-то ситу ациях титан заменить невозможно. Почему? Потому что это очень плот ный материал, он может взять на себя полностью нагрузку, которую не сет кость. Поэтому при тяжелых травмах, оскольчатых переломах, когда целостность кости нарушена в нескольких местах, можно поставить одну большую титановую пластину, и она выдержит все. Например, на нижней челюсти очень большие нагрузки, поэтому для нее основной материал – титан. Титан – великолепный материал. Его преимущество в том, что он биологически инертен, и организм его не видит. В Америке считается, что такие пластины удалять не нужно, и титановая конструкция остается в теле человека на всю жизнь. А в Европе через год пластину удаляют.

Но если пластина большая или расположена очень поверхностно, напри Консилиум мер на верхней челюсти, где очень тонкая кость, то зимой она мерз нет, что создает определенные не удобства для человека.

– А что такое рассасывающи еся пластины?

М. С.: Рассасывающиеся пла стины очень хороши! Они изготов ляются из полилактида – матери ала на основе молочной кислоты.

Эта кислота – не чужеродный эле мент для организма, так как выра батывается в нем. Именно поэтому полилактид не отторгается организ мом. И в этом – большое преиму щество рассасывающихся пластин.

Полилактид легко рассасывается в организме человека. В начале это го процесса происходит гидролиз – вода проникает внутрь имплантата и разрушает химические связи, об разующие каркас полимерной це пи. В результате образуются бо лее короткие полимерные цепоч ки, снижается молекулярная мас са и жесткость пластины. В конце концов материал теряет свою це лостность и разрушается до молочной кислоты. Моделируют такие пла стины следующим образом: сначала их нагревают на водяной бане до температуры 70 °С, после чего они становятся пластичными. Затем им придают нужную форму с помощью специальных стандартных шабло нов из алюминия.

Пластины из молочной кислоты легко принимают заданную хирургом форму, плотно прилегая к костям лица по всему периметру дефекта, и сохраняют ее после снижения температуры, приобретая при этом доста точную жесткость. Фиксируют их винтами. Прочность такие пластины на чинают терять где-то через 2 месяца после установки, когда перелом уже сросся, и в срок от 6 месяцев до года рассасываются полностью.

Но использовать рассасывающиеся пластины можно лишь на тех участ ках, которые испытывают только статическую нагрузку: в области верх ней и средней зон лица.

Конечно, рассасывающиеся пластины имеют очевидные преимущества перед титановыми;

кроме того, в отличие от последних они не мерзнут зимой.

Консилиум топ – А как лечили подобные травмы раньше, когда новых технологий еще не существовало?

М. С.: Еще в 1914 году была предложена такая методика наложения шин:

к зубам прикручивались проволочные шины и челюсти связывались между собой. После этого человек 4–5 недель не мог открывать рот. И хотя про волочный шов не обеспечивает жесткой фиксации, а микроподвижность от ломков вызывает травмы и воспаления, этот метод как основной исполь зовался до 1980-х годов. Остеосинтез челюсти начали делать, когда появи лись антибиотики. Но процент осложнений при этом был высоким, и такие операции выполняли крайне редко. В 1970-х годах вышли первые статьи о жесткой фиксации, и на Западе и у нас появились пластины. В Петербур ге тогда работал очень интересный челюстно-лицевой хирург Борис Льво вич Павлов. Он предложил пластины для остеосинтеза нижней челюсти, с помощью которых можно было зафиксировать челюсть при очень тяжелых переломах. Тогда наша наука соответствовала мировому уровню. К сожале нию, сейчас это не так. Например, у нас выпускают четыре набора титано вых пластин для челюстно-лицевой хирургии, а этого недостаточно. В фир ме Synthes существует 8–9 аналогичных наборов разного размера, не счи тая специализированных, рассасывающихся – для средней зоны лица, ску ловой кости, верхней челюсти. И если человек не хочет всю жизнь жить с пластинами – а, например, с верхней челюсти удалить пластину практиче ски невозможно, – то ему ставят импортные, которые через год рассосут ся. Да, с ними сложнее работать, чем с титаном. Но пациенту они удобнее.

– А как происходит на практике? Ведь травма – это неотложная ситуация. Человек попадает в аварию, например, его привозят в ста ционар и надо принимать какие-то решения. Кто решает, какие пла стины ставить, кто за это платит? Есть ли квоты на такое лечение?

М. С.: Существует этапность оказания помощи. Когда поступает боль ной с челюстно-лицевой травмой, то первое, что должны сделать меди ки независимо от того, куда он поступил, это остановить кровотечение, по возможности зафиксировать и мобилизовать отломки челюсти, чтобы уменьшить болевые ощущения. Самый простой вариант – это межчелюст ная фиксация: шинами, связыванием. А вот дальше больному нужно по пасть в клинику, где работают специалисты. Челюстно-лицевая травма в какой-то мере счастливая. Дело в том, что в лицевой области очень хо рошее кровоснабжение и у хирурга оказывается боль ший временной интервал для оказания помощи – 48– 72 часа. По большому счету даже сделанная в те чение первой недели, а для орбиты – в течение 14 дней операция почти не увеличивает риск осложнений. То есть после того как оказана первая помощь, есть время подумать и выбрать необходимые конструкции, а также заказать их и доставить в клинику.

Реклама Лицензия N№ 78-01-000952 от 07.06. Н ео б хо д им а к он су л ьт ац ия спе циал и ста Консилиум топ В отношении того, кто за это платит. Существует обязательное ме дицинское страхование, по которому оказывается помощь при подобных травмах, и необходимое лечение – сращение, восстановление функции – пациенту будет обеспечено. Но с помощью традиционных методов. Если нужно, будут использованы пластины отечественного производства. Если травма производственная, то расходы берет на себя специальный фонд: он закупает все требуемые материалы для проведения лечения. Существует система федеральных и городских квот, но на городские больницы их не выделяют даже при наличии лицензии. Поэтому если травма бытовая, то, к сожалению, пациентам приходится покупать импортные пластины самим.

– Александр Юрьевич, Вы нейрохирург и занимаетесь такими тяжелыми заболеваниями, как опухоли головного мозга. Человек, которому поставили такой диагноз, как правило, испытывает шок, страх, впадает в панику. Но ведь существуют методы лечения боль ных с подобными патологиями.

Александр Щербук: Действительно, опухоли нервной системы – патология весьма и весьма серьезная. Болезнь поражает самый важный, на мой взгляд, орган челове ка – головной мозг – «центральный процессор», кото рый ответствен за деятельность всего организма. Выбор метода лечения во многом зависит от характера и рас положения опухоли. В большинстве случаев основным и единственным видом лечения доброкачественных опухо лей мозга является их хирургическое удаление. Метод высокоэффективен и позволяет пациентам после окончания реабилитационного периода вернуть ся к нормальной деятельности и продолжать работать. Сегодня в нашем ар сенале появились высокоэффективные радиохирургические методы лечения ряда опухолей нервной системы с использованием гамма-ножа и кибер-ножа.

В лечении больных со злокачественными опухолями мозга крайне важ но соблюдение принципов комплексности и преемственности. Строгое со блюдение указанных принципов – залог успеха в лечении этой категории пациентов. Что же такое комплексность и преемственность? Это после довательное и своевременное использование нескольких видов лечения:

хирургического, консервативного (химиотерапия) и лучевого (лучевая те рапия и радиохирургия). Прежде всего, решается вопрос о хирургическом лечении опухолевого очага. Дальнейшая лечебная тактика определяется динамикой заболевания после проведения оперативного вмешательства.

– В чем причина появления онкологических заболеваний, и опу холей головного мозга в частности?

А. Щ.: Существует множество теорий, объясняющих природу онкологиче ских заболеваний. К факторам риска, способствующим возникновению опухо лей мозга, относят лучевое воздействие, работу на вредных производствах, связанных с канцерогенными факторами, черепно-мозговую травму. Ранее в лечении стригущего лишая нередко применяли рентгеновское облучение голо Консилиум вы. Впоследствии у пациентов обнару живались радиоиндуцированные опу холи мозга. В моей практике встре чались такие пациенты. Это наиболее существенные факторы риска разви тия опухоли, но, по всей видимости, немаловажную роль здесь играют и генетические нарушения.

Многие спрашивают об инфекци онной природе онкологической па тологии. Да, действительно, опре деленная роль в развитии опухо левого процесса отдается вирусам.

Говорить об этом утвердительно довольно сложно, так как опухоли очень разные и все зависит от ха рактера процесса.

– Можем ли мы как-то убе речься от онкологических забо леваний? Существуют ли меры их профилактики?

А. Щ.: Если говорить о профилак тике, то все, что можно порекомен довать, это вести здоровый образ жизни и систематически проходить диспансеризацию. Что-то новое тут придумать сложно. В научной лите ратуре есть данные, свидетельствую щие о том, что, соблюдая определен ные правила, мы можем снизить риск развития онкологической патологии.

К этим правилам относятся выявление и устранение действия канцероген ных факторов окружающей среды, таких как ионизирующее и электромаг нитное, ультрафиолетовое излучение, курение и т. д. Большое значение в профилактике онкологических заболеваний имеют регулярные профилактиче ские осмотры и обследования в соответствии с возрастом и группой риска.

– А можно ли, чтобы не пропустить начало болезни, самостоятель но проводить скрининг на наличие опухолей? Есть ли смысл здоро вому человеку, например, раз в год или в два года делать ПЭТ – ис следование, позволяющее с высокой точностью определить онколо гию даже на начальных стадиях?

А. Щ.: Я считаю, что подобный скрининг – прерогатива врача и зани маться им самостоятельно излишне. Нужно просто прислушиваться к се бе, к своим ощущениям, отслеживать различные отклонения в своем со стоянии и вовремя обращаться к врачу.

Консилиум топ Если говорить об опухолевой па тологии головного мозга, то существу ет ряд симптомов, которые являют ся «звоночками», сигнализирующими о том, что надо как можно быстрее посетить врача и начинать действовать. Это стойкая головная боль, прояв ляющаяся в утренние часы, которая не снимается обычными обезболива ющими препаратами. Это тошнота и рвота, не связанные с приемом пищи.

Такая рвота не приносит облегчения и развивается, как правило, на фоне головной боли. Все это – общемозговая симптоматика, которая возникает при повышении внутричерепного давления вследствие появления в замкну той полости черепа дополнительного объема. Это психические изменения, изменения в поведении, что более характерно для пожилых людей. Необ ходимо также обращать внимание на изменения остроты зрения, выпаде ние поля зрения, появление шума в ушах, а также снижение слуха. Должны насторожить и двигательные расстройства, такие как паралич, парез (нару шения движения в конечностях), появление онемения (нарушение чувстви тельности), нарушение координации движения, походки, речи, счета, письма.

Задача врача – осмотреть пациента и назначить тот или иной метод диагностики. «Золотым стандартом» диагностики нашей патологии является магнитно-резонансная томография с контрастированием, когда контраст ный препарат избирательно накапливается в опухоли. Позитронная эмис сионная томография – ПЭТ – используется в затруднительных ситуациях, когда необходимо провести дифференциальный диагноз, то есть отличить одну патологию от другой, например опухолевое поражение от воспали тельного, или, в случае опухоли, определить зону повышенной ее актив ности и отследить динамику лечения химиопрепаратом.

– Нейрохирургические вмешательства – это высокотехнологичные дорогостоящие операции. Все ли горожане могут получить такую по мощь бесплатно, по квоте? Всем ли хватит квот?

А. Щ.: 95 % операций, проводимых в нашем отделении, являются вы сокотехнологичными, и проблемы нехватки квот не возникает. Дело в том, что мы работаем и с городскими, и с федеральными квотами, и если фи нансирование заканчивается по одной из них, мы переходим на другую.

Поэтому, если пациенту показана операция, для него она будет бесплатной.

То же касается и обследований. Сейчас у нас введены новые стандарты, и мы можем в рамках ОМС использовать достаточно серьезный арсенал медикаментов и расходных материалов для оперативных вмешательств.

– Если операция проведена успешно, пациент получил химио- и лу чевую терапию, то возможно ли полное выздоровление при такой па тологии? И позволяют ли новые технологии увеличить выживаемость?

А. Щ.: Новые хирургические технологии позволяют проводить опера тивные вмешательства с более радикальным удалением опухоли, сохра няя при этом жизненно важные центры. Хирург может обращаться с эти Консилиум ми зонами более деликатно, и в последующем это от ражается на качестве и продолжительности жизни па циента. Но ведущая роль здесь принадлежит не новым технологиям, а профессионализму врача. Своевремен ная ранняя диагностика плюс профессиональный опыт нейрохирурга – вот что в большинстве случаев приво дит к позитивному результату.

– Александр Юрьевич, Вы упомянули гамма-нож – метод лечения опухолей головного мозга, который позволяет удалить опухоль фактически без хирурги ческого вмешательства. Почему же нельзя все опу холи удалять с помощью этой технологии?

А. Щ.: Это действительно серьезный и весьма эф фективный современный метод. Но для него существуют определенные показания, связанные с характером опу холи, ее размером, расположением и количеством опу холевых узлов. С его помощью можно очень точно об лучать опухоль небольших размеров, до 3 см. Гамма нож не удаляет опухоль. Он позволяет достичь контро ля над ее ростом: образование может приостановиться в росте, претерпеть какие-либо изменения в структуре.

Но, как правило, оно не исчезает. С помощью хирурги ческих методов опухоль можно убрать радикально. Но дело в том, что в головном мозге есть зоны функцио нально значимые и функционально малозначимые. По вреждение функционально значимой зоны вызывает серь езное нарушение функций. При появлении опухоли, на пример в стволе головного мозга, где находятся центры, отвечающие за работу сердца, легких и т. д., хирургиче ские манипуляции не всегда целесообразны. Они могут привести к изменениям, которые в дальнейшем отраз ятся на качестве жизни пациента. В этом случае пока заны более щадящие методы, каким и является гамма нож. Возможен и такой вариант: большую часть опухоли удаляют хирургическим путем, но часть, находящуюся в функционально значимой зоне, не трогают и в дальней шем пациента отправляют на радиохирургическое вме шательство, где оставшуюся часть патологического об разования облучают с помощью гамма-ножа.

Основным принципом нашей работы является «разу мный радикализм»: мы выбираем тот вариант лечения, который в дальнейшем не окажет негативного влияния на качество жизни больного.

Беседу вела Елена Крылова Консилиум топ Еще раз о позвоночнике Актуальность проблемы неблаго получий, связанных с позвоночником человека, сегодня как никогда вы сока. Тому есть несколько объясне ний, и мы постараемся рассмотреть наиболее значимые из них.

Первое и самое главное: люди стали лучше жить, больше есть, соз дали себе комфортные условия жиз ни. Уменьшилась зависимость благо состояния человека от физических нагрузок. Это привело к бурному ро сту так называемых болезней циви лизации. Применительно к позвоноч нику наиболее важен тот факт, что вследствие гиподинамии увеличилось число людей с избыточной массой тела и слабым мышечным каркасом.

Второе: за последние годы чело вечество накопило огромное количе ство знаний об устройстве и принци пах работы позвоночника человека.

Развилась индустрия медицинских ме роприятий, которые все больше уда ляются от медицины и перетекают в околомедицинский бизнес. Только не сколько цифр: каждый человек стар ше 40 лет хотя бы раз имел боли в спине. В нейрохирургических ста ционарах операции на позвоночнике составляют 70 % от всех операций.

Затраты на хирургическую коррекцию заболеваний позвоночника во всем мире возрастают в геометрической Мнение эксперта прогрессии. При этом результаты та- Итак, остеохондроз это не бо кой деятельности остаются противо- лезнь, и от него нельзя вылечить.

речивыми. В этой сфере, как нигде, Поэтому рассматривать изменения много достижений и мифов. Как по- в человеческом организме надо в мочь пациенту разобраться в этом? рамках естественного дегенератив Наша статья преследует цель внести ного каскада и тех неприятных ощу ясность в эту проблему. щений, которые могут возникать в О заболева- связи с этим. Автор этой теории, ка ниях позвоноч- надский ортопед Вильям Киркалди ника и их лече- Уиллис (William Kirkaldy-Willis) выде нии рассказывает лил три основные стадии дегенера доктор медицин- тивного каскада.

ских наук, про- Первая – дисфункциональная фессор Юрий стадия. Развивается преимуще Алексеевич Шу- ственно в возрасте 20–30 лет. Не лёв, заведующий ловкое движение или длительная нейрохирургиче- статическая нагрузка могут вы ским отделени- звать микротравму межпозвонко ем N№ 1 городской многопрофиль- вого диска, что сопровождается ной больницы N№ 2, руководитель болью в спине, связанной с раз «Международной нейрогруппы»: дражением нервных окончаний в Широко распространены мифы: фиброзном кольце диска, мелких «Есть такая болезнь – остеохон- суставах, окружающих диск. Раз дроз» и «Все болезни от позвоноч- дражение болевых рецепторов при ника». Настало время перейти к бо- водит к несимметричному напряже лее понятным и разумным терми- нию мышц спины (больного «пере нам, давно принятым во всем мире. кашивает») и резким болям в ней.

Когда говорят «остеохондроз», на- Как правило, в этих случаях паци до понимать, что речь идет о есте- енту могут помочь противовоспа ственных возрастных изменениях, лительные препараты, анальгетики, происходящих прежде всего в белко- «умные руки» врача-массажиста, вой структуре межпозвонкового дис- физиотерапевтические процедуры, ка. Такие изменения принято назы- покой.

вать дегенеративным каскадом, под- Принципиально иначе обстоят черкивая этим, что имеется в виду дела при наличии у пациента бо не болезнь, а естественные процес- ли в ноге, идущей по ходу нерва.

сы в организме. Термин же «остео- Указанный симптом свидетельству хондроз» принят в среде специали- ет о сдавливании нервного корешка стов, изучающих нормальную и па- оторвавшимися фрагментами диска.

тологическую анатомию человека, и Единственный эффективный способ не может быть перенесен в клини- избавления от такой боли – меди ку. Следовательно, рекламный сло- цинская процедура, имеющая целью ган «Вылечу от остеохондроза» сви- прекратить сдавливание нерва, ча детельствует лишь об очень низком ще всего это микрохирургическая уровне знаний рекламодателя. операция.

Мнение экспертатоп Вторая стадия – сегментар ной нестабильности. Встречается преимущественно в возрасте 30– 40 лет. Она развивается из-за по тери диском части влаги, что при водит к снижению его высоты, а весь фиксирующий аппарат (связ ки, капсулы суставов) становится избыточным в размерах. Увеличи вается подвижность между телами позвонков, что в сочетании с из быточной массой тела и гиподи намией приводит к «расхлябанно сти» всего фиксирующего аппара та позвоночника. При этом меж позвонковый диск повреждается, в капсуле образуются трещины и содержимое диска выпячивается за пределы капсулы, что принято обозначать термином «грыжа дис ка». Нужно очень сдержанно отно ситься к грыжам, выявленным на магнитно-резонансных томограм мах: это далеко не всегда диктует необходимость специальных лечеб ных мероприятий.

Стадия сегментарной нестабиль ности характеризуется прежде все го болями в спине. Лучший способ лечения в этой стадии – физиче ские упражнения, направленные на укрепление мышц спины. На дежда на получение сиюминутного результата с помощью различно го рода «вправлений, вытяжений»

по меньшей мере безоснователь на, подобные мероприятия в этой стадии приносят больше вреда, чем пользы. Чаще всего именно в ста дии сегментарной нестабильности у людей происходят разрывы дис ка с выпячиванием больших масс диска в просвет позвоночного ка нала. Если «обрывки» диска давят на корешок спинного мозга и вы Мнение эксперта зывают боли в ноге, лучше всего устранить боль, то есть отключить обратиться за помощью к врачу- «предохранители», не влияя на ана нейрохирургу. Операция по удале- томический субстрат, служащий ее нию грыж диска в передовых ней- причиной. А важнее в первую оче рохирургических группах сегодня редь устранить причину боли, чем мало похожа на операцию в тра- ее следствие.

диционном понимании этого сло- Изменения, лежащие в основе ва. Вмешательство проводится с дегенеративного каскада, по сво использованием очень точной ди- ей сути не являются болезнью, агностики, с обязательным приме- их необходимо рассматривать как нением операционного микроскопа.

естественный процесс возраст Пациент встает на ноги на следу- ных изменений, поражающих все ющий день после операции, а пе- без исключения органы и системы риод пребывания в стационаре со- организма. Образно говоря, деге ставляет 4–5 дней. неративные изменения позвоночни Третья стадия, стадия рестаби- ка можно назвать «морщинами на лизации, развивается, как прави- позвоночнике», так как и образо ло, после 50 лет. Организм ком- вание морщин на коже, и разви пенсирует повышенную подвижность тие дегенеративных изменений по двигательного сегмента с помощью звоночника обусловлены изменени костных разрастаний (остеофитов), ями структуры коллагена, который окостенения связочного аппарата. служит основой для строения со О в озм ожн ых прот ив опо к аза н иях про к онс у ль т иру й тес ь со с п е ц и а л и с т о м Все эти изменения структуры при- единительной ткани.

водят к тому, что суживается диа- Теория дегенеративного каска метр позвоночного канала, поэто- да позволяет по-другому взглянуть му главной жалобой пациента яв- на все методы, используемые в ле ляется уже не боль в спине или в чении пациентов с болями, связан ноге, а так называемая перемежа- ными с позвоночником. Лечение ющаяся хромота – человек не мо- необходимо проводить только под жет долго ходить без отдыха из-за руководством опытного врача, в слабости в мышцах. Микрохирур- специализированной функциональ гическое вмешательство на дан- ной группе, в состав которой вхо ной стадии направлено на устране- дят специалисты различного про ние зон сдавливания содержимого филя: нейрохирурги, неврологи, ре позвоночного канала. Бороться со абилитологи, владеющие основами стадией рестабилизации не нужно. теоретических и практических зна Здесь недопустимы приемы растя- ний о закономерностях дегенера жения, скручивания позвоночника, тивных изменений позвоночника и мануальная терапия. соответствующих им лечебных ме Необходимо подчеркнуть, что си- роприятиях.

стема боли – это «предохранители», Тел.: (812) 510 78 49;

510 94 89;

защитный механизм человеческо- +7 901 974 57 го организма. Так называемое кон- E-mail: yuryshulev@yahoo.com;

tninstitute@mc21.ru сервативное лечение сводится к то www.yurishulev.ru му, чтобы тем или иным способом www.tninstitute.ru Мнение экспертатоп Какие косточки нам не нужны «Косточки», или «шишки», на стопе, в области большого пальца, – сколько мучений и неудобств они доставляют: трудности с подбором обуви, постоянные походы в педикюрный кабинет, боли, усталость ног.

Способов борьбы с этой напастью предлагается множество: от йодной сетки и ванночек до операций. Что же выбрать? Сегодня мы постараемся прояснить эту ситуацию, и поможет нам врач-ортопед Алексей Олейник.

Стопа – сложный аппарат, со- он обязательно будет и у вас. Но стоящий из большого количества вероятность его появления при про костей, связок, мышц, сухожилий и воцирующих факторах, особенно при суставов, которые вместе работают ношении обуви на высоком каблу как слаженный механизм. Поэтому ке и с узким носом, очень высока.

патология или особенность развития Метод лечения Hallux Valgus вы одной части этого аппарата приво- бирают в зависимости от стадии за дит к тому, что весь механизм на- болевания, степени деформации и чинает работать неправильно. «Ко- сопутствующей патологии. Консерва сточки» в области большого пальца тивное лечение: различные упраж (по-научному Hallux Valgus) и мно- нения, стельки и т. д. – эффектив гие другие заболевания стопы и го- но только в начальных стадиях и леностопного сустава развиваются при невыраженной патологии. Если вследствие неправильного распре- этот этап упущен, то ни стельки, ни деления нагрузки на стопу. Причин какие-либо мануальные манипуля этого может быть множество: от ции деформацию не исправят. Они врожденных особенностей строения могут лишь облегчить боль. Убрать костей до приобретенных деформа- «косточки» можно только хирурги ций. Есть исследования, доказываю- ческим путем. Но это не означа щие, что такая патология передает- ет, что операция необходима всем ся по наследству. Это, конечно, не больным. Основными показаниями означает, что если у вашей мамы к оперативному вмешательству яв или бабушки был Hallux Valgus, то ляются боль при ходьбе и даже в Мнение эксперта до операции после операции покое, а также невозможность по- хорошо зарекомендовали в Европе и добрать обувь. То есть те ситуации, Америке. Они предусматривают мак когда «косточки» мешают человеку симально комфортную реабилитацию вести привычный образ жизни. Ес- больного без потери качества лече ли же есть возможность подобрать ния. После таких вмешательств до комфортную обувь или исправить по- пускается ранняя нагрузка на сто ложение с помощью индивидуальных пу и, как правило, ни гипса, ни ко стелек, то операции не требуется. стылей не требуется. В большинстве Многие боятся, что операция по- случаев мои пациенты носят после может лишь временно и деформация операции специальную обувь, а не возвратится. И действительно, при- которые через 2 недели уже выхо чины для таких опасений имеются: дят на работу.

те методики, которые применялись А вообще, для того чтобы выяс и продолжают применяться в пода- нить причину заболевания, спрог вляющем большинстве отечественных нозировать варианты его дальней клиник, дают не слишком хорошие ре- шего развития и определиться со зультаты. От них уже давно отказа- способом лечения, надо обязатель лись западные ортопеды. При исполь- но прийти на консультацию к орто зовании современного подхода к ле- педу, который специализируется в чению стойкая коррекция деформа- заболеваниях стопы. Только после ции сохраняется до 30 лет и более. осмотра и, если нужно, выполнения Еще один вопрос, который вол- рентгенографии врач сможет подо нует пациентов: насколько серьезна брать правильное лечение. Мой со такая операция и сколько времени вет: не занимайтесь самолечением.

требуется на реабилитацию? Могу Лучше потратьте время и обрати сказать, что все зависит от тяжести тесь к квалифицированному специ патологии и метода оперативного ле- алисту за помощью.

чения. Мы используем современные Контактный телефон:

методики, которые давно уже себя +7 921 328-88- Мнение экспертатоп Микробы:

враги или друзья?

Интервью с главным гастроэнтерологом Коми тета по здравоохранению Правительства Санкт Петербурга, заведующим кафедрой пропедевтики внутренних болезней СПбГМА им. И. И. Мечникова д. м. н., проф. Е. И. Ткаченко – Евгений Иванович, сейчас много говорят о дисбактериозе. Счи тается, что им страдают чуть ли не все жители Петербурга. Насколь ко серьезно это заболевание? И чем оно вызвано?

– Дисбактериоз, или, точнее, дисбиоз, – это качественные и коли чественные изменения микробиоты и места ее обитания. Дело в том, что человек за последние 100–200 лет очень быстро пробежал эволю ционную лестницу. Он стал решающей геологической силой, изменил лик природы и сейчас расплачивается за неразумные последствия сво ей «разумной» деятельности. Эти последствия – оскудение флоры, фа уны и земных недр, это космический мусор, замусоренные акватории, морские и речные. Ведь мы уже живем в сфере, созданной человече ским разумом, в так называемой ноосфере. И это определенным об разом изменило природу, сущность, структуру человека. Сейчас мож но говорить о принципиальных закономерностях формирования болез ней ноосферного человека. И одна из таких болезней – дисбактериоз, дисбиоз. Это также некоторые инфекции, в том числе оппортунистиче ские, вызванные представителями условно патогенной микрофлоры, жи вущей в нашем организме: вирусами, грибками, простейшими. Это раз личные метаболические расстройства и нарушения, которые проявляют ся в виде атеросклероза и его последствий, сахарного диабета 2-го ти па и некоторых других.

Мы – динамическая гармоничная среда. Человек – это оболочка, в которой живут, сосуществуют с ним порядка 7000 ми кробов и 1200 вирусов, так называемый ми кробиоценоз, или микробиота. Микробио та – сложно устроенная иерархическая система, социум, сходный с социумом высших млекопитающих и даже чело века. Знаете ли вы, что микробы лю бят поболтать? Да-да, они разговари вают, но только на своем языке.

Есть такое понятие quorum sensing – «чувство кворума» – быстрый способ об Мнение эксперта щения микроорганизмов друг с дру гом посредством сигнальных моле кул. Микробы внутри нас и на нас – это одна семья. Это 300–400 м поверхности кишечника, 70–80 м легких, около 2 м2 кожи. Вы палец порезали, и он воспалился. Так вот, воспаление чаще всего придет из ки шечника. Бывает, конечно, внешняя инфекция, но чаще всего это вну тренняя кишечная микрофлора. По этому если вы принимаете каждый день душ, вы помогаете в лечении язвы и геморроя.

Микробиота регулирует все про цессы в нашем организме. Микроор ганизмы принимают участие во мно гих видах обмена, синтезируют необ ходимые нам вещества, например ви тамин В12, биогенные амины, в том числе серотонин – гормон радости.

В кишечнике серотонина содержит ся 95 %, а в голове – всего 5 %.

Сейчас много говорят об имму нитете. Да, он играет особую роль при каких-то иммунодифицитных со стояниях. Но иммунитет – это нитка, которая следует за иголкой, а игол ка – микробиота. Микробиота – ре гулятор иммунитета.

Есть такое замечательное слово «гармония». Человек должен быть гармоничен по отношению к окру жающему миру, жить в гармонии – это прекрасно, касается ли это от ношений в семье, на работе, между государствами и во всей биосфере.

Когда какие-либо внешние факторы нарушают гармонию человека с ми кробиотой, возникает болезнь.

– Наверное, в этом «виновато»

отчасти и питание?

– Да, конечно. Ведь посмотрите, несколько тысячелетий назад люди Мнение экспертатоп были несколько мельче, чем сегодня. Но ели они на много больше, чем мы, и потребляли 5–6 тысяч кало рий в день. Сей час мужчина в среднем потре бляет 2,5 тыся чи, а женщина – 2 тысячи калорий в сутки. И это по нятно: мы меньше двигаемся, почти не занима емся физическим трудом. Мы про сто неспособны переварить такое же количество пищи, как наши предки.

А вот потребность в витаминах, микроэлементах и других ценных веще ствах у нас осталась прежней. И мы их недополучаем.

Или вот атеросклероз – болезнь века, но мы стали бороться не с атеросклерозом, а с холестерином. И это принципиально неправиль но. Холестерин необходим организму, особенно развивающемуся, и в первую очередь головному мозгу, где его свыше 100 г (в крови все го 8 г). Он участвует в метаболизме многих гормонов и биологиче ски активных веществ, в печени при участии холестерина образует ся желчь, желчные кислоты. Холестерин складируется в виде бляшек в сосудах, когда он не востребован по основным метаболическим пу тям. Например, для здорового человека, не толстого, сало полезно.

Иван Петрович Павлов сказал: «Самая полезная пища та, которая съедена с аппетитом». Но я добавлю: при правильном пищевом вос питании и поведении. Чрезмерность разного рода, равно как и недо статок, – это плохо. В питании тоже должна быть гармония, гармо ния белков, жиров и углеводов. Гармония определяет и наше поведе ние, и наши заболевания.

– А как можно бороться с дисбактериозом?

– В случае дисбактериоза существенную помощь окажут пробиотики (от греческого «для жизни») и пребиотики – метаболиты, необходимые для их роста и развития. Пробиотические микроорганизмы – бифидо- и лак тобактерии – восстанавливают эндоэкологию и многие виды обмена. Су ществует много пробиотиков: препараты для орального приема, вагиналь ные и ректальные формы.

– Может ли человек сам, без врача, сформировать себе про грамму лечения? Вот прочитал: хороший препарат – и начинает принимать его. Могут ли микроогранизмы принести вред? Возмож но, предварительно требуется сделать анализ?

Мнение эксперта – Во-первых, пробиотики, как и другие препараты, могут быть и ядом и лекарством – все зависит от дозы. И, во-вторых, если человек ослаблен, у него СПИД, например, то вполне вероятен сепсис, свя занный с неправильным употреблением бифидофлоры. Поэтому конеч но же перед тем как принимать тот или иной препарат, лучше посове товаться с врачом.

Что касается анализов, знаете, в ряде случаев анализы на дисбакте риоз делать надо, но необходимо понимать, что из всего количества ми кробов 99,99 % – анаэробы, которые в анализах почти не определяют ся. Поэтому желательно, чтобы врач определил по ряду внешних призна ков, есть дисбактериоз или нет. Кроме того, анализы нужно уметь читать грамотно. Я могу сказать, что около 100 лет назад РОЭ (теперь СОЭ) была описана как тонкий тест на беременность. Анализ – это не приго вор суда. Это информация к размышлению для специалиста. Знаменитый швейцарский патолог Хеглин говорил: «Расспрос дает 50 % информации для врача, физикальное обследование – 30 %, лабораторные анализы – 20 %». Молодые врачи назначают много анализов, но не умеют их ин терпретировать и тонут в информационном шуме. Я не отвергаю анали зы, но у них имеются свои возможности и пределы. У нас очень важно такое понятие, как врачебное наблюдение: как пациент говорит, как се бя ведет, какой у него цвет лица. Только на основе этого диагноз ста вить нельзя, но это очень много дает врачу.

Лиц. N№ 78-01-000699 от 29.04. МЕДИЦИНСКИЕ АНАЛИЗЫ. СОВРЕМЕННАЯ ЛАБОРАТОРИЯ.

8 800 333 33 Реклама.

www.labstori.ru Перед получением услуг необходима консультация специалиста – Еще одна проблема, с которой часто сталкиваются и о которой нередко стыдятся говорить, – запоры.

– Проблема эта очень серьезная: запорами страдает до половины взрослого населения страны. «Блажен, кто рано по утру имеет стул без принужденья, тому и пища по нутру и все доступны наслажденья».

Я рассматриваю запоры не как социально-косметический дефект, ко торого надо стыдиться, а как амальгаму, как верхушку айсберга, кото рая свидетельствует об очень глубоких расстройствах обмена веществ.

Ведь запоры вызваны не только мышечной слабостью кишок, здесь дей ствует целый ряд других факторов. И едят не то, и пьют не то, и дви гаются мало. Отсюда и обмены различные страдают. Вот, например, мы говорили о серотонине. А знаете ли вы, что если его не хватает, то будет запор. Так что здесь мы снова сталкиваемся с нарушением гармонии внутри нас.

– Евгений Иванович, сейчас в продаже имеется много разных сла бительных. Как выбрать наиболее эффективное и, главное, безопас ное средство? Что Вы можете посоветовать нашим читателям?

– Есть такой препарат «Дюфалак». Он представляет собой сироп лак тулозы. Кроме слабительного этот препарат обладает еще и пребиотиче ским действием, то есть способствует росту собственных бифидо- и лак тобактерий, оказывая тем самым положительное влияние на микрофлору кишечника и создавая ту самую гармонию внутри нас.

А что касается безопасности, то «Дюфалак» – одно из немногих ле карств от запора, которые можно принимать беременным и кормящим женщинам, а также давать детям.

– Недавно умерла от рака желудка известная актриса Анна Само хина, молодая цветущая женщина. И это очень страшно. В чем при чины этого заболевания и на какой стадии его можно определить?

– Скоротечные формы рака бывают у людей, у которых очень выра жена нервно-психологическая фрустрация. Стресс вызывает парез иммун ной системы, в том числе и противораковой защиты.

– Значит, причины рака и гастритов могут быть связаны как с не правильным питанием, так и со стрессом?

– Причин очень много. Гастрит, язва, рак – это, по сути дела, инфек ционные заболевания. Но инфекция эта необычная, та, которая может долгое время сосуществовать с человеком, не причиняя ему вреда. Это так называемый пилорический геликобактер. В 2005 году австралийским ученым Барри Маршаллу и Роберту Уоррену была присуждена Нобелев ская премия. Ученые доказали, что и воспаления, и изъязвления слизи стой желудка и двенадцатиперстной кишки вызывает этот болезнетвор ный микроб. В России примерно 90 человек из 100 имеют геликобактер.

Для сравнения – в Африке заражено 100 % населения, В Европе – около 40 %. В США среди людей с доходом свыше 100 тысяч долларов вообще нет зараженных геликобактером. К счастью, заболевают далеко не все, а те, кто имеет дополнительные факторы риска. По статистике, у одного из 10 человек будет язва: в зоне повышенного риска находятся люди с груп пой крови 0, курящие, испытывающие стрессы, имеющие повышенную се крецию желудочного сока, люди с наследственной предрасположенностью.

У одного из 200 человек будет рак желудка – здесь есть свои предрас положенности, и большое значение имеет локализация язвы.

– А эта инфекция лечится?

– Да, лечится с применением эрадиционной, то есть искореняющей, терапии. Существуют схемы лечения, с помощью которых можно уничто жить гиликобактер, включающие использование так называемых ингибито ров протонной помпы, ряда антибиотиков, а также некоторых пробиотиков.

Вообще лечебно-диагностический процесс очень сложен. Чего боятся врачи весной? Они боятся пропустить болезнь. Ведь к весне организм ослабевает. Вот приходит ко мне на прием мужчина, около 55 лет, слегка бледный, с потухшим взглядом, в костюме, который ему на два размера велик, так как он похудел на 6–8 кг. «Евгений Иванович, я старый язвен ник, эрадиционную терапию не проводил, в последнее время у меня бо ли даже притупились и стали не такими четкими, как были при обостре нии. Я похудел, у меня сильная анемия». Милый друг, ты ко мне опоздал на полгода. Если появляется клиника, значит, процесс пошел. А гелико бактер – канцероген первой степени. Поэтому, если имеется язва и вы явлен геликобактер, надо проводить эрадиционную терапию.

Мнение экспертатоп «Руководить должен человек, профессионально состоявшийся в своей специальности»

• Наше досье: Рашид Муртузалиевич Тихилов, профессор, доктор меди цинских наук.

• Родился 8 декабря 1957 года в Ленкорани.

• В 1980 году с золотой медалью окончил Военно медицинскую академию им. С. М. Кирова.

• Директор РНИИ травматологии и ортопедии им. Р. Р. Вре дена.

• Главный травматолог-ортопед Комитета по здравоохране нию Правительства Санкт-Петербурга.

• Направления научных исследований и практической дея тельности: разработка и внедрение в хирургическую прак тику реконструктивно-восстановительных операций на та зобедренном суставе.

• Автор более 400 научных работ, среди которых моногра фии, руководства, публикации в российских и зарубежных изданиях.

– Рашид Муртузалиевич, первый вопрос – традиционный: как Вы пришли в медицину? Я знаю, что Ваш отец был военным хирургом.

Повлияло ли это на выбор профессии?

– Решение стать врачом пришло достаточно неожиданно. Я понял, что должен заниматься такой работой, которая приносит людям пользу. Дей ствительно, я видел, как работает отец, знал, как он относится к своему делу, и понимал, что труд военного врача – тяжелый, мужской и очень нужный. Я успел подать документы буквально в последний день. Прошел медкомиссию, а затем все этапы, необходимые для поступления в Военно медицинскую академию. Тут был еще один момент. В то время мне еще не исполнилось 17 лет, поэтому я обращался лично к министру обороны за разрешением сдавать экзамены.

– А в каком городе Вы оканчивали школу?

– В это время отец служил в Тирасполе, и школу я окончил именно там.

– Вам удалось поступить в академию с первого раза? У Вас была сильная школа? Вы были уверены, что поступите? Все-таки Военно медицинская академия – заведение элитное.

– Да, поступил я с первого раза, хотя абсолютно не был уверен, что мне это удастся. Школа моя была неплохой по меркам Приднестровья, но значительно слабее, чем школы в Ленинграде или другом крупном го роде. К тому же я понимал, что требования к знаниям в школе и в ака демии различаются существенно. Но, по-видимому, огромное желание по ступить и определенная доля везения сыграли свою роль.


– А решение стать именно хирургом пришло уже в академии?

– Да, специализацию я выбрал уже в процессе обучения. Почему имен но хирургическую? Наверное, потому, что труд хирурга очень конкретный, то есть здесь присутствует личная, персональная ответственность за ту Персона номера работу, которую выполняешь, и ее результаты видны всем.

– Тяжело было учиться? Ведь совмещать военную службу с заня тиями медициной достаточно слож но. Помимо учебы надо было хо дить в наряды. Вы окончили акаде мию с золотой медалью. Как Вам это удалось? Это особые способно сти? Рвение? Правильная организа Военно-медицинская ция учебного процесса в академии?

академия им. С. М. Кирова – Учиться было действительно тяжело, особенно первые три курса, ког да мы получали базовое медицинское образование и учились военному де лу. Не знаю, как сейчас, но тогда, в 70-е годы, академия была уникальным учреждением. Молодой человек 17 лет попадал в замкнутую среду, где был постоянно на виду, на глазах у всех. Все его действия, поступки были из вестны и товарищам, и начальникам, и преподавателям. И к концу выпуска всем было ясно, кто что из себя представляет. Ну и наконец, у нас был очень сильный курс и очень сильная группа. Когда твои сокурсники хоро шо успевают, ты тоже тянешься за ними, стараешься быть не хуже. Мне очень повезло, что я закончил Военно-медицинскую академию в те времена.

– А что Вы можете сказать об учителях? Кто оказал на Вас наи более сильное влияние?

– У нас был очень сильный преподавательский состав. И хотя эти лю ди не обладали большими учеными званиями, степенями, регалиями, но их отношение к работе, их эрудиция, несомненно, оставили очень глубокий след. Я старался быть похожим на них и был горд, что в будущем смо гу назвать себя их коллегой. В академии преподавали очень яркие лич ности, которые своим примером отношения к науке, к больным форми ровали образ советского врача. Я старался учиться у всех, кто мог мне дать что-то новое. На кафедру меня привел Г. В. Акимов, за что я ему очень благодарен. Большую роль в моем становлении сыграли профес сор С. С. Ткаченко и конечно же В. В. Руцкий, к сожалению, очень ра но ушедший из жизни. Но надо подчеркнуть, что работала вся академи ческая система. И именно благодаря этому слушатели формировались и как профессионалы, и как личности.

– А удалось в первые три года учебы молодому человеку, прие хавшему из другого города, посмотреть Петербург?

– Вы знаете, первые три года пролетели так быстро, в одном цвете.

То учишь анатомию, то химию… – Я читала в одном из Ваших интервью, что Вы познакомились с женой в клубе. Вы тогда были курсантом?

Персона номера – Да, это было в курсантские годы. В академии существовал клуб, где курсанты и слушатели могли провести досуг, и ребята собирались очень интересные! И там я познакомился с Татьяной Алексеевной, которая в то время была художественным руководителем клуба.

– Я считаю, что мужчину делает женщина. Я часто общаюсь с людьми, которые многого достигли в жизни. И у них у всех крепкие семьи, причем возникшие еще в молодые годы. Наверное, это уда ча – встретить такую спутницу жизни.

– Да, это верно. Действительно, для мужчины очень важно, что он мо жет спокойно заниматься своим делом, полностью отдавать себя работе, зная, что дома у него все хорошо, что его любят и ждут, что в семье он всегда найдет поддержку. Все это у меня было и есть благодаря Татья не. Она – уникальный человек, очень общительная, доброжелательная и сразу располагает к себе людей. Когда бываешь в компаниях и возника ет пауза, она может и сыграть что-нибудь, и спеть.

– Когда-то молодому врачу приходится первый раз делать опера цию. Помните ли Вы свой первый опыт? Какие чувства Вы испыты вали, было ли Вам страшно?

– Помню, конечно. Небольшие операции я начал делать сравнительно рано, еще на первых курсах. Что же касается более серьезных вмеша тельств, то это была аппендэктомия. Я учился тогда на 4-м курсе. Я за болел, лежал в одной из академических клиник как обычный пациент. Ве чером там дежурила бригада скорой помощи, врачи знали, что я свой слушатель, и предложили мне принять участие в операции. Конечно, я был не один, мне помогали, поддерживали. Я знал, что меня подстраху ют, но все равно волновался: вдруг что-то не так сделаю. Операция про шла успешно. (Хотя, к операции морально готовишься заранее. Когда ты подходишь к операционному столу, то в голове уже проиграл много раз, что будешь делать, как делать. И все возможные варианты тоже преду смотрел. То есть теоретически все знаешь и все понимаешь.) Потом я уже оперировал на 5–6-м курсе, и всегда рядом были стар шие, готовые помочь и подсказать. Знаете, очень важно, причем не толь ко в хирургии, чтобы в первый раз все получилось как надо. Иначе воз никает чувство неуверенности, и человек уже почти наверняка потом не будет заниматься этим делом.

– У любого врача, и хирурга в том числе, случаются неудачи. Он даже может быть и не виноват в них. И с этим тоже непросто сми риться. Как Вы переживаете подобное? Или с течением времени уже спокойнее относитесь к таким случаям?

– Нет, на самом деле спокойнее к этому не относишься. Переносятся такие ситуации очень болезненно, но, конечно, стараешься не подавать вида. Это крайне неприятный момент, и на пару дней ты просто выбит из колеи. А что касается: виноват – не виноват, то причину прежде все го надо искать в себе (я говорю о своем отношении). Значит, где-то ты недодумал, не так запланировал либо недооценил тяжесть ситуации. Са мое плохое – перекладывать вину на кого-либо или оправдывать ошибку объективными причинами.

– Но ведь без неудач не бывает, и от ошибок никто не застрахован.

– Конечно, но от этого не легче. Надо видеть «дальше своего носа», тогда и ошибок будет меньше.

– Вы были начальником кабинета гиперболической оксигинации.

Расскажите поподробнее, что это такое.

– Это было по тем временам новое направление в нашей специаль ности. Сам метод лечения заключается в том, что больной дышит воз духом с высокой концентрацией кислорода и под повышенным давлени ем. Я тогда был в клинической ординатуре и занимался исследованием, как будет заживать костная рана в таких условиях. И когда у нас ввели в строй кабинет гиперболической оксигинации, мой руководитель предло жил мне возглавить это направление. Единственное, чего я боялся, что бы не оторваться от клиники. Но заниматься этим было интересно. Тог да к нам поступало много раненых с инфекционными осложнениями из Афганистана. Мы применяли этот метод как дополнительный в лечении:

кислород проникал в те ткани, которые получали мало питания, и зажив ление шло быстрее.

– Рашид Муртузалиевич, Вы директор большого института, к то му же федерального уровня. Это очень непросто – руководить таким Персона номера коллективом. На Вас лежит огромная ответственность и за врачей, и за пациентов. К тому же приходится заниматься и административно хозяйственными проблемами. И при этом Вы сами оперируете. И наверное, как в любом деле, здесь нужна надеж ная команда. По какому прин ципу Вы формируете свою ко манду? И какими качествами, на Ваш взгляд, должен обла дать руководитель?

– Вы знаете, когда меня назначили директором, я свою команду специально не соби рал. Многие из тех, кто рабо тает сейчас в клинике, рабо тали здесь и раньше. Конечно, с кем-то пришлось попрощать ся, но подавляющее большин ство осталось. У меня принцип такой: люди очень разные, и у каждого человека, повторяю – у каждого, есть положительные сто роны. А задача руководителя – сде лать так, чтобы эти положительные стороны раскрылись. Можно акценти ровать внимание на негативе, посто янно об этом напоминать. Но кому от этого будет лучше? Надо создать опти мальные условия для работы, а потом уже можно спрашивать с человека, почему эта работа не выполняется.

Важно еще, чтобы люди понимали, что ты это делаешь не формально, Персона номера а искренне, что ты болеешь за дело по-настоящему. Вот, наверное, основ ные принципы, которые позволяют сплотить коллектив. Люди должны рас крыться в работе с положительной стороны.

И еще один момент. Все успеть сделать самому невозможно. Надо иметь хорошую команду и уметь делегировать обязанности. Тогда и время появ ляется. А операции – это же моя профессия. Руководить должен человек, профессионально состоявшийся в своей специальности. Он должен знать, о чем говорит. Только тогда он будет пользоваться уважением в коллективе.

– А сколько человек работает в институте?

– Реально у нас работают 1200 человек. На сегодняшний день наш институт крупнейший в Европе по травматологии и ортопедии. У нас 15 000 больных в год – это достаточно большая цифра, учитывая то, что мы проводим плановые операции, и то, что это институт одной специа лизации.

– А еще руководитель должен обладать мудростью. Ведь добить ся у вышестоящего начальства для своего института финансирования Персона номера в нужном объеме тоже очень непросто. Здесь надо уметь договари ваться, ладить с людьми.

– Это действительно достаточно сложный момент, и к тому же здесь не все от тебя зависит. Но последнее время медицине стали уделять больше внимания, и финансируется институт сейчас лучше. Вот все, что вы видите: ремонт, новое оснащение – это было сделано за последние 3–4 года. Мы отремонтировали все отделения: коллег не стыдно пригла сить и больным комфортно находиться в институте, да и условия работы медицинского персонала улучшились. Это реальная помощь государства.

Что бы там ни говорили, как бы ни ругали государственную медицину, идет позитивный процесс. Постоянно происходят положительные сдвиги: и зарплата у людей стала выше, и оперировать стали больше и качествен нее. А увеличение количества операций при нехватке хороших специали стов может сказаться на качестве помощи. А я придерживаюсь принци па: прежде всего качество.

– Я знаю, что у Вас есть дочери. Связана ли их работа с меди циной?


– Да, у меня две дочки, Виктория и Ирина. Старшая, Виктория, вы брала профессию врача. Она окончила Медицинский университет имени академика И. П. Павлова (бывший 1-й мед) и сейчас работает врачом нефрологом. Ирину не заинтересовала медицина, она закончила Военмех.

– Долго ли Вы привыкали к Ленинграду–Петербургу? Воспринима ете ли Вы его как родной город? И какие места в Петербурге Вам наиболее близки?

– Этот город давно стал моим. Я всегда с большим удовольствием воз вращаюсь сюда из поездок: здесь все родное, все близкое. Мест краси вых в Петербурге очень много, например в районе Крестовского острова, на Петроградской стороне. Я люблю просто пройтись по улицам, посмо треть на людей. Правда, такая возможность выпадает редко. Еще очень нравится Карельский перешеек: песок, сосны, вода. Особенно вода – она очень успокаивает. Конечно в мире много красивых мест, но возвраща ешься в Петербург и понимаешь – вот она, жизнь. И входишь в свой нор мальный ритм, к которому за долгие годы так привык и без которого уже не можешь существовать.

– Как Вы поддерживаете физическую форму? Вы занимаетесь каким-нибудь спортом?

– Есть такая шутка: здоровому спорт бесполезен, а больному вреден.

А если по существу, то хорошая физическая форма позволяет человеку чувствовать себя комфортно, выдерживать нагрузки, стрессы современ ной жизни. Не могу сказать, что я занимаюсь каким-либо видом спор та. Но для удовольствия люблю зимой покататься на горных лыжах, по дышать воздухом. Летом очень хорошо поплавать, понырять с аквалангом, Персона номера покататься на велосипеде, просто прогуляться за городом. Это заряжает энергией, и ты возвращаешься в понедельник на работу с чувством того, что готов активно работать.

– Тем более что операция – это большая физическая нагрузка.

– Знаете, как ни странно, операция – это не только физическая, но и большая эмоциональная нагрузка. И здесь очень важен настрой: ты уже в голове все выстроил, а потом сделал все четко, красиво и получил удо вольствие от своей работы.

Блиц-опрос Любимый писатель: На протяжении жизни восприятие меняется. Ты прочитал роман – он запал в душу, но через какое-то время он уже так не трогает.

Любимый фильм: Трудно сказать. Есть очень яркие, сильные фильмы, например с Аль Пачино, которые держат тебя в постоянном напряжении.

Сравнительно недавно я смотрел фильм «Монгол», и он произвел на ме ня очень сильное впечатление. А вот «День выборов» я просмотрел не сколько раз. Это наш фильм, и его могут понять только те, кто живет в России. Он мне нравится, но нельзя сказать, что он любимый.

Любимая музыка: Музыку выбираешь по настроению: иногда это клас сика, иногда – легкая инструментальная музыка. С удовольствием слу шаю авторскую песню.

Персона номера Персона номера Будет ли «скорая»

действительно скорой?

Большинство тяжелых травм происходит на улице. Это может быть ДТП, или падение ледяной глыбы, или обрушение строительных конструкций.

Не секрет, что «скорую» в таких случаях неред ко приходится ждать достаточно долго. Положим, это можно объяснить пробками на дорогах. Но даже если врачи приедут быстро и сразу же до ставят пострадавшего в больницу, там он может пролежать несколько часов без всякой помощи.

Почему такое происходит и как изменить эту ситуацию? Об этом мы говорим с главным специалистом по скорой медицинской по мощи, главным хирургом по Северо-Западному федеральному окру гу, директором НИИ скорой помощи им. И. И. Джанелидзе чл.- корр.

РАМН, д. м. н., проф. Сергеем Федоровичем Багненко.

– Сергей Федорович, в чем же причина того, что экстренной по мощи иногда приходится ждать часами?

– Что касается долгого ожидания на улице, то, кроме пробок, можно отметить еще одно обстоятельство. Изначально скорая помощь была пред назначена для оказания помощи вне дома. Сегодня она выезжает на вызо вы в общественные места лишь в 10–20 % случаев, а 70–80 % – это до машние вызовы. И среди них только у 20 % больных существует реальная угроза жизни. Все остальное – это работа поликлинической «неотложки».

Главная же причина несвоевременного оказания помощи в стационаре в Дискуссионный клуб том, что приемные отделения больниц к продолжению экстренного лече ния не готовы. В них нет диагностической аппаратуры, отсутствуют бло ки интенсивной терапии, а главное – там не производят сортировку па циентов по тяжести состояния. Всех пациентов, независимо от того, «тя желые» они или «легкие», направляют в смотровую, и они ждут, иногда часами, пока освободится дежурный врач. А если, например, у больного тяжелый септический шок, то он жаловаться и требовать врача не будет.

Он будет тихонечко лежать и умирать.

– Каков же выход из этого положения?

– Сейчас у нас готовится реформа системы экстренной медицинской помощи. По этой реформе в стационарах должны быть созданы приемно сортировочные отделения, где круглосуточно будет находиться ответствен ный врач, который сможет сортировать больных по тяжести состояния.

Кроме того, надо разделить отделение на зоны для помощи тем, кто мо жет сам передвигаться и кто не может. Во второй зоне все технологии интенсивной терапии и протезирования жизненных функций должны быть доступны круглые сутки. Здесь должна иметься вся линейка диагностики, чтобы не приходилось везти пациента на рентген на третий этаж или в другое крыло больницы, другой корпус.

– Какие еще изменения ждут скорую помощь?

– Сейчас у нас на «скорой» работают врачи – высококвалифици рованные специалисты, владеющие лабораторной и аппаратной диагно стикой. Но машины оборудованы лишь электрокардиографами, и рано или поздно врач, не имея практики, опускается до уровня фельдше ра. Поэтому весь мир заменил на этом этапе врачей на парамеди ков, подготовка и работа которых обходятся намного дешевле. Спе циалисты остались только в реанимационных бригадах, которые снаб жены всей аппаратурой.

После реформы на скорой помощи будут работать бригады, состоящие из двух фельдшеров. Они будут ассистировать друг другу, оказывать по мощь в команде, чтобы более опытный учил менее опытного. Врачи оста нутся в специализированных бригадах – реанимационной, неонатологиче ской, психиатрической. Но все эти врачи должны работать в стационарах, чтобы не терять квалификацию. Предлагается также совместить должно сти фельдшера и водителя «скорой».

– Когда эта реформа будет реализована?

– Параметры в целом определены до 2020 года. Разные задачи потре буют разных затрат средств и времени. Подготовку водителей-фельдшеров мы начнем в специальном медицинском колледже уже в следующем учеб ном году. Конечно, новая организация работы приемных отделений боль ниц потребует больших затрат. Необходимо создавать федеральную про грамму, а затем аналогичные региональные. Но мы должны понять, что за этими изменениями – спасенные жизни.

Дискуссионный клуб топ Первые коллекции Кунсткамеры Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого РАН, или, как его ча ще называют, Кунсткамера, расположен в самом сердце Петербурга, на стрелке Васильевского острова. Именно в здании Кунсткамеры в XVIII–XIX веках раз мещалась основанная Петром I Санкт-Петербургская академия наук. Выбрал место для нового здания, по преданию, сам Петр I. Его внимание привлек ли две сосны, росшие на диком берегу Невы. Петр приказал осторожно сру бить эти деревья с причудливо переплетенными и вросшими в ствол сучьями, а наиболее курьезные их части передать в Кунсткамеру. На месте, где рос ли деревья, было решено заложить фундамент для постоянного здания музея.

Наиболее ранние, анатомические, коллекции происходят из так называ емого Кабинета натуралий Кунсткамеры Петра I. История их формирования начинается с 1717 года, с покупки Петром I в Голландии и доставки в Рос сию коллекции анатомических препаратов Фредерика Рюйша (1638–1731), известного голландского медика. Непревзойденный мастер инъекции – на ливки окрашенным отвердевающим составом кровеносных сосудов мертво го тела, Рюйш изготавливал изумительные препараты, поражавшие совре менников естественной окраской кожи и как бы наполненными живой кро вью сосудами. Шприц анатома проникал буквально во все органы. Метод тонкой инъекции вскоре получил название Рюйшевского искусства. Из раз нообразных препаратов анатома был составлен его богатейший домашний музей, который называли восьмым чудом света.

13 февраля 1718 года был издан указ Петра I, положивший начало так на зываемой Русской анатомической (тератологической) коллекции – коллекции уродств, собранных в России. В первой русской газете «Ведомости», изда вавшейся в Петербурге, появлялись заметки такого рода: «Из Малой России гетман Скоропадский прислал сюды в спирте двух монстров, одного мужеска и женска полов в одном составе, сросшиеся, да теленка с двумя головами».

Появление на свет уродливых детей во все времена вызывало интерес, поражая, пугая необычностью. Такое событие обрастало домыслами и ле гендами. Для обозначения людей с существенными отклонениями от нор История медицины мы в строении организма в Европе утвердилось слово монстр (от лат. monstrum – чудовище, урод). При дво рах европейских властителей XVII – начала XVIII ве ков мода на «монстров» была широко распространена.

Не избежал этого увлечения и Петр.

Петербургская Кунсткамера, вероятно, – единственный музей в мире, где наряду с препаратами уродств, сохра няемыми в стеклянных банках, демонстрировались и жи вые экспонаты: дети и юноши с различными видами ано малий. На их содержание выдавалось ежегодно 50 ру блей, 20 рублей выплачивалось им в виде жалования и один раз в три года выдавались мундир, кафтан, кам зол и штаны. На протяжении первых десятилетий суще ствования музея монстры жили при нем. Известно, что в 1722 году их было трое: Яков, Степан и Фома. Яков Васильев много лет жил при Кунсткамере и умер здесь.

О Степане известно меньше, что же касается Фомы, то его изображение и описание сохранились в архиве Ака демии наук. Он был карликом (ростом 126 см), на но гах и правой руке имел по два «мунструозных» пальца, похожих на клешни, на левой руке – две пары клешней.

Фома показывался перед посетителями музея для поте хи публики и ловко подбирал бросаемые ему монеты.

В 1728 году в Кунсткамере начал функционировать анатомический театр, расположенный в круглом здании первого этажа. В то время в него можно было войти прямо с набережной Невы. Через этот вход трупы из Полицмейстерской и Медицинской канцелярий достав ляли прямо в зал, где и проводились публичные вскры тия. Первым анатомом, работавшим здесь, был Иоганн Георг Дювернуа, приглашенный из Германии. Он анато мировал не только человеческие тела, но и трупы ред ких животных – льва, леопарда, слона. «Учреждение для анатомии здесь не хуже, чем в Париже», – так отзы вался современник о работе в анатомическом театре.

В 1747 году в Кунсткамере произошел сильный по жар, нанесший непоправимый ущерб музею. После него анатомический театр кочевал по разным помещениям.

В Кунсткамеру он так и не вернулся. И лишь собрание анатомических редкостей свидетельствует о том необык новенном интересе, который в XVIII столетии вызывала к себе наука, пытавшаяся проникнуть в тайны строения человеческого тела.

Анна Борисовна Радзюн, хранитель анатомических коллекций Кунсткамеры На фото: препараты коллекции Ф. Рюйша (© МАЭ РАН).

СДВГ:

лечить нельзя воспитывать Как-то в электричке я стал свидетелем разговора двух женщин. Одна из них рассказывала, как ей пришлось на пару недель остаться со своим 6-летним племянником, которого она до этого ни разу не видела. Я бы не стал вникать в их разговор, но два обстоятельства привлекли мое внима ние: во-первых, дама произнесла понятное мне буквосочетание – СДВГ – Здоровье с рождения синдром дефицита внимания и гиперактивности, а во-вторых, уж больно эмоциональной и хорошей рассказчицей она была – я поневоле заслушался.

Мишу привезли к нам поздно вечером, – рассказывала женщина. – Он совсем сонный был, и его уложили спать. Утром он проснулся обмочив шийся. Я его привела в порядок, и мы стали завтракать. Гляжу на не го – он крупноват, хотя родители не слишком высокие. Очень уж несклад ный: чашку разбил, и ложка у него на пол все падала. Позднее, когда мы обедать сели, я поняла, что он толком ложкой и вилкой пользовать ся не умеет – движения все время делает какие-то странные, из ложки суп постоянно выливается.

Да, все типично. Тонкие движения могут в этой ситуации страдать: ре бенок долго не может научиться обращаться с ложкой, плохо самостоятель но надевает трусы и штаны, а уж о том, чтобы завязать самому шнурки, просто и речи не может быть. В детском саду он не блещет на заняти ях: лепить и рисовать ему вроде бы интересно, но у него ничего толком не получается, и, самое главное, он не может на этих занятиях сосре доточиться больше чем на 5–7 минут, а потом все время отвлекается.

А вот в целом движения руками и ногами могут не страдать, и такие дети начинают самостоятельно ходить в обычные сроки. Отставание в раз витии речи тоже не обязательно, но все же те или иные дефекты речи встречаются чаще, чем у неврологически здоровых детей.

Интересно, а разобралась эта женщина, что с этим Мишей?

После завтрака Миша сразу сел за компьютер. Я дала ему немного поиграть, и потом отрывать его от компьютера при шлось силой. Вышли на улицу, что тут на чалось! Когда я его вела, мне все время приходилось менять руки – так он выкру чивался и лез во все дырки. В метро мне люди постоянно делали замечания: «Ма маша, ваш мальчик сейчас прыгнет под поезд!», «Женщина, следите за своим ре бенком на эскалаторе!» Погуляли по на бережной, так он дважды чуть в Неву не нырнул. Пошли в Военно-морской музей, я стала показывать ему корабли, торпе ду, самолет – он не слушает, все время тянет вперед, все бегом. Добрались до Артиллерийского музея – там во дворе можно по пушкам и танкам по лазать, – и я немного расслабилась. А он залез на танк и со словами:

«Это мой танк!» – другого мальчика с него столкнул.

И здесь все детали достаточно характерны. Ребенок в принципе не спо собен ни на чем сосредоточиться – даже на том, что вроде бы его очень Здоровье с рождения сильно интересует и о чем он давно про сил. Когда он получа ет это вожделенное в руки, то очень быстро бросает и устремляет ся куда-то дальше.

Что касается взаи моотношений со свер стниками, то здесь, как правило, пробле мы. По разным при чинам общий язык с детьми своего воз раста или немного постарше такие ребя та найти не в силах.

Вот с детьми млад шего, чем они сами, возраста – тут что-то получается.

Повела я Мишу к врачу, и доктор мне рассказал, что надо делать. Мы стали принимать лекарство, но оно подействовало не сразу. Я на чала с ним много ходить, по 2 раза в день он купался, играл с мальчишками в футбол, катался на велосипеде. Я не делала ему замечаний (надо сказать, с большим трудом) и старалась больше хвалить.

Четко по часам укладывала спать, а утром рано будила. Дело чуть сдви нулось, и Миша даже понемногу начал ложкой есть суп.

Ну, этой женщине повезло, если уже к концу второй недели она уви дела некоторые позитивные сдвиги. Видимо, лечение, рекомендованное неврологом, попало прямо в десятку.

Одним назначением какого-то правильного лекарства здесь не обой тись. Лекарственные средства могут использоваться разные, но наиболее эффективны ноотропные и некоторые гомеопатические препараты. Их на значают по индивидуальным схемам только после внимательного осмотра ребенка и определения уверенного или, по крайней мере, рабочего диа гноза. По рекомендации соседки, ребенку которой это очень здорово по могло, лекарства использовать не стоит.

Второй компонент терапии заключается в энергичной и целенаправ ленно организованной физической активности ребенка. В течение дня он должен уставать, но не от своего бессмысленного и хаотичного беганья Здоровье с рождения взад-вперед. Тут с успехом можно использовать длительные прогулки, лы жи, коньки, ролики, плавание, катание на велосипеде и самокате. Игры с мячом тоже полезны, но обязательно нужно учитывать, что такие дети не умеют и не любят проигрывать.

Третий компонент лечения состоит в правильной педагогической ра боте с такими детьми. В роли педагогов, естественно, должны выступать ближайшие родственники, потому что полностью переваливать эту рабо ту на плечи профессиональных педагогов – в детском саду и школе – не правильно. Типичной ошибкой является позиция родителей: вы педагоги, вы и занимайтесь, а мы дома его (ее) окружим вниманием и любовью, то есть вседозволенностью и бездельем.

Интересно, а рассказал этот замечательный доктор женщине, отку да в нашей жизни берется СДВГ? Чаще всего этот синдром – следствие неблагоприятно протекающей беременности или патологии родового ак та. Низкий (менее 2500 г) или чрезмерно большой (более 4000 г) вес при рождении также является в этом отношении фактором риска. В ре зультате головной мозг получает функциональные (обратимые) повреж дения. И вот дальше нужно сделать очень важное умозаключение. Эф фективные диагностика и лечение СДВГ в возрасте около 5 лет впол не возможны. Но часто вся сложность заключается том, что родители неправильно расценивают поведение ребенка и приходят к врачу суще ственно позже – в конце 1-го, во 2-м, 3-м классе или еще позже, когда отсутствие успехов в учебе и возмущенные требования учи телей заставляют их обратить ся к неврологу.

Если же ничего с такими детьми не делать, то они пре вратятся в не приспособлен ных к жизни взрослых, очень сильно подверженных разного типа зависимостям – алкого лю, наркотикам, играм, неспо собных найти дело по душе, об виняющих в своих бедах окру жающих и весь мир.

Врач-невролог «Центра Детской Медицины»

«Поликлинического комплекса»

к. м. н. Георгий Андреевич Лапис Здоровье с рождения Врожденная косолапость Что такое врожденная косолапость? Это сложное нарушение анатомии О в о змо ж ны х п р оти в оп о к а з а н и я х п р о к о н с у ль т и р у й т е с ь с о с п е ц и а ли с т о м и функции стопы и голени. Нарушения затрагивают кости, суставы, мыш цы, сухожилия, а нередко и сосуды и нервы. Косолапость формируется на ранних сроках беременности, и причины этого не до конца понятны.

Врожденная косолапость – одно из самых коварных ортопедических забо леваний. Нередко медработники, которые не очень хорошо знакомы с этим заболеванием, убеждают родителей в том, что деформацию у новорожден ного ребенка можно легко исправить. Однако на определенном этапе косо лапость перестает легко исправляться, а поскольку малыш продолжает ра сти, то тяжесть изменений нарастает. Необходимо помнить, что не полно стью исправленная косолапость – это неисправленная косолапость: ребе нок начнет ходить, и оставшиеся элементы косолапости будут препятствовать нормальной ходьбе.

Если же косолапость вылечена полностью, то стопа имеет правильную форму и нормально функционирует. Ребенок не испытывает боли, он мо жет носить обычную обувь, заниматься спортом, и он не ограничен ни в какой деятельности.

Традиционно косолапость у детей лечили гипсовыми повязками, а при их неэффективности проводили операцию – весьма серьезное вмешатель ство, при котором удлиняются и сшиваются сухожилия нескольких мышц, пересекаются связки стопы, вскрываются суставы. Нередко во время опе рации приходится затрагивать и кости стопы.

Выдающийся американский ортопед Игнасио Понсети в 1950–60-е го ды разработал метод лечения косолапости, основанный на детальном из учении детской стопы в норме и при патологии. Методика Понсети – наи более щадящий, эффективный и общепринятый в настоящее время спо соб лечения детей с косолапостью. Большинство ортопедов во всем ми ре признают его в качестве «золотого стандарта» лечения этой патологии.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.