авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«Содержание РОССИЯ И ВТО: ПЕРВЫЕ ИТОГИ Автор: В. Оболенский....................................... 2 КРИЗИС В ЕВРОЗОНЕ: ВЫЗОВЫ И ОТВЕТЫ Автор: В. Черкасов, С. Шарова...... 15 "КОСОВСКАЯ ...»

-- [ Страница 5 ] --

Некоторые резервы, безусловно, кроются в увеличении ставок налогов на физических лиц - подоходного (13.5 трлн. иен в 2012 фин.г.) и потребительского (10.4 трлн. иен)2. Однако повышение налогов - это крайне болезненная мера, поскольку затрагивает коренные интересы большинства японских избирателей. Уместно вспомнить, что повышение ставки потребительского налога в 1989 и 1997 гг. приводило к отставке кабинета министров. В результате правительство Японии фактически оказывалось перед дилеммой: повышение налогов, даже во имя спасения национальной системы социального обеспечения, может вызвать недовольство избирателей и иметь для действующей власти неприятные политические последствия, тогда как отказ от жестких фискальных мер чреват финансовым крахом систем социального обеспечения.

При обсуждении проблемы создания целевого источника финансовых средств для решения задач социальной политики в Японии возобладало мнение о том, что таким источником должен стать потребительский налог. Дело в том, что подоходный и корпоративный налоги в условиях длительной стагнации и низких темпов экономического роста становятся все менее надежным источником налоговых поступлений. Кроме того, как отмечает профессор университета Хитоцубаси Э. Тадзика, у подоходного налога есть существенный системный недостаток: гражданин платит в основном в тот период своей жизни, когда он, с одной стороны, имеет наибольшие доходы, но с другой - в это время у него обычно иные, помимо выплаты пенсионных взносов, бюджетные приоритеты расходы на образование детей, выплата ипотеки и проч. Между тем потребность в социальном обеспечении наиболее сильно проявляется в конце жизни налогоплательщика. С этой точки зрения потребительский налог имеет ряд важных преимуществ. Прежде всего, его размер существен См.: http://www.nhk.or.jp/kaisetsu-blog/400/131225.html 3См.: ibidem.

стр. но не меняется в зависимости от экономической конъюнктуры. Внесение этого налога производится достаточно равномерно в течение всей жизни. Использование средств, получаемых от потребительского налога, позволяет ослабить конфликтность проблемы распределения бремени финансовой нагрузки между работающим и неработающим поколениями. Важно и то, что потребительский налог распределяется относительно пропорционально среди всего населения страны, что повышает его легитимность в глазах общественности. Наконец, ставка налога в Японии составляет 5%, что существенно ниже, чем в большинстве западных стран (около 25% в Скандинавских странах, 16 - 20% в Испании, Италии и Великобритании). Именно поэтому повышение потребительского налога представляется наиболее справедливой в социальном отношении формой ужесточения налогового бремени. Предполагается, что этот налог должен иметь регрессивный характер: для низкооплачиваемых слоев предусмотрены механизмы смягчения налоговой нагрузки, например специальные налоговые вычеты, система компенсаций и проч.

Перспектива повышения потребительского налога вызывает неоднозначную реакцию в обществе. Большинство японцев (61%) считают его повышение в целях поддержания системы социального обеспечения необходимым4. Вместе с тем люди в массе своей убеждены, что в плохом состоянии государственных финансов виновато само правительство, поэтому первым шагом на пути к финансовому оздоровлению публичного сектора должно стать сокращение госаппарата, уменьшение зарплаты госслужащих и т.д. Фукусимская трагедия более чем на год отвлекла внимание от этой животрепещущей темы. В дальнейшем вопрос о повышении потребительского налога был увязан с социальной политикой государства в рамках так называемой интегрированной реформы налогообложения и системы социального обеспечения, которая стала одной из центральных в повестке дня кабинета Ё. Нода, пришедшего к власти в августе 2011 г.

Полученные от введения новых ставок дополнительные средства (около 13.5 трлн. иен в год)6 предлагалось использовать целевым образом для нужд социальной политики, и прежде всего для финансирования базовых пенсий в рамках "национальной пенсионной системы". В конце февраля 2012 г. кабинетом Нода были обнародованы предложения, касающиеся пенсионной реформы, направленные на объединение и унификацию трех действующих в стране пенсионных схем в рамках единой системы.

Несмотря на различия в позициях, ДПЯ удалось достичь договоренности со своими политическими соперниками по вопросу о путях проведения налоговой реформы. В июне 2012 г. между ДПЯ, ЛДП и Комэйто, представлявших три крупнейшие парламентские фракции, было достигнуто пакетное соглашение о поддержке законопроекта, и в августе того же года он был принят обеими палатами парламента.

Предложенный правительством ДПЯ проект интегрированной реформы определял лишь ее общее направление, конкретные же вопросы схем работы новых систем социального обеспечения надлежало выработать отдельно в рамках специального консультативного органа - "Народного совета по реформе системы социального обеспечения". В течение года с момента принятия законопроекта этот орган, включающий в себя в основном представителей экспертного сообщества, должен обсудить вопрос о путях реформы и представить свои рекомендации.

В стране разгорелась оживленная дискуссия. Критики нового закона указывали на его чрезмерную абстрактность и декларативность, а также на неточности в расчетах, которые на практике не позволят в полной мере реализовать заложенный в него потенциал.

Наибольшие сомнения вызывала возможность сочетать в рамках единого курса цели устойчивого экономического роста, укрепления государственных финансов и строительства жизнеспособной системы социального обеспечения. В любом случае ясно, что решение столь разноплановых и противоречивых задач потребует в будущем нестандартных решений.

С. В. Чугров. "Мягкая сила " твердеет на глазах7. Еще не так давно, в конце 2010 г., я уверенно писал в книге "Япония в поисках новой идентичности", что японцы мечтают об "уютной Японии", "красивой стране", "азиатской Швейцарии", "стране второго шанса для человечества". Все это так. Идеалом для японцев все еще остается небольшая страна, отказавшаяся от войны, страна, нейтралитет которой уважается всеми соседями, См.: Ёмиури симбун. 29.01.2012.

Во многом реагируя на указанные общественные настроения, правительство Нода провело в январе 2012 г.

закон, урезавший заработную плату госслужащих на 8%.

См.: The Japan Times. 01.03.2012.

Исследование в рамках проекта "Использование "мягкой силы" в АТР (опыт Японии в свете перспектив российской политики в регионе)" проведено при финансовой поддержке РГНФ (грант N 13 - 03 - 00282а).

стр. включая крупные державы8. Для закрепления такого имиджа Япония сделала ставку на "мягкую силу" и межкультурный диалог, стремясь стать притягательным примером для соседей по региону. При этом без учета моральной ответственности Токио за варварские действия императорской армии во Второй мировой войне трудно понять психологическую специфику мотиваций Токио и его партнеров, в частности объемы официальной помощи развитию и солидные объемы грантов, выплачиваемых различными японскими фондами, склонными предоставлять странам Северо-Восточной Азии преференциальные условия.

Однако, судя по накалу политических страстей, вспыхнувших в регионе, Японии не суждено превратиться в спокойную "азиатскую Швейцарию". Последние общенациональные опросы красноречиво говорят о болезненной реакции социума на претензии соседей и о значимых сдвигах в общественном мнении в сторону модели "сильного государства" с геополитическими амбициями при неизбежной смене идентификационных маркеров. Похоже, что "мягкая сила" Японии твердеет на глазах.

Согласно репрезентативному опросу 26 ноября 2012 г., симпатии японцев к Китаю снизились за период 2011 - 2012 гг. с 26.3% до 18, об отсутствии симпатий заявили уже не 71.4% опрошенных (2011), а 80.6. Оценка состояния двусторонних отношений тоже заметно изменилась (уже не 18.8% заявили, что "отношения хорошие", как в 2011 г., а только 4.8). Еще разительнее изменилось восприятие Южной Кореи - одного из ближайших союзников Токио. Если в 2011 г. 62.2% опрошенных ответили, что чувствуют симпатию к этой стране, то в ноябре 2012 г. таких оказалось только 39.2. И наоборот доля тех, кто не чувствует симпатии к корейцам, выросла за год с 35.3% до 59.0. В 2011 г.

58.5%) респондентов считали, что японско-корейские отношения "хорошие", через год же таких оказалось лишь 18.4% (!), противоположного мнения придерживались в 2011 г.

36%, а через год - уже 78.8. Налицо катастрофический обвал показателей симпатии и доброжелательных оценок в отношении китайцев и корейцев. (На этом фоне отметим, что симпатии к россиянам выросли за этот год с 17.0% до 24.99.) Почему усиливается накал охранительного национализма в японском обществе?...Особенно жарким оказалось политическое лето 2012 г. Обострились сразу три территориальные проблемы - между Японией и Китаем, между Японией и Южной Кореей, а также между Японией и Россией. При этом обострение территориальных конфликтов происходит на фоне острой ситуации вокруг Северной Кореи, бряцающей ядерным оружием. А такое сочетание факторов может привести к превращению региона в пороховую бочку.

Перерастание территориальных конфликтов в военное столкновение кажется маловероятным, но надо учитывать и этот "кошмарный" сценарий. В случае более умеренного сценария Япония может пойти по пути отказа от мирной 9-й статьи конституции и встать на рельсы перевооружения, а это будет уже совсем другая страна с другим менталитетом.

Проблема Сэнкаку/Дяоюйдао как катализатор националистических страстей. Наиболее острой фазы достиг японо-китайский конфликт вокруг островов Сэнкаку (яп.)/Дяоюйдао (кит.). Их Китай считает своей, незаконно оккупированной, территорией. Спор идет о необитаемых островках общей площадью в шесть квадратных километров в Восточно Китайском море, точнее, - о территориальных водах вокруг них. В 1974 г. там, на шельфе, обнаружены месторождения газа - по некоторым данным, объемом в 200 млрд.

кубометров. Если принять во внимание, что Япония объявила об отказе от ядерной энергетики, запасы газа представляют для нее большую ценность.

Вообще, спор уходит корнями в события конца XIX в., когда Япония в ходе войны с Китаем установила контроль над островами Сэнкаку. После Второй мировой войны эти острова контролировали США, но в 1972 г. передали их Японии вместе с Окинавой. А в 1974 г. Китай предъявил на них свои претензии. Последняя вспышка спора датируется сентябрем 2012 г., когда правительство Японии приобрело три из этих крошечных островков у японского частного владельца. В знак протеста группа жителей Гонконга высадилась на островах, затем была арестована и депортирована на родину. В ответ на действия китайцев на острова прибыли два десятка яхт со 150 японскими активистами.

Среди них были члены парламента и общественные деятели. Они установили на острове японский флаг. Сразу после этого японские флаги запылали по всему Китаю - толпы возмущенных китайских граждан вышли на улицы См.: Чугров С. Япония в поисках новой идентичности. М., 2010. С. 2.

См.: Найкакуфу дайдзин камбо сэйфу кохосицу. Гайко-ни кан суру рон тса (Информационное бюро при канцелярии кабинета министров. Опрос общественного мнения по вопросам внешней политики) (http://www8.cao.go.jp/survey/ h24/h24-gaiko/zh/z06.html-z014.html).

стр. городов, устраивая массовые погромы японских ресторанов и переворачивая автомобили, произведенные в Японии.

Внутриполитические позиции японской элиты по территориальному спору с Китаем таковы. В 2012 г. было принято решение приобрести острова для японского центрального правительства, чтобы помешать губернатору Токио С. Исихаре приобрести их на средства муниципалитета. Исихара, который после этого подал в отставку, чтобы создать новую политическую партию, известен своими националистическими взглядами, и тогдашний премьер Ё. Нода боялся, что Исихара попытается занять острова или найдет другой способ использовать их, чтобы спровоцировать Китай. Однако китайские лидеры не приняли объяснений и интерпретировали покупку как свидетельство того, что Япония пытается нарушить статус-кво10. Страсти достигли апогея в феврале 2013 г., когда китайцы навели на японский боевой корабль свой радар, предназначенный для ракетного пуска.

Сейчас Китай фактически загнал Японию в угол. Однако эта демонстрация силы на грани войны может сыграть с Пекином дурную шутку. Токио, вполне вероятно, будет вынужден пересмотреть свою военно-политическую стратегию. А новая оборонная стратегия Токио может оказаться весьма неприятной и болезненной для Пекина. Кроме того, мы наблюдаем, согласно последним опросам, явный крен общественного мнения в сторону национализма. А это означает отход от формулы построения "азиатской Швейцарии".

Конфликт вокруг островов Токто/Такэсима. Визиты президентов на спорные территории - самый мощный раздражающий фактор для японцев. 10 августа 2012 г. президент Ли Мн Бак посетил один из островов Токто (кор.)/Такэсима (яп.), которые в Токио считают спорной территорией. Руководители Южной Кореи никогда не посещали эти территории.

Власти Японии назвали этот шаг "совершенно неприемлемым" и объявили о намерении вывести спор на новый уровень, предложив решить вопрос в Международном суде ООН.

Возможно, это обострение ситуации постепенно сошло бы на нет - обе стороны обозначили позиции, президент Южной Кореи достиг своих внутриполитических целей, и в дальнейшем раздувании конфликта уже не было бы смысла.

Однако в игру вступили китайцы - и обострили свой собственный территориальный спор с Японией вокруг островов Дяоюйдао, преследуя не краткосрочные политические, а стратегические цели11 - утвердить свое доминирование в регионе. Завязался сложный трехсторонний узел - Китай, Корея, Япония.

Внутриполитические мотивации. Какие же внутриполитические мотивации у Токио, чтобы пойти на обострение территориальных споров в регионе?

Когда Демократическую партию Японии в декабре 2012 г. сменила коалиция во главе с Либерально-демократической партией, новый премьер-министр С. Абэ занял жесткую позицию в отношении притязаний Китая. Гораздо более резкую антикитайскую позицию занимает бывший мэр Токио С. Исихара, один из влиятельнейших игроков на политической сцене. Есть в Японии и другие воинственные националистические деятели.

В обществе тоже не утихает буря националистических эмоций.

Некоторые аналитики в Пекине, по свидетельству профессора Дж. Ная, автора термина "мягкая сила", считают, что "Япония вступает в период правого милитаристского национализма (курсив мой. - С. Ч.) и что покупка островов была попыткой начать подрыв послевоенных договоренностей"12. Хотя я никак не могу согласиться с тем, что вспышка национализма в Японии имеет милитаристский характер, но усиление национализма, похоже, действительно происходит.

С другой стороны, в Токио озабочены появлением феномена, получившего название нетто уо (гибридное англо-японское выражение net уку - "сетевые правые").

Подразумевается набирающая силу в китайских и корейских сетевых СМИ и социальных сетях мощная антияпонская кампания, направленная, в частности, против предоставления Японии места постоянного члена в Совете Безопасности ООН. Это генерирует ответную реакцию в Японии, которая сводит на нет применение "мягкой силы" в отношении Китая и Кореи.

Здесь скрыта ловушка. Нарастание националистических настроений в сочетании с популистскими лозунгами может помочь завоевать симпатии обывателей. Но всплеск национализма, несомненно, вызовет обострение территориальных споров, раздражение соседних государств и главное - подрыв стабильности в регионе.

См. :Nye J., Jr. Japanese Nationalist Turn // "Project Syndicate" (www.inosmi.ru/fareast/20121110/202001718.html).

См.: ibidem.

См.: ibidem.

стр. Российско-японский узел. Летом 2011 г. Япония попробовала оказать давление на Россию.

Напомню, что нижняя палата японского парламента 11 июня 2010 г. единогласно проголосовала за принятие поправок к закону "Об особых мерах для форсирования решения проблемы Северных территорий". В тексте поправок к закону зафиксировано положение о принадлежности этих четырех островов Японии. Верхняя палата одобрила поправки и тем самым вызвала в России естественное возмущение. В ответ Госдума рассматривала возможность принятия собственного аналогичного закона. Однако это подразумевало бы, что Россия сомневается в принадлежности ей Южных Курил, и от этой затеи благоразумно отказались.

В целях подтверждения суверенитета России бывший тогда президентом России Д. А.

Медведев посетил остров Кунашир 1 ноября 2010 г., что стало сильным ударом для японцев. В июле 2012 г. визит был повторен лишь с той разницей, что Медведев его совершил уже в качестве премьер-министра. Японская реакция была крайне нервозной13, что также не могло не сказаться на сдвигах в политических расчетах элиты и в массовом сознании.

Северная Корея как провоцирующий раздражитель. Все это происходит на фоне драматического развития событий вокруг ядерной программы Пхеньяна, которая вызывает особую напряженность в Токио. В феврале 2013 г. в Северной Корее было произведено испытание компактного ядерного устройства, а в апреле Пхеньян предъявил внешнему миру по сути ультиматум, и регион оказался на грани реальной войны. Такой поворот превращает Северную Корею в дестабилизирующую силу в регионе.

Многие исследователи справедливо делают акцент на психологической природе тех причин, которые породили порочный круг нагнетания психоза в регионе. Как отмечает А.

Д. Богатуров, "психология "осажденной крепости", развившаяся в КНДР, имела своей оборотной стороной "синдром вылазки" - желание упреждающим ударом устранить угрозу постоянно ожидаемого нападения с юга"14. Хватит ли у японского руководства выдержки, чтобы не поддаваться психозу, спокойно реагировать на "синдром вылазки" и не входить а штопор военной эскалации? Очевидно, хватит. Интересную оценку словам министра обороны Японии Н. Танаки о том, что северокорейская ракета будет сбита, если возникнет хотя бы тень угрозы японским территориям, дал бывший посол России в Южной Корее, исследователь Г. Ф. Кунадзе. Он сказал в интервью, что теоретически подобное, конечно, возможно, но он не стал бы "воспринимать это заявление как какое-то действительное отражение реальных намерений"15. Кунадзе считает, что такое высказывание относится к разряду пропаганды. Стоит согласиться с экспертом, что можно сохранять спокойствие при наличии угрозы только с одной стороны, но уравнение резко усложняется ввиду появления опасности, исходящей от Китая и Республики Корея, в связи с отмеченной выше эскалацией напряженности.

Решение этого уравнения оказывается в непредсказуемой зоне. То есть Япония может пойти по пути наращивания военной мощи и кардинально измениться. Перемена исходных условий нелинейного уравнения приводит к совершенно иной конфигурации возможных решений. Проще выражаясь, неядерный статус и антивоенная статья конституции могут перестать быть ключевыми ценностями для японского общества, прежде всего для его элиты. Из всех соседей КНДР у Японии положение самое уязвимое в силу "ядерной аллергии" и конституционных ограничений. Возникает соблазн избавиться от препон и принять несколько иную систему приоритетов, которая обеспечила бы защиту от ядерного шантажа.

Вперед в 1930-е годы. Трансформация приоритетов в наборе национальных ценностей и представляет собой смену идентичности. Теперь понятно, что исход игры на нервах будет зависеть от того, как станут развиваться события в треугольнике Пекин-Сеул-Токио.

События идут по кругу: в Китае и Южной Корее регулярно происходят обострения антияпонских настроений. Формальным поводом для эмоционального всплеска каждый раз становится или очередное заявление японских властей по территориальному вопросу, или одобрение министерством образования Японии учебников истории для японской средней школы, в которых превозносятся победы японской императорской армии во время войны на Тихом океане. В учебниках практически не А вот что написала газета "Ёмиури": "Два года назад Япония позволила тогдашнему российскому президенту Д.

А. Медведеву посетить о. Кунашир. В июле этого года правительство не смогло предотвратить повторный визит Д. А. Медведева" (www.inosmi.ru/fareast/20120814/196566518.html).

Богатуров А. Корейский полуостров в треугольнике Россия-Китай-Япония (http://asiapacific.narod.ru/countries/ koreas/trianglerussiachinajapan.htl).

Эхо Москвы. 30.03.2012 (http://echo.msk.ru/programs/ razvorot/873700-echo/).

стр. упоминается ни факт оккупации азиатских стран, ни события Нанкинской резни, как нет в них ни слова о бесчеловечных медицинских экспериментах над китайскими и корейскими военнопленными, проводившихся в расположении отряда 731 Квантунской армии под командованием генерала Исии близ станции Пинфань. Руководители образовательных процессов в Японии не скрывают, что главной целью выпуска учебников является "осознание школьниками собственной идентичности"16. В ее основе-державное величие страны.

Китайские и южнокорейские власти постоянно пытаются осуществлять нажим на официальный Токио, требуя, например, чтобы премьер-министр Японии впредь не посещал токийский храм Ясукуни, посвященный "душам героев, погибших за Японию". В многократно высказанных "пожеланиях" Пекина смешаны искреннее возмущение действиями японских руководителей и стремление использовать эту карту в дипломатической игре с целью набрать дополнительные очки в соперничестве с Токио за лидерские позиции в регионе17. Южная Корея в равной степени намерена "настаивать на доскональном изучении истории японской колонизации (в период войны на Тихом океане), переосмыслении Японией своего прошлого и принесении извинений". К тому же Сеул продолжает требовать от официального Токио выплаты компенсации корейским женщинам, принуждавшимся к сексуальному рабству, и корейцам, насильно оставленным на Южном Сахалине, а также пострадавшим от бомбардировки Хиросимы и Нагасаки.

Ситуация неоднозначная: на чувства оскорбленной справедливости у населения накладываются приемы манипулятивной стратегии ряда политиков.

Токио старается проявлять правовую деликатность. Однако суть юридической коллизии состоит в том, что Корея и Китай предъявляют моральные и материальные претензии к сегодняшней Японии, которая, оставаясь правопреемницей довоенного государства и находясь в конкретном хронополитическом "сейчас", юридически не может отвечать за действия императорской армии и вообще за преступления тех, чей прах давно покоится в земле. Дело переходит в сугубо моральную плоскость.

В этом сложном контексте форма извинения за преступления императорской армии, избранная японскими лидерами, показалась китайцам и корейцам поверхностной.

"Прошлое, достойное сожаления" - такую формулу использовал в 1992 г. во время путешествия в Китай император Акихито, вызвав у населения Азии весьма смешанные чувства. Примеру императора последовали несколько японских премьер-министров, принося формальные извинения, лишь в малой степени способные удовлетворить пострадавшие народы. Как результат, проблема извинения осталась неурегулированной константой в отношениях и, более того, стала ключевой.

Конечно, на политическую проблему влияют психологические факторы. Согласно концепции "культуры вины" и "культуры стыда", автором которой считается американская исследовательница Рут Бенедикт, японской цивилизации ближе понятие стыда, а западной - понятие вины. Вина в иудео-христианской культуре - это признание совершенного греха и желание искупить его. Стыд связан с "потерей лица", с переживанием своей неспособности соответствовать неким формальным нормам и правилам поведения. Стыд оглядывается на реакцию окружающих и диктует сокрытие оплошности. Поэтому идеи греха, исповеди и искупления в основном чужды японцам.

Покойный митрополит Токийский и всея Японии Феодосии жаловался в беседе со мной, что православные японцы исповедуются подчас очень формально.

Тонко интерпретирует культуру стыда исследователь внешней политики Японии Г. Ф.

Кунадзе: "Японцев заставили поверить: их страна проиграла войну не потому, что стремилась к неправедным бредовым целям под дикими расистскими лозунгами, а лишь потому, что враги, и прежде всего США, оказались сильнее в научно-техническом и экономическом отношении"18. Пожалуй, можно лишь отчасти согласиться с этим утверждением: японцев не столько "заставили поверить", сколько они сами оказались психологически готовы со стыдом воспринять это как истину.

Одно то, что В. Брандт стоял на коленях перед памятником жертвам Холокоста, в представлении китайцев и корейцев является символом стремления германского народа ни за что не допустить подобной войны в будущем. Посещение синтоистского храма Ясукуни премьер-министрами Nathan J. Japan Unbound: A Volatile Nation's Quest for Pride and Purpose. N. Y., 2004. P. 148.

См.: Михеев В. Китай-Япония: стратегическое соперничество и партнерство в глобализирующемся мире. М., 2009. С. 317.

Кунадзе Г. О корейском урегулировании без гнева и пристрастия / Полвека без войны и без мира: Корейский полуостров глазами российских ученых. М., 2003. С. 272 - 273.

стр. Японии, по их мнению, напротив, красноречиво демонстрирует верность тем военно патриотическим идеям, которые бередят историческую память китайцев и корейцев.

Для японцев, как правило, важнее результат, а не причина: "И в той мере, в какой последствия устранены или просто исчезли, проблема считается решенной и особых столь хорошо понятных нам "мук совести" не наблюдается"19. Различие в восприятии немцами и японцами нанесенного другим народам зла хорошо заметно в их интерпретации своих действий во время Второй мировой войны: японцы в большинстве своем не чувствуют раскаяния по поводу содеянного ими во время войны, воспринимая все творившиеся тогда ужасы как фатальную неизбежность, "нарушение порядка", которое уже ныне устранено.

Короче говоря, проблема эта весьма трудноразрешима, поскольку затрагивает такие константы, в основе которых заложены глубинные пласты национальной психологии, в первую очередь национальная гордость обеих сторон спора.

Сильная держава или уютная страна? Какова альтернатива перехода Японии на позиции национализма, который основан на традиционных представлениях о примате интересов государства над потребностями общества? До недавнего времени большинство населения Японии полагало, что важнейшим приоритетом общества должно быть не просто экономическое процветание, а стремление обеспечить населению достойную жизнь, иначе говоря, психологически комфортное существование, в котором фрустрирующие факторы и риски сведены к минимуму, отсутствуют условия для возникновения социальных и культурных травм, а державные амбиции отступают на второй план и становятся несущественными. В стране практически заложены основы общества, в котором процветание и социальная стабильность обеспечиваются саморегуляцией, в котором люди проявляют друг к другу уважение и внимание, где минимизированы экологические проблемы, где главными ценностями считаются нравственность, умеренность (в смысле осуждение излишней роскоши и корысти), где обеспечена безопасность каждого, приветствуется приверженность духовным ценностям. "Хорошее" общество - это прежде всего моральное общество, построенное на разделяемых большинством его членов ценностях.

Среди японских обществоведов, размышляющих над проблемой новой японской идентичности и ролью Японии в изменившемся мире, имеет место и такая точка зрения:

Япония не должна ассоциировать себя ни с Западом, ни с Востоком, а играть объединительную роль культурного посредника, с помощью "мягкой силы " выстраивать мост между западными и азиатскими ценностями. Один из разработчиков этой идеи Т.

Имада описывает состояние сегодняшнего мира, где гегемония Запада уходит в прошлое как состояние хаоса, в котором действуют разнонаправленные силы. По его мнению, для "хаотичного" мира самое главное - мягко преодолевать различия, не отрицая и не искореняя их. Именно Япония обладает уникальной способностью к "редактированию" различных культур и цивилизаций, и такого рода "мягкий синтез" может стать ее ролью в XXI в. Какой видит себя Япония и какой она видится другим? По объективным показателям, вес и влияние страны позволяет отнести ее к группе лидеров мирового сообщества.

Статистический анализ выявляет принадлежность Японии к "лидерам государственности" (это "страны демократического выбора, относительно высокого качества жизни и низких угроз"). Согласно анализу рейтингов, если принять "индекс государственности" США за 10.00, то Япония окажется на втором месте с индексом 9.34 (для сравнения заметим, что Россия занимает в этом списке 27-е место). Как показывает статистика, "в одних случаях лидеры влияния тяготеют к "полюсу" государственности в ущерб качеству жизни (Россия, Индия, Турция), в других - добиваются баланса влияния и качества жизни (Великобритания, Франция, Германия, Япония)"21. Япония не ставит цели поддерживать высокие темпы экономического роста исключительно ради укрепления своего влияния в мире, как это было в 60 - 70-е годы прошлого века. В качестве элемента политической идентичности выступает стремление стать, как уже отмечалось выше, "страной, в которой удобно жить". В то же время это не вызывает желания самоизолироваться от мирового сообщества. То есть Японии удалось достичь важного баланса между влиятельностью и процветанием, что наложило неизгладимый отпечаток на самовосприятие нации.

Но сейчас Япония на распутье, в своеобразной точке бифуркации. Ей предстоит сделать выбор Накорчевский А. Синто. СПб., 2000. С. 178.

См.: Имада Т. Контон-но тикара (Сила хаоса). Токио, 1994.

Мелъвиль А. и др. Политический атлас современности. Опыт многомерного статистического анализа политических систем современных государств. М., 2007. С. 199.

стр. между построением уютной "азиатской Швейцарии", утверждающей свое место в мире с помощью "мягкой силы", и милитаризацией экономики и массового сознания.

Нобуо Симотомаи. Размышления над территориальной проблемой в Восточной Азии.

Сложную территориальную проблему, возникшую в данный момент вокруг Японии, нелегко понять даже специалистам. Я бы хотел высказать свои комментарии с позиции исследователя, изучающего историю холодной войны в Азии.

Взаимоотношения в Северо-Восточной Азии, в треугольнике Китай-Корейский полуостров-Япония всегда были сложными. Так было в исторической ретроспективе, такое положение сохраняется и сегодня. Отношения между Китаем, Кореей и Японией, вероятно, можно сравнить с отношениями между Европой, Украиной и Россией. Подобно тому как Россия является частью европейской христианской цивилизации, Япония исторически находилась под влиянием китайской цивилизации, заимствуя иероглифическую письменность, конфуцианство и буддизм. И подобно тому как православная христианская вера и кириллица пришли в Россию из Киевской Руси (территория нынешней Украины), так и китайская цивилизация проникла в Японию через Корейский полуостров.

Как и Россия при Петре Великом, Япония, получив с Севера импульс вестернизации, стала проводить реформы. Она стала единственной державой в Азии, у которой это получилось. Более того, Япония сама стала колонизировать соседние страны - Китай, Корею, которые, находясь в плену традиционных ценностей, не сумели осуществить модернизацию.

В 1945 г. канула в Лету Японская империя, или "Великая сфера совместного процветания Восточной Азии", которая господствовала над территорией, включавшей в себя Китай и Корею. Главными силами, сыгравшими роль в освобождении этих стран в августе 1945 г., были Советский Союз и Соединенные Штаты Америки. Согласно Потсдамской декларации, территория Японии сжималась до Хонсю, Кюсю, Сикоку, Хоккайдо и более мелких островов, которые "мы, то есть союзные государства, укажем". Япония, в конце концов, вернулась к состоянию "нации-государства". Однако проблема урегулирования всего постимперского пространства не была решена. В процессе урегулирования проблем вокруг Японии противостояние между США и Советским Союзом приняло форму поворота к холодной войне.

В международных отношениях в Восточной Азии существовала целая история вертикального имперского порядка - система сакухо тайсэй22. Там не было традиции отношений между равноправными суверенными национальными государствами.

Конфуцианская идеология выступала в качестве предпосылки иерархической системы взаимоотношений стран и народов. Поэтому, когда США, Великобритания и Советский Союз начали вмешиваться во внутреннюю политику Китая и Корейского полуострова, на этом политическом пространстве началась гражданская война, обусловленная сложным переплетением внутренних сил. В октябре 1949 г. установление власти Коммунистической партии Китая стало поворотным моментом в холодной войне в мировом масштабе. На Корейском полуострове она из холодной войны превратилась в горячую.

Японо-китайская проблема Сэнкаку и проблема Такэсимы с Кореей имеют свою историю.

При этом китайцы, стремящиеся сделать свою страну великой экономической державой и возродившие веру в себя, бросают вызов современному миропорядку, укрепляя морскую стратегию и объявляя территорию островов "зоной исключительных интересов".

Проблема коренится также в мировидении китайцев. Название "Китай" в соответствии с образующими его иероглифами означает центральное положение страны, а не национальное государство. Оно исходит скорее не из Вестфальской системы международных отношений, а из иерархического, не имеющего ограничений порядка (называемого иногда "Истфальским").

В подписанной в 2010 г. совместной российско-китайской декларации содержится призыв признать незыблемым установившийся после Второй мировой войны порядок в Азии.

Здесь можно усмотреть согласие Китая с позицией России в ее территориальном споре с Японией. Взамен Китай хотел бы получить поддержку России в отношении Сэнкаку, однако Москва занимает в этом вопросе нейтральную позицию, уклоняясь Сакухо тайсэй (яп.) - международный порядок, сложившийся в Восточной Азии еще со времен династий Западная и Восточная Хань (206 г. до н.э. - 220 г. н.э.), напоминавший средневековые отношения между сюзереном и вассалами. Китай как средоточие цивилизации и этикета выступал в роли политического и культурного центра, а все остальные окружавшие его малые страны занимали подчиненное положение. Их правители получали от императоров Китая официальные титулы и специально изготовленные печати (нечто вроде "жалованных грамот"), были обязаны платить подати. Подробнее см.: Карелова Л., Чугров С. Япония и окружающий мир: контакты с древности до "открытия" страны в 1853 г. / Внешняя политика Японии. Учеб.

пособие. М., 2008. С. 6 - 8.

стр. от признания суверенитета Китая над этими территориями.

Западноевропейский национализм XIX в. был продуктом воображения городских образованных людей, часто видевших деревню в идеализированной форме. В азиатском национализме XX в., выражающемся в движении за возвращение необитаемых островов, просматривается выплеск неудовлетворенности молодых людей, захваченных водоворотом политических и экономических изменений. В частности, это движение позволяет оправдывать всплеск патриотизма на улице и в среде пользователей Интернета в Китае, число которых превышает 500 млн., средством политических сражений.

Проблему островов можно решить мирным путем, однако это, похоже, лежит за пределами возможностей дипломатов, ведущих переговоры.

Е. Л. Леонтьева. Япония перед вызовами глобального кризиса. Мне помнится, как во второй половине XX в. американские футурологи предсказывали, что следующий век будет веком Японии. Такие предсказания были в моде на волне японского "экономического чуда"23. Но этого не случилось.

В конце XX - начале XXI в. Япония выбилась из ритма динамики развитых экономик. В 1993 г. по размеру ВВП на душу населения она занимала второе место в ОЭСР. Но в результате "потерянного двадцатилетия" в 2011 г. страна ушла на одиннадцатое место.

Лопнувший в 1990 г. "финансовый пузырь" вызвал падение цен на товары, услуги и землю. Это было началом длительной дефляции цен, опасность которой состоит в том, что и компании, и население ждут удешевления крупных активов, тем самым тормозя ход капиталовложений в обновление оборудования и строительство.

Начиная с 1990 г. экономика Японии находилась в состоянии застоя, ее ВВП в 2011 г. ( трлн. 843 млрд. иен) оставался почти на уровне 1990 г. (44 трлн. 125 млрд. иен)24. В 1998, 1999 и 2002 гг. экономика была в кризисе, но высокая конъюнктура мирового рынка поддержала японский экспорт и предотвратила глубокий спад. Это был автономный кризис национальной экономики и своеобразная репетиция финансового кризиса 2007 2008 гг. в США, ставшего общемировым.

Выйти из "потерянного десятилетия " (первой декады XXI в.) удалось ценой жесткой санации банков, списания безнадежных долгов и установления пристального надзора над деятельностью финансовых учреждений. Благодаря этому потери финансового сектора Японии от операций с американскими ипотечными облигациями были небольшими. В 2008 - 2009 гг. Японию поразил не столько глобальный финансовый кризис, сколько вызванная этим кризисом мировая рецессия в реальной экономике и, соответственно, сокращение спроса на промышленные товары - а это 2/3 японского товарного экспорта.

К экономическим трудностям прибавилось продолжительное повышение обменного курса иены к ведущим валютам мира - доллару и евро. Так, в 1990 г. доллар стоил 135.4 иены, а в 2011 -всего 77.6 иены. В результате товарный экспорт вырос всего процентов на 60, а импорт удвоился. Впервые после 1979 г. в Японии, с ее ориентацией промышленности на экспорт, баланс расчетов по торговым операциям стал сводиться с дефицитом.

К тому же в Японии наблюдается неблагоприятный демографический тренд. Численность населения начала абсолютно сокращаться в 2008 г., а число японцев старше 65 лет между 1990 и 2011 г. почти утроилось. При таком тренде снижаются потенциальные темпы экономического роста. Из-за сокращения численности трудоспособного населения движущими силами роста могут быть только капиталовложения, научно-технический прогресс и повышение производительности труда.

Правда, "потерянное двадцатилетие" не принесло японцам сколько-нибудь заметных материальных потерь. Безработица не выходит за пределы 5% экономически активного населения. Уровень заработной платы в этой стране - один из самых высоких в мире. По последним данным (2011 г.), среднемесячная зарплата работающих по найму составляет 362 тыс. иен, или по курсу доллара - 4670. Кроме того, население Японии обладает огромными денежными сбережениями: 1 квадрил. 560 трлн. иен (16 трлн. 320 млрд. долл.

по сегодняшнему курсу). Это 11.08 млрд. иен (116 млн. долл.) в среднем на одну семью.

Старение населения создает нагрузку на пенсионную систему и приводит (хотя и медленно) к снижению нормы сбережений в доходах населения. Но пока цены не растут, японцы воздерживаются от крупных расходов. В 2011 г. их затраты на новое жилищное строительство были на 33% меньше, чем в 2000 г.

The Year 2000. Ed. by Herman Kahn, Anthony J. Wiener. Macmillan, 1961;

The Next 200 Years. Ed. by Herman Kahn.

Morrow, 1976.

Здесь и дальше статистические данные приводятся по Японскому экономическому ежегоднику (Нихон токэй нэнкан) за 2013 г. Токио, 2012.

стр. Тем временем японские корпорации с середины 80-х годов развиваются по модели транснационального предпринимательства. Тогда повышение курса иены к другим валютам снизило конкурентоспособность товарного экспорта, но удешевило покупку зарубежных активов. К тому же в Японии очень высокий налог на прибыли корпораций (эффективная ставка центрального налога вместе с местными налогами равна 38%). В настоящее время 4827 компаний имеют за границей филиальную сеть из 32 предприятий, в основном промышленных и торговых25. По данным на 2010 г., в мире действует около 40 тыс. ТНК, ведущих операции через 250 тыс. филиалов26. "Японский эшелон" - это примерно каждая пятая из мировых ТНК, а филиалы японских ТНК составляют 13% мировой филиальной сети.

Переводы прибылей от зарубежных капиталовложений в последние пять-шесть лет устойчиво превышали положительное сальдо торгового баланса, а начиная с 2011 г.

перекрывают и образовавшийся торговый дефицит.

Условия торговли Японии (соотношение экспортных и импортных цен) ухудшаются уже второе десятилетие, с тех пор как промышленный подъем в Китае вызвал рост мировых цен на сырье и топливо. Японские промышленные товары теряют конкурентные преимущества.

По мнению экспертов, торговый дефицит будет структурной чертой японской экономики.

В 2011 г. частный бизнес организовал срочный импорт продовольствия и строительных материалов из стран Юго-Восточной Азии для районов, пострадавших от землетрясения и цунами. Это было явлением кратковременного и конъюнктурного порядка. Но для опасений, что торговый дефицит сменится дефицитом по текущим статьям платежного баланса, есть причины структурного характера.

Во-первых, сокращение объема товарного экспорта - это часть долгосрочного тренда. Это результат глобализации, при которой производственные мощности переводятся ближе к основным рынкам сбыта - в Китай, страны Восточной Азии и США. Дело в том, что выпуск потребительской техники и электроники "ушел" из Японии в Южную Корею, в Китай и на Тайвань. Япония превратилась из поставщика в импортера цифровых фото- и видеокамер, мобильных телефонов и смартфонов, ЖК-экранов, кондиционеров, стиральных машин и т.д. Лидерство сохраняется в области уникального оборудования (суперкомпьютеры), в производстве медицинской техники и новейших лекарственных средств, строительных машин.

Промышленные компании, пытаясь сохранять свои заводы и фабрики на отечественной земле, сильно проигрывают в конкурентоспособности своим соперникам не только в странах Азии, но и в самых богатых странах. Американская компания Boston Consulting Group сравнила будущие уровни средних издержек промышленного производства.

Получилось, что в 2015 г., если принять уровень США за 100%, в Японии он составит 121, а в Китае всего 93%27.

Во-вторых, после аварии на АЭС Фукусима-1 было закрыто большинство атомных электростанций. Ядерная энергетика покрывала около 30% потребности Японии в первичных энергоресурсах. Их дефицит пришлось срочно восполнять импортом сжиженного природного газа (СПГ). Его поставки приходят в порты Японии морским путем, а не по трубопроводам, как в США и страны Европы. Природный газ обходится японским потребителям примерно в пять раз дороже, чем американским.

Профицит по текущим статьям платежного баланса позволяет финансировать расходную часть государственного бюджета. Этот механизм состоит в следующем: доходы компаний от экспорта товаров и услуг, туризма и страхования, прибыли от зарубежного предпринимательства и прочие поступления переводятся в иены и размещаются на банковских счетах. Эти финансовые вливания пополняют ресурсы банков, помогая им покупать облигации правительства. Если банки лишатся этих поступлений, то Министерству финансов придется поднимать доходность государственных облигаций, чтобы банки не перестали их покупать. Вслед за этим поднимутся все остальные процентные ставки, и долгожданный экономический рост может быть приостановлен.

В принципе дефицит платежного баланса по текущим статьям мог бы уравновешиваться положительным сальдо по движению капиталов. Но отток капиталов из Японии постоянно больше притока капиталов из-за границы, и платежный На Токийской фондовой бирже котируются акции 2316 компаний (www.tse.or.jp). Это элита делового мира. По транснациональному пути уже идут не только крупные, но и средние фирмы.

UNCTAD, World Investment Report 2011. P. 25. ЮНКТАД - Конференция ООН по торговле и развитию. Начиная с 1991 г. ежегодно публикует доклады о зарубежных инвестициях и деятельности ТНК во всех странах мира (www. unctad.org/WIR).

См.: The Nikkei. February 27. 2013.

стр. баланс уравновешивается только движением золотовалютных резервов. Эти резервы огромны: 1 трлн. 252 млрд. долл. Накопление внутреннего долга в Японии началось после нефтяного кризиса 1974 г., когда налоговые поступления сократились, и целью бюджетной системы стало стимулирование спроса на товары и услуги. С этого времени дефицит государственного сектора стал использоваться в качестве "встроенного стабилизатора" экономики.

В попытках вывести страну из экономического застоя правительства, одно за другим, увеличивали бюджетные расходы. Антикризисные мероприятия сочетали социальную защиту населения (прямые выплаты, создание рабочих мест, льготы по налогам на наследование и дарение) с созданием спроса для производителей потребительских благ (стимулирование покупок товаров длительного пользования, избавление от автомобильной рухляди) и строительством объектов инфраструктуры (шоссе, мосты и путепроводы и пр.), дающим отложенный эффект. Бюджет центрального правительства на 2013 г. финансируется примерно пополам налоговыми поступлениями (45.3%) и выпуском новых облигаций (46.3%).

В 2013 г. суверенный долг Японии вдвое превысил годовой ВВП. Долг вполне безопасно структурирован по времени: только четверть его составляют краткосрочные казначейские обязательства (сроком менее года), заменяемые новыми выпусками. Почти половину выпусков составляют облигации со сроком погашения в 10, 20 и даже 50 лет.

От долгового кризиса Японию защищает то обстоятельство, что ее банковская система устойчива. Она прошла оздоровление в начале 90-х годов, когда правительство Коидзуми вызволяло страну из первого кризиса. За стабильностью финансовых учреждений зорко следит мега-регулятор -Агентство финансовых услуг. Другой фактор защиты Японии от долгового кризиса по европейскому образцу состоит в том, что страна практически никому не должна: всего 8.7% ее облигаций держат частные иностранные инвесторы.

Поэтому японское правительство не боится суверенного долгового кризиса и дефолта.

Государственный долг Японии самый большой в мире. Он вдвое больше годового ВВП.

Этот долг постоянно покрывается новыми выпусками облигаций сроком от 1 года до лет. Правда, управление долгом сопряжено с риском повышения доходности облигаций. В этом случае поднялись бы и ставки по частным кредитам, что мешало бы выходу экономики из застоя. Но Министерство финансов умело управляет выпуском и погашением своих бумаг, не допуская роста их доходности.

Долгосрочные облигации правительства держат японские финансовые учреждения. Их ресурсная база на треть состоит из срочных вкладов юридических и физических лиц.

Значительная часть накопленных населением сбережений вложена на депозитные счета в банки и в страховые полисы и используется финансовыми учреждениями для покупки облигаций государственного долга. Нельзя сказать, что это долговое бремя безразлично для самой Японии. На обслуживание долга (погашение и выпуск новых облигаций и выплату процентов по ним) уходит 24% бюджетных средств - почти столько же, сколько на пенсии, пособия и другие социальные выплаты населению29.

Премьер-министр Синдзо Абэ, пришедший к власти в конце 2012 г., выдвинул и начал выполнять большую программу экономических реформ. Абэ - четвертый реформатор за последние тридцать лет. Ясухиро Накасонэ (1982 - 1987) провел приватизацию государственных железных дорог. Рютаро Хасимото (1996 - 1998) реорганизовал банковскую систему страны. Дзюнъитиро Коидзуми (2001 - 2006) приватизировал почтово-сберегательную систему и сумел вывести экономику из первого кризиса. В отличие от предшественников, действовавших в рамках либеральной политики, программа Абэ основана на постулатах экономической теории Кейнса.

Программу Абэ уже окрестили "абэномикой ", и она начала выполняться. Главные цели кабинета Абэ - преодолеть дефляцию цен, создать новые объекты для инвестирования на внутреннем рынке и вернуть экономику страны на путь экономического роста.

Термином "абэномика" обозначается широкая программа действий. В качестве первого шага Абэ потребовал, чтобы Банк Японии установил целевой ориентир инфляции в 2% в год. Банк должен переломить ожидание снижения цен - крупные решения в экономике всегда руководствуются ожиданиями. Требуется, чтобы Банк Японии удерживал ставку ссудного процента близко к нулю и активно рефинансировал банки, пополняя их кредитные ресурсы. И он будет обязан покупать государственные облигации, которые будут Данные Международного валютного фонда (www.imf. org).

Данные Министерства финансов Японии (www.mof.go.jp).

стр. выпускаться для финансирования "общественных работ".

Колоссальные средства предполагается пустить на ремонт объектов инфраструктуры (дорог, мостов, тоннелей и пр.). Ведь первые линии скоростных железных дорог "синкансэн" были построены в 60-х годах прошлого века, а сеть скоростных шоссе в Токио, Осаке и Нагоя создавалась в 1964 - 1972 гг. Старые сооружения начинают "сыпаться".

Кабинет Абэ готов пожертвовать бюджетной дисциплиной ради накачивания денег в экономику. Расчет делается на так называемый мультипликатор спроса. Это пусковой механизм экономического роста: строительные работы создадут спрос на материалы и технику, потребуют вовлечь в производство дополнительных рабочих, и вслед за этим возникнет потребность в новых капиталовложениях. Процентные ставки пойдут вверх.


Повышение заработных плат создаст добавочный потребительский спрос со стороны населения30.

Как только начнется подъем, деньги населения пойдут на японский фондовый рынок.

Туда же придут иностранные инвесторы. Увеличится сбор налогов, и бюджетный дефицит начнет понемногу рассасываться. Министр экономики Акира Амаи ожидает, что в 2015 г.

бюджетный дефицит уменьшится наполовину, а в 2020 г. и вовсе сменится профицитом31.

Но применение этой программы на практике связано с целым рядом рисков, о которых говорят эксперты из научного и делового сообщества.

Во-первых, невозможно предвидеть, когда начнется подъем экономики и как долго он продлится. Покупая облигации государственного долга, рискует прежде всего центральный банк. "Расходы правительства приносят лишь временный эффект, - говорит Рютаро Коно из инвестиционного банка Paribas Securities (Japan) Ltd. - На самом деле сегодня страна тратит доходы будущих поколений. Временный эффект пройдет, и Банку Японии придется расходовать колоссальные суммы на покупку этих облигаций"32.

Во-вторых, Банку Японии навязывается роль, которая сведет на нет независимость денежной политики. Если Банку не удастся добиться небольшой инфляции, при крайне низкой процентной ставке деньги инвесторов хлынут на рынок государственных облигаций. Япония получит новый "финансовый пузырь", предупреждает главный экономист японского филиала банка JPMorgan Масааки Канно33.

В программу кабинета Абэ входит реформа налоговой системы, пересмотр трудового законодательства, а также реформа энергетики.

Небольшие изменения в японском налоговом законодательстве делаются каждый год. Но все предложения о серьезной налоговой реформе регулярно проваливались уже много лет подряд. Ни одно правительство не решилось на такой маневр, как снижение прямого подоходного налога, с тем чтобы экономический рост впоследствии увеличил доходы и, соответственно, налоговые поступления в бюджет. Но в начале 2013 г. "абэ-номика" вызвала в обществе надежды на перемены к лучшему. Рейтинг кабинета Абэ достиг 70%, и премьер решился. Ставка налога на продажи будет поднята до 8% в апреле 2014 г. и на 10% в октябре 2015 г. В январе 2015 г. самые богатые будут платить подоходный налог по ставке в 55% (сейчас - 40%). Это "налог на богатых". По оценке Министерства финансов, его будут платить всего 50 тыс. жителей Японии34.

Реформа трудового законодательства направлена на ликвидацию так называемой "системы пожизненного найма". По давней традиции крупные компании принимают на работу выпускников средней и высшей школы в штат по бессрочному контракту и повышают им зарплату по стажу вплоть до выхода на пенсию в 60 лет. По правилам трудового законодательства, их очень трудно увольнять. Экономя на трудовых издержках, компании широко используют наем вне штата на неполный рабочий день или неполную неделю. В настоящее время на таких контрактах занято более трети общего числа работающих по найму. Им платят на 10 - 20% меньше, их легко увольнять и они имеют право на пособие по безработице, только проработав год в одной фирме.

Пересмотренный закон о трудовых стандартах, вступивший в силу 1 апреля 2013 г., устанавливает для частных компаний пенсионный возраст в 65 лет. Нанятые на неполный день (или неполную неделю), проработав на одном месте больше 5 лет, получат право перейти в штат35.

Реформа энергетики готовит законодательную базу для организации конкурентного рынка Этот механизм был впервые запущен президентом Ф. Д. Рузвельтом для выведения США из мирового кризиса 1929 - 1933 гг.

См.: The Nikkei. 02.28.2013.

The Nikkei Weekly. 12.24.2012.

Статья опубликована в газете Financial Times. Цит. по: The Nikkei. 05.02.2013.

См.: The Nikkei. 25.01.2013.

См.: там же. 01.04.2013.

стр. электроэнергии. Дефицит электроэнергии после закрытия большинства атомных электростанций создал стимул для развития альтернативной энергетики. К ее средствам относятся ветровые турбины, электростанции на геотермальных водах36, океанских приливах и солнечных батареях, печи для сжигания биомассы (рисовой соломы), а также буровые установки для добычи гидрата метана37 из залежей под дном океанского шельфа вдоль всего Тихоокеанского побережья о. Хонсю. В марте 2013 г. Japan Oil, Gas and Metals National Corp. провела пробную добычу газа из этих залежей. Коммерческая добыча газа из гидрата метана планируется к 2018 г.

Технологию добычи и использования гидрата метана разрабатывает государственная компания. Всем остальным занимается частный сектор. Японские компании участвуют в производстве сланцевого газа в Канаде. Залежи собственных нефтеносных сланцев уже найдены в префектуре Акита, на севере Хонсю.

В настоящее время Япония держит мировое лидерство в разработке возобновляемых энергоресурсов. Солнечные батареи прочно вошли в быт. Владельцы магазинов и многих жилых домов ставят их себе на крыши. Потенциал возобновляемой энергетики огромен, но до его широкого коммерческого использования еще далеко. По оценкам экспертов, в случае полного отказа от ядерной энергетики возобновляемые источники энергии смогут покрыть дефицит в энергобалансе примерно к 2050 г.38 Но уже очевидно, что в близком будущем Япония получит свою дешевую и относительно безопасную энергетику.

С расчетом на это будущее правительство Японии приняло программу полномасштабной реформы всего электроэнергетического хозяйства. Созданная в конце 40-х годов система энергоснабжения, в которой генерация тока, его трансмиссия и продажа находилась в руках десяти компаний - региональных монополистов, будет реорганизована.

Трансмиссия и сбыт будут отделены от генерирующих мощностей. Потребители смогут выбирать поставщиков по ценам и условиям снабжения.

Экономика Японии - ее промышленность, ее финансовый сектор - открыта и ориентирована на внешние рынки. Эту ориентацию не изменит ни расширение спроса на внутреннем рынке, ни развитие новой альтернативной энергетики. Япония вынуждена из за сдвигов в мировой торговле заново определять свои ниши в международном разделении труда и создавать новые возможности для своего экспорта.

В планах кабинета Абэ роль ключевой отрасли, которая сможет снизить зависимость от импорта и выйти на зарубежные рынки сбыта, отводится сельскому хозяйству. Сельское хозяйство Японии застыло на том типе мелких семейных ферм, который был выбран аграрной реформой 40-х годов. К концу XX в. этот тип организации привел отрасль к упадку. Мелкие фермы малопродуктивны и по составу продукции не соответствуют спросу городского населения. Субсидии фермерам, выращивавшим рис, привели к тому, что в течение многих лет в стране наблюдается избыток риса, а цены на него примерно в два раза выше цен мирового рынка. Уровень самообеспеченности продовольствием упал с 70% в 1960 г. до 39% в 2012 г.

Средний возраст фермеров - 66 лет, а младшее поколение не хочет наследовать землю и профессию родителей. Результат: владельцы сельскохозяйственной земли перестают ее обрабатывать, но не продают участки. Почти 10% орошаемых земель заброшено и зарастает сорняками. Но аграрная Япония отличается консерватизмом. Семейные фермы, охваченные сетью снабженческо-сбытовых кооперативов, образуют массовый электорат и являются опорой крупных политических партий. Аграрное лобби сопротивляется отмене субсидий и снижению тарифов на импорт сельскохозяйственной продукции.

Поиски новых экспортных возможностей стали острой проблемой. Перспектива выхода на мировой рынок, очевидно, есть у высококачественной продукции сельского хозяйства.

Клиенты в Восточной Азии, например богатые китайцы, охотно покупают японский рис, хотя он намного дороже местного риса. Для производства высококачественного продовольствия в больших масштабах (как в Нидерландах или Израиле, где земельные ресурсы ограничены) необходимо пойти на новую для Японии организацию сельского хозяйства, заменив небольшие крестьянские хозяйства крупными товарными фермами.

Средний земельный надел у фермеров меньше 2 га. Японское хозяйство нуждается в концентрации земельных участков и привлечении свежих Энергетический потенциал японских горячих источников равен мощности 20 атомных электростанций.

Гидрат метана - смерзшаяся субстанция. Ее залежи под дном океана к югу от о. Хонсю достаточны для снабжения природным газом всей Японии в течение 10 лет.

См.: Japan Center for Economic Research. Redesigning of the Japanese Economy: Beyond the Earthquake Disaster.

Looking at the Issue of Abandoning Nuclear Energy. 30.01.2012 (www. jcer.or.jp).

стр. сил в сельское хозяйство. Реформа 2005 г. допустила в эту отрасль другие виды организации, акционерные компании и партнерства. Они не получили права собственности на землю и работают на арендованных участках, ведут свои хозяйства как современный бизнес и не нуждаются ни в лоббировании своих интересов в парламенте, ни в субсидировании сбытовых цен.

Снижение тарифов на импорт сельскохозяйственной продукции стало непременным условием для присоединения Японии к организации Транс-Тихоокеанского партнерства (ТТП). Министерство сельского хозяйства долго поддерживало лоббистов и мешало правительству начать переговоры о присоединении к ТТП. Но без ТТП Япония не сможет занять должное место в экономических интеграционных связях в Тихоокеанской Азии.

Кабинет Абэ принял политическое решение о начале переговоров. Консервативное Министерство сельского хозяйства было вынуждено подчиниться этому решению. Новый закон о землепользовании в сельском хозяйстве, упрощающий изъятие заброшенных участков у их владельцев, разрабатывается и вступит в силу в 2014 г.


Ключевые слова: системные партии, малые партии, "мягкая сила", территориальные споры, охранительный национализм, транснациональное предпринимательство, интегрированная реформа, "абэномика".

Материал подготовили И. СЕМЕНЕНКО, И. ЛАБИНСКАЯ (memojournal@imemo.ru) стр. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ Заглавие статьи ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ УКРАИНЫ: ОСНОВНЫЕ СЦЕНАРИИ Автор(ы) Г. ИРИШИН Мировая экономика и международные отношения, № 9, Сентябрь Источник 2013, C. 92- КРУГЛЫЙ СТОЛ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 75.3 Kbytes Количество слов Постоянный http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ адрес статьи СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ УКРАИНЫ: ОСНОВНЫЕ СЦЕНАРИИ Автор: Г. ИРИШИН Данная публикация представляет материалы Круглого стола, прошедшего в апреле г. в редакции журнала "МЭ и МО". В дискуссии приняли участие: зав. отделом ИМЭМО, д.филос.н. В. И. Пантин, в.н.с. ИМЭМО В. В. Панкин, главный редактор "МЭ и МО", к.и.н. А. В. Рябое, эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований, к.э.н. В. И. Брутер, в.н.с. Института экономики РАН, к.э.н. Л. С.

Косикова, руководитель центра Института географии РАН (ИГ), д.г.н. В. А. Колосов, в.н.с. ИГ, д.г.н. М. П. Крылов, н.с. ИГ, к.г.н. А. А. Гриценко.

Политические процессы, происходящие в украинском обществе, отличаются ярко выраженным динамизмом и одновременно неоднозначностью, противоречивостью.

Между тем от того, как будут развиваться эти процессы, во многом зависят перспективы интеграции на постсоветском пространстве и геополитическое положение России. Работа Круглого стола имела целью проанализировать наиболее важные аспекты и тенденции политического развития Украины, а также выявить вероятные сценарии украинской внутриполитической динамики в ближайшие годы.

В. И. Пантин. Украина: нелинейная политическая динамика. Научная и практическая важность анализа внутриполитических процессов, происходящих в современном украинском обществе, обусловлена целым рядом причин. Во-первых, Украина является крупным государством, граничащим с Россией и исторически близким ей: две страны объединяют многообразные экономические, политические, культурные и иные связи.

Поэтому то, что происходит во внутренней политике Украины, непосредственно влияет на ее внешнюю политику, на ее отношения с Россией и странами ЕС. Во-вторых, украинская политическая система динамична, но не вполне стабильна и не вполне сформирована, что приводит к многочисленным резким поворотам во внутренней и внешней политике Киева.

Эти повороты необходимо не только объяснять, но и в определенной мере прогнозировать. В-третьих, перспективы экономической и политической интеграции на постсоветском пространстве в немалой степени зависят от позиции Украины;

в свою очередь, эта позиция во многом определяется характером политических процессов внутри украинского общества. Поэтому направление этих внутриполитических процессов необходимо учитывать при определении перспектив евразийской интеграции. Наконец, в четвертых, Украина занимает важное геополитическое и геоэкономическое положение между Россией и ЕС, и вектор ее политического развития может влиять на баланс сил в Восточно-Европейском регионе.

Что же можно сказать о динамике украинской политики и о ее перспективах? Прежде всего обращают на себя внимание нелинейный, волнообразный характер внутри- и внешнеполитических процессов в Украине, периодическое возникновение социально политических кризисов и конфликтов, колебания во внутренней и внешней политике. Во многом это связано с идейно-политическими и культурными расколами и в украинской политической элите, и в массовых группах украинского общества, расколами, которые то усиливаются, то несколько смягчаются, но не исчезают. Не менее важным фактором сложной политической динамики Украины является прямое и косвенное воздействие на нее интеграционных процессов, происходящих в рамках ЕС, с одной стороны, и в рамках Таможенного союза (ТС) России, Белоруссии и Казахстана, с другой. В результате возникает двухвекторная динамика украинской внутренней и внешней политики, ее ориентация одновременно и на Запад, и на Вос Публикация по проекту РГНФ N 12 - 03 - 00184а.

стр. ток. В реальности это ведет к частой смене доминирующего политического направления, к "последовательной непоследовательности" украинской внешней политики. При этом попытки Украины одновременно ориентироваться и на ЕС, и на ТС оборачиваются тем, что она остается вне рамок и того, и другого интеграционного объединения. Все это не только не устраняет социально-политические и экономические кризисы в украинском обществе, но, напротив, лишь усугубляет их.

В этой связи возникает вопрос о природе и степени развития гражданского общества в Украине, о его способности эффективно взаимодействовать с государством. По мнению сотрудника Института стратегических исследований О. Б. Йеменского, в Украине существует общество, но не гражданское, поскольку в этом обществе отсутствует правовое сознание и доминируют неформальные отношения1. С этой точкой зрения можно не соглашаться, но политическая практика последнего десятилетия отчасти свидетельствует в пользу такого вывода. А слабость гражданского общества, в свою очередь, означает слабость государства и нередко провоцирует украинские элиты и украинских политических лидеров на безответственные и неэффективные шаги в экономике, политике, культурной и социальной сфере.

Какие сценарии политического развития Украины представляются наиболее вероятными в ближайшие годы? На мой взгляд, первый вероятный сценарий предполагает постепенное нарастание кризиса персоналистского режима В. Януковича, проводящего политику балансирования Украины между Востоком и Западом, между Россией и ЕС. В случае резкого углубления такого кризиса, спровоцированного давлением извне и внутренней социально-экономической дестабилизацией, возможен приход к власти новых радикальных националистических и прозападных политических сил;

такой сценарий может привести к некоему подобию новой "оранжевой революции". Однако возможен и второй сценарий: укрепление персоналистского режима за счет более эффективного лавирования между различными политическими силами и социальными группами украинского общества, между ЕС и Россией. В то же время реализация этого сценария связана с осуществлением украинским руководством нестандартных политических действий, а также с возможностью для Украины проводить и в дальнейшем двухвекторный политический курс, по-прежнему балансировать между Западом и Востоком. В любом случае глубокие кризисные явления в различных сферах жизни украинского общества будут ощущаться еще очень долго, независимо от того, какой именно сценарий ее политического развития реализуется на практике.

В. В. Лапкин. Внутренняя политика Украины: новые тенденции и старые проблемы.

Интерес к украинским внутриполитическим проблемам и трендам развития связан прежде всего с особым геополитическим положением Украины, во многих отношениях ключевым в условиях современной глобальной рецессии и политической нестабильности, лихорадящих мир с осени 2008 г. Это особое положение Украины обусловлено ее ролью как естественного пространственного и социокультурного медиатора в сегодняшних отношениях между Россией и Европой, ее исключительным значением в продвижении интеграционных процессов в Евразии, корректировке их формата и интенсивности. С точки зрения геополитической и геоэкономической интеграции формирующихся на пространствах северной Евразии новых (постсоветских) национальных государств, их умения эффективно управлять совокупными ресурсами и взаимодействовать в вопросах безопасности - значение геостратегического выбора Украины трудно переоценить.

Позиция Украины способна коренным образом повлиять на преимущественную ориентацию этих процессов, что, в свою очередь, может на длительный период определить геополитический расклад сил на просторах Евразии. По сути речь идет о том, каким может в ближайшем будущем оказаться конфигурация экономического пространства Большой Европы, будет ли оно включать европейскую Россию или заканчиваться на восточных рубежах Украины.

Вместе с тем именно Украина уже в течение последних двадцати лет предстает своего рода камнем преткновения для Европы и для России в их движении соответственно в восточном и западном направлениях. Более того, качество интеграционных проектов, активно продвигаемых Россией на постсоветском пространстве (прежде всего таких, как ЕврАзЭС и ТС), главным образом зависит от участия (или неучастия) в них Украины.

Парадоксальная нерешительность лидеров Украины, их последовательное уклонение от выбора четких и недвусмысленных ориентиров внешнеполитического курса, разумеется, неслучайны. Тому есть целый ряд причин. В их числе не только раздвоенность массового сознания, тяготеющего к европейским ценностям и стилю жизни, но прагматически ориентирующегося на См.: Йеменский О. Б. Украина: многопартийность без гражданского общества // Мир и политика. 2012. N 12. С.

38.

стр. экономическое сотрудничество с Россией. И не только вполне понятное стремление украинских постсоветских элит, обогатившихся в ходе приватизации страны, любой ценой воспрепятствовать полноценному вступлению сильных конкурентов (из Европы ли, из России ли, не важно) в процесс передела украинского рынка.

Не менее значимый фактор, определяющий двусмысленность украинской внешней политики, - раздвоенность ее внутриполитического состояния, сохраняющаяся фундаментальная неурегулированность нормативно-правовой сферы межэлитных отношений. Яркими подтверждениями этого служат и многочисленные "посадки" оппозиционных политиков, и непрекращающиеся потасовки и "силовое противостояние" в Верховной Раде.

Результаты всего постсоветского периода по ключевым вопросам политико-институционального обустройства государства представляются весьма плачевными. Фундаментальные геокультурные расколы страны остаются непреодоленными, более того, по-прежнему отсутствует приемлемый для большинства ее граждан проект национального строительства, а идея упрочения национально государственного суверенитета - ключевой формообразующий элемент политической жизни современного национально-территориального государства - в разных частях Украины по-прежнему прочитывается по-разному, зачастую, диаметрально противоположным образом. В итоге многие важнейшие факторы, призванные обеспечивать интеграцию и консолидацию демократически организованной политии, в сегодняшней Украине скорее провоцируют сепаратистские настроения и гражданское противостояние украинских регионов.

На фоне других постсоветских политий украинская выделяется важной отличительной чертой - развитой и эффективно функционирующей многопартийностью. Но в отсутствие последовательной нормативно-правовой регуляции межэлитных отношений и эффективных институционализированных процедур разрешения конфликтов развитая многопартийность резко повышает градус политического противостояния в обществе (в том числе и на основе этнокультурного неприятия другой стороны), серьезно препятствуя процессам социальной эволюции и провоцируя состояние перманентной холодной гражданской войны.

При этом эволюция украинской политической системы не ведет к консолидации ее политического режима. Скорее напротив. Даже на первых порах получившие развитие (в период до "оранжевой революции") форматы межэлитного консенсуса, исключающего из политической повестки дня вопросы придания русскому языку статуса государственного, федерализации страны и политической автономии ряда регионов, сегодня пересматриваются, а позиции политиков радикализуются. Пространство возможного консенсуса стремительно тает.

Анализируя траекторию национально-государственного строительства Украины в период 1991 - 2013 гг. и на перспективу до 2015 г., следует отметить как некоторый поступательный, так и колебательно-волновой тренды. Начнем с этого последнего. Для Украины характерна решительная "перемена галсов" с каждой сменой первого лица государства. Ее политическая система проявляла повышенную чувствительность к дисфункциям, накапливавшимся в ходе реализации то одной, то другой, полярной по отношению к прежней, стратегий национального строительства. Так, крен в сторону национализма и полиархии (в периоды президентства Л. Кравчука и, особенно, В.

Ющенко) закономерно порождал обострение межрегиональных расколов в обществе, снижение темпов экономического роста и падение уровня жизни массовых слоев населения. Симпатии электората склонялись к поддержке альтернативной стратегии консолидации политических и экономических ресурсов страны, в том числе - к поддержке хозяйственной интеграции и кооперации с Россией. Но реализация такой стратегии (соответственно в периоды президентства Л. Кучмы и В. Януковича) неизбежно сопровождалась демонтажем элементов полиархического режима и укреплением персонализма, что вскоре вновь усиливало протестное движение, наиболее эффективно консолидирующееся под знаменами национализма. Тем самым большой украинский политический цикл замыкался. Сегодня Украина находится во второй фазе второго такого цикла (считая первой фазой этого второго цикла период "оранжевой революции").

Тактическая победа режима В. Януковича на парламентских выборах осени 2012 г.

вызвала радикализацию оппозиции и прохождение в Раду ультранационалистической партии Всеукраинское объединение "Свобода" (38 депутатов). (Указанная победа в решающей степени была обеспечена принятием 17 ноября 2011 г. нового закона "О выборах народных депутатов Украины", который предусматривал принципиальную новацию - проведение выборов по смешанной системе.) В преддверии предстоящих в марте 2015 г. президентских выборов правящий режим стр. предпринимает дальнейшие шаги по изменению избирательных процедур, рассчитывая обеспечить себе гарантии безусловной победы на выборах. Политическая цель этой стратегии ясна: решить проблему консолидации режима путем последовательного и эффективного укрепления персоналистской власти, усиливая контроль над ранее сформировавшимися демократическими процедурами. Однако расчет на то, что посредством персонализации власти на сей раз удастся предотвратить очередной циклический разворот украинской политики, представляется весьма рискованным.

В отличие от России Украина демонстрирует принципиально иной пример эволюции режимов ограниченного доступа2, существующих на основе рент, закрепленных элитами за собой в ходе приватизации государства. В России к началу 2000-х годов удалось выстроить относительно консолидированную господствующую коалицию. Политический класс Украины скорее следует характеризовать как сегментированный и эффективно адаптированный к неконсолидированному состоянию своей политической системы. А следовательно, можно ожидать, что амплитуда колебаний украинской политики будет лишь возрастать.

В. А. Колосов. О внутренних причинах дуализма внешней политики Украины.

Внешняя политика Украины формируется под значительным влиянием дуализма украинских экономических, культурных и политических структур. Экономические факторы толкают Украину к Востоку, а политические и идеологические, связанные с задачами государственного строительства, - к Западу. Глубокая связь между региональной, языковой, этнической и религиозной принадлежностью населения, электоральными предпочтениями и внешнеполитической ориентацией была выявлена многими исследованиями украинских и зарубежных специалистов с использованием как преимущественно качественных методов, так и статистических моделей. В условиях социально-культурной поляризации между восточными и западными регионами страны среди украинской политической элиты еще в начале 90-х годов возобладало мнение, что Украина станет современным государством только тогда, когда в обществе будет достигнута определенная культурно-языковая однородность.

Значительные региональные различия, с одной стороны, определяют плюрализм взглядов и заставляют политиков идти на компромиссы, а с другой - до сих пор не позволили им сделать выбор между присоединением к ТС во главе с Россией и курсом на европейскую интеграцию. В этой ситуации многое зависит от изменений общественного мнения под влиянием государственной информационной политики, оценок им привлекательности (условно) евразийской и европейской моделей развития. В этой связи интересны исследования, проводимые в Институте географии РАН в рамках проекта "Образ России на постсоветском пространстве и пути его формирования". Они показывают, что и действующие власти Украины, и оппозиция едины в главном: европейской ориентации и курсу на вступление в ЕС нет альтернативы, а делегировать полномочия каким-либо наднациональным организациям, созданным под эгидой России, недопустимо.

Этому выводу, естественно, полностью соответствуют и государственная информационная политика, и содержание школьных учебников, определяющее характер социализации новых поколений граждан страны. Их задача - укрепление идентичности и единства украинских граждан на основе единой концепции национальной истории, качественно отличной от российской, единой культуры и единого (украинского) государственного языка. В действующих учебниках, в частности, утверждается, что Украина была превращена российским государством в "колонию европейского типа", насильственно и жестоко интегрирована им в свой состав. В учебниках последних лет итоги советского периода развития оцениваются более взвешенно ("грандиозный рост экономики и создание сложных производств, превращение республики во всесоюзную житницу"). Вместе с тем указывается на однобокий характер украинской экономики, сложившийся по вине московских властей, критикуются политика русификации и экологические последствия советской индустриализации, подчеркиваются риски, исходящие от современной России. При этом акцентируется более высокий уровень культуры и общественных отношений в нынешних западных областях, находившихся некогда под властью Австро-Венгрии. Все это служит обоснованием естественности европейской перспективы Украины и высочайшей ценности с таким трудом восстановленной государственности и суверенитета. Европейская интеграция и деятельность НАТО оцениваются весьма позитивно. Одновременно подчеркивается, что курс Украины на интеграцию в ЕС носит принципиальный и долгосрочный характер.

См., например: Норт Д., Уоллис Д., Вайнгаст Б. Насилие и социальные порядки. Концептуальные рамки для интерпретации письменной истории человечества. Пер. с англ. М.,2011.

стр. С 2010 г. Украина вернулась к традиционному до 2005 г. балансированию между Западом и Россией. В геополитическом треугольнике "Запад (ЕС) - Россия - Украина" так и не сложилось гармоничной неконкурентной модели взаимоотношений и все события рассматриваются как игра с нулевой суммой. При этом и Россия, и Украина должны приспосабливаться к глобальным рынкам, на которых главными игроками являются вовсе не они, а США, ЕС и Китай. К тому же со временем США могут снова вернуться к политике жесткого противостояния России на постсоветском пространстве. Западные государственные деятели четко дали понять, что харьковская договоренность 2010 г.

между Киевом и Москвой не будет препятствием для интеграции Украины в западные структуры.

Не следует забывать и то, что В. Янукович победил на президентских выборах 2010 г. со сравнительно небольшим перевесом голосов. Оппозиция готовится дать ему на следующих выборах решительный бой. Она находит прочную опору в электорате не только западных областей, но и других регионов. К тому же, не имея поддержки гарантированного большинства граждан, команда В. Януковича не может ориентироваться только на своих традиционных избирателей в восточных и южных регионах, она вынуждена учитывать настроения другой части населения.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.