авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«С.П. Васильева Русская топонимия Приенисейской Сибири: Картина мира 1 Аннотация ...»

-- [ Страница 4 ] --

Андрониха, поле (Бал.) Гордеиха, поле, ручей (Б.-М.) Гусиха, хребет на водоразделе рек Бобровка,Яковлевка и Шилка (Тас.) Зудиха, лог (Ем.) Лопатиха, руч. пр р Кошуриха Марчиха, руч. пр.Ен.

Сорочихин, лог (Ем.) Фадиха, долина на р. Усолке м-у дд. Среднее и Нижнее (Тас.) Федосеиха, поле бл. с. Петропавловка (Бал.) Филатиха, поле бл. д. Петропавловка (Бал.) Хроматихин, колок бл. д. Петровка (Дз.) 4.2.9. Влияние модели на –иха:

Базаиха, р. пр. Ен.

Баиха Верхняя, р., с. (Тур.) (Бай-яха – река рода Бай) Баиха Нижняя, р. пр. р. Тур., с. (Тур.) 4.2.10. Женские (бабьи) названия:

Бабий пляж, место на р. Каче бл. п. Ем.

Бабья купальня, место куп. женщин в Ем.

Девичий затон, утонуло несколько девочек (Бал.) Девичий лог, заблудились и замерзли несколько девушек в 5 км (Бал.) Бабьи топонимы обозначают место в пределах деревни или вблизи неё. Девичьи названия хранят информацию о трагической ситуации.

Схожие мотивы в топонимии Русского Севера: у бабьих топонимов отмечается коннотация близости по отношению к наблюдателю, находящемуся в пределах деревни, и использование их для номинации водных объектов, ручьев, болот (предполагается связь с остаточной архаической моделью река (вода) - женщина). [Березович 1998, 48] 4.2.11. На основе фреймовой (таксономической) связи:

Барышня, руч. л.пр.Усолки Кукла, р. (Тас.) Женскими именами мотивированы микротопонимы, ойконимы, гидронимы. В сравнении с мужскими отантропонимическими названиями, среди женских отантропонимических, кроме посессивной модели, актуализирована модель переноса имени или прозвища на географический объект. Женские отантропонимические названия более поздние. Женское имя в топонимии свидетельствует о выдвижении женщины в связи с потерей мужа (вдовство) или его болезнью, неспособностью кормить семью.

Например, названия на –иха обозначают жену по имени или фамилии мужа, мать семейства, жену или вдову. Следует отметить, что мотивация названий от женских антропонимов гораздо богаче, чем мужских, сводящихся к отношениям владения, хотя изначально, как мы предполагаем, ситуации номинации были более разнообразными, но нивелировались со временем.

4.3. Образная номинация Говоря об образной номинации, мы прежде всего имеем в виду образную метафорическую номинацию и должны разграничить термины образная номинация и образное мышление (метафорическое мышление). Под образным мышлением в деятельности сознания мы понимаем отражение действительности в форме образов, вербализованных или невербализованных. Образная (метафорическая) номинация – это разновидность опосредованной номинации парадигматического типа, отражающая отношения перекрещивания между сигнификатами, основанная на отношениях сходства [Гак 1977, 269 - 283];

«…относительно свободное использование разнообразных лексических единиц во вторичной номинативной функции» [Голев 1980, 47];

«…поиск отождествляющего содержания становится свободным и причиной отождествления становится уже не мысль о тождестве предметов, а ощущение адекватности конкретных чувственно-наглядных образов-впечатлений от них» [Рут 1992, 26].

Метафорическая образность не ограничивается пределами поэтического языка.

Д.Лакофф и М.Джонсон утверждают, что «метафора пронизывает всю нашу повседневную жизнь и проявляется не только в языке, но и в мышлении и действии. Наша обыденная понятийная система, в рамках которой мы мыслим и действуем, метафорична по самой своей сути.» [Лакофф, Джонсон 1990, 387] В.Н. Топоров отмечает, что мифологическое сознание древнего человека «в высшей степени ориентировано на постоянное решение задач тождества» [Топоров 1987, 29 - 30] С помощью мифологических представлений человек упорядочивает окружающий мир, еще недостаточно понятый и изученный.

Метафорическая КМ не дополняет, как считают некоторые, ‘ядро’ концептуальной системы, и не служит ‘периферией’ [Брутян 1968, 1973;

Васильев 1974;

Колшанский 1975]. «То, что принято называть ЯКМ, - это информация, рассеянная по всему концептуальному каркасу и связанная с формированием самих понятий при помощи манипулирования в этом процессе языковыми значениями и их ассоциативными полями, что обогащает языковыми формами и содержанием концептуальную систему, которой пользуются как знанием о мире носители данного языка.».[Телия 1988, 177] Согласно интеракционистской концепции М. Блэка, метафоризация протекает как процесс, в котором взаимодействуют два объекта, или две сущности, и две операции, посредством которых осуществляется взаимодействие. Одна из этих сущностей – это тот объект, который обозначается метафорически. Вторая сущность – вспомогательный объект, который соотносим с обозначаемым уже готового языкового наименования. Эта сущность и используется как фильтр при формировании представления о первой. Каждая из взаимодействующих сущностей привносит в результат процесса свои системы ассоциаций, обычные в случае стандартного употребления языка, что и обеспечивает говорящими на данном языке метафорический смысл. Указанные сущности (в концепции Блэка это – внеязыковые объекты, или референты), взаимодействуя в когнитивных процессах фильтрации и фокусирования, образуют новую систему признаков, составляющую новое концептуальное содержание, воплощаемое в новом же значении используемого в метафоре имени, которое воспринимается одновременно и в “буквальном” его значении – в изолированном предъявлении [Black, 1962, 1979;

см. об этом: Телия 1988, 183] И. Ричардс моделирует метафорический процесс как взаимодействие “двух мыслей о двух различных вещах. Причем эти мысли, возникая одновременно, выражаются с помощью одного слова или выражения, значение которого есть результат их взаимодействия ” [Richards, 1936, 90] По мнению В.Н. Телия, особое внимание обращается на наличие в процессе метафоризации прагматичекой интенции. Намеренная затрата речевых усилий всегда на что-то нацелена. В случае метафоризации: мотив, цель и тактика, вместе подготавливающие иллокутивный эффект высказывания, содержащего метафору. По этой причине основанием для классификации метафор могут служить не только коммуникативно-функциональные их свойства [Арутюнова, 1978, 1979], но и сама интенция субъекта метафоры, который использует разные механизмы метафоризации, различные аспекты антропометричности, равно как и различную интерпретацию модуса фиктивности. [Телия 1988, 189] Создание образных наименований основано на способности человеческого сознания использовать предшествующий опыт для отождествления различных объектов, точнее их образов. В классифицирующей и уподобляющей деятельности языкового сознания срабатывают межпредметные связи, активизированные тем или иным образом «снятой»

объективной действительности. «Образная модель является посредником между чувственно воспринимаемыми объектами действительностии смыслом, значением, понятой сущностью их» [Михайлова 1972, 223] Основными компонентами номинации являются субъект, объект, адресат, язык.

Рассмотрим особенности всех этих элементов в образной номинации.

М.Э.Рут, рассматривавшая явление образной номинации в ономастике, отмечает различный уровень способностей к созданию образных номинативных единиц у номинаторов, который зависит от уровня организации мышления и объема индивидуального опыта номинаторов. Можно говорить об одинаковой потребности в образных номинативных единицах и о различных индивидуальных возможностях её осуществления. «Резкий ассоциативный «прыжок» за категориальные рамки – всегда находка, всегда большая редкость, и появлению образной номинативной единицы всегда сопутствует всплеск положительных эмоций.» [Рут 1992, 35] В концепции о специфике образного мышления отмечается следующее: а) существование наглядно-образного мышления, которое «обладает относительной независимостью от материальных объектов, наличной практики и эмпирического материала» [Пивоваров 1986,116;

цит по:

Рут 1992, 38];

б) обусловленность этой формы мышления мышлением вербальным;

в) самостоятельная познавательная ценность наглядно-образного мышления, что достигается за счет определенного отстранения от материальных объектов. М.Э.Рут интерпретирует эту концепцию применительно к образной номинации: «сталкиваясь с объектами действительности, познание котрых на уровне абстрактно-логического мышления невозможно, номинатор переключается на сферу своего чувственного опыта и, опираясь на способности наглядно-образного мышления, находит достоверный способ выражения знания об объекте в форме конкретного образа предмета, уже освоенного вербальным мышлением.» [Рут 1992, 38] Что касается объектов образной топонимической номинации, то это, как правило, небольшие, обозримые, чувственно воспринятые объекты, в которых номинатор выделяет для образной номинации один признак, либо комплекс признаков, чаще всего – второе.

Создание новой номинативной единицы сознательно или бессознательно оценивается номинатором с точки зрения её восприятия адресатом. В образной народной номинации жизнеспособность образных номинативных единиц обусловлена общностью жизненного и языкового опыта коллектива. Сущностью прямой номинации является воплощение собственного признака объекта в названии, а сущность опосредованной (в том числе образной) – воплощение этого же признака в другом предмете. [Голев 1976, 93;

Рут 1992, 23] Вместе с тем, образных номинаций в топонимии очень небольшой процент, например, в топонимии Русского Севера их не более 0,5 % [Рут 1992, 74], в мансийской топонимии горной части Северного Урала образные топонимы составляют 3 % от общего числа зафиксированных [Глинских, Матвеев 1975]. Образные наименования, тем не менее, имеют место в любом типе онимов, в бльшей или мньшей степени, отражая различия в восприятии предметов и стремление к разнообразию языкового обозначения.

В основе классификации лежит антропометрический принцип, согласно которому ‘человек – мера всех вещей’. В соответствии с этим выделены сферы предметного мира, используемые для образного отождествления.

4.3.1. Части тела человека Мотивирующими основами для топономинации послужили следующие апеллятивы:

нога, пуп, язык, ребро, щеки, кость, волосяной покров( лысая), бородавка, бок, гузно.

Данные апеллятивы или их производные (кроме гузно) являются рапространёнными терминами в географической терминологии, они образованы в результате переноса значения из сферы тело в сферу ландшафт. В наших материалах рассматриваются только те метафорические термины и их производные, которые использованы для топономинации.

Отножка, кл. (несколько) (Шар.) Отнога – ответвление горного хребта, его отрог;

ответвление долины;

рукав реки, её приток;

узкий залив озера;

начало, исток реки. На Карпатах преимущественно орографический термин, в горах Южной Сибири – гидрографический. По сообщению Е.М.Поспелова, сюда же входят названия гор в Восточных Карпатах Однога, Обнога.

[Мурзаев 1984, 422] Э.М. Мурзаев приводит также в этом значении термины ответок, отрог. Все три апеллятива с мотивирующими основами: нога, ветвь, рог – имеют общую сему «боковое ответвление», содержащуюся в корнях и усиленное приставкой. В случае с отножкой исходным образом стало тело человека. Аналогичный образы в терминах ответок, отрог – связаны соответственно с деревом и животным. [Мурзаев 1984, 421, 423] В говорах Приенисейской Сибири: отточек – небольшая речка. – Вот коль така небольша речка от Ангары бежит, отточком зовут. (Мотыг.) (СС) Номинативная модель, основанная на метафорическом переносе, ответвление от основного русла используется для обозначения мелких ручьев, речек, вытекающих (не впадающих) из основного потока.

Дунькин пуп, возв. (неск.) (Бал.) Пуп – возвышенное место;

то же в Среднем Поволжье;

остров леса в Ленинградской области;

пуп, пупыш – «кочка», «бугорок». Пуп в Горьковской области;

Пупозеро в Ленинградской области. [Мурзаев 1984, 466] Тёщин язык, крутой, опасный поворот дороги (несколько) Тещин язык – петля на горных дорогах Северного Кавказа. Э.М. Мурзаев считает анатомическим термином в географической терминологии. [Мурзаев 1984, 646] Ребра, остров на Енисее, скалистая площадь, напоминающая ребра (Бей.) Ребро – ребристые бока кряжа, где камень вышел гребнями, ребрами. [Даль IV 1955, 87] Щеки, скалистые берега в нижнем течении Подкаменной Тунгуски (Бай.) Щеки – скалистые обрывистые высокие берега реки, сужающие долину, где резко увеличивается скорость течения воды;

обычно образуют ущелья, каньоны, сжимающие с двух сторон реку;

утесы, расположенные друг против друга по обе стороны реки (Сибирь). Анатомический термин в географии. Большие и Малые Щеки на р. Камчатке.

[Мурзаев 1984, 633] Костоватая, гора (Бер.) Кость – подводный камень на море. Костливо – каменисто;

костливый берег – скалистый берег. Анатомический термин. [Мурзаев 1984, 294] Лысанка, гора (Бер.) Лысая гора – вершина которой лишена лесного или кустарникового покрова.

Многочисленны топонимы Лысая Гора, Лысогоры. [Мурзаев 1984. 353] Метафорический перенос.

Бородавкино, поле, неровное (Бог.) Бородавка – небольшая шишка на теле, накожный нарост, обычно роговатой наружности;

подобная шишка на растениях. [Даль I 1955, 116] Ассоциативная связь с полем флора. В говорах Приенисейской Сибири: бородавочник – чистотел. – Бородавочник от шипичек помогаетпомажешь соком и пройдет. (Богуч.) (СС) В названии поля реализовано переносное значение.

Боковой, луг (Бир.);

Боковое, д. (Бир.);

Забока, место (Бог.);

Дальняя забока, в 3,5 км от Б.

Бок – сторона предмета;

грань;

у каждой вещи есть верх и низ, остальные внешние плоскости называются боками;

если же исключить зад и перед, то будет два бока, правый и левый. [Даль I 1955, 109] В терминологическом значении: бок – берег реки, сторона (Центральный р-н) [СРНГ, 1968, 2];

то же на Алтае. Ср. укр. бiк – «берег», «сторона реки, озера» [Гринченко, 1958, 1];

белор. бок – «берег реки, озера», «сторона», «край», «окраина», «склон горы» [Яшкин 1971]. Боковик – «боковой, поперечный ветер, дующий перпендикулярно течению реки» (Поволжье, Новгородская, Псковская, Вологодская области) [Мурзаев 1984, 88] Забока – склон горы;

лесок, роща по берегам рек, озер;

опушка леса;

лесистая пойма реки;

часть леса, клином вдающаяся в поле;

небольшая долина, окруженная горами;

луг на излучине реки;

мыс на реке с луговой растительностью;

залив;

рукав реки;

островок, отделенный от большого острова протокой, отдельно стоящая горка, если она в стороне от большой горы [СРНГ 1972, 9] Также – берег, обочина, край, сторона [Мурзаев 1984, 210] В говорах Приенисейской Сибири:

забока – 1. Лесок, чаще на берегу реки или острова. – Забока растет, клиушает где река, где реки вилючие. (Ш.) 2. Речной мыс или остров с луговой растительностью. – В забоках косят, выдается в речку угол, кочки, редко березник, но косить можно. (Ш.) 3. Пойма. – Весной в ту забоку пристаем плотами. (Ш.) 4. Склон горы. – Заветёрна забока или солнопёчна забока, какой-нибудь мыс, может лес. (Кур.) 5. Лесок в поле, степи или островок густой растительности. – Забокам, колкам (называют), где черёмуха стоит. (Ш.) (СЮ) Горло, узкое место (Бал.) Метафорический географический термин горло в значениях «ущелье, по которому проложена дорога в горах», «горный проход», «проток», «устье реки», «морской пролив», «узкая часть моря», «проран», «прорва», «проток» и др. есть в славянских языках;

в тюрк.

богаз «горло» и «перевал», «пролив», «проход». Универсальный образ широко реализован в топонимии: Горло Белого моря, Георгиевское, Сулинское, Килийское гирла в дельте Дуная и др. [Мурзаев 1984, 153] Гзно – зад и низ чего, задница человека и животного;

живот. [Даль 1955, I, 406] Безгузов мостик, труднопроезжаемое место (Бал.) Необразное название, мотивированное апеллятивом со значением «часть тела человека».

Смысл названия в том, что можно остаться без гузна, проезжая по этому мостику.

В говорах Приенисейской Сибири: гзно – желудок. – Пойдем обедать, а то гузно совсем пустое. (Кежем.) (СС) 4.3.2. Части туловища животного:

Маврина Грива, покос (Бал.) Медвежья голова, гора (Бал.) Бараний лоб, холм, на котором расположена деревня (Бир.) 4.3.3. Посуда:

Смысл создания образных номинаций заключается в том, что образы непознанных, или недостаточно познанных объектов, на основе предшествующего опыта соотносятся с образами хорошо известных предметов на основе ассоциативных связей, иногда довольно далеких по назначению и области применения предметов.

Блюдца, ур., три круглых поля, похожих на блюдца(Аб.) В реальной действительности поле и блюдце никак не связаны. Ассоциация возникает по форме. Сигнификат слова блюдце содержит свойства предмета: круглый, с небольшим углублением. Поле как реальный объект может быть любой формы. Денотат данного объекта поле включает те же свойства, которые актуализируются для индивидуализации и номинации именно этого поля. Результатом деятельности номинирующего сознания в этом случае могло быть название Круглое, но точнее и ярче оказался результат комплексного сопоставления предметов. При этом происходит абстрагирование от всех других свойств ассоциируемых предметов: материал, функция, использование человеком и т.д.

В народной номинации субъективный образ, лежащий в основе образной номинации должен быть априбирован коллективом. Судя по тому, что названия полей Блюдце возникают на разных территориях в разное время, этот образ имеет место в топонимической картине мира русского человека. Аналогичным образом возникают номинации других полей, сопоставимых по форме с посудой и другими предметами.

Наиболее продуктивна номинативная модель переноса по форме.

Чаша, место в 3 км от д. Ястребово, напоминает чашу по форме(Аб.;

Богуч.) Чашино, поле, окруженное холмами (Бог.) Стопка, поле, названо по форме (Богуч.) 4.3.4. Продукты питания:

Булочкино, покос, напоминает булку (Бир.) 4.3.5. Предметы быта:

Ножницы, три огромных камня на реке в виде ножниц, опасное место (Бей.) Хомутина, покос, окруженный озером Игыр, как хомутом (Бал.) Котомочка, гора, по внешнему виду (Бал.) Сусчек, оз., по форме напоминает сусек (Бир.) В говорах Приенисейской Сибири: суск – «закром для хлеба» - Засыпали все сусеки.

(Кеж.;

Мотыг.) (СС);

«отгороженный ларь в амбаре» [Даль 1955, IV, 364] 4.3.6. Одежда:

Штаны, развилка дорог (Бал.) Штаны, поле (Бал.) Гбаровы штаны, поле (2 лога) (Бал.) Штаны, пашня (Бир.) Штаны, поле (Бог.) 4.3.7. Деньги:

Пятачок, место в конце тротуара, где останавливаются поговорить (Бир.) 4.3.8. Фауна:

Медвежья гора, по внешнему виду (Бал.) Ёжиковая тайга, колючий ельник (Аб.) 4.3.9. Тип поселения:

Комплексный образ, на основе которого происходит переносная номинация, может быть более или менее развернутым и объемным.

Каменная деревня, место, где огромные валуны на Енисее, напоминают крыши домов (Бей.) 4.3.10. Вкусовые ощущения:

Образность основана на переносе конкретных перцептивных ощущений в область духовных переживаний.

Горькая дорога, возили хлеб в войну в Ачинск в голод и холод(Ач.) Образная номинация в народной топонимии обусловлена опытом крестьянина, человека, накапливающего жизненный опыт во взаимодействии с природой, в процессе хозяйственной деятельности.

4.4.Родственные отношения Топонимия Приенисейской Сибири не отражает всего разнообразия родственных связей, имеющихся в языке эти отношения представлены отдельными случаями, особенно показательной является проекция семейных отношений «мать - сын» на географические объекты, выраженная в топонимообразовании: Алабужонок, руч. вытекает из оз. Алабуга (Ш.).

Отдельные случаи отапеллятивной основы со значением родства: Тёткинский, перекат на р. Ен. ниже устья Анг. 480 км.

4.5. Этнонимы На территории Красноярского края проживают 124 национальности. Список отэтнонимных названий намного меньше. Необходимость обозначения места по национальности людей в условиях Сибири возникает довольно редко. Во-первых, это была ситуация первых контактов русских с местным населением в XVII в. Появление отэтнонимных названий во время второй и третьей волны переселенцев связано с приходом людей той или иной национальности на обжитую территорию, в условиях «вживания», когда осознается фактор «чужого».

4.5.1. Славянские этнонимы Русский лес, уч. леса среди тундры в р-не п. Тухард. – Этноним актуализирован в названии потому, что территория тундры заселена в основном местным населением и там преобладают местные названия.

Беларуска, д. (Ем.) – название отражает национальность основателей деревни.

Топонимы, образованные от прозвищного этнонима хохлы встречаются чаще, т.к.

переселенцы из Украины составляют больший процент жителей края, по сравнению с другими национальностями (не считая русских). Хохлы – этнонимическое коллективное прозвище, которое распространено в смешанных по национальному составу деревнях, например, в д. Огоньки Балахтинского района деревня подразделяется на хохлов и кацапов. Кацапы – это коллективный прозвищный этноним, которым украинцы называют русских. По прозвищу именуются и края деревни: хохлы живут На Хохлах, а кацапы – На Кацапах.

На Хохлах, кл., (Б.-М.) Хохлов рог, поле (Бир.) Хохлво, поле (Петровка Дз.) Хохлы, д. (несущ.), поле (Николаевка Б.-М.) Ссыльные поляки после польского восстания 1831 г. Оставили свой след в топонимии Сибири Поляцкая, р. пр. р. Сумарочиха.

Польское, с. несущ. (Абан.) Сейчас место покосов.

Поляков, покос (Бог.) 4.5.2. Сибирские этнонимы В этот ряд входят топонимы не только от названий народов и народностей Сибири, но и названия отдельных родов Абалаково, п.на Ен.

Абалаковский улус. (Саян.) Абалаковская, коса, остров на Ен.

Ага, р. л. пр.Кана (агинцы) Агата. Р. пр.р.Чул.

Агата, оз. в басс. Курейки Агата, ур. в басс. Курейки Агинское, с. р.ц. (Саян.) Агашка, руч. вытекает из оз. Н.Ишколь, вп. В р. Урюп Асанск, с. (Дз.) Ачинск, г.

Бахта, р. п.пр.Ен. (бахтинцы) Бахта, с. (Ем., Тур.) Бахтинские, опечки, гора Бирюса (Она), р. слив. с Чуной и вп. в Анг. (племя бирюсы) Бирюса, д.

Боготол, р., г. (боготу – родовое название, СТ) Большая Кеть, р. пр р Кеть (Б.-М.) (кеты) Иргит, р. пр.р Кизира (назв. племени) Камас, ж/д станция (камасинцы) Кача, р. (Ем.) (качинские татары) Койбалы, с. (Бей.) (племенное название) Мангазея, город, 1600 – 1601 гг. (малканзеи) Молокановка, д. (Абан.) Остяцкая, д. (Енис.) (остяки – енисейские кеты) Остяцкая, курья на р. Ен. в районе д. Остяцкой Остяцкий, руч. л. пр. Ен. в р-не д. Остяцкой Самоедский, о. на Ен. (прозвищное именование енисейских кетов) Значительное количество татарских топонимов отражает тот факт, что в быту енисейских кетов, качинцев и других русские называли татарами, это своего рода тоже коллективное этнонимическое прозвище.

Татарка, р. пр. Ен. (Тур.) Татарск, п. (Тур.) Татарка, гора (Ем.) Татарская, гора (Уяр.) Татарский Лог. покос (Ман.) Татарский, мост через р. Камышовку (Б.-У.) Татарский, осер. на Ен. ниже устья П.Т. 444 км Татарский, перекат бл. осер. Татарского.

Тинка, р. (Н.-И.) (род аринов – тинны) Тинский, п. (Н.-И.) на р. Тинка Юрацкая, р. на сев. Кр.кр. (ненцы) 4.5.3. Другие этнонимы Бурятские пашни (Бог.) Большая Зырянка, р. пр. Маны (зыряне – финно-угры) Зырянка, л.пр.р.Ен.

Калмыцкий поворот (Бер.) Там жили раньше пастухи-калмыки.

Караим, д. (Абан.) Карымская, д. (Сух.) Молдованиха, мельница (С.Петропавловка Бал.) Турецкая, гора (Бер.) Цыганский мостик (стояли цыганские кибитки) (Бог.) Эстония, д. (Н.-И.) Якутская, гора на бер. Ен. ниже устья П.Т. 612 км Якутский, о. на р. Ен. ниже устья П.Т. 608 км.

4.6. Социальные и профессиональные 4.6.1.Социальные и профессиональные апеллятивы, мотивирующие топонимы, образованные до 1917 г. XX в.: казак, тархан, монах, дьяконица, поп.

Казачинское, с. (1650 г., Казачий Луг) Казачинские пороги на р. Ен. бл. с. Казачинского Казачья, р. (Рыб.) Тарханская, д. (Бал.) Тарханка, д. (Уяр.) Монахов лог (Бей.) Дьяконица, ур.

Поповский луг (Бир.) Поп, утес «высокий, как поп» (Бал.) Поп в игре городки, рюхи, чушки: выбитая из кона чушка, ставшая опять торчком, или на- поп. [Даль 1955, III, 303] В сознании жителей название утеса связывается с попом (священником) высокого роста. Налицо явление ремотивации в связи с переходом в пассивный запас наречия на- поп.

4.6.2. Социальные и профессиональные апеллятивы, мотивирующие топонимы, образованные после 1917 г.: милиция, пионер, солдат.

Милицейский покос (Бир.) Пионерская поляна (Бир.) Почтовские поля (Богот.) Солдатово, д. (Мин.) Солдатская, гора (д. Канаш Наз.) (Традиция: провожают в армию до этой горы) Солдатский, лог (д. Петровка Дз.) Солдатский, лог (Ем.) (Во время гражданской войны погибло много солдат) Солдаты, бывшее место расположения воинской части в окрестностях г. Талнаха.

4.7. Восприятие Пахучее, ягодное поле (Аб.) 4.8. Оценка Выраженная лексически:

Веселый перевал, на автодороге Абакан – Кызыл Тракт, (ирон.) плохая дорога (Бир.) Понуриха, мрачное место на Чулыме (Бал.) Выраженная суффиксами:

Гладенькая, гора со сглаженной вершиной, без растительности Пионерская скалка, скала на Енисее, где понеры проводили сборы (Бей.) Мохнатенький, о. на Ангаре (Богуч.) 4.9. Религиозные и мифологические представления «Чертями »называли всякую нечисть: черт подпольный - домовой, водяной черт водяник, бес полуденный – полудница, леший, дух и т.д. Существовал и более конкретный образ черта – подземного адского жителя, покидающего пекло с одной целью – нанести как можно больше вреда людям. Является в любом облике, человека, зверя, гада, птицы, кроме петуха, поскольку на петухе «ангельский чин». На земле черти и чертовки (жены чертей) населяют болота, омуты, провалы, образовавшиеся на на месте ушедших под землю кладов или поселений. Ходом в преисподнюю бывают и горы.

Населяют черти озера без дна, т.е. такие, где ныряльщикам дна обнаружить не удавалось.

Черти любят собираться на перекрёстках играть в бабки, биться на кулачках. Пожилые люди непременно крестились на перекрестках, и не дай Бог кому сругнуться – беда может приключиться. На росстанях избегали брать что-либо: вместе с вещью можно приобрести болезнь или несчастье. Изобилуют чертями кузни, мельницы и бани. Черти выбирают для жилья пустые места и строения, риги, сараи, где сушат хлеб. Особые отношения у черта с кузнецом, кузнечное дело требует навыка работы с огнем. Время чертей полдень и полночь. Помимо крестов черти боятся запаха ладана, пения петуха и клина, вбитого в землю.[Новичкова 1995, 577] Среди мотивов чертовых топонимов Приенисейской Сибири выделяются следующие:

1) место обитания черта;

2) место гибели одного или нескольких людей;

3) место, где всегда что-нибудь случается;

4) место аварий;

5) место в озере или на реке, где никто не может достичь дна;

6) глухое безлюдное место;

7) место, где «видели» черта или лешего;

8) места, неудобные для ведения хозяйственных работ.

Е.Л.Березович приходит к выводу о том, что «перевод идеи сверхъестественного в плоскость оценки хозяйственной значимости объекта можно считать концептуальным для бытовой версии картины мира, которую эксплицирует русская топонимия.» [Березович 1998, 182] Духовичи, место, где бродили духи (Бер.);

Лешачий, лог (Бал.);

Чертово логово, пок. (Аб.) Чертов мост (Аб.);

Чертова, гора, притаились черти (Бер.);

Чертики, омут на р. Куртюль (Бал.);

Чертово, озеро, большая глубина (Бал.);

Чертово, оз. (Бал.);

Чертов омут, место, где было много утопленников (Ем.);

Чертов, лог, черти живут, черт пытался утопить женщину (Богуч.);

Чертов мост (Бир.) опасен тем, что находится за поворотом;

Чертов мост (Бир.) всегда что-нибудь случается.;

Чёртова яма, место на р. Кача (Ем.) из-за большой глубины, ок. 3 м;

Чёртово, оз. (Абан.) считается бездонным;

Чёртово городище, ур. на п. бер. Ен.

ниже устья П.Т. 388 – 413 км;

Чёртовы рога, скала, разделяется так, что похожа на два рога (Ем.).

Представления о чуде связаны с нечистым: Чудвка, д. (Бер.) Среди чертовых топонимов сохранились шайтанские названия, оставшиеся от местного дорусского населения. В их мотивации осознается «перевод» (тюрк. «бес, сатана») на систему мифологических представлений русских, но они не сопровождается такими переживаниями, как чертовы. Встречаются в северных районах Красноярского края. Шайтанский, о.;

Шайтан, оз. (Тур.);

Шайтанское, с. на оз Шайтан (Тур.) С образом шамана также связывались представления о нечистом, но мотивация осуществляется на бытовом уровне. Встречаются в центральных и южных районах, близких к Хакасии. Шаман, оз., покос, раньше ясашный знахарь жил (Бир.) Место захоронения Место захоронения или гибели человека в сознании жителей становится опасным местом возможного проявления сверхъестественного.

Для обозначения кладбища в деревне часто используется метонимический перенос названия с близлежащих объектов: Челпан, гора, кладбище на ней (Бал.);

На горе, кладбище (Бал.) Жители окрестных деревень именуют кладбище по названию той деревни, к которой оно относится: Даурское кладбище (Бал.);

Еловское кладбище (Бал.) – или по национальной (религиозной) принадлежности: Татарское кладбище, в 1 км (Бал.) Реже используются в названии апеллятивы могила, крест: Могильник, новое кладбище (Ман.);

Могильная гора, там кладбище (Бал.);

Филимонов крест, место, где похоронены супруги Филимоновы (Б.-У.) Расположение близ кладбища может быть отмечено в названиях географических объектов: Могильный, руч., близ кладбища (Уж.);

Могилошный бор, за кладбищем (Тас.) Чертовому месту, нечистому, противопоставлено чистое место. Восприятие чистых мест соединяет в себе эстетическое восприятие объекта, его безопасность и пригодность для употребления (воды) или использования в хозяйственной деятельности. «Чисто поле»

в фольклоре несет смысл ‘свободное от нечисти’. Чисто болото, нетопкое, вода чистая (Богуч.);

Чистый, руч. п. пр. р. Мурма, чистая вода (Тас.);

Чистая, курья на п. бер. Ен.

ниже устья П.Т. 270 км;

Чистоплеть, р. л. пр. Ен.;

Чистый, о. на р. Бирюса (Абан.) Расположение вблизи церкви или часовни также имеет сакральный смысл чистоты, так же, как вблизи поповского жилья. У Часовни, ур. (Бал.);

Часовня, место бл. впадения р.

Рыбной в Норильскую. Раньше здесь стояла часовня.

Поповские названия также несут смысл чистого места: Поповские луга, косили для попа (Бал.);

Попов, лог (Ем.);

Поповская полоса, сеял поп (Ем.);

Поповские, луга (Ем.);

Поповщина, поле (Б.-М.) В эту же группу по мотивации могут быть отнесены святые названия, чаще всего гидронимы, т.к. вода из ключей и ручьёв с таким названием использовалась для освящения и должна была быть исключительно чистой: Святой ключ, вп. в оз. Инголь (Ш.) Место на реке, где делалась прорубь для водосвятия во время Святого праздника Крещения, называлось Иордань (Ердань), названия связаны с христианскими ритуалами.

Отмечается множество ойконимов по названию храмового праздника или святого покровителя деревни: Вознесенка, д. (Бир.);

Вознесенка, с. (Абан.);

Вознесенское, с.

(Бер.);

Живоначиха, д. (Бал. вол.);

Знаменка, с. (Мин.);

Знаменский, п. (Ем.) – Святое Знамение, ныне Поселок Памяти 13 Борцов (Стеклозавод);

Монастырь, дом, где собирались верующие (Бер.);

Петропавловка, д. (Бал., Кураг., Абан.);

Покровка, быв.д.

(Бер.);

Покровка, д. (Ем., Уяр., Абан., Б.-М.);

Покровская, д. (Бал.);

Спасовка, д. (Рыб.);

Стретенка, д. (Н.-И.);

Троица, д. (Абан.);

Божия (Божейка), быв.д., где жили верующие (Бер.) Таким образом, представления человека о чистом и нечистом месте ярко выражены в топонимии Приенисейской Сибири. Представления о нечистом месте выражены чаще всего чертовыми названиями, несущими смысл присутствия сверхъестественного и опасного. Представления о чистом месте связаны религиозными обрядами, местом расположения церкви, покровительством христианских святых, а также эстетическим восприятием места и его пригодностью для использования в хозяйстве.

4.10. Числовые и порядковые обозначения Порядковые слова в названиях обозначают степень удаленности от точки отсчета, которой может быть исток или устье реки, деревня или какой-либо другой объект.

Первый Обозначает ближний объект по отношению к позиции наблюдателя, точке отсчета.

Первоманск, п. на р. Б. Ангажа (Ман.) Первое озеро (Наз. ст.Глядень) Первый Каренький, руч. л. пр р. Усолки (Абан.) Первый тепляк, склад в 3 км от д. Суриково (Бир.) Как правило, первые названия коррелируют со вторыми, отмечая последовательность, удаленность объектов от точки отсчета.

Первая Сазониха, ур. В 2 км от д. Крюково (Бал.) – Вторая Сазониха, ур., пашня в 3 км от д. Крюково (Бал.) Реже количество объектов по порядку расположения достигает трех-четырех.

Третье Суриково, кладбище в 2 км от ст. Суриково-1 (Суриково-2 – это п. Рассвет) (Бир.) Первый песок, коса (Бир.) – Второй песок, коса (Бир.) – Третий песок, коса (Бир.) – Четвертый песок, коса (Бир.) Гораздо чаще в результате различной степени важности объекты «выпадают» из ряда или приобретают другие названия. Такая жесткая порядковая заданность для бльшего количества объектов в топонимии нежизнеспособна. Из ряда могут сохраниться отдельные топонимы: Третья Речка, руч. п. пр. Ен.ниже устья Анг. 160 км;

Четвёртый участок, п. несущ. (Коз.);

Шестой, леспромхоз (Н.-И.);

Девятый, глухое место(Ман.) раньше там был склад № 9.

Топонимы, сочетающие порядковое слово с метрологическим термином километр:

Девятый километр, бол. (Бир.);

Семнадцатый, поле на 17 км (Бог.) Топонимы, сочетающие количественные числительные с метрологическим термином гектар: Семь гектар, поле (Бир.);

Двенадцать гектар, пашня (Бир.);

Двадцать два гектара, пашня (Бир.) Топонимы, сочетающие количественные числительные с обозначением объекта: Три Места, луга на бер. р. Бирюса (Абан.) – место отдыха молодёжи;

Три Ручья, р. пр. р. Ен.

ниже устья П.Т. 652 км;

Двенадцать листвяков, место (Бир.);

Дорога тысячи мостов (Бей.);

Двуречное, с. (Рыб);

Шестипёры, хребет (Среднее Тас.) Наиболее ранними считаем однословные топонимы с корнем-числительным, имеющим ключевой смысл: три, пять, семь, девять, из которых три значимо как сакральное выражение троичности в фольклоре и религии. В материальном мире троичность также отмечена на ландшафте: Троегорье, место у трех гор (Бер.);

Трёхкаменка, скала горы Заречной (Наз.) Пять, семь, девять обозначают в топонимии множество: Пятигалька, место на реке (Б.-У.);

Пятиковка, р. л. пр. Ен. в ср. теч.;

Девятиха, р. пр.р. Ен.;

Девясинский, о. на р. Ен.;

в сочетании с метрологическим термином верста – большую длину: Пятивёрстный, руч. л. пр. Ен. в ср. теч. (пятивёрстный – «очень длинный»);

Семивёрстная, р. пр. р. Ен. (Тур.) названа так за большую длину.

4.11. Ситуативные названия Ситуативная номинация в топонимии отличается от элементной (лексической) тем, что мотивом номинации при этом выступает не свойство объекта или отношение, а событие (ситуация). Результатом (номинантом) может быть предложение, пропозитивный знак, «в связи с чем к ней (к номинации – С.В.) приложим термин «пропозитивная номинация»

[Гак 1977, 257] Таких номинаций в русской топонимии Приенисейской Сибири немного:

Место, где млец утопился (Бир.) В большинстве случаев предложение свертывается до словесного знака, которым может стать: а) именование места по субъекту события:

Устиньина протока, утопилась Устинья (Бал.);

б) отпредикатные производные: Росстани – место, где расстаются во время проводов;

Дралицы, поле (Богуч.) – поле, которое драли, расчищали от кустарника и дерна;

Корчи, поле (Бал.) – поле, которое корчевали;

Сходцы, место, где сходятся 2 речушки (Бог.);

Переплюевка, р, очень узкая (Бер.), которую можно переплюнуть;

Разгуляево, д. (Бог.) – 1) во время гражд. войны белогвардейский командир отдал команду: «Разгуляйся!»;

2) деревня, в которой люди любили разгуляться;

Забалуевка, ул на окраине (Бог.) – забалуй, жители баловали, шалили, нарушали порядок;

Гуляй-поле, поле в 4 км от д. (Бер.), большое и ровное, есть где разгуляться;

в) именование обстоятельств: Громовое, ур., убило молнией (громом) двух женщин;

г) именование места по косвенному объекту: Тулупный, руч. Ехал зимой мужик мимо ручья, стало ему жарко, снял он тулуп и оставил, чтобы на обратном пути забрать, но потом его не нашел;

д) ремотивация: Старицк, д., расп. близ старицы, старого русла. Мотивация жителей: деревня славилась беднотой, жители старцевали, т.е. хлеб добывали попрошайничеством.

4.14. Время Старый – новый Поскотина – Старая Поскотина – Новая Поскотина, место, где стояла изгородь (Бир.) Старица – Старая Старица – Новая старица, водоем (Бир.) В номинации деревенских объектов отражено относительное время, относительно существования объекта. Название Старая Поскотина не может возникнуть, пока не появится Новая Поскотина, в то же время Новая Поскотина не может быть так названа, если до неё не существовала Поскотина или Старая Поскотина. Чаще всего в микропространстве возникают бинарные корреляции типа: «Поскотина – Старая Поскотина» или «Старая Поскотина – Новая Поскотина» или «Поскотина – Новая Поскотина». Иногда старые объекты переживают новые и остаются вне корреляции в обозначениях. Но чаще новые доживают до глубокой старости, сохраняя память о том, что когда-то они заменили свои предшественники. Поэтому количество новых названий превышает старые более чем в два раза. (см. словарь) В номинациях старый – новый отражена ориентация на свой отсчет времени относительно деревенских событий, предметов. Это соответствует представлениям об эмпирическом времени, отраженном в языках: «Время не априорная форма, которую мы навязываем явлениям, а совокупность отношений, которые опыт устанавливает между ними» [Гюйо 1899, 79;

цит по: Степанов 2001, 255] 4.15. «Своё» - «чужое» в топонимии Приенисейской Сибири Исходя из основополагающих постулатов В. Гумбольдта, А.А.Потебни, Г. Шпета, Э. Сепира, Б. Уорфа, Н.И.Толстого, Ю.С. Степанова, В.В.Колесова и др. о связи языка и культуры, языка и мышления, слово, в нерасторжимом единстве формы и содержания, является опосредующим звеном между человеком и окружающим его миром. Сознание человека, воспринимая окружающий мир, фиксирует его в образах, соответствующих национальности, культуре, окружающей природе, ландшафту, затем обобщает, анализирует и оформляет его с помощью языка. «Классификация и номинация – первый шаг человека в освоении мира, в его господстве над природой».

(Гак, 249) В данном фрагменте рассматривается ойконимия Приенисейской Сибири XIX в. как результат когнитивной и номинативной деятельности в процессе освоения Приенисейской Сибири XVII – XIX вв. В начале XX в. закончился активный процесс заселения сибирских земель путём массового переселения из других регионов.

«Традиционное сознание приенисейских крестьян на рубеже XIX – XX вв.

претерпело системную трансформацию. Развернувшаяся в Сибири индустриальная модернизация содержала новые адаптогенные факторы. Они кардинально отличались от природно-географических, политических, культурных, этносоциальных и психологических факторов традиционного времени.» [Андюсев, 6] Ойконимия периода XVII – XIX вв. является результатом естественной номинации и содержит ментальную информацию об освоении русскими пространства Приенисейской Сибири. Цель данной статьи – выявление этнокультурных установок номинаторов через реконструкцию глубинной семантики ойконимов с ментальным смыслом «своё» - «чужое». Оппозиция «свой» - «чужой» неизменно привлекает внимание лингвистов. На различном языковом материале она была рассмотрена в работах Ю.С.

Степанова, В.В. Колесова, В.Н. Топорова, А.Д.Васильева, И.Ю.Славкиной и других.

Для реализации данной цели было рассмотрено 1670 наименований населенных пунктов, извлеченных из архивных документов, памятных книжек Енисейской губернии, карт XIX в. Из них 620 составляют группу отантропонимических наименований, обозначающих отношение к первопоселенцу, основателю деревни.

Отантропонимические топонимы по времени образования более поздние, чем обозначающие отношение к географическим объектам [Симина, 22]. Они обозначали принадлежность человеку, ментальный смысл отантропонимических наименований очевиден: дать своё имя – значит, обозначить «своё». Около 100 наименований, образованных от названий храмов и храмовых праздников, в которых ментальное значение «свой» проявляется в аспекте сакрально-религиозных представлений жителей. Далеко не так прозрачен ментальный смысл других ойконимов.

Предметом нашего анализа стала группа ойконимов со значением базового апеллятива «жильё», представленная в наших материалах 21 названием: д. Установа (Залед.), п.у. Становой (Залед.), д. Станок (Шел.), д.Стан Ямских, д. Станок;

д.Заимская (Пинч.), д.Заимка (Кеж.), с.Ново-Заимское (Конт.), Заимка Крестик, Заимка Мазанова (Ем.);

д. Избушечная (Б.-Ул.);

с.Городищенское (Макл.), д.Высокогородетская (Абан.), с. Верхне-Подгороднее (Макл.), д.Городок (Мало Мин.) (бывш. Тубинский Городок. Мельх.);

д. Дворецкая (совр. Дворец) (Кеж.);

д.

Караульный Острог (Бал.);

выселок Посадский (Бель.);

п. Хуторский (Тин.), д.

Хуторки (Тин.) д. Хутор Хребтовых (Ем.).

Основание жилья и поселений знаменует освоение пространства. Освоенное пространство конституируется предметами, в нем находящимися. Неосвоенное пространство непрерывно и бесконечно, оно мыслится как «чужое». В освоенном пространстве обозначены природные объекты. В обжитом пространстве возникают рукотворные объекты, которые становятся ориентирами, точкой отсчета для дальнейшего детального освоения. «Своё» - это та часть пространства, которая предоставляет защиту и кров. «Своё» всегда противопоставлено «чужому», неведомому и поэтому представляющему собой опасность. Ю.С. Степанов отмечает как особую черту русской культуры то, что она совмещает два ряда представлений:

«Вселенная, внешний мир» и «Согласие между людьми, мирная жизнь». Ядром этого соединения он считает концепт «Свои» в противопоставлении «Чужим, чужому».

« «Мир» в древнейших культурах индоевропейцев – это то место, где живут люди «моего племени», «моего рода», «мы», место, хорошо обжитое, хорошо устроенное, где господствуют «порядок», «согласие между людьми», «закон»;

оно отделяется от того, что вне его, от других мест, вообще от другого пространства, где живут «чужие», неизвестные, где наши законы не признаются и где, может быть, законов нет вообще, где нам страшно.» [6, 86] Условия освоения (заселения) пространства Приенисейской Сибири не всегда оказывались мирными, т.к. устремления вновьпришедших входили в противоречие с интересами местного населения. Об этом свидетельствуют исторические факты, фольклор и язык. Например, легенда о битве между русскими и татарами, которая возникла в традиционном сознании для объяснения различных топонимов, как русского, так и нерусского происхождения.

Река Кан – говорится в легенде – в переводе с татарского обозначает «кровь», т.к. во время страшной битвы между русскими и татарами река окрасилась кровью, и с тех пор носит название «Кан». Река Погромная: на этой реке произошла битва между русскими казаками и татарами, в которой татары были разгромлены – отсюда и название «Погромная». (Причём, речек с таким названием на территории Приенисейской Сибири несколько.) Легенда возникла как попытка народной этимологии иноязычных названий, а также русских по происхождению, но утративших мотивирующий признак. (В связи с именованием р. Погромной можно сказать следующее: ситуация номинации могла совпасть с весенним таянием снегов, когда речки пополняют свои воды из ручьёв, стекающих с гор, образованных таянием снега, при этом текущая вода издаёт шум, гремит.) Наиболее объективированным источником этнокультурной (ментальной) информации является топонимия, сохраняющая неявные для привычного сознания факты духовной культуры.

Для дешифровки фактов этнокультурной информации топонимии целесообразно воспользоваться следующими приёмами: 1. Воссоздание ситуации номинации.

2.Выявление внутренней формы и топонимического значения. 3.Выявление базового апеллятива и дотопонимического значения. 4.Этимология и история формирования значений апеллятива, актуальных для топонимообразования. 5. Выявление парадигматических и синтагматических отношений апеллятивов в ЛСГ и в поле. 6.

Выявление парадигматических и синтагматических отношений ойконимов в ЛСГ и в поле.

Рассмотрим семантическое поле жильё.

Стан, станок, «временное жилье, стоянка»: д. Установа (Залед.), переселенческий участок Становой (Залед.), д. Станок (Шел.), д.Стан Ямских, д. Станок.

Русск. – ц.-сл. станъ, в сербохорв. в знач. «жильё», в словен. – «строение, жилище, загон», в.-луж., н.-луж. – «палатка». Родств. лит. stonas «состояние», др.-инд.

sthanam ср.р. «место, место пребывания», авест. stana «стойка, место, стойло», д.-в.-н.

stan, sten «стоять» (Фасмер) В говорах Приенисейской Сибири: станок «рыбацкий домик или палатка». Стан 1.«Временное жилище людей в тайге или в поле». (СЮ).

Станок – 1.«Населённый пункт, посёлок». (СС). В топонимии Пинежья: Стан – 1.

«Временное жильё». 2. «Административная единица, округ». (Симина) Э.С.Мурзаев отмечает те же значения, в том числе в славянских языках, множество топонимов повсеместно.

Общеславянский характер распространения лексемы стан, индо-европейские соответствия говорят о древности этого слова, о его связи с глаголом стоять, ставить. В говорах Приенисейской Сибири находим употребление: ставить стан.

Корень ст- отмечается в современном русском языке в слове постоянный. В постройке станов и станков усматривается когнитивная установка – создать защиту для «своих», отметить своё присутствие, однако сложившееся позже и сохранившееся в говорах Сибири значение лексемы стан «временное жильё, стоянка», сформировалось под влиянием следующего этапа освоения пространства – появлению на месте станов и станков постоянного жилья и поселений. Базовые апеллятивы стан, станок входят в ЛСГ «временное жильё» наряду с апеллятивами заимка, избушка.

Номинативные семантические модели в ойконимии Приенисейской Сибири: 1) д.

Установа (Залед.) – место (у стана);

3) переселенческий участок Становой (Залед.) – отношение к стану, и апеллятив стан здесь явно в значении «временное жильё», т.е.

деревня и переселенческий участок названы по находящемуся вблизи (на участке) стану;

4) д. Станок (Шел.) – на месте стана (онимизация апеллятива);

5) д.Стан Ямских - род занятий жителей (деревня, в которой находилась почтовая станция для смены почтовых лошадей).

Степень распространённости объектов стан, станок делает высокой вероятность онимизации. однако в ойконимии Приенисейской Сибири 19 в. находим только ойконимов. Возможно: 1) образованию ойконимов препятствовало большое количество однородных объектов, т.к. приводило к низкой степени смыслоразличительности, трудности выделить объект с помощью такого онима;

2) либо в действительности не так часто на месте временного стана возникала деревня.

Множество станов и станков строилось вокруг деревень. Например, д. Установа появилась рядом со станом (приставочно-суфф. способ), д. Станок на месте станка (онимизация апеллятива), а переселенческий участок Становой занимал территорию, на которой есть стан (суфф. относительности -ов). Ситуация номинации связана с объектами одного типа, но мотивация, способы и средства номинации различны: в пределах пяти ойконимов отмечается пять номинативных семантических моделей.

Следовательно, причина (1) неактуальна и следует принять причину (2), что подтверждается распространённостью номинаций, приведённых Э.М.Мурзаевым в пределах России: топонимы от стан, как правило, двусловны и содержат определение: Тёплый Стан, Красный Стан, Весёлый Стан, Главный Стан и др., - либо включают определение от апеллятива стан: Становая Слобода, Становой хребет, Становой Колодец и т.д. Отмечается множество гидронимов. Об этом же свидетельствует и микротопонимия. В Приенисейской Сибири: ручьи под назв.

Становой (2) в бассейне Среднего Енисея. (СТ);

реки Становые в Поочье (Смолицкая) Заимка, «строение в тайге, в охотничьих и рыболовных и других промысловых местах»:

д.Заимская (Пинч.), д.Заимка (Кеж.), с.Ново-Заимское (Конт.), Заимка Крестик, Заимка Мазанова (Ем.). Ср.: Прот. Заимская на р. Ен. (Тур.).

В говорах Приенисейской Сибири: заимка 1. «маленькое поселение в окрестностях деревни». 2. «свободный участок земли, занятый под пашню, пастбище, покос и т.д.»

(СЮ). Заимка – 1) «недавно заселённый участок земли»;

2) «подготовленное под пашню поле»;

3) «запруженная часть реки». Взять из … jeti, ср.: емлю. (Фасмер) Займище – «место, занятое под распашку. расчистку, кулига» (Даль). «Одинокий хутор» (Мурзаев). «Небольшой поселок за пределами основного селения» (СРЯ) «Отдельная усадьба, участок (земли, леса, угодье для общественного пользования)»

(СРЯ XV - XVII ). Действие по глаголу заяти: 1. «Взять»;

2. «Захватить, силой овладеть чем-либо» (Сл.РЯ XI - XVII). В топонимии Тюменского Приобъя: д.Заимка, д. Новозаимка, д. Старая Заимка, д. Новая Заимка, д. Заимка-Зырян, д. Заимка Тренина, Заимка Шумиховых (всего 60 топонимов);


номен в роли топонима повсеместно распространён в южных районах региона. (Фролов) Э.М. Мурзаев (от приставки за + иметь, взять) приводит топонимы: Заимка в Ирк., Перм., обл., Башк. АССР, Огнева Заимка в Новосиб обл., Новозаимка на юго-востоке от Тюмени;

р. и г. Заимка на Аляске (США) (Мурз.) В основе лексемы заимка – глагол заяти. Термин обозначает способ самостоятельного, единоличного заселения, освоения незанятого места с целью, как правило, хозяйственной, реже – для жилья. Полученные с ведома властей земли могли называться дачами (глагол дать). В Окладной книге 19 в. названия участков:

Заимка Малотюпинская в 200 в от д. Светлолобовой, Заимка Кугунецкая по речке Кугунек, Дача Покровская по р. Таловке в 25 в от д. Берёзовки (Тес. вол.) Топонимические термины заимка – дача соотносятся как: занять (взять) – дать.

Апеллятив дача в номинации населённых пунктов Приенисейской Сибири не задействован, в отличие от термина заимка. Это объясняется относительно свободным (от официального влияния) ходом заселения Приенисейской Сибири на первоначальном этапе освоения земель.

Номинативные семантические модели названий деревень: 1) д. Заимская, д.Заимка – отношение к объекту;

2) с. Ново-Заимское – время;

3) Заимка Мазанова – принадлежность;

4) Заимка Крестик – христианский символ («своё») Избушка, «временное жильё для промысловиков»: д. Избушечная (Б.-Ул.) Др.-р. истьба, уменьш. истобка «дом, баня» (Повесть временных лет). В славянских языках значение «комната, палата». (Фасмер) Исходя из этимологии от истобка, истопка – топить, т.е. отапливаемое помещение, можно сделать вывод об актуализации именно этого смысла в Сибири.

В говорах Приенисейской Сибири в более позднее время происходит расширение значения: 1.«Просторное помещение для домашних животных». 2.«Небольшое помещение летнего типа, служащее для хозяйственных надобностей, времянка».

(СЮ) В Тюменском Приобье: изба – «временное жильё для промысловиков» (Фролов).

Номинативная семантическая модель: д. Избушечная – отношение к объекту, выраженному в основе.

Ментальный смысл создания станов, станков, заимок и избушек во время освоения территории: 1) создать временную защиту, временное жильё, 2) в наиболее удобных местах станы, станки, заимки и избушки, как символ «своего», превращались в населённые пункты, 3) высока вероятность использования для ориентации в пространстве объектов под названием стан, станок, заимка, избушка, 4) распространённость такого рода объектов на осваиваемой территории свидетельствовала о практической необходимости их создания первопроходцами. На освоенной территории, в более поздний период объекты временного характера становились основой для ориентира и номинации микрообъектов в процессе дальнейшего, детального освоения пространства.

Город, городище, городец, городок: с.Городищенское (Макл.), д.Высокогородетская (Абан.), с. Верхне-Подгороднее (Макл.), д.Городок (Мало-Мин.) (бывш. Тубинский Городок).

В славянских языках город, град родственно литовскому «ограда», в авестийском значение «пещера», в албанском значение «забор», в готтском «дом», в древне исландском «огороженный участок земли» (Фасмер). В др.-р. в знач. «ограда», «крепостная стена», «линия укреплений», «временное укрепление», «укреплённое поселение» (Сл.РЯ XI - XVII). Город «изгородь, ограда» Слов. Акад. 1847 [с пом.

стар.], «огороженное место» (СРНГ). Городец «небольшой укреплённый город, крепость» (Слов. Акад. 1847) [с пом. стар.] (СРНГ). Городок «старинное городище», «укреплённый город, крепость, обычно небольшая» (СРНГ) В говорах Приенисейской Сибири: городище (устар.) «место поселения». (СС)В топонимии Пинежья: городище – бывшее селение. Городок – топоним, название деревни, расположенной на высокой горе.(Симина). В Тюменском Приобье:

городище «старое селение или поселок на месте старого селения»: д. Городище, часть Тюмени, Царево Городище (совр. г.Курган) и др. топонимы. (Фролов). Э.М.Мурзаев дает большой перечень топонимов от данных апеллятивов в России и др. слав.

странах.(Мурз.) Набор сем апеллятивов город, городок, городец: 1) «изгородь, ограда» (стар.);

2) «укреплённый город, крепость». Городище: 1) «место поселения»;

«старое селение»;

«поселок на месте старого селения». Ментальный смысл: ограждение, укрепление, защита «своего» мира.

Номинативные семантические модели: 1) д. Городок, с. Городищенское – отношение к объекту;

2) д. Высокогородетская – место (верх);

3) с. Верхне Подгороднее – место (верхне- относительно русла реки и под- относительно города).

Острог, «первые поселения русских в Сибири»: д. Караульный Острог (Бал.) Острог – первоначально «изгородь. плетень, частокол из брёвен с острыми краями;

ограда. окружающая стан;

укрепленный город;

тюрьма». Первые поселения русских в Сибири и на севере: Пустозерский, Кольский, Мезенский, Удский. Острожек, острожок – селение русских на Камчатке. Слав. параллели: болг. острог – «шест в стогу», а в диалекте – «высокая каменистая вершина» [Григорян, 1975];

польск.

ostrog. чеш. ostroh – «острог». Быть на острогу, т.е. на самом краю горы. Связано с острый [Фасмер, 1971,3]. Топонимы: станция Острог Юго-западной ж.д.;

Острожное на юго-запад от Медыни в Калужской обл.;

Острожка в Пермской обл.;

Острожок в Житомирской обл.;

Острожец на восток от гор. Луцка в Волынской обл.;

Острогожск в Воронежской обл.;

Сорострог при впадении Вильи в Горынь в волынской обл.;

острог на р. Морава в Чехии. (Мурз.) Внутренняя форма острог связана с острый, первичное значение «частокол из брёвен с острыми краями» – то, что может служить защитой от внезапного посягательства на внутреннюю жизнь поселения, «свой» мир от «чужих», то, что может создать для «них» преграду на пути вторжения.

В XVII – XVIII вв. остроги играли роль форпостов на пути немирных киргизов и джунгарских ханов и представляли собой укреплённые поселения. В XVIII в. для защиты земель на юге Красноярского уезда были выстроены остроги: Канский, Нижнеудинский, Караульный, Абаканский, Ломовский. Но к 1680 г. уцелел только Караульный. Впоследствии были отстроены Канский, Нижнеудинский, Абаканский, на их месте выросли города Канск, Нижнеудинск, Абакан, не сохранившие в названиях апеллятива острог. (Караульный Острог – впоследствии д. Караульная и д.

Острог ныне оказались в зоне затопления Красноярской ГЭС.) Номинативная семантическая модель: д. Караульный Острог – род занятий жителей (военное назначение: караул, охрана границ, отражение набегов). Ментальное значение – защита «своего» мира.

Дворец, «хутор, заимка, усадьба, стоящая особняком»: д. Дворецкая (совр. Дворец) (Кеж.) В др.-р. «усадьба, совокупность жилых построек» (Сл.РЯ XI - XVII) Дворец «дом, а также двор вообще», «постоялый двор», «хутор, заимка, усадьба, стоящая особняком» - сиб. Даль (СРНГ) В говорах Приенисейской Сибири: дворы – «хозяйственные постройки на усадьбе». (СЮ) В топонимии Пинежья: дворИще «место под двором, усадьба». ДвОрки «отдаленное от деревни место, задворки».

(Симина) Двор – первоначально – жилые или хозяйственные постройки. с 17 в. – помещение для скота в доме. Огороженный участок земли при доме. Этимологические словари отсылают к дверь (болг., польск., словен. двор, латыш. дварс - ворота). Наряду с двор в топонимии Русской равнины обычны: дворик, дворики, дворец, дворцы. В топонимии черноземных областей такие имена даны населённым пунктам, состоящим из домов, расположенных рядами по обеим сторонам старых дорог:

Старый и Новый Двор в Гродненской обл., Дворец на юго-западе от Новогрудка и т.д.

В Восточной Сибири термин дворец получает неожиданно новое содержание:

небольшие ложбины на солнцепёке в верховьях рек, поросшие лесом. Об этом первым писал А.Черкасов (1867). Может быть, потому, что здесь собираются дикие копытные в поисках относительного тепла и безветрия. Вероятно, отсюда топонимы:

Дворец на Ангаре в Красноярском крае, степной Дворец близ Байкала в Бурят АССР.

Топонимы в России и слав. странах. (Мурз.) В.В.Колесов приводит распределение терминов «дом» - «двор» в средневековых русских текстах /Колесов 1991/: они имели общее родовое значение «жилое помещение», обогащенное метонимическим переносом «обитатели его», но расходились в стилистическом отношении (слово дворъ использовалось в оригинальных древнерусских, а слово домъ в переводных и церковных текстах, а также по функции, потому что развивались несовпадающие переносные значения при сужении основного значения до «забор» у слова дворъ (осознавалась связь «словесного образа» дворъ/дверъ) и расширении основного значения у слова домъ (‘род’ 'племя' ‘семья’ и пр.) [Колесов 2002, 24] ЛСГ горд, городок, городец, городище, острог с общим значением «укрепленное поселение».

Посад, «поселение за пределами населённого пункта»: выселок Посадский (Бель.) Посажать, посадить «заставить гостя присесть» // Посадить дерево, растение. В том же значении о людях, поселить, дать оседлость…// Посад, вид, порядок изб, ряд домов. Улица в два посада.(Даль) В говорах Приенисейской Сибири: посад «ряд снопов, разложенных для обмолота». (СС, СЮ) Посад – пригород, предместье, поселок, селение, возникавшее по торговому пути (уст.) В Древней Руси – часть города, его окраина за крепостной стеной, где жили торговцы и ремесленники – посадские люди. В Черниг. обл. посадище – село. Из по-сад, садить (Фасмер).

Глубокий след в топонимии России: Павловский Посад в Моск. обл.;

Опеченский Посад в Новгор. обл.;

Посад в Арханг. обл., Перм., Ленингр. и др. (Мурз.) Из приведённых дефиниций апеллятива посад обращает внимание толкование В.И.Даля «ряд домов» и пример: «Улица в два посада». В говорах Приенисейской Сибири посад – «ряд снопов». Ряд домов – ряд снопов, выделяется сема «ряд».


Следовательно, посад не просто выселок (!), но имеющий особенность по характеру застройки – в один ряд, в отличие от улицы. Ср. с двор: в топонимии черноземных областей такие имена даны населённым пунктам, состоящим из домов, расположенных по обеим сторонам старых дорог.

Номинативная семантическая модель: выселок Посадский – характер застройки вне основного поселения. Ментальное значение «вне своего» - «чужой». Ситуация номинации связана с очередной волной переселения, когда сложился старожильческий костяк населения. Историками отмечается такой факт: в первой половине XIX в. в селениях Курагинской волости Минусинского округа их предки переселенцы свободно расселялись среди прежних старожилов, во второй половине XIX в. пореформенные переселенцы черноземных губерний России стараются селиться компактно и застраиваются отдельными улицами. Потомственые крестьяне составляли единое старожильческое сообщество по отношению к новым переселенцам.[1, 221] В Тюменском Приобье данный термин не был онимизирован. В Приенисейской Сибири – название единично. Ощущается инородность этого термина в топонимическом значении. Скорее всего, это название принесли переселенцы из европейской части России. В настоящее время этого населенного пункта нет.

Хутор, «обособленная часть населённого пункта»: п. Хуторский (Тин.), д. Хуторки (Тин.) д. Хутор Хребтовых (Ем.) Хутор - «заимка, ферма» (Даль), заимств.: а) из нем. (Фасмер), б) из венг.

(Шанский), в) южнорусское слово, которое вытеснило в 17 – 18 вв. слово починок (Чайкина), «обособленный земельный участок с усадьбой владельца» (СРЯ). В топонимии Тюменского Приобья – то же, что заимка: д. Хуторки, д. Хутор, д. Малый Хутор, д. Большой Хутор, д. Герасимов Хутор. (Фролов) Хутор – «одинокая крестьянская усадьба с земельным наделом в сельской местности»;

«выселки, маленькое селение. жители которого нередко связаны родственными отношениями». Хуторская система расселения, при которой крестьяне не концентрируются в большие деревни. Хуторское хозяйство – форма землевладения в царской России, получившее распространение во время столыпинской реформы. В бассейне Пинеги диалектная форма футор [Симина, 1980]. Ср. укр. хутiр, белор. хутар, польск. chutor. В славянских языках считается заимствованием из германских: др.-верхненем. huntari – «часть области, края»

[Фасмер, 1973,4]. Топонимы: Хутор Михайловский – узловая ж.-д. ст в Сумской обл.;

Хутор в Гомельской и Пензенской обл.;

Хутора в Омской и Курганской обл.;

Вольные Хутора и хуторо-Чаплино в Днепропетровской обл.;

Хутор, Хуторская и Большие Хутора в Краснодарском крае;

Северный хутор в Свердловской обл.;

Улан Хутор в Бурятии;

Центральный Хутор в Карагандинской обл.;

Хуторки в Челябинской обл. и Алтайском крае;

Хуторята в Свердловской обл. (Мурз.) Два из отмеченных в Приенисейской Сибири ойконима от апеллятива хутор локализованы в пределах Тинской волости. Хуторское ведение хозяйства для Приенисейской Сибири нетипично. Названия мы также связываем с появлением переселенцев из южнорусских областей России.

Номинативные семантические модели: 1) п. Хуторский – за пределами основного поселения;

2) д. Хуторки – за пределами основного поселения (множественность);

3) д. Хутор Хребтовых – за пределами основного поселения (принадлежность, отношение к человеку). Ментальный смысл – «чужое».

ЛСГ дворец, посад, хутор с общим значением «обособленное жильё или поселение». Дворец и посад различались способом застройки.

Итоги: Семантический анализ апеллятивов с значением «жильё» позволяет выявить ментальные смыслы, определяющие когнитивные установки первопоселенцев Приенисейской Сибири при освоении пространства: 1) «сделать своим»;

2) «укреплять, защищать». Критерии отделения «своего» от «чужого» в ойконимии Приенисейской Сибири: территориальный, этнический, сакральный, социальный.

Жильё мыслится как «своё» на начальном этапе освоения пространства по отношению к остальной территории. Этот смысл выражен в дотопонимической сематике апеллятивов: город, городок, городец, городище, заимка, острог, мотивирующих ойконимы первопоселенцев. Названия более поздних видов поселений образованы от апеллятивов, обозначающих жильё с ментальным смыслом «чужое» по отношению к старожилам - дворец (двор), хутор, посад, мотивирующих ойконимы более поздних переселенцев.

Заключение В народной топонимии приенисейской Сибири отражена картина мира сибиряков.

Единицей презентации КМ является ментальный образ. Структурирование ментальных образов позволяет извлечь ментальные представления человека, его мировосприятие, мировидение и направление волевых усилий в установлении отношений с природой, пространством, сообществом людей.

Материалы топонимии не представляют исчерпывающих сведений по всем параметрам картины мира, в частности, они дают мозаичный рисунок в описании духовной сферы человека. Но довольнополно передают пространственные представления человека, его природоизменяющую и хозяйственную деятельность.

Ментальные образы отражают восприятие человеком реальных природных объектов и явлений, обладающих наглядностью. Синтетичностью, синкретизмом, основанных на перцептиных ощущениях и практическом опыте.

Структура ментальных образов строится сообразно языковой модели ментальности, определенной В.В. Колесовым как «миросозерцание в категориях и формах родного языка, в прцессе понания соединяющее интеллектуальные, духовные и волевые качества национального характера в типичных его проявлениях» [Колесов 2004, 15] В результате моделирования МО было выявлено:

1. Деревенское пространство не аморфно, оно структурировано концентрически: центр противопоставлен окраинам. Пространство обозримо и обозначено.

Локализация в пространстве:

Наиболее ярко в топонимии выражено направление север – юг, слабее представлен восток и единично – запад. Вектор север – юг представлен народными названиями;

так же, как и восток, запад представлен единично, но только народным названием.

Поле ориентации по направлениям север – юг, запад – восток в топонимии Приенисейской Сибири тесно связано с ассоциативным полем ветры и менее тесно связано с полем времени года, суток.

Ориентация в пространстве выражена: ядерные члены – дальний – ближний;

периферийные – выражены семантически: домашние, бабьи названия.

Наивная параметризация пространства по вертикали «верх - низ», отраженная в ойконимии Приенисейской Сибири содержит характеристики пространства по вертикали, оно двухполюсно.

Смысловыми, абсолютными полюсами являются апеллятивы гора – яма. Однако ядерную группу поля «верх - низ» составляют названия с полюсами: яр (10), гора (7) – елань (6), луг (4). Остальные по мере убывания располагаются на периферии.

Ядерную группу средств выражения пространства в топонимии Приенисейской Сибири составляют лексико-семантические средства (перенос наименования), к периферийной относятся грамматические: а) синтетические (суффиксальный, приставочно суффиксальный, сложение), б) аналитические (предлоги, словосочетания).

2. Ментальный образ реки структурирован концептуально значимыми характеристиками реалии, репрезентированными в названиях и отраженными в семантических полях: вода, водный поток, русло, опасность, природные условия, хозяйственное использование.

Построение ментального образа в виде семантических полей фреймовой структуры позволяет извлечь знание о взимодействии человека и природы, его миропонимании из различных областей семантической структуры топонима: денотативной, сигнификативной, коннотативной, ассоциативной, энциклопедической.

Вода: пригодность/ непригодность;

вкус;

цвет.

Непригодность воды в гнилых, мутных, грязных и поганых речках фиксируется в языке в значениях ‘нечистая, мутная от содержащихся в воде частиц гниения, ила, почвы, нечистот, ядовитых веществ, имеющая из-за этого неприятный вкус и запах’.

По качеству воды светлые, белые, чистые, святые;

по вкусу выделены соленые.

Наличие в гидронимии Приенисейской Сибири цветообозначений свидетельствует, вероятно, о глубинной (бессознательной) связи в сознании человека цвета и пространства, её «остаточном» и «многослойном» (О.Н. Трубачев) характере. Думать об этом позволяет, в частности, устойчивый набор цветовых названий рек на разных территориях (европейская часть России, Русский Север, Приенисейская Сибирь): черный, белый, синий (зелёный, голубой, лазоревый), желтый (золотой), красный (рудый, чермный).

Однако установить системные связи цвета и пространства по данным современной топонимии не представляется возможным.

В цветовых гидронимах преобладает мотивация визуального восприятия гидрообъекта Семантическое поле водный поток. В номинативных моделях зафиксированы существующие в сознании носителей языка при восприятии данных гидрографических объектов свойства, связанные: 1) с местом истока реки (виска), 2) расположением русла относительно русла основной реки (курья, протока, шар), 3) состоянием русла в зависимости от сезона (полой) Роль реки в формировании климата верифицирована знаниями, зафиксированными в говорах Приенисейской Сибири.

В названиях рек нет оппозиции сухой/ мокрый. Для человека признак сухой является значимым на фоне большинства рек, не имеющих свойства пересыхать до невозможности использовать реку для плавания на лодке, судне.

Особенности течения: быстрое/ медленное;

звук.

В характеристике скорости течения водного потока выстраивается ряд: быстрый – борзый – чистый, который сводится к смыслу «хорошая вода». Очевидно семантическое пересечение в сознании человека таких полей, как скорость воды и качество воды.

В именовании рек по особенностям течения водного потока выделяются следующие параметры: скорость (быстрая), уклон ложа реки (крутая), особенности ложа и дна реки, определяющие характер водного потока (тихая, гладкая, скакунок, скакальная, порожная, ямная). Наличие семантических ассоциаций свидетельствует о связи реки (тихая) с климатом (тишень, тишина, затиха, ветер тихнет) и человеком (боль тихнет).

Издаваемые водным потоком звуки становятся характерным выделительным признаком для называния водного объекта (брякать, греметь, шуметь). Мы отмечаем связь звуковых обозначений с полем климата (гром, шумная погода) и полями человек, духовный мир человека (брякотуха, гремяцкая неделя, шумила, шумиголова) Направление течения;

является ориентиром в пространстве (верх – низ соответствуют истоку - устью) Русло: особенности меандра, берегов, почвы.

По виду почвы, образующей русло: Каменка, Песчанка, Глинная.

Наименее представленным в названиях рек является поле опасности, т.к. связано с обозначанием порогов и опасных мест (Большой Проклятый, Дурак, Буруха), которые здесь рассмотрены фрагментарно.

В названиях рек отражено разнообразие природных (физических) условий расположения рек.

Номинации по хозяйственному объекту свидетельствуют об активной изменяющей деятельности человека, промыслах и способах использования реки.

Данный набор семантических полей и их содержание дают представление о когнитивном освоении действительности, содержат сведения о чувственно-эмпирическом опыте человека и направленности волевого действия, связанного с практическим освоением реалии.

3. В основе реконструкции ментального образа Человека лежит антропометрический принцип, согласно которому ‘человек – мера всех вещей’. В соответствии с этим выделены сферы предметного мира, используемые для образного отождествления.

Образы женщины и мужчины. Женскими именами мотивированы микротопонимы, ойконимы, гидронимы. В сравнении с мужскими отантропонимическими названиями, среди женских отантропонимических, кроме посессивной модели, актуализирована модель переноса имени или прозвища на географический объект. Женские отантропонимические названия более поздние. Женское имя в топонимии свидетельствует о выдвижении женщины в связи с потерей мужа (вдовство) или его болезнью, неспособностью кормить семью. Например, названия на –иха обозначают жену по имени или фамилии мужа, мать семейства, жену или вдову. Следует отметить, что мотивация названий от женских антропонимов гораздо богаче, чем мужских, сводящихся к отношениям владения, хотя изначально, как мы предполагаем, ситуации номинации были более разнообразными, но нивелировались со временем.

Номинация в народной топонимии обусловлена опытом крестьянина, человека, накапливающего жизненный опыт во взаимодействии с природой, в процессе хозяйственной деятельности.

Опыт идеографического топонимического словаря.

Антропонимические названия Женские Ададымка, р. обр. оз (Наз.) Ангутиха, р. пр.р.Турухан Амосиха, курья, прот. Ен. (Тур.) Бакланиха, р. (Тур.) Базаиха,р. пр. Ен.

Баиха Верхняя, р., с. (Тур.) Баиха Нижняя, р. пр. р. Тур., с. (Тур.) Бараниха, р. п.пр.Ен.

Барышня, руч. л.пр.Усолки Большая Фатьяниха, р. пр р Фатьяниха (Тур.) Киселиха, р.,п.пр. Ен.

Калобариха, прот. Ен. (с.Частые) Карасиха, р., пр Ен. 791 км ниже у. П.Т.

Каракуша, пр.р.Бугач Карабариха, р.

Борисиха, р. п. пр. ЕН. (Борисовка) Глотиха, р. пр Ен.

Данилиха, р., оз. басс Ен. (р.Д. вытекает из оз. Д) Денисиха, р. пр. Ен. (Каз.) Мангутиха, р. пр. ЕН. (Тур.) Мироедиха, р. пр. р. Ен.

Мироединские скалы бл. у. Р. Мироедиха.

Ольгино, оз. (Уяр.) Пакулиха, р. л. пр. Ен.(Тур.) Поташиха, р. пр Ен. ниже устья П.Т.

Пучеглазиха, р. басс. сред. Ен.

Сарафаниха, р. пр р. Ен. (Тур.) Сарчиха, р. л. пр. Ен. бл. п. Бахта (Тур.) Селиваниха, р. пр. ЕН (Тур.) Селивановская, коса на р. Ен. (Тур.) Соколовка, р. пр. р. Таёжной (Богот.) Солоха, р. басс. Ен.

Сумарочиха, р. пр. Ен. бл. д. Сумароково Сургутиха, р. п.пр. Ен.

Сухариха, р. пр. Ен. ниже устья П.Т. 822 км Тёткинский, перекат на р. Ен. ниже устья Анг. 480 км Тюмениха, р. л. пр. Ен. ниже устья П.Т. 100 км Фатьяниха, р. пр. р. Ен. (Тур.) Ферисеиха, р. пр. ЕН. (Тур.) Шадрыниха, р. пр. Ен.

Шурниха, р. пр. р. Дубчес (Тур.) Мужские Кондаков, руч.пр. Ен.

Исаев, руч. (Уж.) Кардашов, кл. (Б.-М.) Иванов Исток, кл. (Наз.) Ивановка, д. (Сух.) Иванцов Крест, пресеч. дорог (Б.-У.) Игнашкина мельница на р Есауловке (Ем.) Индыгинская, прот. (Тур.) ?

Инзырёвка, р. пр.Ен. (Тур.) ?

Ингашка, р. (Н.-И.) Кангатовская, прот.

Кирилкина, р. (Тур.) Кириллов, руч. Тас.

Кирюшка, р. (Богот) Кольцовка, р. прот через д. Кольцово Комаровская, курья, л. Ен.

Копотиловка, р., ур., гора (Тас.) Кузьминка, р. л.пр. ЕН.

Аверина, р. л.пр.Ен.

Тасеева, р.л.пр.Анг.

Амосов, руч. п.пр.Ен.

Андреяшкина, речка (Ш.) Аржаков, кл. (Ем.) Арнгольда, остров Артюгина, р.пр.Ен.

Анциферовка, р. бл. п.

Анциферово Баранов, руч., пр.Ен.

Барановская, курья,п.пр. Ен.

Баранцевский, руч. п пр Ен.

Большая Варламовка, р. пр. Ен.

Большая Денежкина, р. пр Ен. (Тур.) ?

Большой Имберев, о. на р. Ен.

Большой Костинский, о. на р. Ен.

Большой Сенькин, руч. пр р. Караульной Буланова,р. басс. Р.Рыбной (Рыб.) Бурмакина, р. л. пр. ЕН.

Вампеев, о. на р. Ен.

Варламовский, перевал, перекат на Ен.

ВарнИшный, руч. п.пр.р.Усолка (Тас.) варнак - ?

Васильевский, руч. бл. д. Васильевка (Уж.) Васин, руч.(Абан.) Яковлевка, р. (Тас.) Данилков, руч. пр. р. Яковлевка (Тас.) Дудинка, р., город Емельяново, оз. в (Уж.) Емельяново, п. р.ц.

Забуга, р. (Ем.) По фам. владельца мельниц Забугина.

Ларионов, руч. басс ЕН.

Маковская, р. пр.р. Турухан (с.-з. Тур.) Маковское, оз. (сев. Тур.) Михайловский, руч. л. пр. Ен.

Михайловский, руч. п.пр.Ен.

Михайловка, руч. пр. р. Яковлевка (Тас.) Михеева, р. пр р. Воры (Тур.) Никитина. Р. пр.р.Дубчес (Тур.) Никитино, оз. (Тур.) Никулинская, прот. бл. п. Никулино Ничка, р.. пр р ЕН. (Мин.) Петровка, р. пр. р. Сургутиха (Тур.) Пичугин, руч. басс. Ен.

Пяткова, р. пр. р.Бугач Савельевка, р. басс. Ен.

Савинская, р. басс. Ен.

Савинский, перекат на р. Ен. бл. устья р. Савинской Савинский, о. на р Ен. бл. устья Савинской Светешникова, р. л пр. Ен.

Сенькина, р. пр. Ен. бл. д. Татарск (Тур.) Сергеевская, курья л. пр. ЕН. бл. д. Сергеево.

СЕрнов, руч. пр. р. Подъёмная (д. Николаевка Б.-М.) Сидоров, руч. л. пр. Усолки (Тас.) Симоновский, затон на р. Ен.

Собакина, р. пр. Ен.

Стародубовская, прот. правая р. Ен.ниже устья П.Т. 520 км Стародубовский, перекат на р. Ен. бл. прот. Стародубовской.

Степанов, руч. пр. р. Усолки (Тас.) Степаха, р. л. пр. Ен. ниже устья П.Т. 320 км Табачкова, прот. р. Ен. ниже устья П.Т. 561 км ???

Ульяновское, оз. бл. п. Емельяново Фёдоров, руч. п.пр. Ен.

Фирсова, р. пр. Ен.

Фузеевка, р. пр. р. Чулым (Богот.) Сумароковский, о. на р.Ен. бл. д. Сумароково (Тур.) Сумароковский, перекат на р. Ен. бл. д. Сумароково (Тур.) Сумароковское Горло, прот р. Ен. бл. д. Сумароково (Тур.) Чистяково, руч. пр. р. Тасеева.

Чулковка, р. пр. Ен. (Тур.) Шадрина, р. л. пр. Ен.

Шадринка, р. л. пр. Ен.

Шадринская, отмель на р. Шадрина Шайкина, р. пр. р. Ен.

Шмаковский, РУЧ. ПР. ен.

Шувалов, руч. пр. Ен.

Шурганов, руч. пр. Усолки ниже с. Среднее (Тас.) Яковлевка, р. пр. Усолки (Тас.) ОСОБЕННОСТИ ТЕЧЕНИЯ РЕКИ Скакунок, р. (Абан.) Скакунок, гора бл. р. Скакунок (Абан.) Скакальная, р.

Скакальная, д. (Тас.) Большая Сполошная, р. п. пр. Ен. (Каз.) Малая Сполошная, р. п. пр. Ен. (Каз.) Тихая, место на р. Каче бл. Дрокино (Ем.) Тихое течение.

Точильный, руч. пр. р. Куба (Ирб.) 1) точит камни;

2) дно- песчаник, «точильный камень»

Детские Алабужонок, руч. вытекает из оз. Алабуга (Ш.) Бугачёвка, р. пр. р. Бугач Давлята, поле (Дз.) Итат, р. пр.р. Подъёмной (Б.-М.) Иташка, р. имеет 2 осн. пр.: Б.Итатка, М.Итатка ?

Поршачья, мельница (Сух.) Этнонимы На хохлах,кл., (Б.-М.) Кача, р. (Ем.) Зырянка, л.пр.р.Ен.

Иргит, р. пр.р Кизира (назв. племени) Караим, д. (Абан.) Карымская, д. (Сух.) Койбалы, с. (Бей.) Казанка, д. (Б.-М.) Кавказское, с. (Мин.) Абалаково, п.на Ен.

Абалаковский улус. (Саян.) Абалаковская, коса, остров наа Ен.

Ага, р. л. пр.Кана Агата. Р. пр.р.Чул.

Агата, оз. в басс. Курейки Агата,ур. в басс. Курейки Агинское, с. р.ц. (Саян.) Агашка, руч. вытекает из оз. Н.Ишколь, вп. В р. Урюп Асанск, с. (Дз.) Ачинск, г.

Бахта, р. п.пр.Ен.

Бахта, с. (Ем., Тур.) Бахтинские, опечки, гора Беларуска, д. (Ем.) Бирюса (Она), р. слив. с Чуной и вп. в Анг.

Бирюса, д.

Боготол, р., г. (боготу – родовое название, СТ) Большая Зырянка, р. пр. Маны (зыряне – финно-угры) Большая Кеть, р. пр р Кеть (Б.-М.) Зырянка, р. л. пр. ЕН.

Калмыцкий поворот (Бер.) Там жили раньше пастухи-калмыки.

Мангазея, город, 1600 – 1601 гг. (малканзеи) Молдованиха, мельница (С.Петропавловка Бал.) Молокановка, д. (Абан.) Остяцкая, д. (Енис.) Остяцкая, курья на р. Ен. в районе д. Остяцкой Остяцкий, руч. л. пр. Ен. в р-не д. Остяцкой Поляцкая, р. пр. р. Сумарочиха.

Польское, с. несущ. (Абан.) Сейчас место покосов.

Русский лес, уч. леса среди тундры в р-не п. Тухард.

Самоедский, о. на Ен.

Татарка, р. пр. Ен. (Тур. бл. п. Татарск) Татарск, п. (Тур.) Татарка,гора (Ем.) Татарская, гора (Уяр.) Татарский Лог. покос (Ман.) Татарский, мост через р. Камышовку (Б.-У.) Татарский, осер. на Ен. ниже устья П.Т. 444 км Татарский, перекат бл. осер. Татарского.

Тинка, р. (Н.-И.) Род аринов – тинны. 17 в.

Тинский, п. (Н.-И.) на р. Тинка ?

ХохлОво, поле (Петровка Дз.) Хохлы, д. (несущ.), поле (Николаевка Б.-М.) Эстония, д. (Н.-И.) Юрацкая, р. на сев. Кр.кр. (якуты) Якутская, гора на бер. Ен. ниже устья П.Т. 612 км Якутскийц.о. на р. Ен. ниже устья П.Т. 608 км.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.