авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«Содержание РОССИЯ И ВТО: ПЕРВЫЕ ИТОГИ Автор: В. Оболенский....................................... 2 КРИЗИС В ЕВРОЗОНЕ: ВЫЗОВЫ И ОТВЕТЫ Автор: В. Черкасов, С. Шарова...... 15 "КОСОВСКАЯ ...»

-- [ Страница 3 ] --

- международное сотрудничество в области переработки энергоресурсов, обмена новейшими технологиями, взаимодействия в инвестиционной сфере.

В последние десятилетия в связи с процессами глобализации мировой экономики наметилось расширение международного сотрудничества в нефтегазовой сфере, что является важным фактором энергетической безопасности в мире. В 1991 г. был создан Международный энергетический форум (МЭФ), где проходят многосторонние дискуссии и консультации по проблемам развития мировой энергетики, рынков энергоресурсов и энергетической безопасности. Активная роль в работе МЭФ принадлежит Международному энергетическому агентству (МЭА) и Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК), что позволяет сбалансировать интересы крупнейших в мире производителей и потребителей нефти и газа.

С 70-х годов прошлого века потребление основных природных топливных ресурсов (нефти, газа и угля), составляющих почти 90% мирового энергобаланса, увеличилось в 2. раза, что стало причиной актуализации весьма негативных прогнозов развития мировой энергетики в связи с истощением природных ресурсов. Для уменьшения последствий проблемы истощения недр и ухудшения экологической обстановки огромное значение имеет энергосбережение, позволяющее повысить использование первичной энергии в 1.5 2 раза, и более широкое использование атомной, солнечной, ветровой, термо- и других источников энергии.

По прогнозу ООН, численность населения мира с нынешних 6.2 млрд. человек вырастет к 2030 г. до 8 млрд., а к 2050 г. - до 10 млрд. человек. Этот рост может существенно повлиять на потребление энергии, хотя в наибольшей мере оно зависит от темпов индустриального развития. Так, в XX в. население мира выросло в 3.6 раза, в то время как потребление энергоресурсов в мире увеличилось более чем в 10 раз. По мнению экспертов, глобальный спрос на энергию увеличивается до 3% в год. При сохранении такого темпа к середине ТЕЛЕГИНА Елена Александровна, член-корреспондент РАН, декан факультета международного энергетического бизнеса РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина (telegina_engin@mail333.com).

ТАДЖИЕВ Матин Исламович, магистрант РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина.

стр. XXI в. мировой энергобаланс может возрасти в 2.5 раза, к концу века - в 4 раза1.

В 2006 г. на саммите G-8 в Санкт-Петербурге были определены наиболее актуальные угрозы глобальной энергетической безопасности:

- высокие и неустойчивые цены на нефть;

- возрастающий спрос на энергоресурсы;

- растущая зависимость многих стран от импорта энергоносителей;

- потребность в инвестициях во все звенья энергетической цепочки;

- необходимость защиты окружающей среды и решения проблемы климатических изменений;

- уязвимость жизненно важной энергетической инфраструктуры;

- политическая нестабильность, природные катаклизмы и иные угрозы.

Заявление G-8 стало одним из наиболее полных международных документов по теме энергетической безопасности.

Однако для разных стран характерны неодинаковые трактовки понятия "энергетическая безопасность". Так, в США под энергетической безопасностью понимается гарантия поставок энергоносителей за счет формирования государством-потребителем своих политических и экономических правил игры для иностранных поставщиков, а также создание для них определенных политических, внешнеэкономических и других условий, выгодных для потребителя схем импорта.

В рамках ныне действующей в США концепции энергетической безопасности в качестве основных угроз рассматриваются:

1. Внутренние угрозы: выработанный ресурс производственной и транспортной инфраструктуры;

низкий уровень использования энергоэффективных технологий;

низкая доля альтернативных и возобновляемых источников энергии в энергетическом балансе страны;

невозможность полного внедрения экологических стандартов без снижения темпов экономического развития;

сравнительно низкий уровень диверсификации источников энергии.

2. Внешние угрозы: необходимость обеспечения безопасности поставок и диверсификации пула поставщиков;

возросшая активность других крупнейших потребителей энергоресурсов (КНР, Индия, Бразилия и др.) в борьбе за источники энергии.

Энергобезопасность и энергосбережение в США отнесены к числу важнейших приоритетов национальной безопасности. В соответствии с действующим законодательством разработка стратегии и реализация национальной энергетической политики возложены на президента страны и шесть специализированных федеральных ведомств: министерство энергетики, министерство торговли, государственный департамент, министерство сельского хозяйства, министерство внутренних дел и Агентство по охране окружающей среды2.

Для определения текущего уровня энергетической безопасности в США в основном используются четыре макроэкономических показателя: степень удовлетворения текущего спроса на базе внутреннего энергетического производства;

доля импорта в структуре потребления;

соотношение между текущими запасами топлива, импортом и потреблением;

относительная доля резервных источников импортных поставок в общем объеме импорта на случай внезапного прекращения поступления топливного сырья из одной или более стран, входящих в число ведущих поставщиков США. Кроме того, на основе аналитического доклада МЭА ежегодно составляется прогнозный индекс энергобезопасности США до 2035 г., в соответствии с которым для снижения рисков правительством корректируется стратегия действий. Схематично формирование системы энергетической безопасности США представлено на рис.

Одним из наиболее адекватных и эффективных методов, используемых аналитиками министерства энергетики США, является расчет индекса энергетической безопасности, разработанный Американской торговой палатой (табл.). Индекс основан на показателях, сгруппированных в 4 подиндекса: геополитический, экономический, экологический и показатель надежности3.

С завершением периода холодной войны и крахом биполярной модели мироустройства конфликтность в мире не исчезла, но видоизменилась. Появились новые угрозы и вызовы международной безопасности, такие как охрана окружающей среды, распределение энергетических ресурсов, кибератаки на крупные промышленные предприятия и объекты.

Одной из наиболее серьезных См.: World Population Prospects: The 2010 Revision (http:// esa.un.org/unpd/wpp/index.htm).

См.: http://www.dni.gov/index.php/ about/organization/ national-intelligence-council-who-we-are См.: Index of Energy Security Risk Report 2012 (http://www. energyxxi.org/energy-security-risk-index).

стр. Рис. Схема стратегии энергетической безопасности Соединенных Штатов Америки угроз стала проблема доступа ведущих энергопотребителей к энергетическим ресурсам.

Все это существенно изменило вектор американской внешней политики. Для США стали характерны тенденции ко все более широкому использованию инновационных технологических достижений, значительному увеличению капиталовложений в эффективное развитие нефтегазового комплекса и альтернативных источников энергии, повышению роли государственного регулирования. Причинами тому послужили возрастающие энергетические потребности, потенциальная исчерпаемость невозобновляемых запасов углеводородов и отсутствие в достаточном объеме альтернативных источников энергии.

Более века США входят в число крупнейших производителей и потребителей углеводородного топлива. Несмотря на значительный объем энергетического импорта, США продолжают экспортировать уголь, нефтепродукты и обогащенный уран. В последние же годы очевидные успехи в газодобыче способствуют превращению США в крупнейшего экспортера природного газа, что заметно трансформировало внутренний рынок энергоресурсов, привело к пересмотру энергетической стратегии страны и оказывает влияние на развитие глобального энергетического рынка.

Совокупная доля продукции энергетического комплекса в структуре американского ВВП в настоящее время составляет около 7%, внутреннее производство первичной энергии США примерно равно суммарному энергетическому производству современной России и Китая вместе взятых. В 2011 г. наибольшая доля электроэнергии вырабатывалась на ТЭС, работающих на угле, газе, мазуте (71%), остальное - на ГЭС и АЭС (26%).

Альтернативные источники энергии обеспечивали около 3% энергии. До 2030 г. объем инвестиций в мировую электроэнергетику ожидается на уровне 13.5 трлн. долл., из них 54% направляются в генерирующие мощности, 46% - в передачу и распределение электроэнергии4.

Основной объем производственной деятельности в энергетическом секторе осуществляется См.: Лукшин Б. С. Милитаризация энергетической безопасности: опыт США в 21 веке // Россия и Америка в XXI веке. 2012. N 3 (http://www.rusus.ru);

Турсунов К. Международная энергетическая безопасность как инструмент обеспечения устойчивого развития мировой экономики. Автореф. дис. канд. экон. наук. СПб., 2012.

стр. Таблица. Формирование индекса энергетической безопасности США Индекс энергетической безопасности США Геополитика 30% от Экономика 30% от индекса Надежность 20% от индекса Общие Показатели Показатели Показатели Показатели Показатели показатели импорт расходов на рыночной и энергоемкости и электрогенерир топлива энергию ценовой энергоэффективности сектора волатильности Безопасность Безопасность Расходы на Волатильность Потребление энергии Разнообразие мировых импорта энергию в цен на сырую на душу населения электрогенерир запасов жидкого расчете на ВВП нефть мощностей нефти топлива в США Безопасность Безопасность Волатильность Энергоемкость добычи импорта расходов на нефти в мире природного энергоресурсы газа в США Безопасность Расходы на Бытовые Мировой Нефтяная Показатели мировых импорт расходы на уровень энергоемкость электрогенерац запасов газа нефти и газа энергию переработки сырья Безопасность Энергетическая добычи газа эффективность в в мире быту Безопасность Расходы на Розничные Уровни Коммерческая Протяженность мировых импорт цены на нефтяных энергоэффективность электропередач запасов угля нефти и газа электроэнергию котировок в расчете на ВВП Безопасность Цены на сырую Энергетическая добычи угля нефть эффективность на в мире предприятиях стр. частными коммерческими предприятиями, но характерной особенностью американской энергетики является то, что стратегически важные атомные, тепловые и гидроэлектростанции, магистральные и распределительные энергетические сети, резервные хранилища и месторождения энергетического сырья находятся под государственным и смешанным управлением. Из федерального бюджета выделяются значительные средства на инновационные разработки в области энергоэффективности и энергосбережения, составляющие 5 - 7% всего объема государственного финансирования научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.

Немаловажно, что американские компании являются ведущими поставщиками различного оборудования для мирового топливно-энергетического комплекса, где годовой оборот только генерирующего оборудования оценивается в 100 млрд. долл. В зарубежные нефтегазовые проекты инвестировано более 206 млрд. долл. американского капитала5.

Большая часть энергии поступает в США из внутренних источников, хотя их значительная доля законсервирована для будущего использования. Около 40% потребления приходится на нефть, 23 - на газ, 23 - на уголь, 8 - на ядерную энергию, 6.1% - на возобновляемые источники. По данным МЭА, в течение будущих десятилетий США сохранят зависимость от нефти, газа и угля (не менее 85% общего потребления энергии), несмотря на достижения в области энергосбережения и развития возобновляемых и альтернативных источников энергии.

В последние годы стремительно развивающийся Китай, в котором спрос на нефть растет в 7 раз быстрее, чем в США, стал в определенной степени основным конкурентом, особенно в долгосрочной перспективе, в борьбе за энергоресурсы. При этом Пекин проводит довольно активную производственную и финансовую политику в целях получения доступа к сырью и энергетическим ресурсам в Центральной Азии, Африке и даже Латинской Америке, до недавнего времени традиционно находившейся в сфере влияния США.

В основу концепции энергетической безопасности США положен принцип "соседства" (propinquity), в соответствии с которым самыми надежными считаются наиболее географически близкие источники. Именно поэтому Канада и Мексика находятся в зоне наибольшего благоприятствования, и на их долю приходится более трети импорта нефти в США.

В то же время, несмотря на давние и отлаженные связи, зависимость США от ближневосточной нефти расценивается как угроза национальной безопасности из-за нестабильности региона и постоянных нарушений в работе транспортной инфраструктуры. Кроме того, серьезную угрозу представляет возрастающая конкуренция со стороны других крупных стран-потребителей за энергетические активы в связи с ростом глобального спроса на энергоносители.

Несмотря на различия в подходах ведущих мировых держав к проблеме энергетической безопасности, существуют и пути сближения в понимании общей концепции ее обеспечения. Выработанный к настоящему времени в мировом сообществе консенсус позволяет выделить следующие принципы всеобщей энергетической безопасности.

Прежде всего речь идет о взаимной ответственности потребителей и поставщиков энергоресурсов. Правда, на практике признание такой ответственности нередко сопровождается требованиями предоставления взаимных гарантий на поставку энергоресурсов и соответствующую их оплату, что в конечном итоге сводится к требованиям предоставления доступа к элементам производственной, транспортной и распределительной инфраструктуры сторон, серьезно ущемляющим их суверенные права.

Примером подобных взаимоотношений могут служить поставки газа из России в страны ЕС и СНГ.

В свою очередь курс, проводимый азиатскими странами, в основном сводится к участию потребителя в сложных финансовых, страховых и иных договорных отношениях, что обеспечивает гарантии поставок за счет инвестиций в инфраструктуру поставщика. Схема выгодна для обеих сторон, поскольку потребитель оптимизирует систему поставок, делая их менее затратными, а поставщик, допуская потребителя к проектам на своей территории, получает не только гарантированный и устойчивый рынок сбыта, но и стратегического инвестора.

В радикальном варианте обеспечение гарантированных поставок энергоресурсов может осуществляться посредством политического, экономического и военного диктата странам по См.: Щедров Е. А. Мировой рынок оборудования для топливно-энергетического комплекса: на примере оборудования для добычи нефти и генерации электроэнергии. Автореф. дис. канд. экон. наук. М., 2010.

стр. ставщикам, что весьма характерно для стратегии США. Действительно, хотя в американской концепции обеспечения энергобезопасности речь идет прежде всего об опоре на рыночные отношения, не исключаются варианты различного рода давления и прямого использования вооруженных сил. Из-за уязвимости транспортной инфраструктуры, нередко проходящей транзитом по территории конфликтных государств, США считают себя вправе контролировать практически все пути доставки энергоносителей, тем самым обеспечивая надежность поставок топлива6.

В последние годы военно-политические меры, осуществленные США в ряде стран (Ирак, Сомали, Ливия) под предлогом поддержания энергетической безопасности, стали прецедентными в новейшей мировой истории. Перерастание проблемы энергетической безопасности в проблему военной безопасности проявляется также в претензиях США и других стран НАТО на усиление контроля за нефтеносными районами Центральной Азии и Каспийского бассейна, за освоением запасов углеводородного топлива в Арктике.

После событий 2011 г. в Ливии, обеспечивавшей около 2% ежедневной мировой нефтедобычи, к обеспечению энергетической безопасности были привлечены силы НАТО в рамках новой Стратегической концепции, призванной "создавать возможности для поддержания энергетической безопасности, в том числе защиты ключевых элементов энергетической инфраструктуры, транзитных зон и линий, для сотрудничества с партнерами, а также консультаций среди стран-членов НАТО на основе стратегического анализа и планирования действий в чрезвычайных ситуациях". На встрече в верхах НАТО в мае 2012 г. в Чикаго лидеры государств блока официально одобрили создание нового Центра передового опыта НАТО по энергетической безопасности7.

Вопросы обеспечения энергобезопасности, пути и средства их решения закреплены в целом ряде официальных американских документов. В National Security Strategy - прямо говорится о том, что доступ к источникам энергии относится к жизненным интересам США8. В обзоре Министерства обороны США Quadrennial Defense Review 2010 четко выделены стратегии и инициативы, требующие активной разработки и особого внимания: помощь в обеспечении безопасности, усиление обороны, защита промышленной базы страны и союзников и обеспечение энергетической безопасности9.

Таким образом, вооруженные силы США постепенно переориентируются на обеспечение ресурсной безопасности. Критическое значение приобретает не сама по себе территория, а ее энергетический потенциал с уязвимой энергетической инфраструктурой 10.

Осознание важности решаемых проблем привело к созданию в США, как и в других странах, законодательной и нормативно-правовой базы для управления энергосбережением, разработке стандартов проведения работ в области энергетического аудита и эффективного использования энергии в различных отраслях и сферах деятельности. Еще в 1992 г. в США был принят федеральный закон об энергетической политике, в котором определена структура создаваемых федеральных и местных органов управления по вопросам энергосбережения, сформулированы принципы финансирования эффективных технологических проектов в сфере энергосбережения и тарифной политики, определены налоговые стимулы и льготы при их внедрении.

Дальнейшим развитием законодательной основы в сфере энергетики и энергосбережения в США явилось принятие законов "Об энергетике" и "О чистой энергетике и безопасности" (закон Ваксмана-Марки). В них зафиксированы основные цели и задачи США в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности, определены объемы финансирования конкретных программ, учтены экологические проблемы".

В отличие от прежних устремлений на обеспечение доступа к мировым нефтегазовым ресурсам, в том числе за счет военной силы, для нынешней политики США показателен курс на повышение энергоэффективности, ресурсо- и энергосбережения, на снижение зависимости страны от импорта энергоресурсов. Так, одна из важных задач состоит в экономии в ближайшие 10 лет объема энергии, равного текущему импорту из стран Ближнего Востока и Венесуэлы. По сути, это могло бы создать возможности для сокращения и даже отказа от импорта из этих источников.

Ключевыми целями новейшей энергетической программы США, которая в принципе совпадает См. подробнее: Кокошин А. Международная энергетическая безопасность. М., 2012.

См.: http://www.nato.int/docu/review/2012/Food-Water-Energy/Energy-Security-NATO/RU/index.htm См.: http://www.whitehouse. gov/sites/default/files/rssviewer/ national_security_strategy.pdf См.: http://www. defense.gov/qdr/images/QDR_as_ of_12FeblO_1000.pdf См. подробнее: Лукшин Б. С. Цит. соч.

См.: The American Clean Energy and Security Act of 2009 (Waxman-Markey Bill) (http://www.c2es.org/docUploads/ hr2454_house.pdf) стр. с ранее принятой энергетической стратегией, являются:

- сокращение выбросов в окружающую среду энергетических углеродных загрязнений;

- приоритетное субсидирование более чистых и безопасных энергетических технологий;

- поддержка новых производительных технологий получения биотоплива;

- гарантированное достижение независимости экономики США от импортных топливных поставок;

- рост энергоэффективности национальной экономики и подъем уровня энергосбережения12.

*** По прогнозам экспертов, в ближайшие годы революционные изменения в энергетическом комплексе как США, так и мира в целом вряд ли возможны ввиду огромной инерции энергетической системы и высоких издержек, связанных со сменой инфраструктуры даже при появлении экономически эффективных альтернатив существующим энергоносителям.

В то же время обострение проблем энергобезопасности в связи с ростом глобального спроса на энергоносители приводит к пониманию необходимости поиска новых подходов к формированию глобального энергетического рынка и разработке новых стратегий обеспечения стабильности и надежности гарантированных поставок энергоносителей. В последние годы США как крупнейший в мире потребитель энергоресурсов выработали новую национальную стратегию обеспечения энергетической безопасности. Ее главные цели: обеспечение потребностей американской экономики собственными ресурсами, снижение уровня импортозависимости, широкое использование инновационных технологий, значительное увеличение капиталовложений в развитие альтернативных источников энергии, а также в ресурсо- и энергосбережение.

Ключевые слова: энергетическая безопасность, стабильность поставок энергоресурсов, национальная энергетическая стратегия, импортная зависимость, инновационные технологии, энергоэффективность.

См.: http://energy.gov/articles/increasing-energy-security стр. Заглавие статьи ПРИОРИТЕТЫ США В АРКТИКЕ Автор(ы) П. Гудев Мировая экономика и международные отношения, № 9, Сентябрь Источник 2013, C. 49- АРКТИКА: НОВЫЙ РЕГИОН МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 62.9 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи ПРИОРИТЕТЫ США В АРКТИКЕ Автор: П. Гудев Как известно, Соединенные Штаты до сих пор не являются участниками Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Несмотря на то, что большая часть представителей американского научно-экспертного сообщества, политического и военного руководства, бизнес-элиты склоняется в пользу ратификации1, вероятность этого шага будет в значительной степени зависеть от того, как в перспективе сложится внутриполитическая конъюнктура внутри самих США: будет ли действующий президент пользоваться полной поддержкой верхней палаты Конгресса США. Это связано с тем, что в соответствии с американским законодательством каждый раз после изменения состава Сената международные договоры, подлежащие ратификации, должны быть заново рассмотрены на заседании профильного Комитета по международным делам2. Все предшествующие годы попытки администрации Б. Клинтона присоединиться к Конвенции пали жертвой традиционной борьбы республиканцев с демократами, а Дж. Буша мл. - исполнительной и законодательной ветвей власти. Кроме того, вероятность ратификации Конвенции будет также зависеть от того, в какую сторону - неоизоляционизма или нового глобализма качнется в будущем идеологический маятник внутри США.

Присоединение к Конвенции долгие годы непосредственно увязывалось с арктической тематикой. В президентской директиве по национальной безопасности NSPD-66/HSPD- от 9 января 2009 г., подписанной президентом Дж. Бушем мл. и посвященной Арктике, был сделан акцент на том, что ратификация Конвенции даст США возможность распространить свою юрисдикцию на те области морского дна в Арктике, которые имеют запасы нефти, газа, минеральных ресурсов, газогидратов, что является особенно важным для обеспечения энергетической, ресурсной и экологической безопасности страны.

В рекомендациях научно-экспертного сообщества, представленных в 2009 г. президенту Б. Обаме, политика США в отношении Арктики и необходимость присоединения к Конвенции были также поставлены в прямую зависимость друг от друга4. Как отмечалось, значительное уменьшение ледового покрова привело к тому, что государства и представители бизнес-структур "развязали многомиллионную гонку по защите своих интересов в деле получения прав на доступ к природным и энергетическим ресурсам", находящимся в непосредственной близости с их исключительными экономическими зонами (ИЭЗ). Подчеркивалось, что Соединенные Штаты являются "единственной индустриальной страной, не присоединившейся к Конвенции", и, соответственно, находятся в арьергарде ведущегося диалога о доступе к этим ресурсам. Присоединение к Конвенции, по мнению авторов доклада, даст возможность США защищать свои суверенные права в Арктике и "препятствовать необоснованным претензиям других государств, а также позволит получить экономическую выгоду от разработки и эксплуатации арктических ресурсов и играть ключевую роль в процессе управления этим регионом".

Активную позицию по поддержке Конвенции занимают представители Пентагона, командующие ВМС США и силами Береговой охраны5.

ГУДЕВ Павел Андреевич, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН (citricelectric@yandex.ru).

См.: Citizens for Global Solutions. Law & Justice. Law of the Sea Treaty (http://globalsolutions.org/law-justice/law-sea treaty).

См.: Borgerson S.G. The National Interest and the Law of the Sea // Council on Foreign Relations. Special Report N 46.

May 2009. P. 3 - 4, 12 - 13 (http://www.cfr.org/content/publications/ attachments/LawoftheSea_CSR46.pdf).

См.: National Security Presidential Directive/NSPD-66, Homeland Security Presidential Directive/HSPD-25. Arctic Region Policy. January 9,2009 (http://www.fas.org/irp/offdocs/ nspd/nspd-66.htm).

См.: Changing Oceans, Changing World. Ocean Priorities for the Obama Administration and Congress. April (http://www.jointoceancommission.org/resource-center/l-Reports/2009 - 04 - 07_JOCI_Changing_Oceans,_Changing_ World.pdf).

См.: The Navy Judge Advocate General's Corps. The Convention on the Law of the Sea (http://www.jag.navy.mil/ organization/codelOlawofthesea.htm).

стр. С точки зрения военных экспертов, глобальное потепление климата, ведущее к постепенному открытию круглогодичного судоходства в Арктике, потребует новых подходов к обеспечению безопасности: будет необходимо принять соответствующие меры по улучшению операций в области поиска и спасения на море, наблюдению за окружающей средой, военному прогнозированию6. Климатические изменения в Арктике могут не только привести к расширению хозяйственной деятельности в регионе, но и потребовать более широкого взаимодействия между военно-морскими силами, а также установления единых принципов решения всех конфликтов и противоречий. Оставаясь вне рамок Конвенции, Соединенные Штаты могут испытывать трудности с "оперативной маневренностью" американских ВМС в Арктике, иметь затруднения на переговорах со своими партнерами в вопросах координации операций по поиску и спасению на море7.

Одна из последних попыток убедить американских членов Комитета Сената по международным делам присоединиться к Конвенции была предпринята тогдашним госсекретарем США Х. Клинтон в мае 2012 г.8 С ее стороны были выделены четыре основные причины, которые требовали незамедлительного изменения политики Вашингтона в отношении этого документа.

Во-первых, американские нефтяные и газовые компании за последние годы получили в свое распоряжение технологическое оборудование для разработки ресурсов континентального шельфа за пределами 200-мильной зоны, то есть на больших глубинах и в значительном отдалении от береговой линии. Неучастие же США в Конвенции 1982 г., означающее отсутствие международной легитимации их деятельности, заставляет их сдерживать развитие инвестиций в этой области.

Во-вторых, развитие технологий для добычи минеральных ресурсов в глубоководных районах Мирового океана перешло из теоретической плоскости в практическую. Индия, Китай и Россия уже активно участвуют в этом процессе. Наличие драгоценных и редкоземельных металлов в этих районах морского дна, использующихся как в области энергетики, так и для производства высокотехнологичных продуктов, открывает перед Соединенными Штатами новые возможности, в том числе по укреплению своих позиций перед бурно развивающейся китайской промышленностью. Однако поиск и разработка новых источников таких ресурсов требует привлечения огромных финансовых составляющих, вследствие чего американским компаниям нужны определенные гарантии, официально закрепляющие за ними права на тот или иной участок морского дна и его ресурсы.

В-третьих, это развитие ситуации в арктическом регионе - возможная активизация судоходства, морского промышленного рыболовства, добычи нефти и газа, а также развитие туризма. Лишь Конвенция 1982 г. позволяет поставить осуществление тех или иных видов морехозяйственной деятельности в определенные международно-правовые рамки. Соединенные Штаты, присоединившись к Конвенции, получили бы существенные преимущества в деле реализации своих интересов в Арктике.

Наконец, как Х. Клинтон, так и большинство других сторонников ратификации 9 отмечали:

политика неприсоединения приводит к тому, что США остаются вне рамок тех официальных структур, которые были созданы Конвенцией. В частности, речь идет о Международном органе по морскому дну, МОМД (International Seabed Authority, ISA), ответственном за разработку ресурсов Международного района морского дна, который может быть сформирован в том числе и в Арктике. Кроме того, существует Комиссия по границам континентального шельфа, рассматривающая официальные представления прибрежных государств по установлению внешних границ континентального шельфа.

Российская Федерация стала первым государством, подавшим в 2001 г. заявку в Комиссию с целью распространить свою юрисдикцию на континентальный шельф за пределами 200-мильной зоны от исходных линий. Соединенные Штаты, оставаясь вне рамок Конвенции, не имеют возможности выдвижения и выбора экспертов для Комиссии, не могут направить свое представление или же воспользоваться трибуной Комиссии для выражения своей позиции относительно поданых заявок10.

См.: Quadrennial Defense Review Report. Department of Defense. February 2010. P. 86 (http://www.defense.gov/qdr/ QDR%20as%20of%2026JAN 10%200700.pdf).

См.: National Security Implications of Climate Change for U.S. Naval Forces. Committee on National Security Implications of Climate Change for U.S. Naval Forces. National Research Council. Wash., D.C., 2011. P. 27 - (http://image.guardian. co.uk/sys-files/Environment/documents/2011/03/10/ Prepub AllClimateChange 110218.pdf).

См.: Clinton H. R. Testimony before the Senate Committee on Foreign Relations. The Law of the Sea Convention (Treaty Doc. 103 - 39): The U.S. National Security and Strategic Imperatives for Ratification. Wash., D.C. May 23. (http://www.state. gov/secretary/rm/2012/05/190685.htm).

См.: Convention on the Law of the Sea. Senate Executive Report. 110 - 9. December 19. 2007. P. (http://www.gc.noaa. gov/documents/UNCLOS-Sen-Exec-Rpt-110 - 9.pdf).

См.: Borgerson S.G. Op. cit. P. 20, 28, 33.

стр. С другой стороны, противники присоединения США к Конвенции, - коих значительно меньше, но чья позиция от этого не менее весома в американском научно-экспертном сообществе, - настаивают на обратном. В частности, они подчеркивают, что постоянное место в Совете Международного органа по морскому дну, предусмотренное Соглашением 1994 г.11, дает возможность лишь предоставлять рекомендации для Ассамблеи по вопросам применения ст. 82 (отчисления и взносы в связи с разработкой континентального шельфа за пределами 200 морских миль), которые Ассамблея может принять либо отвергнуть (ст. 162). К тому же, в соответствии с Соглашением 1994 г., МОМД имеет возможность вносить поправки в Конвенцию, касающиеся деятельности в Международном районе морского дна (ст. 314). Так, утвержденная Советом и Ассамблеей МОМД поправка считается принятой, если за нее было подано более 3/4 голосов. Это допускает прямую вероятность того, что американская позиция12 может быть не учтена.

Соответственно, США будет чрезвычайно трудно воздействовать на решения МОМД, так как присоединение к Конвенции не гарантирует наделения их правом вето в рамках этой структуры13.

Доводы сторонников Конвенции относительно того, что Соединенные Штаты должны присоединиться к ней с целью иметь возможность противостоять попыткам России и других стран получить в свое распоряжение ресурсы арктического континентального шельфа за пределами 200-мильной зоны, также методично опровергаются. Так, США, не являясь участником Конвенции, еще в 2001 г. располагали возможностями по влиянию на Комиссию по границам континентального шельфа, которая отправила первую российскую заявку на доработку. И сейчас у Вашингтона, как считают оппоненты Конвенции, остается масса механизмов противодействия российским претензиям14. Эти заявления, действительно, не далеки от истины, так как в соответствии с принятыми Правилами процедур Комиссии государства, даже не ратифицировавшие Конвенцию, имеют возможность косвенного влияния на ход рассмотрения представлений государств участников Конвенции. В частности, это проявляется в том, что Генеральный секретарь ООН обязан уведомить Комиссию и всех членов ООН, включая не подписавших Конвенцию, о получении представления от какого-либо государства по установлению внешних границ континентального шельфа и обнародовать представленные этим государством карты и координаты. Таким образом, Соединенные Штаты имели возможность ознакомиться с российскими научными данными (геологические и геоморфологические сведения о шельфе, карта, координаты и т.д.) о внешних границах континентального шельфа в Арктике. Несомненно, что предоставление таких равных прав странам - участникам Конвенции и странам, не присоединившимся к ней, в большей степени отвечает интересам США, нежели РФ15.

В этой связи, в последнее время взаимозависимость арктической тематики и необходимости присоединения к Конвенции 1982 г. стала отходить на второй план.

Теперь перспективы ратификации Конвенции со стороны Соединенных Штатов в большей степени определяет концентрация их внешнеполитических интересов на проблемах Азиатско-Тихоокеанского региона. Дело в том, что США при присоединении к Конвенции получат дополнительные полномочия по защите позиций своих союзников (Филиппины, Тайвань, Япония, Южная Корея). Присоединение может в большей степени способствовать вовлечению государств АТР в переговорный процесс относительно делимитации пространств Южно-Китайского моря, а также поставить этот процесс в рамки международного права. С точки зрения некоторых американских экспертов, лишь скорейшая ратификация Конвенции способна изменить агрессивную политику КНР, основанную на приверженности так называемой пунктирной линии из девяти точек, а также усилить позиции США в этом регионе по отстаиванию норм международ См.: Соглашение об осуществлении части XI Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву от 10 декабря 1982 г. Принято резолюцией 48/263 Генеральной Ассамблеи от 28 июля 1994 г. Вступило в силу июля 1996 г. (http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/ conventions/agreementimpllawsea.shtml).

См.: The United Nation's Convention on the Law of the Sea (Treaty doc. 103 - 39) / Hearings before the Committee on Foreign Relations. United States Senate. One Hundred Tenth Congress. First Session. September 27 and October 4. 2007.

P. 80 (http://www.fas.org/irp/congress/2007_hr/lots.pdf).

См.: Носиков А. Н. Конвенция по морскому праву и Международный орган по морскому дну: взгляд США // Московский журнал международного права. 2010. N 2. С. 100 - 101.

См.: The United Nation's Convention on the Law of the Sea... P. 87 - 88.

См.: Носиков А. Н. Современные тенденции развития правового режима Международного района морского дна.

Автореферат дисс. на соискание уч. степ. к. ю. н. М., 2010 (www.mgimo.ru/files2/y09_2010/163836/autoref_nosikov.

doc).

стр. ного права16. Все обвинения китайской стороны относительно того, что США, не являясь участником Конвенции, не имеют законных полномочий вмешиваться в процесс делимитации морских пространств Южно-Китайского моря, станут безосновательны17. Х.

Клинтон в мае 2012 г. четко обозначила позицию США по этому вопросу: "...для того, чтобы отстаивать наши права в области судоходства, а также иметь возможность осудить поведение других стран, нам необходима непоколебимая и наиболее убедительная правовая основа, особенно в таких критических областях, как район Южно-Китайского моря"18.

*** Однако, и для Российской Федерации, и для всех других арктических государств, вопрос о том, присоединятся ли США к Конвенции, имеет второстепенное значение. Гораздо более важная проблема заключается в том, будут ли Соединенные Штаты в полной мере применять ее положения, в частности ст. 76, для определения самоограничительных внешних границ своего континентального шельфа в Северном Ледовитом океане. За пределами этих границ - в случае, если они не будут совпадать с внешними границами континентального шельфа других арктических государств, - будет сформирован Международный район морского дна. Минеральные и энергетические ресурсы этого района получат статус "общего наследия человечества", контролировать их разработку будет Международный орган по морскому дну, а все страны - члены Конвенции получат равные возможности по осуществлению здесь ресурсной деятельности. Кроме того, разработка неживых ресурсов даже доказанного американского шельфа за пределами 200 мильной зоны от исходных линий не будет свободной, она будет сопровождаться предписанными выплатами от прибыли в пользу Международного органа по морскому дну20.

Именно такой путь в 2001 г. избрала РФ, затем в 2006 - 2009 гг. его успешно прошла Норвегия, к этому же варианту по примеру других арктических государств были вынуждены склониться Канада и Дания, готовящие к 2013 - 2014 гг. соответствующие заявки в Комиссию по границам континентального шельфа. Фактически, в рамках этого подхода, основанного на безусловном следовании Ст. 76 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., предполагается интернационализация ресурсов дна и недр центральной части Арктики в интересах всех участников мирового сообщества.

Можно предполагать, что косвенное влияние на запуск этого процесса интернационализации могли оказать и сами Соединенные Штаты. Так, например, Вашингтон, никогда не являвшийся догматическим сторонником секторального подхода в силу незначительной протяженности своей береговой линии в Арктике, несомненно, был заинтересован в том, чтобы Российская Федерация на официальном уровне отказалась от его применения. При этом США получали дополнительные политические преимущества в давнем споре с Канадой относительно правового статуса Северо-Западного прохода (СЗП), контроль над судоходством по которому традиционно увязывался Канадой, в том числе, и с наличием секторальных границ21. С другой стороны, даже такая косвен См.: Bower E.Z., Poling G. Advancing the National Interests of the United States: Ratification of the Law of the Sea.

May 25.2012 (http://csis.org/publication/advancing-national-interests-united-states-ratification-law-sea).

См.: U.S. Law of the Sea Symposium. Department of Defense. Wash., D.C. May 09. (http://www.defense.gov/speeches/ speech.aspx?speechid= 1669).

Clinton H.R. Op. cit.

Если подводная окраина материка "простирается более чем на 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря" (ст. 76(4а) Конвенции), то расширение границ континентального шельфа прибрежного государства возможно "не далее 350 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, или не далее 100 морских миль от 2500-метровой изобаты, которая представляет собой линию, соединяющую глубины в 2500 метров" (ст. 76(5) Конвенции).

В рамках Конвенции был введен особый режим разработки неживых ресурсов континентального шельфа за пределами 200 м. миль (ст. 82). Так, государство-разработчик должно производить отчисления или взносы натурой, при этом развивающиеся страны освобождаются от таких отчислений. Последние должны делаться через Международный орган по морскому дну, который распределял бы их между государствами - участниками Конвенции, принимая во внимание интересы и потребности развивающихся государств (особенно тех из них, которые наименее развиты и не имеют выхода к морю). Отчисления и взносы производятся ежегодно в отношении всей продукции по истечении первых пяти лет добычи. Размер отчислений или взноса за шестой год составляет 1% стоимости или объема продукции. Этот размер увеличивается на 1% каждый последующий год до истечения 12-го года и затем сохраняется на уровне 7%.

Вплоть до сегодняшнего времени государственная позиция Канады основывается на том, что "ледовые пространства Арктики в ее секторе - не объект вседозволенности". Любая деятельность в этом секторе требует разрешения со стороны канадского правительства, границы этого сектора отмечаются на всех картах в качестве государственно установленных пределов арктического сектора страны. См.: Буник И. В., Николаев А. Н.

Международно-правовое обоснование Канадой прав на ее арктический сектор // Московский журнал международного права. 2007. N 1. С. 4 - 33.

стр. ная заинтересованность не помешала впоследствии Вашингтону заявить свою критическую позицию относительно российской заявки. США отправили в ООН официальную ноту с геологическим обоснованием, согласно которой хребет Ломоносова и поднятие Менделеева имеют вулканическое происхождение и не являются частью континентальной окраины материка.

Такую двойственность американской позиции можно объяснить тем обстоятельством, что Соединенные Штаты были вынуждены учитывать целый спектр порой несовпадающих друг с другом национальных интересов, касающихся Арктики. Совершенно очевидно, что интернационализация ресурсов дна и недр центральной части Северного Ледовитого океана была выгодна США лишь в случае преимущественного учета американской позиции в этом процессе.

Не случайно, в 2006 г. Консорциумом американских энергетических компаний был выдвинут проект передачи всего района центральной Арктики за пределами 200-мильных ИЭЗ арктических стран под международное управление при руководящей роли одноименного Консорциума. В заявке, поданной в адрес ГА ООН и правительств всех арктических государств, обосновывалась необходимость наднационального подхода при разработке арктических ресурсов, предполагающая лишение всех арктических и неарктических стран права заниматься ресурсной деятельностью в регионе под предлогом отсутствия у них современных, экологичных и безопасных технологий. Эта попытка создания правового прецедента, ущемляющего права других арктических государств ради умозрительных интересов всего мирового сообщества, оказалась неудачной.

С другой стороны, США отвергают любые радикальные варианты интернационализации Арктики. Так, некоторые природоохранные организации выступают с поддержкой идеи закрепления за полярными районами (Арктика и Антарктика) статуса так называемого "Всемирного парка", который предполагает наложение запрета не только на любую военную и хозяйственную деятельность (судоходство, рыболовство, добычу нефти и газа), но и введение контроля за научными исследованиями, которые также могут оказывать негативное воздействие на морскую среду (например, исследования глубоководных районов с их уязвимыми генетическими ресурсами). Подобного рода концепцию, аналогичную по своей сути Договору об Антарктике 1959 г., поддержал Европейский парламент, выступивший с обоснованием необходимости принятия международного Договора о защите Арктики22. Вполне естественно, что против таких радикальных предложений выступают как США, так и другие арктические страны, рассматривающие Северный Ледовитый океан в качестве района, важного с военно-стратегической и ресурсной точек зрения.

На сегодняшний момент Соединенные Штаты в большей степени заинтересованы в том, чтобы не запускать процессы интернационализации в рамках своего условного арктического сектора, а также контролировать с помощью различного рода региональных механизмов и институтов различные виды морехозяйственной деятельности, затрагивающие американские национальные интересы, в открытой части Северного Ледовитого океана.

В этой связи следует учитывать, что США в целой серии национальных законодательных актов нигде не ограничивали протяженность своего континентального шельфа23. Эта позиция была первоначально изложена в известном заявлении президента Трумэна от сентября 1945 г. "О политике США в отношении естественных ресурсов недр и морского дна континентального шельфа"24, а затем в 1953 г. подтверждена в "Законе о внешнем континентальном шельфе"25. Так, президент Трумэн заявил, что естественные богатства поверхности и недр шельфа, находящегося под водами открытого моря, но прилегающего к берегам США, принадлежат США и подчиняются их юрисдикции и контролю. В Законе 1953 г. говорилось, что под внешним континентальным шельфом26 понимается "затопленная См.: European Parliament Resolution of 9 October 2008 on Arctic Governance (http://www.europarl.europa.eu/ sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//TEXT+TA+P6-TA-2008 - 0474+0+DOC+XML+V0//EN).

Более подробно см.: Groves S. U. N. Convention on the Law of the Sea Erodes U.S. Sovereignty over U.S. Extended Continental Shelf// The Heritage Foundation. Backgrounder N2561. June 8. 2011 (http://www.heritage.org/research/ reports/2011 /06/un-convention-on-the-law-of-the-sea-erodes-us-sovereignty-over-us-extended-continental-sh elf).

См.: Proclamation 2667 - Policy of the United States With Respectto theNatural Resources of the Subsoil and SeaBedof the Continental Shelf. September 28.1945 (http://www.presidency. ucsb.edu/ws/index.php?pid= 12332#axzz 1 Wsl ARwo6).

См.: Outer Continental Shelf Lands Act. August 7, 1953. Ch. 345 (As Amended Through P.L. 106 - 580. Dec. 29. 2000) (http://epw.senate.gov/ocsla.pdf).

Внешний континентальный шельф (ВКШ) по законодательству США, это КШ, определенный согласно международному праву, к которому добавлены районы дна территориального моря. Право на часть ВКШ протяженностью в три морские мили и право на регулирование природоресурсной деятельности в этом районе имеют соответствующие приморские штаты. Исключение составляют Техас и Флорида, которые имеют права не на трехмильную, а на стр. земля, прилегающая к берегу,...недра и морское дно которой принадлежат Соединенным Штатам и являются объектом их юрисдикции и контроля". Кроме того, США как участник Конвенции о континентальном шельфе 1958 г. вправе осуществлять над своим шельфом суверенные права в целях разведки и разработки его ресурсов до того места, до которого глубина покрывающих вод позволяет разработку естественных богатств этих регионов27.

Более того, Соединенные Штаты разработали национальное законодательство, позволяющее регулировать ресурсную деятельность в глубоководных районах морского дна, то есть там, где по Конвенции 1982 г. должна действовать юрисдикция Международного органа по морскому дну. Так, в 1980 г. Конгрессом был одобрен "Закон о твердых полезных ископаемых глубоководных районов морского дна, направленный на регулирование добычи минеральных ресурсов: в нем также были подтверждены предыдущие формулировки, касающиеся неограниченности континентального шельфа США. По мнению некоторых экспертов, этот так называемый "параллельный режим" хотя и не соответствует Конвенции 1982 г. и Соглашению 1994 г., тем не менее является вполне легитимным29. Связано это с тем, что принцип "общего наследия человечества" пока еще не приобрел силу императивной нормы (jus cogens) в международном праве, а это предполагает возможность его несоблюдения со стороны тех стран, которые не присоединились к Конвенции. К тому же США традиционно ставят положения своего внутреннего законодательства выше норм международного права.

Таким образом, теоретически Вашингтон имеет возможность в любой момент заявить, что их континентальный шельф - как в Арктике, так и в других районах - охватывает значительно большую площадь по сравнению с ограничениями, предусмотренными Конвенцией 1982 г. В рамках своего национального законодательства Вашингтон имеет возможность распространить свою юрисдикцию и суверенные права даже на всю протяженность континентальной окраины материка (то есть от береговой линии вплоть до начала глубоководных районов морского дна).

При этом отказ от применения ст. 76 Конвенции 1982 г., равно как и отказ от ее ратификации, дают Соединенным Штатам определенные преимущества по сравнению с теми арктическими странами, которые пойдут по пути, инициированному Россией и предполагающему проведение линии разграничения между континентальным шельфом и Международным районом морского дна. Этот шаг освободит США от обязанности производить отчисления в Международный орган по морскому дну при разработке ресурсов континентального шельфа за пределами 200-мильной зоны. В то время как остальная часть центральной Арктики будет интернационализирована путем возможного выделения Международного района морского дна со статусом "общего наследия человечества", США сохранят свой суверенитет в Арктике в значительно большем объеме, применяя для разработки минеральных и энергетических ресурсов шельфа и недр глубоководных районов в своем арктическом секторе исключительно национальное законодательство31. Американские энергетические компании будут поставлены в значительно более выгодные условия, а часть прибыли от разработки ресурсов американского арктического шельфа будет перечисляться непосредственно в бюджет США32. В результате, нежелание Вашинг девятимильную часть ВКШ. За обозначенными пределами юрисдикции приморских штатов все права на ВКШ до его внешней границы (то есть, по меньшей мере, до расстояния в 200 морских миль от исходных линий) принадлежат федеральной власти. См.: Комплексное управление прибрежными зонами (Правовой глоссарий).

Под ред. А. Н. Вылегжанина. Рига, 2005.

Ст. 1 Конвенции 1958 г. относит к шельфу поверхность и недра морского дна в районах, примыкающих к берегу континента или острова, но находящихся вне зоны территориальных вод до глубины 200 метров или же за этим пределом до того места, до которого глубина позволяет разработку естественных богатств этих районов (http:// www.un.org/russian/law/ilc/conts.pdf).


См.: 1980 Deep Seabed Hard Mineral Resources Act (http:// www.gc.noaa.gov/documents/gcil_dshmra_summary.pdf).

См.: Носиков А. Н. Современные тенденции развития правового режима Международного района морского дна...

В рамках американского государственного проекта "Extended Continental Shelf Project" было выделено несколько областей, где полученные научные данные позволяют говорить о "расширенном континентальном шельфе" - это Арктика, Атлантика, Берингово море, Мексиканский залив, Северные Марианские острова (http:// continentalshelf.gov/media/ecs_map.jpg).

В США существует Бюро по использованию океанских ресурсов, их регуляции и контролю (The Bureau of Ocean Energy, Management, Regulation and Enforcement, BOEMRE), отвечающее за выдачу компаниям лицензии на разработку внешнего континентального шельфа. Эта структура в своей деятельности опирается, в частности, на уже упомянутый выше Закон о внешнем континентальном шельфе 1953 г., в соответствии с которым внешние границы континентального шельфа никак не определены.

Уже сейчас на Аляске все роялти, бонусы и рентные платежи, полученные за выдачу лицензий и в ходе разработки ресурсов внешнего континентального шельфа, переводятся в специальный Фонд казначейства США.

По прогно стр. тона как ограничивать свой континентальный шельф, так и принимать на себя определенные международные обязательства в связи с разработкой его ресурсов, будет вполне логичным и закономерным шагом с точки зрения максимального учета национальных интересов.

*** Соединенные Штаты, вероятно, могут быть заинтересованы в регионализации проблематики разграничения своего континентального шельфа путем достижения взаимных договоренностей, прежде всего с Россией и Канадой33.

В случае неприсоединения к Конвенции 1982 г. границы американского континентального шельфа могут быть определены в рамках ст. 6 Конвенции по континентальному шельфу 1958 г., участниками которой являются все страны "арктической пятерки". В отношении государств, имеющих смежные побережья, граница шельфа либо определяется соглашением между ними, либо проводится по принципу равного отстояния от ближайших точек тех исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря каждого из этих двух государств34. Если же США все-таки решат ратифицировать Конвенцию 1982 г., но сочтут свое национальное законодательство в отношении неограниченности континентального шельфа более приоритетным по сравнению с конвенционными нормами, то даже в таком случае они смогут остаться в определенном правовом поле. Так, Соединенные Штаты будут использовать возможность апелляции исключительно к ст. 83 Конвенции 1982 г., которая определяет механизмы делимитации континентального шельфа между государствами с противолежащими или смежными побережьями35.

В отношениях с Российской Федерацией относительно разграничения арктического континентального шельфа за пределами 200-мильной зоны от исходных линий у США нет никаких фактических противоречий. Более того, РФ при подаче своей заявки в Комиссию по границам континентального шельфа в 2001 г. использовала то разграничение между континентальным шельфом и исключительными экономическими зонами, которое было введено в рамках Соглашения между СССР и США о разграничении морских пространств в Беринговом море и Северном Ледовитом океане 1990 г. (Договор Бейкера Шеварнадзе)36.

Несмотря на то, что это Соглашение не было ратифицировано ни Верховным Советом СССР, ни Государственной Думой Российской Федерации, оно продолжает исполняться на временной основе после обмена дипломатическими нотами между госдепартаментом США и МИД СССР от 1 июня 1990 г. Негативные оценки этого документа отечественными экспертами касаются исключительно тех принципов разграничения, которые были использованы в Беринговом море37. Действительно, в этом районе советской стороной были допущены потери ряда традиционных районов промысла дальневосточного рыбопромыслового флота. В Северном Ледовитом океане это Соглашение, основанное на использовании линии русско-американской Конвенции г. о продаже Аляски, позволило окончательно закрепить секторальную границу между зонами юрисдикции и суверенных прав двух государств в Арктике, в чем были заинтересованы обе стороны. Более того, использование линии разграничения Конвенции 1867 г., а не предписанного в таком случае принципа равного отстояния38, дало Советскому Союзу определенные пространственные преимущества в Чукотском море и Северном Ледовитом океане39. С этой точки зрения, США не без оснований продолжают настаивать на ра зам, роялти в размере 12.5%, поступающие за разработку перспективных участков шельфа в Чукотском море и море Бофорта, в ближайшие 50 лет могут принести доход в виде 92 млрд. долл. США, что ставит вопрос о целесообразности их перераспределения в пользу Международного органа по морскому дну (См.: Groves S. Op.

cit).

См.: Groves S. U.S. Accession to U. N. Convention on the Law of the Sea Unnecessary to Develop Oil and Gas Resources // The Heritage Foundation. Backgrounder N 2688. May 14. (http://www.heritage.org/research/reports/2012/05/ us-accession-to-un-convention-on-the-law-of-the-sea-unnecessary-to develop-oil-and-gas-resour ces).

См.: ст. 6 Конвенции о континентальном шельфе 1958 г. (http://www.un.org/russian/law/ilc/conts.pdf).

См.: ст. 83 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.

(http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pdf/ lawsea.pdf).

См.: Соглашение между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки о линии разграничения морских пространств. Вашингтон, 1 июня 1990 года (http://www.npacific.ru/np/hot/disput/ treug/razgranich.htm).

См.: Зиланов В. Возможен ли компромисс в Беринговом море // Обозреватель. 2002. N 1 (http://www.rau.su/ observer/N01_2002/l_13.HTM);

Правдин И. Треугольник раздора. Зачем Россия отдала США Берингово море (http:// www.compromat.ru/page_21036.htm).

На учете этого обстоятельства основаны в том числе претензии США на целый ряд российских островов в Чукотском море. Более подробно см.: Giveaway of 8 American Alaskan Islands and Vast Resource-Rich Seabeds to Russians (http://www.statedepartmentwatch.org/AlaskaGiveaway.htm).

См.: Вылегжанин А. Н. Соглашение между СССР и США о линии разграничения морских пространств года: разные оценки "временного применения" (http://www.mgimo. ru/news/experts/document 124210.phtml).

стр. тификации Россией договора Бейкера-Шеварднадзе40.

Более сложная ситуация складывается между США и Канадой в вопросе разграничения исключительной экономической зоны и континентального шельфа в спорном районе моря Бофорта. Канада традиционно считала, что в соответствии с Конвенцией 1825 г. между Российской империей и Великобританией о разграничении их владений в Северной Америке эта линия совпадает с границей между Аляской и Юконом (территория на северо-западе Канады) по 141° западной долготы на север вплоть до Северного Ледовитого океана и далее. Соединенные Штаты настаивали, что сухопутная граница действительно проведена по 141° западной долготы, но морская граница Конвенцией г. не обозначена и должна быть проведена на равном отстоянии от берегов США и Канады.

Американский вариант разграничения континентального шельфа с Канадой предусматривает существенное ограничение площади потенциального арктического континентального шельфа США за пределами 200-мильной зоны от исходных линий.

Однако в случае, если Вашингтону удастся отстоять свои запросные позиции, в зоне их юрисдикции в пределах 200 миль от исходных линий окажется перспективный с точки зрения энергетических ресурсов морской регион в южной части моря Бофорта. По предварительным данным, запасы этого спорного участка континентального шельфа сравнимы с крупнейшим нефтегазоносным месторождением США в заливе Прадхо на севере Аляски41. В результате ресурсные амбиции США в отношении моря Бофорта могут стать превалирующими над возможностью в рамках своего национального законодательства распространить свою юрисдикцию на всю подводную окраину материка, начиная от береговой линии и заканчивая началом глубоководных районов морского дна.

Принятие же канадской стороной американского проекта разграничения приведет к тому, что Оттаве в свете подготовки соответствующей заявки в Комиссию по границам континентального шельфа представится возможность существенно расширить площадь своего континентального шельфа за пределами 200-мильной зоны в Арктике. Кроме того, непризнание Соединенными Штатами восточной секторальной границы с Канадой, основанной на Конвенции 1825 г., способно поставить вопрос о необходимости согласования уже канадско-российской границы в Северном Ледовитом океане в 500 - милях к северу от побережья Аляски42.

*** Заинтересованность США в регионализации арктической проблематики в целом была подтверждена в принятой пятью арктическими странами (Россией, США, Канадой, Норвегией и Данией) Илулиссатской Декларации (2008 г.)43. В ней, в частности, было заявлено о том, что нет никакой необходимости в разработке нового международного правового режима для управления Северным Ледовитым океаном, на формировании которого зачастую настаивают различного рода экологические организации. При этом было заявлено о достаточности существующей международно-правовой базы (что принципиально - без упоминания о Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.) для урегулирования любых претензий и конфликтов. Кроме того, были подтверждены приоритетные права пяти арктических государств по решению всех вопросов (судоходство, защита морской среды, ликвидация последствий аварий, проведение научных исследований), касающихся Северного Ледовитого океана.


Для некоторых экспертов подписание в Гренландии этого Соглашения сопоставимо по своей значимости с итогами Ялтинской конференции 1945 г., на которой были приняты решения о будущем послевоенного мироустройства44. Действительно, этот документ можно расценивать как попытку арктических стран положить конец нарастающей борьбе за арктические пространства и ресурсы, при одновременном исключении из борьбы за этот регион всех остальных международных игроков, потенциально заинтересован См.: National Security Presidential Directive and Homeland Security Presidential Directive NSPD-66 / HSPD- (http:// georgewbush-whitehouse.archives.gov/news/releases/ 2009/01/20090112 - 3.html).

См.: Byers M. Who Owns the Arctic? Understanding the Sovereignty Disputes in the North. Vancouver, 2009. P. 98 105.

См.: Boswell R. Russia, Canada Neighbours? Seabed Territorial Push Could Bring Borders Together // PostMedia News. February 14. 2012 (http://byers.typepad.com/arctic/2012/02/ russia-canada-neighbours-seabed-territorial-push could-bring-borders-together.html).

См.: Илулиссатская Декларация/ Конференция по Северному Ледовитому океану. Илулиссат, Гренландия. 27 29 мая 2008 г. (http://www.minregion.ru/activities/ international_relations/696/697/664/700/2067.html).

См.: Лукин Ю. Ф. Арктика сегодня: для России и всего мира / Материалы заседания круглого стола. ПГУ имени М. В. Ломоносова, Архангельск. 11 сентября 2008 г. (http:// www.pomorsu.ru/_doc/mba/arctic.pdO стр. ных в создании арктических участков Международного района морского дна.

Целенаправленная апелляция к "обширной международно-правовой базе", а не только к Конвенции 1982 г., предоставила арктическим государствам более широкие возможности по проведению делимитации арктических пространств45.

Второй немаловажный шаг был сделан совсем недавно - в 2011 г. Именно тогда в рамках Арктического совета между восемью его участниками (Данией, Исландией, Канадой, Норвегией, Россией, США, Финляндией и Швецией) было заключено Соглашение о сотрудничестве в авиационном и морском поиске и спасании46. Примечательно то, что в качестве границ, обозначающих зону ответственности каждого из пяти арктических государств, были использованы традиционные и несправедливо забытые в последние годы секторальные линии47. Опять-таки налицо регионализация арктической проблематики, хотя и в более расширенном составе.

Наконец, США лоббируют также введение мер регионального регулирования различных видов морехозяйственной деятельности в центральной части Северного Ледовитого Океана за пределами 200-мильных зон арктических государств48. Так, открытая часть Северного Ледовитого океана (моря Карское, Лаптевых, Восточно-Сибирское, Чукотское, Бофорта и Баффина) остается одним из немногих районов Мирового океана, в отношении которого до сих пор не введено наднациональное регулирование рыбопромысловой деятельности49. Перспектива же дальнейшего уменьшения ледового слоя ставит вопрос о введении каких-либо превентивных мер, направленных на недопущение незаконного, несообщаемого и нерегулируемого (ННН) промысла в этом регионе открытого моря. Есть вероятность, что в связи с потеплением климата в Карском и Чукотском морях возрастет численность промысловых видов (черный палтус, сайка, мойва, камбала), что неизбежно привлечет сюда рыбопромысловые флоты различных, прежде всего неарктических государств. В этой связи американские экологические организации и научно-экспертные круги еще в 2009 г. выступили с инициативой введения моратория на вылов водных биологических ресурсов в открытой части Северного Ледовитого океана с последующим созданием здесь рыбохозяйственной организации50. Очевидно, что эти предложения, направленные на недопущение бесконтрольного вылова, соответствуют интересам и других арктических стран.

Несмотря на то что введение регионального режима управления рыболовным промыслом напрямую затрагивает реализацию свобод открытого моря, оно имеет свои правовые основания. Так, ст. 6 - 7 Конвенции о рыболовстве и охране живых ресурсов открытого моря 1958 г.51 акцентировали внимание на том, что ведение рыболовства в открытом море может неблагоприятным образом отражаться на запасах и состоянии морских живых ресурсов в зоне территориального моря прибрежных стран. Ст. 116 Конвенции ООН г. подтвердила существование "особых интересов" прибрежного государства при осуществлении рыболовной деятельности в зонах открытого моря. В 1995 г. было принято Соглашение об осуществлении положений Конвенции ООН по морскому праву от декабря 1982 г., которые касаются сохранения трансграничных рыбных ресурсов и запасов далеко мигрирующих рыб. Его основной идеей является то, что нерегулируемый промысел способен привести к серьезным нарушениям в морских экосистемах, к истощению отдельных видов морских живых ресурсов. Таким образом, было признано, что абсолютное применение принципа свобод открытого моря (в частности, свободы рыболовства) несет в себе определенный риск в отношении биоразнообразия. Было подтверждено правило, согласно которому реали См.: Мелков Г. М. Континентальный шельф и основы государственной политики России в Арктике // Национальные интересы. 2009. N 3 (62). С. 24 - 29 (http://www.ni-journal.ru/ archive/14928136/n_3_2009/9d /0ce664df/).

См.: Agreement on Cooperation on Aeronautical and Maritime Search and Rescue in the Arctic. April 21. (http://library. arcticportal.Org/1474/3/Arctic_SAR_Agreement_RUS_ FINAL_for_signataure_21-Apr-2011.pdf).

См.: The Search and Rescue Regions Relevant to Agreement on Cooperation on Aeronautical and Maritime Search and Rescue in the Arctic (http://library.arcticportal.org/1474/ll/ search-rescue_ensku_110524_rninnka.jpg).

См.: Госдеп США призвал Путина обратить внимание на "дырку арктического бублика"// Известия. 05.09. (http://izvestia.ru/news/534538);

Охапкин И. На Север - по пропуску// Наука и технологии РФ. 21.11. 2012 (http:// www.strf.ru/material.aspx?CatalogId=222&d_no=50323).

См.: FAO Major Fishing Areas. Arctic Sea. Major Fishing Area 18 (http://www.fao.org/fishery/area/Areal8/en).

См.: Океаны Севера. Охрана рыбных промыслов в Центральной Арктике (http://www.oceansnorth.org/ru/oKeaHbi-севера);

Открытое письмо от ученых разных стран (http:// www.bfn.org.ru/newsl.html);

Международное соглашение о сохранении рыбных промыслов в центральной части Северного Ледовитого океана и управлении ими // Рыбные ресурсы. 2011. N2 (http://fishres.ru/news/2011/rr_mag_2 ll_2.html).

См.: Конвенции о рыболовстве и охране живых ресурсов открытого моря 1958 г.

(http://www.un.org/ru/documents/ decl_conv/conventions/pdf/fisheries58.pdf).

стр. зация принципа свободы открытого моря должна быть согласована с необходимостью защиты морских живых ресурсов52.

*** Пожалуй, единственным исключением из американской линии на регионализацию арктической проблематики является вопрос о правовом статусе Северного морского пути (СМП) и Северо-Западного прохода. Здесь США отстаивают необходимость дальнейшей интернационализации. Вашингтон традиционно настаивает на том, что эти судоходные маршруты являются не национальными, а международными, что в их отношении сохраняется свобода судоходства, что Канада и Россия не могут заявлять о своих исключительных правах и вводить какие-либо регуляционные меры. В уже упоминавшейся выше директиве президента Дж. Буша мл. по этому поводу было заявлено: "Свобода морей является одним из главных национальных приоритетов. Северо Западный проход является проливом, который используется для международного судоходства, а Северный морской путь включает в себя проливы, которые используются для международного судоходства;

режим транзитного прохода применяется к проходу через эти проливы. Защита прав и обязанностей, касающихся судоходства и полетов в арктическом регионе, поддерживает нашу способность осуществлять эти права во всем мире, в том числе и в проливах, имеющих стратегическое значение"53.

В этой связи Соединенные Штаты достаточно прохладно отнеслись к проекту разработки в рамках Международной морской организации так называемого "Полярного кодекса", одним из инициаторов которого еще в 1993 г. выступила Канада54. Этот документ должен стать единым сводом международных правил и стандартов по судоходству в водах Арктики и Антарктики с целью глобальной унификации различных национальных судоходных нормативов, введения единой классификации судов ледового класса и т.д 55.

На сегодняшний момент эти правила все еще находятся в стадии согласования: в 2002 г.

были приняты лишь Директивы по плаванию в полярных водах56, а в 2009 г. они были обновлены57. Американское руководство опасается, что принятие Кодекса, наряду с Законом о предотвращении загрязнения арктических вод 1970 г.58 и апелляциями к ст.

23459 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. станет дальнейшим укреплением позиции Канады относительно правового статуса Северо-Западного прохода.

Соединенные Штаты полагают, что изменение их позиции относительно рассмотрения СЗП и СМП в качестве международных судоходных маршрутов может стать своеобразным правовым прецедентом, который существенным образом повлияет на ситуацию в других международных проливах - Малаккском, Гибралтарском, Ормузском.

США хотят быть уверены, что такие страны, как, например, Иран, не смогут контролировать или же ограничивать проход по Ормузскому проливу коммерческих судов, транспортирующих нефть из Саудовской Аравии и Кувейта, так как это может негативным образом отразиться на стратегических и экономических интересах Вашингтона60.

См.: Floit С. Reconsidering Freedom of the High Seas: Protection of Living Marine Resources on the High Seas. J.M.

Van Dyke, D. Zaelke and G. Hewison (eds.). Freedom for the Seas in the 21st Century: Ocean Governance and Environmental Harmony. Wash., D.C., Covelo, California. 1993. P. 310 - 320.

National Security Presidential Directive/NSPD-66, Homeland Security Presidential Directive/HSPD-25. Arctic Region Policy (http://www.fas.org/irp/offdocs/nspd/nspd-66.htm).

См.: Huebert R. Climate Change and Canadian Sovereignty in the Northwest Passage // Isuma: Canadian Journal of Policy Research. Winter 2001. V. 2. P. 86 - 94 (http://www.navyleague.

ca/_documents/Canadian%20Sovereignty%20in%20the%20 Northwest%20Passage.pdf).

См.: International Code of Safety for Ships in Polar Waters (http://www.ccg-gcc.gc.ca/e0010980).

См.: IMO, Guidelines For Ships Operating in the Arctic. Dec. 23. 2002 (http://www.gc.noaa.gov/documents/gcil_ 1056 MEPC-Circ399.pdf).

См.: IMO. Polar Shipping Safety. Ships Operating in Polar Regions (http://www.imo.org/OurWork/Safety/SafetyTopics/ Pages/PolarShippingSafety.aspx);

Association of Classification Societies (IACS) Requirements for Polar Ships International Requirements for Ships Operating in Polar Waters (http:// www5.imo.org/SharePoint/blastDataOnly.asp/data_id=27213/ polarrequirements-H.Deggim.pdf).

В его рамках были введены жесткие экологические требования для всех судов, осуществляющих судоходство сначала в пределах 100-мильной зоны, а с 2009 г. - 200-мильной зоны от канадского побережья. См.: Arctic Waters Pollution Prevention Act (http://laws-lois.justice.gc.ca/PDF/A-12.pdf).

См.: ст. 234 Конвенции разрешает прибрежным государствам "принимать и обеспечивать соблюдение недискриминационных законов и правил по предотвращению, сокращению и сохранению под контролем загрязнения морской среды с судов в покрытых льдами районах в пределах исключительной экономической зоны, где особо суровые климатические условия и наличие льдов, покрывающих такие районы в течение большей части года, создают препятствия либо повышенную опасность для судоходства, а загрязнение морской среды могло бы нанести тяжелый вред экологическому равновесию или необратимо нарушить его" (http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/ con ventions/pdf/lawsea 184 - 2 34.pdf).

См.: Huebert R. Canadian Arctic Sovereignty and Security in a Transforming Circumpolar World // Foreign Policy for Canada's Tomorrow. 2009. N 4 (July). P. 26 (http:// dspace.cigilibrary.org/jspui/bitstream/123456789/23862/1/ Canadian%20Arctic%20sovereignty.pdf? 1).

стр. Однако принципиальное изменение характера угроз и вызовов в современном мире способно в перспективе кардинальным образом изменить позицию США. События сентября 2001 г. в Нью-Йорке привели к тому, что само понятие "терроризм" было значительно расширено за счет введения нового термина maritime-related terrorism (морской терроризм). К данному явлению стали относить все, что связано с транспортировкой оружия массового поражения (ОМП), взрывчатых веществ в рамках глобальной морской торговой системы с помощью судов и контейнеров. Применительно к постепенно освобождающейся ото льдов Арктике главными угрозами становятся:

трансграничное перемещение различного рода загрязнителей морской среды;

терроризм и распространение оружия массового поражения;

незаконная миграция и транснациональная преступность.

В этой связи канадские эксперты пытаются доказать, что признание Соединенными Штатами СЗП в качестве внутренних вод страны было бы выгодно обеим сторонам, так как позволило бы более жестко следить за перемещением грузов и людей в арктическом регионе61. Этот подход находит отклик и у американского руководства. Так, посол США в Канаде Пол Челлюсси в 2007 г. заявил: "В эпоху терроризма безопасности США больше бы отвечало признание за СЗП суверенитета Канады. Это позволило бы канадским ВМС задерживать и подниматься на борт судов, следующих по трассе СЗП, с целью убедиться в том, что они не пытаются перевезти оружие массового поражения в Северную Америку"62.

Очевидно, что интернационализация российского Северного морского пути также чревата увеличением рисков и угроз безопасности, а это невыгодно ни Соединенным Штатам, ни странам Европейского союза63. Национальный или, по крайней мере, региональный уровень координации в отношении СМП и СЗП будет намного более выгоден всем странам "арктической пятерки". Принятие же "Полярного кодекса" способно существенным образом нивелировать негативные тенденции, связанные с активизацией арктического судоходства. Можно предполагать, что позиция США по этим вопросам в среднесрочной перспективе претерпит существенные изменения.

*** Таким образом, Соединенные Штаты на сегодняшний день находятся в достаточно выгодном положении. Не являясь полноправным участником Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., США, с одной стороны, вынуждены оставаться в арьергарде процессов управления арктическим регионом, а с другой стороны, имеют определенные преимущества, так как при формировании национальной политики в отношении Арктики в меньшей степени ограничены международными обязательствами. Даже в случае присоединения к Конвенции 1982 г. они имеют возможность заявить о приоритете своего национального законодательства над любыми конвенционными нормами. В частности, это касается применения ст. 76 и 82 Конвенции, предусматривающих введение определенных пространственных и финансовых ограничений в отношении границ континентального шельфа и разработки его ресурсов.

При этом вне зависимости от того, насколько далеко зайдут процессы интернационализации в центральной части Арктики со стороны других арктических государств, Соединенные Штаты в рамках зоны своих национальных интересов будут склоняться к обратному - к регионализации арктической проблематики. Очевидно, что решение таких проблем, связанных с обеспечением национальной безопасности, как:

поиск и спасание на море;

снижение нагрузки на морскую окружающую среду;

оперативное реагирование на чрезвычайные ситуации;

борьба с пиратством и терроризмом;

защита морских границ и т.д. - требуют усиления и государственных возможностей, и регионального уровня координации64. Никакие глобальные и наднациональные механизмы и институты не способны своевременно и адекватно реагировать на возникающие угрозы и вызовы в Арктике.

Позиция тогдашней главы американского госдепартамента Х. Клинтон относительно перспектив прихода в Арктику других неарктических государств была выражена, с одной стороны, весьма дипломатично, а с другой - достаточно безапелляционно. Так, было сказано: "...многие страны все чаще заявляют о своих интересах в Арктике, принимая во внимание ее потенциал с точки зрения эксплуатации и разработки природных ресурсов, а также новых судоходных маршрутов.

См.: Byers M, Lalonde S. Who Controls the Northwest Passage? // Vanderbilt Journal of Transnational Law. 2009. V.

42 (http://law.vanderbilt.edu/publications/journal-of-transnational-law/archives/volume-42-number- 4/download.

aspx?id=4308).

Ex-U.S. Envoy Backs Canada's Arctic claim. August 20. 2007 (http://www.thestar.com/News/Canada/article/247881).

См.: Byers M. Who Owns the Arctic? Understanding the Sovereignty Disputes in the North. Vancouver, Toronto, Berkeley, 2009. P. 80.

См.: A New Security Architecture for the Arctic. An American Perspective // A Report of the Center for Strategic and International Studies (CSIS). January 2012 (http://csis.org/ publication/new-security-architecture-arctic).

стр. Мы хотим, чтобы Арктический совет оставался главным институтом, занимающимся вопросами Арктики. Таким образом, один из вопросов, стоящих на повестке дня - как нам обеспечить возможности для других неарктических государств узнать больше об Арктике, интегрировать их в ту совместную структуру, которую мы создаем, и установить определенные стандарты, которые, как нам хотелось бы, соблюдались бы всеми"65.

Фактически, речь идет о том, что правила поведения других государств в регионе будут вырабатываться либо в рамках пятистороннего формата арктических государств, либо в более расширенном составе стран Арктического совета. Последний, вероятно, будет играть роль своеобразного механизма, обеспечивающего допуск потенциальных кандидатов66 к участию в изучении и освоении региона. Однако осуществление любых видов морехозяйственной деятельности как в пределах зон национальной юрисдикции стран "арктической пятерки", так и за их пределами будет строго регламентировано и подчинено приоритетному учету их национальных интересов.

Единственным исключением может являться лишь относительно свободное проведение научных исследований, расширяющих базу знаний мирового сообщества об Арктике.

Следует исходить из того, что именно вклад других неарктических государств в пополнение этой базы научных знаний будет являться главным критерием их "допуска" к участию в освоении пространств и ресурсов этого уязвимого с экологической точки зрения региона. Китай, Индия, Сингапур, Южная Корея и Япония, создавая национальные научные центры, делают ставку именно на такой путь включения в "арктическую гонку".

Однако и Соединенные Штаты, претендуя на роль глобального лидера в Мировом океане, ставят перед собой не менее амбициозную цель - быть первыми в деле изучения полярных регионов.

Ключевые слова: Мировой океан, Арктика, Конвенция ООН по морскому праву 1982 г., континентальный шельф, Комиссия по границам континентального шельфа, Международный орган по морскому дну, Международный район морского дна, делимитация арктических пространств, правовой статус СМП, правовой статус СЗП, Илулиссатская декларация.

Remarks. Secretary of State Hillary Rodham Clinton and Norwegian Foreign Minister Jonas Gahr Stoere. Fram Center Tromso, Norway. June 2. 2012. (http://translat.ions. state.gov/st/english/texttrans/2012/06/201206036721.

html#axzz2ItGkUx3G).



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.