авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«ТАДЖИКСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ На правах рукописи МАХДИИ МУХАММАДБЕГИИ КОСВОИ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Груша - [golbi] - предположительно древнее заимствование. Принимая во внимание колебания в начале слова, заимствовано с курдского korei, kurei, относящегося к иранской группе языков.

Зира — [zire] - слово персидского происхождения, может быть переведено как «семя», «сперма».

Инжир – [anjir] - где [an] в древнеперсидском означало «семя», ср.:

[angur] [, anr] [, anbe].

Кебаб - [kabb] - кабаб, кабоб, от перс. « — жареное мясо».

Кишмиш – [keme] -от древнеперсидского (авест.) [ kejmej].

Кунжут - [konjed] - Происходит от персидского слова «конджед».

Ревень - [rivs] - возводится к перс. [rivand], через тур. rvnd.

Сабза - [sabze] « - сорт изюма», вост. Происхождения, от перс. sbz «зеленый».

Самса - [sanbuse] - или самоса, самбуса – иранское или перс.

sanbus – «треугольник». В древнем Иране женский платок из-за формы также называли sanbus.

Тут - [tut] - происходит от тюркск., ср.: тур., азерб., чагат., тат. tut «тутовое дерево»

Фисташки – [peste] - Существует две версии этимологии слова: 1.

Происходит от звука, издаваемого при созревании плодов, т.н.

ономатопея, звукоподражание. В персидских диалектах существуют: [ pestak][ /pisteh/pistak] (Абрешами М.Х.);

2. От пехлевийского [ pozustak] - «открытая пасть», где под влиянием исторической ассимиляции звук [z] перешел в [s] (Кахлан Дж.М.).

Хурма - [xorm] – заимствовано из персидского.

Чапати – [apti] - от (чапат) «шлепок» по способу прикрепления теста к печке.

Шафран – [zafern] - древнеперсидское состоит из двух частей:

«за» - от «рожать» и «» от «удалять, изгонять», т.е. «изгонять плод», т.к. излишнее употребление шафрана приводит к выкидышу.

Корневое (п) под влиянием арабского перешло в (ф).

Шемая - [h mhi] - из персидского языка, является сложением слова h — «шах» и mhi — «рыба». Букв. шемая — «королевская рыба».

Шептала - [aftlu] – заимствовано из персидского через турецкий ftaly «персик».

Шпинат – [esfenj] - из древнеперсидского ([ )espnx].

Таблица № Заимствующий Язык-источник № Язык-посредник язык (русский) (персидский) алыча азербайджанский [lue] 1.

арбуз таджикский [tarbuz] 2.

баклажан турецкий [bdemjn] 3.

груша курдский [golbi] 4.

Зира персидский 5. [zire] инжир турецкий [anjir] 6.

кебаб турецкий [kabb] 7.

кишмиш персидский [keme] 8.

кунжут турецкий [konjed] 9.

ревень турецкий [rivs] 10.

сабза турецкий [sabze] 11.

самoса таджикский 12. [sanbuse] тут турецкий [tut] 13.

фисташки турецкий 14. [peste] хурма турецкий [xorm] 15.

чапати таджикский [apti] 16.

шафран араб.

17. [zafern] шемая персидский [h mhi] 18.

шептала турецкий [aftlu] 19.

шпинат нем. [esfenj] 20.

Заимствование лексических единиц других языков, эквивалентных в персидском и русском языках с точки зрения фонетико семантического сходства:

«При контактах родственных языков в древности возможны не только лексические заимствования как таковые, но и видоизменение исконных слов в фонетическом или семантическом аспекте под воздействием другого языка и т.п. В результате некоторые общие слова трактуются различными исследователями по-разному: как исконные родственные или как заимствованные, причем с указаниями на различные источники (или посредников) заимствования» [Эдельман 2002: 142].

В данном параграфе рассмотрен лексический материал, включающий заимствования из различных языков, используемые как в русском, так и в персидском языке.

Заимствования из английского языка 1.

7-up [seven p] - seven up: по названию одного из лекарств 7-up, куда входил цитрат лития, добавляемый в напиток.

бигмак - [big mag] - Big Mac: big большой + Mac отчество (от Mc в Макдональдс).

бифштекс - [biftek] - Beefsteak: Beef с латинского bos «Бык» + stikna 'Быть жареный' из древнескандинавского.

грейпфрут - [girpforut] - Grapefruit :от Grape «виноград» + fruit «фрукт»;

плоды грейпфрута часто собираются в грозди, напоминающие формой грозди винограда.

кока-кола – [kok kol] – Coca-Cola : состоит из двух частей:

сокращенная форма «кока» от «кокаин» + колы, ореха, завезенного рабами из Африки, используемого как стимулятор.

коктейль - [koktel|kokteyl] – / Cocktail: сосk «петушиный» + tail «хвост»

пепси –[pepsi] - Pepsi : по названию ингредиента напитка – «пепсина».

пудинг - [puding] - pudding: (c начала XIV века), вероятно, из зап. герм. pud- «набухать».

ростбиф - [rost bif] - roast-beef : сложение roast «жарить» и beef «мясо».

сандвич- [sndevi] – Sandwich: по имени графа Сэндвича (1718-92), который ел пищу в таком виде, чтобы не покидать игровой стол.

спрайт – [esperyt] - Sprite: по имени Спрайт-Бой, мальчика-эльфа с серебряными волосами, который носил вместо шляпы пробку от напитка.

фанта – [fnt] - Fanta: сокращенная форма от «fantastic», т.к. напиток появился на свет благодаря человеческой фантазии и помог спасти от разорения местный бизнес.

чипсы - [ips] – chips : из английского forcippian' – «урезать, отрезать».

Таблица № Заимствующий Заимствующий Язык- Оригинальная Язык язык язык (русский) посредник форма посредник (персидский).англ 7-up [севен ап] англ. [seven p] 7-up бигмак англ. англ. [big mag] big mac бифштекс англ. франц. [biftek] beefsteak грейпфрут англ. англ. [girpforut] grapefruit кока-кола англ. англ. [kok kol] coca-cola коктейль англ. англ. [koktel] cocktail пепси англ. англ. [pepsi] pepsi пудинг англ. англ.

pudding [puding] ростбиф англ. англ. [rost bif] roastbeef сандвич англ. англ. [sndevi] sandwich спрайт англ. англ. [esperyt] sprite фанта англ. англ.

fanta [fnt] чипсы англ. англ. [ips] chips 2. Заимствования из арабского языка : – от «зафара» - «дуть».

зефир - [zefir] калья –[qaliye] : – от «кипеть», т.е. «мясо в кипящем бульоне».

кофе - [qahve] : – от имени эфиопского региона Каффы.

сумак - [somq] : – из сирийского языка summq (' - )красное'.

табуле - [tabule] : – tabble из арабского слова taabil «приправа».

фалафель - [falfel] : – falfel слово составлено из трех частей «Fa», «L», и «Fel» («много бобов») [falfel] или множественное число от [ felfel], «перец».

халва - [halv] « : – сладкий».

шербет - [arbat] « : - питьевая».

Таблица № Заимствующий Заимствующий Язык- Оригинальная Язык язык язык (русский) посредник форма посредник (персидский) зефир греч. армянский [zefir] калья Турецкий араб. [ghaliye] кофе араб. араб. [ghahve] Заимствующий Заимствующий Язык- Оригинальная Язык язык язык (русский) посредник форма посредник (персидский) сумак нем. араб. [somgh] табуле араб. араб. [tabule] фалафель араб. араб. [falfel] халва араб. араб. [halv] шербет турецкий араб. [arbat] 3. Заимствования из венгерского языка гуляш - [gulsh] - gulyas : на венгерском означает «стадо», а также «пастух».

паприка - [pprik] – paprika : уменьшительное из хорватского «papar»

- «перец».

Таблица № Заимствующий Заимствующий Язык- Оригинальная Язык язык язык (русский) посредник форма посредник (персидский) гуляш венг. gulys франц. [gulsh] паприка венг. англ.

paprika [ pprik] 4. Заимствования из греческого языка кавьяр - [xvyar] - [khaviari]: ср.-греч., из нов.-греч.

"яйцо" или.

кефаль - [kefl] - [kfalos]: "кефаль" образовано от kephale – "голова". Буквально – "головастая", что соответствует внешнему виду этой рыбы.

кулич - [kolue] – [koulki]: от «хлеб круглой или овальной формы».

макароны - [mkroni] – [zymarika] : пища, сделанная из ячменя, «варево из ячменной муки или крупы».

маргарин - [mrgrin] - [margarni ]:означает жемчужина»

мармелад - [mrmld] [ / mrmeld] - [mli m lo]: meli мед‘ + m lo яблоко‘«варенье из айвы».

сардина [srdin] - возможно, от - [sardlla]:

Средиземноморского острова Сардинии.

Таблица № Заимствующ Язык- Оригинальная Язык- Заимствующий ий язык посредник форма посредник язык (персидский) (русский) кавьяр украинский рус. [xvyar] кефаль греч. рус. [kefl] кулич греч. рус. [kolue] макароны итал. франц. [mkroni] маргарин франц. франц. [mrgrin] мармелад франц. франц. [mrmeld] сардина франц. франц. [srdin] 5. Заимствования из испанского языка барбекю - [barbiqu] – Barbacoa: «деревянная структура на постах».

ваниль - [vanil] - vainilla: «чехол;

ваниль», уменьш. от vaina «ножны, футляр;

влагалище», из лат. vagina «ножны, чехол;

влагалище», далее из праиндоевр. wag- «раскалывать, кусать»

тортилья - [tortil] - tortilla : «круглая лепшка».

Таблица № Заимствующий Заимствующий Язык- Оригинальная Язык язык язык (русский) посредник форма посредник (персидский) барбекю англ. англ. [barbiqu] barbacoa ваниль исп. франц. [vnil] vainilla тортилья исп. исп. [tortil] tortilla 6. Заимствования из итальянского языка брокколи [borukli] – «Капуста, росток, глава»;

- Broccolo:

уменьшительное от Brocco «стрелять, росток».

вермишель - [vermishel] - Vermicello: уменьшительное от verme «червь».

капучино - [kpuino] – Capuchin: «капюшон».

конфета - [knfet] - confetto : буквально «приготовленное» (в сахаре) — производное от confettare «приготовлять в сахаре» лат. conficere «изготовлять» (от facere «делать».

лазанья -[lzniy] - Lasagna : первоначально означало «кастрюля для приготовления пищи»;

«lasagna» происходит от греческого «» («ласана») или «» («ласанон»), что означает «горячие пластины» или «выставлять на горшок». Слово было позднее заимствовано римлянами как «lasanum», что означает «котл для приготовления пищи». Итальянцы затем использовали слово, чтобы сослаться на блюдо, которое в настоящее время известно как лазанья. По другой теории, слово «lasagna»

происходит от греческого («лаганон») — вид плоской листовой пасты из теста.

лимонад – [limund] – limonata: «лимонная вода».

паста – [пст] - paste : «тесто, пирог», из поздн. лат. pasta;

дальнейшая этимология, вероятно, связана с др.-греч. «солный».

пицца - [pitz] - pizza: возможно из греческого («питта», «торт», «пирог"), от древнегреческого (Pissa, «шаг»).

помидор - [pmidor] – pomodoro: из pomo - «яблоко» + oro - «золото».

салями – [slmi] - salame: мн. ч. от salame «колбаса, салями», из вульг.

лат. salamen, далее из гл. salare «солить», восходит к класс. лат. sal «соль».

эспрессо - [esperso] - Espresso: от эспрессо «pressed out (coffee)» «выдавливается»;

от латинского exprimere «выдавить».

Таблица № Заимствую Заимствующий Язык- Оригинальная Язык щий язык язык посредник форма посредник (русский) (персидский) брокколи итал. итал. [borukli] broccolo вермишель итал. франц. [vermishel] vermicello капучино итал. итал.

capuchin [kpuino] конфета итал. рус. [knfet] confetto лазанья итал. итал. [lzniy] lasagna Заимствую Заимствующий Язык- Оригинальная Язык щий язык язык посредник форма посредник (русский) (персидский) лимонад франц. франц. [limund] limonata паста итал. англ.

paste [пст] пицца итал. франц. [pitz] pie помидор итал. рус.

pomodoro [pmidor] салями итал. англ. [slmi] salame эспрессо итал. итал. [esperso] espresso 7. Заимствования из китайского языка кетчуп - [kap] - [k-chiap]:«рассол рыбы (а именно лосося)».

чай - [y] - [a]: В ряде индо-иранских и тюркск. языков заимств.

сев.-кит. вариант;

ср.: турецк. ay, крым.-тат., тат., кирг., алт. аi «чай», уйг. ча, монг. аi;

отсюда - русск., болг., укр., белор. чай, сербск. чај, чешск., словацк., словенск. aj, греч.. В то же время южнокит. (минь-нань) вариант произношения (t) послужил источником зап.-европ. названиям чая — франц. th, итал. t, исп.

t, англ. tеа, нем. Tee, нидерл. thee, норв. te и др. Распространенной формой чай происходит от персидского [ chy], что вытекает из Mandarin cha, которая проходила по суше в Центральной Азии и Персии, где слово получило суффикс-уi персидского языка, прежде чем переходить на русский, арабский, урду, турецкий и др. языки.

Таблица № Заимствующий Заимствующий Язык- Оригинальная Язык язык язык (русский) посредник форма посредник (персидский) кетчуп англ. англ. [kap] чай кит. кит. [y] 8. Заимствования из латинского языка ацидофилин - [acidofilin] - Acid-loving : «кислота любящих».

барбарис - [barbris] - Barbaris : «род раковины». Растение получило свое имя по сходству его плода с раковиной. Заимствовано из латыни, где в Средние века переоформилось из арабского «berbaris» — «берберская раковина»;

перс. [ barbris], [zerek].

витамин - [vitmin] - Vitaminum: новообразование польского ученого К. Функа путем сложения лат. vita «жизнь» и хим. amin (суф.

производного от сокращенной основы слова ammiak).

Таблица № Заимствующий Язык- Оригинальная Язык- Заимствующий язык (русский) посредник форма посредник язык (персидский) ацидофилин лат. франц.

acid-loving [acidofilin] барбарис лат. греч. [barbris] barbaris витамин лат. франц. [vitmin] vitamine 9. Заимствования из немецкого языка вафля - [veifer] - Waffel: «вафля» нов.-в.-нем. Wabe — пчелиные соты, ячейка. В основу названия положено внешнее сходство клетчатой поверхности вафли с пчелиными сотами.

вермут - [vermut] - Wermut «полынь», далее от др.-в.-нем. wermot «полынь».

гамбургер – [ hamburger] – Hamburger: происходит от названия города Гамбург Hamburg килька- [ kilk] – kilu: Заимствовано из эстонского. Предположительно, слово является эстонским заимствованием из немецкого «Kiel» «киль». Объясняется формой рыбки, напоминающей киль корабля.

шницель - [ shenitsel] - Schnitzel : суф. производное от schnitzen — "вырезать". Шницель буквально значит «вырезка».

Таблица № Заимствующ Язык- Оригинальная Язык- Заимствующий ий язык посредник форма посредник язык (персидский) (русский) вафля нем. англ. [veifer] waffel вермут нем. франц. [vermut] wermut Заимствующ Язык- Оригинальная Язык- Заимствующий ий язык посредник форма посредник язык (персидский) (русский) гамбургер нем. англ. [hamburger] hamburger килька нем. рус. [kilk] kiel шницель нем. нем. [shenitsel] schnitzel 10. Заимствования из турецкого языка долма - [dolme] – dolma: производное от dolmak «наполниться»

пахлава – [bqlav] – baklava: возможно производное от bklme «твист»

чебурек- [burak] - berek: где оно является сложением чыг «мясо рубленое» и брк «пирожок» и буквально значит «пирожок с мясом»

шаурма/ шаварма - [verm] - evirme: «поворот»

шашлык - [ilik] [ / elik] – ilik: «i» - «штык»+«- lik» для вертела.

Таблица № Заимствующ Заимствующий Язык- Оригинальная Язык ий язык язык посредник форма посредник (русский) (персидский) долма тюркский тюркский [dolme] dolma пахлава тюркский тюркский [bqlav] baklava чебурек тюркский berek тюркский [burak] шаварма тюркский evirme тюркский [verm] шашлык тюркский ilik тюркский [ilik] 11.Заимствования из французского языка ананас - [nns] – ananas: которое происходит через порт. anans из тупи (Бразилия) anana;

см. Лве, ("отлично фрукты") антрекот - [ntorokot] -entrecte: далее из entre «между» + cte «ребро».

багет - [bget] – baguette : «багет, рейка», далее из итал. bacchetta «палочка» от bacchio «палка» из лат. baculum «палка», далее из праиндоевр. bak- «палка».

бисквит - [biscuit] - biscuit : biscuit «галета, бисквит» лат. biscoctus, сращения bis «дважды» и coctus «печеный».

Бульон - [boi yon] – bouillon: «отвар» образовано от глагола «bolir»

— «варить, кипятить».

десерт - [deser] - dessert: «убранный со стола;

десерт», прич. прош.

от desservir «убирать со стола», далее из des- + servir, из servire «быть рабом;

служить», далее из servus «подневольный;

раб, невольник;

слуга», далее от неустановленной формы, предположит.

этрусского происхождения желатан - [eltin] – gelatine: восходит к латинскому «gelatus» — «замороженный», прич. к глаголу gelare «замораживать».

желе - [ ele] - gele: «сгусток», прич. прош. от geler «застывать», далее из лат. geltus «замрзший», от gelare «замораживать», от gelu, gelus «мороз, лд».

канапе - [knpe] – canape : «диван, канапе;

ломтик поджаренного хлеба с какой-либо закуской», из ст.-франц. conop «полог кровати», далее из лат. conopium «полог для защиты от комаров», восходит к др.-греч. «кровать с пологом», из «комар, москит».

карамель - [krmel] – caramel: «жженый сахар» от исп. саrаmеlо, лат.

саnnа mellis "сахарный тростник".

компот - [kmput] [ /komput] – compote: восходит к латинскому compositus, имеющему значение "сложный", "составной" (для приготовления компота используется несколько компонентов), а компот, таким образом, оказывается в тесном родстве с такими словами, как композиция, компонент и т. и. заимствованное из французского языка слово, восходящее к латинскому composita (от глагола componere – «складывать, составлять».

коньяк - [konyk] [ / konyk] – cognac: по названию города Коньяк (Cognac) во франц котлета - [kotlet] – costelette: уменьш. от cte (ст.-франц. coste) «ребро»

«рбрышко;

отбивная».

кофе-гляссе - [kfe gelse] - glac : ледяной, замороженный — холодный напиток на основе кофе, с добавлением мороженого. В качестве посуды обычно используется стеклянный стакан или фужер.

крем – [kerem] - crme: «крем, сливки» «мазь» восходит к греч.

chrisma «мазь», производному от chri «умащаю, смазываю».

майонез - [myonez] -mayonnaise: географического происхождения и связано с названием города Маон.

маринад - [marinad] – marinade : «класть в морскую воду, солить».

мусс – [muc] - mousse: «пена», далее из mulsum «вино с мдом, мд (напиток)», далее родств. mel «мд», далее восходит к праиндоевр.

mlh-it. Производное от mousser «пениться».

оливье –[oliviye] – Olivier: Назван в честь повара Люсьена Оливье.

(Lucien Olivier) омлет –[omlet] – omelette: восходит к lamette «тонкая пластинка», суф.

производному от lame «тонкая пластинка, лезвие, полоса».

пастила – [пстil] – pastilla: уменьшительное от «pasta» — название кондитерского изделия «пат», заимствование из французского «pate», восходит к латинскому «pasta» — «тесто».

пюре - [pure] – рurее: от глагола «purer»- «очищать», восходит к латинскому «purаrе», имеющему то же значение и образованному от «purus» —«чистый».

рагу –[rgo] – ragouter: «отведывать».

салат – [sld] - salade: итал. salata "соленая" (зелень), суф.

производного от salare "солить". от латин. соль.

сосиска – [sosis] - saucisse: «сосиска», из лат. salsicia — то же, из лат. salsus «солный», далее от sal «соль» (восходит к праиндоевр.

sal- «соль»).

соус - [sos] - sauce: «соус, подливка;

приправа», из лат. salsa «солное кушанье», от salsus «солный», далее из salire «солить», далее из sal «соль» (восходит к праиндоевр. sal- «соль»).

суп - [sup] - soupe: встречается в значении «кусочки хлеба, которые кладут в молочную похлбку». Источник франц. слова — галлором.

suppa;

предположит. из вост.-германск.;

ср.: готск. supn «сдобрять специями» от латин. suppa.

суфле – [sufle] -souffle: Слова суфле и суфлр имеют мало общего по значению, но происходят оба от французского (выдох, дуновение) от латин. suffler фондю - [fundu] - fondre : расплавленный, растаявший, плавить, лить;

плавиться лат. fundere -- лить;

отливать, плавить проливать.

шампанское- [mpn] - Champagne: по названию исторической провинции во Франции эскалоп- [esklop] – escalope: ст.-фр. eschalope скорлупа ореха.

эскимо - [eskimo] – esquimau: «эскимос, эскимосский, эскимо», далее из индейского, предположительно алгонкинского языка;

ср. abe.

askamiciw «едящий сырое». Французское esquimau известно с г., как название шоколадного мороженого — с 1922 г. «мороженое в шоколадной глазури».

Таблица № Заимствующ Язык- Оригинальная Язык- Заимствующий ий язык посредник форма посредник язык (персидский) (русский) ананас нем. франц. [nns] ananas антрекот франц. entrecte франц. [ntorokot] багет франц. франц. [bget] baguette бисквит франц. англ. [biscuit] biscuit бульон франц. франц. [boi yon] bouillon Заимствующ Язык- Оригинальная Язык- Заимствующий ий язык посредник форма посредник язык (персидский) (русский) десерт франц. франц. [deser] dessert желатин франц. франц. [eltin] gelatine желе франц. франц. [ele] gelee канапе франц. canap франц. [knpe] карамель франц. франц. [krmel] caramel компот франц. франц. [kmput] compote коньяк франц. франц. [konyk] cognac котлета франц. ctelette франц. [kotlet] кофе-гляссе франц. франц. [kfe gelse] glace крем франц. crme франц. [kerem] майонез франц. франц. [myonez] mayonnaise маринад франц. франц.

marinade [marinad] мусс франц. франц.

mousse [muc] оливье франц. франц. [oliviye] olivier омлет франц. франц. [omlet] omelette пастила франц. франц.

pastilla [пстil] пюре франц. франц.

puree [pure] рагу франц. франц. [rgo] ragouter салат франц. франц. [sld] salade сосиска франц. франц. [sosis] saucisse соус франц. франц.

sauce [sos] суп франц. франц. [sup] soupe суфле франц. франц.

souffle [sufle] фондю франц. франц.

fondre [fundu] шампанское франц. франц. [mpn] champagne эскалоп франц. англ. [esklop] escalope эскимо франц. франц. [eskimo] esquimau 12. Заимствования из других языков киви - [kiwi] – kiwi: или актинидия китайская, которую местные жители называли «минхаутау» или «обезьяний персик», получило современное название от имени небольшой бескрылой птицы киви, живущей на островах Новой Зеландии и украшающей герб этой страны. Заимствовано из язык маори.

авокадо - [avocado] - aguacate: Происходит от исп., из науатль ahuacatl.

какао - [kku] – cacaua: Происходит от науатль cacahuatl «какао». В ряде европейских языков слово заимств. через исп. cacao. Русским языком заимствовано через нем. Kаkао или из испанского сасао.

виски –[viski] – whiskybae: из гэльск. uisge beatha «вода жизни, живая вода». Далее от праиндоевр. wodor (wedor, uder), от корня wed (вода), от которого тж. произошли русск. вода, англ. water, нем.

Wasser, др.-греч., шотл., ирл. usquebaugh «виски» и мн. др.

суши - [sui] - [Sushi]: Из японского через англ. sushi. originally refers (narezushi, «рис ферментированный с сырой рыбой».

кефир –[kafir] - kefir: Происходит от кавказского, однако первоисточник с определенностью не установлен. Мегрельское. Kipuri «простокваша, приготовляемая в мехе»;

балкарск. gр «кефир», осет. ppu «кефир;

грибки кефира».

кекс - [keyk] – cake: «пирожное» путм характерной для заимствований из английского языка транслитерации из формы мн. ч. (ср. баксы, рельсы, джинсы).

шоколад –[shokolt] - xocoltl: От науатль «горькая вода». Первичное заимствование из исп. chocolate. Русское шоколад, начиная с Петра I, формы на ч- — из итал. сiоссоlаtа, на ш- — через нем.

Schokolade.

Таблица № Заимствующи Заимствующий Язык- Язык Язык-источник й язык язык (русский) посредник посредник (персидский) киви англ. маори англ. [kiwi] авокадо исп. науатль англ. [avocado] какао исп. науатль франц. [kku] виски англ. шотландский англ. [viski] суши англ. японский англ. [sui] кефир кавказский северокавказский англ. [kafir] кекс англ. скандинавский англ. [keyk|kik] шоколад нем. науатль франц. [shokolt] Существуют признаки, позволяющие определить, из какого именно языка было заимствовано слово. К примеру, фонетической приметой заимствований из персидского языка через тюркские языки является сингармонизм гласных, в русском языке дающий повторение одной и той же гласной в слове: кунжут, кишмиш, баклажан. Другой приметой заимствований являются сложные слова, состоящие в языке-источнике из двух или более частей, но заимствованные как одно самостоятельное слово, например, слово «шашлык» произошло от тюркской языковой группы и состоит из двух частей: «шиш» означает «штык», «пика» и конечного «-лык» – для, т.е. для вертела. Таким образом, «шашлык» в буквальном смысле — это кушанье, жаренное на вертеле. А также слово «алыча», заимствованное из персидского, состоит из двух частей, где конечное «-ча»

используется как уменьшительно-ласкательный суффикс.

Конечно, заимствование вещей, а затем слов или понятий через них не является единственным путем их проникновения. Иногда причины необходимо искать и в языке, заимствующем эти лексемы. Выявлено, что очень много слов проникают в язык, даже если в нем есть эквивалентные по значению слова, они могут употребляться наряду с исконными словами, а иногда могут вытеснить их.

К примеру, слово «суп», заимстованное и русским, и персидским языком, вытеснило русское исконное «похлбка», а в персидском – « [»urb]. Слово «спагетти», заимстованное из итальянского языка «spago», в русском языке означает - «нитка», в персидском - « [ »rete].

Несмотря на исконное значение, в обоих языках используется в значении «итальянское блюдо из теста».

Как отмечает С.И. Бахтина, «Лексико-семантическая адаптация заимствованной лексики включает в себя следующие аспекты:

а) заимствование слова с мотивировочным признаком в основе, когда семантика заимствований прослеживается при их сравнении с прототипами.

В основе таких заимствований может лежать:

- дословный перевод, - ассоциативные связи, - наименования в честь кого-либо или чего-либо, - наличие основного ингредиента;

б) расширение значения слова:

- увеличение семантического объема и заимствуемого в данный период слова, и ранее заимствованного слова, - развитие переносных значений у ранее заимствованного слова на русской почве;

в) сужение значения заимствованного слова;

г) пополнение синонимических рядов;

д) ресемантизация лексических единиц;

е) расширение словоупотребления и терминологизация лексики;

ж) калькирование» [Бахтина 2008: 32-33].

В настоящее время в лексическую систему, как русского, так и персидского языков, проникает большое количество лексем, пополняющих семантическое поле «Еда/,» что обуславливает наличие различных вариантов и их структурного разнообразия. Как отмечает в своей работе С.И. Бахтина, «в XX веке наряду с общими для XVIII, XIX и XX вв.

структурными разновидностями (транслитерированные заимствования, совпадающие структурно с прототипами, транслитерированные заимствования с наращением: транслитерированные заимствования с отсечением исконных аффиксов)». Мы согласны с С. И. Бахтиной в вопросе выделения специфичных разновидностей заимствований в русском языке, соответствующие эквиваленты которых нами были выявлены и в персидском языке:

- транслитерированные заимствования в упрощенной форме (бигмак [ big mag], арбуз - [ tarbuz]);

- транслитерированная неизменяемая лексика (фондю - [ fundu], суфле- [ sufle] карамель — перс [ krmel]).

Грамматические, фонетические и некоторые другие явления в разных языках могут не совпадать, так как процесс заимствования иноязычной лексики - это сложное взаимодействие грамматических, фонетических, семантических систем различных языков. При переходе в другой язык, как в русский, так и в персидский, заимствования подвергаются обработке, приспосабливаются к нормам и законам заимствующего языка: они подвергаются семантическому и морфологическому, графическому и фонетическому освоению. Чуждые языку звуки либо заменяются другими, либо исчезают. К примеру, в русском языке отсутствует придыхательный звук [h], который наряду с другими есть и в персидском языке. При заимствовании слов с этим звуком он заменяется и передается либо как [г] ([hamburger] - гамбургер) или как [х] ([halv] - халва ). В словах, заимствованных из других языков на месте j иногда произносятся два звука [дж]: джем (англ. jam), иногда – один звук [ж]: инжир (перс. [ anjir], кунжут - [ konjed]).

Необходимо отметить, что процессу заимствования подвергаются не все лексические единицы. Некоторые слова сохраняют свойственные им морфологические и фонетические особенности. Иногда в некоторых словах сохраняется произношение твердых согласных перед е: шербет - [arbat], пюре – [ pure], коктейль - [ / koktel|kokteyl], отсутствует аканье: какао –[kko], эспрессо - [esperso] ;

некоторые заимствованные русским языком существительные не изменяются: виски [ viski], желе - [ele], вермут- [vermut] и др.

Иногда при заимствовании происходит изменение грамматических форм числа. К примеру, форма множественного числа слова «пирожки» в персидском языке употребляется в значении единственного числа.

Диаграмма № из англ.

из араб.

12% 8% из других языков из венг.

из франц. 8% 2% 34% из греч.

7% из турец. из исп.

6% 3% из нем. из итал.

3% из лат. 10% из кит.

5% 2% Выводы Как видно из диаграммы № 13 в данном параграфе были подвергнуты сравнительному анализу более 200 лексических единиц заимствованой лексики семантического поля «Еда/,»отобранных путем случайной выборки из различных словарей, большая часть которых из «Этимологического словаря русского языка» (Сост. Г.А Крылов). В персидском языке эквиваленты лексем были выявлены в «Персидско русском словаре» Ю.А. Рубинчика.

Анализ заимствованной лексики семантического поля «Еда/ »

персидского и русского языков позволил сделать вывод, что наиболее многочисленную группу составляют лексемы, заимствованные из французского и английского языков, абсолютным лидером среди которых являются французские заимствования;

второе место занимают заимствования из анлийского языка. Небольшой процент составляют заимствования из латинского, испанского, итальянского, немецкого, тюркского, греческого и др. языков. Наряду с типичными заимствованиями встречаются и нестандартные, «гибридные», заимствования нового поколения, содержащие в своем составе основы разных языков и возможность сочетания внутри лексем семантического поля «Еда/ »элементов разных языков подчеркивает их международность.

Обогащаясь за счет заимствований, как русский, так и персидский языки, несомненно, сохраняют своеобразие и неповторимый национальный характер.

Анализ показал, что использование заимствований с той же фонетикой, вопреки мнению некоторых лингвистов, не только приемлемо, но и подтверждает идею о том, что в будущем многие языки могут быть похожими.

Глава III.Сравнительный анализ пословиц, поговорок и фразеологизмов ЛСП «Еда/ »в персидском и русском языках 3.1 Сравнительный анализ пословиц и поговорок ЛСП «Еда/ »в персидском и русском языках Народная мудрость – опыт, накопленный в период развития человечества. Каждому народу присущи те или иные манеры поведения, менталитет и особенности общения. Помимо всего остального в языке каждого народа присутствует набор пословиц и поговорок, которые составлялись в течение многих столетий и являются воплощением всей истории развития народа. В пословицах и поговорка заключена сущность народного бытия, сложившаяся в период существования и развития.

Детальный анализ пословиц позволяет понять, как и чем живет народ. Как известно, пословицы - огромный пласт культуры, и без него жизнь народа была бы не полной.

Пословицы и поговорки являются истинным воплощением народной мудрости. В них народ «высказывает себя живее и сильнее, нежели все описания сторонних наблюдателей» [Снегирев 1831:3].

Пословицы — краткое, ритмически организованное изречение, вошедшее в речь и носящее поучительный смысл. В них на протяжении многих столетий народ обобщал свой социально-исторический опыт. Годами наблюдая за поведением живых существ и природными явлениями, проводя аналогии и замечая, что они повторяются: Пустая бочка громче гремит - ср.

, люди создали свои собственные (преднаучные) системы для управления природой и психоанализа. Пословицы интересны не только как исторический материал, но и как практическое руководство в современной жизни.

Поговорки — устоявшееся словосочетание или фраза, образное, меткое выражение, которая не употребляется самостоятельно. Поговорки употребляются в речи для придания яркой художественной окраски ситуациям, фактам, вещам. Например, медвежья услуга – ср..

Пословицы и поговорки — меткие, образные выражения, в краткой форме, выражающие мудрые мысли народов. Многие русские и персидские пословицы и поговорки состоят из двух соразмерных, рифмующихся частей.

Им свойственна ритмическая окраска, необычное звуковое оформление, каждое из них несет свою смысловую нагрузку. Часть пословиц и поговорок была заимствована из художественных произведений - сказок, песен, повествований и рассказов. Некоторые из них были взяты из Библии и Корана. Например, изречение из Библии Господь даде, господь и отья было переведено с церковнославянского языка на русский: Бог дал, Бог взял. – ср.

( букв.: Халву Лантарони, пока не съешь, не узнаешь, Лантарони - в Коране означает «никто никогда не может увидеть меня»).

Иногда в народе говорят «Халва Тантанони».

В отличие от поговорок пословицы носят более высокий обобщающий смысл. Часто поговорки являются частью соответствующей пословицы:

Дадут хлебца, дадут и дельца – ( букв.: Дай хлеба – и приказывай).

Функция обобщения и систематизации житейского опыта, присущая любым пословицам, оказывает воздействие и на их лексический состав:

компоненты пословиц приобретают более обобщнное значение по сравнению с теми же единицами в свободном употреблении. Иными словами, любым пословицам присущ признак компликативности, т.е. «специфического осложнения семантической структуры», отражающего в них «итоги познавательной деятельности человека» [Гаврин, 1974:104].

Сервантес пояснил пословицы «коротким выражением, порожденным долгим опытом». Некоторые из них на самом деле происходят от тех образных моральных советов и устойчивых сравнений, которые идут с древнейших времен (Сам кашу заварил, сам е и расхлбывай – ср.

( букв. Каждый должен отвечать за последствия своих поступков) Пословицы, являясь достоянием целого народа, стали народным изречением. В них выражается мнение целого народа, его оценка и ум. Они отражают стремления, идеалы народа, его суждения о различных сторонах жизни. Пословицы живут в речи, и только в ней емкие пословицы приобретают свой конкретный смысл.

Пословицы и поговорки создавались в течение многих веков, переходили от одного поколения к другому, поддерживали жизненный уклад народа, способствовали укреплению духовного и нравственного облика народа и выражали мысли, к которым народ пришел через многовековой опыт. С течением жизни появлялись новые и забывались старые поговорки, но оставалось наиболее ценное, имеющее значение и для следующих эпох.

Широкое распространение и долголетие пословиц способствовало тому, что их часть, теряя свое прямое значение, приобретала переносное: Яблоко от яблони недалеко падает;

От яблони - яблочки, а от сосны - шишки – ср.

( букв.: Каково семя, таков и порей, каков отец, таков и Хасан). Часто существует несколько вариантов пословиц с одним и тем же значением: В чужой лодке всегда больше рыбки;

В чужих руках кусок больше кажется;

В чужих руках калач слаще;

В чужих руках пирог велик;

Дешева рыба на чужом блюде;

Соседская курица гусыней кажется – ср.

[ morq-e hamsye qze].

Проблемы, затронутые в пословицах и поговорках охватывают все сферы деятельности человека без исключения: они включают все сферы человеческой жизни, людских помыслов, надежд и оценок ближних.

В формировании социально-исторических особенностей, как в реальной жизни, так и в культурном мышлении народа огромное значение имеют моральные идеалы, отраженные в пословицах и поговорках. Они являются ключом к правильному восприятию ососбенностей того или иного языка. И поэтому при изучении того или иного языка непременно должно обращаться к пословицам и поговоркам, как к ценнейшим образцам языка.

В то же время в пословицах и поговорках разных народов присутствует много интернациональных мотивов и тем, так как народам разных стран, свойственны схожие стремления и моральные идеалы.

Поэтому, исследование персидских и русских пословиц и поговорок дает возможность значительно расширить знание, как русского, так и персидского языков, позволяет ознакомиться с некоторыми фактами и обычаями истории России и Ирана, понять нравственные устои и заповеди, а также приобщиться к общечеловеческим ценностям и научиться понимать народную мудрость.

Как было отмечено, пословицы и поговорки возникли в процессе трудовой деятельности наших предков. В глубокой древности в жизни людей появлялись изречения о мире, о его разнообразных особенностях, о природе, о взаимоотношении человека с окружающей средой. В самом начале своего зарождения пословицы и поговорки были тесно переплетены с жизнью и бытом людей, выражали их мысли, основанные на повседневных наблюдениях. Связанные с определенными явлениями и событиями, они постепенно переходили в сферу абстрактных логических мышлений, выражающих характерное для всего сообщества умозаключение. Персидской пословице (букв.: Два повара - и еда пересолена или недосолена) в русском языке было обнаружено следующее соответствие с семантическим значением «безответственность»: у семи нянек дитя без глазу.

Передаваясь из поколения в поколение, пословицы и поговорки шлифовались, закреплялись, обретали устойчивость и переходили из уста в уста, не теряя при этом своей связи с той эпохой, которая способствовала их происхождению. И сегодня в пословицах и поговорках разных народов можно найти следы далекого прошлого. Например: Эти щи из Царь-града пеши шли - ( букв.: Кто ест заработанный своим трудом хлеб, тот не нуждается в благодеяниях Хатама Таи). Лаконичность, ритмичность и особенно краткость афоризмов способствовали тому, что они легко запоминались и в дальнейшем передавались без особых изменений. Поэтому по сравнению с другими жанрами, афоризмы менее подвергались влиянию нового времени. На сегодняшний день существует множеством афоризмов, характеризующих древность и сохранивших много архаических моментов.

Несмотря на все это каждая следующая эпоха способствует пополнению арсенала пословиц и поговорок новыми, созданными под влиянием социально-экономических и бытовых условий жизни народа. Одним из основных источников возникновения пословиц и поговорок являются реальная жизнь, историческая действительность, так как афоризмы отражают почти все события, происходящие в жизни народа.

Их появление в древности было связано с потребностью, интересами и характером общества, которое нуждалось в своеобразном языковом оформлении важных жизненных ситуаций, трудового опыта людей, их мировосприятия. В те времена, когда отсутствовала письменность, пословицы и поговорки играли весьма важную роль, в устойчивой и краткой форме они передавали основные положения этических, нравственных и эстетических норм человеческого общества и являлись своеобразным сводом неписанных законов, о чем свидетельствуют дошедшие до наших дней пословицы и поговорки, имеющие нравоучительно-назидательный характер: Хлеб-соль дружбу водит, а ссору выводит.

- ср. ( букв.: От любви и колючка расцветает);

Жить чужим умом - ( букв.: Есть свой хлеб за чужим столом).

Несмотря на то, что время не стоит на месте (Вс течт – вс меняется – ср. [ dar hamie ro yek pne nemiarxad]), потребность людей увековечить мудрость не становится меньшей. Анализ пословиц и поговорок показал, что некоторые известные изречения в оригинале либо были, либо со временем стали не совсем такими, какими они употребляются теперь. Устное народное творчество, переходя от одного поколения к другому, может и лишиться какой-то части, и преобразиться семантически. А иногда в зависимости от настроения или новых реалий их значение меняется нашими современниками. Например:

Ни рыба, ни мясо, ни кафтан, ни ряса;

Хлеб на стол – и стол престол, а хлеба ни куска – и стол доска;

«Спасибо» на хлеб не намажешь – из «спасибо» шапку не сошьшь;

Мала морозилка, да влазит бутылка;

Нет лучше эклектики, чем в винегретике;

Бутерброд? Идет он в рот;

Ложечку за маму, рюмочку – за папу;

Держи брагу в тепле, а пиво – в холоде;

Яйца курицу не красят;

Таракан не огурец, но тоже хрустит;

Друг познается в еде;

Аппетит приходит во время еды, а счет – после;

Чаще аппетит приходит во время отсутствия еды.

Являясь отражением ментальных структур в живом народном языке, пословица также занимает важное место в «симболарии культуры» (Телия, 1999:21). Вопрос о статусе паремий в теории языка, об отношении единиц паремиологии к фразеологии вызывает много споров и дискуссий.

Небывалый интерес к паремическим формам языков (шаблонам, разговорным штампам, фольклорным образованиям, фразеологизмам и т.д.) обусловлен фундаментальными тенденциями развития культуры на современном этапе, причм это касается не только в области лингвистических дисциплин, но и культурологии, философии, семиологии и этнографии [Сидоркова 1999].

Пословично-поговорочные изречения, «проявляя минимальную степень коммуникативной автономии, могут выступать... как тексты (высказывания), однако их воспроизводимый характер и неупотребительность в отрыве от контекста (в силу малоинформативности) сближают их с единицами языка» [Сидоркова 1999: 4], то есть пословицы и поговорки занимают срединное положение между фразеологизмами (типа сращений, единств, штампов) и паремиями (типа сказок, басен, песен).

Несмотря на то, что пословицы и поговорки формально выступают в виде предложений, в аспекте своего функционирования они принципиально отличаются от предложений. Одно из отличий слова от предложения Г.Райл видит в том, что предложение по своему употреблению не является определнным. «Мы можем спросить, знает ли какой-то человек, как следует и не следует употреблять определнное слово. Но мы не можем спросить, знает ли он, как употреблять определнное предложение. Предложение не имеет роли, которую оно могло бы снова и снова исполнять в разных пьесах» [Райл 1998:166-167]. Исходя из этого рассуждения, учные рассматривают вопрос о правильном употреблении определнной пословицы или поговорки.

Следовательно, «последние по своему конструктивному статусу входят в тот же ряд, что и слова» [Сидоркова 1999:4].

По В.Л. Архангельскому, пословицы и поговорки представляют собой две разновидности устойчивых фраз - фразеологизмов, обладающих структурой предложения (1964).

А.В. Кунин полагает, что главным лингвистическим признаком пословиц, впрочем, как и других фразеологических единиц, является устойчивость: структурно-семантическая устойчивость, устойчивость употребления, лексическая устойчивость, семантическая устойчивость, морфологическая и синтаксическая устойчивость [Кунин 1964]. Остаться без хлеба (фраз.) - [ nun-e jor od].

Следующим лингвистическим признаком пословицы, как и фразеологических единиц, по А.В. Кунину, является переосмысленность (1964). Под переосмыслением понимаются не только метафорический или метонимический переносы, но и вообще неравноценность общего значения пословицы содержанию соответствующего переменного предложения (и, конечно, механической сумме лексических и грамматических значений е компонентов) [Буковская, Вяльцева 1990]. Переосмысление, понимаемое таким образом, объединяет как образные единицы, так и пословицы с буквальным значением компонентов. В экономной, сжатой форме пословицы передают гораздо больше информации, чем лежит на поверхности, что видно, например, из пословицы Тишь да гладь, да Божья благодать - [ b az b tekn nemixorad].

В комплексе они способны характеризовать основные правила этики, выработанные в разное время, но сохранившие свое значении в наши дни.

«Связь между формой и содержанием пословицы не менее тесная, чем у традиционного фразеологизма, она лишь несколько иного порядка. Е фразеологичность базируется не только на закреплнности, но и на обобщнности значения. Являясь преимущественно назидательным изречением, пословица носит глубоко прагматический характер;

выражая традиционный взгляд на вещи, она обнаруживает глубинное родство с концептами русской культуры, характеризуя поразительную ментальную «гибкость» народа» [Савельева 2006: 161].

Пословица, соединяя в себе черты как фразеологически связанного, так и свободного сочетания, является ценным материалом для лингвокультурологического анализа, поскольку е значение, как отмечает Н.Н. Семененко, «сохраняя историческую актуальность, реализуется и как вневременное» [Семененко 2000:101]. Отсутствие личной, временной и пространственной конкретизации значения пословицы, а также е поликонцептуальные свойства позволяют восстановить посредством комплексного анализа структуры е значения ряд особенностей национальной картины мира.

Комплексный анализ семантической структуры учитывает наличие у пословицы слитного значения, соотносимого с одним или несколькими концептами, а также принимает во внимание двукомпонентность композици пословицы. «Семантическая упорядоченность» пословицы базируется на «естественной последовательности мотивирующей и мотивированной частей» [Тарланов 1993:168]. Таким образом, перефразированная пословица не теряет смысла как высказывание, но перестат быть пословицей, поскольку именно на «семантической упорядоченности», так тесно связанной с синтаксисом, основана е фразеологичность. В то же время когда человек слышит такую фразу, всегда при разговоре, к случаю ему приходит на память та или иная пословица.

Рассмотрев более двух тысяч русских и персидских пословиц и поговорок, мы отобрали пословицы и поговорки, относящиеся к теме «Еда/,»к которым затем были подобраны пословицы и поговорки с тем же значением в персидском языке. Анализ позволил разделить эти пословицы и поговорки на три группы:

В первой группе - мы поместили русские и персидские пословицы и поговорки с одинаковым значением, содержащие названия продуктов и напитков в обоих языках:

Голодной курице все просо снится – Масло с водой не смешать – В ступе воду не толкут – На халяву и уксус сладкий - (а также: ( букв.: Готовый уксус лучше, чем неготовая халва), ( букв.: Пощечина лучше, чем халва, которой нет).

В мутной воде хорошо рыбу ловить - Дал бог ротик - даст и кусочек – ( букв.: Кто дал зубы, тот даст и хлеб) (а также: Родится роток - родится и кусок;

Родись человек - и краюшка хлеба готова;

Бог даст день, даст и пищу).

«Спасибо» на хлеб не намажешь – ( букв.:

Похвала никому не заменит хлеба).

Хлеб наш насущный: хоть черный, да вкусный. – (букв.: И ячменная лепшка - дар Божий).

Рыба гнит с головы – ( букв.: Вода у истока мутная).

Молоко на губах не обсохло – ( букв.: Его рот пахнет молоком).

Сытый считает звезды на небе, а голодный думает о хлебе – ( букв.: Голодному снится лепешка Сангак).

В Тулу – со своим самоваром - ( букв.: Везти тмин в Кирман (где его очень много).

Без обеда не красна беседа. - ( букв.: Сначала поешь, затем говори).

Зелен виноград – не сладок - :

( букв.: Баба не достав сливу, сказала: кислое мне нельзя )(а также: ( букв.: Кошка не достав мясо, сказала:Фу-фу! Воняет!).

Сам не едал, но видел, как барин едал - ( букв.: Хоть и не ели пшеничный хлеб, но видели его у других).

Катается как сыр в масле – ( букв.: Его хлеб - в масле).

На безрыбье и рак рыба;

Съешь морковку, когда яблока нет- ср.

( букв.: Там, где нет фруктов, свекла – царь цитрусовых) или ( букв.: Там, где нет мяса, свекла – герой).

Во второй группе - пословицы и поговорки с одинаковым значением, где названия продуктов питания или напитков присутствуют лишь в русском языке:

В поле и жук мясо;

Добра снедь и редька, коли нет рыбки – ср.

[ dar biybn lenge kaf ham ne‘mat ast].

От капусты бежал, да на брюкву попал – ср.

[ az le dar mad be h oftd].

Станешь есть и мед, как голод проймет;

Больному и мед не вкусен, а здоровый и камень ест – ср.

[ gone bi sang ham mixori] Хлеб-соль – оплатное дело;

Хлеб-соль – замное дело;

Хлеб-соль платежом красна– ср.

[ har mehmni ye pas ddani ham dard].

Одни сласти есть - горечи как узнаешь– ср.

[ savre qam-e piyde nemidnad].

Сытый голодному не товарищ;

Сытый голодного не разумеет, бедный богатому не верит;

Сытый голодного, а богатый бедного не знает – ср.

[ sir az gorosne xabar nadrd].

Это еще цветочки, а ягодки впереди – ср.

[ kojao didi in tze avvalee].

Яблоку негде упасть – ср. [ jye suzan andxtan nist].

Хлеба к завтрему оставляй, а не дела – ср.

[ kr-e emruz r be fard mayandz].

Чтобы рыбку съесть, надо в воду лезть;

Без труда не вытащишь и рыбку из пруда - ср.

[ agar tvus xhi jur-e hendustn kei] В брюхе солома, а шапка с заломом;

Шапка в рубль, а щи без круп – ср. ( букв.: Пустой карман, а амбиции высоки) В муке не без отрубей;

Без костей и рыбки не съешь – ср.

[ har goli xri drad].

Слово к ответу, а хлеб – к обеду – ср.

[ har soxan ji va har nokte makni drad].

Без заботы и репу не вырастишь;

– ср.

[ nmborde ranj ganj moyassar nemiavad].

Тот же блин, да на другом блюде;

Та же щука, да под хреном –ср.

[ xar hamon xare plune avaz ode].

В третьей группе – пословицы и поговорки с одинаковым значением и наличием наименований продуктов питания или напитков лишь в персидской части:


( букв.: не вс что круглое - орех) - Не вс то золото, что блестит.

( букв.: плохой баклажан и черви не едят) - Зараза к заразе не пристат.

( букв.: запахло его халвой, т.е. которая готовится на его поминках) - Дышит на ладан.

( букв.: сказав «халва-халва» сладость не почувствуешь) - Сладки твои речи, да не лизать их;

Гляденьем сыт не будешь.

( букв.: в драке халву не подают) - В драке волос не жалеют.

( букв.: год ешь хлеб с пореем – всю жизнь ешь хлеб с маслом) – Летний день год кормит.

( букв.: одной рукой два арбуза не поднять) - За двумя зайцами погонишься – ни одного не поймаешь.

( букв.: не поев горячего обжг рот) - Без вины виноватый.

( букв.: ни одна молочница не скажет:

моя простокваша кислая) - всяк кулик свое болото хвалит ( букв.: не умирай, козочка, придет весна с дынями и огурцами) - Ждать у моря погоды.

( букв.: ни верх лука, ни низ лука) - Ни к селу, ни к городу;

Ни телом, ни душой.

( букв.: яблоко пока падает на землю тысячу раз перевернется) - Баба с печи летит – семьдесят семь дум передумает.

( букв.: от него вода не нагреется) - С него взятки гладки.

( букв.: ни тесто, ни пресный хлеб) - Когда густо, когда пусто.- (а также: (букв.: ни очень солоно, ни без соли) ( букв.: с его рук даже вода не капнет) - У него зимой и снега не выпросишь.(а также: ( с его рук даже пшено не упадет).

( букв.: съев соль, разбить солонку) - У Фили пили, да Филю и побили.

( букв.: вылитая вода в кувшин не вернется) - Что упало, то пропало.

( букв.: чтоб твоему хлебу быть верхом, а тебе – пешим) - Чтоб тебе ни дна ни покрышки.

(букв.: Сегодня у тебя есть хлеб насущный. Зачем печалиться о завтрашнем дне?) - В среду съедим, а в четверг не гляди. ( букв.: Качи лучше, чем ничего. «Качи»

- жидкая кашица из муки, масла и сахара) - Лучше мало, чем ничего.

( букв.: Пеки хлеб, пока печь горячая) - Куй железо пока горячо.

Таким образом, анализ показал, что как в русских, так и персидских пословицах и поговорках наблюдается смысловая близость, и их объединяет сходство процессов мышления и общечеловеческое гуманное начало.

Возможно, поэтому у большого количества русских пословиц есть параллели в персидском языке. Более того, некоторые из них совпадают дословно: Пословица беседу красит - ср. ( букв.: Пословица – приправа языка).

Более трети пословиц и поговорок, рассмотренных нами, содержат наименования продуктов питания и напитков, которые иногда не связаны с темой «Еда/.»Очень часто такие пословицы и поговорки носят воспитательный характер, они учат человека с самого раннего возраста преодолевать трудности: Терпи горе, пей мед – ср. (букв.: Если подождать, из кислого винограда можно приготовить халву).

Огромная часть пословиц содержит в себе советы и пожелания:

( букв.: Сотвори благое дело, чтоб ни вертел не сгорел, ни шашлык) - И волки сыты, и овцы целы.

Иногда пословицы и поговорки персидского и русского народов совпадают лишь по смыслу. Но каждая из них содержит свои географические и предметные реалии.

3.2 Сравнительный анализ фразеологизмов ЛСП «Еда/ »в персидском и русском языках Вопрос концептуализации и категоризации мира считается одним из важнейших в современной лингвистике. Человеческая деятельность связана с непрерывным восприятием, переосмыслением и переработкой различной информации, и это находит свое выражение в виде языковых единиц, которые отражают полученные знания. В процессе мыслительной деятельности происходит структурирование не только отдельных образов, но и различных ситуаций. «Многие понятия получают языковое выражение, а языковые средства являются способом вербализации и опредмечивания понятия. Практически все явления действительности, связанные с жизнью человека – его рождение, развитие, особенности характера, умственной деятельности, внешности, интересов и т.д. – находят отображение во фразеологических единицах (далее ФЕ) любого языка» [Шевченко 2013: 320].

«В языке любого народа важную функцию выполняет фразеологический корпус, являющийся уникальным материалом, отражающим национальное своеобразие языка, особенности культуры и менталитета народа» [Наскурова 2008: 86].

В семантике ФЕ отражается длительный процесс развития культуры народа, от поколения к поколению передаются культурные установки, стереотипы, эталоны и архетипы. При анализе особенностей культурной коннотации мы исходим из постулата о том, что система образов, закреплнных во фразеологическом составе языка, служит своеобразной «нишей» для кумуляции миропонимания, она связана с социальной, духовной и материальной культурой данной языкового сообщества, следовательно может свидетельствовать о культуре и традициях народа. Это положение служит исходной гипотезой нашего исследования ЛСП «Еда/.»

Как известно, язык является отражением действительности той или иной общности (конечно, по своей языковой системе), поэтому при рассматривании языковых явлений необходимо учитывать его оригинальность и уникальность. Языки отличаются друг от друга не только лексикой (лексическими и фразеологическими единицами), фонетикой и грамматикой, но и своей национально-культурной спецификой восприятия мира: окружающей среды, явлений, элементов и свойств. Такое членение составляет национально-языковую картину мира, которая отражается в специфических образах, отражающих восприятие действительности представителями той или иной культуры. Анализ национальных черт и образов, приписываемых наименованиям блюд и напитков в русской и иранской культуре, помогает восприятию языка во взаимосвязи с культурой русского и иранского народов.

Фразеологический состав языка В.Н. Телия сравнивает с зеркалом, в котором идентифицируется национальное самосознание лингвокультурной общности, при этом разные типы фразеологизмов по-разному отражают культуру (1996). Во внутренней форме многих фразеологизмов содержатся смыслы, придающие им культурно-национальный колорит. «Фразеологизм сбоку припку (о чм-то ненужном, необязательном) возник из реальной ситуации печения хлеба, когда сбоку основного каравая возникают наплывы из теста, которые в пищу не употребляются. Семантику таких фразеологизмов можно интерпретировать с позиций ценностных установок и стереотипов, свойственных ментальности нации, т.е. в терминах национальной культуры:

тесто, отделившееся от основного каравая, не может быть использовано в пищу, т.к. оно пригорает и покрывается коркой;

следовательно, наросты сбоку каравая не нужны, это плохо» [Савельева 2006: 148].

Считается, что культурный аспект фразеологизмов, в значении которых огромную роль играет денотативный аспект, легче понять и объяснить. В таких фразеологизмах одним либо несколькими компонентами являются наименования предметов национальной культуры, например: печь как блины (создавать что-либо быстро, в большом количестве и, обычно, плохо) – ср.

[ mst mli kardan];

развесистая клюква (небылица, выдумка, в которую нельзя поверить) – ср. [ doruq-e xdr];

щи лаптем хлебать (об очень простом человеке) - ср. [ dam-e sdeh luh];

заварить кашу (затевать неприятное или хлопотливое дело) - ср. [ mesle xar tu gel mndan];

дешевле пареной репы (ничего не стоит, чрезвычайно дшево) - ср. [ mesle b xurdan], тртый калач (очень опытный или хитрый, хорошо знающий людей человек, который не даст себя обмануть и всегда найдт выход из трудного положения) - ср. [gorg-e bron dideh].

В отличие от персидских в лексическом составе русских фразеологизмов содержится указание на кулинарно-гастрономический аспект материальной культуры данного народа – блины, клюква, щи, каша, репа, калач и т.д.

Значения таких фразеологизмов были сформированы с учтом экстралингвистической специфики семантики данных лексем. Так, способ приготовления блинов быстр и прост, чтобы приготовить даже большое их количество, требуется сравнительно мало времени;

щи - слишком простая народная пища;

каша в древности была обрядовым блюдом, и варили е сообща сразу несколько семейств, что было довольно сложно и хлопотно;

репа до появления в России картофеля была самым распространнным видом овощей и входила в повседневный рацион крестьянского населения;

тртым калачом называют человека, которого «терла» и «мяла» жизнь, поскольку «тртый калач - это калач, приготовленный из особого теста, которое долго трут и мнут, чтобы при выпечке получился пористый мякиш» [Фелицына, Мокиенко 1990: 61].

Исследование языковых средств, содержащих культурно-значимые смыслы, является одним из приоритетных направлений современной лингвистики. Поскольку фразеологический состав отражает специфику когнитивной деятельности членов языкового социума, он признан наиболее прозрачным для изучения воплощаемых средствами языка концептов культуры. Л.Ю. Буянова и Е.Г. Коваленко интерпретируют фразеологические единицы как «ментально-когнитивные знаки, формирующие фразеологическую картину мира посредством специфических мыслительных процедур категоризации, объективации, структурации, языковой концептуализации» [Буянова, Коваленко 2004: 3].

Любая сфера человеческой деятельности имеет свою специализированную номинирующую лексику, свои термины, которые проникают иногда, особенно в переносном значении, в литературный язык.

Человеческая речь не способна адекватно передавать вс стороны, богатство жизни с е взаимоотношениями, все чувства и мысли. Будучи краткими, живыми, разговорными, афоризмы, меткие, удачные поговорки, созданные членами языкового сообщества, занятыми в различных сферах деятельности, отражая жизнь, всегда применяются в выразительной речи. Эти метафоры и фразы являются неотъемлемой частью их профессиональной лексики.

Некоторые из этих выражений, употребляясь в другой ситуации, в дальнейшем получали более широкое значение.

Выразительный и самобытный «кулинарно-гастрономический язык», «язык пищи», как русского, так и персидского языков, полон специфических выражений, которые, будучи переосмысленными, получили широкое распространение: толочь воду в ступе (выполнять бессмысленную работу) – ср. [ b dar hvng kubidan];


каша в голове – ср.

[ sare bu qorme midahad];

вода у самого истока мутная – ср.

[ b az sareme gel lude];

расхлбывать кашу – ср.

[ xudet poxti xudet boxor] ;

каши не сваришь – ср.

[ ben b ham dar yek joy nemiravad];

ловить рыбку в мутной воде – ср. [ az b gel lud mhi migirad];

забывать хлеб-соль [ namak xurde va namakdun ekaste];

молоко на губах не обсохло – ср. [ hanuz dahane ir пальчики (пальцы) оближешь- ср.

buye midahad];

[ az xumazegi angotat ro ham mexori] и др.

Фразеологические единицы, отражающие национальную культуру своими прототипами, рассказывают об особенностях быта народа, описывают определнные обычаи и традиции, передают специфику национального фольклора и художественной литературы и т.д.;

живая вода, молочные реки, кисельные берега, задать перцу, демьянова уха, щлкать как семечки, несолоно хлебавши, пуд соли съесть;

[tu b namak xbndan] [az b kare migirad] [aval bee, ba‘d begu binamake] [boro kake tu besb] [t tanur garme nuno beasbun] [daste namak nadrad] [sare buye qurme sabzi mide] [qure naode maviz ode ast] [fekre nn kon ke xarboze be] [felfel nabin e rize bekan bebin e tize] [kse dqtar az ] [na be un xamiri, na be in fatiri] [hi baqli nemige mste man tore] [be rixte be kuze nayyad] [ftbe lagan haft dast mo nhr hii] [bezr dare kuze be ro boxor]. Фразеологизмы - это «сгусток культурной информации» [Маслова 2001: 55]. Их функция - выражение оценочно-эмоционального отношения к фактам и явлениям.

Формальная возможность передачи русских фразеологизмов на персидский определяется характером соотношения между лексическими единицами рассматриваемых языков, что позволяет выделить следующие случаи корреляции ФЕ:

1. Русский фразеологизм имеет равноценный эквивалент, т.е.

сооответствующий фразеологизм.

Ср.: Стоячая вода тухнет – [b ke yekj bemnad migandad].

голодный сытому не товарищ - [sir qam-e gorosne naxurad] 2. Русский фразеологизм не имеет полного соответствия, но возможна его передача на персидский с помощью варианта или аналога, т.е.

функционально подобного фразеологизма.

Ср.: сам не едал, но видал, как барин едал - [naxurdim nun-e gandom m didim dast-e mardom] в браке волос не жалеют [tuye dav halv xeyrt nemikonnd] купается как сыр в масле [ nune tu roqane] сладки твои речи да не лизать их [b halv halv guftan dahan dam irin nemiavad] Собака на сене - [na xud xoram na kas daham gande konam be sag deham] терпи горе, пей мд [gar sabr kuni ze qore halv szi] без вины виноватый [ naxurde va dahane soxte] у голодного брюха нет уха [dame gorosne din va iman nadrad] у него снега средь зимы не выпросишь [yek arzan az daste nemioftad] 3. Русский фразеологизм передатся нефразеологическими средствами, т.е. не имеет ни эквивалентов, ни аналогов в персидском языке.

Например: Щелкать зубами -прост. сильно голодать;

как (будто, словно, точно) воды в рот набрал - (будто) онемел, лишился дара речи.: :

[goftand : xarbuze mixori y hendovne goft har dovneh]. [ham Xod r mixhad va ham xorm] Анализ показал, что рассмотренные фразеологические единицы составляют достаточно стройную семантическую систему в структуре персидского и русского языков. Во многих случаях фраземы персидского и русского языков отличаются образностью, своей внутренней формой, источниками происхождения. Однако, несмотря на это, в рассмотренных фразеологических системах наблюдается наличие большого количества аналогий.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ При проведении сравнительного анализа единиц лексико семантического поля «Еда/ »персидского и русского языков были ис пользованы элементы наблюдения и сопоставления, проведена этимологизация лексического материала, а также применен метод компонентного анализа с точки зрения частеречной сочетаемости. Большой объем материала позволил достигнуть высокой степени объективности исследования. В процессе анализа полевой подход нашел свое отражение не только при исследовании лексики, но был применен и при изучении пословиц и поговорок, а также фразеологических единиц, что, как нам кажется, еще раз подтверждает универсальность полевого подхода при изучении самых разнообразных явлений языка.

По нашим наблюдениям существует незначительное количество статей, посвященных сравнительному анализу ЛСП «Еда/» в персидском и русском языках.

В первой части Главы II был проанализирован языковой материал ЛСП «Еда/ »персидского и русского языков (1302 лексемы) из поваренных книг «Большая Энциклопедия России» (818 лексем) и «Ketb-e Mosttb-e shpazi: az sir t piyz» (484 лексем).

С позиции тематической соотнеснности лексический материал был распределен на 10 групп.

В диаграмме № 11 (см. выше) лексем, представленных в ЛСП «Еда/,»как в русском, так и персидском языках максимально представлены лексические единицы 1-ой группы. Второе место занимают лексемы 4-ой группы, причем в русском языковом материале их удельный вес выше, чем в персидском. Как в персидском, так и в русском языках наименьшую группу лексем составили лексические единицы 8-ой группы. В 9-ой группе в отличие от персидского было выявлено вдвое меньше русских лексем. В 6-ой группе в количественном отношении русские наименования значительно превосходят персидскую лексику, что позволяет высказать предположение о большей значимости для русской языковой картины. В рассматриваемом материале в частотном списке лексем лексические единицы 3, 7 и 8-ой групп в обоих языках имеют одинаковый удельный вес.

Показательно, что полностью соответствует количественное соотношение персидских и русских единиц.

Сравнительный анализ общего количества лексем рассматриваемых языков показал наличие сходства лексических единиц с наименованиями блюд и напитков.

Во второй части был проанализирован лексический материал (более 4200 слов) «Этимологического словаря русского языка» (Составитель Г.А.

Крылов), где было выявлено более 200 русских лексем ЛСП «Еда/.»

Анализ показал, что 133 лексемы из них являются заимствованиями из различных языков, персидские эквиваленты которых были выявлены из Персидско-русского словаря Ю.А. Рубинчика. Несмотря на отсутствие их эквивалентов в Словаре Ю.А. Рубинчика, нами даны пояснения на персидском языке. Языковой материал был разделен на следующие микрополя: Ингредиенты, Первые блюда, Вторые блюда, Холодные блюда, Десерт, Хлеб, Напитки. У небольшого количества рассмотренных лексем были выявлены фонетико-семантические сходства. Это подтолкнуло автора прибегнуть к анализу других источников с целью выявления аналогичных лексических единиц семантического поля «Еда/.»Последующий этимологический анализ позволил выявить более 100 наименований блюд и напитков из различных источников, разделенные затем на следующие группы:

1. Заимствования с общим корнем в заимствующем языке и языке источнике.

2. Русские заимствования в персидском языке.

3. Персидские заимствования в русском языке.

4. Русские и персидские заимствования из других языков, похожих с точки зрения фонетико-семантического сходства.

Анализ заимствованной лексики четвертой группы позволил сделать вывод, что наиболее многочисленную группу составляют лексемы, заимствованные из французского и английского языков, абсолютным лидером среди которых являются французские заимствования;

второе место занимают заимствования из английского языка. Небольшой процент составляют заимствования из латинского, испанского, итальянского, немецкого, тюркского, греческого и др. языков. Наряду с типичными заимствованиями встречаются и нестандартные, «гибридные», заимствования нового поколения, содержащие в своем составе основы разных языков. Возможность сочетания внутри лексем ЛСП «Еда/ »

элементов различных языков подчеркивает их международность.

Грамматические, фонетические и некоторые другие явления в разных языках могут не совпадать, так как процесс заимствования иноязычной лексики - это сложное взаимодействие грамматических, фонетических, семантических систем различных языков. При переходе в другой язык, как в русский, так и в персидский, заимствования подвергаются обработке, приспосабливаются к нормам и законам заимствующего языка: они подвергаются семантическому и морфологическому, графическому и фонетическому освоению. Чуждые языку звуки либо заменяются другими, либо исчезают.

Как русский, так и персидский, обогащаясь за счет заимствований, несомненно, сохраняют своеобразие и неповторимый национальный характер.

Анализ языкового материала показал, что использование заимствований со схожей фонетикой, вопреки мнению некоторых лингвистов, не только приемлемо, но и подтверждает идею о том, что в будущем многие языки могут быть похожими.

В первой части Главы III были рассмотрены более двух тысяч русских пословиц и поговорок, относящиеся к теме «Еда/,»к которым в дальнейшем были подобраны персидские эквиваленты с тем же значением.

Анализ позволил разделить их на три группы:

В 1-ой группе - наличие наименований продуктов питания и напитков в эквивалентных персидских и русских пословицах и поговорках.

Во 2-ой группе – наличие наименований продуктов питания и напитков в русских пословицах и поговорках, отсутствующие в персидских эквивалентах.

В 3-ей группе – наличие наименований продуктов питания и напитков в персидских пословицах и поговорках, отсутствующие в русских эквивалентах.

Анализ показал наличие близкого родства в персидских и русских пословицах и поговорках, а иногда и возможность их дословного совпадения.

Во второй части был проведен сравнительный анализ фразеологизмов ЛСП «Еда/ »в персидском и русском языках.

Входящие в первую группу ФЕ лексемы называют такие явления прошлого и настоящего страны, которые не всегда имеют аналоги в культурах других стран и народов.

Во вторую группу входят ФЕ, имеющие в свом составе слова-компоненты, обычно принадлежащие к числу безэквивалентных: на бобах (на кофейной гуще) - Строить беспочвенные, ни на чем не основанные предположения, догадки;

гадание на бобах (на кофейной гуще) Таким образом, рассмотренные фразеологические единицы составляют достаточно стройную семантическую систему в структуре персидского и русского языков. Во многих случаях фраземы персидского и русского языков отличаются образностью, своей внутренней формой, источниками происхождения. Однако, несмотря на это, в рассмотренных фразеологических системах наблюдается наличие большого количества аналогий.

Использованная литература 1. Алефиренко, Н.Ф. Теория языка: Вводный курс: Учеб. пособие для студ.

филол. спец. высш. учеб. заведений / Н.Ф. Алефиренко. - 3-е изд., испр. и доп. М.: Издат. центр «Академия», 2007. 384 с.

2. Апресян, Ю.Д. Лексическая семантика [Текст] / Ю.Д. Апресян. - М.: РАН, 1995. - 252 с. - (Избранные труды : Ю.Д. Апресян;

т. 1).

3. Ариян, М.А. Использование воспитательного потенциала речевого этикета на иностранном языке / М.А. Ариян // Иностранные языки в школе. – 1991. №2. - С. 9-12.

4. Арнольд, И.В. Семантика. Стилистика. Интертекстуальность [Текст]:

сборник статей / И.В. Арнольд под ред. П. Е. Бухаркина. - Спб.: Изд-во С Петерб. ун-та, 1999. - 444 с.

5. Артемова, Н.В. Полевая организация глагольной лексики в современном русском языке [Текст] : монография / Н. В. Артемова.: Изд -во образования.

Рос. Федерации, Моск. пед. гос. ун-т. - М. : Прометей, 2003. - 159 с.

6. Архангельский, В.Л. Устойчивые фразы в современном русском языке / В.Л.

Архангельский. Ростов н/Д., 1964. – 315 c.

7. Ахмади Мирейла. Национально-культурная специфика русской фразеологии (С позиции носителя персидского языка), автореф. дис. канд. филол. наук :

10.02.01/ Ахмади Мирейла - Москва, 1999, - 45 с.

8. Бабазаде Дж. Русская фразеология в иранской аудитории./ Бабазаде Дж. // Pazhuhesh-e Zabanha-ye Khareji, No. 47, Special Issue, Russian, Winter 2009, Тегеран. - С. 21-30.

9. Базылева, И. С. Структура лексического поля как источник представлений о языковой картине мира [Текст] : на материале лексем со значением «смех, смешное» в русском и английском языках / И. С. Базылева // Веснік БДУ. Сер.4, Філалогія, журналістыка, педагогіка. - 2006. - № 3. - С. 74-80.

10. Бартминьский, Е. Языковой образ мира: очерки по этнолингвистике:

[перевод с польского] / Ежи Бартминьский. [вступительная статья С. М.

Толстой]. - Москва : Индрик, 2005. - 527 с.

11.Бахтина, С.И. Заимствованная лексика в составе тематической группы "пища и напитки" XVIII - начала XXI вв. : дис. … канд. филол. наук : 10.02.01/ Бахтина Светлана Ивановна. - Казань, 2008. – 199 c.

12.Березович, Е.Л. К этнолингвистической интерпретации семантических полей [Текст] / Елена Львовна Березович // Вопросы языкознания.2004. -№6.- С. 3-23.

13. Березович, Е.Л. Русская топонимия в этнолингвистическом аспекте:

пространство и человек / Е. Л. Березович;

под ред. А. К. Матвеева 1 09-13/... Екатеринбург : Изд-во Ур. ун-та, 2000, описание в подборку. 4. - 532 c.

14. Бирих, А. К. К диахроническому анализу фразеосемантических полей [Текст] / А. К. Бирих // Вопросы языкознания. 1995. - № 4. - С. 14-24.

15. Буянова, Л.Ю. Русский фразеологизм как ментально-когнитивное средство языковой концептуализации сферы моральных качеств личности / Л.Ю.

Буянова, Е.Г. Коваленко. - Краснодар, 2004.- 166 c.

16. Вайсгербер, Й.Л. Родной язык и формирование духа./ Й.Л. Вайсгербер.

Изд-е 3-е. - М.: Книжный дом "ЛИБРОКОМ", 2009. - 232 с.

17. Валгина, Н.С. Активные процессы в современном русском языке [Текст] :

учебное пособие / Н.С. Валгина. - М. : Логос, 2003. - 304 с.

18. Варбот Ж. Ж. Диахронический аспект языковой картины мира/ Ж.Ж. Варбот // Русистика на пороге XXI века: проблемы и перспективы: Материалы международной научной конференции. - М., 2003. - С. 343-347.

19. Васильев, Л.М. Современная лингвистическая семантика: учеб. пособие / Л.М. Васильев. - М.: Высш. шк., 1990. - 175 с.

20. Васильев, Л.М. Теория семантических полей / Л.М. Васильев // Вопросы языкознания. 1971. - № 5. - С.105-113.

21. Вендина, Т.И. Введение в языкознание: учеб. пособие / Т.И. Вендина. 2-ое изд., испр. и доп. М.: Высшая школа, 2005. 391 с.

22. Виноградов, В.В. Основные типы лексических значений слова / В.В.

Виноградов // Избранные труды. Лексикология и лексикография. – М.:

Наука, 1977. – С. 162-189.

23. Влахов, С.Н. Непереводимое в переводе / С.Н. Влахов, С.В. Флорин. Моногр. – 2-е изд., испр. и доп. - М.: Высш. шк., 1986 – 416 с.

24. Гаврин, С.Г. Фразеология современного русского языка в аспекте теории отражения / С. Г. Гаврин. - Пермь : Пермск. гос. пед. ин-т, 1974. - 296 с.

25. Гайсина, Р.М. Лексико-семантическое поле отношения в современном русском языке [Текст] : автореф. дис. … канд. филол. наук : 10.02.01 / Р. М.

Гайсина - Уфа, 1982 - 22 с.

26. Голами, Х. Русский и персидский языки: культурное и языковое взаимодействие и взаимовлияние / Хосейн Голами, Хамидреза Даду // Pazhuhesh-e Zabanha-ye Khareji, - No. 47, Special Issue, Russian, Winter 2009, pp. 79-92.

27. Даль, В.И. Пословицы русского народа :изборник / Владимир Даль. – СПб. :

Авалонъ, 2008. – 302 с.

28. Джахангири, А.Х. Лингвокультурологические основы изучения русской безэквивалентной лексики : автореф. дис. … докт. филол. наук : 10.02.01 / Джахангири Азар Хоссейн. - Москва, 2004. - 59c.

29. Долгих, Н.Г. О трех направлениях в разработке метода компонентного анализа применительно к лексическому материалу [Текст] / Н. Г. Долгих // Филологические науки. - 1974. - № 2. - С. 105-111.

30. Долгих, Н.Г. Теория семантического поля на современном этапе развития семасиологии [Текст] / Н.Г. Долгих // Науч. докл. высш. шк. Филол. науки. 1973. - №1. - С. 89-97.

31. Дубровин, М.И. Английские и русские пословицы и поговорки в иллюстрациях [Текст] / М. И. Дубровин, В. Худож., И.Тильман - 3-е изд. Москва : Просвещение, 1995. – 349 с.

32. Егорова, О.С. Тематическая классификация новых англицизмов (на материале современной российской газеты / О.С. Егорова, Д.С. Никитин // Ярославский педагогический вестник, 2011 - № 1 - Том I (Гуманитарные науки).– С. 137-141.

33. Ефремова, Т.Ф. Новый словарь русского языка: В 2 т. / Т. Ф. Ефремова. М.: Русский язык, 2000. Т. 1: А-О. VII, -1213 с. Т. 2: П-Я. – 1084 с.

34. Жигулев, А.М. Русские пословицы и поговорки / А.М. Жигулев. – М.:

Московский рабочий, 1965. – 360 с.

Журавлев, А.Ф. Из наблюдений над славяно-иранскими семантическими 35.

параллелями (slavo-ossetica) / А.Ф. Журавлев // Глобализация – этнизация этнокультурных и этноязыковых процессов. М., 2006, с. 252–284.

36. Зализняк, А.А. Проблемы славяно-иранских языковых отношений древнейшего периода / А.А. Зализняк // Вопросы славянского языкознания.

Вып. - № 6. М.: Изд-во АН СССР, 1962. - С. 28–45.

37. Использованы материалы из Викисловаря. URL: [http://istinaved.ru/ sanskritirusskiy.html] (дата обращения: 22.06.2013).

38. Использованы материалы из Викисловаря. URL: [http://istinaved.ru/ vedy.html] (дата обращения: 23.06.2013).

39. Казакова, Н.В. Экстралингвистическая информация в семантическом поле / Н.В Казакова // Теория поля в современном языкознании. Уфа 1994. / Тезисы докл. Науч.-теорет. семинара. Ноябрь 1993. Ч. III. Уфа, 1994. - С. 60-62.

40. Караулов, Ю. Н. Общая и русская идеография [Текст] / Ю. Н. Караулов. - М.:

Наука, 1976. - 356 с.

41. Караулов, Ю. Н. Структура лексико-семантического поля [Текст] / Ю.Н.

Караулов // Филологические науки. - 1972. - № 1. - С. 57-68.

42. Кацнельсон, С. Д. Содержание слова, значение и обозначение [Текст] / С. Д.

Кацнельсон. - М.: Едиториал УРСС, 2004. - 112 с.

43. Кацнельсон, С. Д. Содержание слова, значение и обозначение. / С. Д.

Кацнельсон. - М. Л., 1965. - 110 с.

44. Кацнельсон, С.Д. Категории языка и мышления: из научного наследия / С.Д.

Кацнельсон. - М.: Языки славянской культуры. - 2001. — 864 с.

45. Кацнельсон, С.Д. Типология языка и речевое мышление / С.Д. Кацнельсон.

— М.: Наука, - 1972. - 216 с.

46. Кезина, С. В. Семантическое поле как система [Текст] / С. В. Кезина // Филологические науки. - 2004. - № 4. - С. 79-86.

Косвои, М.М. Лексико-семантический анализ заимствований тематической группы «еда» в русском языке и их персидские соответствия / Махдии Мухаммадбегии Косвои // Вестник Нижегородского университета им. Н.И.

Лобачевского, 2013, № 1 (1). - С. 352-355.

47. Косвои, М.М. Пословицы и поговорки о еде в русском и персидском языках: общее и различие / Махдии Мухаммадбегии Косвои // Вестник Таджикского национального университета. Серия гуманитарных наук. Душанбе: Сино, 2012. - № 4/4 (91). - С. 166-172.

48. Косвои, М.М. Сравнительный анализ лексических единиц лексико семантического поля «Еда» в русском и персидском языках / Махдии Мухаммадбегии Косвои // Вестник Ленинградского государственного университета имени А.С. Пушкина. – СПб, 2013, №3. Том 1. Филология. С. 86-91.

49. Крысин, Л.П. Русское слово, свое и чужое: Исследования по современному русскому языку и социолингвистике [Текст] / Л. П. Крысин. – М.: Языки славянской культуры, 2004. - 888 с.

50. Кунин, А.В. Основные понятия английской фразеологии как лингвистической дисциплины и создание англо-русского фразеологического словаря: aвтореф. дис. … докт. филол. наук.: 10.02.04 / А. В. Кунин - М., 1964. - 48 с.

51. Куренкова, Т.Н. Лексико-семантическое поле «Еда» в произведениях Н.В.

Гоголя, А.П. Чехова, М.А. Булгакова : дис. … канд. фил. наук : 10.02.01 / Куренкова Татьяна Николаевна. – Красноярск, 2008. - 248 с.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.