авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ИНСТИТУТ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ МАТЕРИАЛЫ И ИССЛЕДОВАНИЯ ПО АРХЕОЛОГИИ КЫРГЫЗСТАНА ...»

-- [ Страница 3 ] --

пока не установлено. А обмен товарами и культурными традициями Надписи на ювелирных украшениях в ювелирном искусстве, как и длительное со (подвеска-медальон 5) обозначали или имя хранение их в форме тезаврации, не позволяют ювелира, или место изготовления. Но могли не уверенно датировать все представленные укра содержать никакого смысла, а являться только шения монгольским временем. С другой сторо художественным украшением изделия. Схо- ны, анализируя средневековые украшения из жая с нашей по форме подвеска была найдена в различных археологических комплексов, можно Узбекистане (Мавераннахр) и датируется IX в. проследить декоративное усложнение компо Только на мавераннахрской подвеске, в отли- зиций, форм и орнаментального оформления чие от описанной нами, выгравирована фигу- украшений, а порой и наоборот.

ра женщины-птицы, образа матери и богини плодородия [Фахретдинов 1988: 47]. Бронзовая Украшения, найденные в окрестностях подвеска аналогичной формы найдена ранее с. Ак-Бешим, изготовлены из разных материа на территории Краснореченского городища. лов, имеют всевозможную форму и порой не С одной стороны её изображен грифон с туло- ясное назначение. Для создания более ясного вищем крылатого льва и головой хищной птицы представления о ювелирном искусстве данного с заостренным ухом и сомкнутым клювом. На периода на территории Кыргызстана необходи обратной стороне в центре проходят две верти- мо дальнейшее накопление сведений о них.

кальные линии. Между ними – фигура человека Примечания в позе молитвы. Данная подвеска, по мнению исследователей, изготовлена в период Средневе- 1. Нумизматическая часть клада готовится к пу ковья, точная дата не известна [Байпаков, Тер- бликации Н.П. Петровым.

новая, Горячева 2007: 74–75].

МИАК-4 Материалы по археологии Кыргызстана Abstract JEWELRY ADORNMENTS FROM THE TREASURE CLOSE TO THE AK-BESHIM VILLAGE O.P. Bashkova The treasure was found in autumn 2007 in the area of Tokmok at the Chu valley. Silver parts of female adornments made of silver, nephritis, nacre and marble have deferent forms and occasionally incomprehensible predestination. Ana logues of such decorations were marked among the artifacts found in the Central Asia and the East of Russia, but in fact, all of them dated IX–X centuries. Silver dirhams and dinars kept in the treasure, minted at the time of Chagatai khan Kepek and his brother Tarmashirin governing, indicate the treasure was received not early than the middle of XIV century.

Gathering of a new finds of adornments and data accumulation is necessary to have a clear idea of that period jewelry art at the territory of the Kyrgyzstan.

Литература Антипина, Иванов 1968 – Антипина К.И., Иванов С.В. Народное декоративно-прикладное искусство кирги зов. – Фрунзе, 1968.

Байпаков, Терновая, Горячева 2007 – Байпаков К.М., Терновая Г.А., Горячева В.Д. Художественный металл городи ща Красная Речка (VI – начало XIII в.). – Алматы, 2007.

Восточный Туркестан 1995 – Восточный Туркестан в древности и раннем средневековье. Хозяйство, материаль ная культура. – М., 1995.

Камышев 2007 – Камышев А.М. Украшения монгольской модницы XIV века // Вечерний Бишкек. – 2007. – 7 декабря.

Поляков 1996 – Поляков Г.Ф. Изделия из цветных и драгоценных металлов // Город Болгар. – Казань, 1996.

Фахретдинов 1983 – Фахретдинов Д.А. Ювелирное искусство Мавераннахра // Художественная культура Сред ней Азии IX–XIII веков. – Ташкент, 1983.

Фахретдинов 1988 – Фахретдинов Д.А. Ювелирное искусство Узбекистана. – Ташкент, 1988.

ZENO, Интернет – ZENO [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.zeno.ru.

ИССЛЕДОВАНИЯ ПО АРХЕОЛОГИИ КЫРГЫЗСТАНА НАСКАЛЬНЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ «СОЛНЦЕГОЛОВЫХ» ИЗ ТАМГАЛЫ В КОНТЕКСТЕ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫХ ТРАДИЦИЙ БРОНЗОВОГО ВЕКА КАЗАХСТАНА И СРЕДНЕЙ АЗИИ А.Е. Рогожинский* Тамгалы / Казахстан, Средняя Азия / петроглифы / эпоха бронзы Tamgaly / Kazakhstan, Middle Asia / rock art /Bronze Age Терминами «солнцеголовые/солнцеликие» Такое состояние источников служит почвой для принято обозначать определенную категорию недостоверных суждений о сходстве СГ Тамга антропоморфных изображений, известных в лы с подобными изображениями из других па петроглифах Тамгалы, Саймалы-Таша и ряда мятников Казахстана и Средней Азии, а иные других памятников Казахстана и Средней Азии. малокомпетентные авторы пытаются строить Этот чрезвычайно выразительный образ «с лу- историко-археологические реконструкции спе чистым нимбом или концентрическими круга- кулятивного характера [Потапов 2007;

Сараев ми», казалось бы, исключающий многозначное 2007]. Данная статья является первой специ толкование [Кузьмина 1995: 38], не раз привле- альной публикацией, посвященной наскаль кал внимание специалистов. Между тем попытки ным изображениям СГ Тамгалы, и основана на истолкования семантики «солнцеголовых» (да- новых материалах, подготовленных автором в лее – СГ), как правило, опережают обоснование ходе изучения и документирования петрогли культурно-хронологической принадлежности фов урочища в 1992 – 2001 гг.;

большая часть их петроглифов, а стилистико-иконографический вошла в досье номинации «Петроглифы архео анализ гравюр, искусственно «вырванных» из логического ландшафта Тамгалы» и послужила композиций и общего контекста изобразитель- обоснованию исключительной ценности памят ного ряда памятников, неизбежно подменяет- ника, включенного в 2004 г. в Список всемирно ся умозрительными интерпретациями сходств го наследия ЮНЕСКО.

и отличий рисунков. Подобные парадоксы во Базовую документацию современных ис многом объясняются отсутствием полноценной следований и консервации наскальных рисунков документации памятников и публикации источ- Тамгалы образует комплект материалов (карт, ников. В особой мере это относится к изображе- панорам, фотографий и копий петроглифов), ниям СГ из Тамгалы.* отражающих изменение состояния памятника Благодаря работам А.Г. Максимовой, с момента его открытия в 1957 г. до настоящего А.Н. Марьяшева и других авторов в свое время времени. К сожалению, некоторые гравюры, в в научный оборот введена большая серия пе- том числе с изображениями СГ, ныне утрачены троглифов урочища Тамгалы [Максимова 1958;

или сохранились фрагментарно. В таких случаях Марьяшев и др. 1979;

Марьяшев 1981;

Макси- главными источниками становятся фотоснимки мова и др. 1985] Однако старые публикации, первооткрывателей Тамгалы – А.Г. Максимовой и основанные на приемах документирования и А.А. Попова, а также публикации, материалы лич исследований 70–80-х гг. XX в., отражают уро- ных архивов и комментарии участников геологи ческих и археологических изысканий 1970-х гг. вень изученности памятника того же периода и не дают цельного представления об изобра- В разное время исследователями Тамгалы зительном контексте этой группы рисунков, а зафиксировано 30 изображений СГ (рис. I. 2);

в настоящее время их сохранилось 262. Все ри графическое воспроизведение СГ содержит не мало досадных неточностей, повторяющихся и сунки выполнены техникой пикетажа. Форма в новейших изданиях [Марьяшев, Горячев 2002]. следов инструмента во многих случаях замет но отличается. Глубина рисунков варьирует от 0,5–1 мм до 3–5 мм, при этом особенно глубо * Рогожинский Алексей Евгеньевич – канд. ист. наук.

Научно-исследовательский институт по проблемам ко и, по-видимому, многократно выбивались культурного наследия номадов. Казахстан, Алматы, наиболее значимые детали фигур – лучи, точки, alexeyro@hotmail.com МИАК-4 Исследования по археологии Кыргызстана Рис. I. Изображения «солнцеголовых» из Тамгалы:

1, 2 – группа II;

3, 4 – группа III;

5, 6 – группа IV;

7– 19 – группа V;

20, 22 – периферия каньона;

21 – мог. Тамгалы II (1, 8, 14 – рисунки автора по фотографиям 1957 г.;

7 – по: Марьяшев и др. 1979: рис. 1;

остальное – копии автора) А.Е. Рогожинский. Наскальные изображения «солнцеголовых» из Тамгалы...

окружности, образующие «нимбы» божествен- набором элементов «нимба» (не более трех), не ных персонажей. За редким исключением рисун- большим числом их комбинаций (две) и иным ки полностью или частично подновлены, в по- соотношением лучей (8, 9, 12, 16) и точек (1, 9).

следнем случае удаление патины также произво- Таким образом, несмотря на некоторые отличия дилось чаще на «нимбах», оставляя без измене- в передаче корпуса, фигуры в натуралистиче ний другие части фигур. Некоторые петроглифы ской и линейной манере образуют иконографи являются эскизами или незавершенными изо- чески однородную группу СГ. Оба варианта изо бражениями СГ;

как и поврежденные рисунки бражений присутствуют в составе уникального (фрагменты), утратившие те или иные значимые панно (рис. II), композиционная цельность и детали, они ограниченно пригодны для анализа одновременность древнейшей части которого не стиля и иконографии персонажей. вызывают сомнений. Кроме того, есть примеры, Можно выделить три варианта изображе- когда выполненные в разной манере (натурали ний, отличающихся способом передачи антро- стической или линейной) изображения СГ об поморфных фигур СГ: натуралистический – ту- ладают полным иконографическим сходством.

ловище моделируется в виде равнобедренного По-видимому, указанные отличия петроглифов треугольника, основание которого передает ши- в натуралистической и линейной манере следует рокие плечи фигуры, а вершина фиксирует та- рассматривать как проявление избирательности лию (рис. I. 2, 10, 16, 19);

ноги и руки выполнены формы в рамках устойчивого изобразительного узкими линиями, иногда с четкими изгибами в канона.

суставах;

на концах рук – шарообразные утолще- Изображения СГ отличаются по величине ния или пальцы;

линейный – туловище показано фигур. Петроглифы в натуралистической и ли широкой полосой, конечности – узкими линия- нейной манере имеют особенно крупные разме ми;

на руках также шарообразные утолщения ры (40–50–70 см и более);

величина изображений (рис. I. 3–5, 17, 18);

схематический – туловище в схематической манере не превышает 15–25– и конечности переданы узкой линией, изгибы 30 см, но есть рисунки высотой менее 10 см. Зна рук закруглены;

окончания рук не выделены чимость указанных отличий такова, что позво (рис. I. 7, 8, 12–15). ляет выделить три изобразительных варианта Для изображений в натуралистической и СГ персонажей Тамгалы (рис. III).

линейной манере характерно положение рук, Изображения варианта А характеризуются сильно отведенных от туловища в стороны или натурализмом в стиле, сложностью иконографии поднятых кверху и изогнутых в суставах;

уни- и наибольшей величиной фигур. Изображения кально ныне утраченное изображение (рис. I. 1), варианта В отличаются меньшими размерами, у которого одна рука поднята вверх, другая – схематизмом и ограниченностью набора иконо опущена вниз3. Особенностью некоторых пер- графических элементов. Изображения варианта сонажей в натуралистической манере является С обладают отдельными признаками иконогра изображение хвоста и фаллоса. На рисунках в фии двух первых вариантов, но выделяются ма схематической манере руки показаны «фертом» нерой исполнения и очень маленькими размера или опущенными книзу и слегка разведенными ми фигур.

в стороны. Подавляющая часть фигур дана во Стратиграфия и взаиморасположение выде фронтально-профильной проекции;

фронталь- ленных вариантов гравюр в контексте изобрази ные изображения уверенно не выделяются. тельного ряда определяют их релятивные хроно Главные иконографические отличия СГ свя- логические позиции. СГ варианта А всегда зани заны с трактовкой «нимба». Обычно он соеди- мают на плоскостях центральное положение и не няется с туловищем антропоморфных персо- перекрывают другие петроглифы. В то же время нажей короткой линией, обозначающей шею;

сами они часто образуют нижний, «фоновый»

голова у СГ изображается редко. В конструкции слой многофигурных композиций и палимпсе «нимбов» используются четыре элемента: круг, стов. В целом рисунки варианта А являются са окружность, точка и линия-луч. Облик персона- мыми ранними изображениями СГ и относятся жей определяется набором, комбинацией и чис- к выделенному нами типу петроглифов Тамгалы ловым соотношением этих элементов. [Рогожинский 2001: 11–17]. Изображения ва Для рисунков в натуралистической и линей- рианта В появились позже, поскольку создава ной манере характерными является сочетание лись уже по принципу дополнения композиций, двух, трех или всех четырех элементов «нимба», образованных петроглифами типа Тамгалы, а большое разнообразие их комбинаций (соответ- в отдельных случаях перекрывают последние ственно 6 и 9) и числовое соотношение лучей и [см. Максимова и др. 1985: фото 6, 7].

точек 10, 12, 14, 17, 19, 20, 21, 29. Рисунки в схе- Изображения СГ вариантов А и В зафикси матической манере отличаются ограниченным рованы только на скалах основных местонахож МИАК-4 Исследования по археологии Кыргызстана Рис. II. Расположение изображений «солнцеголовых» в каньоне Тамгалы А.Е. Рогожинский. Наскальные изображения «солнцеголовых» из Тамгалы...

Рис. III. Типология изображений «солнцеголовых» из Казахстана и Средней Азии:

A, B, C – варианты изображений из Тамгалы;

1 – Байконур (по: Новоженов 2002), 2 – Каракыр (по: Потапов 2007), 3 – Аккайнар (копии автора), 4 – Орнок (по: Нурмаметов 2007), 5 – Саймалы-Таш (копии автора), 6 – Кульджабасы (по: Потапов 2007;

копия автора), 7 – Ешкиольмес (копии автора) дений (групп) петроглифов в пределах каньона изобразительных вариантов – А и В, первый из Тамгалы;

они не встречаются среди гравюр мно- которых преобладает количественно и хроноло гих других скоплений на периферии урочища. гически предшествует второму. Для определе В составе изобразительного ряда каньона Там- ния возраста СГ варианта А, как и петроглифов галы расположение СГ также характеризуется типа Тамгалы в целом, важное значение имеют строгой упорядоченностью (рис. II). Рисунки находки строительных камней с рисунками на варианта А сосредоточены только на скалах II–V могильниках Тамгалы II и Каракудук II. Среди групп, где древнейшие петроглифы образуют них особый интерес представляет незавершен иллюстративно-повествовательную конструк- ное изображение СГ на стенке цисты 9 могиль цию и функционально маркируют пространство ника Тамгалы II, время образования которого святилища эпохи бронзы. Петроглифы вариан- определяется сочетанием типов погребальных та В сконцентрированы в основном на скалах V конструкций, обряда, вещественных находок, а группы. Не установленным остается точное ме- также имеющимися двумя калиброванными да тами по С14 и ЭПР-датой не ранее XII в. до н.э.

стонахождение композиции с тремя «солнцего ловыми», образующими изобразительный вари- В целом датировка петроглифов типа Тамга ант С;

по свидетельству видевшего их Ю.А. Мо- лы обосновывается в пределах середины XIV– това, рисунки расположены на вершине одной XIII вв. до н.э. [Рогожинский 2001: 15–17].

из противолежащих V группе сопок. Еще одна Отличительными особенностями петрогли композиция с незавершенным изображением, фов типа Тамгалы являются крупные размеры которое с оговорками можно отнести к СГ, на- изображений, устойчивость стиля и иконогра ходится на склоне боковой долины к юго-западу фии основных образов и мотивов, организован от III группы. ных в систему чередующихся композиций изо Таким образом, подавляющую часть изобра- бразительного ряда. Величина и экспозиция изо жений СГ Тамгалы образуют петроглифы двух бражений регулируются условиями оптического МИАК-4 Исследования по археологии Кыргызстана восприятия изобразительного ряда в контексте язык. Наконец, седьмой персонаж расположен окружающего ландшафта и «архитектуры» скал. вверху, над фризом СГ. Торс и голова его вы Возможные условия зрительного восприятия пе- полнены одновременно, и продолжения книзу, троглифов типа Тамгалы, в том числе изображе- по-видимому, фигура не имела;

десять слабо вы ний СГ, были обоснованы и экспериментально битых прерывистых линий-лучей, отходящих от установлены нами в 1992–1993 гг. [Рогожинский головы, сильно отличаются по патине и, веро 2001: 21–25]. При наблюдении с удаленных по- ятно, были дорисованы позже. Таким образом, зиций, образующих фокус оптимального виде- сонм божественных персонажей включает семь ния, все нюансы иконографии антропоморфных различных фигур, но только к двум из них (вто персонажей варианта А различимы без суще- рой и пятый) уместно применить термин СГ.

ственных искажений. В отношении СГ варианта Средствами иконографии (облик, величина, ори В сделаны следующие наблюдения. Практически ентировка фигур, занимаемое место) переданы, все эти изображения нанесены на плоскости, на наш взгляд, индивидуальные черты разных либо занятые петроглифами типа Тамгалы, либо персонажей языческого пантеона, за которыми имеющие сходную с ними экспозицию, что обе- следует предполагать также их функционально спечивает зрительное восприятие тех и других в семантические отличия в контексте архаической едином контексте изобразительного ряда. В то мифологии и культуры.

же время величина СГ варианта В обнаруживает Сравнение остальных СГ Тамгалы варианта несоответствие их положению на верхних яру- А с персонажами «пантеона» позволяет сделать сах скал V группы, практически на той же высо- следующие выводы. Многие из них являются, в те, что и древнейшие изображения: с расстояния сущности, воспроизведениями нескольких пер 20–40 м такие значимые черты персонажей, как сонажей, запечатленных в составе «пантеона».

лучистые нимбы, слабо различимы. Означает ли Эти «двойники» занимают определенное поло это, что относительно поздние изображения СГ жение в составе изобразительного ряда на скалах варианта В отличаются по функциональности от II, III и V групп, которое соответствует суборди аналогичных петроглифов типа Тамгалы? Про- нации, проявляющейся в ранжированном строе яснить ситуацию позволяет анализ иконографии «пантеона». Эскизы и незавершенные изображе персонажей в составе изобразительного ряда ка- ния не составляют, по-видимому, исключения, ньона Тамгалы. хотя их вид и сохранность не позволяют судить Анализ необходимо начать с уникальной об этом однозначно.

композиции на вершине IV группы, изображаю- Отметим, что среди всех антропоморфных щей, по-видимому, пантеон эпохи бронзы, пред- рисунков типа Тамгалы наибольшее сходство с ставленный СГ варианта А (рис. II. 3) [см. также: седьмым персонажем «пантеона» имеет фигу Рогожинский 2001: рис. 12]. Поверхность скалы ра палиценосца, занимающего ведущее место в обращена на юг, и божественные персонажи ори- иллюстративно-повествовательной конструк ентированы соответственно этому обстоятель- ции петроглифов II группы. В панораме изобра ству. Крайние слева две фигуры обращены на за- зительного ряда V группы фигура палиценосца пад, а третья, пятая и шестая – на восток;

корпус также возвышается над остальными изображе и ноги четвертого персонажа подновлены, но, ниями;

наравне с ней находится фигура боже возможно, это была одна из немногих фронталь- ства, отождествляемого нами с первым персона ных фигур СГ, и развернута она к югу. Все пер- жем «пантеона». Примечательно, что здесь среди сонажи различаются по высоте, причем крайние ранних петроглифов нет СГ с лучистым нимбом, справа – самые маленькие. Они изображены с занимающего второе место в ряду божествен воздетыми кверху руками. Жест адорации не- ных персонажей «пантеона». Между тем в III и, типичен для СГ и может указывать на особый, возможно, II группе этот образ фигурирует как подчиненный статус этих персонажей в данной основной;

солярная сущность СГ находит здесь субординации. Нимбы всех СГ различны;

у мно- особенно яркое воплощение, а другой специфи гих персонажей его обрамляет «ожерелье» из ческой чертой его иконографии является связь округлых пятен-точек. Заметим, что только два с образом быка (рис. I. 4). Наконец, третий пер божества – второе и пятое – имеют лучи, ради- сонаж «пантеона» дважды изображен в нижнем ально отходящие от центра нимба. Крайняя пра- ярусе скал V группы, снова демонстрируя подчи вая фигура, обращенная к востоку, изображена с ненное положение относительно других СГ.

17 плавно изогнутыми лучами, поднимающими- Уже отмечалось, что поздние изображения ся от головы кверху подобно пламени огня. Дру- лишь отдаленно напоминают СГ варианта А;

их гим специфическим признаком этого же персо- иконография представляется более унифици нажа является широкий, заостренный на конце рованной и подчинена иному числовому ритму.

выступ в нижней части головы, напоминающий Почти все они воспроизводят один и тот же об А.Е. Рогожинский. Наскальные изображения «солнцеголовых» из Тамгалы...

раз божества с лучистым нимбом и являются гические пределы возникновения петроглифов дериватами второго персонажа «пантеона». Об типа Тамгалы.

этом же свидетельствует попытка воспроизведе- Изображения СГ варианта С известны толь ния в V группе мотива «солнцеголовый на быке» ко по старой копии, допуская точность выпол (рис. I. 7). Возможно, еще одним прототипом нения которой можно указать следующие их поздних СГ явилось шестое, «пламенноволосое», отличительные признаки: миниатюрность фи божество «пантеона». Так или иначе, изображе- гур (около 5 см), динамичность жестов и поз, ния СГ варианта В, введенные в V группе в изо- однотипность «нимбов» (8 или 9 лучей отходят бразительный ряд петроглифов типа Тамгалы, от головы кверху). По стилистическим особен занимают здесь промежуточное положение в ие- ностям они сопоставимы с немногочисленной рархии персонажей, аналогами которых являют- серией рисунков Тамгалы, выделенных нами ра ся первое и третье божества «пантеона». нее как петроглифы поздней бронзы «восточно Таким образом, несмотря на существенное семиреченской» традиции [Рогожинский 2001:

отличие в стиле СГ вариантов А и В, выбор экс- 11]. В пределах каньона такие рисунки встреча позиции и тесная связь поздних рисунков с изо- ются на периферийных скалах, где обычно обра бразительным рядом петроглифов типа Тамгалы зуют самостоятельные композиции, не нарушая позволяют считать их тождественными на функ- изобразительный ряд древнейших петроглифов;

циональном и семантическом уровне: те и другие есть они и на скалах вблизи разновременных занимают положение, обеспечивающее их вос- стоянок комплекса Тамгалы. Относительный приятие в контексте единого изобразительного возраст этой серии рисунков определяется стра ряда;

иконография СГ варианта В специфична, тиграфией палимпсестов, где они перекрывают но передает образ одного из главных персонажей эскизы петроглифов типа Тамгалы (I группа, пл.

древнего «пантеона». 14) и, в свою очередь, перекрываются гравюрами С появлением на скалах Тамгалы СГ вари- раннесакского периода (V группа, пл. 61). В со анта В связано создание большой серии петро- ставе комплекса памятников урочища поздней глифов, наилучшим образом представленных в шие петроглифы эпохи бронзы могут синхро V группе;

в меньшем количестве они встреча- низироваться с поселением Тамгалы I, а также ются на скалах I и III групп. Стилистически эта могильниками Тамгалы VI (ящики 1а, 16) и VII, серия изображений имеет близкое сходство с материалы которых и радиокарбоновые опреде древнейшими гравюрами Тамгалы;

более того, ления позволяют датировать их XII/XI–X вв. до в отдельных случаях речь может идти о подра- н.э. [Рогожинский 1999: 38–42;

Рогожинский жании им. Отличительные признаки улавлива- 2001: 15–17;

Рогожинский и др. 2004-а: 50–51].

ются в упрощенной манере передачи экстерьера Таким образом, стилистико-иконографи животных, положении ног, форме рогов и др.;

ческий анализ наскальных изображений СГ из та же тенденция характеризует стиль антропо- Тамгалы выявил неоднородность данной кате морфных изображений. Размеры фигур редко гории петроглифов, и результаты исследования превышают 15–20 см, заметно уступая по вели- дают возможность заключить следующее.

чине петроглифам типа Тамгалы, и это состав- Ни в художественном, ни в культурно-хро ляет едва ли не основное отличие данной серии нологическом отношении изображения СГ Там гравюр. В репертуаре присутствуют те же обра- галы не могут рассматриваться как единое, не зы и мотивы, в том числе столь специфичные, дифференцированное целое. Среди них выделя как СГ и «ряженые». Примеры перекрывания ются три варианта изображений, отличающихся незавершенных петроглифов типа Тамгалы, за- по стилю, иконографии и занимаемому положе фиксированные на скалах V группы, документи- нию в изобразительном ряде петроглифов эпохи руют их относительно позднее возникновение. бронзы. В хронологическом плане все они связа Однако, учитывая сходство содержания двух ны с последовательными этапами формирования ранних изобразительных традиций, а также пре- изобразительного ряда и отражают воздействие емственный характер второй из них, не разру- разных художественных традиций в интервале шающей, а репродуцирующей и дополняющей последней трети 2-го тыс. до н.э.

уже сложившийся изобразительный ряд, следу- Древнейшая серия изображений СГ пред ет говорить о единой традиции, в рамках суще- ставлена определенным числом иконографиче ствования и развития которой имели место два ских вариантов антропоморфных персонажей, этапа создания петроглифов каньона. Времен- тиражирующихся в контексте изобразительного ной разрыв, отделявший эти «перформансы», ряда. Иконография СГ отличается устойчиво не поддается пока определению, но датировка стью и неповторимостью облика персонажей, СГ варианта В и других сопутствующих им изо- отражающих высокую степень художественной бражений, по-видимому, не выходит за хроноло- индивидуализации образов, объединенных в МИАК-4 Исследования по археологии Кыргызстана «пантеон». В строгой упорядоченности изобра- ные изображения. Все СГ из Каракыр являются жений отчетливо проступает идея персонифи- незавершенными гравюрами или эскизами, что кации разных персонажей древней языческой ограничивает возможности их идентификации.

мифологии. Художественные особенности и по- Две фигуры по размерам, стилю и иконографии ложение СГ варианта А в системе изобразитель- сопоставимы с СГ варианта А из Тамгалы и мо ного ряда дают дополнительные основания для гут являться дериватами третьего персонажа выделения петроглифов типа Тамгалы как фе- «пантеона». Еще одна фигура отдаленно напо номенального явления в наскальном искусстве минает некоторые изображения СГ варианта В, Центральной Азии эпохи бронзы. но отсутствие лучей вокруг «нимба» делает со Более поздние по времени возникновения мнительной саму интерпретацию его как изо СГ варианта В и сопутствующие им петрогли- бражения данной категории;

то же можно ска фы не искажают сложившийся ранее на скалах зать о четвертом изображении. Наконец, два Тамгалы изобразительный ряд;

они избиратель- персонажа, выбитые вместе на одной плоскости, но дополняют его содержание определенными представляют антропоморфные изображения, образами, художественная новизна которых над головой которых «нависает» фигура в виде проявляется, главным образом, в стиле. Содер- опрокинутого полумесяца.

жанием инновации стало выделение из всего Таким образом, среди выявленных в Кара древнего «пантеона» одного или двух персона- кыр изображений только два могут быть сопо жей с ярко выраженной солярной символикой. ставимы с одним из вариантов СГ ранней изо Связанные с этим изменения изобразительного бразительной традиции Тамгалы;

другие два ряда могут расцениваться как результат эволю- представляют особый иконографический тип ции первоначальной идеологической концеп- ирреальных персонажей в наскальном искус ции или как следствие ее «ревизии» в рамках стве Чу-Илийских гор (см. ниже);

остальные – той же художественной (культурной) традиции. антропоморфные изображения неординарного Появление же в Тамгалы СГ варианта С и дру- вида, причисление которых к категории СГ нуж гих петроглифов данной традиции, напротив, дается в обосновании.

не внесло сколько-нибудь значимых изменений Датировка СГ из Каракыр определяется на в организацию и содержание изобразительно- основе корреляции выделяемых здесь групп го ряда и ясно демонстрирует отсутствие с ним изображений и петроглифов комплекса Тамга преемственной связи. лы. Самую раннюю и малочисленную группу Типологическая характеристика изобра- образуют единичные петроглифы типа Тамгалы, жений СГ из Тамгалы позволяет перейти к их представленные исключительно незаконченны сравнительному анализу с петроглифами дру- ми изображениями, в том числе двумя СГ и фи гих памятников региона. В настоящее время нам гурой «палиценосца» [гр. V, пл. 9 по: Рогожин известны еще восемь пунктов, где обнаружены ский и др. 2004-б: рис. 2, 3;

фото 14: 5], перекры подобные или причисляемые к СГ наскальные ваемой на плоскости другим антропоморфным изображения: Каракыр, Аккайнар, Кульджаба- рисунком поздней бронзы. Следующая группа сы, Байконур и Ешкиольмес, Баянжурек в Ка- уверенно выделяется как аналог петроглифов захстане, а также Саймалы-Таш, Чилисай и Ор- Тамгалы, сопряженных с СГ варианта В;

они нок в Кыргызстане. В географическом отноше- составляют значительную часть петроглифов нии первые три расположены в юго-восточной Каракыр, и антропоморфные изображения, ин части Чу-Илийских гор, образуя здесь вместе с терпретируемые как СГ, по-видимому, хроноло Тамгалы основной район сосредоточения дан- гически относятся к этой группе.

ной категории петроглифов;

второй район, где Пара антропоморфных фигур с нимбами в в большом количестве зафиксированы изобра- форме полумесяца находит аналогии среди пе жения СГ, составляют памятники Ферганы – троглифов еще одного памятника Чу-Илийских Саймалы-Таш и Чилисай. гор – Аккайнар, расположенного в 30 км к югу Ущелье Каракыр вместе с группой других от Тамгалы. Они выбиты на прибрежных скалах смежных урочищ бассейна рек Ащису и Сарыбу- небольшой реки того же названия, напротив лак, образующих северо-западную периферию впадающего в нее источника. На трех верти комплекса Тамгалы, расположено в 10 км к севе- кальных плоскостях, обращенных к югу, вос ру от его центральной части4. Изображения СГ произведены несколько антропоморфных изо сосредоточены в одном из пунктов ущелья и вы- бражений и между ними две строки надписи.

биты на нескольких обособленных плоскостях Верхняя строка содержит известную тибетскую [Потапов 2007: 39–40, рис. 26: 1–4, 28, фото на молитвенную формулу «Ом-ма-ни пад-ме хум», с. 88, 89, 94]. В одном случае две сходные фигуры вторая – то же заклинание, выполненное ойрат ским письмом5. Техника выбивки и цвет вторич СГ показаны вместе, в остальных – это одиноч А.Е. Рогожинский. Наскальные изображения «солнцеголовых» из Тамгалы...

ной патинизации позволяют считать обе строки антропоморфного воплощения солярного обра одновременными;

вероятная датировка подоб- за, но изобразительный контекст петроглифа не ных текстов, относящихся к периоду джунгар- определен;

предполагается его хронологическая ского владычества в Западном Семиречье, не связь с гравюрами эпохи бронзы, аналогом ко ранее второй половины XVII – первой поло- торых выступают петроглифы типа Тамгалы.

вины XVIII в. Слева от надписей расположены Любопытная группа изображений СГ обна два сходных по виду антропоморфных изобра- ружена на периферийном участке Кульджабасы, жения высотой 18 и 20 см;

над головой каждого но опубликованные в прорисовке и без масшта персонажа показан нимб в форме полумесяца, ба эти изображения не идентифицированы в со фигура справа подновлена, левая является неза- ставе петроглифического комплекса [Потапов вершенным изображением. Цвет патины обеих 2007: 38–39, рис. 26: 9]. Можно лишь отметить, гравюр темнее патины надписей, что говорит о что иконография и стиль трех однотипных фи большей древности рисунков. Справа от над- гур наиболее близки СГ варианта С из Тамгалы.

писей сохранились еще два аналогичных по об- Еще одно изображение СГ недавно обнару лику антропоморфных персонажа, один из ко- жено в Северном Прииссыккулье, на местона торых является незавершенным изображением, хождении петроглифов Орнок – территориально а второй имеет подновление того же цвета, что близком названным памятникам Западного Се и персонаж на первой плоскости;

высота фигур миречья [Нурмаметов 2007: рис. 6]. Изображе соответственно 23 и 29 см. ние сохранилось без позднейших подновлений, Различие в технике и оттенках патины ри- но некоторые детали иконографии плохо разли сунков и надписей свидетельствует об их раз- чимы и неточно воспроизведены в публикации новременности;

близкими по времени события- Р.Г. Нурмаметова;

осмотр нами петроглифа на ми можно предполагать создание молитвенных месте позволяет уточнить данное исследовате текстов и выборочное подновление древних изо- лем описание. Фигура персонажа моделируется бражений. Но изобразительный контекст антро- подобно натуралистическим изображениям СГ поморфных фигур с нимбами-полумесяцами в варианта А из Тамгалы: широкие плечи, заужен Аккайнар, как и в Каракыре, достоверно не уста- ная талия, изгибы в суставах конечностей, ша навливается. Не исключено, что они относятся к рообразные утолщения на концах рук. На вы эпохе бронзы: здесь выделяется небольшая се- деленной шее – нимб в форме круга с радиаль рия маловыразительных гравюр, а на правом бе- ными лучами (11 или 12), охваченными линией регу долины выявлен могильник этого времени. окружности;

слева и, кажется, справа от нимба В любом случае, петроглифы Аккайнар и Кара- выступают маленькие фигуры, напоминающие кыр демонстрируют особый иконографический уши или серьги;

высота изображения около тип антропоморфных персонажей, отличаю- 40 см. Ноги персонажа развернуты вправо, т.е.

щихся от всех изображений СГ эпохи бронзы с учетом экспозиции камня – на восток. Сово Тамгалы и других известных памятников Чу- купность элементов иконографии СГ из Орнок Илийских гор. Можно отметить их типологиче- позволяет идентифицировать его как аналог СГ ское сходство с загадочными антропоморфными Тамгалы варианта А и отождествить с одним из фигурами из Саймалы-Таша, т.н. «луноподоб- основных персонажей «пантеона», воспроизве ными» или «стоящими под небосводом» [Ма- денных во II группе (рис. I. 1).

рьяшев, Рогожинский 1987: 56–57;

Мартынов и Петроглифы бронзового века Северного др. 1992: 25–27, рис. 64–66;

Ташбаева 2004: 99]. Прииссыккулья, как, впрочем, и другие памят Кульджабасы – еще один пункт в Чу- ники этого периода, слабо изучены и малоиз Илийских горах, где зафиксированы изображе- вестны;

но и эти немногие свидетельства ясно ния СГ. Памятник открыт сравнительно недав- указывают на сходство основных типов в на но, и ознакомление с ним продолжается;

наряду скальном искусстве и материальной культуре с петроглифами типа Тамгалы здесь впервые населения северного побережья Иссык-Куля выявлена выразительная серия гравюр, пред- и Семиречья в эпоху бронзы [Галочкина 1996;

шествующих им хронологически [Рогожинский Кузьмина 2008: 64–67]. В частности, среди пе и др. 2004-а: 60, 68–72, фото 6: 1–4, 7]. Однако троглифов Чолпон-Аты выделяется серия изо среди множества этих рисунков не обнаружены бражений животных, по стилю сопоставимых изображения, подобные СГ персонажам Тамга- с древнейшими гравюрами Тамгалы [Миклаше лы. Есть изображение в виде колеса со спица- вич 1995: 64, рис. 2, 3]. Это дает основание вклю ми, антропоморфный облик которому придают чить район прииссыккульских местонахожде круг-«ступица» с радиально отходящими лучами ний петроглифов в зону вероятного сложения и и две линии снизу, напоминающие ноги. Заман- распространения уникальной изобразительной чиво видеть здесь начальную ступень эволюции традиции типа Тамгалы, охватывающую, глав МИАК-4 Исследования по археологии Кыргызстана ным образом, центральную и южную часть Чу- родили уже немало плодотворных идей на тему Илийских гор и предгорную зону Тянь-Шаня в его семантической интерпретации [Самашев Западном Семиречье. 2006: 170–175].

За пределами указанного ареала находятся В действительности все три изображения отдельные памятники Восточного Семиречья мультиплицируют один и тот же антропоморф на правобережье р. Или в Джунгарском Алатау. ный образ, устойчивыми иконографическими Ешкиольмес – крупнейшее местонахождение пе- признаками которого являются: согнутые в ко троглифов Казахстана, где среди многих тысяч ленях ноги с 2–3 бахромками;

разведенные впе наскальных гравюр выявлена небольшая серия ред и назад руки, одна – поднята вверх, другая изображений СГ. Разработанная нами типоло- опущена вниз;

шарообразные утолщения на гия и периодизация древних петроглифов этого концах рук;

равной длины линии, отходящие в сложного памятника опирается на анализ стиля, определенном порядке от головы, – четыре ли техники и репертуара гравюр, а также их страти- нии всегда объединены попарно и направлены графию;

датировка выделенных серий рисунков от головы примерно под углом 45. Количество обосновывается набором выразительных изо- линий-лучей у трех персонажей различно – 5, бражений реалий, сходством с рядом атрибути- или 7, причем в последнем случае два вертикаль рованных групп петроглифов Южной Сибири ных луча выполнены в иной технике и добавлены и корреляцией с хорошо изученным археологи- явно позже. Словом, ограниченное количество ческим комплексом [Рогожинский и др. 2004-а: линий и их расположение вокруг головы персо 77–84, рис. 8]. Изображения СГ относятся в Еш- нажа не образуют «лучистого нимба». В равной киольмесе к сравнительно поздним стилистиче- мере и другие особенности этих персонажей ским группам гравюр бронзового века, которые имеют мало общего с иконографией известных датируются в интервале X–VIII вв. до н.э. Для в регионе изображений СГ, и попытки сопостав этих изображений характерны очень маленькие ления с ними рисунков из Баянжурека следует размеры (5–15 см), неглубокая выбивка в сочета- признать некорректными.

нии с широко применявшейся гравировкой. Соб- В широком репертуаре антропоморфных ственно к категории СГ можно отнести лишь два персонажей эпохи бронзы Центральной Азии изображения из Ешкиольмеса, при этом одно из иконографическими аналогами рисунков из Ба них уникально – персонаж с лучами изображен янжурек являются изображения «ряженых»;

стоящим на колеснице;

причисление к числу СГ среди них наиболее близкими по стилю выгля других гравюр Ешкиольмеса – лучников с редки- дят отдельные изображения, обнаруженные на ми и короткими «лучами», отходящими кверху от памятниках, расположенных к северо-востоку головы, – вряд ли правомерно [Марьяшев, Горя- от Семиречья [Марьяшев, Горячев 2002: табл. II.

чев 2002: табл. II. 4]. Иконография СГ чрезвычай- 6;

Семенов и др. 2000: 49–51, табл. 31]. Датиров но проста, и среди остальных антропоморфных ка рисунков З. Самашевым [Самашев 2006: 171], изображений они выделяются лишь благодаря основанная на оценке «архаичных черт» «ряже лучистому нимбу: от головы радиально отходят ных» без учета их изобразительного контекста прочерченные тонкими линиями лучи, число ко- и анализа всего петроглифического комплек торых произвольно. Эти особенности сближают са, является априорной. Следует согласиться с их с изображениями СГ варианта С из Тамгалы и выводом основного исследователя Баянжурек тремя гравюрами из Кульджабасы. А.Н. Марьяшева о принадлежности изображе С изображениями СГ иногда пытаются со- ний «ряженых» к одной из стилистических групп поставлять некоторые гравюры еще одного па- петроглифов эпохи бронзы [Байпаков, Марьяшев мятника Восточного Семиречья – Баянжурек 2008: 48–49]. Добавим, что наилучшим образом [Марьяшев, Горячев 2002: табл. II]. Здесь на от- этот изобразительный пласт представлен в за дельных плоскостях в разных пунктах обнаруже- падной части гор Тарбагатай на обследованном ны три одиночных изображения антропоморф- нами комплексе Молдажар;

здесь датировка этих ных персонажей, тождественные по технике (вы- петроглифов периодом поздней бронзы устанав бивка с последующей абразивной обработкой ливается по изображениям реалий, специфи деталей), стилю, иконографии и, по-видимому, ческим художественным особенностям гравюр одновременные. Одно из них неоднократно под- (орнаментальные мотивы на корпусе животных) правлялось уже в древности и усложнено рядом и документируется стратиграфией разновремен дополнительных элементов – дугообразной ли- ных рисунков.

нией над головой персонажа, второй парой рук, Таким образом, в Восточном Семиречье изо точками, «антеной» и еще одним «лучом»;

вос- бражения СГ выявлены лишь на одном памятни принимаемые цельно с основной фигурой эти ке, в Ешкиольмес, причем ни в типологическом, относительно поздние поправки петроглифа по- ни в хронологическом отношении они не могут А.Е. Рогожинский. Наскальные изображения «солнцеголовых» из Тамгалы...

выступать как аналоги СГ вариантов А и В из чаще встречаются СГ со «звездочкой» в центре Тамгалы. окружности (рис. III). Количество лучей у пер Еще одно местонахождение СГ в Казахста- вых обычно 12, у вторых 12, 13 и 14, а в одном не – долина р. Байконур в юго-западной части известном случае – 28. Голова и руки не изобра Сарыарки. Четыре изображения найдены в пун- жаются, что составляет общую особенность ико кте Байконур III, на одной плоскости в составе нографии антропоморфных фигур этого типа.

сложной композиции. Среди них привлекает Оба варианта изображений встречаются в одних внимание только одно [Новоженов 2002: табл. композициях или обособленно друг от друга;

31: 14.13], наиболее соответствующее, на наш при этом первые изображаются парой, а вто взгляд, образу солярного персонажа: статичная рые, со «звездочкой», – в различных сочетаниях.

фигура высотой более 20 см, 12 прямых лучей Однообразные по виду фигуры СГ тиражируют образуют нимб и еще один, более длинный луч, ся на камнях морены в разном количественном поднимается кверху от нижней части головы. составе – 1, 2, 3 и даже 6 или 7. Эта серия изо Этими особенностями изображение напоминает бражений, по-видимому, самая многочисленная «пламенноволосое», шестое, божество «пантео- на памятнике.

на» Тамгалы. Два других рисунка из Байконур К изображениям СГ второго типа следует III отличаются по иконографии друг от друга и отнести уникальную серию фигур с лучистым от предыдущего изображения [Новоженов 2002: «диском» в руках;

в одной композиции с ними табл. 16: 1.22;

17: 5.5];

особенностью одного из связано изображение СГ, отличающееся от ри них является «нимб» в виде замкнутой эллип- сунков первого типа тем, что «нимб» показан совидной фигуры с заключенными в него семью вокруг головы. По иконографии они близки СГ линиями-лучами. Все изображения СГ входят в первого типа: «диск» изображается со «звездоч композиции с другими антропоморфными фигу- кой» в центре и без нее;

количество лучей на рами и животными, перекрывающими друг дру- «диске» – 12, 14, 16 или 17. Эти рисунки могут га, различающимися по стилю и, по-видимому, рассматриваться как развитый вариант изобра разновременными в рамках предложенной жений СГ первого типа.

В.А. Новоженовым [2002: 44, 50] широкой дати- Третий тип СГ в Саймалы-Таше представлен ровки: первая половина 2-го тыс. до н.э. Учиты- двумя крупными (более 20 см) антропоморфны вая хронологический приоритет части петрогли- ми фигурами с разведенными в стороны рука фов эпохи бронзы Байконур, отметим наиболь- ми и лучистым «нимбом» в виде расходящихся шее сходство иконографии этих СГ и изображе- радиально или кверху 17 длинных лучей с утол ний варианта А из Тамгалы. щениями на окончаниях. К ним же, возможно, Завершая обзор памятников Казахстана, от- относится видоизмененная при подновлении метим, что наскальные изображения СГ отсут- фигура с заключенными в окружность 15 луча ствуют или остаются до сих пор неизвестными ми и антропоморфным силуэтом. Рисунки этого среди многих тысяч петроглифов эпохи бронзы типа отличаются более сложной иконографией Присырдарьинского Каратау, Северного При- и натуралистичной передачей антропоморфных балхашья, Южного Алтая, Тарбагатая, а также черт персонажей.

Заилийского и Киргизского Алатау. Основным Относительный возраст и хронология выде районом сосредоточения данной категории пе- ляемых на Саймалы-Таше древнейших групп пе троглифов выступает сравнительно небольшая троглифов остаются дискуссионными [Рогожин географическая территория юго-западной части ский 2008: 86–90]. Изображения СГ первого типа Семиречья. сопряжены с гравюрами в битреугольном и пря Вторым районом распространения в на- моугольном стиле и могут относиться к наиболее скальном искусстве Центральной Азии изобра- раннему пласту петроглифов. Изображения вто жений СГ является высокогорная зона Восточной рого типа обнаруживают с ними определенное Ферганы и предгорья юго-восточной части этой иконографическое сходство, но стиль связанных области. Саймалы-Таш является крупнейшим в с ними фигур «адорантов» характеризует иную, регионе местонахождением петроглифов, точное по-видимому, более позднюю изобразительную количество которых не установлено. Ниже дана традицию. Для соотнесения гравюр третьего типологическая характеристика СГ, основанная типа с какой-либо группой петроглифов пока на анализе 23 известных нам изображений. нет надежных оснований, но в типологическом В Саймалы-Таше выделяются три типа СГ ряду СГ Саймалы-Таша они выступают как наи персонажей. К первому относятся схематичные более поздние.

маленькие (10–15 см) антропоморфные фигуры Датировка древнейших петроглифов Сай с лучистыми нимбами в виде окружностей с ко- малы-Таша концом 3-го – первой половиной 2-го роткими заостренными выступами;

как вариант, тыс. до н.э. опирается на стилистические сопо МИАК-4 Исследования по археологии Кыргызстана ставления зооморфных изображений, типологи- миречья, где Тамгалы занимает место ярко выра ческий анализ колесных повозок и на ряд других женного центра. Генезис данной изобразитель косвенных оснований [Шер 1980: 208–209;

Рого- ной традиции в целом и истоки иконографии жинский 2008: 86–90]. Древность этих гравюр языческого «пантеона» пока остаются невыяс подтверждается также суперпозицией редких на ненными. Несомненным представляется участие Саймалы-Таше изображений лошадей с челкой в этом процессе во второй половине 2-го тыс. до на голове [Tashbayeva et al. 2001: fig. 82], связан- н.э. степных племен Сарыарки и пока неиденти ных, безусловно, с присутствием на Внутреннем фицируемого археологически субстратного ком Тянь-Шане андроновских памятников типа мо- понента на территории Западного Семиречья. В гильника Арпа. Изображения «адорантов», со- дальнейшем отчетливо проступает воздействие путствующих СГ второго типа, в иконографии изобразительной традиции юга, где в маргиналь и стиле тождественны гравюрам эпохи поздней ной зоне обитания оседло-земледельческих и бронзы, широко известным в памятниках Сары- пастушеских племен конвергентно и значитель арки, Семиречья и юга Казахстана. но раньше сложилась иконография солярного Представленная типология СГ из Саймалы- божества. В конце эпохи бронзы относительное Таша не исчерпывает многообразия петрогли- расширение ареала воспроизведения в наскаль фов данной категории, как и не охватывает весь ном искусстве солярных персонажей характе репертуар многочисленных знаков с солярной ризуется унификацией их иконографии и сти атрибутикой (свастики, очкообразные фигуры, листики;

одновременно наблюдается сложение «колеса» и пр.), важных для выяснения эволю- достаточно однородного репертуара сюжетов ции антропоморфного воплощения солнечного и тем петроглифов, что находит соответствие в божества в наскальном искусстве Средней Азии широком распространении однотипных форм и Казахстана. Тем не менее, она позволяет наме- предметов материальной культуры (керамика, тить возможные пространственно-временные металл) степных племен Казахстана и Средней связи выявленных типов изображений. Азии.

Наиболее ранние изображения СГ первого Примечания типа не имеют аналогов во всем ареале наскаль ного искусства Средней Азии и Казахстана;

они 1. Автор выражает признательность доктору также не могут выступать исходной точкой для геол.-минерал. наук, профессору Б.Ж. Аубекерову формирования более сложной политеистиче- и археологу Ю.А. Мотову за предоставленные мате ской концепции «пантеона» и иконографии СГ риалы и сведения о ныне утраченных петроглифах варианта А из Тамгалы. В то же время именно Тамгалы.

этот тип СГ и, возможно, некоторые гравюры 2. В том числе, возможно, три опубликованных второго могли стать образцом для создания на ранее петроглифа [Марьяшев и др. 1979: 50, рис. 1], скалах Тамгалы однообразных по иконографии отыскать которые на месте не удалось.

СГ варианта В. До выяснения датировки СГ тре- 3. Местонахождение этого изображения СГ уста тьего типа их сходство с одним из персонажей новлено автором при сопоставлении фотоснимков «пантеона» Тамгалы остается без объяснений. 1957 и 1970-х гг., а также по находкам его фрагментов Чрезвычайный интерес вызывает серия ан- в осыпи II группы петроглифов Тамгалы в 1992 г.

тропоморфных изображений из Чилисая, от- 4. Памятник обнаружен геологом В.И. Волобуе личающихся сложным убранством «нимбов» и вым и указан в 1984 г. автору, обследовавшему его сопоставимых по ряду характеристик с СГ «пан- впервые с А.Н. Марьяшевым в 1985 г. Позже поиском теона» Тамгалы и СГ третьего типа из Саймалы- петроглифов здесь занимался С.А. Потапов, энтузи Таша. К сожалению, сохранность изображений и азм которого вознагражден открытием шести изобра отсутствие качественной документации памят- жений, ассоциируемых им с СГ.

ника заставляют ограничиться сказанным. 5. В местонахождении Аккайнар зафиксированы Рассмотрение наскальных изображений СГ еще две сходные по содержанию тибетские надписи.

Тамгалы в контексте других памятников Казах- Автор выражает свою признательность И.В. Ерофее стана и Средней Азии позволяет прийти к сле- вой, директору Института ППКНН, за предоставлен дующим заключениям. Древнейшая серия СГ в ную возможность ознакомиться с предварительным составе петроглифов типа Тамгалы выступает прочтением надписей, выполненным Н.С. Яхонтовой, как феномен художественной культуры эпохи старшим научным сотрудником Сектора тюркологии бронзы Центральной Азии. Географический аре- и монголистики Санкт-Петербургского Института ал его ограничен юго-западной территорией Се- востоковедения РАН.


А.Е. Рогожинский. Наскальные изображения «солнцеголовых» из Тамгалы...

Abstract “SUN-HEAD” REPRESENTATIONS FROM TAMGALY WITHIN THE ROCK ART TRADITIONS OF KAZAKHSTAN AND MIDDLE ASIA A. E. Rogozhinskiy For the first time, in the article all known rock art images from Tamgaly so called “sun-heads” are published. The suggested typology based on style and iconography of representations. A comparative analysis of three definite types of the Tamgaly “sun-heads” and the solar images from other rock art sites in Kazakhstan and Middle Asia is under imple mentation. An anthropomorphic solar image of the Bronze Age rock art has arisen convergent in two areas: South-West Semirechie (Chu-Ili mountains) and East Fergana.

Литература Байпаков, Марьяшев 2008 – Байпаков К.М., Марьяшев А.Н. Петроглифы Баян-Журека. – Алматы, 2008.

Галочкина 1996 – Галочкина Н.Г. Связь памятников эпохи бронзы Кыргызстана с памятниками сопредельных территорий Средней Азии и Казахстана // Древний и средневековый Кыргызстан. – Бишкек, 1996.

Кузьмина 1995 – Кузьмина Е.Е. Методы раскрытия информационного потенциала наскальных изображений // Наскальное искусство Азии. Вып. 1. – Кемерово, 1995.

Кузьмина 2008 – Кузьмина Е.Е. Арии – путь на юг. – М.;

СПб., 2008.

Максимова 1958 – Максимова А.Г. Наскальные изображения урочища Тамгалы // ВАН КазССР. – 1958. – №9.

Максимова и др. 1985 – Максимова А.Г., Ермолаева А.С., Марьяшев А.Н. Наскальные изображения урочища Там галы. – Алма-Ата, 1985.

Мартынов и др. 1992 – Мартынов А.И., Марьяшев А.Н., Абетеков А.К. Наскальные изображения Саймалы-Та ша. – Алма-Ата, 1992.

Марьяшев, Горячев 2002 – Марьяшев А.Н., Горячев А.А. Наскальные изображения Семиречья. – Алматы, 2002.

Марьяшев и др. 1979 – Марьяшев А.Н., Ермолаева А.С., Мотов Ю.А. Новые петроглифы урочища Тамгалы // ВАН Каз.ССР. – 1979. – №8.

Марьяшев 1981 – Марьяшев А.Н., Ермолаева А.С. Исследования в урочище Тамгалы // Проблемы западносибир ской археологии. Эпоха железа. – Новосибирск, 1981.

Марьяшев, Рогожинский 1987 – Марьяшев А.Н., Рогожинский А.Е. Вопросы периодизации и хронологии петро глифов Казахстана // Скифо-сибирский мир. Искусство и идеология. – Новосибирск, 1987.

Миклашевич 1995 – Миклашевич Е.А. Петроглифы Чолпон-Аты (Киргизия) // Древнее искусство Азии. Петро глифы. – Кемерово, 1995.

Новоженов 2002 – Новоженов В.А. Петроглифы Сары-Арки. – Алматы, 2002.

Нурмаметов 2007 – Нурмаметов Р.Г. Лунарно-солярный персонаж в наскальном искусстве Иссык-Куля // Изв.

НАН РК. Сер. обществ. наук. – 2006. – №1.

Потапов 2007 – Потапов С.А. Древнее святилище Каракыр. – Алматы, 2007.

Рогожинский 1999 – Рогожинский А.Е. Могильники эпохи бронзы урочища Тамгалы // История и археология Семиречья. Вып. 1. – Алматы, 1999.

Рогожинский 2001 – Рогожинский А.Е. Изобразительный ряд петроглифов эпохи бронзы святилища Тамгалы // История и археология Семиречья. Вып. 2. – Алматы, 2001.

Рогожинский и др. 2004-а – Рогожинский А.Е., Аубекеров Б.Ж., Сала Р. Памятники Казахстана // Памятники на скального искусства Центральной Азии: общественное участие, менеджмент, консервация, документация. – Алматы, 2004.

Рогожинский и др. 2004-б – Рогожинский А.Е., Хорош Е.Х., Чарлина Л.Ф. О стандарте документации памятников наскального искусства Центральной Азии // Памятники наскального искусства Центральной Азии: обще ственное участие, менеджмент, консервация, документация. – Алматы, 2004.

Рогожинский 2008 – Рогожинский А.Е. О современных задачах археологии наскального искусства Казахстана и Средней Азии // Археология, этнография и антропология Евразии. – 2008. – №4.

Самашев 2006 – Самашев З. Петроглифы Казахстана. – Алматы, 2006.

Сараев 2007 – Сараев В.В. Феномен Тамгалы // История и археология Семиречья. Вып. 3. – Алматы, 2007.

Семенов и др. 2000 – Семенов В.А., Килуновская М.Е., Красниенко С.В., Субботин А.В. Петроглифы Каратага и горы Кедровой. – СПб., 2000.

Ташбаева 2004 – Ташбаева К.И. Памятники Кыргызстана // Памятники наскального искусства Центральной Азии: общественное участие, менеджмент, консервация, документация – Алматы, 2004.

Шер 1980 – Шер Я.А. Петроглифы Средней и Центральной Азии. – М., 1980.

Tashbayeva et al. 2001 – Tashbayeva K., Khujanazarov M., Ranov V., Samashev Z. Petroglyphs of Central Asia. – Bishkek, 2001.

МИАК-4 Исследования по археологии Кыргызстана БОЕВЫЕ ПОЯСА РАННИХ КОЧЕВНИКОВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ С.С. Иванов* Центральная Азия / эпоха ранних кочевников / боевые пояса Central Asia / ancient nomads epoch / military belts В древних обществах, особенно кочевых, Металлические обоймы от боевых поясов мужские боевые пояса имели особую семан- по конструкции можно подразделить на два тическую нагрузку. В первую очередь это было основных типа: простые и прорезные.

связано с тем, что только свободные люди имели Простые наременные обоймы чаще все право носить и использовать оружие, поэтому го подпрямоугольной формы, с гладкой или пояса, помимо своего практического значения – декорированной поперечным рифлением или для фиксации поясной одежды и подвешивания петельками внешней поверхностью. Обоймы оружия, со временем стали своеобразным по- первого типа известны из памятников Памира и казателем социального статуса человека. Кроме Семиречья, а также Центрального Казахстана.

того, боевые пояса, несомненно, занимали очень Простейшие бронзовые обоймы с глад важное место в снаряжении древнего воина, по- кими внешними сторонами известны из уже скольку служили не только для подвешивания к упоминавшегося памирского погребения в мо ним оружия и футляров для него (колчана, но- гильнике Можуташ II, курган 4. Длина их – до жен и др.), но также различных украшений или 3,5 см, ширина – 1 см (рис. I. 4). Сходные обой подвесок, носивших, скорее всего, защитный мы, но имеющие поперечное рифление на одной магический характер. Это также придавало по- из внешних сторон были обнаружены в другом ясу в целом особое значение в древнем костюме памирском погребальном комплексе – курга [Горелик 2003: 119–120].* не 7 могильника Тегермансу I. Каждая из пяти Боевые пояса, вследствие того что они изго- найденных здесь обойм, кроме того, имела по товлялись из кожи, сравнительно редко встреча- две петельки на рифленой стороне (рис. III. 1).

ются в погребальных комплексах эпохи ранних Данное погребение было датировано Б.А. Лит кочевников в Центральной Азии. Единственным винским VI в. до н.э. [Литвинский 1972: 62, свидетельством их существования у древнего табл. 21. 7–8, 10–11].

кочевого населения нашего региона выступают В Семиречье пока известна только одна металлические и костяные обоймы, накладные простая поясная обойма в кургане 25 могильни бляшки и пряжки. ка Бесшатыр, аналогичная обоймам из Можу Остатки кожаного боевого пояса, имеющего таша II [Акишев 1959: 202–203, рис. 1;

Акишев, достаточно хорошую сохранность, известны из Кушаев, 1963: 69–72, рис. 65] (рис. III. 3). Ком кургана 4 могильника Можуташ II на Восточном плекс этого кургана по сопутствующим бронзо Памире. Он был изготовлен из сложенной вдвое вым наконечникам стрел датируется VI в. до н.э.

кожаной полосы, не сшитой, а закрепленной не- [Медведская 1972: 68].

большими бронзовыми обоймами, расположен- Одна простая бронзовая поясная обойма с ными на расстоянии 4,5–5 см друг от друга. На волнистыми краями была найдена в кургане поясе имеются две ременные петли, служившие, могильника Тагискен в Восточном Приаралье.

скорее всего, для подвешивания предметов во- Датируется она, судя по найденному вместе с оружения. К этим петлям и самому поясу при- ней бронзовому наконечнику стрелы, VII–VI вв.

креплялись дополнительные ремешки, также до н.э. [Итина, Яблонский 1997: рис. 25. 7].

использовавшиеся для подвешивания оружия В качестве поясных обойм, скорее всего, и предметов быта и украшений. Ширина сохра- служили подпрямоугольные пластинки с вол нившейся части памирского пояса – 2 см, дли- нистыми краями и загнутыми узкими конца на – 32 см (рис. 1. 4). Датируется данный боевой ми, сходные с приаральской обоймой, из мо пояс VII–VI вв. до н.э. [Литвинский 1972: 53, 129, гильника Истык на Памире [Литвинский 1972:

табл. 45;

Горелик 1987: 127, рис. 8. 4]. Следует от- табл. 24. 32].

метить, что очень сходную конструкцию имел Простые обоймы с Восточного Памира и боевой пояс из Лесостепного Алтая (Гилево-10, Семиречья имеют ближайшие территориальные могила 9) [Шульга 2007: 28–29]. аналогии в Центральном Казахстане, где была обнаружена целая серия наборных боевых поя сов [Чотбаев 2001: 285–287]. Бронзовые обоймы * Иванов Сергей Сергеевич – КНУ им. Ж. Баласагы- с гладкими внешними сторонами известны из на. Кыргызстан, Бишкек, sak@yandex.ru С.С. Иванов. Боевые пояса ранних кочевников Центральной Азии Рис. I. Боевые пояса раннесакского времени (по М.В. Горелику):

1–3 – Центральный Казахстан;

4 – Восточный Памир Рис. II. Парадный пояс из кургана Иссык (по К.А. Акишеву) МИАК-4 Исследования по археологии Кыргызстана кургана 1 могильника Нурманбет IV, найденные, пока не известны сходные обоймы с петлей или кстати, там с обоймами, имеющими посередине кнопкой в таком качестве. Очень сходная обой одну петельку (рис. I. 2). Последние в значитель- ма с петлей была найдена в кургане 42 могиль ной мере сходны с памирскими двупетельчаты- ника Тагискен, отлична она от предыдущей тем, ми обоймами, о которых упоминалось выше. что имеет более узкие пропорции. Ее сопрово Кроме того, простые обоймы с гладкими внеш- ждала, как упоминалось выше, простая обойма ними сторонами в могильнике Николаевка II в с волнистыми краями [Итина, Яблонский 1997:


Южном Зауралье [Таиров 1988: 29, рис. 2. 6–10, рис. 25. 3]. Датируется она, судя по найденному 12–15;

2004, рис. 1. 4]. Здесь же, на Южном Ура- вместе с ней бронзовому наконечнику стрелы, ле, в Бобровском и Иртяшском 14 могильниках, VII–VI вв. до н.э. Наконец, достаточно сходные а также в Варненской курганной группе встре- с тагискенским экземпляром обоймы имеются в чены однопетельчатые обоймы, очень сходные уже упоминавшемся могильнике Майкубень с найденными в Нурманбет IV [Матвеева 1964: в Центральном Казахстане [Бейсенов, Чотбаев 213, рис. 1. 5;

Таиров 2004: 140, рис 1. 1, 3, 6]. 2001: рис. 1. 1].

Идентичные обоймы также отмечены в могиль- Интерес вызывают также бронзовые по нике Гилево-10 в Лесостепном Алтае [Шульга ясные обоймы из Уйгарака, особенно в свете 2007: 27, рис. 2]. выдвинутого недавно П.И. Шульгой предпо Высказывалось мнение, что петельки на ложения о широком распространении в среде центральноказахстанских обоймах служили для азиатских кочевников раннескифского времени продевания через них тонкого ремешка, концы поясов, полностью или частично состоящих из которого служили завязками пояса [Горелик нескольких ремешков. Материальным свиде 1987: 128]. В последние годы это предположе- тельством этого являются поясные обоймы, ние получило дополнительные доказательства – состоящие из нескольких сомкнутых или с ча в уже упомянутом могильнике Гилево-10 стичным зазором коротких трубочек, сквозь ко (могила 9) на поясе был зафиксирован тонкий торые и продевался комбинированный ремень.

продольный ремешок, продетый через две из Уйгаракские обоймы в разрезе имели по три шести обойм [Шульга 2007: 27, рис. 2]. Возмож- расположенных в ряд несомкнутых кольца, от но, для продевания тонких шнурков были пред- верстия которых были недостаточны для пропу назначены небольшие выступы-петельки на па- скания сквозь них цельного ремня, вследствие мирских обоймах. Впрочем, подобные ремешки чего он соответственно был разделен на три могли служить не только в качестве завязок части. Сходные ремни отмечены в Централь пояса, но и для подвешивания мелкой поясной ном и Северном Казахстане, а также в Южной фурнитуры типа подвесок, широко распростра- Сибири. По мнению П.И. Шульги, ремешковые ненной в скифское время в степях Евразии. пояса существовали ограниченный период вре Но наиболее близки памирским рифленым мени – на завершающем этапе раннескифского обоймам бронзовые обоймы из могильника периода. Что послужило причиной появления Майкубень 3 в Центральном Казахстане, дати- поясов такого облика не совсем ясно. Возможно, рующиеся рубежом VI и V в. до н.э. [Бейсенов, отдельные ремешки пояса использовались для Чотбаев 2001: 290–292, рис. 1. 1]. регуляции длины пояса, что было очень удоб Обоймы из могильника Николаевка II дати- но, потому как в зависимости от времени года руются VII–VI вв. до н.э. [Таиров 1988: 30]. Этим и используемой одежды его длина могла значи же временем, скорее всего, датируется и петель- тельно варьировать [Шульга 2007: 33–37, рис. 5.

чатая обойма из Бобровского могильника, в 3, 5–7, 9].

пользу чего говорят бронзовые трехгранные на- Однако, если судить по сравнительно не конечники стрел с плоским черешком, найден- многочисленным находкам специфических ные вместе с ней [Матвеева 1964: 213–214]. обойм, маркирующим эти пояса, то они были в Несколько обособленное положение зани- среде ранних кочевников редкой их разновидно мают бронзовые обоймы из кургана 14 могиль- стью и, просуществовав относительно короткий ника Уйгарак в Приаралье. Первая имеет риф- промежуток времени вышли из употребления, леные поверхности, а в нижней части снабжена оказав, по-видимому, минимальное влияние массивной петлей. Размеры обоймы 3,8 х 2,2 см на последующее развитие боевых поясов и их [Вишневская 1973, табл. III. 1, 2]. Вторая обой- фурнитуры.

ма была вдвое уже, но вместо петли в нижней Итак, боевые наборные пояса с обоймами части она имела выступ-кнопку (рис. III. 8–9). первого типа датируются раннесакским време О.А. Вишневская датировала курган 14 VI в. до нем, и их датировка в целом не выходит за пре н.э. [Вишневская 1973: 103]. Хотя, возможно, они делы VII–VI вв. до н.э. Территория их распро были составной частью конской упряжи, но нам странения в Центральной Азии пока ограни С.С. Иванов. Боевые пояса ранних кочевников Центральной Азии Рис. III. Поясные обоймы и пряжки сакского времени (даны не в масштабе):

1 – Тегермансу I, курган 7;

2 – Кадырбай III, курган 14;

3–4 – Бесшатыр, курган 25;

5, 6, 10 – Актамский могильник;

7 – Капчагай III, курган 24;

8, 9 – Уйгарак, курган 14;

11 – Джал-Арыка II, курган 2;

12 – Аличур II, курган 3;

13 – Берккара чивается Центральным Казахстаном, Памиром Обоймы второго типа – прорезные – имели и Семиречьем. Скорее всего, обоймы первого прямоугольную или квадратную форму. Большая типа имели общий источник происхождения, о их часть имела небольшой поперечный вырез на чем говорит их значительное сходство, вплоть внешней стороне, а с внутренней стороны – боль до отдельных деталей, незначительно варьиро- шой прямоугольный. Обоймы рассматриваемого вавших в зависимости от региона находки. Но типа известны в Центральной Азии – в Семире установить место их генезиса пока что не пред- чье (2 шт.) и на Тянь-Шане (3 шт.).

ставляется возможным. Первая семиреченская прорезная обойма Однако уже в VII–VI вв. до н.э. определяется была найдена в кургане 24 могильника Капчагай основное функциональное назначение боевых III в Илийской долине. Она имела квадратную поясов в нашем регионе – они использовались форму, ее размеры 3,7 х 3,7 см [Акишев, Кушаев преимущественно для подвешивания к ним 1963: табл. 2. 12] (рис. II. 7). Практически ана предметов вооружения и воинского снаряже- логична ей бронзовая обойма, происходящая из ния, а также предметов быта (ножей, оселков и кургана 34 Джал-Арыка II в Кетмень-Тюбинс др.). Кроме того, боевые пояса частично могли кой долине (ее размеры: 4 х 3,6 см). Очень сходна выполнять защитную функцию, но в раннесак- с описанными выше обойма из другого запад ское время она, видимо, была минимальной, о нотяньшаньского могильника (Кок-Бель, кур чем свидетельствуют сравнительно небольшие ган 25), отличающаяся только более удлиненны размеры обойм, которые показывают, что шири- ми пропорциями (4,9 х 3,3 см) [Кожомбердиев на боевого пояса в это время была около 3 см. 1975: 171]. Возможно, остатки железной обоймы МИАК-4 Исследования по археологии Кыргызстана второго типа происходят из кургана 25 Бесша- ких обойм из Алтая, Тувы, Хакассии и Запад тыра (рис. III. 4). Как говорилось выше, данное ной Монголии, где они, помимо квадратной и погребение по сопуствующему инвентарю дати- прямоугольной формы, могут также иметь тра руется VI в. до н.э. [Акишев, Кушаев 1963: 69–72, пециевидную. Отдельные экземпляры второго рис. 65]. типа обойм встречаются у ранних кочевников Особым вариантом поясных обойм второ- Южного Урала [Смирнов 1977: 26, рис. 11. 22;

го типа является массивная квадратная обойма, Смирнов 1981: рис. 7. 3, 9, 8], а единичная наход снабженная в нижней части не вырезом, а пет- ка отмечена даже в Нижнем Поволжье [Клепи лей, происходящая из кургана 2 Джал-Арыка II ков 2002: 81, рис. 28. 10], но в последнем случае с Западного Тянь-Шаня. Размеры обоймы 5,5 х там она имеет явное восточное происхождение, 5,5 см;

размеры петли: 1 х 2,6 см [Степная поло- так как для савроматских памятников этого ре са… 1992, табл. 32. 24] (рис. III. 11). гиона прорезные поясные обоймы не характер Чрезвычайно близка к поясным обоймам ны. Впрочем, раннее происхождение, видимо, рассматриваемого типа двойная зооморфная имеет несколько необычная прорезная прямоу бляха-накладка из кургана 14 могильника Ка- гольная обойма из кургана 2 могильника Иртяш дырбай III в Семиречье. На обеих квадратных 14 в Южном Зауралье, снабженная на внешней половинках накладки изображен хищник, тер- стороне дополнительной петелькой, такой же, зающий оленя. В нижней части каждая из них как у некоторых обойм первого типа из этого же имеет овальней вырез, аналогичный попереч- региона, которые также были найдены в данном ному вырезу обойм второго типа [Агеева 1959: погребении, как упоминалось выше [Таиров 84–85, рис. 2. 14] (рис. III. 2). Несомненно, что 2004: рис. 1. 6].

бляхи-накладки подобного типа могли только В Лесостепном и Горном Алтае они также появиться под прямым влиянием прорезных датируются VI–III (II) вв. до н.э. [Киселев 1949:

поясных обойм. 170–174, табл. XXXVIII. 12, XXXIX. 17;

Добжан С некоторыми оговорками ко второму типу ский 1990: 21–22, табл. IX. 7;

Могильников 1997:

поясных обойм можно отнести массивную же- 71–72]. В Туве аналогичные обоймы были най лезную бляху с загнутыми краями, инкрустиро- дены в памятниках VI–III вв. до н.э. [Мандель ванную золотыми стилизованными фигурками штам 1983: 31–33, рис. 2. 8;

Степная полоса...

птичек из Кетмень-Тюбинской долины (могиль- 1992: табл. 77. 72–73]. Хакасские экземпляры по ник Джал-Арык II, курган 7). В нижней части добных обойм Н.Л. Членова отнесла к V–IV вв.

она имеет узкую горизонтальную прорезь. Раз- до н.э. [Членова 1967: 64, табл. 15. 15–16]. В За меры бляхи: 7,5 х 6,2 см1. падной Монголии обоймы второго типа про Ко второму типу обойм условно можно от- исходят из погребений V–III вв. до н.э. [Нов нести подквадратную бронзовую бляху из мо- городова 1989: 267, 278]. На Южном Урале и в гильника Аличур II на Памире. Она так же, как Нижнем Поволжье находки таких обойм дати и другие обоймы рассматриваемого типа, имела руются концом VI – началом IV в. до н.э. [Кле отверстие в нижней части и крепилась к поясу пиков 2002: 81]. Но в памятниках самого конца при помощи шпеньков, расклепанных на концах. III–II вв. до н.э. прорезные обоймы практически Размеры бляхи: 4,1 х 4,2 см [Литвинский 1972: 54, не известны, за редким исключением, поэтому, табл. 18. 7] (рис. III. 12). Датируется она III в. до скорее всего, бронзовые прорезные обоймы мо н.э. по сопутствующим зажимно-черешковым гут датироваться только VI–III вв. до н.э. Впро железным наконечникам стрел [Иванов 2007: чем, можно выделить раннюю группу (VI–V вв.

66, рис. 2]. до н.э.) прорезных обойм, которые имеют оди Датировка обойм второго типа в Цен- наковые отверстия с обеих сторон (такие обой тральной Азии различными исследователями мы, в частности, известны из Нурманбет IV, сильно варьирует. Г.А. Кушаев датировал обой- Николаевки II, Вавилонки), в то время как более му из Капчагай III III–II вв. до н.э. Но в целом поздние – более крупный прямоугольный вырез дата этого кургана может быть и более ранней, с внутренней стороны.

чему не противоречит погребальный инвентарь Отдельного внимания заслуживает дати кургана, в котором она была найдена [Акишев, ровка особых вариантов обойм второго типа Кушаев 1963: 69–72]. Тяньшаньские обоймы или же блях-накладок, связанных своим проис К.И. Ташбаева датировала VI–V вв. до н.э. [Таш- хождением с последними, что также может кос баева 1987-а: 9]. венно указывать на время появления и распро Таким образом, в Центральной Азии про- странения прорезных обойм.

резные обоймы суммарно датируются VI–II вв. Двусоставную бляху-накладку, напрямую до н.э. Эта датировка практически полностью имитирующую обоймы второго типа, Е.И. Аге подтверждается широким кругом аналогий та- ева датировала IV–III вв. до н.э. Эта датировка С.С. Иванов. Боевые пояса ранних кочевников Центральной Азии не вызывает никаких возражений, так как сце- стане (рис. I. 1), который датируется, как упоми на терзаний и сами позы животных на бляхе в налось выше, VII–VI вв. до н.э. [Кадырбаев 1966:

значительной мере стилизованы и переданы не- 344, рис. 39. 1]. Эта обойма имела узкую трапе четко, что может говорить о позднем этапе раз- циевидную форму и сквозной крупный вырез вития скифо-сибирского звериного стиля, но, с на обеих сторонах. В Южном Зауралье сходная другой стороны, композиция передана реали- трапециевидная прорезная обойма сопутство стично и не наполнена фантастическими черта- вала простым гладким обоймам в погребении ми, как в гунно-сарматское время. кургана могильника Николаевка II, также дати Массивная обойма с петлей в нижней части рующемся VII–VI вв. до н.э. [Таиров 1988: 29–30, из Кетмень-Тюбинской долины не имеет пря- рис. 2. 5]. Здесь же, в Зауралье, в Варненской мых аналогий в нашем регионе, хотя в некото- курганной группе были найдены остатки же ром отношении ей близки более ранние по вре- лезной прорезной обоймы, которым сопутство мени рифленые обоймы с петлей из Приаралья, вали простые ременные обоймы [Таиров 2004:

которые упоминались выше. По погребальному рис. 1. 3]. В связи с этим логично предположить, инвентарю кургана, в котором она была обнару- что прорезные обоймы ведут свое происхожде жена, наиболее информативные вещи из кото- ние от простых обойм первого типа. Предпола рого – это железный кинжал и круглая бляха с гать, что они были привнесены в Центральную изображением крылатых коней, может датиро- Азию извне, например из Южной Сибири, не ваться V–IV вв. до н.э. [Кожомбердиев 1975-б: приходится, так как там они также появляются 179;

Ташбаева 1987-б: 32]. Хотя мы склоняемся к в VI в. до н.э. Генетическая связь обойм перво датировке только IV в. до н.э. Наиболее близкой го и второго типов подтверждается неизменно аналогией ей может считаться обойма с изобра- стью внешней формы, дополнившейся только жением оленя с вывернутой задней частью из внутренним и внешним вырезами. Это свиде кургана 3 Бийского могильника в Лесостепном тельствует о том, что примерно в VI в. до н.э.

Алтае. М.П. Завитухина датировала ее самым происходит дальнейшее определение функций концом скифского периода [Завитухина 1961: поясных обойм – теперь они предназначались 101, 106–107, рис. 4. 7], но эта датировка в на- преимущественно для подвешивания оружия и стоящее время не может считаться бесспорной. другого воинского снаряжения, а число обойм Железная массивная бляха из кургана 7 на боевых поясах уменьшается до одной-двух Джал-Арыка II не имеет прямых аналогий и по- [Добжанский 1990: 21;

Могильников 1997: 71].

своему уникальна. Но она достаточно однознач- Но, с другой стороны, происходит увеличение но датируется по сопутствующему ей комплексу ширины самого боевого пояса в последующие наконечников стрел и рукояти кинжала – IV в. века, о чем свидетельствует массивность обойм до н.э. [Кожомбердиев 1977: рис. 3;

Ташбаева и блях-накладок VI–III вв. до н.э. Если в ранне 1987-б: 32]. сакское время – VII–VI вв. до н.э. – металличе Бронзовая бляха-накладка из могильника ские поясные обоймы были 3–3,5 см в длину и Аличур II на Восточном Памире, как упомина- 1–2 см в ширину, то позднее обоймы второго лось выше, может датироваться III в. до н.э. по типа достигают 4–6 см в длину и ширину, т.е.

железным наконечникам стрел особого типа. пояса становятся шире, а значит, повышается их Получается, таким образом, что подража- защитная функция.

ния прорезным обоймам существовали в IV– Как же фиксировались боевые портупей III вв. до н.э., т.е. позднее времени появления са- ные пояса с металлическими обоймами на тор мих прорезных обойм в Центральной Азии;

воз- се воина? Ответ на этот вопрос не совсем ясен.

никли они, несомненно, под влиянием послед- Металлическая пряжка со шпеньком всего один них и сосуществовали с ними до конца сакского раз найдена вместе с обоймой второго типа в периода в регионе. могильнике Кок-Бель на Западном Тянь-Шане Итак, центральноазиатские прорезные (Кетмень-Тюбинская долина). В других случаях обоймы и подражания им в целом существова- никаких намеков на пряжки в погребениях нет.

ли параллельно с южносибирскими и монголь- Аналогичная ситуация отмечена в Лесостепном скими в VI–III вв. до н.э. Алтае. По подсчетам В.А. Могильникова, только Что же касается происхождения или по- в единичном случае массивная пряжка сопут явления прорезных обойм в нашем регионе, то ствовала прорезной обойме [Могильников 1997:

этот вопрос практически невыяснен. Впервые 71]. Скорее всего, боевые пояса, снабженные в Центральной Азии обойма, очень сходная с обоймами, как и в раннескифское время, про обоймами второго типа, встречена на наборном должали завязывать ремешками, хотя не исклю поясе вместе с простыми обоймами в могильни- чена возможность, что использовали деревян ке Нурманбет IV, курган 3 в Центральном Казах- ные пряжки. К примеру, достаточно широкое МИАК-4 Исследования по археологии Кыргызстана распространение подобных пряжек зафиксиро- песочных часов. Получалось, таким образом, вано в конце пазырыкского времени в Горном что массивные бляхи в виде оленей прикрывали Алтае [Кубарев 1992: 77–85]. живот воина. Но кроме явных защитных функ Впрочем, в качестве застежек поясов мог- ций эти бляхи имели и практическое значение:

ли использоваться пряжки из могильника Та- между ногами оленей имелись отверстия, кото гискен, найденные в курганах 31 и 54 [Итина, рые, как и прорези обойм второго типа, служи Яблонский 1997: рис. 12. 1;

45. 7], а также из мо- ли для подвешивания оружия, в частности меча гильника Уйгарак – курган 27 [Вишневская 1973: и кинжала, найденных в Иссыке. Ширина пояса табл. IX. 5]. достигала 4,8–5 см (рис. 2). Как считал К.А. Аки По мнению М.А. Итиной и Л.Т. Яблонско- шев, иссыкский пояс завязывался специальны го, подобные пряжки из Восточного Приара- ми ремешками на животе [Акишев 1978: 68–70].

лья могли служить для крепления чумбурного Датируется данный пояс, как и курган Иссык в блока, то есть в качестве части конской упряжи целом, IV в. до н.э.

[Итина, Яблонский 1997: 61]. Впрочем, с другой То, что иссыкский пояс не является чисто стороны, нельзя не отметить значительную бли- ритуальным, а копирует реальные боевые поя зость этих пряжек, особенно тагискенских, к по- са, подтверждается находками металлических ясным застежкам, известным в раннескифское блях-накладок сходной формы (южносибирские время в Центральном Казахстане, на Алтае и в исследователи обычно их называют «бабочко Туве [Шульга 2007: 34–35, 37, рис. 6. 2–4, 7, 8]. видными»), но лишенных зооморфных мотивов Но то обстоятельство, что все пряжки были и близких по времени иссыкским [Могильников найдены в ограбленных погребениях, затрудня- 1997: 71, рис. 54. 10, 55].

ет их точную функциональную идентификацию. С поясной гарнитурой, предназначенной К тому же на раннем этапе развития скифоид- для подвешивания к поясу оружия и других ных культур для крепления подпружных ремней предметов, могли также быть связаны зооморф седла использовали преимущественно парные ные бляхи с Восточного Памира и Тянь-Шаня.

пряжки, в то время как во всех перечисленных На Памире, в частности, это массивная фи погребениях они одиночные. Рассмотрим вни- гура фантастического животного (7,8 х 5,6 см) мательнее остальной погребальный инвентарь, и бляха в виде оленя (4,6 х 3,7 см) из кургана сопровождавший эти захоронения. Тегермансу I [Литвинский 1972: 63–64, табл. 22.

К примеру, в кургане 31 Тагискена не было 1, 3] (рис. IV. 1, 2). Тем более вероятна связь этой найдено ни одного предмета, связанного с кон- бляхи с боевыми поясами, что в этом кургане ским убором, зато там имелась застежка от кол- были обнаружены остатки кожаного ремня, а чана. А в кургане 54 был найден наконечник сами бляхи находились на тазу погребенного.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.