авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ИНСТИТУТ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ МАТЕРИАЛЫ И ИССЛЕДОВАНИЯ ПО АРХЕОЛОГИИ КЫРГЫЗСТАНА ...»

-- [ Страница 4 ] --

стрелы. Все эти обстоятельства в совокупности Здесь же был найден железный акинак [Литвин могут указывать на наличие боевых поясов, к ко- ский 1972: 23]. Впрочем, одна из блях служила, торым был подвешен, по крайней мере, колчан. скорее всего, поясной пряжкой. Датируется дан В Уйгараке пряжка была найдена среди скопле- ный курган VI в. до н.э.

ния предметов, связанных с конской упряжью, На Западном Тянь-Шане с боевыми пояса поэтому вполне вероятно, что она могла отно- ми могла быть связана золотая фигурка тигра, ситься к ней, но не исключается ее принадлеж- найденная в могильнике Акчий-Карасу, курган ность и к поясной гарнитуре. Итак, в двух из [Степная полоса... 1992: табл. 32. 27].

трех случаев предпочтение можно отдать пред- Третью группу сакских боевых поясов со положению, что пряжки были именно застеж- ставляют пояса, от которых в погребениях со ками от поясов, от которых, впрочем, ничего не хранились только массивные костяные или ме сохранилось, кроме них самих. таллические пряжки.

Отдельным видом боевых поясов ранних Костяные пряжки в Центральной Азии за кочевников Центральной Азии были пояса, по- фиксированы пока только в Ферганской долине крытые с внешней стороны фигурными бляшка- и на Западном Тянь-Шане (Кетмень-Тюбинская долина)2. Они имели форму двух видов: полуо ми. Единственный хорошо сохранившийся пояс этого типа представлен в знаменитом кургане вальные и трапециевидные.

Иссык. Несмотря на то что он парадный, не- Полуовальные костяные пряжки были най сомненно, что он имитирует собой настоящий дены в могильниках Актам и Кунгай в Ферга боевой пояс. Он был украшен с одного конца не. Актамская пряжка имела с округлой сторо массивной подпрямоугольной зооморфной бля- ны поперечную прорезь и железный шпенек, хой в виде оленя, две таких же бляхи украшали а с противоположной, прямой стороны – пять другой конец пояса;

между ними располагались сквозных отверстий для крепления к ремню.

еще 13 зооморфных блях, имеющих очертания Размеры пряжки: 4,6 х 3,9 см. [Гамбург, Горбуно С.С. Иванов. Боевые пояса ранних кочевников Центральной Азии Рис. IV. Предметы, связанные с поясной гарнитурой с Памира (по Б.А. Литвинскому):

1–2 – Тегермансу I, курган 7;

3–4 – Памирская I ва 1957: 86, рис. 29. 13] (рис. III. 6). Пряжка из ными пряжками, распространение которых свя Кунгая почти аналогична ей, но не имеет шпень- зывается с восточным культурным импульсом ка и прорези и обладает небольшими уступами [Добжанский 1990: 22].

с прямой стороны. Размеры пряжки: 2,9 х 3 см Примечательно, что костяные пряжки по [Горбунова 1961: 179, рис. 12. 10]. Не совсем луовальной формы в сакское время известны ясно, как она застегивалась. Возможно, она была только в Ферганской долине и нигде более в наконечником ремня, о чем говорят небольшие Центральной Азии. Впрочем, схожие пряж уступы с той стороны, которой она крепилась ки известны в Орлатском могильнике гораз к поясу. Датируются обе пряжки суммарно до позже – в первой половине 1-го тыс. н.э. В VI–IV вв. до н.э. по общей дате погребальных рассматриваемый период пряжки такой фор памятников эйлатано-актамского типа [Горбу- мы известны в памятниках V–III вв. до н.э.

нова 1962: 103–106]. Горного и Лесостепного Алтая [Киселев 1949:

Трапециевидные пряжки были найдены в табл. XXXII. 14;

Горбунов 1999: 47–51, рис. 1. 10], памятниках Ферганы (Актамский могильник) и Тувы [Грач 1980: 35. 10, 61. 6]. Что же касается Кетмень-Тюбинской долины (могильник Акчий- трапециевидных пряжек, то они известны в Карасу). Ферганская пряжка имела удлиненно- Ташкурганском могильнике в Восточном Турке трапециевидную форму. По краям она была стане [Восточный Туркестан... 1988: рис. 26. 5], украшена циркульным орнаментом. На узкой а также в Туве, в могильнике Аймырлыг [Ман стороне она имела четыре отверстия. Ее длина – дельштам 1983: 33, рис. 2. 9;

Степная полоса...

6,6 см, ширина – 3,2–4 см [Гамбург, Горбунова 1992: табл. 77. 80–83], причем в последнем слу 1957: 82, рис. 29. 12] (рис. III. 10). Тяньшаньская чае они все были парными.

пряжка – парная и имеет более крупные разме- Металлические пряжки представлены дву ры, на ее узких концах сохранилось по три от- мя основными видами: простые и зооморфные.

верстия [Ташбаева 1987-а: 9]. К первому виду относится одна железная Ферганская трапециевидная пряжка датиру- пряжка из Актамского могильника. Она имела ется VI–IV вв. до н.э. по общей дате Актамского овальную форму с овальным же отверстием с могильника. Тяньшаньская пряжка, скорее все- одной стороны. По ее бокам местами сохрани го, датируется III–II вв. до н.э., так как именно лись небольшие сквозные отверстия для кре в это время появляются пояса с крупными пар- пления к ремню. Размеры пряжки – 7,4 х 4 см МИАК-4 Исследования по археологии Кыргызстана [Гамбург, Горбунова 1957: 86, рис. 29. 13] Возможно, они предназначались и для ношения (рис. III. 5). Датировка – VI–IV вв. до н.э. оружия, для этого в самом поясе могли проде Несомненно, что актамская пряжка ими- лывать сквозные отверстия (ширина пояса это тировала собой костяные образцы. Об этом го- позволяла) или привязывали дополнительные ворят отверстия на ней, расположенные анало- ремешки. К примеру, пояса саков на персеполь гично костяным пряжкам. Кроме того, как упо- ских рельефах практически на всех изображе миналось выше, в Кочкорской долине известна ниях лишены накладок или обойм и снабжены очень сходная костяная пряжка из раскопок только пряжками, но, тем не менее, к ним подве А.К. Абетекова [Абетеков 1988]. шено оружие. Причем, насколько можно судить Ко второму виду – зооморфным пряжкам – по изображениям, оно привешивалось при по относится массивный бронзовый экземпляр мощи простых отверстий в поясе.

из Берккаринского могильника в Западном Се- Исходя из всего изложенного выше, можно миречье. На пряжке изображена львиная голо- констатировать, что в эпоху ранних кочевников ва, держащая в пасти птицу, которая образует в Центральной Азии существовало три основ стилизованный выступ-крючок, предназна- ных группы боевых поясов, частично совпадаю ченный для застегивания пояса. Со стороны щие с четырьмя основными типами поясов, вы гривы льва пряжка имеет поперечную прорезь деленных В.Н. Добжанским для кочевников ази для крепления к поясу. Второе отверстие рас- атских степей в скифское время [Добжанский положено между челюстями хищника. Разме- 1990: 21–24]:

ры пряжки: 4,5 х 8 см [Бернштам 1947: 9–11, 1) пояса с металлическими обоймами, рис. 5–6;

Степная полоса... 1992: табл. 37. 20] 2) пояса с накладными металлическими (рис. III. 13). Возможно, первоначально она была бляхами, часто выполненными в зооморфном парной, но установить это достоверно невоз- стиле, можно, так как погребение, в котором она была 3) пояса с массивными костяными или обнаружена, было ограблено [Бабанская 1956: металлическими пряжками, в некоторых случа 202]. А.Н. Бернштам датировал данную пряжку ях – парными.

III–II вв. до н.э., основываясь на аналогиях из Хронологически все три группы поясов су Шибе в Горном Алтае, ранее датировавшегося ществовали в Центральной Азии практически II–I вв. до н.э., но в настоящее время последний одновременно. Хотя, самыми ранними пока памятник относится исследователями к концу что могут считаться пояса с металлическими собственно пазырыкского периода [Степная по- обоймами, появляющиеся около VII в. до н.э., лоса... 1992: 170–171, примечания 2 и 3]. Поэто- которые позднее – в середине 1-го тыс. до н.э. – му есть все основания датировать рассматрива- видоизменяются: простые поясные обоймы сме емую зооморфную пряжку IV–III вв. до н.э. няются прорезными и их число сокращается до В Центральной Азии пряжка из Берккары одной-двух. Примерно в это же время распро не имеет даже отдаленных аналогий. Примеча- страняются пояса с различными бляшками тельно, что стилистически сходные бляшки из- накладками и поясными пряжками и сосуще вестны в скифских древностях Восточной Евро- ствуют с поясами с обоймами до конца сакского пы, причем использовались они не только в ка- периода в Центральной Азии.

честве поясных пряжек, но и для бронирования Примечания внешней поверхности пояса. Некоторые из этих пряжек были парными [Черненко 1968: 64–68, 1. Экспонируется в Кыргызском государствен рис. 36–37]. ном историческом музее (КГИМ). Раскопки И.К. Ко Таким образом, кожаные боевые пояса с жомбердиева.

металлическими и костяными пряжками су- 2. Одна овальная костяная пряжка эпохи ранних ществовали у ранних кочевников Центральной кочевников известна в одном из могильников, изу Азии в VI–III вв. до н.э. В первую очередь, види- ченных А.К. Абетековым в Кочкорской долине [Абе мо, они были предназначены для защиты торса теков 1988: рис. 22. 14].

воина, о чем говорит их ширина – не менее 4 см.

С.С. Иванов. Боевые пояса ранних кочевников Центральной Азии Abstract MILITARY BELTS 0F ANCIENT NOMADS IN CENTRAL ASIA S.S. Ivanov Belts were a very important part not only ancient clothes, but one of the general part ancient nomad’s military equip ment. Military belts protected stomach and all vitals of ancient warriors and also served for hanging weapon and different decorations. There were three types of military belts in early iron age of Central Asia: 1) belts armored with bronze (seldom – iron) hoops. 2) belts armored with metal sheets. Some of them were made in Scythe-Saka zoomorphic style. 3) belts with massive metal or bone buckles. The first type of military belts is existed in early Saka period (700–500 B.C.) and the last two types – in 500–200 B.C.

Литература Абетеков 1988 – Абетеков А.К. Полевой отчет Шамшинского археологического отряда Киргизской археолого этнографической экспедиции за 1987–1988 гг. – Фрунзе, 1988.

Агеева 1959 – Агеева Е.И. Курганные могильники ранних кочевников северо-восточной части Алма-Атинской области // Изв. АН Каз.ССР. Сер. истории, археологии и этнографии. Вып. 3. – Алма-Ата, 1959.

Акишев 1959 – Акишев К.А. Саки Семиречья // ТИИАЭ АН КазССР. Т. 7. – Алма-Ата, 1959.

Акишев 1978 – Акишев К.А. Курган Иссык. – М., 1978.

Бабанская 1956 – Бабанская Г.Г. Берккаринский могильник // ТИИАЭ АН КазССР. Сер. археологии. Т. 1. – Алма Ата, 1956.

Акишев, Кушаев 1963 – Акишев К.А., Кушаев Г.А. Древняя культура саков и усуней долины реки Или. – Алма-Ата, 1963.

Бейсенов, Чотбаев 2001 – Бейсенов А.З., Чотбаев А.Е. Погребение воина сакского времени из могильника Майку бень 3 в Центральном Казахстане // Историко-культурное наследие Северной Азии. Итоги и перспективы изучения на рубеже тысячелетий. – Барнаул, 2001.

Бернштам 1947 – Бернштам А.Н. Берккаринская пряжка // КСИИМК. Вып. 27. – 1947.

Вишневская 1973 – Вишневская О.А. Культура сакских племен низовьев Сырдарьи (по материалам Уйгарака). – М., 1973.

Восточный Туркестан … 1988 – Восточный Туркестан в древности и раннем средневековье: Очерки истории. – М., 1988.

Гамбург, Горбунова 1957 – Гамбург Б.З., Горбунова Н.Г. Ак-Тамский могильник // КСИИМК. Вып. 69. – 1957.

Горбунов 1999 – Горбунов ВВ. Панцири раннего железного века на Алтае // Итоги изучения скифской эпохи Алтая и сопредельных территорий. – Барнаул, 1999.

Горбунова 1961 – Горбунова Н.Г. Кунгайский могильник // АСГЭ. Вып. 3. – Л., 1961.

Горбунова 1962 – Горбунова Н.Г. Культура Ферганы в эпоху раннего железа // АСГЭ. Вып. 5. – Л., 1962.

Горелик 1987 – Горелик М.В. Сакский доспех // Центральная Азия. Новые памятники письменности и искусст ва. – М., 1987.

Горелик 2003 – Горелик М.В. Оружие Древнего Востока. IV тыс. – IV в. до н.э. – М., 2003.

Грач 1980 – Грач А.Д. Древние кочевники в Центре Азии. – М., 1980.

Добжанский 1990 – Добжанский В.Н. Наборные пояса кочевников Азии. – Новосибирск, 1990.

Завитухина 1961 – Завитухина М.П. Могильник времени ранних кочевников близ г. Бийска // АСГЭ. Вып. 3. – Л., 1961.

Иванов 2007 – Иванов С.С. Бронзовые зажимные наконечники стрел // МИАК. Вып. 2. – Бишкек, 2007.

Итина, Яблонский 1997 – Итина М.А., Яблонский Л.Т. Саки Нижней Сырдарьи (по материалам могильника Юж ный Тагискен). – М., 1997.

Кадырбаев 1966 – Кадырбаев М.К. Памятники тасмолинской культуры // Древняя культура Центрального Казах стана. – Алма-Ата, 1966.

Киселев 1949 – Киселев СВ. Древняя история Южной Сибири.– М.;

Л., 1949. – (МИА СССР, №9).

Клепиков 2002 – Клепиков В.М. Сарматы Нижнего Поволжья в IV–III вв. до н.э. – Волгоград, 2002.

Кожомбердиев 1975-а – Кожомбердиев И.К. Саки Кетмень-Тюбе // Страницы истории и материальной культуры Киргизстана. – Фрунзе, 1975.

Кожомбердиев 1975-6 – Кожомбердиев И.К. Искусство саков Тянь-Шаня // Страницы истории и материальной культуры Киргизстана. – Фрунзе, 1975.

Кожомбердиев 1977 – Кожомбердиев И.К. Основные этапы истории культуры Кетмень-Тюбе // Кетмень-Тюбе. – Фрунзе, 1977.

Кубарев 1992 – Кубарев В.Д. Курганы Сайлюгема. – Новосибирск, 1992.

Литвинский 1972 – Литвинский Б.А. Древние кочевники «крыши мира». – М., 1972.

МИАК-4 Исследования по археологии Кыргызстана Мандельштам 1983 – Мандельштам A.M. Исследования на могильном поле Аймырлыг // Древние культуры ев разийских степей. – Л., 1983.

Матвеева 1964 – Матвеева Г.И. Погребение воина савроматского времени близ г. Троицка // Археология и этно графия Башкирии. Т. 2. – Уфа, 1964.

Медведская 1972 – Медведская И.Н. Некоторые вопросы хронологии бронзовых наконечников стрел Средней Азии // СА. – 1972. – №3.

Могильников 1997 – Могильников В.А. Население Верхнего Приобья в середине – второй половине I тыс. до н.э. – М., 1997.

Новгородова 1989 – Новгородова Э.А. Древняя Монголия. – М., 1989.

Семенов 1998 – Семенов Вл. А. Хронология памятников озен-ола-белигского этапа // Древние культуры Цен тральной Азии и Санкт-Петербург. – СПБ., 1998.

Смирнов 1977 – Смирнов К.Ф. Орские курганы ранних кочевников // Исследования по археологии Южного Ура ла. – Уфа, 1977.

Смирнов 1981 – Смирнов К.Ф. Богатые захоронения и некоторые вопросы социальной жизни кочевников Юж ного Приуралья в скифское время // Материалы по хозяйству и общественному строю племен Южного Ура ла. – Уфа, 1981.

Степная полоса… 1992 – Степная полоса Азиатской части СССР в скифо-сарматское время. – М., 1992. – (Архео логия СССР).

Таиров 1988 – Таиров А.Д. Новые памятники раннего железного века из Южного Приуралья // Ранний железный век и средневековье Урало-Иртышского междуречья. – Челябинск, 1988.

Таиров 2004 – Таиров А.Д. Раннесакские боевые пояса // РА. – 2004. – №1.

Ташбаева 1987а – Ташбаева К.И. Культура ранних кочевников Тянь-Шаня и Алая. АКД. – Л., 1987.

Ташбаева 1987б – Ташбаева К.И. О датировке кинжалов ранних кочевников Киргизии // Великий Октябрь и не которые вопросы исторической науки. – Фрунзе, 1987.

Фролов 2000 – Фролов Я.В. Некоторые параллели предметам поясной гарнитуры скифского времени Верхнего Приобья и Центральной Азии // Наследие древних и традиционных культур Северной и Центральной Азии.

Т. 1. – Новосибирск, 2000.

Цэвэндорж 1978 – Цэвэндорж Д. Чандманьская культура // Археология и этнография Монголии. – Новосибирск, 1978.

Членова 1967 – Членова Н.Л. Происхождение и ранняя история племен тагарской культуры. – М., 1967.

Чотбаев 2001 – Чотбаев А.Е. Воинские пояса тасмолинской культуры // Историко-культурное наследие Северной Азии. Итоги и перспективы изучения на рубеже тысячелетий. – Барнаул, 2001.

Шульга 2007 – Шульга П.И. О конструкции раннескифских поясов с Алтая и прилегающих территорий // Алтае Саянская горная страна и соседние территории в древности. – Новосибирск, 2007.

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ г. БИШКЕК:

ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ В.А. Кольченко* Археологические памятники / Чуйская долина, г. Бишкек Archaeological monuments / the Chuy valley, Bishkek Изучение памятников археологии на терри- гических объектах «Большого Бишкека». Для тории современного г. Бишкек и его пригородов удобства восприятия их можно разделить на три началось в XIX в. с открытия средневекового группы: 1) памятники эпохи бронзы;

2) памят христианского кладбища* у с. Кара-Джигач в ники оседлого населения эпохи Средневековья;

1886 г. За прошедшие годы было накоплено 3) погребальные сооружения времени ранних большое количество информации об археоло- кочевников и переселения народов.

I. ПАМЯТНИКИ ЭПОХИ БРОНЗЫ * Кольченко Валерий Анатольевич – Институт исто Поселение Карагачевая роща (эпоха позд рии и культурного наследия НАН КР. Кыргызстан, ней бронзы – XIV–IX вв. до н.э.). Располагалось Бишкек, archak@gmail.com В.А. Кольченко. Археологические памятники г. Бишкек...

в северной части г. Бишкек, на правом берегу выделялось. При проведении дообследования р. Аламедин у северного края Карагачевой рощи, П.Н. Кожемяко были зафиксированы отдельные примерно в 2,5 км от кожзавода. Визуально на со- элементы погребального обряда – трупоположе временной поверхности ничем не выделялось и ние на боку с сопроводительным инвентарем.

было открыто благодаря осмотру обреза канавы, Захороненный лежал в скорченной позе го некогда располагавшейся в этой части города. ловой на запад в грунтовой яме на глубине око Открыто в 1929 г. А.И. Тереножкиным, ко- ло 1 м. Из сопроводительного инвентаря были торый выполнил археологический шурф, позво- найдены орнаментированный горшок, бронзо ливший выявить культурный слой мощностью в вые бусы-обоймочки, незамкнутые бронзовые 30–50 см, залегавший под 30 см дернового слоя. кольца и просверленная для подвешивания ра На основании найденных фрагментов керамики ковина [Кожемяко 1960: 103–105].

Случайные находки поселение связано им с андроновской культур ной общностью и датировано временем «поздней 1. Кругловтульчатый кельт с широкой лопа поры палеометаллической эпохи» [Тереножкин стью лезвия. Опубликован А.И. Тереножкиным.

1935: 139]. Согласно приведенной легенде кельт был найден В 1930 г. несколько более крупные раскопки при строительстве дороги «на церковной пло были проведены сотрудником Палеоэтнологи- щади» с. Лебединовка, т.е. на восточной окраине ческой экспедиции АИМК А. Виноградовой, на Бишкека [Тереножкин 1935: 139, рис. 7].

поселении был выявлен культурный слой мощ- 2. Бронзовый топор. Обнаружен несколь ностью до 1,8 м (материал не опубликован;

см.: ко лет назад местными жителями в районе [Виноградова 1930-а;

Кольченко 2002: 44]). с. Военно-Антоновка, являющегося, по существу, В ходе исследований каких-либо строи- западной окраиной города. В настоящее время тельных конструкций обнаружено не было. Но хранится в археологическом музее Кыргызско значительные по площади и мощности зольные го национального университета (информация пятна, угольки, многочисленные кости домаш- О.А. Солтобаева).

них животных, фрагменты керамики зафикси- На карте В.Д. Горячевой указаны еще два рованы были. пункта обнаружения случайных находок, рас После исследований в 1930 г. и составления положенные в западной части города, а в тексто соответствующего отчета мер к охране памятни- вой части, со ссылкой на статью Е.Е. Кузьминой ка как такового принято не было. В результате в [Кузьмина 1966], называются кельт-лопатка, тес настоящее время его точное местоположение не ло с уступом и кельт с лобным ушком [Горячева, сможет определить никто, в том числе и пото- Деев, Перегудова 1996: 13, карта].

му, что указанная территория была полностью Датировка и атрибуция памятников эпохи застроена, а рельеф преобразован. Иными сло- бронзы, как принадлежащих к кругу андронов вами, памятник археологии – часть историко- ских культур, проведена А.И. Тереножкиным еще культурного наследия Кыргызстана – был поте- после работ 1929 г., и в настоящее время никем рян для потомков. не оспаривается. Из этого следует, что местное Поселение (?). Отмечено В.Д. Горячевой на население в то далекое время, подобно другим карте археологических памятников Бишкека. носителям андроновских культур, занималось Соответствующий значок указывает на северо- отгонным скотоводством и вело относительно западную окраину современного Бишкека [Го- оседлый образ жизни. Знали они и земледелие.

рячева, Деев, Перегудова 1996: карта]. Однако Судя по плотности обнаружения находок район нам не известно о памятнике в этом районе ни современного Бишкека в XIV–IX вв. до н.э. был по публикациям, ни по архивным отчетам о уже хорошо освоен и заселен.

полевых работах на территории Кыргызстана.

II. ПАМЯТНИКИ ОСЕДЛОГО НАСЕЛЕНИЯ Предпринятый нами в 2001 г. осмотр указан ЭПОХИ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ ной местности также не принёс положительных Городище Кузнечная Крепость (VII– результатов. К сожалению, автор публикации в XIII вв.). Включено в Государственный список описаниях не сообщает дополнительных сведе памятников историко-культурного наследия КР ний об этом поселении, чем ставит под сомне (№22).

ние сам факт наличия такового.

Погребение у совхоза Пригородный (XV– Расположено в северо-восточной части XIII вв. до н.э.). Открыто случайно в 1958 г. в г. Бишкек. Центральная часть ограничена: ул.

Куренкеева (на севере), пер. Авангардным (на ходе сельхозработ (на карте В.Д. Горячевой зна востоке), пр. Жибек Жолу (на юге) и ул. Усен чок рядом с вышеназванным поселением [Го баева (на западе). Она состоит из большого, под рячева, Деев, Перегудова 1996]). По внешним квадратного в плане холма высотой до 4–4,5 м признакам на современной поверхности не МИАК-4 Исследования по археологии Кыргызстана с длиной стороны в 120–150 м, расположенного ший культурный слой значительной мощности с юга от него малого холма (высотой до 3 м, раз- (до 3–5 м) [Горячева, Деев, Перегудова 1996].

мерами ~ 10 х 15 м) и завалованной крепостной В 2000 г. в южной части центральных раз стены (?), обрамляющей развалины с юга, запа- валин городища, на малом бугре, были прове да и частично с севера. Последняя идет от юго- дены раскопочные работы и получена коллекция восточного угла большого холма на юг;

затем, керамики XI в. – первый комплекс артефактов с немногим не доходя до пр. Жибек Жолу, повора- этого городища, полученный непосредственно в чивает на запад и тянется почти до ул. Усенбаева, ходе специальных работ с фиксацией контекста где поворачивает на север, постепенно изгибаясь обнаружения находок [Кольченко 2005-а].

к северо-востоку. По последнему участку прохо- Для уточнения датировки жизни этого дит основная часть ул. Кузнечная Крепость. средневекового города, выявления этапов его В XIX в. на этих развалинах была сооруже- развития, фиксации особенностей архитектур на кокандская крепость. После занятия в 1862 г. ных и других культурных остатков необходимо Пишпека русскими войсками кокандская кре- проведение широкомасштабных археологиче пость была полностью срыта [Плоских, Джуну- ских работ с консервацией и музеефикацией по шалиев, Галицкий 2003: 48–57]. лученных результатов. Большую работу по на Городище, вероятно, впервые упомянуто учному обоснованию такого проекта в середине у В.В. Бартольда под названием Пишпек-Ата и 1980-х гг. выполнила археолог Л.М. Ведутова.

датировано «новейшим временем» [Бартольд Тогда же, по решению Фрунзенского горсовета, 1996: 395]. была начата подготовка к раскопочным работам.

В 20-х гг. прошлого века оно более обстоя- С территории городища была отселена часть тельно было осмотрено П.П. Ивановым. Одна- жителей, а их дома снесены и тем самым подго ко, дав описание внешнего вида центральных товлено место для производства раскопок. Раз развалин, он датировал их, вслед за В.В. Бар- вал СССР и резкое сокращение бюджета города тольдом, кокандским временем и отрицал воз- не позволили реализовать этот проект в полной можность наличия средневековых слоев [Ива- мере – он был заморожен на подготовительной нов 1957: 100–102]. стадии.

В связи с локализацией средневекового Окрестности центральной части средневе топонима «Джуль» Кузнечная Крепость с опи- кового городища, т.е. самой Кузнечной Крепо сательным названием «развалины в г. Фрунзе» сти, ограниченные руслом БЧК (С), ул. Суюнба отмечается А.Н. Бернштамом, который относит ева или даже Курманджан датки (В), Иваницина его, как и предшественники, к кокандскому вре- (Ю) и Байтик Батыра (быв. Советской) или даже мени [Чуйская долина 1950: 24]. Орозбекова (З), также содержат следы обжива В начале 50-х гг. XX в. городище исследовал ния. Часть из них приведена в соответствующем П.Н. Кожемяко, который предложил иную его да- разделе книги, написанной на материалах рабо тировку – VIII–X (XII) вв. – предположил нали- ты по программе «Свод памятников Киргизской чие связи Кузнечной Крепости с «сельскими по- ССР» [Горячева, Деев, Перегудова 1996: 11–12].

селениями», вскрытыми в 1940 г. (см. ниже), как Но первые такие сведения приводит центра и поселений округи [Кожемяко 1959: 153]. П.П. Иванов, работавший в Чуйской долине во На протяжении 1950–1970-х гг. наблюде- второй половине 20-х гг. XX в. Им отмечаются на ние за городищем и сбор подъемного материала ходки средневековых изделий на улице Бульвар вели школьные краеведческие кружки под руко- ной (совр. Эрикиндик) [Иванов 1957: 101–102].

водством М.К. Синусова и Н.Д. Черкасова. Их В 1941 г. на пересечении ул. Алма-Атинской сборы во многом стали основанием датировки, и Карпинского (совр. Суюнбева) с руслом БЧК предложенной П.Н. Кожемяко. Наше знаком- IV отрядом экспедиции археологического надзо ство с собранными ими материалами позволяет ра на строительстве БЧК были вскрыты «сельские утверждать, что городище Кузнечная Крепость поселения», т.е., надо полагать, небольшие по пло является одним из древнейших раннесредневе- щади усадьбы. Их планы, описания, материалы ковых городищ Чуйской долины (с VII–VIII вв.), опубликованы не были, и они не связывались с го а жизнь на нем продолжалась вплоть до чага- родищем Кузнечная Крепость как своим центром таидского времени (XIV в.). В настоящее время [Чуйская долина 1950: 91–92].

собранные школьниками коллекции хранятся в 1960–1970-е гг. В.Д. Горячевой и Т.К. Кул Государственном историческом музее КР. матовым, действовавшими по линии Общества В 1986 г., при работе по проекту «Свод па- охраны памятников, отмечается ряд археологиче мятников Киргизской ССР», археологом В.Д. Го- ских находок, в том числе при рытье котлована рячевой с помощью геологической буровой для строительства городской телевышки [Горя установки был выполнен шурф-зонд, выявив- чева, Деев, Перегудова 1996: 12].

В.А. Кольченко. Археологические памятники г. Бишкек...

Последними по времени обнаружения яв- средневековых письменных источников горо ляются находки 2002 г. (фрагменты хума и до- дом Джуль и датирует эпохой Средневековья.

стархана), сделанные при рытье котлована под Исследователем приводятся фотография и план емкость для хранения нефтепродуктов на стро- центральных развалин [Бернштам 1941: 72;

Чуй ящейся тогда бензозаправке на пересечении ская долина 1950: 24, табл. II. 2, табл. III. 2]. В ул. Жибек Жолу и Ибраимова. 1941 г. при строительстве БЧК к северо-востоку На этой территории, надо полагать, рас- от с. Ново-Павловка были снесены два тортку полагался рабад городища с усадебной застрой- ля, умозрительно связанные экспедицией ар кой, ограниченный длинными стенами. хеологического надзора (V отряд) с комплексом Городище Ключевское (VII–XII вв.). Вклю- Ключевского городища [Чуйская долина 1950:

чено в Государственный список памятников 92–93].

историко-культурного наследия КР (№21). В 1954 г. Ключевское городище исследова Расположено в западной части г. Бишкек. лось П.Н. Кожемяко. Им был снят план городи Центральная часть ограничена улицами: А. Вол- ща, включая сохранившиеся с западной и юж ковой (на севере), Владимирской (на востоке), ной сторон участки «длинных стен», выполнено 9-го января (на юге) и Кустанайской (на западе). три шурфа в пределах центральных развалин Ул. Кустанайская является крайней западной и два разреза городских стен. Этими работами улицей г. Бишкек по современному администра- было выявлено, что мощность культурного слоя тивному делению, а ее противоположная (запад- городища – до 4 м, а по полученным веществен ная) сторона называется Восточной, но с. Ново- ным материалам оно датируется VII–XII вв.

Павловка. В 1950–1980-х гг. наблюдение за городищем Центральная часть городища в настоящее и сбор подъемного материала осуществлялся время застроена жилыми домами и покрыта членами археологических кружков г. Фрунзе под сложной сетью улиц и переулков: ул. Брестская, руководством Н.Д. Черкасова и М.К. Синусова. В пер. Кустанайский, пер. А. Волковой;

в юго- настоящее время собранные коллекции хранят восточной части расположен пустырь, образо- ся в Государственном историческом музее КР.

Городище Кызыл-Аскерское (VII–XII вв.).

вавшийся на месте чеченского кладбища, функци онировавшего в 1950-е гг., от которого осталось не- Включено в Государственный список памятни сколько надгробий в самой юго-восточной части. ков историко-культурного наследия КР (№23).

В настоящее время остатки центральных Расположено в западной части г. Бишкек: в развалин состоят из двух больших возвышен- западной части Кызыл-Аскерского (Братского) ностей, имеющих в ряде мест вертикальные кладбища (закрыто в кон. 1950-х гг.), непосред срезы высотой до 4 м, соединенных относитель- ственно за воинским мемориалом, и под приле но высокой перемычкой, и серии более мелких гающими жилыми домами. Ограничено улица холмов, прослеживаемых отдельными отрез- ми Нарвской с севера, Бородина (Каракумской) ками на улицах и переулках, являвшихся, по с запада, Якутской с юга.

всей видимости, остатками фортификационных В настоящее время представляет собой сооружений. серию холмов, наибольший из которых высо Одними из первых городище отметили той до 2–2,5 м, вытянут в меридиональном на В.В. Бартольд и С.М. Дудин, дав словесное описа- правлении на 120–150 м. Его современный ре ние центральных развалин [Бартольд 1996: 395]. льеф сильно искажен: западная часть срыта при В 1927–1928 гг. оно исследовалось П.П. Ива- строительстве гаражного кооператива, как и новым, который называет его Пишпекским и верхняя часть, по словам местных старожилов, сообщает, что местное население именует его первоначально она была примерно в полтора Турткуль. Исследователь отметил наличие во- раза выше.

круг центральных развалин «длинных стен», об- К востоку от большого холма расположена разующих почти правильный квадрат с длиной группа более мелких холмов.

сторон по 4 км. Им же опубликован первый план Специальных археологических исследо городища [Иванов 1957: 102–105, рис. 13]. ваний на городище не производилось. Но в В 1929 г. описание его центральной части 1960–1980-х гг. наблюдение за городищем и сбор выполняет А.И. Тереножкин и наносит на карту подъемного материала осуществлялся члена археологических памятников Чуйской долины с ми археологического кружка под руководством маркировкой «Турткуль» близ Бишкека [Тере- М.К. Синусова. Собранные ими материалы по ножкин 1935: рис. 21]. зволяют датировать городище VII–XII вв. В на В 1940 г. городище изучалось А.Н. Берн- стоящее время коллекция хранится в Государ штамом. Он называет его то Чола-Казак, то Но- ственном историческом музее КР.

вопавловским, отождествляет с известным из МИАК-4 Исследования по археологии Кыргызстана В 1999 г. в окрестностях городища, на Археологического изучения не производи ул. Каракумской, в 300 м южнее ул. Дэн Сяопина лось. Выделено по топографическим признакам при производстве строительно-земляных работ в 1999 г. Л.М. Ведутовой.

Городище Кара-Джигач (XI–XIV вв.).

(прокладка траншеи для электрического кабеля) был обнаружен крупный сосуд – хум. При осмо- Расположено к югу от микрорайона Тунгуч, тре нами срезов траншеи строительных кон- на северо-западной окраине с. Кара-Джигач струкций и иных признаков культурного слоя (/винсовхоз Ала-Тоо), на полях у радио не выявлено. ретрансляционной станции (бывш. «Орбита»).

Гoродище Маевское (VIII–X вв.). Было В настоящее время по топографическим при расположено в северо-западной части г. Биш- знакам практически не прослеживается.

кек, в 4–4,5 км от Ключевского городища, между Открыто в 1886 г. Н.Н. Пантусовым вме двумя логами. Более точное местонахождение сте со знаменитым христианским некрополем не устанавливается. (/кладбищем XII–XIV вв.), примыкавшим к нему Зафиксировано в 1950-х гг. П.Н. Кожемяко, с юга. Следов фортификационных сооружений который дал его описание, составил план и да- не имело. Посещалось и описывалось В.В. Бар тировал [Кожемяко 1959: 150–151]. тольдом и С.М. Дудиным в 1893–1894 гг. [Бар В настоящее время завалованные кон- тольд 1996: 395–396], А.И. Тереножкиным в струкции городища, возвышавшиеся над со- г. [Тереножкин 1938: 148], П.Н. Кожемяко в 1952– временной дневной поверхностью, уничтожены 1955 гг. [Кожемяко 1959: 161–162], В.Д. Горяче при возведении жилых домов. Однако, так как вой и Л.М. Ведутовой в 1980-х гг., В. Кляйном в культурный слой городища, по исследованиям 1996 г., В.А. Кольченко в 2000 г.

П.Н. Кожемяко, составлял до 1,5 м, он не мог В конце XIX в. Н.Н. Пантусовым и А.М. Фе быть полностью уничтожен. тисовым производились раскопки погребений Городища Токольдошское I и II (X–XII вв.). христианского кладбища и отдельных объектов Были расположены в юго-восточной части г. в других частях городища, а также сбор надгроб Бишкек, в 3–4,5 км к юго-востоку от с. Токоль- ных камней [Пантусов 1887].

дош (ныне вошло в состав г. Бишкек – р-н к вос- В 1970–1980-х гг. несколько надгробий току от ул. Алма-Атинской, между линией ж/до- было найдено Д.Ф. Винником, В.Д. Горячевой и роги и ул. Горького). Более точное местонахож- Ч.Д. Джумагуловым [Джумагулов 1987: 42–56].

дение не устанавливается. На протяжении 1960–1980 гг. являлось од Зафиксированы в 1950-х гг. П.Н. Кожемяко, ним из основных мест сбора подъемного мате который дал их описание, составил планы и да- риала для школьных кружков Н.Д. Черкасова и тировал. На Токольдошском I городище им вы- М.К. Синусова, которыми были собраны значи полнен археологический шурф [Кожемяко 1959: тельные керамические коллекции, в том числе 149–150]. отделочных строительных кирпичей с глазуро В настоящее время завалованные кон- ванием двумя-тремя цветами. Школьниками струкции городища, возвышавшиеся над со- также собрана интересная коллекция ювелир временной дневной поверхностью, уничтожены ных украшений из серебра, бронзы и отделоч при возведении жилых домов. Однако, так как ных камней. Эти коллекции в середине 1980-х гг.

культурный слой городища по исследованиям были переданы нами в Государственный исто П.Н. Кожемяко составлял до 1,2 м, он не мог рический музей.

быть полностью уничтожен. В наше время местными жителями и кол Городище Западно-Бишкекское (?) (эпо- лекционерами с применением металлодетекто ха Средневековья). Расположено в северо- ров производятся регулярные поиски нумиз западной части г. Бишкек: восточнее киносту- матических и иных металлических материа дии «Кыргызфильм», севернее Ошского рынка и лов, часть которых публикуется [Мокрынин, СШ №31, южнее Западного автовокзала, в вос- Плоских 1992: 78, 173;

Федоров 1994;

Петров, точной части старого мусульманского кладбища Кошевар 2004: 226–234;

Петров, Камышев (закрыто в нач. 1960-х гг.), территория которо- 2005: 209].

го ограничена ул. Иваницина (с севера), Акмуз Датировано XI–XIV вв. по подъемному ма (с востока) и Рыскулова (с юга). териалу, собранному в местном школьном музее В настоящее время представляет собой и археологическими кружками Н.Д. Черкасова и компактную группу холмов, наибольший из М.К. Синусова, а также по датам на надгробных которых, высотой до 2–2,5 м, вытянут в мери- камнях (кайраках), собранным с прилегающего диональном направлении на 70–100 м. К запа- кладбища, и монетным находкам.

Городище Новопокровское I (VIII–XII вв.).

ду от него располагаются более мелкие всхолм ления. Расположено на северной окраине с. Новопо В.А. Кольченко. Археологические памятники г. Бишкек...

кровка, в 1,5–2 км к северу от 10-километровой ден сбор подъемного материала, что позволило автотрассы Бишкек – Токмак (по ул. Шевченко), датировать объект [Кожемяко 1959: 143].

в 1–1,5 км от современной городской черты, По нашим исследованиям 2000 г., наземные идущей по руслу БЧК. конструкции городища уничтожены и оно топо Впервые отмечено в 1929 г. А.И. Тереножки- графически никак не выделяется на местности.

ным. В 1930 г. краткое описание его центральной Однако, по П.Н. Кожемяко, его культурный слой части было составлено М.В. Воеводским и А. Ви- составлял до 1 м, вследствие чего теоретически ноградовой [Кольченко 2002: 44–45;

Кольченко, должен частично сохраниться.

Городище Новопокровское IV (X–XII вв.).

Ротт 2005: 77]. В 1954 г. П.Н. Кожемяко выявил т.н. «длинные стены» вокруг центральной части, Располагалось на полях в 0,4–0,6 км к северу от дал новое описание и составил план. На городи- с. Новопокровка, в 1,5–2 км к западу от городища ще им выполнено три шурфа, позволившие да- Новопокровское I и 0,4–0,5 км к югу от городи тировать объект [Кожемяко 1959: 107–111]. Не- ща Новопокровское III.

большие раскопочные работы были выполнены Впервые зафиксировано в 1930 г. М.В. Вое в 2000–2001 гг. В.А. Кольченко. водским и А. Виноградовой, давшими его В настоящее время на его территории рас- краткое описание и составившими схематиче положена войсковая часть, строения которой ский план [Кольченко, Ротт 2005: 78]. В 1954 г.

нанесли значительный урон сохранности цен- П.Н. Кожемяко вновь его обнаружил, описал, тральной части городища. Проводившими- составил план и датировал. На городище им ся сельхозработами фактически уничтожены выполнен археологический шурф и произведен длинные стены и всхолмленности рельефа, сбор подъемного материала, что позволило да отмечавшиеся к северу от центральных раз- тировать городище [Кожемяко 1959: 143–144].

валин. Его современное состояние аналогично Но Городище Новопокровское II (VIII– вопокровскому III городищу.

XII вв.). Расположено в центре с. Новопокровка, Городище Новопокровское V (X–XII вв.).

на 11 км автотрассы Бишкек – Токмак к югу от Располагалось в 3–3,5 км к северу от с. Новопо последней. кровка и городища Новопокровское I.

В настоящее время на территории городи- Зафиксировано в 1954 г. П.Н. Кожемяко, ко ща расположены развалины Дома культуры, торый дал его описание, составил план и дати функционировавшего в 1960–1980 гг., бытовой ровал. На городище им выполнен археологиче и строительный мусор. В 2001 г. его территория ский шурф, выявивший культурный слой мощ сдана в бессрочную аренду с правом производ- ностью в 1,4 м [Кожемяко 1959: 144].

ства строительных работ. В настоящее время наземные конструкции Впервые зафиксировано в 1929 г. А.И. Те- городища уничтожены.

Новопокровский некрополь. Располагался реножкиным, давшим его краткое описание и составившим схематический план [Тереножкин к югу от центра одноименного села, в 50–100 м 1935: 144–145]. В 1954 г. П.Н. Кожемяко дал его от железнодорожного полотна. Был выявлен новое описание и составил план. На городище и исследовался в 1930 г. А. Виноградовой и им выполнен археологический шурф, выявив- М.В. Воеводским. Состоял из девяти насыпей, ший культурный слой мощностью 5,6 м, позво- из которых две было раскопано. Под ними ока ливший датировать городище [Кожемяко 1959: зались разнотипные погребения, в том числе 141–142]. С 2004 г. Институтом истории НАН КР наземные конструкции типа склепов и наусов, при содействии швейцарского «Фонда изучения и относимые к «зороастрийским» погребения Евразии» на городище производятся стационар- кучками костей и в сосудах-хумчах [Виногра ные раскопки под руководством В.А. Кольченко дова 1930-б;

Кольченко 2005-б]. Наша попытка и Ф.Г. Ротт. выявить на местности этот некрополь в 2001– Городище Новопокровское III (X–XII вв.). 2002 гг. не увенчалась успехом. Следует предпо Располагалось на полях в 0,8–1 км к северу от ложить, что он был полностью уничтожен.

Городище Ворошиловское (эпоха раннего с. Новопокровка и в 1,5–2 км к западу от городи Средневековья). Отмечено А.Н. Бернштамом и ща Новопокровское I.

Впервые зафиксировано в 1930 г. М.В. Вое- в Отчете IV отряда археологического надзора на водским и А. Виноградовой, давшими его крат- строительстве БЧК [Бернштам 1943: 25;

Чуйская кое описание и составившими схематический долина 1950: 91–92] с крайне нечеткой локали план [Кольченко, Ротт 2005: 77–78]. В 1954 г. зацией: «у с. Лебединовки» в одном случае и «в П.Н. Кожемяко вновь его обнаружил, описал, центре с. Ворошиловское» – в другом. Приве составил план и датировал. На городище им вы- денная в указанных публикациях информация полнено два археологических шурфа и произве- о городище весьма ограничена – указывается МИАК-4 Исследования по археологии Кыргызстана лишь, что оно было ориентировано сторонами В настоящее время сохранилось два кургана по странам света, имело размеры 400 х 200 м и с полусферическими насыпями, расположенных его поверхность сильно всхолмлена. Исследова- по линии север – юг. Насыпи, судя по выбросам тели не приводят ни плана городища, ни фото- из современных могильных ям, земляные со зна графий его вида, ни одного рисунка находки с его чительной примесью гравия и щебенки. Северный поверхности. Даже бронзовая статуэтка Будды, из них высотой 2–2,5 м, диаметром несколько бо найденная также в центре с. Ворошиловское, не лее 20 м. Южный – высотой до 4 м и диаметром связывается с городищем [Чуйская долина 1950: 25–30 м. Третий курган, располагавшийся еще 91;

Памятники … 1983: 63–64]. южнее, за дорогой, уничтожен при возведении Проведенный нами осмотр территории по жилых домов массива Арча-Бешик.

Могильник курганный (V–III вв. до н.э.).

внешним рельефным признакам не позволил определить его местоположение. Вероятно, уже Включен в Государственный список памятников к моменту фиксации оно было застроено, а к на- историко-культурного наследия КР (№ 81).

стоящему времени полностью уничтожено. Был расположен в юго-западной части Холм Шош-Тобе (VIII–X вв.). Включен в г. Бишкек, к востоку от ул. Баха и к югу от ми Государственный список памятников историко- крорайона Джал.

культурного наследия КР (№ 24). Зафиксирован В.П. Мокрыниным в 1970-х гг.

Расположен в западной части г. Бишкек, в Археологических раскопочных и топографиче районе Кызыл-Аскера, к югу от автотрассы Биш- ских работ не проводилось. Датирован по анало кек – Тараз, среди жилой частной застройки;

с гии с другими памятниками. Впрочем, возможно, запада к нему примыкает ул. Шоштобе (/Шиш- именно в этом могильнике в 1897 г. Ф.П. Поярков Тюбе), а с севера и востока – пер. Почтовый. раскопал четыре кургана, а А.И. Тереножкин в Впервые отмечен П.П. Ивановым в 1927– 1929 г. датировал его VII–V вв. до н.э. [Горячева, 1928 гг. как «курган Шиш-Тюбе» [Иванов 1957: Деев, Перегудова 1996: 11].

105-106]. Археологическому и топографическо- В настоящее время утрачен – уничтожен му изучению не подвергался. при возведении жилых домов массива Арча В настоящее время он активно разбирается Бешик.

Могильник курганный «Красный строи местными жителями на глину. Уничтожено бо тель» (I–V вв. н.э.). Расположен в северной ча лее половины кургана.

В срезах отчетливо видна сплошная кладка сти г. Бишкек, к северу от объездной дороги, на из сырцового кирпича;

керамики и других на- территории карьера кирпичного завода «Крас ходок в срезах не видно, как не было их, со слов ный строитель», городской свалки мусора и рабочих, и при разборке холма. В свое время прилегающего к ним с юго-запада поля.

П.П. Иванов отмечал, что на его склонах «до- Зафиксирован в 1985 г. после случайной вольно значительное количество осколков обо- находки комплекса погребального инвента жженного кирпича» [Иванов 1957: 106], вероят- ря – серии изделий из золота, серебра, бронзы но, от наружной облицовки. Указанные факты и железа, происходящего из этого погребения позволяют, на наш взгляд, датировать объект [Табалдиев, 2003;

Плоских, Джунушалиев, Га VIII–X вв. и типологически соотнести с т.н. Хра- лицкий 2003: 27–32]. Проведенное археологиче мом огня Краснореченского городища. ское доисследование случайно обнаженного по гребения выявило катакомбный (/подбойный) III. ПОГРЕБАЛЬНЫЕ СООРУЖЕНИЯ характер подкурганной конструкции. Наземные ВРЕМЕНИ РАННИХ КОЧЕВНИКОВ конструкции – лессовые курганы диаметром до И ПЕРЕСЕЛЕНИЯ НАРОДОВ 15–20 м в оплыве и высотой до 0,3–0,6 м. При Могильник курганный (V–III вв. до н.э.). осмотре местности на прилегающем поле было Включен в Государственный список памятников выявлено восемь курганов, но, вероятно, их историко-культурного наследия КР (№ 80). было больше, т.к. на момент осмотра поле было Расположен в юго-западной части г. Бишкек, занято сельхозпосевами, что затрудняло осмотр, в районе 4-й городской больницы, на ул. Му- а значительная потенциальная территория мо ромской, на территории старого заброшенного гильника уничтожена карьером завода.

кладбища (функционировало до 1960–1970 гг.) Курган (V–III вв. до н.э.). Расположен на Зафиксирован В.П. Мокрыниным в 1970-х гг. правой надпойменной террасе р. Аламедин, на [Горячева, Деев, Перегудова 1996: 11]. Археоло- территории Ботанического сада НАН КР.

гических раскопочных и топографических ра- Зафиксирован в 1970-х гг. В.П. Мокрыни бот не проводилось. Датирован по аналогии с ным, датировавшим его методом аналогий по другими памятниками. внешним признакам. Специальных археоло В.А. Кольченко. Археологические памятники г. Бишкек...

Могильник курганный. Был зафиксирован гических и топографических исследований не проводилось. в 1929 г. А.И. Тереножкиным в 2,5 км к северу от В самом центре города при строительстве г. Фрунзе на левом берегу р. Аламедин, в 300 м к ресторана «Сейил» на бул. Дзержинского (совр. ССЗ от могильника курганного №15. На его кар Эркиндик) было найдено тюркское каменное те археологических памятников Чуйской доли изваяние (VI–IX вв.). Оно до сих пор стоит во ны указан под № 17;

соответственно в картотеке внутреннем дворике ресторана. памятников лист №17.

Состоял из 10 курганов. Курганы были вы *** сотой от 0,4 до 1,5 м [Тереножкин 1935: рис. 21;

В 1897 г. Ф.В. Поярковым, в 1927–1928 гг. Тереножкин 1930].

Могильник курганный. Располагался «око П.П. Ивановым, в 1929 г. А.И. Тереножкиным, в 1941 г. экспедицией археологического надзора на ло с. Лебединка». В 1897 г. Ф.В. Поярков раско строительстве БЧК в окрестностях города были пал в нем четыре кургана с подбойными захоро отмечены курганные могильники и тюркские нениями. Вход в подбой был заложен сырцовым погребения с конем. Их современное местона- кирпичом. Инвентарь не обнаружен [ОАК 1900:

хождение установить крайне сложно, практиче- 56–57].

ски невозможно. Тем не менее, мы считаем не- Количество курганов в могильнике и их раз обходимым указать на эти объекты. меры не сообщаются.

Могильник курганный. Был зафиксиро- Могильник курганный. Был зафиксирован ван в 1929 г. А.И. Тереножкиным в 0,5 км1 к се- в 1929 г. А.И. Тереножкиным на восточном кон веру от г. Фрунзе на правом берегу р. Ала-Арча це с. Лебединка, в его южной части «между изба (должно быть р. Аламедин. – К.В.). На его карте ми». На его карте археологических памятников археологических памятников Чуйской долины Чуйской долины указан под № 84;

соответствен и в его картотеке памятников указан под №3. С но в картотеке памятников лист № 84.

юга к могильнику примыкало мусульманское На момент фиксации состоял из двух курга кладбище. нов, срывавшихся на глину для кирпичей. Один Состоял из 35–36 расположенных беспо- из них был диаметром до 60 м и высотой до рядочно курганов. Курганы полусферической 4 м, а второй – высотой до 1 м [Тереножкин 1935:

формы, диаметром 15–26 м и высотой – 0,3–1,1 рис. 21;

Тереножкин 1930].

Могильник курганный (VI–IX вв.). Был м [Тереножкин 1935: рис. 21;

Тереножкин 1930].

Могильник курганный. Был зафиксирован зафиксирован экспедицией археологического в 1929 г. А.И. Тереножкиным в 2 км к северу от надзора на строительстве БЧК в 1941 г. к югу от г. Фрунзе на левом (? – К.В.) берегу р. Аламедин, с. Новопокровка.

не доходя до с. Молдовановка. На его карте ар- Количество курганов не сообщается. Указа хеологических памятников Чуйской долины на высота лишь одного из них – 1,3 м.

указан под №13;

соответственно в картотеке па- Под курганами находились типичные для мятников листы №13–14. тюрок погребения с конем [Чуйская долина Состоял из 16 курганов, расположенных 1950: 90].

Могильник курганный (II в. до н.э. – III в.

скученно в 15–25 м друг от друга. Три кургана н.э.). Был зафиксирован экспедицией археологи были высотой более 3 м при диаметре более м, а остальные – диаметром 15–25 м и высотой ческого надзора на строительстве БЧК в 1941 г.

0,3–0,6 м [Тереножкин 1935: рис. 21;

Тереножкин в 2,5 км к западу от «сая р. Норус».

1930]. Количество курганов не сообщается. Указа Могильник курганный. Был зафиксирован на высота лишь одного из них – 2 м.

в 1929 г. А.И. Тереножкиным в 2,5 км к северу от Под курганом найдено погребение, относя г. Фрунзе на левом берегу р. Аламедин, не дохо- щееся, судя по описанному инвентарю [Чуйская дя до с. Молдовановка. На его карте археологи- долина 1950: 90], к усуньской культуре.

Могильник курганный. В 1928–1929 гг. был ческих памятников Чуйской долины указан под №15;

соответственно в картотеке памятников отмечен П.П. Ивановым при описании Пиш листы №15–16. пекского городища. Располагался по обе стоны Состоял из 20 курганов, расположенных внешней («длинной») стены в восточном углу тремя цепочками в меридиональном направле- городища, в районе водокачки ст. Пишпек, к югу нии. Курганы были высотой от 0,2 до 1 м при от железнодорожного полотна.


диаметре от 10 до 24 м. Первый курган в восточ- На момент фиксации состоял из восьми ной цепочке выделяется своими размерами – курганов, расположенных цепочкой в меридио диаметр 31 м, высота – 2,3 м [Тереножкин 1935: нальном направлении. Один из них был срыт, и рис. 21;

Тереножкин 1930]. от него остались лишь крайние части пол.

МИАК-4 Исследования по археологии Кыргызстана Курганы были высотой до 4 м и «около 140 На момент фиксации состоял из пяти «раз шагов в окружности» [Иванов 1957: 105]. бросанных» курганов высотой 0,3–0,8 м [Тере Могильник курганный. В 1928–1929 гг. был ножкин 1935: рис. 21;

Тереножкин 1930].

отмечен П.П. Ивановым при описании Пишпек ского городища. Располагался к северу от желез- Приведенная информация показывает мно нодорожного полотна, вблизи от упомянутого гочисленность памятников археологии в гра выше. ницах «Большого Бишкека». Более того, это не Курганы расположены в беспорядке. Точное полный перечень памятников. К примеру, при количество не сообщается. По размерам «выше осмотре территории в районе новостроек жил первых» [Иванов 1957: 105]. массива Ак-Ордо нами были зафиксированы Могильник курганный. Был зафиксиро- на поверхности крупный каменный жернов (D ван в 1929 г. А.И. Тереножкиным к западу от ст. ~ 1,8 м) и керамика караханидского облика, а Пишпек, южнее железнодорожного полотна. весной 2008 г. местными жителями был найден На его карте археологических памятников Чуй- кайрак с надписью арабской графикой (передан ской долины указан под № 87;

соответственно в в археологический музей КРСУ – ?). Подобные картотеке памятников лист №87–90. (Вероятно, примеры, думаем, будут множиться.

идентичен вышеупомянутому могильнику, от- С другой стороны, лишь на отдельных па меченному П.П. Ивановым.) мятниках проводились целенаправленные архе На момент фиксации состоял из восьми ологические раскопочные работы – на христиан курганов, расположенных цепочкой в меридио- ском кладбище и городище Кара-Джигач (1886, нальном направлении. 1893), курганах у с. Лебединовка (1897), городи Курганы были сегментовидной формы от 1 ще Кузнечная Крепость (2000) и ряде объектов до 2 м высотой [Тереножкин 1935: рис. 21;

Тере- вдоль трассы БЧК (1941). Да и по этим объектам ножкин 1930]. основная часть материалов не опубликована;

Могильник курганный. Был зафиксирован сами находки с указанных объектов находятся в 1929 г. А.И. Тереножкиным. Располагался в 0,5 в разных музеях Кыргызстана и России, не всег км к западу от зафиксированной им группы № да четко устанавливаемых. Полевая документа 87. На его карте археологических памятников ция в виде рукописных отчетов хранится также Чуйской долины указан под № 88;

соответствен- в разных архивах. Поэтому для создания более но в картотеке памятников лист №87–90. детализированных представлений о глубоком На момент фиксации состоял из двух курга- прошлом Бишкека нужны многолетние целена нов высотой 0,5–08 м [Тереножкин 1935: рис. 21;

правленные действия по проведению раскопоч Тереножкин 1930]. ных работ, с одной стороны, а также выявлению Могильник курганный. Был зафиксирован и публикации архивных материалов – с другой.

в 1929 г. А.И. Тереножкиным. Располагался в Примечания 0,3 км к западу от зафиксированной им группы №88. На его карте археологических памятников 1. Здесь и далее данные приводятся на момент Чуйской долины указан под №89;

соответствен- исследования, без учета современных администра но в картотеке памятников лист №87–90. тивных границ и наименований топонимов.

Abstract ARCHAEOLOGICAL MONUMENTS OF BISHKEK:

HISTORY OF STUDYING AND THE MODERN CONDITION V.A. Kolchenko Article tells about archaeological objects in territory of the city of Bishkek. These objects are divided into three groups:

objects of an epoch of bronze;

monuments of settled population of an epoch of the Middle Ages and funeral construc tions of time of early nomads and resettlement of the people. For each object the history of its studying is resulted and the modern condition is described.

В.А. Кольченко. Археологические памятники г. Бишкек...

Литература Бартольд 1996 –Бартольд В.В. Отчет о поездке в Среднюю Азию с научной целью. 1893–1894 гг. // Избранные труды по истории кыргызов и Кыргызстана. – Бишкек, 1996.

Бернштам 1941 – Бернштам А.Н. Археологический очерк Северной Киргизии. – Фрунзе, 1941.

Бернштам 1943 – Бернштам А.Н. Историко-культурное прошлое Северной Киргизии по материалам Большого Чуйского канала. – Фрунзе, 1943.

Виноградова 1930-а – Виноградова А. План местности и стоянки палеометаллической эпохи близ г. Фрунзе. – РФ ЦМХК НАН КР. Инв. № 110. – Фрунзе, 1930.

Виноградова 1930-б – Виноградова А. Черновые материалы археологических исследований в р-не с. Покровки Фрунзенского кантона КССР. – РФ ЦМХК НАН КР. Инв. №9. – Фрунзе, 1930.

Горячева, Деев, Перегудова 1996 – Горячева В.Д., Деев В.И., Перегудова С.Я. Памятники истории и культуры города Бишкека. – Бишкек, 1996.

Джумагулов 1987 – Джумагулов Ч. Эпиграфика Киргизии. Вып. 3. – Фрунзе, 1987.

Иванов 1957 – Иванов П.П. Заметки о древностях в районе Пишпека (Фрунзе) // ТИИ АН Кирг.ССР. Вып. 3. – Фрунзе, 1957.

Кожемяко 1959 – Кожемяко П.Н. Раннесредневековые города и поселения Чуйской долины. – Фрунзе, 1959.

Кожемяко, 1960 – Кожемяко П.Н. Погребения эпохи бронзы в Киргизии // ИАН Кирг.ССР. Сер. общественных наук. Т. 2. Вып. 3. – Фрунзе, 1960.

Кольченко 2002 – Кольченко В.А. Археологические исследования в Кыргызстане в 1928–1930 гг. (работы М.П. Грязнова, М.В. Воеводского, А.И. Тереножкина и Палеоэтнологической экспедиции ГАИМК) // Степи Евразии в древности и средневековье. Кн. 1. – СПб., 2002.

Кольченко 2005-а – Кольченко В.А. Комплекс керамики с городища Кузнечная Крепость в Чуйской долине // МИАК. Вып. 1. – Бишкек, 2005.

Кольченко 2005-б – Кольченко В.А. Новопокровский средневековый некрополь (по материалам раскопок 1930 г.) // Центральная Азия от Ахаменидов до Тимуридов: археология, история, этнология, культура. – СПб., 2005.

Кольченко, Ротт 2005 – Кольченко В.А., Ротт Ф.Г. О Новопокровских городищах // МИАК. Вып. 1. – Бишкек, 2005.

Кузьмина 1966 – Кузьмина Е.Е. Металлические изделия энеолита и бронзового века Средней Азии // САИ. В-4-9. – М., 1966.

Мокрынин, Плоских 1992 – Мокрынин В.П., Плоских В.М. Клады в Кыргызстане: мифы и реальность. – Бишкек, 1992.

ОАК 1900 – Производство археологических раскопок и разведок в Семиреченской области // Отчет Император ской археологической комиссии за 1897 год. – СПб., 1900.

Памятники … 1983 – Памятники культуры и истории Киргизии: Древность и средневековье. Каталог выстав ки. – Л., 1983.

Пантусов 1887 – Пантусов Н.Н. Христианское кладбище близ Пишпека (Семиреченской области) в Чуйской до лине // ЗВОРАО. Т. 1. – СПб., 1887.

Петров, Камышев 2005 – Петров П.Н., Камышев А.М. Чуйская долина по нумизматическим данным (XIII – пер вая половина XIV вв.) // Центральная Азия от Ахаменидов до Тимуридов: археология, история, этнология, культура. – СПб., 2005.

Петров, Кошевар 2004 – Петров П.Н., Кошевар В.Г. Клад № 4 из Киргизии (монетные фракции реформы Мас’уд бека) // ДПДР. Вып. 5. Т. 4. – Нижний Новгород, 2004.

Плоских, Джунушалиев, Галицкий 2003 – Плоских В.М., Джунушалиев Д.Д., Галицкий В.Я. Пишпек – Фрунзе – Бишкек: этапы исторического развития (1978–2003). – Бишкек, 2003.

Табалдиев 2003 – Табалдиев Б. Новые данные о «кладе» хуннского времени, найденном на северо-восточной окраине г. Бишкек // Кыргызская государственность в системе государственности тюркоязычных госу дарств и степной зоны в целом: ТД Международного форума студентов и молодых ученых. Ош, 22–23 апреля 2003 г. – Ош, 2003.

Тереножкин 1930 – Тереножкин А.И. Картотека // Археологические разведки сотрудника Средне-Азиатской экспедиции Антропологического научно-исследовательского института в Москве летом 1929 г. в Киргизской АССР. – РФ ЦМХК НАН КР. Инв. № 7. – Фрунзе, 1930.

Тереножкин 1935 – Тереножкин А.И. Археологические разведки по р. Чу в 1929 г. // ПИДО. – 1935. – №7–8.

Федоров 1994 – Федоров М.Н. Новый клад джагатаидских серебряных монет из Кыргызстана // Хасановские чте ния. Вып. 2. – Бишкек, 1994.

Чуйская долина 1950 – Чуйская долина. Труды Семиреченской археологической экспедиции. – М.;

Л., 1950. – (МИА, №14).

МИАК-4 Исследования по археологии Кыргызстана АЛАМЕДИНСКИЙ ОССУАРИЙ Г.И. Богомолов* Чуйская долина / зороастризм / раннее Средневековье Chuy valley / zoroastry / The early Middle Ages Раннесредневековый период – важный этап известны. Сам оссуарий вскоре был передан в в истории народов Средней Азии. Своеобразие Ташкент в Туркестанский музей, ныне Государ раннесредневековой эпохи и процессов, про- ственный исторический музей республики Узбе исходивших в материальной и духовной куль- кистан, где и сейчас это один из интереснейших туре для регионов Средней Азии, в том числе экспонатов его экспозиции. Краткие сведения о Средней Сырдарьи, Семиречья, Чуйской доли- нем и фотографии, сделанные хранителем музея ны, во многом было обусловлено этническими Ф. Аугустом, приводятся в статье В.В. Бартоль перемещениями, выходом новых этносов на да [Бартольд 1960: 257–259]. Значительно позже политическую арену в конце античной – нача- еще одно краткое описание дается в Истории ле новой эпохи. И как следствие – установление Киргизии [История 1984: 363]. Однако соб новых этнокультурных связей, вовлечение этих ственно анализ оссуария не проводился, хотя по регионов в сферу трансрегионального торгово- своей композиции аламединский оссуарий уни экономического партнерства. В свою очередь, кален. В то же время это, безусловно, образец не последнее способствовало появлению и распро- штучной, а массовой ремесленной продукции с странению в этих районах с традиционным ко- хорошо отработанными приемами – формовки чевническим укладом городских центров, где не материала, самого сосуда и нанесения декора.


только концентрировались ремесло и торговля, Массивность и в известной мере хрупкость из но и происходило взаимодействие местных веро- делия (толщина стенок всего 1 см) делают очень ваний с учениями других религий (зороастриз- проблематичной его перевозку (как товар) на ма, христианства, манихейства и буддизма).* большие расстояния. Что вкупе с находками дру В Чуйской долине отражением полиэтниче- гих оссуариев из этого района в последние годы ской и поликонфессиональной «пестроты», по- однозначно указывает на то, что это была про иска новых религиозных форм [Аманбаева 2003: дукция местных мастеров, направленная на обе 5] являлось сосуществование на одной террито- спечение нужд местной религиозной общины.

рии разных типов погребальной обрядности. От- Типологически аламединский оссуарий от сюда происходит более 30 оссуариев и их фраг- носится к ящичным оссуариям прямоугольной ментов [Кольченко 1999: 49]. Показательно, что в в плане формы, к подгруппе шатровых оссуари количественном отношении они почти в четыре ев, со съемной четырехскатной пирамидальной раза превышают аналогичные находки в Фер- формы крышкой. Тулово оссуария чуть заметно ганской долине [Матбабаев 2003: 83]. Конечно, сужается кверху и имеет не острые, а немного это не единственное свидетельство присутствия скругленные углы. Размеры ящика оссуария:

зороастрийцев в регионе. Однако оссуарии тра- днище – 56 (55) х 29 (27,8) см, устье – 52 х диционно считаются характерным компонентом (26,5) см, высота – 28 см, толщина стенок – погребальной обрядности по зороастрийским 1 см. Крышка – 52 х 26,5 см;

высота – 18 см;

дли (маздеистским) установлениям. Сам обряд со- на ребер не одинакова и колеблется от 32 до стоял из двух этапов. На первом – трупы умер- 34 см. Общая высота оссуария – 46 см.

Техника изготовления. Изделие имеет ших людей выставлялись в особом месте. Затем, на втором этапе, когда плоть истлевала, очищен- плотный черепок, розовато-серого цвета с не ные кости собирались в специальные емкости – большой примесью мелкого песка. Несмотря сосуды, которые, в свою очередь, помещались в на массивность предмета, обжиг нормальный.

наусы или просто хоронились в земле. С внешней стороны оссуарий был покрыт жид Именно так в земле на глубине 0,7 м от по- ким ангобом серого цвета. Резервуар (ящик) и верхности при строительстве Аламединской крышка формовались отдельно. Каждый из них ГЭС вблизи современного Бишкека был обна- монтировался из отдельных, достаточно тонко ружен один из первых оссуариев в Кыргызста- раскатанных плоских пластин соответствен не. Обстоятельства находки и археологический но прямоугольной (для ящика) и треугольной контекст аламединского оссуария остались не- для крышки формы. Все они с одной стороны покрыты барельефным орнаментом, т.к. перед * Богомолов Геннадий Иванович – канд. ист. наук. сборкой были откатаны на крупной глиняной Узбекистан, Ташкент.

Г.И. Богомолов. Аламединский оссуарий грубых изображений [Бартольд 1960: 257]. Дей ствительно вся поверхность оссуария, со всех сторон, покрыта декором, для которого харак терны сильная схематизация и условность (даже примитивность) рисунка.

На длинных сторонах тулова оссуария представлена двухъярусная композиция. Ниж ний придонный ярус – это линия из крупных округлых налепов (перлов). От некоторых из них вверх отходят закрученные влево спирале видные завитки. Всего по 7 на каждой стороне (рис. I;

рис. II. 1). Второй средний ярус, види мо, центральный и отсечен от нижнего прямой горизонтальной линий, на которой стоят две Рис. I. Аламединский оссуарий (по В.В. Бартольду) арки полусферической формы (в виде двух па раллельных линий с перлами между ними). Под или деревянной форме – матрице (калыбе) – с каждой аркой помещено по одной очень стили вырезанной в ней композицией. Таких форм зованной антропоморфной фигурке. Туловище и матриц было три. Одна – крупная – использова ноги персонажа переданы короткими черточка на для оформления тулова ящика, две других – ми. Руки раскинуты в стороны, полудугой опу для крышки.

щены вниз и заканчиваются трехпалой ладонью Технически первоначально на песчаную под или трилистниками, которые держит персонаж сыпку выкладывалась прямоугольная плоская (рис. III). Голова крупная ромбовидной формы пластина будущего дна резервуара. На ее края без проработки лица. Традиционно считается, вертикально крепились стенки ящика. Места что головы такой формы передают одетый на стыка укреплялись тонкими валиками изнутри них конический шлем или головной убор в виде и снаружи. Причем валики с внешней стороны островерхого колпака (правда, на одном из таш маскировали шов стыка пластин и были укра кентских оссуариев из Тойтепа крупным штам шены крупными редкими (горизонтальными) пом оттиснута сцена из двух персонажей – ми защипами. Внутри резервуара вдоль верхушки стов, у которых лысые (бритые?) головы со сле его стенок налепной лентой была устроена по дами лобно-теменной (башенной) деформации).

лочка для крышки, шириной 2–3,5 см.

Между арками помещено изображение древа Затем придонная часть резервуара была жизни, ветки которого раскинуты в стороны, выровнена подрезкой ножом или плоско сре а на вершине древа – побег с круглым плодом.

занной палочкой. Крышка формовалась из пла По краям композиции над арками изображена стин треугольной формы, стянутых в пирамиду.

какая-то неясная фигура – звезда или растение в Места стыка с внешней стороны скрыты под виде длинного прямого стебля, на верхушке ко налетными валиками, которые образуют ребра торого помещены два листика и круглый плод крышки, также украшенные защипами. Верхуш между ними. Боковые (торцевые) стенки ос ка крышки – ручка – отбита и утрачена. Можно суария представляют собой оттиски половины предположить, что навершие было грибовидной штампа (т.е. по одной арке с фигурой).

формы с проточенным через центр сквозным, Верхний ярус – это крышка. От предыду вертикальным отверстием.

щего яруса она отделена, во-первых, полосой Любопытен еще один момент, когда крышка из полуовальных зубцов, во-вторых, горизон была поставлена на резервуар, место стыка тоже закрыли налепной лентой, которую украсили крупными почти горизонтальными полуоваль ными зубцами, а затем прорезали ее по всему пе риметру, освобождая стык иногда прямо по ре бру зубцов. Возможно, это было связано с идей передачи общей композиции, где лента с защи пами была призвана маркировать один ярус от другого. Не исключено и то, что этим приемом мастер стремился устранить дефект неполного перекрытия устья крышкой резервуара.

Декор и вопросы его символики и значе ния. Еще В.В. Бартольд подчеркивал наличие Рис. II. Аламединский оссуарий (фото):

на аламединском оссуарии необычных и крайне 1 – общий вид;

2 – торцевая сторона крышки МИАК-4 Исследования по археологии Кыргызстана вень), момент, когда из зерен прорастают расте ния (травы), т.е. возрождение к новой жизни.

Второй ярус – это здание с аркадами. Вну три арок, т.е. внутри здания, показаны одина ковые фигуры, они неясны, очень схематичны.

У них головы странной, треугольной, формы и необычно длинные руки с трехпалыми кистями.

Но, может быть, это не кисти рук, а ветки, ко торые персонажи держат в руках. Известно, что ветки и цветы были важным элементом весен ней обрядности в культовых церемониях уми Рис. III. Прорисовка схематической фигуры под аркой рающей и воскресающей природы. Вероятно, и на тулове оссуария здесь они могли символизировать возрождение.

Кто же эти персонажи?

тальным поясом из перлов с отходящими вверх По мнению некоторых исследователей, изо округлыми завитками, только закрученными браженные на оссуариях ритуальные сцены и вправо. Их тоже семь, а в центре между ними здания с аркадами – это храмы с происходив помещено трехветочное древо, вершиной вы шими в них обрядами, например жертвоприно тянутое к ручке. Торцы крышки занимает иная шениями огню или ритуальными танцами с ак композиция. В нижней части поля – горизон терами, играющими богов [Маршак, Распопова тальный пояс из двух параллельных прямых ли 1991: 164].

ний и кружков перлов между ними. Выше центр Все это маловероятно. Зачем необходимо композиции сфокусирован на крупной сильно было изображать храм, да еще актеров в виде схематизированной антропоморфной фигуре богов? Не правильнее было бы видеть здесь изо (рис. II. 2). У персонажа крупная круглая голо бражение мистического места и мистического ва. Черты лица смазаны и едва видны в слабом действия? Иными словами, мастер рисовал ти рельефе, толстый большой нос, миндалевидные пичную картину загробного мира, ожидающую глаза (с невыделанным зрачком), брови, полные умершего, – «сверкающую обитель Арты» – рай, сжатые губы и тонкие усики над ними. Вокруг или точнее «небеса», где обитают души пра головы пять выпуклых кружков, расположен ведников и происходит их возрождение. При ных дугой (рис. IV. 1). Туловище персонажа вы чем образ рая уже в Гатах прямо связывается со тянутой овальной формы с какой-то «сеткой» из зданием и носит название «Гара-дмана» – «Дом перекрещивающихся на груди длинных линий и Хвалы», или «дом вознаграждения». В Видевда отходящих от них в противоположные стороны те говорится, что получившие воздаяние души короткими линиями (напоминает перекрещен праведников достигают золоченых лож Ахура ные ветки с обрезанной верхушкой). Ноги пер Мазды и Амеша Спентас (Бессмертных святых), сонажа широко расставлены и слегка полусогну Дома Хвалы, обители Ахура Мазды, обители ты. Руки его опущены вниз вдоль тела, и каждая Бессмертных святых, обители прочих праведни из них держит по мечу с обнаженным прямым ков (цит. по: [Крюкова 2005: 91]). В Яштах кар клинком, который отделен от рукояти коротким тина рая немного более развернута:

прямым перекрестьем. Между ног персонажа У каждого протока изображен какой-то непонятный предмет в виде Дом высится прекрасный, шестигранника. Верхушкой он почти касается Сверкая сотней окон нижней части его туловища. Вся поверхность И тысячью колонн… шестигранника покрыта рядами округлых ши А в каждом этом доме шечек. Этот предмет делает персонаж похожим Поставленные ложа на насекомое. В нижней части поля по сторонам С красивыми подушками от ног персонажа изображены небольшие трех Все на местах стоят (Яшт 5, 101–102) [Аве лучевые фигуры (звезды?).

ста 1990: 42].

Персонажи на торцах почти идентичны и Конечно, сотня окон и тысяча колонн – это лишь немного разнятся из-за качества оттиска.

гипербола, призванная показать, как прекрасна Таким образом, в целом орнаментальная эта обитель, как она величественна и огромна.

композиция аламединского оссуария име На аламединском оссуарии мастер стремился ет трехъярусную схему и призвана выразить изобразить тоже необыкновенное, красивое, по основную идею – будущее возрождение. Как уже его мнению, здание. Отсюда здание с арками, отмечалось, нижний ярус из перлов и завитков изображенное на оссуарии, – это райская оби символизирует подошву здания (земной уро тель, а фигуры, стоящие под арками, – это души Г.И. Богомолов. Аламединский оссуарий Рис. IV. Антропоморфная фигура с мечами Аламединского оссуария и аналогии к ней в сасанидской торевтике:

1 – прорисовка фигуры с мечами на крышке Аламадинского оссуария;

2 – прорисовка фигуры правителя на серебряном сасанидском блюде из Британского музея (по Ю.А. Рапопорту);

3 – прорисовка фигуры правителя на серебряном сасанидском блюде из Национальной библиотеки в Париже (по Ю.А. Рапопорту);

4 – прорисовка фигуры правителя на троне. Серебряное блюдо. V в.;

5 – Хосров 1. Золотой динар (531–579 гг.);

6 – Пероз на охоте. Серебряное блюдо. VI в.

Рис. V. Изображения воинов из Приобья и Приуралья:

1 – серебряное блюдо из с. Слудки (Пермь, Приуралье);

2 – район Березова (Шайтанский мыс);

3 – серебряное блюдо из с. Слудки. Фрагмент с процарапанной фигурой (Пермь, Приуралье);

4 – серебряное блюдо из с. Слудки с процарапанной мужской фигурой поверх сцены кормления змеи (Пермь);

5 – серебряный ковш. Коцкий городок;

6 – гравировка на костяной панцирной пластине (Приобье);

7 – подвеска из кургана 3 Ишимбаевского могильника. Южный Урал МИАК-4 Исследования по археологии Кыргызстана праведников. Неслучайно и то, что между арка- К сожалению, из-за сильной схематично ми помещено изображение дерева, это мировое сти изображения нельзя полностью исключать древо. Оно принадлежит к числу общечелове- и другие возможные варианты. Прежде всего, ческих образов и совпадает с осью мира так же, это могла быть не очень удачная передача руба как и мировая гора (в большинстве верований хи или халата, с нашитыми на него защитными древо и растет в центре мира на мировой горе). пластинами и стянутого портупейными ремня В.Ю. Крюкова обоснованно проводит здесь па- ми. С другой стороны, это могло быть изобра раллели с христианскими образами, связанны- жение вообще фантастического существа (духа) ми с погребением и будущим возрождением, с обнаженными костями грудной клетки (ске райское дерево и распятие – мировое древо, Гол- лет), подобно фигуркам с мечами на рисунках гофа – мировая гора, место погребения первого палимпсестах на серебряном ковше из Коцкого человека – Адама [Крюкова 2005: 90]. Видимо, городка [Гемуев, Сагалов, Соловьев 1989: 92] именно с этим образом связана символика верх- (рис. V. 5).

него яруса аламединского оссуария – с крышкой, Кстати, изображены они почти в той же позе которая имела четырехскатную форму и была (с широко расставленными ногами, немного со отделена от тулова лентой с зубцами. Последние гнутыми в коленях), что и фигуры с крышки могли символизировать верхушки земных гор, оссуария. Конечно, нельзя исключать, что здесь а крышка – гипертрофированный образ миро- передана стойка фехтовальщика, готового к ата вой горы. В центре ее длинных скатов – все то ке или обороне. Но чаще эти персонажи относят же древо жизни (мировое древо) и символы к обширной серии «танцующих» изображений в возрождения. «трехрогих» головных уборах с саблями в руках На торцах крышки помещена крупная ан- [Cоловьев 1987: рис. 7;

Плотников 1987: рис. 2].

тропоморфная фигура с обнаженными мечами Причем в литературе они устойчиво связыва в руках. Вокруг головы ее странный полукруг ются с шаманской атрибутикой. Действительно, из пяти кружков. Возможно, таким способом это предположение очень плодотворно, так как передана прическа персонажа (завитки-кудри) согласуется с известными описаниями воинских или какой-то головной убор с прикрепленными плясок с мечами во время камлания или покло к нему кружками. Необычно и одеяние персо- нения идолу среди сибирских народов (ханты, нажа;

его туловище пересечено крест-накрест манси) и кыргызов. При этом использовались и двумя ремнями или лентами с отходящими от другие воинские атрибуты (копья, стрелы, кин них пластинками. В последних можно видеть жалы) и доспехи [Гемуев, Сагалаев, Соловьев один из древнейших типов оборонительного 1989: 105–107;

Худяков 1987: 67].

доспеха – портупейные ремни с нашитыми на В оставленных очевидцами описаниях та них пластинками. Традиция ношения защитно- ких камланий отмечается, что, исполняя ри го пояса и портупейных ремней в Месопотамии туал, сам шаман облачался в воинский доспех известна уже с 3–2-го тыс. до н. э. Усиленные (панцирь или кольчугу), брал в руки две сабли и бляшками широкие кожаные пояса использова- крутился, плясал перед идолом. Кстати, к идолу лись и как портупея, и как защитное прикрытие тоже могла крепиться кольчуга. Позже, обычно тела. Едва ли не ближайшей аналогией, правда на следующий день, в ритуал вовлекались при отдаленной территориально и хронологически, сутствующие мужчины. Им раздавалось ору является изображение сирийского воина на жие, затем по знаку шамана они выстраивались кожаной обивке кузова колесницы Тутмоса IV рядами и, раскачиваясь на ногах из стороны в (XV в. до н. э.). Его торс перехвачен широкими сторону, громко и в ритм кричали «хай» [Плот портупейными ремнями, усиленными бляш- ников 1987: 128]. Интересно также сообщение ками [Горелик 1993: табл. XLVII. 27]. Интерес- Моисея Каганкатваци (Х в.) о савирах Север но также изображение на греческой вазе (V в. ного Кавказа, у которых танцы с мечами тоже до н.э.) персидского или малоазийского воина, носили культовый характер. Вероятно, танцы одежда которого усилена защитными рядами с мечами (и вообще с оружием) были связаны ремней с пластинами, только нашитыми гори- с военной магией: верой в сверхъестественное зонтально [Горелик 1993: табл. XLVII. 23]. Ви- могущество оружия, способного даровать побе димо, в скифском и сакском защитном воору- ду, помощь местных божеств и предков, защиту жении такие защитно-портупейные пояса тоже от какой-либо напасти. Все это, в свою очередь, имели хождение и носились как с панцирем, так пересекается с любопытными выводами некото и без него. К эпохе аламединского оссуария это рых современных исследователей о наличии ша уже глубокая архаика, но как рудимент некогда манских черт в зороастризме [Gignoux 1979: 57].

бытовавшей воинской традиции мог использо- Возможно, этот архаический пласт зороастриз ваться в культовой иконографии. ма находил отклик в верованиях населения Чуй Г.И. Богомолов. Аламединский оссуарий ской долины, что способствовало его адаптации рее с изображением военного чиновника (Пань в местную культуру. Такие корректировки мог- гуаня или Чанъгуна), которые были призваны ли касаться и погребальной обрядности1. отгонять злых духов. Любопытной параллелью Но интерпретация персонажа с мечами на этому является архаичный элемент в церемо аламединском оссуарии может быть связана не ниальном ритуале венгерских королей. Когда только с семантикой воинского танца или кам- король, вступая на престол, совершал символи лания. Более того, фигуры на крышке только на ческий жест – отмашку мечом на четыре сторо первый взгляд кажутся танцующими, на самом ны, подчеркивая этим распространение окрест деле они изображены сидящими на каком-то своей власти [Плотников 1987: 129].

возвышении, тахте или троне, подобно грозному Интересно, что на золотых монетах Саса воителю, духу-охранителю. Так схематическое нидских правителей Ирана, Кавада (488–531) и изображение персонажа с мечами в руках про- Хосрова II (591–628): фигура шахиншаха переда царапано на подвеске из погребения 2 Кургана 3 на стоящей (носки врозь) и опирающейся на меч.

в Ишимбаевском могильнике на Южном Урале Причем в легендах этих монет приводится нео [Мажитов 1981: рис. 46, 29]. Не исключено, что бычная титулатура шахиншаха: «увеличиваю она попала на Южный Урал из Средней Азии и щий славу мира», «избавляющий мир от страха»

была оставлена одной из кочевых групп во вре- и т.д. Но еще ближе к фигуре на аламединском мя сезонных откочевок из низовий Сырдарьи. оссуарии изображение сидящего сасанидского Именно в такой позе – со слегка согнутыми правителя (Хосрова II) на троне в окружении в коленях ногами и носками врозь – показаны вельмож [Тревер, Луконин 1987: 109].



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.