авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 17 |

«Игорь Анатольевич Мусский 100 великих дипломатов Серия «100 великих» ...»

-- [ Страница 11 ] --

В мае 1873 года во время визита Александра II в Австрию, первом после окончания Крымской войны, была подписана русско-австрийская политическая конвенция. Горчаков считал, что конвенция при всей аморфности ее содержания «позволила забыть неприятное прошлое… Призраки панславизма, пангерманизма, полонизма… были сведены до мини мальных размеров».

В октябре 1873 года во время визита Вильгельма I в Австрию был подписан Акт о при соединении Германии к русско-австрийской конвенции. Так сложилось объединение, полу чившее в истории название Союза трех императоров. Для России смысл Союза трех импе раторов сводился прежде всего к политической договоренности по балканской проблеме.

Но именно балканский кризис 1870-х годов нанес тяжелый удар по Союзу трех импе раторов. Горчаков пытался склонить партнеров поддержать свой план автономии для Боснии и Герцеговины. Однако призывы европейских держав решить конфликт мирным путем были отвергнуты султаном. В конце 1876 года Горчаков признал необходимость военных дей ствий.

В январе 1877 года Горчаков заключил с Австро-Венгрией Будапештскую конвенцию, которая обеспечивала России нейтралитет Австро-Венгрии в случае русско-турецкой войны.

Александр II под давлением общественного мнения 12 апреля 1877 года начал войну с Турцией. Война велась под флагом освобождения балканских народов от власти Турции.

При успешном ее завершении Россия рассчитывала утвердить свое влияние на Балканах.

После Адрианопольского перемирия, заключенного 19 (31) января 1878 года между Россией и Турцией, Петербург требовал от своих дипломатов скорейшего подписания дого вора с Турцией. Горчаков рекомендовал Игнатьеву придать «акту форму прелиминарного мира», учитывая интересы Австро-Венгрии, добиваться согласия с Германией, чтобы поме шать англо-германо-австрийскому единству. При всем этом канцлер был решителен в бал канском, прежде всего, болгарском вопросе. «Особенно твердо стойте на своем во всем, что касается Болгарии», – замечал Горчаков.

Подписанный 19 февраля (3 марта) 1878 года в Сан-Стефано мир с Турцией, приуро ченный к дню рождения Александра II, признавал независимость Сербии, Румынии, Черно гории, широкой автономии Болгарии с включением в ее состав Македонии;

России возвра щалась Южная Бессарабия, отторгнутая от нее по условиям Парижского трактата.

Против новых планов России, нашедших выражение в Сан-Стефанском договоре, решительно выступила не только Англия, но и Австро-Венгрия. Горчаков надеялся на Гер манию, но на Берлинском конгрессе Бисмарк занял позицию нейтралитета. На этом форуме Горчаков объяснял тяжелое положение своей страны тем, что против нее была «злая воля почти всей Европы». После Берлинского конгресса он писал царю, что «было бы иллю зией рассчитывать в дальнейшем на союз трех императоров», и делал вывод, что «придется вернуться к известной фразе 1856 года: России предстоит сосредоточиться». Он признался Александру II: «Берлинский трактат есть самая черная страница в моей служебной карьере».

После Берлинского конгресса Горчаков еще три года возглавлял Министерство ино странных дел. Он прилагал все усилия для стабилизации внутреннего положения страны и сохранения «равновесия сил» в Европе. Особое внимание министра было обращено на И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

Балканы, на содействие, как это понимало русское правительство, в становлении там госу дарственности.

Горчаков все чаще болел, и постепенно руководство министерством переходило к дру гим людям. В 1880 году он уехал за границу на лечение, сохранив пост министра. Без его уча стия в Берлине велись русско-германские переговоры, приведшие к заключению в 1881 году русско-германско-австрийского союза.

Умер Горчаков в Баден-Бадене 27 февраля 1883 года;

его похоронили в Петербурге, в фамильном склепе на кладбище Троице-Сергиевой Приморской пустыни.

И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

Бенджамин Дизраэли (1804–1881) Лорд Биконсфилд, британский государственный и политический деятель, один из основателей консервативной партии. В 1875 году скупил акции Суэцкого канала, что подготовило фактическую аннексию Египта Англией. Инициатор созыва Берлинского конгресса (1878). Осуществил аннексию Кипра (1878).

Бенджамин Дизраэли родился 21 декабря 1804 года в состоятельной еврейской семье.

Дизраэли получил образование в результате упорнейшего самостоятельного труда;

предпочтение он отдавал истории. Еще не достигнув совершеннолетия, Бенджамин занялся спекуляциями на бирже и вскоре прогорел. Затем пытался издавать газету – вновь неудача.

Длительное путешествие по Средиземноморью и Ближнему Востоку спасло его от долгов.

И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

Дизраэли поставил себе цель к 30 годам стать премьер-министром Великобритании.

Но лишь пятая его попытка пройти в палату общин от партии консерваторов завершилась успешно (1837). Финансовые дела Дизраэли к этому времени пришли в плачевное состояние.

В 1852 году он стал министром финансов в кабинете Дерби и лидером палаты общин.

Но вскоре тори снова оказались в оппозиции. Очень долго Дизраэли руководил консерва тивной партией вместе с Эдвардом Стэнли, 14-м графом Дерби. В 1868 году престарелый Дерби ушел в отставку, и в марте Дизраэли возглавил кабинет министров. Но уже в декабре на выборах победили либералы, и он оказывается в отставке и в оппозиции.

Дизраэли энергично принимается за реорганизацию консервативной партии. Он фор мулирует программу «демократического торизма» и, в частности, ратует за проведе ние «твердой внешней политики, особенно в отношении России», утверждение «величия Англии». Одновременно Дизраэли создает эффективную структуру и четкий механизм кон сервативной партии. В 1874 году консерваторы завоевали большинство в палате общин, и Дизраэли стал премьер-министром. Он уделял первостепенное внимание колониальным и внешнеполитическим проблемам, вел работу по расширению империи.

Уже через год Дизраэли стал вождем английской нации. Секрет его необычайной карьеры, как заметил английский историк Д. Ли, в том, что «никто в правительстве и даже во всей Англии не мог так четко, как Дизраэли, определить цели, а тем более достичь их».

В конце ноября 1875 года Европа узнала о тайно заключенной сделке, имевшей далеко идущие последствия. Английское правительство за бесценок скупило все 40 % акций Суэц кого канала, принадлежавшие Исмаил-паше, предпоследнему хедиву Египта. Египет был в ту пору частью Османской империи, но Дизраэли даже не поставил султана в известность о сделке. Он ловко использовал финансовое затруднение хедива, чтобы поставить под свой контроль Суэцкий канал – важнейшую международную водную артерию. Русский посол в Лондоне граф Петр Шувалов расценил этот факт как начало новой эпохи в политике Англии – эпохи активного участия в разделе Османской империи и дальнейшего продвижения на Ближний Восток, в район Персидского залива и Красного моря. Но для того чтобы подчи нить себе рынки в этих регионах, необходимо было иметь опорную базу. Такой базой, по мысли Дизраэли, должен был стать Кипр, принадлежавший Османской империи.

В июле 1875 года началось восстание находившихся под властью турок Боснии и Гер цеговины. Турки пытались жестоко подавить выступление, что вызвало взрыв негодования в Европе. В начале 1876 года Союз трех императоров выступил с так называемым Берлин ским меморандумом, предостерегая Турцию против продолжения репрессий.

Английское правительство сразу же отвергло Берлинский меморандум. Пре мьер-министр расценил Берлинский меморандум как первый шаг к разделу Оттоманской империи без участия Великобритании. Дизраэли, придерживавшийся принципа «сохране ния независимости и целостности» Османской империи, предложил созвать конференцию, «основанную на территориальном status quo».

Он ввел Королевский военно-морской флот в Безикскую бухту, расположенную у самого входа в Дарданеллы, – это предшествовало Крымской войне. Он считал, что Союз трех императоров, «в сущности, распался, как в свое время распался триумвират в Древнем Риме».

Дизраэли предложил Шувалову решить восточный вопрос без Австро-Венгрии. Обсу ждение англо-русской программы продолжалось весь июнь. В конце концов выяснилось, что Дизраэли настаивает, чтобы Россия отказалась от помощи балканским славянам и позволила Турции подавить восстание. Вероятно, Дизраэли преследовал цель довести отношения Рос сии и Австро-Венгрии до полного разрыва, которому, как ему казалось, он положил начало, отвергнув Берлинский меморандум.

И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

Дизраэли испытывал сильнейшее давление внутри страны. Зверства турок настро или против них британское общественное мнение, а Гладстон выступал против аморальной политики Дизраэли. Премьер не мог этого не учитывать.

В ноябре 1876 года министр иностранных дел Англии лорд Дерби предложил созвать в Стамбуле европейскую конференцию, чтобы заставить Турцию провести реформы. Это предложение было внесено против желания Дизраэли, который одобрил его только после того, как ему не удалось заключить союз с Австро-Венгрией против России. Конференция не принесла конкретных результатов. Все реформы были отвергнуты Турцией весьма простым способом: провозглашением конституцией свобод всем населявшим ее народам.

Но Дизраэли давно понял, что раздел Оттоманской империи неизбежен, и хотел извлечь из этого максимальную выгоду. Он подписал Лондонский протокол 1877 года и при соединился к призыву трех северных дворов к Турции покончить с бойней на Балканах. Сул тан, однако, будучи уверен в том, что Дизраэли на его стороне независимо от формальных к нему требований, отверг и этот документ. Ответом России было объявление войны. Каза лось, Россия одержала дипломатическую победу. Ее поддержали не только Австро-Венгрия и Германия, но и Франция, не говоря уже о значительной поддержке британского обществен ного мнения.

Но Дизраэли вел хитроумную игру, исходя из следующего расчета. Турция будет упорно отвергать все требования России и держав. В конечном итоге Россия объявит Отто манской империи войну. Когда стороны измотают друг друга, Англия пригрозит царю евро пейской коалицией и сделает две-три военные демонстрации – и русские вынуждены будут уйти. Турция же должна будет платить Англии за «спасение столицы и всей империи той ценой, которую с нее запросят».

В течение всей русско-турецкой войны Англия последовательно проводила свою поли тическую линию. Дизраэли изображал из себя «сторонника решительных действий», требо вал от парламента увеличения военных расходов, постоянно заявлял и в палате лордов, и на заседаниях кабинета об угрозе Стамбулу, Суэцкому каналу и «пути в Индию», делал вид, что Англия вот-вот начнет военные действия.

В этот момент Игнатьев потряс всю Европу, объявив об условиях Сан-Стефанского мира с Турцией (1878), согласно которому создавалась Большая Болгария. Сан-Стефан ский договор обеспечивал возможности русского контроля над проливами, что было непри емлемо для Великобритании, и русский контроль над балканскими славянами, что было неприемлемо для Австрии. Великобритания и Австро-Венгрия объявили о непризнании договора и призвали обсудить балканский вопрос на конгрессе с участием всех заинтере сованных держав. Для России это означало угрозу возврата к коалиции времен Крымской войны.

Вся энергия руководителей английской внешней политики была направлена на дости жение главной цели – приобретение так называемой «компенсации», которую, как они счи тали, Англия должна была получить за свой нейтралитет в русско-турецкой войне.

Конгресс был назначен на 13 июня 1878 года. Но еще до его начала Англия и Рос сия разрешили ключевые вопросы в соглашении, подписанном лордом Солсбери и русским министром иностранных дел Шуваловым 30 мая. В другом сепаратном соглашении Англия обещала Австро-Венгрии, что поддержит австрийскую оккупацию Боснии и Герцеговины.

Но, самое главное, 4 июня британским дипломатам удалось заключить секретную конвен цию с Турцией о передаче Англии Кипра.

Представители России пытались добиться того, чтобы турецкие войска были выве дены из Восточной Румелии, и вообще хотели уклониться от раздела Болгарии. Тогда Дизра эли распорядился подготовить к отходу его специальный поезд – это оружие впервые было использовано в качестве дипломатического приема. Русская делегация пошла на уступки.

И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

Дизраэли хотел, чтобы о Кипрской конвенции не стало известно до того момента, пока не будет решен вопрос о статусе Батума и судьбе армянских земель Закавказья. В такой обстановке английским дипломатам было легче добиваться от России все новых и новых уступок, с другой – доказывать турецкому правительству, что они защищают инте ресы Османской империи.

Дизраэли и Солсбери вернулись в Лондон триумфаторами. Им была устроена торже ственная встреча. Королева удостоила «творцов мира» орденов Подвязки.

Консерваторы сочли, что никто лучше Дизраэли не справится с руководством партией и страной. С 1878 по 1880 год премьер-министр Дизраэли руководил, опираясь на прочное парламентское большинство. Основное внимание он концентрировал на проблемах колони альной империи и внешней политики.

В 1880 года консерваторы потерпели поражение на выборах, и Дизраэли перешел на положение лидера оппозиции. Весной 1881 года он серьезно заболел. К застарелым подагре и астме присоединилась тяжкая простуда. 19 апреля Дизраэли умер. Его похоронили на тер ритории Хьюэндина, у восточной стены маленькой старинной приходской церкви.

И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

Камилло Бенсо Кавур (1810–1861) Граф, итальянский государственный деятель и дипломат.

Премьер-министр Сардинского королевства (1852–1861, кроме 1859).

Глава правительства Объединенного Итальянского королевства (1861). Сыграл важную роль в процессе объединения Италии.

Камилло Бенсо Кавур родился 10 августа 1810 года в Турине. Его, как второго сына, готовили к военной карьере: он учился в туринской военной академии и в 1827 году стал младшим лейтенантом инженерных войск. Находясь в 1830 году в составе генуэзского воен ного гарнизона, он с восторгом говорил об Июльской революции во Франции, за что в нака зание был переведен в форт Бард в долине Аоста.

И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

Кавур стал умеренным либералом, придерживавшимся, как он сам признавался, «золо той середины». Июльская революция, последовавшие за ней восстания в Италии и ответные репрессии изменили его взгляды.

В ноябре 1831 года Кавур оставил военную службу. Он побывал во Франции, Англии, Швейцарии и Бельгии, изучая политические, социальные и экономические проблемы запад ного мира, и одновременно вникал в аграрные и торговые проблемы Пьемонта.

В 1847 году король Карл-Альберт объявил о реформе власти. Кавур приехал в Турин, где при содействии других реформаторов основал газету «Рисорджименто». В январе 1848 года на собрании журналистов и политических деятелей Кавур заявил, что стране нужна конституция, которая укрепила бы власть. Этот призыв нашел отклик среди рефор маторов и положил конец колебаниям Карла Альберта.

Первые выборы в соответствии с дарованной королем 4 марта 1848 года Конституцией состоялись в апреле. Но Кавур потерпел поражение. И только на июньских дополнительных выборах он был избран в парламент.

11 октября 1850 года Кавур был введен в состав правительства. Камилло стал лидером умеренного большинства палаты депутатов. Он был назначен министром земледелия, тор говли и флота (военного и торгового), управление которого было выделено тогда из воен ного министерства.

С 1823 года Кавур возглавил правительство Сардинского королевства (Пьемонта).

Трезвый политик, знаток Адама Смита, он многое сделал, чтобы включить Пьемонт и при легающие области в большое кольцо европейской экономики. По его инициативе проклады вались туннели под Альпами, строились железные дороги, был создан Национальный банк, закладывались инфраструктуры, готовившие сближение различных княжеств и герцогств Италии.

Но главное внимание Кавур уделял внешней политике. В его лице страна обрела трез вого и гибкого дипломата, умелого стратега и тактика.

Вскоре после прихода к власти Кавур был поставлен перед труднейшим выбором – принимать ли Пьемонту участие в Крымской войне или нет. Позднее он признавал, что направить в Крым 18 тысяч солдат в мае 1855 года его «вынудила злосчастная политическая конъюнктура». Наполеон III держал свой гарнизон в Риме. Австрия продолжала господство вать в Северной Италии.

Как участник Крымской войны, Кавур добился приглашения Сардинии (Пьемонта) на мирный конгресс, который открылся 25 февраля 1856 года в Париже. Накануне конгресса Пальмерстон и Наполеон III обещали Кавуру поднять в ходе его работы итальянский вопрос.

На деле этого не произошло. Кавуру с трудом удалось добиться лишь дискуссии на заседании 8 апреля, когда был поставлен вопрос о злоупотреблениях папского правительства, о недо пустимых методах управления страной, применяемых неаполитанским королем, а сам Кавур выступил против бессрочной оккупации Римских легатств. Конгресс не принес «никаких практических результатов» для Пьемонта, однако Кавур теперь четко представлял новую расстановку сил в Европе. Он пришел к выводу, что решение итальянского вопроса будет возможно лишь в результате войны с Австрией.

Важным этапом в секретных франко-пьемонтских переговорах, начатых по иници ативе французского императора в мае 1858 года, стала встреча Наполеона III с Кавуром 20 июля в Пломбьере в Вогезах, куда Кавур отправился тайно, под видом отдыха в Швейца рии. В центре обсуждения оказались следующие проблемы: поиск предлога для объявления войны Австрии, будущее устройство Италии, получение Сардинским королевством займа в Париже, предполагаемое бракосочетание дочери сардинского короля принцессы Клотильды с принцем Наполеоном. В качестве компенсации за оказываемую Пьемонту услугу Напо леон III потребовал уступить Франции Савойю и Ниццу.

И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

Многообещающее начало переговоров с Наполеоном о союзе весной 1858 года побу дило Кавура принять энергичные меры, чтобы расположить Россию в свою пользу. Кавур напомнил Петербургу, что дружба с Россией отвечает желаниям, намерениям и целям сардинского правительства.

24 ноября 1859 года Виктор-Эммануил II в Турине, а 26 января 1860 года Наполеон III в Париже поставили подписи под секретным договором между Францией и Пьемонтом.

Речь в нем шла о наступательно-оборонительном союзе двух держав на случай агрессии со стороны Австрии. Целью союза было освобождение Италии от австрийской оккупации и создание Королевства Верхней Италии с населением примерно 11 млн человек. Кроме того, договором предусматривалось присоединение Савойи и Ниццы к Франции и сохранение верховной власти папы в интересах католической религии.

Ведя дипломатическую подготовку к войне, Кавур стремился возбудить у Англии и Германской конфедерации (в чьей поддержке он был далеко не уверен) опасения по поводу возможного возникновения русско-австрийского конфликта в связи с восточным вопросом.

Кавур использовал также соперничество Англии и Франции. Сделавшись хозяином ежедневной прессы в Европе, ему удалось внушить, что Итальянское королевство может быть верным и полезным другом Великобритании.

Английский кабинет, задетый действиями Франции, пытался подорвать влияние соперницы путем увеличения льгот и поощрения намерений графа Кавура. Таким образом, Франция стремилась сохранить свою гегемонию в Италии;

Англия прилагала все усилия, чтобы взяла верх ее политика.

В начале 1859 года в Лондоне решили сделать все возможное, чтобы помешать войне между Австрией и Пьемонтом. Англия, играя роль посредника, направила ноту сардинскому правительству с просьбой изложить претензии Турина к Вене. Требования Кавура сводились к следующему: создание отдельного национального управления в Ломбардо-Венецианском королевстве, прекращение незаконного вмешательства Австрии в дела Центральной Италии, аннулирование особых договоров Австрии с герцогствами и прекращение оккупации ею Романьи. Вена отвергла эти требования и выдвинула свои.

В самой же Сардинии подготовка к войне шла полным ходом.

Можно себе представить, каким неприятным сюрпризом для Кавура стало известие о том, что Россия предложила созвать мирный конгресс. Вся его политика была связана с наде ждой на предстоявшую совместно с Францией войну против Австрии. Однажды Камилло пришел в такое отчаяние, что был близок к самоубийству;

но обстоятельства неожиданно приняли благоприятный для него оборот.

23 апреля 1859 года Кавуру было вручено письмо австрийского министра Буоля, содер жавшее ультиматум – немедленно сократить численность армии до размеров мирного вре мени и уволить из нее всех добровольцев. 26 апреля, когда истекал назначенный трех дневный срок для подачи ответа, Кавур отказался удовлетворить требования австрийского правительства, ссылаясь на продолжающиеся переговоры о созыве конгресса.

В апреле Австрия напала на Италию – Париж и Турин наконец добились своего, но вина за это формально на них не ложилась. События на Апеннинском полуострове в усло виях войны развивались стремительно, что поставило немало серьезных вопросов перед дипломатией.

Представительные собрания в Великом герцогстве Тосканском, герцогствах Модена и Парма, а также легатствах или в Романье приняли решения о низложении прежних прави телей и присоединении к Сардинскому королевству.

В то же время Наполеон III, одержав ряд побед над австрийцами, заключил в Вилла франка 11 июля 1859 года сепаратное соглашение с Францем-Иосифом. Предательство было И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

очевидным. Парме, Модене, Тоскане решили навязать прежних государей. Эти области отве тили восстанием.

Кавур узнал о франко-австрийском договоре лишь от Виктора-Эммануила II. Для него, принявшего на себя чрезвычайно трудную роль посредника между руководимым им ита льянским национальным движением и французским императором, это сообщение явилось тяжелейшим ударом. Он подал в отставку. Усталый, с горькой обидой Кавур уехал в Турин.

Отдых подействовал благотворно.

В августе 1859 года Кавур вернулся в Пьемонт. Нация продолжала искать в нем вырази теля своих надежд и хотела снова видеть его у власти. Министерство Ла-Марморы и Ротацци подало в отставку, и Кавур в январе 1860 года стал во главе кабинета. Через несколько дней он разослал дипломатическим агентам циркуляр, в котором заявлял, что правительство не в силах остановить естественное и неизбежное течение событий.

Поспешно заключенный мир в Виллафранке не позволил Наполеону III получить Савойю и Ниццу. Учитывая это, Кавур решил увязать вопрос передачи этих территорий Франции с вопросом присоединения Тосканы и Эмилии к Пьемонту.

24 марта 1860 года соответствующий договор между Францией и Пьемонтом был под писан. Решение о присоединении Центральной Италии к Сардинии, а Савойи и Ниццы к Франции вызвало бурную реакцию европейских правительств.

4 апреля 1860 года в столице Сицилии Палермо началось новое восстание под лозун гом национального единства, присоединения к Пьемонту. Наскоро вооружив тысячу своих сторонников, Гарибальди захватил в Генуе два парохода и отправился к Сицилии. Кавур гро зил его арестовать. Но Гарибальди выступал под лозунгом «Италия и Виктор-Эммануил», чтобы не дать обвинить себя в неподчинении королю.

11 мая экспедиция «Тысячи» под руководством Гарибальди высадилась в Сицилии и овладела островом. Успешное начало экспедиции побудило Кавура оказать ей помощь.

Кавур направил в Палермо своего сторонника, приверженца присоединения Сицилии к Пьемонту, эмигранта из Мессины Ла Фарину, секретаря и фактического руководителя Наци онального общества. 6 июня им было подписано соглашение, положившее конец господству Бурбонов в Палермо.

19 августа 1860 года Гарибальди высадился в Калабрии. 7 сентября он торжественно въехал в Неаполь. Случилось то, чего опасался Кавур.

После захвата Неаполя Гарибальди призвал идти на Рим, чтобы там провозгласить Виктора-Эммануила королем независимой и единой Италии. Это неизбежно бы привело к разрыву с Францией, которого Кавур стремился избежать.

Премьер-министр, чтобы перехватить инициативу у революционеров, решил овла деть папскими провинциями, которые отделяли Северную Италию от Южной. Успешное и быстрое завершение королевскими войсками в конце сентября кампании в Марке и Умбрии открыло возможность для интервенции на юг, подняло престиж Пьемонта, показало наме рение умеренных добиваться объединения Италии. Именно поэтому он дал отповедь в пар ламенте тем, кто склонен был «извлечь пользу из революционного дела ради завершения освобождения Италии», то есть присоединения Папского государства и Венеции.

27 октября 1860 года состоялись встреча гарибальдийских отрядов с правительствен ным войском и знаменитая встреча Гарибальди с королем. В феврале 1861 года в Турине собрались представители всех областей Италии, кроме Рима и Венеции, а 14 марта Вик тор-Эммануил был единогласно провозглашен королем Италии.

После создания Объединенного итальянского королевства Кавур был озабочен пробле мой признания нового государственного образования международным сообществом.

Уже 31 марта, то есть спустя всего две недели после того как в Турине было объявлено об образовании Итальянского королевства, его признала Англия, стремившаяся помешать И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

влиянию на новое государство Франции. В тот же день это сделала Швейцария, а 13 апреля – США, затем скандинавские и ряд латиноамериканских стран.

Кавур считал, что столицей Италии должен быть Рим. Едва он начал переговоры с французским правительством по этому поводу, как 29 мая он заболел, а 6 июня умер.

Нотой от 15 июня 1861 года Париж признал новое государство. Наполеон III хотел поддержать короля и умеренную партию и в без того сложной ситуации, возникшей в связи с утратой Кавура, пользовавшегося в Италии и за ее пределами бесспорным авторитетом.

В специальной ноте французского правительства от 9 июня о положении в Италии, пере данной через Монтебелло Горчакову, отмечалось, что смерть Кавура изменила это положе ние, поскольку он служил «залогом сохранения внутреннего порядка в Италии и гарантией искусной политики;

этот залог исчез;

враги Италии и крайние партии на полуострове не должны больше считаться с этой решительной волей, с этим преобладающим влиянием, которое умело поочередно опрокидывать их расчеты и обуздывать их желания».

И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

Отто Эдуард Леопольд фон Бисмарк (1815–1898) Князь, германский государственный деятель и дипломат.

Министр-президент и министр иностранных дел Пруссии, завершил объединение Германии под гегемонией Пруссии (1862–1867). Первый рейхсканцлер Германской империи (1871–1889). Инициатор создания Союза трех императоров (1873), заключения договора о союзе с Австро-Венгрией (1879), Тройственного союза (1882).

Отто Эдуард Леопольд фон Бисмарк родился 1 апреля 1815 года в замке Шенхаузен в маркграфстве Бранденбургском.

И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

Детство мальчик провел в родовом поместье Книпхоф под Наугардом, в Померании.

В шесть лет его отдали в частную школу Пламана. Мать Бисмарка сразу определила ему карьеру дипломата, поэтому особое внимание уделялось изучению иностранных языков.

В двенадцать лет Бисмарк перешел в берлинскую гимназию Фридриха-Вильгельма, а затем в гимназию Серый Монастырь.

В 1832 году Бисмарк начал изучать право в Геттингенском университете.

Переход в Берлинский университет ничего не изменил в его жизни. В 1835 году он выдержал первый государственный экзамен на звание юриста и стал референтом окружного управления в Ахене. Но рутинная работа оказалась ему не по нраву, Бисмарк часто нарушал служебную дисциплину. Ахенские власти рекомендовали ему продолжить службу в Потс даме.

Но и там он долго не задержался. За Потсдамом был Грайфсвальд. Бисмарк слушал лек ции в сельскохозяйственном институте в Эльдене. Сменив несколько мест, весной 1839 года он занялся обустройством поместья Книпхоф. Бисмарк участвовал в местном самоуправле нии в качестве депутата от округа, заместителя ландрата (главы местного самоуправления) и члена ландтага (представительного органа Северогерманского собора) провинции Поме рания. В этот же период он совершил поездки в Англию, Францию, Италию и Швейцарию.

В 1845 году он переехал в Шенхаузен, где устроился инспектором плотины, а также стал депутатом ландтага провинции Саксония. С феврале 1847 года он представлял остэльб ское рыцарство в Объединенном ландтаге, причем назначение исходило непосредственно от короля Фридриха-Вильгельма IV. В это время Бисмарк был горячим сторонником монар хической власти: он считал, что прусские короли получили власть от Бога и потому ответ ственны только перед Богом.

Революцию 1848 года, охватившую большую часть Европы, Бисмарк проклинал. Он не признал франкфуртский парламент, самовольно собравшийся в 1848 году;

зато горячо одобрил его разгон прусскими штыками.

А пока Бисмарк заседал в федеральном парламенте в Эрфурте. Постановление пар ламента, утвердившее федеральный союз из германских государств под эгидой Пруссии, вызвало негодование со стороны Австрии. Габсбурги в ультимативной форме потребовали восстановления старых порядков. Пруссия вынуждена была уступить. В то время Бисмарк радовался крушению планов, направленных на исключение Австрии из Германии.

В 1851 году Фридрих-Вильгельм IV назначил Бисмарка секретарем, а через несколько месяцев представителем Пруссии в бундестаге. Бисмарк отправился во Франкфурт, как он сам позже выразился, «в состоянии политической невинности».

Во Франкфурте, этом центре дипломатических интриг, Бисмарк начал понимать, что возрождение прежнего объединения Австрии и Пруссии в рамках Германского союза невоз можно. Политики Австрии видели в Пруссии лишь младшего партнера. Поездка в Вену в 1852 году с целью переговоров о таможенном союзе еще более убедила его в этом.

Тот факт, что центр тяжести европейской политики переместился в Париж, побудил Бисмарка во время Крымской войны, летом 1855 года, а затем весной 1857 года, нанести визиты Наполеону III. Прусский дипломат очаровал императора. Добрые отношения с Фран цией Бисмарк считал «требованием самосохранения, а не честолюбия». Сохранять дружбу с Россией и не раздражать Францию против Пруссии – такова была задача прусского прави тельства. Ничего так не опасался Бисмарк, как войны с Россией из-за интересов Австрии.

Сила Бисмарка заключалась в сочетании смелости, решительности с удивительной прозорливостью. Когда в 1858 году принц Вильгельм стал регентом, прусский дипломат ото слал ему докладную, получившую известность как «Малая книга господина фон Бисмарка».

В ней излагался план действий, направленных к вытеснению Австрии из Германии и созда ния нового Германского союза под эгидой Пруссии.

И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

Предсказанная Бисмарком война между Австрией и Францией вспыхнула в 1859 году.

Если бы прусское правительство последовало рекомендациям своего посланника во Франк фурте, то Австрия уже тогда была бы исключена из Германского союза. Но у Вильгельма не хватило решимости.

В 1859 году Бисмарк был отозван правительством из Франкфурта и, как он сам говорил, «выставлен на холод на Неве» в качестве посланника при царском дворе в Санкт-Петербурге.

Во время Итальянской войны Бисмарк пришел к выводу, что Россия по-прежнему занимает ключевые позиции в «европейском концерте», несмотря на поражение в Крымской войне.

В 1862 году 47-летний Бисмарк стал премьер-министром Пруссии. Он пользовался неограниченным доверием Вильгельма I, особенно в делах внешней политики.

22 января 1863 года прусский посланник Узедом на заседании Германского союза огла сил заявление Бисмарка, в котором говорилось о создании немецкого Национального парла мента, избранного прямым тайным голосованием на основе равного избирательного права.

Однако против подобной реформы выступили все: Австрия, немецкие государства, либе ралы и консерваторы. В тот же день в Польше началось антироссийское восстание, оказав шееся в центре международной политики.

Польский кризис Бисмарк использовал для восстановления связей Пруссии с Россией.

8 февраля 1863 года Горчаков и генерал фон Альфенслебен подписали в Петербурге конвен цию, по которой русским войскам разрешалось преследовать польских повстанцев на прус ской территории.

Политика Бисмарка на сближение с Россией подверглась резкой критике со стороны либералов. Австрия же попыталась использовать благоприятную, как ей казалось, ситуацию для того, чтобы провести ограниченную реформу Германского союза. Император Франц Иосиф пригласил короля Пруссии во Франкфурт на «съезд князей». Лишь в ходе резкого разговора с Вильгельмом в Баден-Бадене Бисмарку удалось убедить короля отказаться от проявления монархической солидарности. Работа конгресса была практически сорвана.

В ответ на меморандум Австрии от 22 сентября 1863 года о реформе Германского союза Бисмарк заявил, что она заслуживает внимания лишь в том случае, если предполагается создание парламента, избранного всем народом.

Внутренняя и внешняя политика Бисмарка все больше подвергалась критике в самой Пруссии. Казалось, еще немного – и в стране начнутся революционные волнения. Но счастье вновь оказалось на стороне Бисмарка.

15 ноября 1863 года скончался датский король Фридрих VII и на престол вступил его наследник Кристиан IX. Сразу возник вопрос: кому владеть соединенными с Данией Гол штинией и Шлезвигом? Юридически дело было очень запутанным, чем и воспользовался Бисмарк.

В ходе войны 1864 года, разыграв закулисное, поистине макиавеллиево действо, Бис марк привлек на свою сторону Австрию и вместе с ней заставил капитулировать Данию.

Европа безмолвствовала, словно ее и не существовало. Шлезвиг, Гольштейн, Лауэнбург были отторгнуты от Дании Венским трактатом 30 октября 1864 года. Эту игру, которая в конце концов удалась, и не только за счет продуманной тактики, но и за счет изрядной доли везения (отказ в последний момент Англии и Швеции от военной интервенции), сам Бис марк позднее считал своим самым большим дипломатическим успехом. В августе 1865 года Пруссия подписала с Австрией Гаштейнскую конвенцию, согласно которой Пруссия полу чила право управлять в Шлезвиге, Австрии – в Голштинии.

Эта дипломатическая победа значительно укрепила как внутригосударственные, так и международные позиции «министра конфликтов». Бисмарк проявил взвешенность, когда выступил с осуждением националистских, антидатских настроений, охвативших германское общество.

И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

Гаштейнская конвенция почти на целый год отсрочила войну между Австрией и Прус сией. Возведенный в графское достоинство Бисмарк понимал, что только Наполеон III мог расстроить его планы. И он поспешил в Биарриц на свидание с французским императором.

Бисмарк добился от Наполеона нейтралитета и даже получил согласие на союз с Италией.

Сразу после заключения 8 апреля 1866 года трехмесячного прусско-итальянского союза Бисмарк начал дипломатическое наступление на Австрию. Он направил в бундестаг запрос о необходимости «созвать собрание на основе прямых выборов и всеобщего избира тельного права для всей нации, с тем чтобы принять и обсудить проекты реформы союзной конституции, предложенные немецкими правительствами». Бисмарк знал, что предложение будет отвергнуто, но ему нужен был предлог для роспуска Германского союза.

В это время Наполеон III неожиданно решил предотвратить австро-прусскую войну созывом европейского конгресса. Бисмарк вынужден был согласиться на участие в нем, хотя это означало крушение всех его планов. Но Австрия сама отказалась от брошенного ей якоря спасения. Она выставила такие условия, которые сделали конгресс бессмысленным.

14 июня 1866 года Бисмарк объявил Германский союз недействительным. В ответ немецкие государства решили создать орган союзной исполнительной власти. Иными сло вами, речь шла об антипрусской коалиции большинства немецких государств во главе с Габ сбургами. 3 июля 1866 года сражение при Садовой решило исход войны в пользу Пруссии.

Австрия предложила перемирие. Страшная ставка была выиграна. В центре Европы появи лось могущественное государство.

Наполеон предложил свое посредничество в мирных переговорах. Бисмарк понимал, что если Франция направит свою армию в Южную Германию, ему придется отказаться от всех своих завоеваний, и он принял посредничество «сфинкса Тюильри».

26 июля 1866 года Бисмарк подписал Никольсбургское перемирие. Австрия оставалась великой державой, но вне Германского союза. 23 августа был заключен мирный договор.

На прусско-французских переговорах в обмен на отказ Бисмарка от перехода через Майнскую линию Наполеон III согласился на аннексию Пруссией северо-германских тер риторий с населением до 4 млн человек, что позволило Бисмарку «закруглить» Пруссию вокруг Ганновера, курфюршества Гессенского, Нассау и рейнского города Франкфурта и обеспечить неприкосновенность своих позиций в Северной Германии.

Бисмарк заключил с каждым южногерманским государством тайный оборонительный союз. В случае войны стороны обязались объединить свои вооруженные силы под началом прусского короля. Теперь эти государства были прочно связаны с Пруссией не только эконо мическими (членством в Германском таможенном союзе), но и военными обязательствами.

Наполеон III надеялся, что Бисмарк вознаградит Францию уступкой той или иной тер ритории за нейтралитет. Бисмарк же больше не нуждался в услугах «сфинкса Тюильри» и поэтому отверг всякую мысль об уступке хотя бы пяди немецкой земли и даже отказался содействовать округлению французских границ за счет какого-либо другого государства.

Разумеется, это привело к охлаждению отношений между государствами.

Основанный в 1867 году Северогерманский союз, находившийся под прусским вли янием, представлял собой крупную германскую державу, имеющую притязания на статус национального государства. На повестке дня стоял вопрос объединения всей Германии. Но Бисмарк не торопил события. 24 февраля 1870 года он отклонил в рейхстаге предложение о немедленном включении в Северогерманский союз Бадена, так как стремился к объедине нию со всей Южной Германией, «но совершенно добровольно, без угрозы, без принужде ния, без нажима».

Бисмарк в это время постоянно ощущал недомогание. Обострились его отношения с Вильгельмом. Однако прошение Бисмарка об отставке король отклонил: «Ваше имя в исто И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

рии Пруссии стоит выше, чем имя любого другого государственного деятеля. И его я должен потерять? Никогда!»

Германский таможенный союз не оправдал ожиданий Бисмарка. Депутаты южных государств решительно сопротивлялись объединению. Чтобы сплотить нацию, Бисмарку требовалась война. Он знал, что Франция не заключила формального союза ни с одним из европейских государств. Нужен был только предлог для войны. И вскоре он нашелся.

В 1870 году на испанский престол была выдвинута кандидатура принца Леопольда, представителя Гогенцоллернов. Во Франции разразилась буря протеста. Король Вильгельм I отозвал кандидатуру принца. Таким образом, Франция могла считать себя удовлетворенной, но она допустила такой же грубый промах, как и Австрия в 1866 году. 13 июля на курорте Бад-Эмс французский посол Бенедетти потребовал от Вильгельма гарантий, что кандида тура Леопольда не возникнет и в будущем.

Король направил Бисмарку подробную депешу о беседе в Бад-Эмсе. Прежде чем ее обнародовать, канцлер так сократил и отредактировал ее, что создалось впечатление, будто требования Франции носят ультимативный характер. По всей Германии поднялась волна национального возмущения, прежде всего в южногерманских государствах. В свою очередь, «ответ» Франции – объявление Пруссии войны 19 июля 1870 года – для правительств южно германских государств явился прецедентом, предусмотренным условиями оборонительного союза с Пруссией. Впрочем, и без договора в условиях национального подъема все государ ства готовы были вступить в схватку.

Нейтралитет России был гарантирован. Англия также заявила о своем невмешатель стве, после того как Бисмарк передал в «Таймс» документы о притязаниях Франции на Бель гию, которые проявились в ходе франко-прусских переговоров в июле – августе 1866 года.

Первые дни войны принесли успех Германскому союзу. В начале августа 1870 года Бисмарк присоединился к требованию общественности Германии об отделении Эльзаса и части Лотарингии от Франции. Это решение объяснялось в первую очередь его концепцией европейского равновесия, которого, как он считал, можно добиться путем ослабления Фран ции и выравнивания численности французов и немцев.

Несмотря на успехи прусских и южногерманских войск и последовавшую 2 сентября 1870 года капитуляцию под Седаном одной из двух французских армий, блицкриг не повто рился. Бисмарк отклонил мир на основе территориальной неприкосновенности Франции и признания объединения всей Германии (за исключением Австрии) под эгидой Пруссии.

Франция продолжила войну с удвоенной энергией.

Осенью 1870 года южногерманские государства подписали соглашения о вхождении в Северогерманский союз. Так родилась Германская империя. 18 января 1871 года в Зеркаль ной зале Версальского дворца, в торжественной обстановке Вильгельм I был провозглашен императором. 21 марта в Берлине в Белом зале королевского дворца Вильгельм I выступил на первом заседании Германского рейхстага. Бисмарк получил титул наследного князя, име ние Фридрихсру, которое наряду с Варцином стало его любимым местом отдыха.

16 апреля 1871 года был принята конституция Германской империи. Бисмарк полу чил титул имперского канцлера вместе с обязанностями премьер-министра и министра ино странных дел союзного государства Пруссии.

Война с Францией завершилась Франкфуртским миром (1871), сохранившим поло жение Франции как великой державы. В 1871 году ни одна из сторон не предполагала, что Франкфуртский договор просуществует более сорока лет. Бисмарк старался объединить Европу против Франции. Наиболее безопасной комбинацией для Германии был образован ный в 1873 году Союз трех императоров (Россия, Австро-Венгрия и Германия). По выраже нию канцлера, он перекинул мост в Вену и в то же время сохранил мост, соединяющий Бер лин с Санкт-Петербургом. Бисмарк оставлял за собой свободу дипломатического маневра в И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

отношениях между Англией и Россией, а также Россией и Австрией. 15 июня 1877 года в «Киссингском диктате» он рассматривает схему идеальной для Германии расстановки сил в Европе: «все державы, за исключением Франции, нуждаются в нас и по возможности воз держиваются от коалиций против нас, основанных на их связях друг с другом».

Но Союз трех императоров не выдержал испытание Балканским кризисом. Начавше еся в 1875 году восстание на Балканах служило лишь прологом к тому славянскому осво бодительному движению против турок, которое должно было привести к войне 1877 года между Россией и Портой.

Во время Балканского кризиса Бисмарк не возражал, чтобы Россия добилась своей цели на Ближнем Востоке, но только с согласия Австро-Венгрии, а не посредством войны против нее, особенно такой войны, которая могла бы погубить Габсбургскую монархию.

Впоследствии Бисмарк утверждал, будто пошел бы за Россией, «несмотря ни на какие пре пятствия», если бы мог получить от нее взамен гарантию по поводу Эльзас-Лотарингии.

Это была не больше чем ловкая отговорка, которая нравилась Бисмарку настолько, что он пустил ее в ход также против Англии в январе 1877 года и неоднократно пользовался ею впо следствии. Если бы даже Бисмарк мог получить уверенность, что Россия никогда не окажет поддержки Франции, он все равно воспротивился бы расчленению Австро-Венгрии. Габ сбургская монархия была необходима для созданной Бисмарком объединенной Германии;

последняя в свою очередь была необходима для равновесия сил, в которое Бисмарк верил как в единственное средство, обеспечивающее сохранение мира в Европе.

Для Бисмарка все определяло равновесие сил.

На Берлинском конгрессе, созванном по поводу окончания русско-турецкой войны в июне 1878 года, Бисмарк не хотел открыто противодействовать интересам России, но в то же время интересы Австро-Венгрии не позволяли ему оказать Петербургу ощутимую под держку. Антагонистические интересы Австрии и России заставили его выбрать тактику ней тралитета. В результате Союз трех императоров прекратил свое существование, а Россия, которой пришлось пойти на уступки, обвинила в этом Бисмарка, так что в русско-герман ских отношениях наступило охлаждение. Правда, канцлеру удалось убедить Англию (и за ней Францию) в бескорыстии своей посреднической деятельности.

В 1879 году Бисмарк подписал тайный союз с Австро-Венгрией. После охлаждения отношений с Россией он надеялся выстроить преграду дальнейшей русской экспансии. Не желая, однако, чтобы Австро-Венгрия использовала германскую поддержку, чтобы бросить вызов России, он таким образом обеспечил себе вето по поводу австрийской политики на Балканах.

В 1881 году был образован второй Союз трех императоров (Германия, Россия и Австро Венгрии).

Второй Союз трех императоров предусматривал для сторон нейтралитет, если кто-то из его членов вступит в войну с посторонним государством, – к примеру, если Англия начнет войну с Россией или Франция с Германией. Германия, таким образом была защищена от возможности войны на два фронта.

Напряженность в отношениях между Францией и Италией позволила привлечь последнюю к австро-германскому объединению и в 1882 году заключить оборонительный Тройственный союз, направленный против Франции. Германия и Италия пообещали оказать содействие друг другу на случай французского нападения. Этот союз, или Лига мира, как окрестил его Бисмарк, закрепил положение Германии как великой державы.

Наконец, в 1887 году Бисмарк уговорил двух своих союзников – Австрию и Италию – заключить так называемые Средиземноморские соглашения с Великобританией, согласно которым стороны-участники договаривались совместно оберегать status quo в районе Сре диземноморья.

И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

Результатом бисмарковской дипломатии было появление на свет взаимно переплетав шихся альянсов, частью совпадавших по целям, а частью соперничавших друг с другом, что страховало Австрию от русского нападения, Россию от австрийского авантюризма, а Герма нию от окружения, а также вовлекало Англию в дело защиты от русской экспансии в напра влении Средиземного моря. Бисмарк делал все, что было в его силах, чтобы удовлетворять французские амбиции повсеместно, за исключением Эльзас-Лотарингии. Он поощрял фран цузскую колониальную экспансию, отчасти для того, чтобы отвести французскую угрозу от Центральной Европы, но в гораздо большей степени для того, чтобы столкнуть Францию с соперниками по колониальным приобретениям, особенно с Англией.

В разгар кризиса 1887 года вокруг Болгарии Бисмарк добился двухстороннего рус ско-германского договора, так называемого Договора перестраховки. Россия и Германия были теперь гарантированы от войны на два фронта, при условии, что будут обороняющейся стороной. Договор перестраховки обеспечивал связь между Санкт-Петербургом и Берлином.

К тому же он заверял Санкт-Петербург в том, что хотя Германия и будет защищать целост ность Австро-Венгерской империи, но не будет ей помогать в экспансии за счет России. Бис марку удалось также добиться отсрочки заключения франко-русского союза.

В декабре 1887 года Бисмарк испытывал сильное давление и со стороны австрийцев, и со стороны собственных военных кругов, толкавших его на превентивную войну с Россией.

Однако Бисмарк подавил эти настроения.

После смерти Вильгельма (9 марта 1888 года) и трехмесячного правления больного Фридриха III, на престол взошел 29-летний Вильгельм II, который был очень привязан к Бисмарку. Однако властный, самоуверенный молодой император не мог долго уживаться рядом с деспотичным Бисмарком. 20 марта 1889 года Бисмарк получил отставку. Вильгельм II присвоил ему титул герцога фон Лауэнбурга и звание генерал-фельдмаршала. Опальный канцлер удалился в свое имение.

После того как на престол взошел император, символизировавший новую Германию, система Бисмарка была обречена. Пребывание канцлера у власти было для великих держав гарантией мира, хотя бы этот мир и был организован Германией. Новая Германия считалась лишь со своей силой.

Великий канцлер умер 30 июля 1898 года. Его смерть была, по выражению его сына Герберта, «тихой и мирной». Герберт отказался перевезти тело отца в Берлинский собор для торжественного погребения. Траурная церемония, в которой принимал участие император, состоялась 1 августа 1898 года во Фридрихсру. Император Вильгельм II назвал покойного «мастером искусства управлять государством» и торжественно пообещал «то, что он, вели кий канцлер, создал при императоре Вильгельме Великом, хранить и приумножать, а если понадобится, защищать любой ценой».

И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

Дьюла Андраши (1823–1890) Граф, венгерский политик и дипломат. Участвовал в подготовке австро-венгерского соглашения (1867). Премьер-министр и министр обороны Венгрии (1867–1871), министр иностранных дел Австро-Венгрии (1871–1879), активно выступал за сближение с Германией. Участвовал в создании Союза трех императоров (1873), заключил австро-германский договор (1879).


Дьюла Андраши родился 8 марта 1823 года в Землине. Он был средним из трех сыновей графа Карла Андраши. Окончив университет, Дьюла отправился в длительное путешествие за границу. Вернувшись, он был избран Землинским комитетом в депутаты пресбургского сейма 1847–1848 годов.

И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

Андраши вошел в радикальную Венгерскую партию реформ Лайоша Кошута. Дьюла был одним из активных участников февральской революции 1848 года. В апреле импера тор Фердинанд предоставил венграм либеральную конституцию с народным представитель ством, самостоятельное министерство, национальную гвардию, свободу печати и т. д.

Но уже через год венгерский сейм в Дебрецине объявил Габсбургско-Лотарингскую династию низложенной. Венгрия была провозглашена самостоятельным государством, с народным управлением. Андраши представлял Дебрецинское правительство в Стамбуле.

Однако не все народы, проживавшие на территории Венгрии, были согласны с мадьяр скими притязаниями. Наиболее грозную оппозиционную силу представляли хорватские отряды полковника имперской службы бана Елачича.

Новому венгерскому государству требовались союзники. В конце мая – начале июня 1849 года Андраши в качестве представителя венгерского правительства вел в Белграде переговоры с сербским министром Гарашаниным о совместных действиях с сербами Вое водины, а также с хорватским деятелем Д. Кушланом об организации выступления против Елачича. В обоих случаях речь по существу шла о публичных гарантиях и твердых обя зательствах венгерского правительства уважать национальные права и Хорватии, и сербов Воеводины.

Андраши советовал своему кабинету министров принять эти условия, добавив при этом, что в случае победы ничто не помешает изменить их;

если же Венгрия проиграет войну, то, естественно, эти уступки потеряют всякий смысл. Однако венгерский министр иностранных дел Казимир Баттяни не пожелал внять тактическому совету молодого, но уже подающего надежды дипломата.

После поражения восстания Андраши и ряд видных деятелей были осуждены заочно к повешению (1851). Дьюла бежал в Париж.

В 1860 году, благодаря хлопотам матери, Андраши получил возможность вернуться в Венгрию. Он был избран землинским округом в венгерский сейм и примкнул к партии Ф.

Деака, выступавшей за личную унию Венгрии с Австрией, воссоединение земель Венгрии и восстановление законов 1848 года.

После поражения от Пруссии (1866) Австрия образовала с Венгрией двухцентровую конституционную монархию. Деак, автор соглашения, настоял на том, чтобы первый каби нет дуалистической Венгрии возглавил граф Андраши, который к тому же через своих бра тьев Аладара и Мано был тесно связан с ведущими капиталистическими и финансовыми кругами страны. 17 февраля 1867 года Андраши был назначен министром-президентом вен герского правительства. Помимо этой должности он принял управление Министерством народной обороны.

Объединившись с Австрией, Венгрия получила юридическое основание влиять на внешнюю политику монархии. Андраши охотно пользовались этим правом.

Венгерским политикам нужна была сильная монархия, обращенная лицом не к Западу, а к Востоку, способная противостоять России и вести активную политику на Балканах. Выра зителем и проводником этой концепции стал граф Андраши. Он нашел влиятельного союз ника в лице прусского канцлера Бисмарка, чьи далеко идущие планы в основном совпадали с намерениями венгерского дипломата.

В октябре 1867 года Андраши сопровождал императора Франца-Иосифа в Париж на Всемирную выставку. Австрийский император дважды встречался с Наполеоном III – в авгу сте в Зальцбурге и в октябре 1867 года в Париже. Во время зальцбургской встречи граф Андраши дал понять французскому императору, чтобы он не рассчитывал на Венгрию, если австро-французский союз приведет к войне против Пруссии.

В течение четырех лет после заключения австро-венгерского соглашения шла острей шая борьба за определение внешнеполитического курса австро-венгерской монархии. Уже И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

на заседаниях делегаций 1868 года обнаружились трения между «старым графом» (Бейст) и «молодым» (Андраши). В этой борьбе линия Бейста, стремившегося в союзе с Францией помешать объединению Германии под прусским руководством, натолкнулась на упорное противодействие со стороны блока Бисмарк – Андраши. В конце декабря 1868 года Андраши через посредников заверил канцлера Бисмарка, что Венгрия не будет препятствовать пере ходу прусскими войсками Майна и поглощению южногерманских государств.

В январе 1869 года Бисмарк вновь подчеркнул свое стремление заключить антирус ский союз после разгрома Франции. По существу, он сформулировал основные линии той внешнеполитической концепции, которую предстояло проводить Андраши сначала в каче стве венгерского премьера, а затем и на посту министра иностранных дел монархии с 1871 по 1879 год.

Решающее столкновение между Андраши и Бейстом произошло на заседании общего совета министров 18 июля 1870 года, когда франко-прусская война уже была объявлена и монархии предстояло сделать выбор. Победила точка зрения Андраши, выступившего за соблюдение строгого нейтралитета. Решающим аргументом Андраши была ссылка на опас ность выступления России на стороне Пруссии.

Осенью 1870 года над Эльзасом и Лотарингией нависла угроза германской аннексии.

Симпатии венгерского общественного мнения оказались на стороне Франции. Тем не менее Андраши продолжал следовать политике нейтралитета. Он считал, что, оккупировав Эльзас, Германия будет находиться перед постоянной угрозой новых военных конфликтов с Фран цией и в такой обстановке, естественно, будет нуждаться в дружбе Австро-Венгрии;

кроме того, в интересах Венгрии не раздражать победоносную Германию, а стремиться, наоборот, завоевать ее расположение. В соответствии с этими расчетами, в январе 1871 года Андраши отклонил проект резолюции протеста против аннексии.

Победа Пруссии и образование Германской империи уже сами по себе предопределили роль и место Австрии в новой Европе. Но неожиданно для всех 12 сентября 1871 года импе ратор Франц-Иосиф объявил о своей готовности короноваться в Праге чешским королем и заменить дуализм триализмом в составе Австрии, Венгрии и Чехии. План триализма встре тил решительное сопротивление Андраши. 22 октября 1871 года император вынужден был уступить. Он не только отклонил проект, но и уволил в отставку австрийский кабинет, а заодно и Бейста.

В 1871 году дуализм одержал окончательную победу, а значит, победила внешнеполи тическая концепция монархии, представленная Андраши. Логическим следствием стабили зации внутреннего устройства Австро-Венгрии и ее внешней политики стало назначение Андраши министром иностранных дел.

Андраши хотел союза с Германией, но союза, основанного на революционной про грамме 1848 года и направленного против России при участии Англии в качестве третьего партнера. Бисмарк не дал себя вовлечь в эту комбинацию главным образом потому, что дру жественные отношения с Россией были необходимы для безопасности Германии против Франции. В декабре 1871 года Андраши обратился к Англии с предложением союза, но и там не встретил понимания. Венгерскому министру пришлось согласиться на Союз трех импе раторов.

Во время свидания трех императоров – Австрии, Германии и России – в сентябре 1872 года Андраши вел переговоры с Горчаковым, во время которых особое внимание уделя лось Балканам. Результатом стала устная договоренность о поддержании status quo на полу острове. Обе стороны заявили, что не будут вмешиваться во внутренние дела Османской империи.

Летом 1875 года народы Боснии и Герцеговины восстали против турецкого влады чества. Возникла вероятность распада Османской империи. Меттерних в свое время счи И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

тал, что Турецкая империя необходима для безопасности Габсбургов. Того же мнения был Андраши.

Сначала Андраши заставил австрийские власти в Далмации проводить политику невмешательства. Более того, он предложил свои услуги для прекращения восстания, при чем Горчаков отнесся к этому предложению одобрительно. Вначале Андраши предложил, чтобы Австро-Венгрия, Германия и Россия поручили своим консулам попытаться ликвиди ровать восстание на месте – это значило бы найти благое применение Союзу трех императо ров: Россия была бы крепко связана с надежным консервативным курсом вместе с Германией по одну сторону и с Австро-Венгрией по другую. Этот проект был расстроен по настоянию представителя Франции в Санкт-Петербурге.

30 декабря 1875 года появилась новая нота Андраши, содержавшая программу реформ в христианских провинциях, которую державы должны были рекомендовать Тур ции. 31 января 1876 года нота была представлена Порте. Хотя Турция согласилась с нотой Андраши, она не осуществила ее на деле. Повстанцы не обращали никакого внимания на разговоры о реформах, которые ни в какой мере их не удовлетворяли.

Горчаков, Бисмарк и Андраши встретились в Берлине 11 мая 1876 года для новой попытки урегулировать Балканский кризис. Бисмарк, тщетно пытавшийся склонить Андраши к разделу, поддержал бы только такой план, который был бы одобрен его двумя союзниками, и Горчакову снова пришлось уступить. Андраши выдвинул новый проект реформ. Этот меморандум был 13 мая вручен представителям трех держав – Италии, Фран ции и Англии – с предложением присоединиться к нему.

Положение в Турции все ухудшалось. 29 мая 1876 года султан был вынужден отречься от престола. Восстание в провинциях распространилось на Болгарию;

в конце июня Черно гория и Сербия объявили войну Турции. Распад Оттоманской империи, казалось, уже насту пил. При такой обстановке 8 июля Горчаков и Андраши встретились в Рейхштадте. Оба согласились с принципом невмешательства, во всяком случае, в данное время. Если Турция победит, ей нельзя позволить воспользоваться плодами этой победы, если же она будет раз бита, то России будет возвращена та часть Бессарабии, которую у нее отобрали в 1856 году, а Австро-Венгрия получит часть или всю Боснию;


наконец, если Оттоманская империя разва лится, Стамбул должен стать вольным городом, а Болгария, Румелия и, возможно, Албания получат автономию или независимость. Рейхштадтские дебаты не были оформлены согла сованным протоколом. Русские считали, что они уступали Австро-Венгрии только часть Боснии;

Андраши впоследствии требовал всю Боснию, а также Герцеговину.

К осени 1876 года обстановка на Балканах стала угрожающей. Россия начала гото виться к войне. В задачи русской дипломатии входило обеспечение нейтралитета Англии и Австро-Венгрии. Переговоры с Австро-Венгрией были трудными. Андраши вел ожесточен ный торг. Австро-Венгрия не была в состоянии воевать с Россией, и Андраши твердо решил избежать войны, которая могла бы восстановить престиж Габсбургов и поставить под угрозу привилегии Венгрии в Австро-Венгерской монархии.

Андраши настаивал на приобретении всей Боснии и Герцеговины в соответствии с его собственной версией Рейхштадтского соглашения;

Сербия и Черногория должны служить нейтральным буфером между русской и австро-венгерской армиями;

не должно быть «боль шого сплошного славянского или иного государства», если Турция распадется на части.

Взамен Австро-Венгрия обязуется соблюдать благожелательный нейтралитет во время русско-турецкой войны. Таковы были будапештские конвенции, подписанные 15 января 1877 года. 24 апреля Россия объявила Турции войну.

Андраши отклонил предложение английского премьера Дизраэли о союзе, поскольку он обязался соблюдать нейтралитет до тех пор, пока Россия выполняет Будапештские кон И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

венции. Он был готов достигнуть с Дизраэли соглашения относительно ограничений, кото рые Англия и Австро-Венгрия должны навязать России.

3 марта 1878 года между Россией и Турцией был подписан Сан-Стефанский договор, в котором совершенно не упоминались претензии Австро-Венгрии на Боснию и Герцеговину.

Андраши обвинил Россию в нарушении соглашений в Рейштадте и Будапеште, ссылаясь на условие о необразовании большого славянского государства на Балканах.

Подписав Сан-Стефанский договор, Игнатьев в конце марта направился в Вену с наде ждой на то, что он добьется от Андраши подтверждения нейтралитета и таким образом изо лирует Англию. Однако Андраши, ссылаясь на Будапештские конвенции, требовал расчле нения Большой Болгарии. Игнатьев, может быть, пошел бы на раздел, но каждый раз, когда он выступал с какими-нибудь предложениями, Андраши от них уклонялся. Австро-русскому соглашению наступил конец.

Тем временем английский министр иностранных дел Солсбери, не нашедший понима ния у Австро-Венгрии, заключил соглашение с Россией. Андраши, который долго вел лов кую игру, оказавшись в изоляции, обратился за помощью к Бисмарку. Солсбери ценил бес пристрастный нейтралитет Германии и 6 июня заключил соглашение с Австро-Венгрией.

Андраши обязался поддержать раздел Болгарии, а Солсбери – претензию Австро-Венгрии на Боснию и Герцоговину.

На Берлинском конгрессе, собравшемся 13 июня 1878 года, граф Андраши, пожалуй, являлся одной из ключевых фигур. К нему с доверием относился хозяин конгресса, канцлер Бисмарк.

При обсуждении статьи будущего трактата о Боснии и Гергецовине Австро-Венгрия предъявила свой счет. Андраши напомнил, что именно в этих землях начались печальные события, нарушившие европейский мир. Поскольку султанское правительство не способно навести порядок в названных провинциях, нужно найти другой выход из создавшегося поло жения. Дальше все было разыграно как по нотам: взял слово маркиз Солсбери. Турция, заявил он, поступила бы благоразумно, отказавшись от управления Боснией и Герцеговиной.

Британский делегат порекомендовал передать эти территории Габсбургской монархии. Это предложение было поддержано.

Большая Болгария была разделена на три части. Австро-Венгрия должна была оккупи ровать Боснию и Герцеговину. Если бы Андраши пожелал, то он мог бы их аннексировать, но он усиленно поддерживал видимость того, что Оттоманская империя не подвергается разделу, и даже говорил о возврате этих провинций султану лет через тридцать.

Андраши считал Берлинский конгресс пиком своей дипломатической карьеры.

22 сентября 1879 года Андраши оставил пост министра иностранных дел, завершив свою деятельность на этом посту заключением с Бисмарком австро-германского оборони тельного союза. Первоначально Бисмарк добивался от Австро-Венгрии такого соглашения, которое было бы направлено как против России, так и против Франции. Но общеимперский министр иностранных дел Андраши воспротивился этому, считая, что договор должен быть направлен только против России. Бисмарку пришлось уступить. По форме этот договор имел оборонительный характер, что давало его участникам некоторую свободу маневра.

Последние годы своей жизни Андраши посвятил управлению своими имениями, при нимая участие в политике как член венгерской верхней палаты. Преемником Андраши в должности министра иностранных дел и императорского двора стал барон Гаймерле. Граф Дьюла Андраши умер в январе 1890 года.

И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

Ли Хунчжан (1823–1901) Китайский государственный деятель и дипломат. В течение ряда лет фактически руководил внешней политикой Китая. Участвовал в дипломатических переговорах с Францией во время франко-китайской войны (1884– 1885), подписал Симоносекский мирный договор с Японией (1895), заключил секретный договор с Россией (1896). В 1901 году подписал Заключительный протокол с державами.

Ли Хунчжан родился в 1823 году. Начал карьеру в Пекине в 1844 г.

В 1850 году в Китае началось восстание тайпинов, длившееся около пятнадцати лет.

Тайпины выступали за свержение маньчжурской династии. В 1853–1864 годах Ли Хунчжану неоднократно приходилось участвовать в военных акциях против тайпинов.

И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

В 1867 году он стал наместником провинций Цзянсу и Аньхой. Началом его большой карьеры во всекитайском масштабе явилось подавление восстания няньцзюней в 1868 году.

Ли Хунчжан удостоился внимания двора.

В 1870 году Ли Хунчжан стал генерал-губернатором столичной провинции Чжили, а в дальнейшем особоуполномоченным по торговле северных портов и членом Цзунлиямыня – учреждения, ведавшего иностранными делами цинского Китая.

Влияние Ли Хунчжана было несравненно шире его официальных полномочий и рас пространялось на армию, флот и всю внешнюю политику. Его дипломатическая деятель ность началась в 1870 году в связи с антииностранным выступлением в Тяньцзине. Ли Хун чжан, прекрасно разбиравшийся в вопросах мировой политики, обладал такими качествами, как гибкость и умение использовать противоречия между державами. Иностранным дипло матам, аккредитованным в Пекине, приходилось обращаться по интересующим их вопро сам в Тяньцзинь, к Ли Хунчжану. Поверенный в делах Англии в Пекине Гросвенор в одной из своих депеш в 1882 году писал, что можно было бы назначить Ли Хунчжана министром иностранных дел, но по своей воле он не захочет этого сделать, так как в Пекине Ли Хун чжан был бы лишь одним из министров, а в Тяньцзине он полный суверен и в его руках находится армия и флот.

Ли Хунчжан пытался препятствовать зависимости Китая от других держав путем лави рования, уверток и проволочек. Он старался возможно долее сохранить замкнутость и зави симость от Китая государств, находившихся под его суверенитетом, и нейтрализовать вли яние иностранных держав, сталкивая их между собой, чтобы, как он говорил, использовать «один яд против другого».

В 1872 году Япония фактически аннексировала острова Лю-Цю (Ликейские острова), находившиеся в вассальной зависимости от Китая. В 1879 году острова были преобразо ваны в японскую префектуру Окинава. Цинское правительство не пыталось протестовать, хотя появлялись даже предложения об объявлении войны Японии, но Ли Хунчжан откло нял подобные проекты. Он считал, что Китай «не готов взять на себя такой риск», поэтому обратился к бывшему президенту США Гранту, путешествовавшему в то время по Китаю, с просьбой посредничества в переговорах с Японией. Грант в ходе переговоров занял явно прояпонские позиции, Ли Хунчжан был вынужден принять требования Японии и лишился подвластной территории.

В 1883 году Индокитай вынужден был признать протекторат Франции, хотя уже нахо дился под протекторатом Китая. В ходе военных действий между французскими и китай скими войсками обнаружился явный перевес на стороне первых. Это побудило Ли Хунчжана подписать 11 мая 1884 года с французским капитаном Л. Фурнье мирную конвенцию в Тянь цзине. Китай обязывался отвести свои войска и открыть южные провинции для французской торговли. Взамен этого Франция «гарантировала неприкосновенность» южнокитайской гра ницы и отказывалась от контрибуции.

Пока тянулись переговоры о выполнении конвенции, произошла стычка между фран цузским отрядом и китайскими солдатами, причем французы были разбиты. Французское правительство потребовало «удовлетворения» в размере 80 миллионов франков, но полу чило отказ, и в августе отношения с Пекином были прерваны.

9 июня 1885 года Ли Хунчжан и французский посол подписали окончательный мирный договор. По Тяньцзиньскому договору Китай утратил свой суверенитет над Индокитаем и признал протекторат Франции над Тонкином. Ли Хунчжан добился сохранения за Китаем острова Тайвань и острова Пэнхуледао.

В 1894 году в Корее началось восстание тонхаков. По просьбе корейского правитель ства Китай направил на помощь своих солдат. В соответствии с Тяньцзиньской конвенцией И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

1885 года Китай информировал об этом Японию. Ли Хунчжан официально заявил, что вой ска будут отведены немедленно после подавления «беспорядков».

Японское правительство также направило свои войска в Корею, и вскоре японских войск в Корее было больше, нежели китайских. Причем Япония не собиралась выводить свои войска из Кореи даже после того, как восстание тонхаков было подавлено. Японское министерство предложило китайскому послу в Токио создать совместную комиссию для обследования положения и проведения радикальных реформ. Это означало фактический допуск Японии к решению внутренних корейских вопросов.

Ли Хунчжан, занимавшийся всеми дипломатическими переговорами накануне войны, особенно энергично действовал в этом направлении. Он встретился с английским послан ником в Китае О’Конором. По сообщению Ли Хунчжана, О’Конор вступил в переговоры с английским консулом в Корее и посланником в Японии для того, чтобы «установить методы примирения». Ли Хунчжан стремился побудить и США к открытому вмешательству. Ли Хунчжан настаивал на скорейшем заключении мира на основе признания независимости Кореи, гарантированной державами, и согласия на выплату денежной контрибуции Японии.

Увы, попытки Ли Хунчжана организовать совместный демарш заинтересованных держав не нашли поддержки.

Вступив в военный конфликт с Японией, китайские войска сразу уступили инициа тиву. Победа Японии была очевидна еще до падения Порт-Артура. К началу марта 1895 года дорога на столицу Китая оказалась открытой. Двор, готовясь бежать из Пекина, спешно формировал посольство во главе с Ли Хунчжаном. 19 марта с многочисленной свитой из 135 секретарей и обслуживающего персонала, сопровождаемый американским «консультан том» Дж. Фостером, Ли Хунчжан прибыл в Симоносеки.

Но прекращение военных действий еще не было выгодно Японии, не закончившей своей программы захватов. Японские представители на первом заседании выдвинули такие неприемлемые для Китая условия перемирия, что Ли Хунчжан вынужден был от них отка заться.

24 марта на Ли Хунчжана, после третьего заседания, было совершено покушение:

японский юноша, член японской шовинистической организации «Кокурюкай» («Черный дракон»), выстрелил из револьвера в паланкин, где находился Ли Хунчжан. Рана была несе рьезная, и переговоры продолжались.

Война с Японией закончилась для Китая подписанием 17 апреля 1895 года Симоносек ского договора, по которому Корея объявлялась полностью независимой. Китайские дипло маты вынуждены были пойти и на территориальные уступки.

Симоносекский договор вызвал бурю возмущения во всей стране. Виновником пора жения в войне неожиданно стал Ли Хунчжан: в августе его сместили с поста наместника Чжили, но оставили членом Цзунлиямыня. В этой должности он принимал участие в пере говорах с иностранными государствами. Ли Хунчжан даже получил почти номинальное зва ние канцлера и члена Нэй-гэ (государственной канцелярии).

После Японо-китайской войны Россия предложила Китаю заключить союз, направлен ный против возможной агрессии Японии, связывая его заключение с проведением части Сибирской магистрали через Маньчжурию. Переговоры эти были начаты в Пекине русским посланником Кассини.

Коронация Николая II в 1896 году была использована для перенесения переговоров непосредственно в Россию, куда по настоянию царского правительства был послан Ли Хун чжан в качестве представителя Китая на торжествах. Эту поездку китайский дипломат пытался использовать для установления непосредственного контакта не только с русским правительством, но и с другими европейскими державами. В конце апреля 1896 года Ли И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

Хунчжан прибыл в Петербург, где почти немедленно начались переговоры с Витте, сторон ником «мирного проникновения» в Китай.

Переговоры велись на основе признания «целостности Китая» и необходимости заключения оборонительного союза. Китай, стоявший перед угрозой раздела его террито рий империалистическими державами, возлагал большие надежды на результаты союзного договора с европейской державой. Это придавало особый характер и экономическим кон цессиям в связи с проведением Сибирского пути через Маньчжурию: маньчжурская дорога приобретала для Китая значение как средство для эффективной переброски русских войск в случае необходимости совместных военных действий против японской агрессии.

3 июня 1896 года был подписан секретный русско-китайский договор.

Витте добивался, чтобы дорога принадлежала непосредственно правительству Рос сии, но Ли Хунчжан здесь не уступил, так как был связан соответствующей инструкцией.

Поэтому постройка и эксплуатация дороги возлагалась на Русско-Китайский банк.

Японо-китайская война ускорила процесс территориального расчленения Китая. В ноябре 1897 года в провинции Шаньдун были убиты два немецких миссионера. В ответ Германия захватила порт Циндао и принудила Пекин на 99 лет «сдать в аренду» порт и земли вокруг порта Цзяочжоу, а также предоставить особые права на разработку природных богатств в провинции Шаньдун и на строительство железных дорог.

Действия Германии послужили сигналом для проникновения в Китай других держав.

Неравноправные договоры, которые вынуждено было заключать с ними маньчжурское пра вительство, открыли свободный доступ иностранцам в Китай. В этой связи большое значе ние приобретал факт устранения из Цзунлиямыня Ли Хунчжана, отставка которого после довала 25 августа 1898 года. Он не принадлежал к числу решительных противников реформ, но был сторонником императрицы Цы Си, а потому реформаторы и Гуан Сюй признавали его отставку необходимой.

В октябре 1898 года Ли Хунчжана направили в провинцию Шаньдун обследовать состояние реки Хуанхэ, а в декабре 1899 года – в южные провинции Гуанчжоу и Гуанси в качестве наместника. Такое назначение расценивалось как удаление его от активной госу дарственной деятельности. Но судьба уготовила ему иной конец жизни.

Крестьяне-ихэтуани подняли восстание против восьми империалистических держав.

Войска маньчжурского правительства, которые хотя и предназначались для борьбы с ихэту анями, также были настроены против иностранцев. В мае 1901 года ихэтуани фактически завладели Пекином. Все это привело к обострению отношений между маньчжурским пра вительством и державами. 7 августа 1900 года указом трона Ли Хунчжан был назначен гла вой маньчжурской делегации на переговорах с державами.

После падения Пекина трон возлагал большие надежды на Ли Хунчжана. Цы Си издала указ, предписывавший ему незамедлительно вступить в переговоры с представителями дер жав. Однако тот не спешил возвращаться в Пекин. Чем же это было вызвано? Историки объ ясняли это различными причинами.

Во-первых, не было уверенности, что его прибытие в Пекин могло разрешить создав шийся кризис и изменить политику правительства. Выход из кризиса Ли Хунчжан видел в защите иностранных посольств в Пекине и в подавлении ихэтуаней. Но блокада посольств продолжалась, а ихэтуани заполонили столицу и пользовались покровительством трона.

Во-вторых, державы выдвинули предварительное условие для перемирия – безопас ный переезд посольства из Пекина в Тяньцзинь. Ли Хунчжан предлагал прекратить блокаду и штурм посольского квартала, если посланники откажутся покинуть Пекин. Его предложе ние не было принято.

В-третьих, отношение держав к Ли Хунчжану было неодинаковым. Так, например, вновь назначенный германский посланник Мумм после убийства Неттлера заявил, что не И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

может признать Ли Хунчжана главой маньчжурской делегации на переговорах. Английская печать в Шанхае нападала на Ли Хунчжана за его «прорусские убеждения».

19 сентября 1900 года Ли Хунчжан прибыл из Шанхая в Тяньцзинь.

Ли Хунчжан около трех недель находился в Тяньцзине. Он понимал всю сложность переговоров с державами. В частности, Германия настаивала, чтобы руководители ихэтуа ней были наказаны не маньчжурским правительством, а непосредственно державами. Ли Хунчжан настоял на незамедлительном опубликовании указа о наказании руководителей ихэтуаней. 25 сентября 1900 года появился императорский указ о наказании пяти князей и двух сановников.

В начале октября 1900 года французская сторона предложила проект ведения перего воров, который 22 декабря был одобрен державами. 23 декабря дипломатический корпус в Пекине в соответствии с французским проектом выдвинул программу мирных переговоров.

Переговоры о Маньчжурии велись Россией с Китаем сепаратно и параллельно с общими переговорами держав. Ли Хунчжан хотел за счет обещанных России уступок в вопросе о Маньчжурии обеспечить дружественную позицию русских представителей в общих переговорах держав. В то же время, противопоставляя требованиям России общий антирусский фронт европейских империалистических держав, Японии и США, Ли Хунчжан стремился снести на нет свои обещания, данные России. Но эта игра не улучшила положе ния Китая.

7 сентября 1901 года под Заключительным протоколом поставили подписи предста вители маньчжурского правительства Ли Хунчжан и князь Цин (И Куан), а также послан ники 11 государств (Германии, Австрии, Бельгии, Испании, США, Франции, Англии, Ита лии, Японии, Голландии и России).

Заключительный протокол, с одной стороны, зафиксировал уже выполненные Китаем требования, а с другой – перечислил его дальнейшие обязательства.

7 ноября 1901 года на 80-м году жизни Ли Хунчжан скончался.

И. А. Мусский. «100 великих дипломатов»

Алексей Борисович Лобанов-Ростовский (1824–1896) Князь, русский дипломат и историк. Посланник России в Турции (1859–1863, 1878–1879), где ему удалось добиться подписания Константинопольского мирного договора (1879). Посол России в Великобритании (1879–1882), Австрии (1882–1895), Германии (1895). Министр иностранных дел России (1895–1896).

Алексей Борисович Лобанов-Ростовский родился 30 декабря 1824 года.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 17 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.