авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||

«Содержание К ИСТОКАМ "ГУМАНИТАРНОЙ ЭКОНОМИКИ" Автор: В. Миловидов..................................................... 1 "ЗЕЛЕНАЯ" СТРАТЕГИЯ АМЕРИКАНСКИХ КОРПОРАЦИЙ Автор: А. ...»

-- [ Страница 7 ] --

Кстати, "Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года", утвержденная в 2009 г., на которую ссылается автор, исходит из целесообразности обеспечения безопасности страны на понижающихся уровнях ядерных вооружений и ориентирует государственную политику в этом направлении. ("Россия готова к дальнейшему обсуждению вопросов сокращения ядерных потенциалов на основе двусторонних договоренностей и в многосторонних форматах, а также созданию надлежащих условий, позволяющих сокращать ядерные вооружения без ущерба для международной безопасности и стратегической стабильности" (с. 223 - 224). Уместно в этой связи также напомнить о Концепции внешней политики Российской Федерации, утвержденной Президентом Российской Федерации В. В. Путиным 12 февраля 2013 г. В ней говорится: "Россия последовательно выступает за снижение роли фактора силы в международных отношениях при одновременном укреплении стратегической и региональной стабильности", "неукоснительно соблюдает свои международные обязательства по международным договорам в сфере контроля над вооружениями", "участвует в разработке и заключении новых договоренностей в этих областях"2.

Дальнейшее сокращение уровней СНВ диктуется состоянием СНВ России и возможностями российского государства по их развитию, необходимостью избежать перенапряжения экономики.

Продвижение по пути ограничения ракетно-ядерных вооружений (помимо укрепления стратегической стабильности в области ядерных вооружений, отхода от жесткого противостояния, радикального оздоровления обстановки в глобальном масштабе) дало бы России дополнительные возможности направить больше средств на необходимое наращивание факторов "мягкой силы" (модернизация промышленности, развитие науки, образования и культуры, сильная социальная и демографическая политика, достойный образ жизни большинства населения и т.д.) Тем самым удалось бы избежать перенапряжения в финансовой и материальной областях, обрести новые шансы на развитие, повысить свой статус в окружающем мире, увеличить роль в мировых делах и укрепить наши позиции в соревновании с другими мировыми центами влияния.

*** С усилением тенденций, дестабилизирующих международные отношения, всеобщее радикальное ядерное разоружение может стать более отдаленной перспективой.

Очевидно, что в условиях масштабных геополитических потрясений, глобального кризиса управления, возрастающих рисков, стратегической неопределенности и международной нестабильности трудно ожидать здесь скорого и решительного прорыва.

С другой стороны, продолжают действовать и факторы, актуализирующие проблему радикального ядерного разоружения, требующие более полного, комплексного понимания и осознания мировым сообществом ее значимости. Среди них - абсолютная катастрофичность применения ЯО для самого существования человечества, необходимость поиска средств, механизмов предотвращения его распространения, снижения финансового бремени вооружений и др.

Важно должным образом учитывать то, что вопросы радикального сокращения ядерных арсеналов, различные варианты их решения и алгоритмовки продвижения человечества в этом направлении все настойчивее ставятся многими странами, широкой общественностью в повестку дня различных интерфорумов.

В мировом общественном мнении получают широкую поддержку идеи подписания глобальной конвенции о полном запрещении ЯО, инициатива по "глобальному ядерному нолю", "план разоружения" Генерального секретаря ООН Независимая газета. 04.03.2013.

стр. Пан Ги Муна, обращенные к ядерным державам требования согласиться на установление четких сроков достижения мира, свободного от ядерного оружия. (О таких проектах упоминает и автор рецензируемой монографии.) В 2012 г. начался новый цикл обзорного процесса по Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Восьмую такую конференцию предполагается провести в г. В 2012 г. состоялось первое заседание ее Подготовительного комитета (следующее проведено в этом году). Состоявшиеся дискуссии показали, что неядерные государства все настойчивее требуют от ядерных держав полного выполнения ст. VI ДНЯО, осуществления дальнейших крупных практических шагов по сокращению их ОМУ арсеналов, в том числе согласования и представления поэтапного графика ядерного разоружения.

Было бы легкомыслием отмахиваться от призывов к радикальному ядерному разоружению как заведомо невыполнимых, утопичных, недооценивать потенциал международного антиядерного движения, роль авторитетных научных организаций, их возможностей привлекать на свою сторону мировое общественное мнение и влиять на многостороннюю дипломатию.

Неблагоразумно недооценивать важности того, что проблематика ядерного разоружения стала сферой идеологического противоборства и информационных войн, где в значительной мере формируется международный имидж государств, представления о характере их внешней политики и военной стратегии. Заявления в поддержку курса на радикальное сокращение ЯО используются государствами как средство укрепления своего авторитета на международной арене.

Поэтому возрастает актуальность разработки убедительных схем многостороннего радикального ядерного разоружения, которые позволили бы направить международные дискуссии по данной теме в реалистическое русло, не противоречащее интересам безопасности нашей страны.

На глубокое осознание и внимательный учет руководством страны и отечественной дипломатией современных вызовов безопасности ориентируют профессионально основательная монография А. Н. Антонова, ее общий позитивный, деловой настрой на практическое решение сложнейших проблем перехода к формату многостороннего ядерного разоружения и обозначенная ученым перспектива продвижения такого процесса.

Тем самым она способствует и формированию привлекательного международного имиджа России, что также немаловажно. Труд А. Н. Антонова - солидное монографическое исследование. В нем сформулированы значимые, научно и политически фундаментальные аргументы в пользу активной реализации возможностей упрочения международной стратегической стабильности, снижения военного бремени РФ и укрепления ее национальной безопасности с большей опорой на политические и правовые инструменты, двусторонние и многосторонние режимы контроля над вооружениями, на заключение новых эффективных соглашений в данной области.

Ключевые слова: стратегическая стабильность, международная безопасность, контроль над ядерными вооружениями, российско-американские договоры по СНВ, многосторонние переговоры, ядерное разоружение и нераспространение.

А. КАЛЯДИН (kaliadin@imemo.ru) стр. Заглавие статьи ПРЕОДОЛЕНИЕ. ПРОТИВ ТЕЧЕНИЯ - К ЦЕЛИ Автор(ы) В. АВЦИНОВ Мировая экономика и международные отношения, № 7, Июль Источник 2013, C. 112- ВОКРУГ КНИГ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 67.0 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи ПРЕОДОЛЕНИЕ. ПРОТИВ ТЕЧЕНИЯ - К ЦЕЛИ Автор: В. АВЦИНОВ Ю. СУОМИ. Из рода лососей. Урхо Кекконен. Политик и президент. Москва, "Весь мир", 2011, 440 с. ("Магия имени") Президент Финляндии в 1956 - 1981 гг. Урхо Калева Кекконен - политик мирового масштаба, оставивший глубокий позитивный след в истории как своей страны, так и послевоенной Европы. Двадцать пять лет его пребывания на посту главы государства составили целую эпоху в развитии советско-финляндских отношений.

В своем Предисловии к русскому изданию книги профессора Ю. Суоми бывший Посол СССР в Финляндии В. С. Степанов отмечает, что У. Кекконен был человеком XX века и называл его "своим столетием". С этим нельзя не согласиться: Кекконен действительно был свидетелем и участником важнейших событий XX века, а в некоторых из них ему принадлежала ключевая роль.

У. Кекконен - личность исключительно масштабная, что находит свое подтверждение в восьми объемных книгах Ю. Суоми, посвященных его биографии. В Предисловии к русскому изданию своей книги автор выражает надежду, что начатое им исследование будет продолжено.

Книга "Из рода лососей" представляет собой сокращенное издание восьми упомянутых книг. Примечательно, что в Предисловии к финскому изданию Ю. Суоми пишет о том, как сложно было уместить содержание пяти с половиной тысяч страниц под одной обложкой. Читая книгу на русском языке, невольно замечаешь, что ради сокращения объема во многих местах текст приходилось "резать по живому". Однако это ни в коей мере не умаляет значения книги, важности и своевременности издания на русском языке биографического исследования о У. Кекконене.

В книге Ю. Суоми У. Кекконен раскрывается в трех планах: как личность, как политик, действующий на внутриполитической арене своей страны, и как глава государства, руководящий его внешней политикой. Причем необходимо отметить, что практически на каждой странице можно найти подтверждение тому, сколь удачно выбрано название книги: на любом поприще У. Кекконену для достижения поставленной цели приходилось прилагать усилия, сравнимые с усилиями лососей, идущих к месту нереста против сильного течения, через пороги и иные препятствия. В качестве основного содержания деятельности У. Кекконена судьба определила постоянное преодоление.

У Ю. Суоми У. Кекконен предстает сильной личностью, прямым, честным и принципиальным человеком. Оценки автора разделяет и В. С. Степанов, озаглавивший свое Предисловие "Верность слову": "Кекконен был человеком слова, которому могли верить как руководители Советского Союза..., так и лидеры крупнейших государств Запада. Может быть, именно в этом проявляется характер настоящего финна?" Очень точно подмечено. У. Кекконена действительно можно считать воплощением типичных и, пожалуй, лучших черт финского народа.

Автор книги всячески подчеркивает "народность" У. Кекконена, его действительную близость к простым людям. У читателя не возникает сомнений, что так и должно быть, ведь У. Кекконен - политик Аграрного союза, партии, выражающей чаяния крестьянства, стержня финской нации (в настоящее время эта партия носит название Финляндский центр). Стремясь обеспечить себе действенную связь с избирателями, он приобретает в 1938 г. землю на Карельском перешейке (территория отошла к СССР в результате советско-финской войны 1939 - 1940 гг.), а в 1944 г. - в провинции Кайнуу и пытается заниматься сельским хозяйством, хотя на это у политика катастрофически не хватает времени. Ну чем не воплощение гордого лозунга, начертанного на многих дворянских гербах: "Быть, а не казаться"? Поразительный пример честности перед самим собой:

крестьянский политик должен крестьянствовать, на собственном опыте познавать жизнь земледельца. Таким предстает перед читателем на страницах книги Ю. Суоми стр. У. Кекконен в начальный период своей политической деятельности.

В кратком Предисловии к книге ее переводчик, бывший Посол СССР, а позже Российской Федерации в Финляндии Ю. С. Дерябин отмечает, что У. Кекконен "был незаурядной личностью и нередко ставил себя выше других людей", в то же время он "проявлял большое внимание к простым финнам, их проблемам и заботам". В этом отношении примечателен рассказ о посещении У. Кекконеном отдаленных районов провинции Кайнуу во время кампании по выборам в финляндский парламент в 1951 г. Эта поездка стала настоящим путешествием по болотам с посещением домов, расположенных в нескольких километрах от ближайшей дороги. По ее результатам было принято решение о строительстве дорог в этой области, что должно было обеспечить ее экономический подъем.

Автор не посвящает У. Кекконену как человеку отдельных глав, а характеризует его через поступки и решения. Читая о У. Кекконене как политике, мы становимся свидетелями его патриотизма, принципиальности, последовательности, прямоты и честности, таланта аналитика и способности принимать нетрадиционные решения.

Рецензируемая книга предполагает минимальную подготовленность читателя, предварительное знакомство, хотя бы в общих чертах, с биографией главного героя, а также с Финляндией и ее историей. На первой же странице мы попадаем сразу в 1936 г. и видим У. Кекконена молодым ученым и политиком Аграрного союза, который участвует в предвыборной борьбе, выступает против профашистского Лапуаского движения и праворадикальной организации "Патриотическое народное движение" (ПНД). Кстати, в плане борьбы с крайне правыми "История Аграрного союза - партии Центра" причисляет У. Кекконена того периода к плеяде "непримиримых демократов"1.

Далее, на двух страницах книги, автор успевает сообщить об избрании У. Кекконена депутатом парламента, о принадлежности его к левому крылу парламентской фракции Аграрного союза, о переговорах по составу нового правительства и успешных контактах с социал-демократами, о получении портфеля министра юстиции и деятельности на этом посту, в частности, о поддержке независимости и равноправия спортивных организаций, усилиях по защите государственной и общественной системы. Возникает впечатление очень динамичного развития событий, что выделяет такие черты характера У. Кекконена, как энергичность, целеустремленность и упорство.

Ю. Суоми отмечает важность для У. Кекконена вопросов, связанных с обеспечением единства финлядского общества, ведь в 1930-х годах раны, нанесенные гражданской войной, были более чем чувствительны. Практическим вкладом главного героя книги в сплочение финляндской нации и преодоления предрассудков, порожденных событиями 1918 г., явилось участие в налаживании правительственного сотрудничества между Аграрным союзом и СДПФ, создании в октябре 1936 г. так называемого "красно зеленого"2 правительства. По этому поводу "История Аграрного союза - партии Центра" пишет: ""Красно-зеленое" сотрудничество сломало важное неписанное правило 1-й Республики, в соответствии с которым политическое сотрудничество между левыми и буржуазными силами на правительственном уровне невозможно. Таким образом, оно разрушило основы табу, занимавшего центральное место, прежде всего в образе мышления правых сил"3.

На этих же страницах Ю. Суоми помещает замечание, важное для дальнейшего восприятия читателем содержания книги. Он пишет, что внешняя политика была в то время для У. Кекконена малознакомой сферой, однако его внешнеполитическое мышление предусматривало, в частности, улучшение отношений с СССР. Примечательно, что свое вмешательство в проводившуюся ПНД и Академическим карельским обществом (АКО) пропаганду "исключительности финского племени" он мотивировал именно необходимостью обеспечения положительных сдвигов в отношениях с восточным соседом. Наряду с этим У. Кекконен не оставлял без внимания и отношения с другими странами Северной Европы. Таким образом, во внешнеполитической деятельности У.

Кекконена уже на этом этапе проявляются два взаимно уравновешивающихся вектора восточный и западный.

Одновременно У. Кекконен не оставляет усилий по консолидации финлядского общества, достижению действительного примирения, за что становится объектом критики правой оппозиции и обвинений в развале буржуазного фронта.

Показательно его поведение в 1939 г., особенно после начала Второй мировой войны. Мы См.: Mylly J. Maalaisliitto-Keskustapuolueen historia 2. Maalaisliitto 1918 - 1939. Helsinki, Kirjayhtyma, 1989. S. 361.

Красный цвет - символ СДПФ, земля, зеленый цвет - Аграрного союза.

Mylly J. Op. cit. S. 372.

стр. видим патриота, действующего последовательно и принципиально. У. Кекконен проявляет солидарность с Эстонией, непреклонно выступает против уступок Советскому Союзу. Однако недостаточный политический опыт не позволяет ему реально оценить размеры угрозы и предугадать развитие событий в Европе. Поэтому в парламенте он довольствуется ролью выразителя позиции большинства. Дальнейшие события показали верность стремления У. Кекконена к единению и сплочению нации, но за понимание этого самой нации пришлось заплатить очень высокую цену.

При знакомстве с биографией У. Кекконена не покидает ощущение, что сама судьба или история оберегали его от деятельности, которая могла бы в дальнейшем помешать исполнению предначертанного ему свыше высокого предназначения формирования добрых отношений с восточным соседом.

На второй день "зимней" войны - советско-финской войны 1939 - 1940 гг. - было сформировано новое правительство, в которое У. Кекконен не вошел. Он неожиданно оказался не у дел и должен был довольствоваться статусом обычного депутата парламента. В первые дни войны его беспокоит вынужденная бездеятельность, он называет себя "заложником пустоты". Даже назначение в середине декабря 1939 г.

представителем отдела пропаганды Ставки главного командования не принесло облегчения, так как работы не было. В условиях войны У. Кекконен с его взглядами и убеждениями оказался просто не нужен.

Тем не менее стремление У. Кекконена быть полезным Отечеству оказалось вознаграждено: он получил весьма трудный и крайне неблагодарный участок работы - ему предложили создать и возглавить управление по делам вынужденных переселенцев из района боевых действий.

В январе 1940 г. У. Кекконена избирают в состав парламентской комиссии по иностранным делам. Он начинает целенаправленно собирать информацию о положении на фронте и планах правительства. Несмотря на неполноту и фрагментарность получаемых данных, у него сформировалась собственная принципиальная позиция, основанная на оказавшихся завышенными ожиданиях помощи от Великобритании, Франции и Швеции. Именно поэтому он последовательно выступал против заключения мира с Советским Союзом и не изменил своих взглядов даже после того, как 13 марта 1940 г. мирный договор был подписан.

Повествуя об этом периоде в жизни У. Кекконена, Ю. Суоми вновь выделяет такие черты своего героя, как патриотизм, последовательность и принципиальность. В то же время, мы видим достаточно молодого и неопытного политика, который делает серьезные выводы на основе ограниченной информации, в анализе ситуации не может преодолеть масштабы своей страны и учесть развитие событий в Европе.

В это время У. Кекконен продолжает отдавать все силы работе по обустройству вынужденных переселенцев, которая принесла ему очень ценный опыт.

В короткий мирный период, продлившийся пятнадцать месяцев, возрастает интерес У.

Кекконена к внешней политике. Он сокрушается по поводу принятия парламентами прибалтийских стран решения о вступлении этих государств в состав СССР, следит за политикой Советского Союза в отношении Финляндии и событиями в Европе. Узнав в конце июня 1941 г. о скором нападении Германии на СССР, У. Кекконен вместе со статс секретарем МИД Финляндии А. А. Пакаслахти и губернатором Лапландии К. Х. Хиллиля разрабатывает план захвата Советской Карелии. Правда, по мнению У. Кекконена, финнам не следовало спешить со вступлением в войну против СССР, поскольку чем быстрее будет Германия поглощать на фронте ресурсы Красной Армии, тем меньше будут потери финских войск.

В то время У. Кекконен относился к войне положительно, так как верил, что Советский Союз имеет захватнические стремления в отношении Финляндии. Тем не менее, менявшееся положение на фронтах корректировало его взгляды. Он начал сомневаться в возможности захвата Ленинграда и считал, что война продлится минимум до весны г. В то же время, У. Кекконен, как и большинство членов парламента, сохранял убеждение, что для обеспечения надежности границ необходимо присоединить к Финляндии Советскую Карелию.

Такая позиция, однако, не мешает ему считать вербовку финнов в войска СС скандалом и выступать за получение помощи от союзников. Ю. Суоми вновь показывает У. Кекконена самостоятельно мыслящим политиком, стремящимся повлиять на ситуацию вопреки доминирующим в обществе тенденциям.

Военные действия приобретали явно затяжной характер;

6 декабря 1941 г. Англия объявила войну Финляндии. На это время приходится первое серьезное изменение во взглядах У. Кекконена.

стр. Он становится сторонником оборонительной войны, призывает воздерживаться от наступательных действий.

Как только финские войска заняли территории, отошедшие в 1940 г. к СССР, на них устремился поток переселенцев - люди хотели вернуться в родные места. Это создало У.

Кекконену большие проблемы, вынудило его изъездить эти районы в поисках пригодных для расселения мест. Однако, несмотря на большой объем работы, он не оставляет и публицистической деятельности, под псевдонимом Пекка Пейтси публикует книгу "Путь к сплочению финской нации".

Развитие событий на советско-германском фронте летом-осенью 1942 г. заставляет У.

Кекконена серьезно задуматься о перспективах войны. В ноябре того же года в узком кругу друзей, собравшихся в доме губернатора Лапландии К. Х. Хиллиля в Рованиеми, У.

Кекконен трое суток посвятил обсуждению складывающейся обстановки и возможных действий Финляндии. В результате был сделан вывод о том, что Германия проиграет войну, поэтому Финляндия должна выйти из нее. Однако, пожалуй, самой важной с точки зрения дальнейшей судьбы У. Кекконена оказалась вторая часть вывода: "Независимая Финляндия не сможет когда-либо твердо стоять на ногах, если она не заменит исконную вражду с СССР дружбой" (с. 50).

Ю. Суоми обращает особое внимание читателей на то, что этот вывод был сделан не под впечатлением от поражения немецких войск под Сталинградом, а сугубо самостоятельно, до получения в Рованиеми информации об окружении группировки Ф. фон Паулюса.

Именно встреча друзей в Лапландии совершила коренной поворот во внешнеполитических взглядах У. Кекконена, и вторую половину ноября 1942 г. можно считать началом кекконенской политики добрососедства в отношении Советского Союза, которая в течение первых двух лет существовала в виде стремления к выходу Финляндии из войны и заключения мира с СССР.

Здесь Ю. Суоми представляет читателю совсем иного У. Кекконена, нежели чем в марте 1940 г., - расчетливого аналитика, способного предвидеть действительный ход развития событий.

Для верного представления о У. Кекконене как личности и политике весьма важно следующее замечание автора книги: "Но хотя Кекконен и выступал за заключение мира с Советским Союзом, он надеялся, что сопротивление немцев на Восточном фронте будет столь длительным, что западные государства успеют укрепить свои позиции на Европейском континенте. Это изменило бы соотношение сил в пользу союзников, что пошло бы на пользу Финляндии" (с. 52). Идея баланса в отношениях между востоком и западом проходит красной нитью через внешнюю политику У. Кекконена в послевоенные годы.

У. Кекконен сближается с так называемой мирной оппозицией, все более явно и активно выступает за заключение сепаратного мира. В декабре 1943 г., в шведском риксдаге, он прямо заявил о необходимости сменить вражду к СССР на политику нейтралитета, дополнением которой стало бы сотрудничество североевропейских стран, а основой "искреннее соседское примирение с Советским Союзом". Такая позиция объединяла У.

Кекконена с Ю. К. Паасикиви.

После заключения Финляндией перемирия 19 сентября 1944 г. с Советским Союзом и Великобританией, У. Кекконен пытается обеспечить новому положению вещей поддержку Аграрного союза, но безуспешно. Тогда 26 сентября он выступает по радио с речью, "которая стала для широкой публики его первым уроком внешнеполитического реализма" (с. 63). К реальностям относились победа Советского Союза и поражение Финляндии, а также географическое соседство СССР и Финляндии, фактически определявшее ее судьбу. У. Кекконен особо подчеркнул необходимость достижения взаимного доверия между двумя странами.

К тому времени У. Кекконен существенно пересмотрел свои взгляды на политику безопасности: на смену опоре на собственные силы должны были прийти сложные внешнеполитические усилия, направленные на защиту интересов страны.

Позиция У. Кекконена во время войны, его стремление к сепаратному миру и убежденность в необходимости налаживания добрососедских отношений с СССР обеспечили ему востребованность как политика после ее окончания. Уже в середине ноября 1944 г. У. Кекконен вступил в должность министра юстиции. Ему, как и другим министрам, пришлось довольно тесно взаимодействовать с Союзной контрольной комиссией (СКК), что далеко не всегда было легкой задачей.

Ю. Суоми многократно упоминает о связях У. Кекконена с представителями иностранных спецслужб. Контакт с американской разведкой был установлен еще в годы войны, а с английской и советской разведками - уже в ходе работы с СКК. Став в 1956 г.

президентом страны, У. Кекконен не рвет эти связи, а продолжает активно стр. использовать их: для него это были каналы быстрого и непосредственного доведения своих идей и инициатив до руководства как западных стран, так и Советского Союза.

Первые послевоенные годы оказались для У. Кекконена довольно сложным временем.

Ему приходилось лавировать между СКК, правыми силами в Аграрном союзе и финскими коммунистами, которые предъявляли свои требования. Борьба с правыми тенденциями в финском обществе была нацелена на отстранение от политической деятельности во всех партиях лиц, занимавших в предвоенные и военные годы ответственные посты и оказывавших влияние на политику страны. Борьба с левыми заключалась в первую очередь в стремлении связать коммунистов правительственной ответственностью через сотрудничество с другими партиями.

После выборов 1945 г., У. Кекконен сохраняет пост министра юстиции в новом правительстве. Обострение разногласий между западными державами и Советским Союзом вызывает его озабоченность, он убежден, что Финляндия должна держаться "в максимальном отдалении" от этих противоречий. "В конце 1945 г. он назвал такое невмешательство в противостояние великих держав политикой нейтралитета. Этот этап можно считать началом нового мышления, касающегося нейтралитета", - пишет Ю.

Суоми (с. 86).

Пост министра юстиции был в 1945 - 1946 гг. довольно хлопотной должностью. У.

Кекконену пришлось заниматься такими сложными, в том числе и с внешнеполитической точки зрения, делами, как расследование создания в стране тайных складов оружия и осуждение виновников войны.

В отношении первого вопроса У. Кекконен был убежден, что, организавав тайные запасы оружия, в тех условиях Финляндии вряд ли можно было нанести больший ущерб. Он требовал тщательного рассмотрения дела и наказания действительных руководителей.

Гораздо более сложным оказался второй вопрос. По делу о виновниках войны У.

Кекконен придерживался мнения, что количество обвиняемых должно быть минимальным, а приговоры - мягкими. В то же время он испытывал сильное давление как со стороны тех политических сил в финском обществе, которые не желали мириться с поражением в войне, так и со стороны СКК.

В начале 1946 г. восемь виновников войны были осуждены на различные сроки тюремного заключения - от десяти (бывший президент Р. Рюти) до двух лет. Считалось, что приговоры оказались более суровыми, чем ожидалось, однако, на фоне смертных приговоров, вынесенных коллаборационистам в странах Западной Европы, их, пожалуй, можно признать довольно мягкими.

Тема несправедливости приговоров виновникам войны и необходимости их отмены периодически поднимается в финляндском обществе. В частности, в 2008 - 2011 гг. даже направлялись запросы в Верховный суд и министру юстиции Финляндии, но государственные власти не сочли возможным изменить решения 1946 г.

Мы знаем, что в Финляндии в отношении У. Кекконена не было равнодушных: одни поддерживали его политику, другие же ей противостояли. Ю. Суоми пишет, что "вопрос о виновниках войны стал одним из источников долго живущей вражды к Кекконену" (с. 91).

В определенных кругах эта враждебность оказалась столь сильна, что после выхода из печати первой книги Ю. Суоми эта неприязнь была перенесена и на автора книги. Его терроризировали по телефону, ему стали приходить анонимные письма с угрозами, началась слежка за ним и членами его семьи, пришлось прибегнуть даже к помощи полиции4.

В связи с делом виновников войны нельзя не отметить действий У. Кекконена в отношении президента Финляндии, маршала К. Г. Маннергейма. Министр юстиции сделал все возможное, чтобы оградить от суда как самого маршала, так и военное руководство страны. У. Кекконену принадлежала также ключевая роль в том, что в 1946 г.

К. Г. Маннергейм достойно покинул пост президента Финляндии, а Ю. К. Паасикиви был избран на эту должность. "Позднее Маннергейм вспоминал, что у него лично не было повода упрекать Кекконена в чем-то, поскольку он отнесся к маршалу весьма корректно" (с. 93).

После избрания Ю. К. Паасикиви президентом его прежняя должность премьер-министра оказалась вакантна, и он не возражал, чтобы ее занял У. Кекконен. Однако действия коммунистов привели к формированию нового правительства во главе с социал демократом М. Пеккалой, в котором У. Кекконену места не нашлось. Он уходит в правление Финляндского банка и продолжает работу в парламенте.

Новый статус не позволил У. Кекконену принять участие в заключении Парижского мирного См.: Suomi J. Puhelinterroriaja lemahtaviapaketteja // Helsingin Sanomat. 14.08.2012.

стр. договора 1947 г., но уже в начале следующего года президент привлек его к переговорам о заключении Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи с СССР. В то время У. Кекконен временно исполнял обязанности председателя парламента.

В своем повествовании об этих событиях Ю. Суоми делает акцент на доверии президента Ю. К. Паасикиви к У. Кекконену, которому фактически принадлежала ведущая роль на переговорах в Москве, хотя руководителем финской делегации был премьер-министр М.

Пеккала. У. Кекконену удалось реализовать "диктат Паасикиви" и обеспечить подписание советско-финляндского договора, составлявшего основу отношений между двумя странами практически до развала Советского Союза.

Книга Ю. Суоми наглядно показывает, что новые вехи в жизни У. Кекконена были на самом деле ступенями преодоления встречного потока, складывавшегося из сопротивления его внутренней и внешней политике, а также личной неприязни к нему со стороны противников. Очередной такой ступенью стало для У. Кекконена участие в президентских выборах 1950 г. Опираясь на своих сторонников в Аграрном союзе, он провел активную избирательную кампанию, но потерпел поражение. Ю. Суоми отмечает, что именно в период этой кампании среди поддерживавших его аграриев начинает формироваться миф о У. Кекконене.

Однако поражение в первой пробе сил в борьбе за президентское кресло вскоре обернулось победой: в марте 1950г. У. Кекконен получает назначение на пост премьер министра, который и раньше неоднократно был почти досягаем, но судьба вносила свои коррективы. Новая работа принесла и новые трудности: кроме сложных взаимоотношений с правым и левым политическими флангами предстояло решить сложные экономические задачи, а также исправить отношения с Советским Союзом, серьезно ухудшившиеся при предыдущем правительстве.

У. Кекконен, чье имя впоследствии стало синонимом добрососедских отношений между СССР и Финляндией, начал свою деятельность на посту главы правительства, по утверждению советской прессы, как пособник "американских капиталистов", который пытается "маршаллизировать" (то есть присоединить к плану Маршалла, сделать сателлитом США) Финляндию.

Тем не менее У. Кекконену удается наладить отношения с Советским Союзом и заключить долгосрочное торговое соглашение. Ю. Суоми обращает внимание читателей, что на обеде после церемонии подписания У. Кекконен познакомился и впервые беседовал с общительным членом Политбюро Н. С. Хрущевым. Возникшие в дальнейшем отношения доверия и взаимопонимания между двумя политиками автор неоднократно отмечает на страницах книги.

Дела на Востоке приведены в порядок, но личные связи У. Кекконена с Западом, в частности с Великобританией и США, в это время несколько ослабевают, отношение к нему становится прохладным, даже настороженным.

В январе 1951 г. было сформировано новое правительство Финляндии, главой которого вновь стал У. Кекконен. В условиях холодной войны он стремится, чтобы Финляндия оставалась в стороне "от всех внешних сил", подчеркивает важность для нее политики нейтралитета. Даже трактовка У. Кекконеном Договора 1948 г. отлична от советской и исходит из убеждения, что в его преамбуле содержится признание Советским Союзом нейтралитета Финляндии. По его мнению, основное в Договоре - его направленность на укрепление добрососедства и доверия, а военно-политические статьи имеют второстепенное значение.

С марта 1950 по ноябрь 1953 г. У. Кекконен четыре раза подряд занимал пост премьер министра. Он не только вел последовательно работу по признанию нейтралитета Финляндии, но и содействовал расширению торговли с Советским Союзом, что являлось важным фактором укрепления национальной экономики. Укреплению международного положения страны способствовало завершение выплаты репараций и проведение Олимпийских игр в Хельсинки в 1952 г. У. Кекконен отмечал, что "...народ Финляндии выиграл мир, хотя и проиграл войну..." (с. 126).

Обращает на себя внимание замечание Ю. Суоми, что, когда Советский Союз согласился начать переговоры о передаче в аренду Сайменского канала, У. Кекконен расценил это "как намек на готовность к территориальным изменениям на восточной границе Финляндии" (с. 133). Иными словами, проводя политику добрососедства, развивая торговлю с СССР, У. Кекконен не забывал об идее возврата утраченных Финляндией территорий.

К тому времени У. Кекконен уже воспринимался в Советском Союзе как политик, с которым необходимо выстраивать особые отношения. Финский историк Х. Рауткаллио в книге "Лаборатория Финляндия. Кекконен и КГБ в стр. 1944 - 1962 гг." отмечает, что советская сторона старалась оказывать поддержку У.

Кекконену и во внутриполитических вопросах. В качестве примера он приводит предложение СССР о предоставлении Финляндии долгосрочного кредита и использовании во взаимной торговле свободно конвертируемой валюты при условии сохранения у власти правительства У. Кекконена5. Об этом же пишет Ю. Койвисто в биографии политического деятеля НКП Пяйвио Хетемяки6.

Отклонение парламентом летом-осенью 1953 г. правительственных законопроектов привело к отставке в ноябре того же года четвертого правительства У. Кекконена. Однако ему не пришлось долго находиться вне кабинета - уже в мае 1954 г. У. Кекконен получил портфель министра иностранных дел в правительстве Р. Ю. Г. Тернгрена.

Ю. Суоми отмечает, что за короткий период пребывания на посту главы внешнеполитического ведомства У. Кекконену в основном приходилось сталкиваться с проблемами из рокового треугольника "Советский Союз - обе Германии - Север Европы".

Именно с этим набором проблем было связано выдвинутое летом 1954 г. предложение СССР о проведении конференции по безопасности в Европе. Проект коммюнике по итогам визита У. Кекконена в Москву для подписания рамочного торгового соглашения содержал формулировки, которые однозначно привязывали Финляндию к этой советской инициативе. У. Кекконену пришлось приложить титанические усилия, чтобы уйти от принятия советского проекта документа и добиться одобрения финского варианта коммюнике, состоявшего из общих фраз о продолжении усилий двух стран "всеми средствами поддерживать сохранение мира и безопасности в соответствии с принципами Устава ООН" (с. 139).

Обстоятельства сложились так, что двадцать лет спустя У. Кекконен реализовал эту инициативу, но ключевая роль в этом уже принадлежала Финляндии и ему лично.

В октябре 1954 г. было сформировано пятое правительство У. Кекконена. Ю. Суоми обращает внимание на смелость, с которой новое правительство начало свою деятельность: был успешно проведен давно назревший закон о земле, а также вопреки мнению Финляндского банка принято решение о строительстве нефтеперерабатывающего завода компанией "Несте".

Кроме того, в этот период Финляндии удается в очередной раз избежать причастности к противоречиям между великими державами. В ответ на решение западных стран о перевооружении ФРГ Советский Союз в ноябре 1954 г. направил различным странам предложение о проведении конференции по созданию системы коллективной безопасности. Финляндии пришлось весьма искусно составить свой ответ с отказом от участия, чтобы не испортить отношения с СССР. Для финнов это было тем более важно, что в мае 1955 г. такая конференция состоялась в Москве, и на ней был заключен Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, который означал создание нового оборонительного сообщества - Варшавского договора.

Ю. Суоми кратко, но емко, аналитично описывает основные события 1955 г., особо выделяя совместный визит Ю. К. Паасикиви и У. Кекконена в Москву, итоги которого имели важное и позитивное значение для Финляндии. Советский Союз согласился вернуть военную базу в Порккала-Удд, арендованную у Финляндии еще в 1944 г.

Досрочно был продлен Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи 1948 г.

СССР также снял свои возражения относительно намерения Финляндии присоединиться к Северному совету.

Основной мотив возвращения Порккалы обусловливался стремлением Советского Союза добиться от великих держав отказа от военных баз на иностранных территориях, а собственный пример - самый убедительный. Интересы двух государств здесь совпали.

Тем не менее Ю. Суоми отмечает, что советское руководство представило возвращение Порккалы как заслугу Ю. К. Паасикиви и У. Кекконена, что было важно в преддверии приближавшихся президентских выборов.

В настоящее время в Финляндии можно часто встретить оценки, будто Договор 1948 г.

был выгоден в первую очередь Советскому Союзу. Тем не менее его досрочное продление в 1955 г. означало для Финляндии стабильность в отношениях со своим восточным соседом, что не могло не учитываться современниками.

Согласие СССР на вступление Финляндии в Северный совет не было безоговорочным, но, безусловно, расширяло возможности этой страны в области развития многостороннего сотрудничества. У. Кекконену, как указывает автор книги, в этом вопросе принадлежала важная роль, которую он и не собирался скрывать (с. 151).

В то же время, Х. Рауткаллио приводит аргументы в пользу того, что У. Кекконен, используя См.: Rautkallio H. Laboratorio Suomi. Kekkonen ja KGB 1944 - 1962. WSOY, Porvoo-Helsinki-Juva, 1996. S. 56 - 57.

См.: Koivisto J. Paivio Hetemaki. Sovinnontekija, Edita Prima Oy. Helsinki, 2006. S. 101.

стр. каналы КГБ, согласовывал с советским руководством действия, которые могли бы обеспечить ему поддержку на президентских выборах. Примечательно, что, по утверждению Х. Рауткаллио, это делалось за спиной Ю. К. Паасикиви и в обход МИД СССР. Именно такие вопросы, как возвращение Советским Союзом военной базы в Порккала-Удд и вступление Финляндии в Северный совет (причем первый был важнейшим, а второй играл подчиненную роль) должны были укрепить мнение о У.

Кекконене как о политике, способном эффективно проводить свою линию в отношениях с восточным соседом7. У Х. Рауткаллио мы видим У. Кекконена мастером политической интриги, тогда как Ю. Суоми стремится показать его талантливым дипломатом и честным политиком.

Немало строк Ю. Суоми посвятил зондированию У. Кекконеном позиции СССР по вопросу возможного изменения восточной границы Финляндии и возвращения территорий, утраченных по итогам войн 1939 - 1940 и 1941 - 1944 гг. У. Кекконен предстает перед читателем решительным политиком, ставящим чувствительный вопрос перед советскими руководителями во время визита. Попытка успеха не имела, поскольку руководство Советского Союза считало границу окончательной. Тем не менее патриотизм У. Кекконена был налицо. В этом эпизоде важно подчеркнуть, что повествование явно рассчитано на финского читателя. В представлении поколений, в чьей памяти по объективным причинам не могло остаться личных впечатлений об эпохе У. Кекконена, должен быть сформирован сугубо позитивный образ этого политического деятеля.

Ю. Суоми также обращает внимание читателей на то, что именно в период визита 1955 г.

между У. Кекконеном и Н. С. Хрущевым начались активные контакты, "между ними возникла своеобразная душевная симпатия" (с. 152).

Во внутренней жизни страны последние месяцы 1955 г. были временем активной политической борьбы. По мере приближения президентских выборов Аграрный союз старался "выжать максимальную пользу" из успеха внешнеполитической "линии Паасикиви-Кекконена". Нападки социал-демократов слева и буржуазных партий справа не позволяли У. Кекконену спокойно почивать на лаврах внешнеполитических успехов.

На события этого периода обращает свое внимание и Х. Рауткаллио, но в противоположность Ю. Суоми он пытается приоткрыть завесу над закулисной борьбой, происходившей вокруг президентских выборов. Он, в частности, пишет, что из ЦК КПСС поступило указание разделить голоса выборщиков от ДСНФ/КПФ поровну между К. - А.

Фагерхольмом и У. Кекконеном во втором туре голосования, чтобы вывести из игры Ю.

К. Паасикиви. Это должно было обеспечить У. Кекконену победу в третьем туре голосования8.

В феврале 1956 г. на выборах президента коллегией выборщиков У. Кекконен победил с перевесом в один голос. Так завершился первый двадцатилетний этап его политической деятельности, вместивший в себя работу в парламенте, деятельность в качестве министра юстиции, внутренних дел, иностранных дел, пятикратное руководство правительством, и начался новый этап - пребывание на посту главы государства, продлившееся четверть века. 1936 - 1956 гг. оказались для У. Кекконена первым периодом преодоления, когда борьбу приходилось вести в первую очередь во внутриполитической сфере, хотя не единожды выпадал случай отвечать и на внешнеполитические вызовы.

Первая треть рецензируемой книги дает нам полное представление о том, под влиянием каких факторов У. Кекконен сформировался как политик, и с каким политическим и личностным багажом он ступил на новую для себя стезю. В силу этого, как представляется, именно указанная часть книги наиболее важна и интересна для российского читателя, поскольку позволяет понять, как возник более знакомый нам образ У. Кекконена - президента своей страны, понять мотивацию его действий, развитие его взаимоотношений с советским руководством, и, следовательно, лучше разобраться в характере советско-финляндских отношений.

Повествуя о годах президентства У. Кекконена, Ю. Суоми придерживается определенной периодизации. Раздел, посвященный первым шести годам пребывания У. Кекконена на посту главы государства, озаглавлен "Президент одного голоса". Это название одновременно говорит и о непрочной позиции У. Кекконена в 1956 - 1962 гг., которому в эти годы приходилось непрерывно вести борьбу с внутренней оппозицией и доказывать внешнеполитическую состоятельность, и усиливает впечатление от успехов политика ветерана на этих направлениях.

В первый же год деятельности У Кекконена в новой должности судьба преподнесла ему новые испытания: трехнедельную всеобщую забастовку См.: Rautkallio H. Op. cit. S. 61, 64, 69 - 78.

См.: ibid. S. 94 - 95.

стр. в стране, Венгерский и Суэцкий кризисы в сфере международных отношений. Конечно же, новому президенту пришлось прилагать огромные усилия как по обеспечению внутреннего мира в Финляндии, так и по удержанию политики страны вне противоречий между великими державами.

Автор не обходит вниманием и развитие отношений У. Кекконена с советскими руководителями, в частности, в связи с визитом в Финляндию К. Е. Ворошилова в августе 1956 г., а также стремление вернуть Финляндии в той или иной форме контроль над территориями, переданными Советскому Союзу в результате войн 1939 - 1944 гг. Он подчеркивает разницу в оценках результатов визита У. Кекконена в СССР в мае 1958 г.:

для него самого и для советской стороны визит был, несомненно, успешным (об этом свидетельствует и чрезвычайно теплая атмосфера, царившая во время визита), тогда как оценки финской прессы были крайне критическими.

В то же время, новые испытания на восточном направлении не заставили себя ждать.

Правительство, сформированное по итогам парламентских выборов в июле 1958 г., воспринималось Советским Союзом как несостоятельное во внешнеполитическом отношении. Во время частых посещений Швеции премьер-министр К. - А. Фагерхольм утверждал, что Советскому Союзу не удастся поставить Финляндию на колени, и одновременно он стремился получить поддержку Запада. В США считали правительство К. - А. Фагерхольма наиболее консервативным из всех послевоенных кабинетов. Свое отношение к внешней политике этого правительства Советский Союз выразил, отозвав своего посла В. З. Лебедева.

Ситуация в советско-финляндских отношениях в период существования правительства К.

- А. Фагерхольма получила в историографии название "ночных заморозков", которые окончились лишь с назначением в январе 1959 г. правительства В. Й. Сукселайнена. Точку в периоде "заморозков" поставил частный визит У. Кекконена в Ленинград через неделю после сформирования нового правительства, во время которого У. Кекконен провел успешные переговоры с Н. С. Хрущевым. Однако за это время успело возникнуть столь глубокое недоверие к финляндскому руководству со стороны СССР, что предстояло изрядно потрудиться, чтобы растопить весь "лед", образовавшийся в двусторонних отношениях.

В то же время, Х. Рауткаллио представляет "ночные заморозки" и действия по разрешению этого кризиса как часть совместной программы У. Кекконена и ЦК КПСС по укреплению позиций У Кекконена в стране. Он утверждает, что последний назначил правительство К. - А. Фагерхольма, имевшее широкую базу, чтобы позже, распустив его, устранить опасность возникновения в будущем политических блоков9. "Ночные заморозки" действительно нанесли сильный удар по имиджу К. - А. Фагерхольма как политика, сделав его несостоятельным с внешнеполитической точки зрения.

Ю. Суоми отмечает, что У. Кекконен считал геополитическое положение Финляндии неблагоприятным. "Расположение между противостоящими силами означало отсутствие прочного мира, необходимость определить свои отношения с другими странами и даже опасность. Поэтому финнам всегда нужно было искать неизведанные пути для обеспечения внешнеполитической свободы действий" (с. 192). У. Кекконен стремился заранее предвидеть опасность и принимать меры, чтобы избежать ее. "С годами эта "превентивная дипломатия" все чаще занимала одно из центральных мест в его политике" (с. 192).

У. Кекконен видел свою задачу в выстраивании сбалансированных отношений Финляндии как с Востоком, так и с Западом. По его мнению, односторонней привязки к Советскому Союзу следовало избегать всеми силами. В этом отношении показательна работа по присоединению Финляндии к Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ).

Положительную роль в решении этого вопроса сыграли визиты Н. С. Хрущева в Хельсинки в сентябре и У. Кекконена в Москву в ноябре 1960 г. Личное доверие к У.

Кекконену со стороны в первую очередь Н. С. Хрущева, а также других советских руководителей позволило решить данный вопрос, и в 1961 г. Финляндия стала ассоциированным членом этой экономической группировки.

Добрые личные взаимоотношения между лидерами помогли также договориться об аренде Финляндией советской части Сайменского канала. С переменным успехом эта тема обсуждалась с середины 1950-х годов.

Постепенно У. Кекконен свыкся с ролью гаранта добрых отношений между СССР и Финляндией, которая одобрялась и руководством Советского Союза.

Тем не менее начало 1960-х годов, на которое приходились завершающие годы первого периода президентства У. Кекконена, оказалось для него не самым легким временем, о чем подробно и См.: ibid. S. 103 - 104.

стр. обстоятельно пишет в книге Ю. Суоми. У. Кекконен вынужден был вести напряженную работу по трем направлениям.

Первым из них была предвыборная борьба в связи с предстоявшими в 1962 г.


президентскими выборами. По меткому замечанию Ю. Суоми, противники У. Кекконена начали президентскую избирательную кампанию еще в день вступления его в должность президента в 1956 г. В июне 1960 г. съезд Аграрного союза единогласно выдвинул У.

Кекконена своим кандидатом. В марте 1961 г. кандидатом от блока шести партий стал бывший канцлер юстиции Олави Хонка. Стержнем этого блока была СДПФ и ее председатель В. Таннер, фигура которого предопределила отношение СССР к "блоку Хонки". О. Хонка был заклеймен советской прессой как кандидат "крайне правых". По мнению вдохновителей этого блока, О. Хонка должен был объединить вокруг себя все антикекконенские силы.

Два других направления предвыборной борьбы относились к сфере внешней политики.

Здесь важную роль сыграл визит У. Кекконена в США в октябре 1961 г. и "нотный кризис" в отношениях с СССР в октябре-ноябре того же года.

У. Кекконен прибыл в США, чтобы обеспечить понимание Вашингтона в отношении внешней политики Финляндии. Визит прошел успешно, У. Кекконену удалось убедить американское руководство в том, что он "в состоянии сам разобраться в своих отношениях с Советским Союзом, не нуждаясь во вмешательстве посторонних" (с. 213).

США с уважением отнеслись к принципам политики нейтралитета Финляндии.

В то же время, это был период крайнего обострения международной обстановки, советские и американские танки стояли друг против друга в Германии. В сложившихся условиях советское руководство решило предложить Финляндии провести на основании Договора 1948 г. консультации о мерах по обеспечению обороны "в связи с возникшей угрозой агрессии со стороны Западной Германии и союзных с нею государств" (с. 214).

Соответствующая нота была вручена послу Финляндии в Москве. У. Кекконен был проинформирован о ней еще во время пребывания в США.

Ю. Суоми отмечает, что, по мнению У. Кекконена, нота разрушала многое из того, что ему удалось сделать, выстраивая отношения с западными странами, и наносила серьезный ущерб образу Финляндии на Западе. У. Кекконен попытался спасти то, что еще было можно, и в своих выступлениях как в завершение визита, так и по возвращении в Финляндию настойчиво подчеркивал намерение Хельсинки и в дальнейшем проводить политику нейтралитета, не прибегая к чьей-либо помощи.

24 ноября 1961 г. У. Кекконен встретился с Н. С. Хрущевым в Новосибирске. Описывая переговоры по разрешению "нотного кризиса", Ю. Суоми показывает У. Кекконена искусным дипломатом, который убедил советских руководителей отказаться от проведения военных консультаций, а в процессе политических переговоров доказал, что финляндская политика нейтралитета достойна доверия. У. Кекконен вернулся в Финляндию триумфатором.

Внешнеполитический успех сопровождался благоприятным для У. Кекконена поворотом во внутриполитической ситуации в Финляндии. Из-за отсутствия достаточной поддержки среди избирателей "блок Хонки" начал разваливаться непосредственно после отъезда У.

Кекконена в Новосибирск. 24 ноября 1961 г. О. Хонка отказался от выдвижения своей кандидатуры на пост президента страны.

Примечательно, что совершенно по-иному пишет о деятельности У. Кекконена и, в частности, о "нотном кризисе" Х. Рауткаллио. Он утверждает, что во времена У.

Кекконена для укрепления его власти использовалась "организованная ложь". Многие внутриполитические решения У. Кекконена обосновывались внешнеполитическими угрозами, которых в действительности не существовало, или, если они все-таки и были, то создавались для поддержки У Кекконена10.

"Нотный кризис" был "спланированной операцией", пишет Х. Рауткаллио. Как советское руководство, так и сам У. Кекконен стремились привязать политику нейтралитета Финляндии к личности У Кекконена и добиться признания этой политики со стороны западных стран. По мнению Х. Рауткаллио, "новосибирский спектакль" показал, что проводившаяся У. Кекконеном "борьба за нейтралитет Финляндии" была в действительности прикрытием предусмотренной Договором 1948 г. возможности консультаций по вопросам обороны. Он отмечает, что итогом разрешения "нотного кризиса" явилось избрание У. Кекконена президентом на новый срок и укрепление его личных связей с Н. С. Хрущевым".

Один из авторов советской ноты Ю. С. Дерябин дает в своей книге "Легко ли быть послом?" "нот См.: ibid. S. 215.

См.: ibid. S. 245, 265, 271.

стр. ному кризису" следующую оценку: "...я готов согласиться с тем, что нота имела вполне определенный смысл: оказать влияние на предстоявшие в 1962 г. президентские выборы, поддержку Кекконену, развалить фронт его противников.

И это было вполне естественно. Именно Кекконен в глазах Москвы являлся гарантом дружественного ей внешнеполитического курса, именно он мог предотвратить "сползание" Финляндии в сторону Запада.

А была ли нота "заказной" или инициативой Москвы, или сочеталось и то, и другое, особого значения, на мой взгляд, не имеет"12.

У. Кекконен был вновь избран президентом Финляндии 14 февраля 1962 г. уже в первом раунде голосования в коллегии выборщиков, получив 199 голосов из 300. "Президент одного голоса" стал бесспорным лидером государства.

Описывая второй период президентства У. Кекконена, Ю. Суоми делает акцент на решении внешнеполитических задач, освещая выстраивание отношений Финляндии с Францией и США, позицию У. Кекконена по VIII Всемирному фестивалю молодежи и студентов в Хельсинки.

Особое внимание автор уделяет предложению У. Кекконена о создании безъядерной зоны на Севере Европы, выдвинутой на заседании "Общества Паасикиви" 28 мая 1963 г., и характеризует его как крайне полезную для Финляндии внешнеполитическую инициативу, хотя и оставшуюся нереализованной, как пример превентивной дипломатии.

Наличие собственной инициативы в сфере ядерного разоружения в определенной степени развязывало Хельсинки руки в отношении аналогичных инициатив других стран, позволяя воздерживаться от определения своей позиции по ним.

Существеннейшей частью внешней политики Финляндии продолжали оставаться отношения с Советским Союзом. Ю. Суоми отмечает прорывной характер действий У Кекконена на этом направлении в области внешней торговли, обретение У. Кекконеном роли "главного переговорщика" с СССР по торговым вопросам. В определенном смысле новым вызовом для него явилась необходимость определения взаимоотношений с новым советским руководством после отставки Н. С. Хрущева. Тем не менее У. Кекконену удалось вновь затронуть вопрос о возвращении Выборга в связи с обсуждением возможного признания Финляндией ГДР. Ю. Суоми не может обойти эту тему своим вниманием и в русском издании книги.

Несмотря на бесспорно возросший авторитет У. Кекконена, внутриполитические горизонты в 60-х годах не были для него безоблачны. В СМИ продолжались критика его политики и обвинения в антипатриотизме, отвлекали борьба в Партии центра и положение в СДПФ, небеспроблемным оказалось формирование правительства по итогам парламентских выборов 1966 г.

Естественно, важнейшей вехой этого периода в деятельности У. Кекконена явились президентские выборы 1968 г., на которых он вновь оказался основным кандидатом.

Ветеран одержал более чем внушительную победу, получив уже в первом туре голосования в коллегии выборщиков 201 голос из 300. Однако победа была омрачена значительным числом голосов, полученным его конкурентами от Национальной коалиционной партии (НКП) и Сельской партии. Именно эти политические силы были противниками его внешней политики. Коалиционеры все более отдалялись от У.

Кекконена, и, как отмечает Ю. Суоми, НКП потребуется немало времени, чтобы вернуть себе внешнеполитическую дееспособность.

Первый год третьего президентского срока У. Кекконена оказался богат на внешнеполитические инициативы и события. От Советского Союза поступило предложение о созыве Общеевропейской конференции по безопасности в Европе, рассматривались вопросы о закупке советских электровозов и строительстве АЭС в Финляндии, которая также стала членом Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и непостоянным членом Совета Безопасности ООН (на двухлетний период).

Определенным испытанием для У. Кекконена явились действия премьер-министра М.

Койвисто, направленные на присоединение Финляндии к плану "Нордэк" - датской инициативе по созданию экономического союза четырех североевропейских стран. М.

Койвисто с энтузиазмом принялся продвигать этот план, хотя Дания и не скрывала, что он - лишь промежуточный этап на ее пути в ЕЭС. М. Койвисто даже присоединился к политической декларации о намерениях в связи с этим планом, не имея, однако, согласия правительства и не поставив в известие У. Кекконена.

Действительно большую проблему создало для У. Кекконена в 1968 г. введение в Чехословакию войск пяти стран Организации Варшавского договора. Ю. Суоми пишет, что У. Кекконен воспринял эти события как "утрату всего, ради чего он строил Дерябин Ю. С. Легко ли быть послом? Записки о жизни и карьере дипломата. М., 2010. С. 132.

стр. свою политику нейтралитета", он чувствовал разочарование и усталость (с. 278). Политик опасался, что "обострение отношений между СССР и ФРГ могло - через обязательства по договору 1948 г. - втянуть в кризис и Финляндию" (с. 279). Визит А. Н. Косыгина в Финляндию помог У. Кекконену прояснить позицию советского руководства, однако автор отмечает, что понимание этой позиции не означало согласия с ней.

Название главы "Испытание политики нейтралитета" говорит само за себя. К концу 60-х годов политика Советского Союза в отношении Финляндии несколько ужесточилась в том смысле, что СССР стал стремиться уходить от прямого признания нейтралитета Финляндии, стараясь побудить ее в большей степени следовать в фарватере своей политики.


В связи с этим Ю. Суоми привлекает внимание читателя к двум событиям той эпохи - к реализации идеи о созыве Общеевропейской конференции по вопросам безопасности и к переговорам о присоединении Финляндии к плану "Нордэк".

В апреле 1969 г. Советский Союз информировал Финляндию о возобновлении идеи Организации Варшавского договора о созыве Общеевропейского совещания.

Отрицательный ответ был невозможен, так как Финляндия ранее неоднократно заявляла о полезности такого совещания. В то же время положительный ответ мог быть "расценен на Западе как готовность подыгрывать СССР" (с. 286).

У. Кекконен поднял этот вопрос на завтраке с Постоянным представителем Финляндии при ООН Максом Якобсом. В результате обсуждения было решено не отвечать прямо на обращение Советского Союза, а выдвинуть собственное, отличное от советского, предложение о созыве конференции и выразить готовность стать ее организатором. Эта инициатива начала осуществляться немедленно.

Несмотря на более чем сдержанное отношение У. Кекконена к плану "Нордэк", премьер министр М. Койвисто продолжал вести переговоры о присоединении к нему Финляндии.

Нажим со стороны СССР усиливался, план был охарактеризован как "антисоветский". В этих условиях финляндское правительство приняло решение не подписывать на данной стадии договор о создании "Нордэк". В то же время У. Кекконен решил ускорить переговоры с ЕЭС, опираясь на поддержку Франции.

Мимо внимания читателя не должно пройти также еще одно важное событие в советско финляндских отношениях того времени: досрочное продление в июле 1970 г. срока действия Договора 1948 г. У. Кекконен поставил перед финскими дипломатами задачу обеспечить упоминание в тексте итогового коммюнике о нейтралитете Финляндии.

Учитывая, что советская сторона упорно отказывалась делать это, У. Кекконен вынужден был сообщить советскому послу: если признание нейтралитета Финляндии не будет включено в коммюнике, может возникнуть впечатление, что положение Финляндии изменилось, что вынудит его уйти в отставку. Позже, в процессе переговоров во время своего визита в СССР, У. Кекконен заявил о необходимости включить упоминание о нейтралитете Финляндии в итоговое коммюнике, как при предыдущих его визитах в Советский Союз, иначе он потеряет лицо. На этот раз такая позиция была с пониманием воспринята советским руководством. Срок действия Договора 1948 г. был продлен на лет.

Ю. С. Дерябин отмечает, что эта формулировка потом кочевала из одного коммюнике в другое и в последний раз использовалась в коммюнике по итогам визита президента М.

Койвисто в июне 1983 г. На завтраке, устроенном в связи с этим событием, присутствовали все высшие советские руководители. У. Кекконен выступил с речью, в которой попытался доказать, что "между политикой нейтралитета Финляндии и Договором 1948 г. нет никаких противоречий" (с.

303).

Чем ближе Ю. Суоми подходит в своем повествовании ко времени проведения Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ), тем больше внимания он уделяет внешнеполитическим вопросам в деятельности У. Кекконена. Описание внутриполитического развития становится фоном для решений и действий в области внешней политики.

В первой половине 1970-х годов Ю. Суоми выделяет важность для Финляндии таких международных вопросов, как деятельность по созыву СБСЕ, переговоры о заключении договора о свободной торговле с ЕЭС, урегулирование отношений с ГДР и ФРГ, борьба за пост Генерального секретаря ООН для кандидата от Финляндии и, конечно же, политика нейтралитета и развитие экономических отношений с СССР. Решение каждого из них требовало от У. Кекконена борьбы и напряжения сил.

У Советского Союза были серьезные опасения в отношении стремления Финляндии заключить См.: Дерябин Ю. С. Цит. соч. С. 147.

стр. с ЕЭС Договор о свободной торговле. Советское руководство предполагало, что Финляндия может оказаться в ситуации, когда будет вынуждена изменить свою политическую ориентацию. Никакие приводившиеся У. Кекконеном аргументы в пользу Договора не могли изменить позицию СССР.

В то же время в среде сторонников У. Кекконена возникла идея досрочного продления его президентских полномочий путем принятия чрезвычайного закона. Еще после президентских выборов 1968 г. У. Кекконен заявил, что не намерен более баллотироваться на пост президента. Тем не менее его начали уговаривать согласиться на продление своих полномочий, аргументируя это тем, что в условиях ужесточения линии Советского Союза продолжение политики нейтралитета зависит только от него. Даже Национальная коалиционная партия поддержала идею продления полномочий президента.

Советская сторона также оказывала давление на У. Кекконена, пытаясь убедить его остаться на своем посту. В качестве главного аргумента выдвигалась его роль в продолжении и развитии "линии Паасикиви-Кекконена". Непреклонность У. Кекконена наконец-то была поколеблена.

Ю. Суоми отмечает, что два важных для Финляндии вопроса - ратификация договора с ЕЭС и продление президентских полномочий У. Кекконена - получили свое решение в августе 1972 г. во время визита У. Кекконена в СССР. Чтобы преодолеть недоверие советского руководства, ему пришлось стать личным гарантом того, что и после ратификации договора с ЕЭС "отношения между Финляндией и Советским Союзом останутся хорошими и будут развиваться и дальше" (с. 329). Такие гарантии могли восприниматься серьезно только в случае принятия У. Кекконеном решения остаться на посту президента.

Осенью 1972 г. известную долю драматизма в отношения с Советским Союзом внесла так называемая "завидовская утечка", в результате которой августовские договоренности попали на страницы шведской прессы. Возникла реальная опасность утраты У.

Кекконеном доверия советских руководителей. Ю. Суоми подробно описывает дополнительные усилия У. Кекконена по выстраиванию отношений с восточным соседом.

Не менее важной была работа по созыву СБСЕ. Первый этап совещания - встреча министров иностранных дел - прошел в Хельсинки в июле 1973 г. Успех этой встречи, а также сказанные ему слова благодарности и признание созыва СБСЕ его личной заслугой, равно как и успех осуществления инициативы Финляндии по созыву СБСЕ, укрепили У.

Кекконена в убеждении, что малые страны не лишены возможности оказывать влияние на ход международного развития.

Принятие парламентом в январе 1973 г. решения о продлении срока пребывания У.

Кекконена на посту президента страны до 1 марта 1978 г. и успешное проведение первого этапа СБСЕ в Хельсинки придали У. Кекконену новых сил и активности в деятельности на международной арене. Это нашло свое выражение, в частности, в установлении Финляндией дипломатических отношений с Демократической Республикой Вьетнам (ДРВ) в 1973 г. и в активной роли Хельсинки по содействию проведения второго этапа СБСЕ в Женеве.

Касаясь событий 1974 г., Ю. Суоми обращает внимание читателей на продолжавшееся между советской и финляндской сторонами "перетягивание каната" в отношении политики нейтралитета Финляндии. Советский Союз стремился поставить политику нейтралитета в зависимость от Договора 1948 г. Такое толкование содержалось как в книге Ю. Дерябина "Финляндия ищет свою линию" (издана под псевдонимом "Ю.

Комиссаров"), так и в высказываниях советских руководителей.

У. Кекконен изложил свое толкование положения Финляндии в заявлении 19 сентября 1974 г., в котором охарактеризовал внешнюю политику своей страны как независимую, миролюбивую и нейтральную. Он подчеркнул, что "линия Финляндии однозначна и находится вне каких-либо спекуляций. Независимая, развивающаяся и готовая к сотрудничеству Финляндия станет новой, подающей надежды и стабильной частью строящейся обновленной Европы" (с. 362).

15 октября 1974 г. по случаю 30-летия подписания Соглашения о перемирии и создания Общества дружбы "Финляндия-Россия" У. Кекконен выступил с речью, в которой, говоря о причинах вступления Финляндии в 1941 г. в "войну-продолжение"14 на стороне гитлеровской Германии, он внес вклад в развенчание теории "плывущего по течению бревна". Он подчеркнул, что Финляндия сделала свой выбор сознательно. В свете борьбы против фальсификации истории позиция У. Кекконена сохраняет свою актуальность и в настоящее время.

"Войной-продолжением" в финляндской историографии традиционно называются военные действия Финляндии против СССР в 1941 - 1944 гг. на стороне гитлеровской Германии.

стр. Середина 70-х годов была временем мирового энергетического кризиса, который, как пишет Ю. Суоми, усугублялся в Финляндии высокой инфляцией, значительным дефицитом торгового баланса и напряженной ситуацией на рынке труда. Весной 1975 г.

обстановка в стране обострилась настолько, что президент решил сформировать новое правительство и распустить парламент. Парламентские выборы были назначены на сентябрь, а также было создано правительство чиновников, единственной задачей которого было обеспечение проведения СБСЕ.

Тогда же, весной 1975 г., У. Кекконену пришлось приложить усилия в борьбе с правыми силами в стране, усилия которых могли стать препятствием для проведения третьего этапа СБСЕ в Хельсинки. Встреча глав государств и правительств стран - участниц СБСЕ прошла в столице Финляндии 30 июля-1 августа 1975 г.

Во время Совещания У. Кекконен был активен и встретился с лидерами нескольких государств, в том числе СССР и США.

Ю. Суоми особо выделяет то, что проведение СБСЕ дало возможность представить столь авторитетной аудитории политику нейтралитета Финляндии, разъяснить, что она неразрывно связана с инициативной внешней политикой и является средством обеспечения национальных интересов страны.

В результате Совещания У. Кекконен был признан специалистом по общеевропейскому процессу, по проблемам разрядки международной напряженности. Можно с уверенностью утверждать, что проведение СБСЕ явилось важнейшим делом жизни У. Кекконена на внешнеполитическом поприще.

Несмотря на это, в отношениях с советским руководством У. Кекконену по-прежнему приходилось бороться за признание финского нейтралитета, так как, по мнению советской стороны, "проведение СБСЕ не снизило значения военно-политических аспектов Договора 1948 г." (с. 383).

Во время визита У. Кекконена в США в августе 1976 г. руководство Финляндии демонстрировало, казалось, правильное понимание сущности ее политики нейтралитета.

Однако У. Кекконен предпочел воспользоваться случаем, чтобы "снять возможные подозрения со стороны некоторых влиятельных кругов и прессы Америки относительно того, что Советский Союз якобы оказывает влияние на политику Финляндии" (с. 388).

Президентские выборы 1978 г. вновь завершились победой У. Кекконена - за него проголосовали 260 выборщиков из 300.

Ю. Суоми пишет, что на последние годы президентства У. Кекконена наложили свой отпечаток продолжавшаяся борьба за признание нейтралитета Финляндии Советским Союзом и другими социалистическими странами, ввод советских войск в Афганистан, волнения в Польше, решение НАТО о размещении крылатых ракет нового поколения на территории некоторых стран Западной Европы.

По-своему примечателен последний визит У. Кекконена в Советский Союз осенью 1980г.

В книге приведены слова У. Кекконена на торжественном обеде в Кремле: "Я прибыл в Москву с сознанием того, что у советского народа и его руководства сложилось столь глубокое понимание особого положения Финляндии и ее внешнеполитической линии, что оно сохранится в любых условиях, независимо от развития международной ситуации" (с.

421). Автор подчеркивает, что в этой речи У. Кекконен как бы подводил итоги своей деятельности, стремился обеспечить подтверждение проверенной временем политики Советского Союза в отношении Финляндии, "чтобы будущему президенту страны не пришлось начинать свою деятельность с разногласий с восточным соседом" (с. 421).

В 1981 г. здоровье У. Кекконена стало ухудшаться, и в октябре он вынужден был уйти в отставку с поста президента. В январе 1982 г. новым президентом был избран М.

Койвисто.

Свой жизненный путь У. Кекконен окончил 31 августа 1986 г.

Преодолено было все, что можно было преодолеть. "Лосось" выполнил свою задачу и доплыл до места назначения. Это подтверждают и слова М. Койвисто об У. Кекконене, приведенные в конце книги: "Он был человеком, плывущим против течения..." (с. 435).

Как есть викторианская эпоха в Англии и густавианская эпоха в Швеции, так есть и эпоха У. Кекконена в истории Финляндии.

К главным достижениям У. Кекконена можно отнести успешную деятельность по обеспечению единства народа Финляндии, завершение начатого Ю. К. Паасикиви формирования дружественных отношений с Советским Союзом, основанных на добрососедстве и взаимопонимании, а также вклад в укрепление мира в Европе, нашедший выражение в борьбе за признание нейтралитета Финляндии и работе по проведению СБСЕ.

стр. В свое время советская пресса представляла Финляндию как доброго северного соседа, а У. Кекконена - как друга Советского Союза. Необходимо отдавать себе отчет в том, какой собственный, уникальный путь, как пишет в Предисловии В. С. Степанов, прошел У.

Кекконен, "сумев оценить по-новому свои мировоззренческие взгляды и позиции" (с. 11), чтобы сформировать твердую убежденность в необходимости политики добрососедства в отношении Советского Союза. Единожды сформировав убеждение, У. Кекконен остался верен ему до конца. При этом следует выделить слова М. Койвисто, приведенные автором на последней странице книги: "Кекконен действовал,...руководствуясь только национальными интересами своей страны" (с. 435).

Книга Ю. Суоми дает российскому читателю хорошее представление о У. Кекконене как политике, раскрывая также в определенной степени его как личность. Созданный автором образ не лишен идеализации, что вполне объяснимо тем долгим периодом времени, который Ю. Суоми провел вместе с У. Кекконеном, и огромным объемом работы по изданию восьми книг о его жизни. В то же время, тема У. Кекконена как человека достойна отдельной книги. Русскоязычное издание книги Ю. Суоми "Из рода лососей" может, в принципе, служить кратким пособием по политической истории Финляндии 30 80-х годов XX в., преломленной сквозь призму биографии столь выдающегося политика, как У. Кекконен.

Ключевые слова: Финляндия, У. Кекконен, Ю. К. Паасикиви, зимняя война, советско финская война 1939 - 1940 гг., Вторая мировая война, Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи 1948 г., линия Паасикиви-Кекконена, советско-финляндские отношения, Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ), разрядка международной напряженности.

В. АВЦИНОВ (avtsinov2004@mail.ru) стр. Заглавие статьи ВЫШЛИ ИЗ ПЕЧАТИ Мировая экономика и международные отношения, № 7, Июль Источник 2013, C. 127- ВОКРУГ КНИГ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 4.6 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи ВЫШЛИ ИЗ ПЕЧАТИ АКИМОВ А. В., ЯКОВЛЕВ А. И. Цивилизации в XXI веке: проблемы и перспективы развития. Москва, Изд-во МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА, 2012, 248 с.

АНТОНОВ Анатолий. Контроль над вооружениями: история, состояние, перспективы.

(Библиотека ПИР-Центра). Москва, РОССПЭН, 2012, 245 с.

Арабские страны Западной Азии и Северной Африки. Материалы VII Конференции арабистов и востоковедов. Москва ИВ РАН, 2012, 342 с.

Внешняя политика администрации Б. Обамы. Под ред. В. А. КРЕМЕНЮКА. Москва, ИСК РАН, 2012, 272 с.

ГОРБАЧЕВ Михаил. Наедине с собой. Москва, "НОВАЯ ГАЗЕТА" - "ГРИН СТРИТ" ВТБ-24, 2012, 686 с.

ДЕГТЕРЕВ Д. А. Содействие международному развитию. Эволюция международно правовых режимов и эффективность внешней помощи. Москва, "ЛЕНАНД", 2013, 322 с.

Европейский Союз в XXI веке: время испытаний. Под ред. О. Ю. ПОТЕМКИНОЙ.

Москва, "ВЕСЬ МИР", 2012, 656 с. ("Старый Свет - новые времена").

История мировой экономики. Вып. I. Компаративные исследования экономической истории. Сборник статей. Отв. ред. Ю. П. БОКАРЕВ. Москва, ИЭ РАН, 2012, 354 с.

Казахстан - Россия: экономические и политические факторы стратегического партнерства.

Материалы VII казахстанско-российской научно-практической конференции (г. Алматы, 10 апреля 2012 г.). Отв. ред. Б. К. СУЛТАНОВ, Г. И. ЧУФРИН. Алматы, КИСИ при Президенте РК, 2012, 232 с.

КУЗНЕЦОВ А. В. Интернационализация российской экономики. Инвестиционный аспект.

Москва, "ЛИБРОКОМ", 2013, 288 с.

ЛАПКИН В. В. Политическая модернизация России в контексте глобальных изменений.

Москва, ИМЭМО РАН, 2012, 142 с.

МАЛАШЕНКО Алексей. Центральная Азия: на что рассчитывает Россия? Москва, РОССПЭН, 2012, 148 с.

СИДОРОВА Е. А. Особенности бюджетной политики в Европейском союзе. Москва, ИМЭМО РАН, 2012, 130 с.

Россия и дилеммы ядерного разоружения. Под ред. А. Г. АРБАТОВА, В. З. ДВОРКИНА, С. К. ОЗНОБИЩЕВА. (2-е изд., пер. и доп.) Москва, ИМЭМО РАН, 2012, 290 с.

*** ГАЛКИН Александр. О прошлом и настоящем. Санкт-Петербург, "АЛЕТЕИЯ", 2013, с.

ГАСРАТЯН С. М. Религиозный фактор в истории Государства Израиль. Роль иудаизма.

Москва, "ВИШНЕВЫЙ ПИРОГ", 2012, 542 с.

ДАВЫДОВ А. П. Неполитический либерализм в России. Москва, "МЫСЛЬ", 2012, 428 с.

ДЕМИДОВ В. В. Информационно-аналитическая работа в международных отношениях.

Москва, "ИНФРА-М", 2013, 200 с.

ЖУРКИН Виталий. Европейская армия: поражения и победы. Общая политика безопасности и обороны Европейского Союза. Москва, "МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ", 2012, 192 с.

КАЛИНИНА Н. И. Международные и национальные проблемы биологической безопасности и перспективы их решения. Москва, ИМЭМО РАН, 2012, 310 с.

КЛИНОВ В. Г. Актуальные проблемы исследования экономической конъюнктуры.

Москва, "МАГИСТР"-"ИНФРА-М", 2013, 224 с.

КОНДРАТОВ Д. И. Современные проблемы европейской экономики: новые вызовы и пер стр. спективы развития. Санкт-Петербург, "НЕСТОР-ИСТОРИЯ", 2012, 326 с.

МЕЛЬЯНЦЕВ В. А. Анализ важнейших трендов глобального экономического роста.

Москва, МГУ-ИНСТИТУТ СТРАН АЗИИ И АФРИКИ, 2013, ИД "КЛЮЧ-С", 54 с.

МОГИЛЕВКИН И. М. Новый взгляд на мировую экономику и мировое развитие. Москва, ИМЭМО РАН, 2012, 240 с.

ПОПКОВ Ю. С. Макросистемные модели пространственной экономики. Москва, "КОМКНИГА", 2012,240 с.

РУДАКОВА И. Е., НИКИФОРОВ А. А. Макроэкономическая теория. Проблемы, версия, полемика. М., "ДЕЛО И СЕРВИС", 2012, 208 с.

САДОВАЯ Е. С., САУТКИНА В. А. Качество жизни населения мира: измерение, тенденции, институты. Москва, ИМЭМО РАН, 2012, 208 с.

Тренды мирового социально-политического развития в условиях кризиса. Под ред. Е. Ш.

ГОНТ-МАХЕРА, Н. В. ЗАГЛАДИНА. Москва, ИМЭМО РАН, 2012, 150 с.

БИБЛИОГРАФ "МЭ и МО" ПОПРАВКА Уважаемые читатели, обратите внимание, что авторами статьи "Дальше - без заветов = 2", опубликованной в N 6/2013, являются В. Михеев, С. Луконин, Ю. Сафронова.

стр.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.