авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«ТАДЖИКСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ На правах рукописи МАХДИИ МУХАММАДБЕГИИ КОСВОИ ...»

-- [ Страница 2 ] --

4. Дизъюнктивная оппозиция - это такая оппозиция, где у множеств нет общих элементов. Схематически эта оппозиция изображается в виде двух отдельно стоящих окружностей, которые не имеют точек соприкосновения. Такое отношение существует между словами разных частей речи и одной части речи (в частности, и между омонимами, если последние понимать традиционно).

Итак, делает заключение Ю.Н. Караулов, отношения между множествами сводятся к оппозициям четырех типов. Оппозиции же между элементами множеств могут быть только двух типов — нулевые или дизъюнктивные, т.к. элементы бывают или одинаковые, или разные.

Частным случаем разных элементов являются контрарные, или противоположные, элементы, когда один из них выступает как отрицание другого. Такое отношение между элементами Ю.Н. Караулов называет антонимичной оппозицией. Итак, внутри дизъюнктивных отношений следует различать собственно дизъюнктивные и антонимичные, существующие лишь в определенных условиях, а именно при наличии привативной оппозиции. Антонимичная оппозиция шире понятия антонимии. «В общенациональном языке слова рука и нога не являются антонимами. В семантическом поле они ими становятся, так как включаются в одно и то же множество, носящее родовое наименование. Родовое имя в этом случае задает фон, или пределы, в которых сравниваются значения.

Значения слов могут образовать антонимичную оппозицию на основе противопоставления своих компонентов (например, голова - ноги. Голова — то, что находится вверху, ноги — то, что находится внизу)» [Караулов 1972:

60]. «Итак, антонимы в поле, так же как и общелексические антонимы, не просто отрицают друг друга, а предполагают нечто общее, на основании чего их можно сравнивать. В поле этим общим должно быть родовое по отношению к ядру именование. Антоним подбирается к имени поля, а не к каждому слову, входящему в это поле» [Караулов 1972: 60]. Основываясь на предварительном выводе о связи слов в поле и анализе привативной оппозиции, Ю.Н. Караулов строит следующую эскизную модель семантического поля. Ядро поля - синонимическое отношение, которое включается в родовое именование и само содержит в себе видовое имя. К ядру присоединяются слова, значения которых имеют общие компоненты с ядром. В отдельную группу выделяются антоним (или антонимы) к имени поля. Таким образом, делает вывод Ю.Н. Караулов, лексико-семантическое поле обнаруживает принципиально одинаковую структуру независимо от материала. Иное дело — имена полей: они специфичны в каждом языке, варьируются от языка к языку;

внутренняя же структура поля инвариантна.

Далее в своей работе Ю.Н. Караулов вводит понятийный аспект лексико семантического поля или смысловую структуру поля [Караулов 1972: 60].

Лексико-семантическое поле, подчеркивает Ю.Н. Караулов, — понятие весьма емкое. Здесь перекрещиваются главные проблемы лексикологии — проблемы синонимии, антонимии, полисемии, проблема соотношения слова и понятия. Решение задач, связанных с семантическими полями в лексике, позволяет по-новому освещать перечисленные проблемы.

Чтобы получить членение словарного состава, надо сгруппировать лексику в поля и построить систему полей. При этом последовательно выделяются такие уровни:

а) компонент значения и значение как множество компонентов;

б) значение как отношение к денотату и десигнату и классам денотатов и десигнатов;

в) множества значений и их соотношение в поле;

г) соотношение полей друг с другом и классы полей;

д) соотношение классов (множеств) полей (система, или иерархия, полей), т.е. членение словарного состава.

При ономасиологическом подходе к составлению словаря семантических полей порядок уровней должен быть обратным, т. е. следует начинать от априорной схемы членения мира языком [Караулов 1972: 68].

1.3 Анализ фразеосематических полей В процессе изучения языка в современной лингвистике все чаще внимание уделяется анализу взаимосвязи культуры и языка. По мнению исследователей, язык, как зеркало национальной культуры, является одним из самобытных е этнических компонентов.

«Персидская и русская культура - во многом различны, процесс их формирования и развития происходил и происходит в разных условиях»

[Мирейла Ахмади 1999: 2].

Сравнительное исследование персидских и русских фразеологических единиц ЛСП «Еда/ »помогает познакомиться с историей и культурой двух народов, их бытом, а также с богатством и образностью, как русской, так и персидской речи, глубже понять структуру двух исследуемых нами разносистемных языков.

Одной из наиболее сложных, и в то же время отличающихся выразительностью сфер любого языка, является его фразеология. Как отмечают лингвисты, без овладения фразеологией знание языка является неполным.

Наряду с лексикой, пословицами и поговорками, фразеологизмы являются наиболее ценными языковым материалом.

Языку свойственно отражать, транслировать, накапливать и хранить факты и явления культуры народа в процессе всего своего развития. Как правило, эти факты и явления постигаются членами общности в процессе воспитания и обучения. Как составная часть языка, фразеология сохраняет и передает информацию о различных сторонах жизни народа, о его быте и социальном укладе, исторических событиях, верованиях, нравственном опыте, питании, традициях и мн.др.

Полевой подход применяется лингвистами не только при изучении лексического материала, но вполне успешно применяется при исследовании фразеологических полей, что является подтверждением универсальности полевого подхода при изучении различных языковых явлений. Большинство исследований по описанию фразеологических полей, посвящено вопросам семантики фразеологических единиц (Н.Н. Амосова, И.И. Чернышева, А.В. Кунин, Л.И. Антропова, Л.С. Куркова, А.И. Пичкур, И.А. Бангерт и др.).

Существует два направления исследований фразео-семантических полей. Представители первого направления рассматривают фразео семантическое поле, как самостоятельную, «замкнутую микросистему, соотносимую экстралингвистическими и лингвистическими связями с соответствующим лексическим полем» систему (Л.А. Бутарева, В.Л. Дашевская, В.И. Смирнова, З.Ф. Скнар).

Другие исследователи (В.П. Губарев, Е.М. Ножин, Л.М. Золотова, М.И. Семко) фразео-семантическое поле понимают как составную часть общего лексико-семантического поля. Как отмечает Е.М. Ножин, «предварительно можно предположить, что семантические группы лексики и фразеологии «сосуществуют», то есть с подавляющим большинством общих понятий соотносятся определенные круги, как лексики, так и фразеологии.

Вследствие этого представляется вполне реальным построение лексико фразеологических семантических полей» [Ножин 1966: 10].

Особо успешно полевой подход может быть применен в диахронических исследованиях фразеологических единиц.

Анализ фразео-семантического поля в диахронии предполагает не только определение его состава в один из периодов развития языка (это было бы синхронным срезом), но и «выявление динамики этого поля на протяжении определенной эпохи (устранение или появление элементов поля;

взаимовлияние фразеологических единиц внутри поля;

утрата или возникновение вариантов и т.п.)» [Бирих 1995: 15].

Исследуя фразеологизмы в диахронии, А.К. Бирих полагал, что идеографический анализ фразеологии является наиболее перспективным на материале фразео-семантических полей. Фразео-семантическое поле — совокупность фразеологических единиц, объединенных общим семантическим признаком.

Опираясь на исследования А.К. Бирих можно утверждать, что использование фразео-семантических полей в диахроническом аспекте позволяет:

а) проследить динамику фразеологической номинации, т.е. активность (распространенность) поля и его членов в определенный период развития языка;

б) показать основные особенности фразеологической системы языка определенной эпохи, ее отличия от фразеологической системы современного языка;

в) дать широкую картину различных изменений внутренней формы фразеологизмов, т.е. образных представлений, лежащих в ее основе.

Наиболее ярко эти изменения проявляются во фразеологических рядах, которые состоят из устойчивых оборотов, имеющих аналогичную семантику, тождественную внутреннюю форму и (в большинстве случаев) общую синтаксическую структуру. В основе такого ряда лежит, чаще всего, одна структурно-семантическая модель. «Выявление такого рода моделей возможно лишь в результате наблюдений над синонимическими, структурными и вариационными потенциями фразеологизмов, что, в свою очередь, требует привлечения материалов диалектов, родственных и неродственных языков [Бирих 1995:15].

При описании поля организующим началом могут служить синони мические ряды и структурно-семантические модели. Анализ смысловых и вариантных отношений фразеологических единиц позволит выявить основные мотивировки фразеологизмов, случаи контаминации устойчивых сочетаний или влияния одной модели на другую [Бирих 1995: 15].

Н. А. Сабурова полагает, что фразео-семантическое поле как любое поле имеет особую структуру: состоит из ядра и периферии. «Ядро консолидируется вокруг компонента-доминанты. Единицы, составляющие ядерную зону, систематически используются для выполнения функций поля и выполняют их наиболее однозначно. Периферию составляют единицы, осложненные дополнительными смыслами и способные выполнять не единственную функцию» [Сабурова 2002: 86]. Поля могут иметь четко выраженную доминанту (быть моноцентрическими) или быть слабо центрированными, базирующимися на совокупности различных средств, не образующих единой гомогенной системы (полицентрическими) [Сабурова 2002: 86].

Н.А. Сабурова изучала фразео-семантическое поле пространства, ниже приводятся лишь некоторые ее заключения, которые справедливы для любого фразео-семантического поля:

1. Фразео-семантическое поле представляет собой микросистему, т.е.

фрагмент лексико-фразеологического поля, что позволяет рассматривать ее как полевое явление.

2. Фразео-семантическое поле включает в свой состав микрополя, выделенные на основе дифференциальных признаков разной степени абстракции.

3. Фразео-семантическое поле имеет полицентрический характер, т.е.

отличается отсутствием одного ярко выраженного центра.

4. Каждый из центров характеризуется своей самостоятельной структурой, т.е. имеет свое ядро и периферию.

5. За счет периферии происходит качественное и количественное расширение рассматриваемого поля [Сабурова 2002: 87].

Выводы Таким образом, в современной лингвистике при изучении лексики все чаще используется полевой подход, так как лексико-семантическое поле позволяет изучать и структурировать лексику на основе семантического принципа. При его помощи можно отобрать лексемы, имеющие в своем значении те или иные общие семы, что позволяет объединить их в единое поле. По своим дополнительным дифференциальным признакам внутри поля лексемы могут быть разделены на отдельные микрополя. Конституенты ядра и периферии поля одновременно могут относиться к ближней или дальней периферии других микрополей.

Анализ значений лексем внутри отдельных микрополей дает возможность найти общие семы и объединить слова в дополнительные группы на основе какого-либо дифференциального признака. Анализ лексем лексико семантического поля позволяет обнаружить средства выражения, типы и виды семантических связей в отдельных микрополях, либо во всем ЛСП.

Представленность ЛСП в лексической системе персидского и русского языков дает огромные возможности для понимания реальной картины взаимодействия между частями лексической структуры, о динамике развития тенденций в лексической подсистеме рассматриваемых языков.

В русской лингвистике комплексное исследование элементов языка, как системы, с помощью ЛСГ, ЛСП и СП было осуществлено многими учеными.

Например, Р.В. Алимпиева изучала ЛСГ цветовых прилагательных в русском языке первой половины XIX в., Л.И. Базилевич, Е.Л. Кривченко - ЛСГ статальных глаголов висеть, лежать, сидеть, стоять, А. П. Бабушкин - ЛСГ «корзины» в русском языке, Л. Д. Мудрова - ЛСГ «школа», Т.А. Морохина ЛСГ «руководитель», О.Н. Анищева - ЛСГ глаголов созидания и разрушения в русском языке, А.Д. Васильев - ЛСГ «учитель - учение). Классикой в русском языкознании является описание А.А. Уфимцевой ЛСГ со значением «земля».

Исследованием ЛСП занимались русские лингвисты:

С.М. Данильченкова рассмотрела ЛСП «дом», «сельский», «жалеть», «советовать», З.В. Поликашина - ЛСП «быт», М.П. Кочерган темпоральное ЛСП восточно-славянских языков, Е.С. Яковлева - ЛСП времени. Е.В. Падучева исследовала семантическое поле «восприятие», В.Н. Денисенко — семантическое поле «изменение», Т.Н. Куренкова – ЛСП «Еда» в произведениях Н.В. Гоголя, А.П. Чехова, М.А.Булгакова. Иранские лингвисты Куруш Сафави и Азита Афраши рассмотрели семантическое поле в персидском языке.

Таким образом, можно сделать вывод, что исследование ЛСП может идти двумя путями: от понятия и от слова. ЛСП, как всякое поле, имеет характерную полевую структуру с ядром, центром и периферией. ЛСП обладает определенными, характерными только для ЛСП свойствами, которые выделяют ЛСП из других лингвистически систем. Вычленение и анализ ЛСП дает широкие возможности для исследования лексики любого языка. Вычленение и анализ ЛСП нам представляется наиболее удобным и перспективным способом исследования лексики.

ГЛАВА II. СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ЛЕКСИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ ЛСП «ЕДА/ »В ПЕРСИДСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ 2.1. Анализ лексических единиц лексико-семантического поля «Еда/ »в персидском и русском языках «Иранские и славянские языки, как известно, в генетическом отношении представляют собой отдельные семьи, входящие — через определенные промежуточные этапы — в большую индоевропейскую семью, точнее, в одну из составляющих ее групп, условно называемую группой «сатэм». Помимо этого дальнего генетического родства их сближают некоторые общие черты, объясняемые сходными типологическими линиями развития. Кроме того, ряд обших черт и элементов объясняется языковыми контактами между иранскими и славянскими языками, т.е. в конечном счете — ареальными факторами».

[Эдельман 2002: 4].

Если обратиться к истории взаимодействия персидского языка с русским языком (в ходе контактов в сфере материальной и духовной культуры, немалый интерес представляют не только явные элементы), но и те черты внутреннего развития структуры этого языка, которые имеют определенные параллелизмы в русском языке. По мнению О.Н.Трубачева, славянско-иранские контакты относятся к периоду не ранее середины I тысячелетия до н.э. [Трубачев 1992: 23]. В этот период, возможно, славяне с индоарийцами вобрали иранские элементы, и это было не в глубокой древности [Трубачев 1983: 249-250]. Интересны сведения о контактах носителей иранских диалектов (скифов) с носителями западнославянских и об иранских заимствованиях.

Исследованием отдельных слов и групп слов, как части развивающейся системы языка, занимаются, как русские, так и иранские лингвисты, использующие для структурного анализа языка термин «поле»

[ howze], элементы которого выполняют в языке единую семантическую функцию.

В рассматриваемом нами лексико-семантическом поле «Еда/,»

важнейшим идентификатором является наличие ядерных сем «Еда/, отнесенность к еде».

Название еды дает понятие об интересах и вкусах того или иного народа. В текстах авторов кулинарных и поваренных книг, философов, культурологов, этнокультурологов, историков, этнографов содержится информация о социокультурных и исторических составляющих, позволяющих выявить не только лингвистические, но и экстралингвистические особенности лексико-семантического поля «Еда/.»

Как отмечает В. В. Ощепкова, «этнографические реалии имеют не только национальную, но и локальную и временную отмеченность: они связаны либо с тем или иным бытовым заведением, где их обычно подают, либо с праздником или знаменательной датой, с которой ассоциируются»

[Ощепкова, 2004: 136]. Савельева в своей работе указывает, что в русской лингвокультуре с кабаками ассоциируются подаваемые в них спиртные напитки, так как «шинки и кабаки своим появлением на Руси обязаны массовому внедрению водки и горилки» [Савельева 2006: 129]. В персидской лингвокультуре с названием [ kale pei] ассоциируются подаваемые в них [ kale pe] - завтрак, состоящий из бараньей головы и ног, приправленный различными специями.

Исследование лексико-семантического поля «Еда/ »в русской и персидской лингвокультурах представляет большой интерес и новизну, так как комплексного исследования данной темы в сопоставительном русско персидском плане ещ не проводилось.

Русские лексические единицы, номинирующие блюда и напитки, по тематико-когнитивным блокам были рассмотрены и распределены О.Г. Савельевой, на чью работу мы опирались в ходе исследования.

В данном параграфе было собрано и проанализировано более лексических единиц ЛСП «Еда/ »персидского и русского языков, которые были сгруппированы в поваренной книге «Большая Энциклопедия России» (818 слов) на: Первые блюда, Вторые блюда, Холодные блюда, Десерт, Соусы, Напитки, представленным. В персидской лингвокультуре блюда и напитки традиционно подаются в другой последовательности, хотя в последнее время все чаще придерживаются такого распределения. В связи с этим языковой материал, взятый из поваренной книги «Ketb-e Mosttb-e shpazi: az sir t piyz» (484 слов), рассмотрен нами с данной точки зрения.

Первые блюда. Первыми традиционно на Руси называются жидкие блюда русской кухни, приготовленные на основе мясных, рыбных или грибных бульонов;

овощных, фруктовых или ягодных отваров;

кваса, молока или простокваши. В Древней Руси первые блюда назывались похлбкой, то есть то, что хлебают ложкой. К первому относят жидкие блюда с рыбой, с мясом, овощами, грибами, лапшой, крупами и т.п. Щи, борщ, уху, солянку, рассольник, похлбку и окрошку к первым блюдам относят в связи традицией порядка подачи блюд.

В иранской кухне к первым блюдам, в настоящее время называемым [ pi qaz] /[ pi xork], в прошедшее время [pi rak], [ pi sofre], [ havasne] относятся не только жидкие блюда (суп и [ ]), но и закуски, салаты, а также различные холодные блюда. В прошлом слово [ ] означало всякую еду, пищу. Слово [pazi], имеющее значение «процесс приготовления еды», было образовано от данного корня. В настоящее время в персидской лингвокультуре словом [ ] обозначают различные, очень густые жидкие блюда.

Вторые блюда. Вторые блюда русской кухни - третья после закусок и супов подача. Выбор продуктов для вторых блюд в прежние времена, да и сейчас, зависит в первую очередь от времени года, постов, праздников, а также достатка в семье.

В понятие «вторые блюда» входят различные блюда — тут и рыбный, и мясной стол, и разнообразные блюда из круп, грибов, овощей, яиц, молочные и мучные блюда.

В иранской же кухне вторые блюда, называемые [ qaz-ye asli] / [ xork-e asli]- «основное блюдо», делятся на: блюда без риса и блюда с рисом, которые в свою очередь делятся на две разновидности:

[polow] и [ elow].

Словом означают блюдо, состоящее из риса, [polow] приготовленного вместе с другими ингредиентами, например, [lubiypolow] (фасоль с рисом), [ lblupolow] (вишня с рисом), [kemepolow] и т.п.

Словом [ elow] – блюдо, состоящее из риса, приготовленного в отдельности, и подаваемого с различными подливами или с шашлыком, например, [ elowkabb], [ elowxoret] (рис с подливом).

Персидское слово [ kabb] (рус. «кебаб») означает блюдо, приготовленное на огне. Слово [ xoret] - различные виды подлива.

При названии блюд, приготовленных без риса и употребляемых непременно с хлебом, используется слово [xork], например:

[ xork mirz qsemi].

Холодные блюда. К холодным блюдам относятся салаты, закуски, кисломолочные продукты, маринады. Слово «салат» [ sld] (с французского «salade»), используемое как в персидском, так и в русском языках, заимствованное из латинского языка означает «посоленный».

Русские национальные салаты - это «Селдка под шубой», «Мимоза», «Винегрет», в том числе и «салат Оливье» которое есть и в персидской лингвокультуре.

«Салат Оливье» [ sld oleviye], называемый еще и «Русским салатом», очень известен в Иране, хотя немного отличается от русского способом приготовления. (Если в русском продукты нарезаются кусочками, в Иране – все продукты протирают через трку и перемешивают).

Что интересно, название всем известного салата «Селдка под шубой»

никакого отношения к ценному меху не имеет, а расшифровывалось оно по революционному мко: Шовинизму и Упадку – Бойкот и Анафема. Отсюда и слово «Ш.У.Б.А.».

Десерты. Слово «десерт» [ deser] с французского «desservir» в значении «расчищать стол», используется как в персидском, так и в русском языке. В персидском языке в значении «десерт» также употребляются слова [ peyqaz] и [ pas xork], но используемые очень редко. Состоят эти слова из двух частей: [pas]+ [xork], где в отличие от [pi] - «до, перед» приставка [pas] означает «после», т.е. блюдо, подаваемое после основного. К десертам относятся желе, мусс, крем, варенье, фрукты и многое другое.

Слово «желе» [ ele] (также с французского «gelee», корень с латинского «gelata») означает «застывший», используется и в персидском, и в русском языке. В персидской лингвокультуре существует большое количество слов, обозначающих различные виды десерта, получившие свое название по качеству или цвету: [ ranginak] - «цветной» и [ ole zard] - «жлтый».

Соус. Собственно слово «соус» [ sos] (от фр. sauce — подливка) восходит к лат. salsus — «посоленный»), применяется как в русском, так и в персидском языке. В русском языке к соусу относится и жидкая приправа к основному блюду и/или гарниру, обозначаемая словом «подливка», которая в персидском языке называется [ xoret] и относится ко «вторым блюдам».

Напитки. Слово происходит от на- + пить, далее от праслав. формы, от которой в числе прочего произошли: др.-русск. пити. В персидском языке слово [ nuidani] образовано от глагола [ nuidan] + [ i] «пить».

Рассмотренный лексический материал с позиции тематической соотнеснности можно распределить по следующим тематическим блокам:

Названия блюд по основному ингредиенту. Данная группа 1.

включает в себя 799 русских и персидских лексем с наименованиями блюд и напитков, что составляет более 61% от общего числа: ботвинья, окрошка с мясом, похлебка из чечевицы, бараньи котлеты с луковым соусом, бифштекс из говядины, свинина с соусом из чернослива, утка со свежей капустой, закуска щучья, салат тыквенный, яблочный салат с морковью, абрикосовое варенье, желе из вишен, суфле с ванилью, соус рыбный к мясу, соус молочный к мясу;

«[ » zerek polo] (основной ингредиент - барбарис), «[ » adas polo] (основной ингредиент - чечевица), «[ » m polo] (основной ингредиент - вика), «[ »bgut], [ araq -e nastaran], [ araq-e bidmek], [ araq-e na‘n‘] и т.п. (см. Приложение).

Диаграмма № 180 140 128 19 9 Холодные Первые блюда Вторые блюда Десерты Соусы Напитки блюда русский 71 83 19 128 31 персидский 116 168 23 17 9 2. Названия блюд по географическому названию страны, городов, крав, областей. В данную группу включены 36 лексем русского и персидского языков, что составляет примерно 3% от общего числа лексических единиц: Борщ украинский, Рассольник по-питерски, Пельмени сибирские, Салат по-русски, Сыр швейцарский, Баба малороссийская, Блины русские, Блины русские из гречки, Пирожки малороссийские с творогом, Скороспелые гурьевские блины, Слоеные пирожки с вареньем, Сочники северные, Торт венский, Шаньги сибирские;

[ beryni ye esfehni], [ kufte ki], [ kufte tabrizi] по названию города Тебриз (северо-западная часть Ирана), [kalam polow irzi] – национальное блюдо по названию города Шираз;

[ kate gilni], [ kate tehrni], [ fesenjon rati], [ qeyme buehri], [ qeyme tabrizi], [ qeyme rati], [ mi kabb burujerdi], [ xure-e habai], [ estmboli polow] по названию города Стамбул в Турции;

) [ ( masqati] по названию порта Маскат - «падать», [ kulue utari], [ sos ndulosi], [ duqe bali], [ blimu irzi].

Диаграмма № 15 5 2 2 2 1 0 0 Первые Вторые Холодные Десерты Соусы Напитки блюда блюда блюда русский 2 1 2 9 0 персидский 0 13 0 2 1 3. Названия блюд по месту приготовления. Включает в себя лексем русского и персидского языка, т.е. примерно 1% от общего числа лексических единиц: Рассольник столичный, Столичная солянка, Сыр домашний белый из творога со сметаной, Сыр домашний простой без сметаны, с тмином, Домашнее пиво, Монастырский мед, Сбитень народный;

[ damke qaqi], [ lye poloi qaqi], [ qeyme jonobi], [ kabb qaqi], ) [ ( nn ttri], [qahve tork], [ qahve arabi], [ qahve farnsavi].

Диаграмма № 3 3 0 0 0 0 0 Первые Вторые Холодные Десерты Соусы Напитки блюда блюда блюда русский 2 0 3 0 0 персидский 0 4 1 0 0 4. Названия блюд по способу приготовления. Сюда включены лексемы - примерно 20% от общего числа лексических единиц с наименованиями блюд и напитков как русского, так и персидского языков:

Сбитень заварной душистый, Жаркое из баранины, Жаркое из баранины с луком, Жаркое из баранины с чесноком, Куропатки фаршированные, Лещ печеный с соусом, Лещ, фаршированный кислой капустой, Тушеная говядина с грибным соусом, Угорь жареный под соусом, Корнишоны в рассоле, Кровяные колбасы, Лососина в маринаде, Маринованная краснокочанная капуста, Фасоль в маринаде, Фасоль в рассоле, Цветная капуста в маринаде, Цветная капуста в рассоле, Варенье сливовое, Варенье яблочно-брусничное, Печенье к чаю или к кофе, Пирог из тертых и резаных яблок, Пирог из фаршированных яблок;

[ -e dar ham ju] ( )[,kukuye bdenjn kabbi], [ kukuye [ meygu sorx karde], kadu sabz kubide], [beryan gusfand], [ polo dudame], [ tbe beryn], [ tain qlebi], [ ta dig], [ juje kabb], [ file kafak sorx karde], [ qezel lye ekam gerefte], [ kabb kubideh], [kufte], [ mhi dudi boxr paz], [ meygu polo qlebi], [ sos poxte], [ sld-e tarebar-e poxte], [ zeiton parvarde], [ bdm berete]. (остальные – см. Приложение).

Диаграмма№ 100 20 3 2 Первые Вторые Холодн Десерты Соусы Напитки русский 0 74 83 53 0 персидский 10 33 3 2 1 5. Названия блюд по цвету. Данная группа включает в себя русских и персидских лексем с наименованиями блюд и напитков, что составляет более 3% от общего числа: Бульон красный, Суп зеленый с вермишелью, Суп зеленый сытный, Щи зеленые с крапивой, Осетрина под красным соусом, Осетрина под красным вишневым и винным соусом, Карп в красном вине, Говядина с зеленым соусом, Салат капустный красный, Баба белая сахарная, Баба тмная, Белоснежный торт с миндалем, Желе белое из крыжовника, Желе яблочное белого цвета, Желе яблочное желтого цвета, Торт бисквитный розовый, Белый соус с лимонным соком, Соус белый к мясу, Соус белый рыбный, Соус красный сахарный, Соус красный винный, Белый мед, Квас хлебный белый, Квас хлебный красный, Ликр розовый;

[ ole zard], [ nargesi] (яйца со шпинатом), [ lubiya sefid], [ nimruye zard], [ nimruye sabz], [ nimruye sorx], [ bgute sefid], ) [ ( zardak], ) ( [ranginak], [ halvye zardak], [ sos siya], [ sos sefid], [ duqe sabz].

Диаграмма № 8 6 5 4 4 4 2 2 1 Первые Вторые Холодные Десерты Соусы Напитки блюда блюда блюда русский 4 4 1 7 5 персидский 5 2 0 3 2 Названия блюд по их основному качеству. В данную группу 6.

включены 87 лексем русского и персидского языков, что составляет примерно 7 % от общего числа лексических единиц: Бульон чистый, Кислые щи из свежей капусты, Холодник, Щи кислые, Щи ленивые, Тюря (заимств.), Уха, Говядина с картофельным пюре, Говядина, фаршированная сыром, Овощи свежие со сметаной, Редька с сухим хлебцем, Соленая ветчина в бочонках, Соленые огурчики, Помидоры густые, Сосиски с печенью гуся, Сосиски свиные закопченные, Сосиски свиные жирные, Сыр несоленый жирный, Сыр сладкий ягодный, Сыр сушеный с плесенью, Холодный паштет из рябчиков, Щавель соленый, Апельсины цельные, Баба быстрая, Баба легкая, Баба простая, Баба воздушная, Баба снежная, Баба нежная, Баба плотная, Блины со сладкой начинкой, Воздушный пирог из белков и варенья, Воздушный пирог из зрелого крыжовника, Воздушный пирог из лимона, Воздушный пирог из слив, Воздушный пирог из яблок, Воздушный пирог из ягод или яблок, Крендельки рассыпчатые, Крендельки рассыпчатые без дрожжей, Крендельки рассыпчатые к чаю, Пирог с кислой капустой и рыбой, Пирог со свежей капустой, Пирожное песочное, Рассыпчатое пирожное к чаю, Рассыпчатое тесто, Торт из рассыпчатого теста с черносливом, Торт из рассыпчатого теста со свежими ягодами, Торт песочный, Торт песочный с глазурью, Торт рассыпчатый, Торт сухой, Яблоки, жаренные в кляре, Яблоки, жаренные в масле, Яблочное варенье, Крепкий соус, Соус холодный рыбный, Луковый соус кислосладкий, Сбитень горячий, Сбитень крепкий, Сбитень пряный, Сбитень хмельной;

[ kuku m irin], [kuku qand], [ nn arb], [ morqe tor], [ kate boride], [irin qorme], [ irin tare], [ irin polo], [ tur tare], [ ture mi],[ ture kabb], [ piyaz turi], [ turi anbe], [ turi angur], [ turi maxlut], [ sld xgine sard], [ roqan jue], ) [ (yax dar behet], [tarehalv], [ yax mst], [ haft mive], [ sos seft], [tur lblu], [ roqan jui namaki].

Диаграмма № 10 6 2 5 1 Первые Вторые Холодные Десерты Соусы Напитки блюда блюда блюда русский 7 2 14 32 3 персидский 2 9 5 6 1 Названия блюд по форме. В данной группе - 46 лексем, 7.

примерно 4% от общего числа лексического материала в русском и в персидском языках: Рулеты из говядины, Рулет из говядины с яичницей, Пельмени с грибами и ветчиной, Пельмени грибные, Рулька свиная, Рулет щучий, Рулька-заливное из свининки, Баба длинная, Булочки-колобки, Квадратики к чаю или кофе, Колечки с корицей, Маленькие плоские булочки, Миндальные шоколадные колечки, Пирожное треугольное с вареньем, Пирожное трубочки, Плетенки к чаю, Подковки к чаю, Трубочки жирные, Трубочки с вином, Трубочки с корицей, Хворост жареный с мармеладом, Хворост литый, Хворост обыкновенный;

[ sup darham], [ kukuye bdenjn varaqe], [ kukuye kadu sabz varaqe], [ berenje tahin], [ tudeli morq], [qubd y ir ekam gerefte tanuri], [ qurme roye nn], ) ( [qeyme rize], [ qeyme bdr], ) ( [kabb du ro], [ kabb barg], [ kabb kubideh lye nn], [ kufte sar gonjiki], [ gol dar aman], [ lye polo b morq], [ mhi anguti], [ morq dar poee gerdu], [ morq lye polo], [ lule kabb], [ ru yaxi], )[ (halvaye angot pi], [ nn panjarei] [ darham burni].

Диаграмма № 16 3 3 0 00 Первые Вторые Холодные Десерты Соусы Напитки русский 0 4 3 16 0 персидский 3 16 1 3 0 Названия блюд по различным событиям и праздникам.

8.

Наименьшая группа лексем, куда вошло 4 слова с наименованиями блюд и напитков в русском и в персидском языках, т.е. менее 1% от общего числа лексических единиц: Пасха творожная, Сбитень зимний;

[ nazri], [dandoni].

Диаграмма № 1 0 0 0 Первые Вторые Холодные Десерты Соусы Напитки русский 0 0 0 1 0 персидский 2 0 0 0 0 Названия блюд по имени собственному. В данной группе 9.

выявлено лишь 5 слов (менее 1%) наименований блюд и напитков, наименования русских блюд: беф-строганов – по имени графа Строганова, и салат Оливье, используются и в персидском языке;

[ bif estergnof], [ sld oliviye] [ kabb hoseini], [ mirz qsemi] и [ xoret-e nz xton] по имени Хосейни, Мирзы Касыма и Наз Хатон (соответственно), авторов этих блюд, которые являются частью кухни севера Ирана (Гиляна и Мазандерана).

Диаграмма № 1 1 0 00 00 Первые Вторые Холодные Десерты Соусы Напитки блюда блюда блюда русский 0 1 1 0 0 персидский 1 3 1 0 0 10. Наименования блюд по социальному статусу потребителя (в названиях пищи находит отражение социальная дифференциация общества).

Сюда вошли 6 лексем, т.е. менее 1% от общего числа лексических единиц с наименованиями блюд и напитков в русском и персидском языках: Бульон для детей, Рассольник по-крестьянски, Королевский торт, Горчица по крестьянски, Сбитень богатырский;

[ kabb-e soltni] (бывает двух видов: кебаб из фарша и кебаб из кускового мяса) и др.

Диаграмма № 1 1 1 0 0 0 0 0 0 Первые Вторые Холодные Десерты Соусы Напитки русский 2 0 0 1 1 персидский 0 1 0 0 0 Анализ русских и персидских лексических единиц показывает, что в отличие от персидского в русском языке наблюдается большое количество наименований, образованных от имени лица. В персидском языке данный способ наблюдается, в основном, на севере Ирана (возможно, из-за территориальной близости с Россией). В Иране имя собственное нередко присоединяется к названиям блюд в целях рекламы, либо с целью показа особого способа приготовления: [ akbar juje], [ kabb-e hoseyni],[ -e mostaf].

«Культурно-национальные особенности той или иной кухни ярко проявляются в географически маркированных номинациях блюд и напитков, в которых производящей основой выступает название города, района, области или страны (топонимический принцип номинации)» [Савельева, 2006: 129].

В обоих языках существует микросистема терминов, являющихся производными от имн собственных. В персидском языке в отличие от русского наблюдается большее количество названий минеральных вод по названиям местности. Так, например, источник воды Славяновская был открыт известным гидрогеологом Н.Н. Славяновым, Баталинская минеральная вода названа по имени исследователя кавказских минеральных вод Ф.А. Баталина;

минеральные воды [ b-e damvand], [ b-e sabaln], [ b-e sepidn] и т.п. названы по названиям тех местностей, где обнаружены их источники.

Таким образом, еда и напитки наиболее часто получают название по наименованию местности, где они были изобретены либо приготовлены.

Было выяснено, что наибольшую продуктивность имеет способ деривации имени-номинации, основанный на географическом принципе. По тематическому блоку. «Название блюд и напитков по роду деятельности лица», как об источнике информации о традиционной культуре этноса, в персидском языке данных не выявлено, в русском языке он оказался самым малочисленным.

В данном параграфе нами были рассмотрены и разделены на лексико-семантических групп названия блюд и напитков в персидском и русском языках. Анализ показал, что большую часть наименований блюд русской и иранской кухни составляют названия по основному ингредиенту, которые нами были включены в первую группу тематических блоков.

Названия многих блюд образованы также от имени какого-либо человека или на базе топонима, например: бефстроганов - по имени графа Строганова, иранское национальное блюдо « - » Аши Мустафа - по имени господина Мустафа. Цыплнок по-киевски - по названию города Киев на Украине, сосиски могилевские - по названию города Могилев в Белоруссии и т.п.

Ниже приведена диаграмма частотности лексических единиц с наименованиями блюд и напитков по основному ингредиенту в персидском и русском языках:

Диаграмма № 1 2 3 4 5 6 7 8 9 русский 457 17 8 215 25 64 23 2 2 персидский 342 18 8 49 13 24 23 2 5 Как видно из диаграммы № 11 лексем, представленных в ЛСП «Еда/,»максимальной представленностью как в русском, так и персидском языках характеризуются лексические единицы с наименованиями блюд и напитков по основному ингредиенту (1-ая группа).

Второе место в ранговом списке принадлежит наименованиям блюд и напитков по способу приготовления (4-ая группа), причем в русском языковом материале их удельный вес выше, чем в персидском.

Наименования блюд и напитков по различным событиям и праздникам (8-ая группа) как в персидском, так и в русском языках составили наименьшую группу лексем. Анализ наименований блюд и напитков, приведенных в вышеуказанных источниках, позволил определить их процентное соотношение названий блюд и напитков по имени собственному (9-ая группа), где было выявлено вдвое меньше лексем русского языка по сравнению с персидским языком. В 6-ой группе (наименования блюд и напитков по их основному качеству) в количественном отношении русские наименования значительно превосходят персидскую лексику, что позволяет высказать предположение о большей значимости для русской языковой картины. В рассматриваемом материале в частотном списке лексем лексические единицы 3, 7 и 8-ой групп в обоих языках имеют одинаковый удельный вес. Показательно, что полностью соответствует количественное соотношение персидских и русских единиц.

Сравнительный анализ общего количества лексем рассматриваемых языков показал наличие сходства лексических единиц с наименованиями блюд и напитков.

2.2 Анализ заимствований лексико-семантического поля «Еда/ »в персидском и русском языках Как известно, на земле нет такого народа, который бы не стремился к общению с другими народами, так как общение между народами ведет к обмену опытом, взаимным связям, а также к заимствованию реалий и понятий, оказывающих, в свою очередь, влияние на взаимоотношения и развитие элементов заимствующего языка.

В современном языкознании важное место занимает вопрос формирования и развития лексико-семантической системы языка, что вызывает немалый интерес как русских, так и иранских исследователей, рассматривающих ее с целью воспроизведения общей картины развития лексического состава данных языков, так как в данном пласте проявляются как частные, специфичные для них живые процессы, так и общие процессы, характерные для развития языка.

«Развитие словарного состава языка на всем протяжении всей истории осуществляется, как правило, двумя путями: за счет имеющихся в языке словообразовательных средств, а также путем заимствования лексических средств из других языков» [Бахтина 2008: 3], которое, как известно, является одним из важнейших источников пополнения лексики языка.

«Среди процессов, связанных с пополнением словаря русского литературного языка советской эпохи, определенное место занимает заимствование иноязычной лексики как один из способов номинации новых явлений, а также замены существующих (преимущественно описательных) наименований» [Крысин 2004: 13].

Несомненно, заимствование является одним из важных источников пополнения словарного состава языка, являющихся следствием языковых контактов. Большинство иностранных слов, заимствованных, как русским, так и персидским языком, настолько ими усвоены, что их происхождение можно определить лишь с помощью этимологического анализа.

Как пишут Х. Голами и Х.Р. Даду, «не всегда просто установить разницу между своим (исконным) и заимствованным словом... Одни заимствования были сделаны еще в древности, а другие сравнительно недавно». [Голами 2009: 84] Причины, побуждающие слова переходить из одного языка в другой, изучаются лингвистами с давних пор. Исследованию данной темы посвящены многие общетеоретические и конкретные исследования, рассматривающие лексические заимствования. Анализ лингвистических исследований по данной теме позволяет эти причины разделить как на собственно языковые, так и на внеязыковые (исторические, социальные, психологические). Как отмечают О.С. Егорова и Д.С. Никитин, «сегодня, в период глобализации, интенсивного расширения экономических, политических, культурных связей между народами и межъязыковых контактов, изучение процессов иноязычного заимствования, и в частности заимствования из английского языка, ставшего в конце XX – начале XXI в.

одним из основных источников иноязычной лексики во многих языках мира, в том числе и в русском, приобретает особую значимость и актуальность»

[Егорова 2011: 137].

Заимствованная лексика всегда способствовала пополнению состава лексико-семантического поля «Еда/,»она довольно быстро осваивалась носителями языка, иначе говоря, прочно укоренялась в языке и воспринималась как таковая языковым сознанием носителя языка, например, салат, сэндвич, гамбургер, суп, пюре, какао, гуляш и т.п.

В данном параграфе был рассмотрен языковой материал из «Этимологического словаря русского языка» Г.А. Крылов), (Сост.

включающий более 4200 слов, из общего числа которых были выделены русские лексемы ЛСП «Еда/( »более 200 слов), что составило около 5 % от общего количества лексем. Дальнейший анализ показал, что 133 лексемы, т.е. 66,5% от общего количества единиц ЛСП «Еда/ »являются заимствованиями.

Анализ лексического материала позволил разделить рассматриваемые единицы на следующие микрополя:

Ингредиенты I.

Первые блюда II.

Вторые блюда III.

Холодные блюда IV.

Десерт V.

Хлеб VI.

Напитки VII.

Сравнительный анализ лексем ЛСП «Еда/ »позволил выявить в Персидско-русском словаре Ю.А. Рубинчика их персидские эквиваленты, приведенные после русской части.

2.2.1 Микрополе «Ингредиенты»

Микрополе «Ингредиенты» включает 58 лексем, т.е. примерно 41% от общего числа заимствований лексико-семантического поля «Еда/,»

рассмотренных в данной работе. В данном микрополе приведены наименования продуктов питания, входящих либо в состав блюд и напитков, либо используемых как самостоятельное блюдо: названия фруктов, овощей, пряностей и т.п.:

Абрикос Заимств. из голландского языка, в котором появилось из французского «abricot». Во французский оно попало из арабского, а в арабский из латыни. Латинское «рrаесох» означало «скороспелый»;

перс. [ zardlu].

Алыча (род сливы). Заимствовано из азербайджанского языка, который в свою очередь позаимствовал это слово у иранцев: «алуча»;

перс.

[ lue].

Апельсин. Заимствовано из голландского, где «appelsien» буквально означает «китайское яблоко» и представляет собой кальку французского, где этот плод называется «ротте de Chine» (potte — «яблоко», de — «из», Chine — «Китай»);

перс. [ portoql].

Арахис. Слово укрепилось из лат. «arachis» - «род бобового растения»;

перс.

[ bdmzamini].

Арбуз. Заимствовано из таджикского «тарбуз» через татарский, восходит к персидским «харбузе, кумбузе», где «бузе» означает «сладкий плод», «хар» - «большой»;

«кум» - «незрелый», «тар» - «мокрый»;

перс. [ tarbuz].

Баклажан. Заимствовано из персидского через тюркский язык, где звучит как «патлыджан»;

перс. [ bdemjn].

Барбарис. Заимствовано из латыни, где в средние века переоформилось из арабского «berbaris» — «берберская раковина»;

перс. [barbris], [ zerek].

Брюква. Заимствовано из польского «brukiew» через украинский, представляет собой переоформление немецкого «Bruke», обозначает один из видов капусты. Форма «брюква» возникла под влиянием слов типа «тыква»;

перс. [ alqam].

Виноград. Заимствование из старославянского языка, является калькой готского «weinagards»;

перс. [ angur].

Гранат. Восходит к латинскому «granatum»;

перс. [ anr].

Груша. Заимствовано из иранских языков (в курдском «kuresi» — «груша»);

перс. [ golbi].

Дыня. Предположительно восходит к греческому «Kydonia» — «кидонское яблоко»;

перс. [ xarboze], [ tlebi].

Желатан. Заимствование из французского «gelatine», восходит к латинскому «gelatus» — «замороженный»;

перс. [ eltin].

Иваси. Восходит из японского, где означает «мелкая рыба»;

перс.

[srdin].

Кабачок. Заимствовано из украинского, восходит к тюркскому «кабак» — «тыква»;

перс. [ kadu].

Кавун. Заимствовано из тюркских языков через украинский. В современном турецком «kavun» означает «дыня»;

перс. [hendevne].

Камбала. Заимствовано из финского «kampala»;

перс. [ kafak mhi].

Капуста. Заимствовано из латинского «caputium» - "кочан капусты" (от «caput» - «голова»);

перс. [ kalam].

Карась. Заимствовано из древненемецкого «karas» восходит к латинскому «caracinus»;

перс. [ mhi howz].

Карп. Заимствовано из французского «carpe» — «карп». Вытеснило существовавшее ранее коропъ («карп»), заимствованного из древненемецкого;

перс. [ kopur/kapur].

Картофель. Заимствование из немецкого «Kartoffel», слово имело ранее форму «Tartuffel», восходящую через итальянское «tartufolo» к латинскому «terratuber» (букв. «земляная шишка» от «terra» «земля» и «tuber» — «шишка»;

перс. [ sibzamini].

Кефаль. Заимствовано из греческого языка «kephalos» — «кефаль»

образовано от «kephale» — «голова» (букв. «головастая», соответствует внешнему виду этой рыбы) ;

перс. [ kefl].

Килька. Заимствовано из эстонского «kilu». Предположительно слово является эстонским заимствованием из немецкого города «Kiel» «киль». Объясняется формой рыбки, напоминающей киль корабля;

перс. [ kilk].

Крем. Заимствование из французского «creme» — «сливки» восходит к греческому «chrisma», перс. [ k(e)rem].

Крыжовник. По одной версии заимствовано из польского «krzyzewnik», по другой является калькой с немецкого «Kristolbeere» — «крыжовник» (букв. «ягода терна Христова»);

перс. [ xrtut].

Кукуруза. Вероятно, заимствовано из румынского «kukurus» — «еловая шишка»;

перс. [ zorrat].

Лапша. Заимствовано из тюркского;

перс. [ rete].

Ливер. Заимствовано из английского «liver» - «печенка, легкие, потроха»;

перс. [ jegar].

Лимон. Заимствовано из персидского [ limu].

Лук. Заимствовано из германских языков: в древнеисландском «laukr», в немецком — «Lauch»;

перс. [ piyz].

Маргарин. Заимствовано из французского восходит к греческому «margaron» — «перламутр»;

перс. [ mrgrin].

Маринад. Заимствование из французского «marinade» от глагола «мариновать», восходит в латинскому «marinus» - «морской».

(Букв. глагол «mariner» означал «выдерживать в морской (соленой) воде»;

перс. [ tori].

Маслина. Заимствование из старославянского, образовано по методу кальки с греческого «elaia» - «маслина» от существительного «elaion» «масло». перс. [ zeytun].

Мука. Восходит к индоевропейской основе (в древнеиндийском «macate» «дробит»). «Мука» буквально означает «измельченная, мягкая»;

перс. [ rd].

Огурец. Заимствовано из греческого «agouros»;

перс. [ xiyr].

Олива. Заимствование из французского «olive» или немецкого «Olive», восходящих к греческому «elaion» – «масло»;

перс. [ zeytun].

Перец. Заимствование из латыни «piper», восходит к греческому «реper» от санскр. [pippal] ;

перс. [ felfel].

Персик. Заимствовано из латыни: древние римляне называли «persicum malum» - «персидскими яблоками», прилагательное «persicum»

субстантивизировалось и утратило окончание. В персидском языке наличие разных сортов персика способствовало появлению различных названий: [ aftlu], [ aftrang], [ alil], [holu].

Помидор. Восходит через французский к итальянскому словосочетанию «роmо d‘», буквально означает «золотое яблоко»;

перс.

[gowje farangi].

Порей. Заимствовано из латинского «porrum»;

перс. [ piyze].

Ревень. Заимствовано из турецкого «ravent» - «ревень», восходит к персидскому [ rivand];

совр. перс. [ rivs].

Редис. Заимствование из французского «radis», восходит к латинскому «radix» — «корень»;

перс. [ torobe].

Редька. Заимствование из германских языков, как и «редис» восходит к латинскому «radix» — «корень»;

перс. [ tor(o)b].

Рис. Заимствовано из итальянского «riso», восходит к древнеиндийскому первоисточнику «vrihis» - «рис»;

перс. [ berenj].

Сайда. Заимствовано из норвежского языка «seid» - «сайда»;

перс.

[arb mhi] Сардина. Заимствование из французского «sardine» восходит к латинскому «sardina». К той же основе восходит и «capделька»;

перс.

[srdin].

[rkar].

Сахар. Заимствование от санскр. Первоисточник – древнеиндийский корень sakhara – «песок, гравий», позже – «сахарный песок, сахар» (по названию пустыни Сахара) ;

перс.

[akar|ekar].

Свкла. Заимствовано из греческого «seuklon» - «свекла»;

перс.

[oqondar].

Сельдь. Заимствовано из древнеисландского «slid» - «селедка»;

перс.

[ ag mhi], [ range]..

Сироп. Заимствование из французского «sirop» восходит к среднелатинскому «sirupus» от арабского «arab» - «питье»;

перс.

[ arb], [bmive].

Соль. Слово индоевропейской природы, восходит к той же основе, что и прилагательное «сладкий»;

перс.[ namak].

Судак. Возможно, является заимствованием из германских (в немецком «Sander»), где было образовано от «Sand» - «песок»;

перс. [ suf].

Тмин. Заимствовано из греческого «kyminon» - «тмин» восходит к семитским языкам;

перс. [ zire].

Томат. Первоисточник - язык ацтеков, слово и продукт привезли в Европу испанцы;

перс. [ gowje farangi].

Шампиньон. Заимствовано из французского «champignon», восходит к латинскому «fungus campaniolus» - «(гриб) полевой»;

перс.

[samruq] [ qr].

Шпинат. Заимствовано из немецкого «Spinat», от латинского «spinacia», восходящего к персидскому первоисточнику «aspanah»;

перс.

[esfenj].

Шпроты. Заимствование из немецкого «Sprotte» (букв. «маленькая рыбка»), родственно с «Spross» («потомок») от «spriessen» - «пускать ростки»;

перс. [ hmhi kuak].

Яйцо. Восходит к неславянскому «aje», имеющему индоевропейскую природу, в древненемецком «ei» («яйцо»), в греческом «oion», в латинском «ovum»;

перс. [ toxm].

2.2.2 Микрополе «Первые блюда»

В микрополе «Первые блюда» вошли 3 лексемы, что составляет примерно 2% от общего числа заимствований лексико-семантического поля «Еда/,»рассмотренных в данной работе. Сюда мы отнесли слова:

бульон, бурда, суп.

Бульон. Заимствование из французского «bouillon» («отвар») образовано от глагола «bolir» — «варить, кипятить»;


перс. [ boi yon].

Бурда. Заимствование из татарского «бурда» — «мутный напиток, смесь»

образовано от той же основы, что и «буран». Очевидно, напиток готовился раскручиванием, верчением его в сосуде, чтобы лучше перемешались составляющие;

перс. [ hor kon por kon].

Суп. Заимствование из французского «soupe», восходит, видимо, к готскому «supon» — «приправлять»;

перс. [ sup] [ urb].

2.2.3 Микрополе «Вторые блюда»

Микрополе «Вторые блюда» состоит из 11 лексем, что составляет примерно 9% от общего числа заимствований лексико-семантического поля «Еда/.»

Бефстроганов. «Строгановы» — старинная русская фамилия, которую носили несколько поколений графов Строгановых. Один из графов был большим гурманом (любителем вусно поесть), именно ему ипринадлежит рецепт приготовления блюда, которое называется «бефстроганов», то есть «говядина (французское «boef», ведь русская аристократия знала французский подчас лучше своего родного, русского) по-строгановски» ;

перс. [ bif estrgnof].

Бифштекс. Заимствовано из английского, где образовано из составляющих «beef» -«мясо, говядина» и «steak»-«ломоть, кусок»;

перс.

[biftek].

Котлета. Заимствование из французского «cotelette»- «котлета», образовано от «cote» — «ребро»;

перс. [ kotlet].

Кутья. Заимствовано из греческого «kоukkе», образовано от «kokkos» «зерно»;

перс. [ kutiy].

Макароны. Заимствовано из итальянского «macaroni», видимо, восходит к греческому «makaria»— «еда из ячневой крупы или муки»;

перс.

[ mkroni].

Пельмени. Заимствовано из финского языка, в котором это слово образовано сложением двух основ, обозначающих «ухо» и «хлеб». Буквально пельмени означает «мучные ушки»;

перс. [ jubare].

Плов. Заимствование из персидского через турецкий, где «pilav» означает «рис»;

перс. [ polo].

Пюре. Заимствовано из французского «рurее» (от глагола «purer» «очищать»), восходит к латинскому «purаrе», имеющему то же значение и образованному от «purus» —«чистый»;

перс. [ pure].

Устрица. Заимствовано из голландского «ester» «устрица», восходит к греческому «ostreon» — «раковина»;

перс. [ sadaf].

Чебурек. Заимствовано из тюркских языков «чиберек»;

перс. [ burak].

Шашлык. Заимствовано из тюркской языковой группы [ilik], состоит из двух частей: «шиш» - «штык», «пика» и конечного «-лык» – «для», т.е. «для вертела», (букв. «мясо, приготовленное на вертеле»), перс.

[ ilik].

2.2.4 Микрополе «Холодные блюда»

Микрополе «Холодные блюда» состоит из 10 лексем, что составляет примерно 8 % от общего числа заимствований, включенных в лексико семантического поля «Еда/.»

Ацидофилин. Образовано путем сложения двух элементов, принад лежащих разным языкам;

«acidus» на латинском языке означает «кислый», «fileo» по-гречески означает «любить».

a «Ацидофильные», т.е. «любящие кислоту» - бактерии, с помощью которых получают продукт;

перс. [ acidofilin].

Брынза. Заимствовано из румынского «brinza» — «овечий сыр» через украинский. Вероятно, румынское «brinza» является праевропейским пастушеским еловом;

перс. [ panir sefid].

Бутерброд. Заимствовано из немецкого языка «Butterbrot», где «Butter»

означает «масло», а «Brot» — «хлеб»;

перс. [ sndevi].

Винегрет. Заимствовано из французского «vinaigrette» - «соус из уксуса и масла», образовано из элементов «vin» — «вино», «aigre» — «кислый» (vinaigre — «уксус») и суффикса. Лишь позднее это слово приобретает значение «мешанина из разных составляющих», перс [ vinigret].

Колбаса. Вероятно, заимствование из турецкого «kulbasty» - «поджаренное мясо». Согласно другой версии, колбаса может восходить к древнееврейскому «kolbasar» — «живое существо, мясо». По еще одной версии, колбаса является исконно русским словом и имеет тот же корень, что и колобок. В этом случае название обусловлено круглым сечением колбасного батона;

перс. [ klbs].

Паштет. Первоначально слово «паштет» означало «пирог с мясной начинкой». Заимствование из немецкого, где «Pastete» восходит к латинскому существительному pastata —«тесто». См. также «паста, пат»;

перс. [ pte].

Рокфор. Заимствовано из французского «roquefort», образовано от названия местечка в южной Франции — «Roquefort», где когда-то начали производить этот сыр;

перс. [ panir-e rage bi].

Салат. Восходит к латинскому «salare» — «солить». Заимствовано русским языком из французского «salade»;

перс. [ sld].

Сарделька. Заимствовано из польского, восходит к латинскому «sardina» «сардинская рыба», «рыба, водящаяся у берегов Сардинии» — которое, таким образом, стало источником появления в русском языке двух слов — «сарделька и сардина». Очевидно, из-за некоторого сходства формы колбасное изделие стали называть почти так же, как и рыбу;

перс. [ klbs-e mhi].

Сосиска. Заимствовано из французского «saucisse» - «колбаса» восходит к латинскому «salsicia», от «salsus» — «соленый». Основа та же, что и в слове «соль»;

перс. [ sosis].

2.2.5 Микрополе «Десерты»

Микрополе «Десерты» состоит из 24 лексем, что составляет примерно 19 % от общего числа заимствований лексико-семантического поля «Еда/.»

Вафля. Заимствовано из немецкого, где «Waffe», произведено от «Wabe»

(«пчелиные соты»), в основу названия «вафли» положено внешнее сходство поверхности этого кондитерского изделия с пчелиными сотами;

перс. [ veyfer].

Гоголь-моголь. Заимствовано из польского «kogel-mogel» восходит к немецкому «Kuddel-muddel» - «мешанина»;

перс. [ir b zarde toxme morq].

Джем. Заимствование из английского «jam» — «варенье»;

перс. [paxine], [ morabb].

Желе. Заимствование из французского «gelee», произведено от глагола «geler» — «замораживать, замерзать», восходит, как и «gelatine», к латинскому «gelare» — «замораживать»;

перс. [ ele].

Зефир. Переосмысление заимствованного из греческого «зефир» — «легкий ветер», названо из-за легкости, воздушности кондитерского изделия;

перс. [ zefir].

Карамель. Заимствовано из французского «caramel», восходит к латинскому сочетанию «саппа mellis» - «сахарный тростник»;

перс.

[krmel].

Конфета. Заимствование из итальянского «confetto». Заимствование из немецкого «Konfekt», восходит к латинскому «confectum» — «лекарство»;

перс. [ okolt], [ knfet].

Косхалва. Заимствовано из турецкого, образовано сложением слов: «koz» — «орех» и «helwa» — «халва»;

перс. [ halv arde].

Крендель. Заимствовано из немецкого «Krengel» (Kringel) — «печенье круглой формы»;

перс. [ keringel].

Курага. Заимствовано из узбекского, где «курага» — «сушеный» от глагола «куру» — «сохнуть»;

перс. [ barge-ye zardlu].

Мармелад. Заимствование из испанского «marmelada» («marmelo» — «айва») через французский «marmelad». Первоначально этим словом называли только варенье из айвы;

перс. [ mrmld], [ mrmeld].

Миндаль. Заимствование из греческого «amygdalos» — «миндальное дерево» через польский «migdal»;

перс. [ bdm].

Монпансье. Заимствовано из французского «Montpensier» — от фамилии французска герцогов. ([ () bnabt) rhatolholqum].

Мусс. Заимствовано из французского «mousse», образовано от глагола «mousser» — «пениться»;

перс. [ mus].

Нуга. Заимствовано из французского «nougat», восходит к латинскому «nucis» — «орех».[ gaz].

Пастила. Заимствование из испанского языка «pastilla», уменьшительное от «pasta» — название кондитерского изделия «пат», заимствование из французского «pate», восходит к латинскому «pasta» — «тесто»;

перс. [ pstil].

Повидло. Заимствовано из польского «powidla». [ morabb].

Пудинг. Заимствовано из английского «pudding»;

перс. [ puding].

Торт. Заимствовано из итальянского «torta» восходит к латинскому «torta»

«круглый хлеб» от глагола «torquere» — «крутить»;

перс. [keyk], [ tort].

Урюк. Это название высушенных плодов абрикоса было заимствовано из тюркских языков, в узбекском находим — «абрикос, урюк»;

перс.

[ lu boxra/boxor].

Халва. Восходит к арабскому первоисточнику «hilva» через турецкий язык, где находим — «chelwa»;

перс. [ halv].

Черешня. Образовано от заимствованного из латинского «ceresia», восходящего к греческому «kerasos» — «вишня». Английское «cherry» восходит к тому же источнику;

перс. [ gils].

Эскимо. Заимствовано из французского «esquimau» - «эскимос», а мороженое было названо по имени обитателей Крайнего Севера, вероятно, по аналогии;

перс. [ eskimo].

Яблоко. Слово имеет индоевропейский корень, поэтому в разных европейских языках есть однокоренные слова, в немецком — «Apfel», в английском — «apple», в нидерландском — «appel», в латышском — «abols»;

перс. [cib].

2.2.6 Микрополе «Соусы»

Микрополе «Соусы» состоит из 2 лексем, что составляет примерно 2% от общего числа заимствованной лексики лексико-семантического поля «Еда/.»

Паста. Заимствовано из итальянского «pasta», восходит к греческому «раste»

- разновидности мучной подливки;

перс. [ mye-e mkroni], [ pst].

Соус. Заимствовано из французского «sauce», восходит к латинскому «salsa»

- «соленый отвар», образованному от «sal» — «соль»;

перс.

[ bxoret], [ sos].

2.2.7 Микрополе «Хлеб»

Микрополе «Хлеб» состоит из 6 лексем, что составляет примерно 5 % от общего числа заимствований лексико-семантического поля «Еда/.»

Батон. Заимствовано из французского «baton» — буквально «палка».

Переосмыслено по форме, которую придавали этому хлебобулочному изделию;

перс. [ nn fntezi hajim].

Бублик. Заимствование из украинского «бублик», является уменьшительно ласкательной формой от «бубьлъ», производного от того же корня, что и «бубен», перс. [ nn halqavi].

Булка. Заимствовано из польского «bulka» — уменьшительно-ласкательное от «bula» — «большой круглый хлеб», французское «boule» и итальянское «bulla» обозначают «круглый хлеб»), перс.


[nn hamberger].

Кулич. Заимствовано из греческого «koulliki(on)», восходит к древнегреческому «kollix»-«круглый хлеб»;

перс. [ kolue] сладкий пирог или печенье.

Хала. Заимствованием из древнееврейского «halla» — «белый хлеб»;

перс.

[ nn bafte ude].

Хлеб. Вероятно, заимствовано из германских языков. В готском «hlaifs» «хлеб», в древнеанглийском «hloaf» - «хлеб», в древненемецком «hleib» - «хлеб»;

перс. [ nn].

2.2.8 Микрополе «Напитки»

Микрополе «Напитки» состоит из 19 лексем, что составляет примерно 16 % от общего числа заимствований лексико-семантического поля «Еда/.»

Боржоми. Восходит к названию города, в котором находятся источники целебной воды;

перс. [ b ma‘dani borjomi].

Вермут. Заимствовано из немецкого языка, получило свое название от полыни, поскольку настаивается на этой траве. Немецкое «Wermut»

буквально означает «полынь»;

перс. [ vermut].

Вино. Заимствование из латинского «vinum» — «вино» считается родственным со словами «вить, ветвь»;

перс. [ arb].

Виски. Заимствование из английского «whisky», восходит к кельтскому словосочетанию, имеющему буквальное значение «вода жизни» (по аналогии с французским «eau de vie» — «вода жизни, алкоголь», свою очередь образовано по аналогии с латинским «aqua vitae» — «вода жизни»);

перс. [ viski].

Кагор. Восходит к названию города Кагор «Cahors»;

перс. [ khorus].

Квас. Образовано от глагола «кысати» — «киснуть». Восходит к древнеиндийскому «kvathas» — «отвар»;

перс. [ kevs], [bkme].

Коктейль. Восходит к английскому «cоcktail», имеющему то же значение и составленному из двух элементов: «сосk» — «петушиный» и «tail»

— «хвост»;

перс. [ |koktel|kokteyl].

Компот. Заимствовано из французского «compote», восходит к латинскому «compositus», имеющему значение «сложный», «составной» (для приготовления компота используется несколько компонентов);

перс. [ kmpot], [ kompot].

Коньяк. Заимствование из французского, восходит к названию города «Cognac», где впервые был изготовлен;

перс. [ konyk], [konyk].

Кофе. Заимствование из английского «coffee», восходит к арабскому «qahwa», вероятно, было образовано по собственному имени страны, где это растение выращивалось — Каффы;

перс. [qahve].

Кумыс. Заимствовано из тюркских языков (в татарском находим кумыз— «кумыс»);

перс. [ ir-e mdiyn].

Ликер. Заимствовано из французского «liquer» — «наливка, напиток» от латинского «liquor» — «напиток, жидкость», образованного от глагола «liquere» — «течь»;

перс. [ likor] Лимонад. Заимствование из французского «limon»;

перс. [ limund].

Малага. Заимствовано из испанского, восходит к названию города Малага на юге Испании;

перс. [ mlg].

Молоко. Восходит к индоевропейскому праязыку. В литовском «malkas», в немецком «Milch», в английском «milk». Интересно, что первичное значение этого слова означает «жидкость»;

перс. [ ir].

Пунш. Заимствовано из английского «punch», восходит к хинди «раnc», имеющему значение «пять». Это числительное используется для названия пунша, поскольку в него входит пять составляющих:

«ром, лимон, сахар, пряности и вода» ;

перс. [ pon] сущ.

Рейнвейн. Заимствовано из немецкого «Rheinwein» (букв. — «рейнское вино») образовано сложением имени собственного «Rhein» — «Рейн» и существительного «Wein» — «вино»;

перс. [ ryen].

Сок. Очевидно, восходит к той же основе, что и глагол «сосать» (в латинском «sucus» — «сок», в немецком «saugen» — «сосать»);

перс. [ bmive].

Чай. Восходит к китайскому источнику «чай», заимствовано через тюркское посредство;

перс. [ y].

Шампаное. Восходит к названию французской провинции «Шампань», где его впервые и изготовили французские виноделы;

перс.

[mpn].

Шербет. Заимствовано из арабского « - питьевая» через турецкого перс. [ arbat].

Диаграмма № Холодные Ингредиенты блюда, 41% Напитки 16% Хлеб 5% Первые блюда Соус 2% 2% Десерт 19% Вторые блюда 9% В диаграмме №12 приведено процентное соотношение заимствований ЛСП «Еда/ »в русском языке на основе «Этимологического словаря русского языка» (Составитель Г.А. Крылов), персидские эквиваленты которых были выявлены в Персидско-русском словаре Ю.А. Рубинчика. К небольшой группе слов: Иваси, Сайда, Кутья, Винегрет, Сарделька, Гоголь моголь, Боржоми, Кагор, Квас, Ликер, Малага, Рейнвейн нами даны пояснения на персидском языке, хотя в Словаре Ю.А. Рубинчика их эквивалентов не было обнаружено.

2.3 Фонетико-семантические сходства заимствований ЛСП «Еда/ »в персидском и русском языках Процесс заимствования иноязычной лексики, как в русском, так и в персидском, активизировался в конце XX и начале XXI вв. в силу различных перемен в обществе: развитием печати, средств массовой комуникации и интернета. Создавшиеся условия способствовали изменению лексического состава персидского и русского языков, поменялся их коммуникативно-прагматический характер.

Отличительной особенностью развития данных языков на современном этапе является их поликонтактность, о чем свидетельствует появление заимствованной лексики из различных языков: английского, французского, немецкого, испанского, итальянского, японского и др.

Одним из аспектов освоения иноязычных слов является их фонетическая адаптация, которая, как указывает Н.С. Валгина, «протекает неравномерно и противоречиво, с трудно уловимой закономерностью»

[Валгина 2003: 56].

Как известно, процесс освоения заимствований со времененем ведет к подчинению произносительным нормам заимствующего языка. Тем не менее, иноязычные слова не всегда принимают законы фонетики заимствующего языка и поэтому, как отмечает В. П. Москвин, они «выделяются на фоне собственно русской лексики некоторыми особенностями своего произношения» [Москвин 2006: 16].

Заимствования могут быть непосредственными, из языка в язык, и опосредованными, через языки-посредники (барбекю - из испанского через английский, карамель – из испанского через французский).

Основными причинами заимствования, как принято считать в лингвистике, являются исторические контакты между народами;

заимствование новых предметов и реалий и необходимость их номинации;

языковой снобизм, мода;

экономия средств языка;

историческая обусловленность увеличения некоторых социальных слоев, использующих новые лексические единицы, приватность языка-источника, что иногда ведет к заимствованию из одного языка другими и появлению интернациональной лексики.

Пути проникновения слов из одного языка в другой могут быть прямыми и косвенными, к примеру, слово «авокадо» заимствовано русским языком непосредственно из испанского, а через английский оно вошло в персидский язык.

«Санскрит и русский язык очень похожие языки, и несомненно, русский язык произошел от санскрита». [http://istinaved.ru/vedy.html] «Украинский историк, этнограф и исследователь славянской мифологии Георгий Булашов, в предисловии одной из своих работ, где дает анализ санскрита и русского языка, пишет – «все главные основы языка родового и племенного быта, мифологических и поэтических произведений, являются собственностью всей группы индоевропейских и арийских народов.

И происходят из той, отдаленной поры, живая память о которой сохранилась до нашего времени в самых древних гимнах и обрядах, священных книг древнеиндийского народа, известных под названием веды».

В 1853 году русский ученый фольклорист А. Гельфердинг в книге о родстве славянского языка с санскритом пишет: «Язык славянский во всех своих наречиях сохранил корни и слова, существующие в санскрите. В этом отношении близость сравниваемых языков необыкновенна. Языки санскрит и русский не отличаются между собой ни какими постоянными, органическими изменениями звуков. Славянский не имеет ни одной особенности чуждой санскритскому.

Профессор из Индии, лингвист, большой знаток санскритских наречий, диалектов, говоров и т.д. Дурго Шастри на конференции в 1964 году в своем докладе, указывая на родство санскрита и русского языка, отметил, что русский является производным санскрита.

[http://istinaved.ru/sanskritirusskiy.html].

Персидский язык (фарси) входит в индоиранскую группу индоевропейской языковой семьи. Большинство лингвистов считает его эволюцией среднеперсидского языка – официального и литературного языка империи Сасанидов. Фарси – плюрицентрический язык, и его грамматика похожа на грамматику многих современных европейских языков.

Как известно, русские и иранские связи имеют тысячелетнюю историю, что оказало влияние на развитие их лексической системы. Изучение особенностей лексики иранских и славянских языков имеет давнюю историю. Иранские ученые в своих работах неоднократно обращались к данной теме. Как отмечают Х. Голами и Х.Р. Даду, «распространение иранцев на славянской территории оказало влияние на славянскую лексику»

[Голами 2009: 85]. Очень много слов перешли в категорию архаизмов либо были утеряны, но в то же время в язык вошло огромное количество новых, в том числе и заимствованных, слов.

Как отмечает Д.И. Эдельман, «такие слова («общие или просто похожие») могут быть действительно генетически общими (т.е. общими архаизмами или общими инновациями), но могут быть и заимствованными — непосредственно или через язык-посредник, — могут создаваться парал лельно по сходным моделям из единого индоевропейского корня и единых словообразующих элементов, могут иметь сходные семантические сдвига и т.д., но могут, наконец, быть и результатом простого совпадения» [Эдельман 2002: 142].

В данном параграфе приведены результаты этимологического анализа лексических единиц ЛСП «Еда/ »персидского и русского языков, рассмотренных с точки зрения фонетико-семантических сходств.

Сравнительный анализ позволил определить 4 пути заимствований лексических единиц, схожих с фонетической точки зрения:

Заимствования с общим корнем в заимствующем языке и языке источнике:

Как утверждает Д.И. Эдельман, «таким свидетельством, в частности, можно считать степень развитости этимологического гнезда, к которому относится то или иное слово. Как правило, в языке, заимствовавшем слово, оно либо является единичным представителем этимологического корня, либо имеет относительно мало родственных слов, мало производных (и они носят поздний характер), подчас ущербную (или нестандартную) парадигму.

В то же время в языке-источнике это слово может быть производным от более древнего корня и обладать богатым комплексом этимологических связей. В случаях, когда налицо факт распространения слова в разные языки, а экстралингвистические данные могут быть трактованы неоднозначно, эта — чисто лингвистическая — характеристика указывает на направление заимствования. При этом, естественно, в заимствующем языке данные слова могут представать уже трансформированными в фонетическом плане (применительно к системе заимствующего языка) и с семантическими сдвигами (применительно к ассоциациям заимствующего этноса и к лексической системе заимствующего языка)» [Эдельман 2002: 144-145].

– заимствование от санскр. [rkar].

Сахар – [ekar] Первоисточник – древнеиндийский корень sakhara – «песок, гравий», позже – «сахарный песок, сахар» (по названию пустыни Сахара). Отсюда и персидское akar, арабское sukkar, итальянское zucchero.

Перец - [felfel] – заимствование от санскр. [pippal].

Пунш – [pon] - от санскр. [pntch] - «пять», т.е. состоящий из 5-ти веществ. ср.: перс. [panj]. Напиток, приготовляемый из рома или водки, сахара, лимонного сока, чая или вина, разведенных горячей водой.

Лимон/лайм - [limu] - от перс. [ limun] через нов.-греч. или непосредственно из ит. limone;

родств. санскр. [nimb];

др. русск. Лимонъ.

Плов - [polo] - от перс. » «polov, от хинди «» [pulu | palu], которое восходит к санскр. «» [pulka-] в значении «вареный рис».

Таблица № Заимствующ Заимствующий Язык- Язык- Язык ий язык язык посредник источник посредник (русский) (персидский) [rkar] сахар греч. древ.перс. [akar|ekar] Заимствующ Заимствующий Язык- Язык- Язык ий язык язык посредник источник посредник (русский) (персидский) [pippal] перец лат. древ.перс. [felfel] [pntch] Пунш нем. англ. [pon] [nimb] лимон/лайм англ. древ.перс. [limu] [pulka-] плов турецкий древ.перс. [polo|pelo] Прямое заимствование персидским языком лексических единиц русского языка:

Взаимное сотрудничество Ирана с Россией способствовало повышению интереса иранских специалистов к русской культуре, и соответственно, к языку русского народа.

Как отмечают Х. Голами и Х.Р. Даду, «с повышением интереса к русскому языку, связанному с развитием торговых отношений между двумя странами, представители иранской молодежи получали образование в российских университетах, что вело к распространению русской культуры в иранском обществе» [Голами 2009: 81].

«Русская лексика обогащалась и пополнялась разными путями. Одни слова и термины проникали через переводную письменность и через грамотных людей, входя, сначала в пассивный, а потом и в активный словарь разговорной речи. Также и персидские слова. По мнению Эдельман в средние века через какой-то другой язык персидские слова перешли в русский и повлияли на культуру русского народа» [Голами 2009: 86-87].

Водка - [vodk] - По одной из гипотез, из польск. wdka, от woda;

восходит к общеслав. voda. По др. гипотезе, польск. слово представляет собой «усечнную» кальку лат. aqua vitae «живая вода».

Колбаса- [klbs] - Происходит от др.-русск. колбаса. Судя по вариантам с -ъl и -lо- в разных языках, есть основание думать о заимствовании. Источником могло быть тюркское klbasty «мясо, жаренное на рашпере, жареные котлеты». Возможно другое объяснение, если исходить из тюрк. герундия klbasa. Менее вероятно произведение из др.-еврейск. [ — kolbr] — «мясо, всякая плоть, живое существо».

Пирожки- [piraki] - Корень:

-пирож-;

суффикс:

-ок.

Пирог. От праслав. формы, от которой произошли: русск. пирог, укр. пирг, белор. пiрог, чешск., словацк. piroh, польск. pirog. Образование с суф. -оgъ — от pirъ. По другой гипотезе - праслав. руrоgъ, связанное с др.-русск. пыро "полба", откуда получено pirogъ в результате преобразования по народной этимологии. Это греческое заимствование имело слишком незначительное распространение.

Сухарь - [soxari] - От сухой;

чеш. suchar, слвц. suchar.

Борщ - [bor] - Произошло от названия растения: первоначально борщом назывался борщевик (не путать с заносным видом борщевик Сосновского, вызывающим ожог), съедобные листья которого использовались в пищу. По-видимому, распространнное мнение о том, что «бърщь» является старославянским названием свклы, следует отнести к народной этимологии, на украинский язык слово «свкла» переводится как буряк.

Таблица № Заимствующий язык № Язык-источник (русский) (персидский) водка [vodk] 1.

колбаса [klbs] 2.

пирожки [piraki] 3.

сухари [soxari] 4.

борщ [bor] 5.

«положение о разнообразных путях Учеными рассматривалось культурного воздействия на лексику — через «верхнюю», официальную культуру и через народные каналы, — которые способствуют распространению различных пластов лексики, притом что заимствования, проникавшие не через письменность, а через живое общение, … При исследовании общих лексических элементов приходится постоянно учитывать факторы места и времени возможных контактов» [Эдельман 2002:

143-144], о чем свидетельствует утверждение иранских лингвистов Голкара А. и др., «в диалектизмах северной части Ирана используется группа русских заимствований, отсутствующие в официальном языке» [Golkar А. 2012: 67].

Щука - [ek] - Происходит от праслав. формы, от которой в числе прочего произошли: др.-русск. щучина «мясо щуки» (ХV в.), укр.

щука, болг. щука, сербохорв. штука, словенск. ka, чешск. tika, словацк. ukа, польск. szczuka.

Белуга - [bulke] - Из бел- с суф. -уга из -oga;

ср. польск. pstrag "форель".

В современном русском языке «белуга» (Beluga) означает «рыбу семейства осетровых».

Селдка - [soludk] - Заимств. из др.-сканд. sild, sild;

из сьлдъка, сьлдь, укр. селедець, оселедець "селедка;

козачий чуб", блр. селедзец, польск. ledz., др.-шв. sild "сельдь", шв. sill, норв. Sil. От сьлдь (уменьш. сьлд, -те) происходит сельдятка "Salmo coregonus", колымск. (Богораз), потому что эта рыба внешне немного похожа на сельдь (Богораз).

Калач - [ql] - От праслав. формы, от которой в числе прочего произошли: др.-русск. колачь, укр. колач, болг. колач «каравай», сербохорв. колач, чакавск. kol, чешск., словацк. kol «пирог», польск. kоасz «пшеничная лепешка, калач», в.-луж. kоа, н.-луж.

kоас. Судя по круглой форме, произведено от kolo (см. колесо).

Остр - [ster] - Общеславянская современная форма, из esetrъ, суф.

производного от того же корня, что и ость, острый. Остр буквально — либо "рыба с цепами", либо, что более вероятно, «остротелая» (по форме тела).

Семечко - [semeke] - Происходит от существительного «семя», далее от праслав. формы sm, от которой в числе прочего произошли:

др.-русск. см «семя, потомство», ст.-слав. см (др.-греч.

;

род. мн. сменъ), укр. сiмя, белор. семя, болг. семе, сербохорв. сjеме (род. п. -ена, словенск. sme (род. п. -mеnа, чешск.

sim, словацк. sеmеnо, польск. siemi, в.-луж. symjo, н.-луж. sее, полаб. sem, semen. Праслав. sm, -еnе родственно др.-прусск.

sеmеn ср. р. «семя», лит. smens, smenys « льняное семя» (откуда фин. siemen «семя»), лат. smen, -inis ср. р. «семя, род, потомок», Smnes «божества сеяния» (Саrm. Arv.), др.-в.-нем. sm, далее см.

сеять, сею.

Таблица № Заимствующий язык № Язык-источник (русский) (персидский) щука [ek] 1. белуга [bulke] 2.

селдка [soludk] 3.

калач [ql] 4.

остр [ster] 5.

семечко [semeke] 6.

Прямое заимствование русским языком лексических единиц персидского языка либо косвенное, при помощи языка-посредника:

Как отмечает в своей книге Д.И. Эдельман, «увязывание наличия отсутствия лексических общностей с этнокультурой и историей носителей иранских и славянских языков подчеркивается в литературе неоднократно»

[Эдельман 2002: 143].

Как указывают иранские лингвисты Х. Голами и Х.Р. Даду, лексические единицы персидского языка перешли в русский путем прямого заимствования и «многие носители русского языка часто употребляют персидские по происхождению слова, даже и не подозревая, что они не русские: алый, амбар, арбуз, аршин, бадья, базар, баклажан, балаган, бахча, жасмин, караван-сарай, кафтан и так далее»

[Голами 2009: 86].

Мы согласны с Х. Голами и Х.Р. Даду, которые утверждают, что исследователи словаря Фасмера, как и сам Фасмер, который многие персидские слова принимает за турецкие, не всегда бывают правы, например, турецкими по происхождению считают такие иранские слова, как алыча, инжир [Голами 2009: 89]. В ходе исследования нами выявлено и проанализировано 20 заимствований «пищевой тематики» персидского происхождения.

Алыча – [lue] - состоит из двух частей: «алу» - «слива» и уменьшительно-ласкательного суффикса «-ча». Слово алу в свою очередь состоит из «ал» - «красный» и конечного «-у»

Арбуз - [tarbuz] - заимствовано из таджикского «тарбуз» через татарский, восходит к персидским «харбузе, кумбузе», где «бузе»

означает «сладкий плод», «хар» - «большой»;

«кум» - «незрелый», «тар» - «мокрый»;

перс. [ tarbuz].

Баклажан - [bdemjn] – из персидского через турецкий patlydzan, вост.-тюрк. patingn.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.