авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ТЮМЕНСКАЯ ОБЛАСТНАЯ ДУМА ...»

-- [ Страница 4 ] --

Проблемы этноязыковой и этнокультурной политики привлекают особое внимание исследователей в течение последних сорока - шестидесяти лет. Научная литература, прямо или косвенно имеющая отношение к вопросам государственной этнокультурной политики, весьма многообразна и разнородна. Определяющее значение для изучения субъектов и акторов этноязыковой политики имеет субъектно-деятельный подход как особая методология анализа политических систем и процессов.

Казахи тюменско-казахстанского приграничья представляют собой великолепный пример для исследования витальности этноса в условиях иноэтничного окружения.

В России государство длительное время стремилось преодолеть полисубъектность и унифицировать этноязыковые процессы, отказываясь от учета в своей политике регионального многообразия.

Поскольку именно региональные и муниципальные субъекты и акторы этноязыковой политики, реализуя политику «на местах», во многом предопределяют сегодня содержание и направленность этноязыковой политики в России, особое значение приобретает анализ характеристик их политического сознания, политической и профессиональной идентичности, управленческих стратегий и соответствующих моделей поведения.

Вектор проблем этноязыковой политики постепенно смещается из пространства дефицита внешних ресурсов к формированию осознания важности личностных и профессиональных ресурсов развития для самих управленцев в сфере культуры региона.

Анализ стратегии трансформации государственной этноязыковой и этнокультурной политики и ее субъектов в ходе рыночных преобразований позволит:

1. Привлечь внимание исследователей и специалистов в области государственного управления социальной сферой к необходимости поиска нового политического консенсуса между центром и регионами, к разработке новой концептуальной модели государственной этнокультурной политики, учитывающей многообразие регионального российского пространства и неравномерность динамики рыночной трансформации акторов, отвечающих за ее реализацию в регионах. Предлагаемая в данной работе концепция способствует преодолению одностороннего взгляда на субъекты и акторов этноязыковой политики регионального уровня и недооценки их вклада в реальное управление. Она позволяет осуществить комплексный анализ социально-политической реальности в субъектном поле регионального управления сферой этнокультуры и предложить ряд схем по решению проблем достижения управленческой эффективности. Субъектная концепция государственной этноязыковой политики позволяет более адекватно оценить происходящие в регионах процессы, определяет более глубокий и развернутый взгляд на происходящие здесь перемены.

2. Выдвинутая концепция имеет непосредственное отношение к политико управленческой практике. Она позволяет с учетом знания реального состояния субъектного ресурса в области государственной этнокультурной политики планировать дальнейшие преобразования в социальной сфере, проектировать способы управленческого воздействия государства на формирование региональной этноязыковой политики.

Материалы проведенного исследования могут быть использованы для совершенствования образовательных программ в области политологии, государственного и муниципального управления, социолингвистики, этнолингвистики, предоставляя новые возможности для разработки и углубления содержания учебных курсов. Они могут быть полезны для региональных институтов в связи с осознанием ими места и роли региональных субъектов в реализации этноязыковой и этнокультурной политики в целом.

Этнолингвистический глоссарий Дивергенция этническая (от лат. divergere «обнаруживать расхождение» – распад этнической системной целостности с потерей ощущения комплиментарности (взаимности, симпатии) на заданном уровне этнической иерархии. Альтернативой положительной комплиментарности является комплиментарность отрицательная (антипатия), определяющая деление этнофоров (соплеменников как отдельных носителей этничности, этнической информации) на «своих» и «чужих».

Древнетюркские языки. Под этим термином объединяется ряд мертвых языков тюркских народов, которые охватывают широкие временные рамки.

Наиболее ранний из них – язык тюркских рунических памятников, литературный вариант 7-9 вв. Рунические надписи обнаружены на большой территории от реки Лены на Востоке до реки Дунай на Западе. Основой формирования рунического койне считается язык огузских племен. Уйгурская письменность просуществовала тысячелетие, вплоть до начала 18 в. (ганьчжоуских уйгуров).

В 11-12 вв. на территории государства Караханидов под влиянием древнеуйгурского литературного языка сформировался свой литературный язык, именуемый караханидско-уйгурским. В 13-14 вв. на территории Золотой Орды возник хорезско-тюркский литературный язык.

Помимо названных языков существовали еще древние литературные языки в ряде регионов (Малой Азии, Закавказье, Поволжье, Египте). Кроме литературных, существовали также народно-разговорные тюркские языки и диалекты, генетические следы которых обнаруживаются в многочисленных современных тюркских языках.

Духовная жизнь нации (этноса) – сфера жизнедеятельности нации, включая специфические особенности мировоззрения нации (этноса), ее политического мышления, степень развития различных форм общественного сознания, специфика их соотношений, уровень образования. Интенсивность и характер потребления культуры, содержание обычаев, традиций, ценностных ориентаций данной этнонациональной общности и т.п.

Составной частью Д. ж. н. является психический склад нации (этноса), включающий национальное самосознание, национальные традиции, национальные обычаи, национальные чувства, настроения, привычки и др. Своеобразным аккумулятором особенностей Д. ж.н. является ее язык, в котором (в лексике, пословицах и поговорках, фразеологии) закрепляются представления нации, особенности ее мировоззрения.

Интеграция межэтническая – вид этнических процессов, заключающихся во взаимодействии уже сложившихся более или менее разнообразных по своим языково-культурным и др. параметрам этносов обычно в рамках многонациональных государств, что ведет к выработке общего самосознания и т.п. Результатом таких процессов может быть появление так называемых метаэтнических общностей;

в докапиталистических формациях они выступали в виде этнокультурных и этноконфессиональных общностей. Начало процессов И. м. исторически связано с эпохой зрелого капитализма. И. м. непосредственным образом влияет на языковую ситуацию: ведет к усилению языкового взаимовлияния, образованию языков посредников, языков межнационального общения и др.

Интеграция этнолингвистическая – вид процессов, направленных на сплочение этноса и, как следствие, гомогенность его языка;

ср. антоним дифференциация этнолингвистическая.

Консолидация национальная – вид объединительных этнических процессов, при которых происходит слияние нескольких, обычно родственных по происхождению, близких по языку и культуре этносов или частей этносов в более крупные общности, например, племенных и территориальных групп – в этносы типа народностей, народностей – в нации и т.п. (слияние вятичей, кривичей, ильменских славен и древневосточнославянских племен – в древнерусскую народность;

теке, йомудов и др. племен – в туркменский этнос;

северо-французов и провансальцев – во французскую нацию и т.п.), в ходе развития между ними социально экономических и культурно-бытовых связей. Тормозящее влияние на развитие К.

могут оказывать религиозные и расовые различия;

и наоборот, ускоряющее влияние на К. оказывает объединение сливающих этносов в границах государства и автономии в пределах многонационального государства (так, национально государственное строительство в Средней Азии в 1920-х гг. способствовало процессам К. узбекской, таджикской, туркменской и др. наций). Название новой общности (этноним) обычно происходит от названия крупнейшего или ведущего этнического компонента (например, «поляки» - от племен «полян», «болгары» - от племен «булгар» и т.п.), от названия области («украинцы»), от имени правителя («узбеки»). К процессам К. относятся случаи включения в уже сравнительно сформировавшиеся народности или нации находившихся в постоянных контактах с ними близких этнических образований (например, тептярей – в состав башкир, аджарцев – в состав грузин и т.п.), а также внутреннее сплочение сформировавшихся народностей и наций за счет сглаживания диалектов и культурно-бытовых различий между имеющимися внутри них этнографическими группами. По мере К. укрепляющиеся нации (народности) приобретают единый национальный язык, который становится наддиалектным образованием, принимает литературные формы.

Латинизация алфавитов народов СССР. В 20-х гг. у многих народов нашей страны произошел переход на латинизированный алфавит. Инициатором выступили ученые Азербайджана, где в 1922 г. был организован специальный комитет для подготовки перехода на новый алфавит. В 1922 г. В.И. Ленин, выслушав информацию представителя азербайджанского правительства о мероприятиях по переходу на новый алфавит, подчеркнул значение реформы, сказав, что «это есть революция на Востоке». Почин Азербайджана был поддержан другими народами. В 1925 г. работники просвещения из Средней Азии направили к азербайджанским товарищам специальное письмо, в котором просили поделиться опытом латинизации алфавита. В том же году на 2-й конференции по просвещению горских народов Северного Кавказа было принято решение о латинизации письменности ингушей, кабардинцев, карачаевцев, адыгейцев, чеченцев. 1 марта 1926 г. было принято постановление Президиума Закавказского ЦИК в развитие его постановления от 28 декабря 1925 г., по которому новый латинский алфавит считался обязательным наравне с существовавшим у некоторых народов арабизированным алфавитом.

В феврале 1926 г. в Баку состоялся 1-й Всесоюзный тюркологический съезд, посвященный латинизации письменности тюркоязычных народов. В его работе участвовали представители горских кавказских народов Советского Союза. На съезде был создан Центральный комитет нового тюркского алфавита под руководством председателя ЦИК Азербайджана С. Агамалы-оглы.

В конце 20-х - начале 30-х гг. переход к латинизированному алфавиту осуществили Азербайджан и все республики Средней Азии, а также ряд автономных республик и областей.

Латинизация, составляющая особый этап в развитии письменности народов СССР, сыграла значительную роль в культурном и социальном развитии многочисленных народов нашей страны. Письмо на латинской основе сменило несовершенную письменность на арабской, древнееврейской, древне-уйгурско монгольской графиках, которыми пользовались главным образом в религиозных целях. Латинская графика оказалась намного удобнее (чем вышеназванные) для создания новых алфавитов.

7 августа 1929 г. Президиумом ЦИК СССР и СНК СССР было принято постановление о введении нового латинизированного алфавита. В постановлении за новым латинизированным алфавитом признавалось «особое культурно экономическое значение», оно обязывало все государственные учреждения и предприятия всесоюзного значения во всех случаях письменного и печатного применения «тюркско-татарских языков» пользоваться этим алфавитом, прекратить издания на старом, арабском алфавите, а вузам и научным учреждениям обеспечить использование нового алфавита в преподавательской работе.

15 августа 1930 г. Президиум Совета национальностей ЦИК СССР принял специальное постановление по докладу Центрального комитета нового тюркского алфавита, в котором подводились итоги проведения латинизации письменности за 1927-1930 гг. Латинский алфавит, говорилось в постановлении, «одержал полную победу над арабской графикой, охватив 36 национальностей с численностью более 3,5 млн. трудящихся». Латинизация письменности характеризовалась как «мощное орудие культурной революции на Советском Востоке». Ее показателем служило издание на основе латинской графики до ста названий газет и журналов и литературы на сорока языках. Центральный комитет нового тюркского алфавита, деятельность которого давно вышла за национальные рамки Азербайджана, был в 1930 г. реорганизован во Всесоюзный центральный комитет нового алфавита при ЦИК Союза ССР (ВЦКНА).

ВЦКНА явился научно-организационным центром для решения общих и теоретических вопросов в связи с разработкой новых алфавитов. Огромную роль в этом сложном деле играл опыт выдающихся русских ученых-языковедов, благодаря знаниям, эрудиции которых была проведена трудоемкая и кропотливая работа по изучению фонетической системы, грамматического строя и словарного состава бесписьменных языков и созданы для них алфавиты. На Северном Кавказе, в Дагестане разработки латинизированных алфавитов для аварцев, даргинцев, лаков, лезгин, кабардинцев, чеченцев, адыгейцев и др. младописьменных народов руководили профессора-кавказоведы Н.Ф. Яковлев и Л.И. Жирков. Крупнейшие тюркологи Е.Д. Поливанов, С.Е. Малов, Н.К. Дмитриев, А.К. Боровков, К.К. Юдахин, Н.А. Баскаков внесли огромный вклад в разработку письменности для тюркских народностей, плодотворно работали в области подготовки новых алфавитов для финно-угорских народов.

Субэтнос – этническая система, возникающая внутри этноса и отличающаяся своими хозяйственными, бытовыми, культурными и другими особенностями.

Суперэтнос – этническая система, состоящая из нескольких этносов, возникающих одновременно в одном регионе, связанных идеологически, экономически и политически.

Тюрки – общее именование в 17-19 вв. региональных литературных тюркских языков: среднеазиатского, восточноогузского, поволжского и северокавказского.

Т. среднеазиатский – это более поздняя разновидность чагатайского языка (11-17 вв.). Базой для него послужили карлукско-уйгурские диалекты.

Восточноогузский Т. складывается в 16 в. На нем существуют историко повестовательные сочинения, эпическая и лирическая поэзия.

Поволжский Т. базируется на золотоордынской речи – кыпчакские диалекты. В поволжский Т., наряду с арабизмами и персизмами, со второй половины 18 – начала 19 вв. вошли также русизмы и слова европейского происхождения. На нем существовала большая религиозно-мистическая литература;

повествовательные и грамматические трактаты, учебные пособия 17-18 вв.

Северокавказский Т. представляет собой книжно-письменный язык с кыпчакской (старо-кумыкской) диалектной основой и регулярным отражением некоторых азербайджанских языковых черт. Он служил региональным письменным языком официального делопроизводства не только у тюркоязычных народов региона, но и у других (особенно в Чечне и Дагестане).

Все литературные Т. пользовались арабской графикой.

Титульный этнос – народ, давший наименование тому или иному национально-государственному образованию.

Традиции – способ передачи этнического опыта от одного поколения к другому в виде обычаев, порядков, правил поведения.

Тюркские народы - народы, говорящие на тюркских языках, входящих в алтайскую лингвистическую семью, состоящую их тюркской, монгольской и тунгусо-маньчжурской групп, расселенных в основном на огромных пространствах государств содружества. Многочисленные народы тюркской группы обычно представляют по историко-географическим областям: Т. н. Поволжья (татары, башкиры, чуваши);

Т. н. Кавказа (азербайджанцы, кумыки, карачаевцы, балкарцы, ногайцы);

Т. н. Средней Азии и Казахстана (казахи, киргизы, узбеки, туркмены, уйгуры);

Т. н. Сибири (алтайцы, якуты, тофалары и др.). Особняком стоят в дальнем зарубежье турки и различные по численности тюркоязычные группы, в основном в Китае, Афганистане, Монголии, Иране, Румынии, Болгарии, Югославии, Албании.

Вопрос об этногенетическом единстве Т. н. с монгольскими и тунгусо маньчжурскими народами находится в стадии гипотезы. Наряду с этим существует также урало-алтайская гипотеза, согласно которой алтайские народы с финно угорскими составляют урало-алтайскую этнолингвистическую макросемью.

Этническая антропология (или расоведение) – пограничная дисциплина на стыке этнографии (этнологии) и антропологии, занимающаяся главным образом изучением этногенеза в сопряжении с процессом расогенеза, роли условий социальной жизни народов, их образа жизни и других характеристик в изменении, например, расовых признаков во времени, межрасовой метизации (смешения) в различных регионах мира, а также зависимости хода этнической динамики от сложившихся на данный момент внутри- и межрасовых сочетаний, комбинаций, вариаций и т.п., иными словами, анализом обратного влияния внутри- и межрасовых изменений на этническую мозаику народов.

Особое значение приобретает интерпретация расовых предрассудков (несмотря на всю их одиозность) как специфического явления культурной жизни, смысл которого улавливается лишь в контексте усилий национальных или межнациональных группировок сохранить и упрочить свое привилегированное положение за счет ослабления или разложения методами расисткой пропаганды позиций их оппонентов.

Этническая группа:

а) территориальная часть какого-нибудь народа (этноса), у которого существуют свои особенности в культуре, быте и, главным образом, в языке (свой особый диалект или говор), а также свое особое самосознание и, конечно же, свое самоназвание (этим они отличаются от этнографической группы.). Скажем, Э. г. у украинцев считают гуцулов и лемков, у грузин – мингрелов и сванов;

б) небольшая часть какого-нибудь этноса, территориально отошедшая от него в результате миграции, но сохранившая прежнее этническое самосознание, язык, особенности культуры и быта (немцы в России, украинцы в Казахстане и т.п.).

Иногда Э. г. называют еще и «территориальными группами».

Этническая история – продолжение и развитие процессов этногенеза уже сложившихся этнических общностей. Она включает взаимодействие одного этноса с другими, взаимную ассимиляцию их групп и отдельных представителей, объединение ряда этносов в новые общности – интеграцию, консолидацию, а также процессы внутри самого этноса – миграцию (см.) и т.п. Реальная Э. и. практически всех известных этносов делает несостоятельными любые рассуждения относительно «чистоты происхождения» какого-либо из них. Помимо Э. и. отдельных этнических образований существует еще и Э. и. целых регионов, территорий (например, Э. и. Средней Азии и Казахстана), где контактировали между собой этнические общности различного происхождения и культурных традиций.

Этническая картина мира – центральное понятие ряда культурологических и этнологических подходов, согласно которым члены данного общества (в том числе, этнической общности) придерживаются одной когнитивной (познавательной) ориентации, являются фактически невербализованным имплицитным выражением внимания «правил жизни», направленных членам общности социальными природными силами. Она представляет собой свод основных допущений и предположений, обычно неосознаваемых и необсуждаемых, которые направленно структурируют поведение правителей данной общности.

Этническая культура – совокупность культурных элементов структур, обладающих этнической спецификой и выполняющих дифференцирующие функции.

Этническая культура является основной формой разнообразия культуры человечества, отражающего многообразие вне биологических форм деятельности, направленных на адаптацию человека к окружающей среде. Э. к. является важнейшим компонентом культуры этноса, под которой понимается совокупность культурного достояния, присущего данному этносу в лице его отдельных представителей, локализованных групп и т.д., независимо от того, имеют ли различные элементы структуры этого достояния специфическую, этническую окраску или же являются этнически нейтральными. Помимо Э. к., в культуру этноса входят элементы иноэтнической и интерэтнической культуры. Относительная роль Э. к. в культуре этноса динамична в пространстве и во времени, а также различна в иных подсистемах культуры.

Этническая идентификация – причисление себя к группе людей определенной национальности.

В материальной культуре этническая специфика в целом выражена слабее, чем в духовной, однако даже в рамках отдельных хозяйственно-культурных типов можно выявить существенные этнокультурные различия, не сводимые к экологическим и хозяйственным условиям. Даже массовое современное производство предметов материальной культуры не исключает сохранения в них определенного этнического колорита. В условиях социально-экономической модернизации центр этничности перемещается в область духовной культуры.

Вместе с тем многие формы духовной культуры имеют межэтническое распространение и к тому же весьма дифференцированы в социальном отношении.

Этнические меньшинства – группы, составляющие меньшинство населения в странах своего проживания и отличающиеся от остальной части населения в этнокультурном отношении. Поскольку в мире нет полностью одно-национальных стран, Э. м. существуют практическ5и повсеместно. В наиболее многонациональных государствах, где ни один народ не составляет большинства населения, понятие Э. м. в определенной степени теряет смысл. По-разному выглядит проблема Э. м. в федеративных и унитарных государствах. Э.м. в современном мире весьма разнообразны по происхождению (существовавшие на своей территории еще до возникновения государства;

образовавшиеся в результате изменения политических границ;

сформировавшиеся в ходе миграций), по характеру расселения (от компактного – в границах одной страны, до дисперсного – в рамках нескольких стран), по абсолютной и относительной численности и по многим иным критериям.

С правовой точки зрения специфика Э. м. состоит в том, что, не обладая, подобно «титульным нациям», правом на самоопределение, они имеют право на гарантию от дискриминации и на поддержание своей этнокультурной самобытности, использование и развитие своего национального языка.

Этнические процессы – перманентно происходящие изменения составляющих характеристик этноса (культура, язык, обычаи и др.). В процессе существования этноса постоянно происходит определенная «шлифовка»

составляющих этнос элементов, одной из основных причин которой является влияние других этносов. Однако при этом нередко баланс внутренних ресурсов и внешнего влияния разрушается, и тогда начинается трансформация этноса, могущая привести к перемене этнического самосознания с последующим вхождением данного этноса в более крупную общность (например, нацию).

Этнические стереотипы – относительно устойчивые представления о моральных, умственных, физических и др. качествах, присущих представителям разных этнических общностей. В содержании Э. с., как правило, зафиксированы оценочные мнения об указанных качествах. Помимо этого в содержании Э.с. могут присутствовать и предписания к действию в отношении людей данной национальности. Э. с. принято подразделять на автостереотипы и гетеростереотипы.

Автостереотипы – мнения, суждения, оценки, относимые представителями данной этнической общности к самой себе. Как правило, автостереотипы содержат комплекс положительных оценок (в редких случаях отдельные национальные меньшинства могут иметь отрицательный автостереотип) Для автостереотипа характерна сбалансированность позитивных и возможных негативных элементов.

Например, если данный народ малочислен, то обычно подчеркивается его древность, музыкальность и т.п.

Гетеростереотипы, т.е. совокупность оценочных суждений о других народах, в равной мере могут быть как положительными, так и отрицательными, в зависимости от исторического опыта взаимодействия народов.

В содержании Э. с. следует различать относительно устойчивое ядро – комплекс представлений о внешнем облике представителей данного народа, о его историческом прошлом, особенностях образа жизни и трудовых навыках – и ряд изменчивых суждений относительно коммуникативных и моральных качеств данного народа. Изменчивость оценок этих качеств тесно связана с меняющейся ситуацией в межнациональных и межгосударственных отношениях. Адекватность содержания Э. с. действительности весьма проблематична.

Этнический конфликт – внеправовая разрядка напряженной этноконфликтной ситуации, созданной крайней формой политизации этничности, когда в сознании этнической группы (народа) сливаются воедино опасения за свое экономическое и социальное благополучие, страх за национальные права, за неповторимые атрибуты неповторимой самобытности, культуры и, в особенности, языка. Предконфликтная ситуация обычно проходит три этапа: а) «собирание» носителей одинаковой этнической идентичности, б) их мобилизация, в) политизация основной массы этнической группы.

Чаще всего Э. к. становится «национальным» лишь по форме. В основе же его обычно лежат экономические и социальные проблемы, нерешенностью которых пользуются различные «лидеры» в своих корыстных или политических целях и внушают простым людям опасения за свои национальные ценности.

Этнический менталитет – свойственный данному народу склад мышления;

представляет собой устойчивый изоморфизм (постоянство, неизменность, инвариант), присущий культуре или группе культур, который обычно не осознается и принимается в этой культуре как естественный;

он, по сути, не поддается изменению под воздействием идеологического давления. Знание Э. м. имеет, в частности, значение для определения пропорции между эмоциональным и рациональным уровнями сознания в принятии этнической группой (в лице тех или иных ее представителей) решений, а также меры по воспроизводству ею дуальной оппозиции – противопоставления «мы» - «они», «свои» - «чужие». Важнейшее значение в системе ценностей Э. м. имеет национальный (этнический) язык.

Этническое самосознание – осознание индивидами принадлежности к определенной этнической общности.

Этническое сознание – совокупность ментальных представлений этнической общности о своем месте в мире, включающая социально-психологические установки и стереотипы.

Этногенез (от греч. еthnos «народ» и genesis «возникновение, происхождение») – процесс образования и сложения этнических общностей. Различают Э. отдельной общности – этноса, субэтноса, группы родственных этносов и Э. отдельных территорий, где представлены разнообразные по происхождению группы населения.

Иногда Э. Рассматривают как синоним понятия «происхождение этноса», т.е.

ограничивают периодом формирования этноса вплоть до становления его самосознания. В других случаях под термином Э. объединяют происхождение и последующую этническую историю уже сложившейся общности. Оба подхода разнятся в деталях и имеют право на существование.

Э. связан с глоттогенезом (образование языка), культурогенезом (становление культуры), сопряжен с процессом взаимодействия человеческих рас.

Важной характеристикой Э. общности служит ее этноним. Практически все известные этносы складывались сложным путем, из нескольких разнородных частей.

В последние годы в связи с этнонациональными конфликтами усилились поиски «древних корней» и «исконной территории», в силу чего изучение Э. стало принимать не свойственную ему политическую окраску. Важнейшее значение для Э.

любого народа имеют языковые факты.

Этнографическая группа – часть конкретного этноса, обладающая языковыми (диалектальными) и культурно-бытовыми особенностями. Между такими группами этноса нет четких границ, а характерные для них особенности прочеркивают «границы» других групп, создавая широкие полосы переходных типов.

Появление Э. г. связано с постепенным расширением первоначальной территории расселения этноса, с контактированием его разных частей с другими этносами и неизменно появляющимися при этом взаимовлиянием, хозяйственным и культурным. Как правило, речь Э. г. представляет собой диалектную или (как минимум) говорную разновидность языка всего этноса.

Этнодемография (от греч. ethnos «народ» + demos «народ» + grapfo «пишу») – научная дисциплина на стыке этнографии (этнологии) и демографии, изучающая особенности естественного воспроизводства этносов и динамики их численности. Э.

в своих исследованиях использует главным образом этническую статистику – материалы переписей населения и массовых обследований, учитывающих этническую принадлежность (национальность), а также этнографические, социологические и другие материалы, поясняющие особенности демографического поведения различных этнических групп.

Этноконфессиональная группа (от греч. ethnos «народ» + confessio «признание», «исповедание») – историческая общность людей, в которой религиозная принадлежность выступает как основной этнодифференцирующий признак, а специфика вероисповедания (внутри своей конфессии, с другими частями этноса, этносами родственными или соседними) осознается тоже как этническая. В широком смысле Э. г., или общностями, могут быть названы вообще религиозные меньшинства, живущие в иноконфессиональном окружении (христиане среди мусульман и наоборот). Поскольку и в этих случаях признак вероисповедания выступает на поверхности как основная черта, отличающая малую группу, что оказывается крайне устойчивым, влияет на быт и неверующей части населения.

Термин Э. г. может применяться к отдельным этносам (субэтносам, суперэтносам), выделяющимся именно религиозной спецификой, глубоко проникшей в традиционно-бытовую сферу культуры.

При этом либо этнос, либо группа родственных этносов образуют свою специфическую конфессию, либо внутри этноса имеется группа с особенной конфессией, либо отдельные части одного этноса исповедуют традиционно разные религии или разные ответвления одной и той же религии, а также различные деноминации, сектантские учения. На надэтническом уровне особую Э. г.

составляют евреи: несколько этносов разного происхождения, объединенных признаком единой традиционной религии так называемого «национального» типа – иудаизм. На уровне собственно этническом в качестве Э. г. выступают сикхи, имеющие свою, также «национальную» религию, исключительную для их этноса.

Таковыми же теперь являются и парсы-зороастрийцы. Велико разнообразие Э. г. на субэтническом уровне. Специфические конфессии внутри этносов могут быть представлены как религии (курды – иезиды) или секты (меннениты среди немцев).

Одна мировая религия в нескольких вариантах или две и более мировые религии могут образовывать соответствующие субэтносы в одном и том же этносе.

Субэтносы как Э. г., бывают примерно равновеликими в составе базового этноса (немцы-католики и протестанты, украинцы-православные и униаты, христиане и мусульмане среди абхазцев, осетин, четыре Э. г. в среде татов: иудеев, магометан-суннитов и шиитов, а также христиан армяно-григорианского толка).

Могут составлять они и этноконфессиональные меньшинства: мусульманские группы среди болгар (помаки), армян (хемшины) и грузин (ингилойцы и аджары), православные христиане-татары (кряшены).

Этнокультурология – смежная научная дисциплина (между этнологией и культурологией), предметом которой является этническая культура. Она изучает развитие культурных процессов у народов на всем протяжении их развития.

Изучаемые Э. проблемы: этнос как социокультурная общность;

уровни этничности в культуре;

среда этнокультурных процессов;

формы образа жизни и культуры внутри этноса и т.д.

Этнолингвистика – научная дисциплина, находящаяся на стыке этнографии и лингвистики и изучающая взаимоотношение между этносами и языком. Предмет Э.

включает в себя такие отрасли гуманитарного знания, как социолингвистика, паралингвистика, этология;

охватывает область этногенеза и этнической истории, а также этноязыковые процессы, как внутренние, так и в межэтнических контактах, роль языка в формировании и функционировании этнических общностей и т.п.

Помимо этого, Э. занимается эмпирическими исследованиями моделей и функций применения языка в различных ситуационных контекстах, свойственных разным культурам, равно как и созданием общей теории языка, шире – коммуникации вообще во всей совокупности человеческой культуры, опираясь при этом на предпосылки, исходящие от связи конкретных культур с конкретными языками.

Этнонациональная политика (этнополитика) – новое понятие в науке, выражающее, с одной стороны, внутреннюю политизацию современных этносов и втягивание их в активные международные процессы, а с другой – необходимость и средство для государства, политических институтов и партий учитывать, использовать фактор этнической специфики в своей деятельности.

Э. п. служит одной из составляющих и самостоятельных ветвей национальной политики государства, других политических сил, включая учет, использование и балансирование объективных традиционно специфических свойств этносов, входящих в орбиту политического регулирования.

В зарубежной литературе Э. п. чаще трактуется как политическое движение этнических меньшинств, иногда как синоним реализации права на самоопределение.

Этноним (от греч. ethnos «племя, народ» и nyma «имя, название») – название этноса (народа, племени, народности, нации т.д.). Название этноса может распространяться на занимаемую территорию, в этом случае наряду с Э.

существует этнотопоним (русь – Русь;

пермь – Пермь).

Этнонимика (от греч. ethnos «племя, народ» + nyma «имя, название») – раздел ономастики, в котором изучают происхождение, функционирование и построение этнонимов.

Этнопсихология – этнографическая дисциплина, возникающая на стыке этнологии и психологии;

имеет важное значение для изучения психотипа народа (этноса), в рамках данной науки исследуются основы поведения членов той или иной этнической общности во всей их совокупности (но не каждого в отдельности).

Такая направленность Э. характеризует ее как субдисциплину, междисциплинарную отрасль знания, которая изучает этнические особенности психики людей, национальный характер, закономерности формирования национального самосознания, этнических стереотипов и т.д.

Вместе с тем Э. порой трактуют и как методологию в исследовании проявлений на групповом уровне сферы и типа психологических различий, обусловленных спецификой данной культуры.

Этнорасовая группа (или общность) – группа людей, отличающаяся от окружающего населения как этническими (лингвокультурными) особенностями, так и внешним антропологическими признаками (расовым типом).

Обычно происхождение Э. г. связано с дальними миграциями людей в регионы, населенные людьми другой этнической и расовой принадлежности (скажем, японцы в Бразилии, калмыки в Нижнем Поволжье и др.). В случае численного превосходства мигранты могут превратить в Э. г. местных аборигенов, как случилось это в Северной Америке с местными индейцами. При тесных контактах (распространение межэтнических браков и др.) отличительные черты двух этносов могут быть размыты (ср. негро-мулатское население США, перешедшее на язык и культуру местного населения, которое превратилось из группы этнической в Э. г.).

Этнос (от греч. ethnos «племя, народ») - исторически сложившаяся на определенной территории устойчивая совокупность людей, обладающих общими чертами и стабильными особенностями культуры (включая язык), психологического склада, а также сознанием своего единства и отличия от других подобных образований (самосознанием). Факторы образования и признаки Э. различаются.

Формирование Э. обычно происходит на основе единства территории и хозяйственной деятельности. Признаки, выражающие системные свойства Э. и отличающие его от других Э. – это язык, народное искусство, обычаи, обряды, традиции, нормы поведения, привычки, т.е. такие компоненты культуры, которые, передаваясь из поколения в поколение, образуют в итоге специфическую этническую культуру. Э. характеризуется этническим самосознанием, в частности, представлением об общности своего происхождения, находящим внешнее выражение в этнониме – самосознании.

Этносоциальная общность – вид этнической общности, связанной с общностью экономической жизни или политической. Обычно в качестве Э. о.

выступает этнос, образующий свое государство. Типичной формой современной Э. о. считается «титульная нация».

Этнофор – индивид как носитель этнического сознания.

Этноэкология (от греч. ethnos «народ» + oikos «дом, родина» + logos «учение») – стыковая научная дисциплина (между этнологией и экологией человека), в задачу которой входит изучение особенностей жизнеобеспечения этнических общностей в определенных природных условиях.

Этноцентризм (англ. ethnocentrism.) – система взглядов других народов, их нравы и обычаи рассматриваются через призму традиционных установок и ценностных ориентаций, обычно ставится выше всех остальных;

бывают, однако, случаи, когда своя культура оценивается ниже, чем чужая. Э. уходит своими корнями в особенности психики, негативно или настороженно реагирующей на все незнакомое, и в конечном счете обусловлен этнокультурной спецификой всего процесса социализации личности в определенной этнокультурной среде, восприятием бытующих в ней стереотипов системы, ценностей.

Литература 1. Абдулатипов Р. Человек. Нация. Общество. – М.,1991.

2. Аврорин В.А. Двуязычие и школа// Проблемы двуязычия и многоязычия. – М., 1972.

3. Аврорин В.А. Проблемы изучения функциональной стороны языка. – Л., 1975.

4. Аитов Н.А. Социальное развитие регионов. – М., 1985.

5. Алексеев В.П. Историческая антропология и этногенез. – М., 1989.

6. Алишина Х.Ч. Тоболо-иртышский диалект сибирских татар. – Казань, 1994.

7. Алишина Х.Ч. Русские заимствования в частушках сибирских татар// Экология культуры и образования: филология, философия, история. – Тюмень, 1997.

8. Алишина Х.Ч. Ономастикон сибирских татар. В 2-х частях. – Тюмень, 1999.

9. Алпатов В.М. 150 языков и политика. 1917-2000 гг. Социолингвистические проблемы СССР и постсоветского пространства. – М.: Крафт+, Институт востоковедения РАН, 2000, 224 с., Изд. 2-е, дополненное.

10. Арутюнов С.А. Народы и культуры: развитие и взаимодействие. – М., 1989.

11. Ачкасов В.А., Бабаев С.А.. Мобилизованная этничность: Этническое измерение политической культуры современной России. - Спб.: Изд-во С-Петербургского философ. общества, 2000.

12. Баландин А.Н. Особенности в области лексики// Самоучитель мансийского языка. – Л., 1969.

13. Баскаков Н.А. Русские фамилии тюркского происхождения. – М., 1979.

14. Баскаков Н.А. Введение в изучение тюркских языков. – М., 1969.

15. Баскаков Н.А. Алтайская семья языков и ее изучение. – М., 1981.

16. Бауэр О. Национальный вопрос и социал-демократия. – СПб., 1909.

17. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. – М., 1979.

18. Бердяев И. Философия неравенства. – М., 1990.

19. Бертагаев Т.А. Билингвизм и его разновидность в системе употребления // Проблемы двуязычия и многоязычия. – М., 1972.

20. Бицилли П.М. Два лика евразийства // Россия между Европой и Азией:

евразийский соблазн. – М., 1993. С. 279-292.

21. Бондалетов В.Д. Социальная лингвистика. – М., 1987.

22. Бондалетов В.Д. Пермские, прибалтийско-финские и венгерские заимствования в лексике русских условных языков // Очерки по русскому языку и стилистике. – Саратов, 1967.

23. Бондарец Е.А. Сравнительная характеристика русских и украинских заговоров // Славянские духовные традиции Сибири. – Тюмень, 1999.


24. Бороноев А.О., Павленко В.Г. Введение в этническую психологию. – СПб, 1994.

25. Бромлей Ю.В. Очерки истории этноса. – М., 1983.

26. Брусина О.В. Славяне Средней Азии. – М.: Наука, 2002.

27. Быстренко В.И. История государственного управления и самоуправления в России. – Новосибирск-М., 1977.

28. Валеев Ф.Т. Сибирские татары. – Казань, 1993.

29. Васильев В.И. Проблемы этногенеза северосамодийских народов (ненцы, энцы, нганасаны) // Этногенез народов Севера. – М., 1980.

30. Вежбицкая А. Семантика грамматики. Пер с англ. – М., 1992.

31. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. Пер. с англ. – М., 1996.

32. Венцкович Р.М., Шайкевич А.Я. История языкознания. – М., 1974.

33. Вербицкая Л.А. Языковая норма: реальность или вымысел? // Проблемы и методы экспериментально-фонетических исследований. – СПб: Изд-во филологического факультета СПбГУ, 2002. – С. 117-121.

34. Вербов Г.Д. Диалект лесных ненцев // Самодийский сборник. – Новосибирск, 1973.

35. Верещагин Е.М. Психологическая и методическая характеристика двуязычия (билингвизма). – М., 1969.

36. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура: Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. – 4-е изд. перераб. и доп. – М., 1990.

37. Вундт В. Проблемы психологии народов. – М., 1912.

38. Гак В.Г. Сопоставительная лексикология. – М., 1977.

39. Гамклеридзе Т.В., Иванов Вяч. Вс. Индоевропейский язык и индоевропейцы: Реконструкция и историко-типологический анализ праязыка и протокультуры. – Тбилиси. 1984.

40. Герд А.С. Введение в этнолингвистику. – СПб., 1995.

41. Гладкий Ю., Лавров С. Экономическая и социальная география мира. – М., 1993.

42. Гольдин В.Е., Сиротинина О.Б. Внутринациональные речевые культуры и их взаимодействие // Вопросы стилистики. – Саратов, 1993.

43. Голошубин И. Описание Омской епархии. – Омск: Иртыш, 1914.

44. Государственная программа национального возрождения и международного сотрудничества народов России. – М., 1994.

45. Губогло М.Н. Современные этноязыковые процессы в СССР. – М., 1984.

46. Губогло М.Н, Идентификация идентичности. Этносоциологические очерки. – М.: Наука, 2003.

47. Гумбольдт В. фон. Язык и философия культуры. Пер. с нем. – М., 1989.

48. Гумилев Л.Н. Этносфера, История людей и история природы. – М., 1993.

49. Гумилев Л.Н. От Руси к России. – М., 1992.

50. Гумилев Л.Н. Биография научной теории. – М., 1989.

51. Гумплович Л. Основания социологии//Западно-европейская социология XIX - начала XX веков. – М., 1992.

52. Денисова Г.С. Этнический фактор в политической жизни России 90-х годов.

– Ростов-на-Дону, 1996.

53. Дешериев Ю.Д. Закономерности развития и взаимодействия языков в советском обществе. – М., 1966.

54. Джарылгасинова Р.Ш. Теория этнического самосознания в советской этнографической науке: (Основные аспекты проблемы) // Советская этнография.

1987, № 4.

55. Джеймс Л., Мартин Д. Все возможные миры. – М., 1988.

56. Долгих Б.О. Очерки этнической истории ненцев и энцев. – М., 1970.

57. Дятлов В.И. Внешние миграции на востоке России как геополитический фактор//Байкальский регион и геополитика Центральной Азии: история, современность, перспективы (материалы международного научного семинара совещания). – Иркутск, 2004. С. 50-57.

58. Ермолаева Л.С. Очерки по сопоставительной грамматике германских языков. – М., 1987.

59. Жирмунский В.М. Национальный язык и социальные диалекты. – Л., 1936.

60. Зайончковская Ж. и др. Миграционная ситуация в регионах России. Вып. 1.

Приволжский федеральный округ. Под ред. Ж. Зайончковской. – М.: Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН, 2004.

61. Закирова У.Ж. Проблемы преподавания русского языка детям мигрантов // Социально-гуманитарные проблемы адаптации мигрантов из стран СНГ в полиэтничном регионе РФ. – Тюмень: Мединфо, 2004, т. 2. С. 78-64.

62. Здоровец Я.Л., Мухин В.В. Диаспоры и землячества России. – М., 2005.

63. Иванов Ю.А. Очерки истории Тюменской области. – Тюмень, 1994.

64. Игнатов В.Г., Булатов В.И. Регионоведение. – Ростов на Дону, 1998.

65. История государственного управления в России. Под ред. проф.

А.Н. Марковой. – М., 1997.

66. Исхакова Д.М. Неформальные объединения в современном татарском обществе // Современные национальные процессы в Республике Татарстан. – Казань, 1992. С. 7, 15.

67. Каныгин Ю.М. Основы когнитивного обществознания: Информ. теория социальных систем. – Киев, 1993.

68. Карабулатова И.С. Взаимодействие русского и украинского языков в топонимии российского Приишимья // Экология культуры и образования: филология, философия, история. – Тюмень, 1997.

69. Карабулатова И.С. Региональная этнолингвистика: Современная этнолингвистическая ситуация в Тюменской области (на материале топонимии). Тюмень: Изд-во Тюменского госуниверситета, 2000.

70. Карабулатова И.С. Краткий словарь топонимов и топонимических ассоциаций (на материале географических названий Тюменской области). – М.: Изд во Института языкознания РАН, 2002.

71. Карабулатова И.С. Тюменский регион в исследованиях европейцев XVIII XIX вв. // Стеллеровские чтения. – Тюмень: Экспресс, 2004. – С. 37-42.

72. Карабулатова И.С. Роль миграции в формировании этнолингвистического пространства Тюменской области: прошлое, настоящее и перспективы // Проблемы социально-культурной адаптации мигрантов из стран СНГ в приграничных зонах Российской Федерации. – Тюмень: Мединфо, 2004. Ч. 1. - С. 17 – 25.

73. Карабулатова И.С. Культура детства Тюменской области: традиции и современность. – Тюмень, 2004.

74. Карабулатова И.С. Чаукерова Г.К. Казахи // Малая энциклопедия народов Тюменской области: Краткий словарь-справочник / Под ред. И.С. Карабулатовой, Г.С. Корепанова, Г.Ф. Куцева. – Тюмень: Изд-во «Вектор-Бук», 2005. – 460 с. С. 114 122.

75. Карабулатова И.С. Чаукерова Г.К. Свадебный ритуал тюменских казахов // «Валихановские чтения – 10»: Материалы 10-й международной научно-практической конференции – Кокшетау, 2005. – С. 150- 76. Карабулатова И.С., Карелина Л.Ф. Украинцы Тюменской области: история, язык, культура. – Тюмень, 2006.

77. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. – М., 1987.

78. Караулов Ю.Н. «Осознавание» как процесс простейших единиц знания в языковом сознании носителя языка-культуры // Общение. Языковое сознание.

Межкультурная коммуникация. Сб. ст. /Институт языкознания РАН. – Калуга: КГПУ им.К.Э. Циолковского, 2005. – С. 178-189.

79. Каутский К. Национальная проблема. – М., 1918.

80. Каутский К. Национализм и интернационализм. – Петроград, 1918.

81. Кеннан Дж. Сибирь и ссылка. – Спб, 1999. – Т. 1.

82. Коган Л.Н. Словарь прикладной социологии. – Минск, 1984.

83. Кожурин Ф.Д. Совершенствование регионального управления. – М., 1990.

84. Койше К.К. Влияние языковых факторов этнического самосознания на развитие культуры казахского населения в условиях диаспоры // Известия вузов.

Социология. Экономика. Политика. – 2007. - № 4. - С. 75-77.

85. Койше К.К. Межкультурные взаимодействия казахов: исторические и демографические аспекты / Менеджмент в социальной сфере. Ученые записки кафедры социального менеджмента. – Тюмень: «Вектор Бук». – Вып. 7, 2005. С. 116-118.

86. Койше К.К. Исторические и современные аспекты. Межкультурные взаимодействия казахов / Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Духовно-нравственный потенциал России: связь поколений», посвящается 60-летию победы в Великой Отечественной войне. – Тюмень, 2005. С. 270-272.

87. Койше К.К. Теоретические основы изучения конфликтов в организации / Менеджмент в социальной сфере. Ученые записки кафедры социального менеджмента. – Тюмень, 2006. - С. 95-98.


88. Койше К.К. Межкультурные взаимодействия казахов: исторические и демографические аспекты / Материалы международной научно-технической конференции, посвященной Году России в Казахстане «Теория и практика исследования процессов рыночных преобразований в странах ближнего зарубежья».

– Тюмень: Павлодар, 2004. - С. 161-162.

89. Койше К.К. Социокультурные процессы в жизнедеятельности казахского населения в провинциальном городе: результаты социологических исследований / Менеджмент в социальной сфере. Ученые записки кафедры социального менеджмента. – Тюмень: «Вектор Бук», 2008. - Вып. 10. - С. 85-92.

90. Колесников А.Д. О национальном составе населения Омской области:

исторический процесс формирования населения Среднего Прииртышья в этническом и национальном отношениях // Материалы к Третьему научному совещению географов Сибири и Дальнего Востока. – Омск, 1966. Вып. 1.

91. Колшанский Г.В. Объективная картина мира в познании и языке. – М., 1990.

92. Комлев Н.Г. Слово в речи: Денотативные аспекты. – М., 1992.

93. Конституция Российской Федерации. – М., 1993.

94. Концепция государственной национальной политики Российской Федерации. Постановление Правительства Российской Федерации от 01.05.1996.

Российская газета от 10.07.1996.

95. Костомаров В.Г. Языковой вкус эпохи. – СПб, 1999.

96. Кочеткова Т.В. Этическая компонента как ценностный ориентир речевого поведения носителя элитарной культуры // Русский язык, литература и культура на рубеже веков. IХ Международный конгресс МАПРЯЛ. Тезисы докладов и сообщений.

Часть 1. – Братислава, 1999.

97. Кочеткова Т.В. Этническая палитра Саратовской области // Проблемы социально-культурной адаптации мигрантов из стран СНГ в приграничных зонах Российской Федерации. – Тюмень: Мединфо, 2004. Ч. 3. С. 19-25.

98. Краткий этнологический словарь. – М., 1995.

99. Крысько В.Г. Этнопсихологический словарь. – М., 1999.

100. Кузакова Е.А. О новых записях фольклора манси // Искусство и фольклор народов Западной Сибири. – Томск, 1984.

101. Кузьмина А.И. Грамматика селькупского языка. Ч. 1 // Селькупы и их язык.

– Новосибирск, 1974.

102. Кузьмина Е.Е. Откуда пришли индоарии? / Материальная культура племен андроновской общности и происхождение индоиранцев. – М., 1994.

103. Куклински Э. Региональное развитие - начало повортного этапа // Региональное развитие и сотрудничество, 1997, № 10.

104. Куприянова З.Н. К вопросу о жанровом составе фольклора уро самодийских народностей // Проблемы изучения финно-угорского фольклора. – Саранск, 1972.

105. Курилов В.Н., Люцидарская А.А. К вопросу об исторической психологии межэтнических контактов в Сибири 17 в. // Этнические культуры Сибири: Проблемы эволюции и контактов. – Новосибирск, 1985.

106. Лазарева С.П. Мигранты и система школьного образования в Иркутске: к постановке проблемы // Россия и Восток: взгляд из Сибири. 2004: Материалы и тезисы докладов к международной научно-практической конференции, посвященной 60-летию российско-новозеландских дипломатических отношений и 25-летию Центра азиатско-тихоокеанских исследований ИГУ. – Иркутск, 2004. С. 293-299.

107. Лебон Г. Психология народов и масс // Западно-европейская социология XIX - начала XX веков. – М., 1992.

108. Лингвистический энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия, 1990.

109. Ли Тоан Тханг. Пространственная модель мира: Когниция, культура, этнопсихология (на материале вьетнамского и русского языков). Под ред. Степанова Ю.С. – М., 1993.

110. Лурье С.В. Историческая этнология. – М., 1997.

111. Люблинская М.Д. Проблемы описания фонологии ненецкого языка // Проблемы и методы экспериментально-фонетических исследований. – СПб: изд-во СПбГУ, 2002. С.75 - 79.

112. Лютикова В.Д. Личность и идиолект. – Тюмень, 2000.

113. Люцидарская А.А. Старожилы Сибири: Историко-этнографические очерки.

17 в. - начало 18 в. - Новосибирск: Наука, 1992. - С. 196.

114. Никитин Н.И. Государственное обеспечение гарнизона Тобольска до середины 17 века // История городов Сибири досоветского периода - Новосибирск:

Наука, 1977. - С.47-64.

115. Никитин Н.И. Служилые люди в Западной Сибири. - М.: Наука, 1988. С. 117.

116. Лосева З.Н., Томилов Н.А. Исторические предания и легенды иртышских татар // Духовная культура народов Севера. – Томск, 1980.

117. Лукина Н.В. Мифы, предания, сказки хантов и манси. – М., 1990 (сост., примеч., предисл. Н.В. Лукиной).

118. Мадиева Г.Б. Ономастическое пространство современного Казахстана:

структура, семантика, прецедентность, лемматизация. АДД. – Алматы, 2005. – С. 44.

119. Маковский М.М. Удивительный мир слов и значений: Иллюзии и парадоксы в лексике и семантике. – М., 1989.

120. Матвеев А.К. Финно-угорские заимствования в русских говорах Северного Урала. Автореф. дис. канд. филолог. наук. – Л., 1959.

121. Матвеев А.К. Методы топонимичеких исследований. – Свердловск, 1986.

122. Махней С.И. Из истории русско-башкирских музыкальных связей // Россия и Восток: история и культура: Материалы 4-й международной научной конференции “Россия и Восток: проблемы взаимодействия”. – Омск, 1997.

123. Мусаев К.М. Лексикология тюркских языков. – М., 1984.

124. Народы России: энциклопедия / Главн. ред. В.А. Тишков. – М., 1994.

125. Никонов В.А. Этнонимы. – М., 1970.

126. Никонов В.А. Задачи и меоды антропонимики // Личные имена в прошлом, настоящем и будущем. – М, 1970.

127. Пелих Г.И. Селькупы 17 века. – Новосибирск, 1981.

128. Пикулькин А.В. Система государственного управления. – М., 1997.

129. Попова С.А., Ромбандеева Е.И. Русско-мансийский разговорник. – СПб, 1993.

130. Поршнев Б.Ф. Социально-психологические принципы этнопсихологии. – М., 1966.

131. Празаускас А.А. Этнический национализм, многонациональное государство и процессы глобализации // Материалы российско-американского семинара “Глобальные социальные и политические перемены в мире”, 23- октября 1996 г. – М., 1997.

132. Прокофьев Г.Н. Ненецкий (юрако-самоедский) язык. Нганасанский (тавгийский) диалект. Энецкий (енисейско-самоедский) диалект. Селькупский (остяко-самоедский) язык. – М.-Л., 1937.

133. Прокуровская Н. А. Город в зеркале своего языка. – М. 1996.

134. Пропп В.Я. Об историзме фольклора и методах его изучения // Пропп В.Я.

Фольклор и действительность. Избранные статьи. – М., 1976.

135. Пронштейн А.П. Методика исторического исследования. – Ростов на Дону.

1971.

136. Прохоров Ю.Е. Лингвострановедение. Культуроведение. Страноведение:

Теория и практика обучения русскому языку как иностранному. – М., 1998.

137. Прохоров Ю.Е. Социокультурные стереотипы речевого общения и их реализация вне языковой среды: теоретические и методические аспекты // XXI век:

взимодействие языков и культур (бесконфликтное сосуществование). Материалы конференции. – Сыктывкар, 1999. С. 19-27.

138. Реннер К. Национальная проблема (борьба национальностей в Австрии).

– СПб., 1909.

139. Роль человеческого фактора в языке: Язык и картина мира / Ответ. ред.

Серебренников Б.А. – М., 1988.

140. Романова М.А. Субстратные фонетические явления тюркского происхождения в русских говорах Тюменской области // Русский язык в его взаимодействии с другими языками. – Тюмень, 1988.

141. Ромбандеева Е.И., Вахрушева М.П. Мансийский язык. – Л., 1989.

142. Рыжова Н.П. Приграничная «народная торговля» в Благовещенске как форма китайско-российского симбиоза // Диаспоры, 2003, № 2. С. 88-126.

143. Савва М.В. Об основных положениях в государственной политике в отношении национальностей // Стратегия национальной политики Российской Федерации на Северном Кавказе. – Ростов на Дону,1995. С. 11-17.

144. Сайнахова А.И. Сложные серийные послелоги в мансийском языке // Всесоюзная конференция по финно-угроведению. – Сыктывкар, 1965.

145. Сафронов Ф.Г. Дохристианские личные имена народов северо-востока Сибири. – Якутск, 1985.

146. Сверкунова Н.В.. Сибирская идентичность. – Спб. Наука, 1996.

147. Сводеш М. Лексико-статистическое датирование доисторических этнических контактов (на материале племен эскимосов и северо-американских индейцев) // Новое в лингвистике. Вып. 1. – М., 1960.

148. Сенгепов А.М., Немысова Е.А., Молданова С.П., Волдина М.К., Лыскова Н.А. Хантыйский язык. – Л., 1988.

149. Серебренников Б.А. Роль человеческого фактора в языке: Язык и мышление. – М., 1988.

150. Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. – М., 1998.

151. Сорокин П.А. Социологические теории современности. – М., 1992.

152. Сорокин П.А. Человек, цивилизация, общество. – М., 1992.

153. Сорокин П.А. Система социологии. Части I и II. – М., 1993.

154. Сорокин П.А. Общая социология. – М., 1993.

155. Сорокин Ю.А., Марковина И.Ю. Национально-культурные аспекты речевого мышления // Исследования речевого мышления в психолингвистике. – М., 1985.

156. Сорокин Ю.А., Марковина И.Ю. Культура и ее этнопсихолингвистическая ценность // Этнопсихолингвистика. – М., 1988.

157. Соссюр Ф. Труды по языкознанию. //Пер. с фр. – М., 1977.

158. Сулейманова А.У. О национальных установках тарских и тевризских татар// Современные этнические процессы у народов Западной и Южной Сибири. – Томск, 1981. – С. 63-65.

159. Старовойтова Г.В. Этнические группы в современном советском городе. – М., 1984.

160. Степанян А.А. Этнообщина как продукт диаспоральных процессов:

Автореф. дис. канд. соц. наук. – М., 2004.

161. Столяров М. Регионализм в Европе и в Российской Федерации // Международная жизнь, 1997, № 9.

162. Суперанская А.В. Что такое топонимика? – М., 1985.

163. Терешкин Н.И. Хантыйский язык // Языки народов СССР: в 5 т. Т. 3.

Финно-угорские и самодийские языки. – М., 1966.

164. Терещенко Н.М. Материалы и исследования по языку ненцев. – М.- Л., 1956.

165. Томилов Н.А. Современные этнические процессы среди сибирских татар.

– Томск, 1978.

166. Томилов Н.А. Этническая история тюркоязычного населения Западно Сибирской равнины в конце XVI - начале XХ в.: Автореф. дис... д-ра ист. наук. – Омск, 1983.

167. Томилов Н.А. Казахи Западной Сибири в XVI-XX вв. // От Урала до Енисея (народы Западной и Средней Сибири). – Томск, 1995. С. 66-75.

168. Токарев С.А. К постановке проблемы этногенеза // Советская этнография.

– М., 1949, № 3.

169. Трубачев О.Н. Этногенез и культура древнейших славян. – М., 1991.

170. Тумашева Д.Г. Язык сибирских татар: в 2 ч. – Казань, 1968.

171. У. Гохуа. Письмо как объект лингвокультурологического исследования // Русский язык, литература и культура на рубеже веков. IX Международный конгресс МАПРЯЛ: Тезисы докладов. – Братислава, 1999, ч. 2. С. 184-185.

172. Уфимцева Н.В. Динамика и вариативность языкового знака: Автореф.

дис... д-ра. филол. наук. – М., 1994.

173. Флоровский Г.В. Евразийский соблазн // Россия между Европой и Азией. – М., 1993. С. 237-266.

174. Фрейд 3. Введение в психоанализ: Лекции. – М., 1995.

175. Фролов Н.К. Статут микротопонимии в системе топонимии // Вопросы ономастики: Межвузовский сборник научных трудов. – Свердловск, 1982.

176. Фролов Н.К. Перспективы региональной лингвоэтнической консолидации // Язык в контексте общественного развития. – М. 1994. С. 162-170.

177. Фромм Э. Человек для себя. Иметь или быть? – Минск, 1997.

178. Хайду П. Уральские языки и народы. – М., 1985.

179. Хаксли В.Л. Возрождение национализма и дезинтеграция государства // Материалы российско-американского семинара “Глобальные социальные и политические перемены в мире”, 23-24 октября 1996 г. – М., 1997.

180. Хотинец В.Ю. Этническое самосознание. – СПб;

2000.

181. Худяков Ю.С. Генезис древнетюркской культуры // Россия и Восток:

археология и этническая история: Материалы IV Международной конференции “Россия-Восток: проблемы взаимодействия”. – Омск, 1997. С. 58-62.

182. Цыпанов Е.А. Коми кыв: Самоучитель коми языка. – Сыктывкар, 1992.

183. Чаукерова Г.К. Особенности функционирования сибирскотюркского антропонимикона в условиях полиэтничного пространства (на материале личных имен казахов и татар Тюменской области). Дис. канд. филол. наук. – Тюмень, 2008.

С. 254.

184. Чаукерова Г.К. Общетюркские основы личных имен сибирских казахов юга Тюменской области // «Сулеймановские чтения – 2005»: Материалы VIII межрегиональной научно-практической конференции. – Тюмень: Экспресс 2005. – С. 183-185.

185. Чаукерова Г.К. Личные имена тюменских казахов в социолингвистическом аспекте // Образовательно-инновационная и социокультурная политика в Казахстане и сопредельных территориях: опыт, проблемы и перспективы: Материалы международной научно- теоретической конференции. – Астана: Евразийский гуманитарный институт, 2005. – С. 439-440.

186. Чаукерова Г.К. Роль традиции в формировании антропонимикона сибирских казахов и сибирских татар юга Тюменской области // «Сулеймановские чтения – 2006»: Материалы IX Всероссийской научно-практической конференции. – Тюмень: Экспресс, 2006. С. 140-143.

187. Чаукерова Г.К. Этническая самоидентификация: казахи Тюменской области в условиях полиэтничного окружения // Сулеймановские чтения: Материалы X Всероссийской научно-практической конференции (Тюмень, 18-19 мая 2007 г.). – Тюмень: СИТИ ПРЕСС, 2007. – 130 с., С. 50-51.

188. Чернецов В.Н. Древняя история Нижнего Приобья // Материалы и исследования по археологии СССР. – М.-Л., 1953, № 35.

189. Черкашин Г.В. Региональные проблемы социальной политики. – Свердловск, 1991.

190. Шаймиев М. Татарстан на пути реформ: опыт государственного управления // Проблемы теории и практики управления, 1996, № 4.

191. Шайхулов А.Г. Историческая и диалектная лексика тюркоязычных народов Волго-Камско-Уральского региона (аспекты системной характеристики). – Уфа, 1988.

192. Шафранов-Куцев Г.Ф. Университет и регион. – Тюмень, 1997.

193. Шкляр Л.Е. Этнос. Культура. Личность: Философско-методологические аспекты исследования. – Киев, 1992.

194. Шпет Г.Г. Введение в этническую психологию. – М., 1929.

195. Штентайль Г., Лацарус М. Мысли о народной психологии // Философские записки. Вып. 1. – Воронеж, 1864.

196. Эфендиева А.Г. Основы социологии: Курс лекций. – М., 1993.

197. Юнг К.Г. К вопросу о подсознании // Человек и его символы. – М., 1997.

198. Ядринцев Н.М. Сибирь как колония в географическом, этнографическом и историческом отношении. – СПб, 1892.

199. Язык и идентичность: материалы Международной конференции «Ахановские чтения» под эгидой МАПРЯЛ. – Алматы: аза университеті, 2006. – 362 с.

200. Albrecht E. Bestimmt die Sprache unser Weltbild? Berline, 1972.

201. Ahlguist A. Forschungen auf dem Gebiete der uralaltaischen Sprachen. T. 3.

Ueber die Sprache der Nord-Ostjaken. Sprachtexte, Wortersammlunge und Grammatik. 1/ Abt. Sprachtexte und Wortersammlunge. Helsingfors, 1880.

202. Kalman B/ Chrestomathia Vogulica. Budapest, 1963.

203. Papay J., Fazekas J. Eszaki-osztjak medveenekek. Adalekok az jbi-ugor nepek medvekultuszhoz. Budapest, 1934.

204. Reguli A., Papay J., Zsirai M. Osztjak (chanti) hosenekek. Budapest, (T. 1), 1951 (T. 2), 1965 (T. 3).



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.