авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Вступление от переводчиков.

Приветствуем Вас, наши уважаемые читатели, наши дорогие друзья!

Отдел переводов сайта natalie-portman.ru рад представить вам свою

первую крупную работу —

перевод книги «Натали Портман: королева

сердец». Желание перевести данную книгу появилось у нас давно, но только

сейчас мы смогли воплотить мечту в жизнь. Нашей целью было донести до

Вас книгу, посвященную великолепной актрисе и прекрасному человеку —

Натали Портман.

Книга вышла в свет еще десять лет назад и представляет собой биографическое исследование жизни известной киноактрисы Натали Портман. Автор рассматривает период с 1981 г.,года рождения актрисы, до 2002 г., когда Натали училась на третьем курсе Гарварда.

Перед вами книга, раскрывающая становление Натали как актрисы и человека — история её семьи, первые актерские шаги, первые годы в Гарварде — для автора это не просто факты биографии известного человека, но возможность максимально достоверно и интересно рассказать о превращении Натали Хершлаг в Натали Портман.

Для автора — Натали загадка, которую он разгадывает с любовью и осторожностью. Интересные факты, эксклюзивные интервью с людьми, учившимися вместе с Натали, погружение в съемочный процесс и внутренний мир Натали — вот что вы найдете в этой книге. «Чтобы понять Натали Портман, вам нужно познакомится с Натали Хершлаг» - такой условный девиз этой книги. О том, почему вообще произошло такое деление, что означает этот конфликт, что осталось за кадром фильмов?

Ответы на эти и другие вопросы можно найти в этой книге. Автор создает портрет Натали, делает попытку проникнуть в её внутренний мир, одновременно воссоздавая и эпоху, в которую росла актриса, и очерчивая характеры людей, с которыми работала и общалась актриса.

Для нас было удовольствием переводить текст, и мы надеемся, что с не меньшим удовольствием вы его прочтете.

Переводчики выражают сердечную благодарность людям, которые помогали в реализации проекта. Особой признательности заслуживают Анастасия Ковалевская, Алеся Шайдуллина, Надежда Анастасиади, Агния Молодова, без помощи которых данная публикация на сайте была бы трудноосуществима. Также коллектив благодарит Артема (Art),чье участие позволило реализовать данный проект.

Ваши Ariay, Oleg, Евгений, Александр, Вступление от автора.

Когда я говорил своим друзьям, что собираюсь написать книгу о Натали Портман, первая реакция была неизменной: «Почему Натали Портман?». Они не хотели, чтобы это прозвучало как оскорбление актрисы, хотя, честно говоря, иногда они отмечали, что она “просто ребенок”. Скорее всего, они имели ввиду, что у меня есть склонность писать на серьезные темы, даже когда сосредотачиваюсь на поп-культурных вопросах. Они задавались вопросом: что меня так заинтересовало?

Конечно, я был хорошо осведомлен об актерских талантах Натали – у нее есть сильная экранная харизма, и случай может сделать так, что она будет для нового тысячелетия тем, кем был Джеймс Дин для 1950-х годов – и я смотрел с восхищением как она препиралась с Девидом Леттерманом в нескольких случаях. Все же это повлияло на настолько, что я написал ее биографию.

Я никогда не объяснял причину написания книги друзьям, но я объясню это здесь, так как я думаю, что это имеет отношение к последующему. Мой интерес к Натали появился в апреле 2000 г, когда я вернулся домой из офиса с выпуском «Entertainment Weekly», на обложке которого была актриса. Я бросил журнал на стол вместе с большим конвертом, который упал на нижнюю часть ее лица.

Когда я оглянулся на стол, все что я мог видеть – это глаза Натали. То, что я увидел, было не столько лицо красивой молодой женщины, сколько глаза интригующей тайны. В них было что-то, я не могу точно сказать, что это. Что бы это ни было, я знаю, что есть история, которую надо рассказать.

Чем больше я смотрел на изображение, тем больше убеждался, что Натали не просто одна из ищущих известности актрис. Когда я смотрел в ее глаза, то видел очень старую душу. Я подозревал, что эти глаза скрывают историю, такую же интересную как и любой ее фильм.

Так уж вышло, что эта книга родилась из самого случайного события.

Первое решение, которое я должен был сделать при написании этой книги это: использовать ли настоящую фамилию Натали ( Портман – ее сценический псевдоним). Последние восемь лет СМИ скрывали ее настоящую фамилию по просьбе ее родителей для “безопасности”. Этим, я полагаю, они имели ввиду предсказуемость ее действий, как школьной ученицы, что сделает ее целью для недоброжелателей, навязчивых поклонников и других людей с более зловещими побуждениями. Когда она была несовершеннолетней – это была хорошая идея, но сейчас она взрослая и это смахивает на цензуру и вызывает у меня чувство отвращения.

Сегодня Натали взрослая женщина на третьем году обучения в Гарвардском университете, и для СМИ нет причин продолжать врать о ней обществу. У Натали есть заслуживающая гордости и замечательная семейная история, которой она должна публично радоваться, а не скрывать от своих поклонников. История определяет ее как личность больше, чем что-либо сделанное ей на экране.

Я раскрываю ее тайну с извинениями и с уверенностью, что так будет лучше для актрисы. Результатом этой книги, я надеюсь, станет то, что Натали примет свою семейную фамилию для будущих фильмов и пьес. Она обязана это истории и себе.

Я бы хотел поблагодарить следующих людей и учреждения за их помощь в написании этой книги: Джефа Казена, Конни Ким, Брэндона Малина, Сомана Чайнани, Беверли Аннас, Рея Сандерса, мера Локхарта, Техас;

Бренду Джонсон, музыкального и кино менеджера в офисе Austin Film;

Ненси Ян, директора связи с общественностью, город Раунд-Рок, Техас;

Хезер Бен из ECW Press;

Кристи МакКормик с Wilhelmina Models;

сотрудников публичной библиотеки Нешвилла и округа Девидсона;

и сотрудников библиотеки Жана и Александра Херда университета Вандербильта.

Глава 1. «Земля еврейская»

Прежде чем понять Натали Портман, вы должны познакомится с Натали Хершлаг.

Родилась 9 июня 1981 г. Ирусалиме, Израиль. Отец — доктор Авнер Хершлаг, мать — американка Шелли. Натали сразу оказалась в мире противоречивых культурных страстей и идеологий. Мать — чувствительная женщина с артистическим характером, отец — расчетливый и прагматичный врач, проходили через эти конфликты с любовью, подтверждающей верность старой пословицы о том, что противоположности притягиваются..

Натали родилась на пять дней позже установленного срока, по странному совпадению в день рождения своей матери. Когда бабушка Натали пришла в палату, она была поражена видом ребенка — у Натали была вытянутая голова в форме конуса. Роды были трудными, и врачам пришлось применить акушерский вакуум, чтобы помочь Натали появится на свет.

Процесс исказил немного её голову, что, несомненно, выделяло Натали из числа остальных новорожденных.

Много позже, когда Натали давала интервью Съюзен Сарандон для журнала Jane, она призналась, что однажды по-доброму пожаловалась отцу, что бабушка считала её уродливой. На что он рассмеялся и сказал, «ты должна была слышать, что она говорила обо мне. Меня она называла «самым уродливым ребенком, которого она когда-либо видела».

Конечно, теперь, факт, что когда-то Натали называли уродливой смешон и нелеп. Ведь она выросла и превратилась в одну из самых красивых женщин мира. Ее мать является яркой женщиной, как вы могли бы ожидать, и ее отец, лысеющий, но чисто выбритый красивый мужчина с сострадательным лицом и улыбкой так похожей на улыбку Натали.

Посмотрите в лицо одного из родителей, и вы увидите черты Натали.

Со стороны отца Натали имеет еврейские корни, уходящие в Польшу.

История этой семьи неразрывно связана с историей жестокого сионизма. В 1938 г. двоюродный дед Натали Алек Хершлаг был активным членом Лиги Eretz Yisrael (Иврит для "Святой земли") в Польше. Прадед Натали и другие её родственники были этнически гордые, политически активные евреи в Польше, которые, как и американские борцы за свободу, сражались против притеснения их религиозных верований.

В 1938 Алек Хершлаг стал лидером в Лиге Eretz Yisrael, потому что преследование евреев в Европе становилось все более интенсивным. В г. Гитлер стал лидером национал-социалистической партии Германии и евреев обвиняли в широком спектр социальных и экономических проблем.

Хершлаги видели все это прежде. В течение многих столетий они жили в Европе. Евреи, изгнанные из Палестины две тысячи лет назад римлянами, стремились к Европе, где в течение четырнадцати столетий они преследовались христианами и были обвинены в ассортименте социальных беды и катастроф, включая Черную смерть, болезнь уничтожившую почти четверть всего населения Европы. К четырнадцатому столетию единственное место, им были рады, была Польша, где доброе королевство предоставило им культурное и социальное спокойствие, которого у них не было в других странах. Им было разрешено исповедовать свою религию и жить отдельно от христианского населения. Они занимались широким спектром профессий, но в основном они кредитовали и занимались сбором налогов, профессиями, в то время считавшимися ниже достоинства христиан.

К 1600-м годам половина евреев мире жила на территории объединенных королевств Польши и Литвы. Почти триста лет мира и процветания подошли к концу в 1648 г., когда украинское восстание против Польской знати и Римской католической церковь привело к смерти почти одной трети еврейского народа в Польше. Евреи были убиты - не потому что они были "убийцами Христа", а потому что они собрали налоги с украинцев от имени польских помещиков.

«И много святых общин... погибли смертью мучеников от различнейших жесточайших и тяжких способов убиения: у некоторых сдирали кожу заживо, а тело бросали собакам, а некоторых – после того как у них отрубали руки и ноги – бросали на дорогу и проезжали по ним на телегах и топтали лошадьми, а некоторых, подвергнув многим пыткам, недостаточным для того, чтобы убить сразу, бросали, чтобы они долго мучились в смертных муках, до того как испустят дух;

многих закапывали живьем, младенцев резали в лоне их матерей, многих детей рубили на куски, как рыбу;

у беременных женщин вспарывали живот и плод швыряли им в лицо, а иным в распоротый живот зашивали живую кошку и отрубали им руки, чтобы они не могли извлечь кошку;

некоторых детей вешали на грудь матерей;

а других, насадив на вертел, жарили на огне, и принуждали матерей есть это мясо;

а иногда из еврейских детей сооружали мост и проезжали по нему. Не существует на свете способа мучительного убийства, которого они бы не применили... Библейские свитки рвали на клочья и делали из них мешки и обувь;

а ремнями для тфилин подвязывали сапоги, покрышки же их выбрасывали на улицу;

священными книгами мостили улицы или изготовляли из них пыжи для ружей[1]», писал в Пучине отчаянья Натан Нота Ганновер.

Украинская резня заставила многих евреев бежать в Германию, где спустя 250 лет они стали жертвами нацистов. Однако, большинство польских евреев, включая семью Хершлаг, остались, хотя они и вынуждены были жить в социальной и культурной изоляции. Это не была легкая жизнь, поскольку они были всегда на страже для следующего раунда преследования.

К 1935, когда Алек Хершлаг возглавил Лигу Eretz Yisrael, уже почти десятилетие нацистская пропаганда в соседней Германия обвиняла евреев в международной экономической депрессии. Много немецких евреев возвратились в Польшу в течение того времени, где они агитировали существующие еврейские сообщества скорее эмигровать в другие европейские страны. Много польских евреев хотели уехать в Соединенные Штаты, но законы об иммиграции были строги, и евреи не приветствовались в течение экономических трудных времен. Алек Хершлаг и другие члены семьи были среди тех кто остались в Польше, где они работали, чтобы обеспечить поддержку независимого еврейского государство в Палестине.

Когда Гитлер вторгся в Польшу в 1939, Хершлаги, вместе с десятками тысяч других евреев, были взяты в плен и отправлены в концентрационные лагеря, где более шести миллионов евреев, в конечном счете, были убиты нацистскими захватчиками.

Предки Натали, в том числе ее прадед были убиты в Освенциме, а дядя ее отца был убит на улице, около собственного дома. Алек и Йехуда Хершлаги не дожили до того момента, чтобы увидеть как осуществляются их мечты о независимом еврейском государстве, но некоторые дети пережили Холокост, включая Алека и Цви Йехуду Хершлгов, которым удалось убежать в Палестину перед тем, как немцы вторглись в Польшу.

Оба были членами Hashomer Hatzair ("Молодой гвардии"), имели левые взгляды. Сионистская молодежная организация, созданная Алеком и Цви Йехуда стала позже инструментом в установлении коллективов кибуцев в Израиле, где дети, молодые люди и женщины жили вместе, чтобы учиться ивриту и работать на общие социально-экономические цели. Мало известно об Алеке, но Цви Йехуде стал выдающимся писателем и преподавателем в университете Тель-Авива.

В конце Второй мировой войны, много внимания в мире было на то, что станет с освобожденными жертвами Холокоста и миллионами евреев который бежали из нацистской Германии. Соединенные Штаты позволили некоторым евреям въехать в страну, но большинство евреев, искавших убежища разрешения так и не получили. Те, кто приехал так или иначе, были интернированы в тюремные лагеря в Нью-Йорке, некоторые были там в течение двух лет. Это не было самое прекрасное время для Америки.

Сионисты видели способ превратить трагедию в триумф. Признание, что немногие страны хотели дать приют миллионам беженцев, перемещенных войной. Еврейские лидеры хотели надавить на Великобританию, которая с 1922 г. по мандату ООН управляла Палестиной.

Это было трудно, так как Великобритания запрещала въезд в Палестину евреям во время войны.

Сионисты рассчитывали на поддержку США, которые отказывали во въезде тысячам евреев. Их предложение Великобритании было более прагматично: если ни одна страна в мире не готовы принять евреев, значит у нас нет другого выбора, кроме как найти для них собственную страну.

Великобритания передала этот вопрос на решение Организаций объединенных Наций, чье решение состояло в том, что Палестина должна быть разделена на два независимых государства: арабское и еврейское. В мае 1948 года британцы ушли из Палестины, разрешив сионистам объявить о новом государстве — Израиль.

К тому времени, как в 1981 г. родилась Натали, Израиль претерпел многие изменения за эти тридцать три года с момента основания. В 1967 г.

«Шестидневная война», за время которой военная машина Израиля захватила достаточную часть палестинских и других арабских земель, чтобы увеличить собственные территории в четыре раза. Но самым важным завоевание был захват Иерусалима, который по решению ООН от 1948 г. был открыт для всех национальностей в регионе.

Рождение Натали именно в Иерусалиме имело большой смысл для семьи Хершлаг. На иврите слово Иерусалим - Сион, город, который был координационным центром сионизма за последние 1900 лет. Натали была символом всего, во что Хершлаги верили, с ней связывались большие надежды.

В соответствии с семейной традицией, Авнер Хершлаг служил в молодежной организации, в том числе, включая Международную федерацию студентов-медиков. Общество, в котором он был в конечном счете избран директором. Считается, что он встретил мать Натали, посещая Соединенные Штаты как член этой организации.

Когда Натали родилась, Авнер только что закончил свое обучение в медицинской школы Хадасса в Иерусалиме. В течение следующих трех лет он занимался общей хирургией в больнице Хадасса. В конце концов Авнер принял важное решение: он хотел продолжать образование специализируясь в области акушерства и гинекологии. Его семья хотела, чтобы он сделал это в Израиле, но его жена, Шелли, убеждала его продолжить учебу в Соединенных Штатах, где, как она надеялась, они смогут найти дом для своей семьи.

Было очевидно, что Натали, даже малышка, разделяла художественные таланты своей матери Самовыражение был ее наиболее заметным атрибутом, она жаждала внимания и искала его с самого раннего возраста.

Так как ее отец был израильтянином, и ее мать была американкой, Натали родилась с двойным гражданством. Однако, чтобы сохранить ее американское гражданство, она должна была проживать в Соединенных Штатах в течение определенного числа лет до своего восемнадцатилетия.

Как бы Шелли не любила Израиль, она не могла видеть как ее дочь воспитывается в коммунальном кибуце, а затем призывается в израильскую армию, так как все израильские мужчины и женщины обязаны были пойти служить в восемнадцать лет. Шелли выросла в Цинциннати, под тенью войны во Вьетнаме, когда милитаризм был центральной темой протеста американской молодежи. Мысль о том, что ее драгоценная дочь попадет в кибуц, а затем в израильскую армию шла в разрез со всем, во что она верила как американка.

В третий день рождения Натали, когда Авнер завершил свою работу в Хадасса, было очевидно, что основные решения должны быть приняты.

Он хотел продолжить свое образование, но это означало, что он будет связан в течение следующих четырех лет. Если он будет учится Израиле, то у Натали подойдет возраст для вступления в кибуц. Хотя не было такого закона, что она обязана пройти систему кибуцев, тот факт, что семья Хершлаг была в числе основателей первых кибуцев оказывал давление на Авнера, при учете возможностей будущего для своей дочери.

Шелли предложила, переезд в Америку, где Авнер мог продолжить свое образование и Натали может быть воспитана также, как и она сама. Бабушка и дедушка Натали по материнской линии искренне поддержали это предложение. Против этого, конечно, была мать Авнера, которая хотела, чтобы они остались в Израиле. Разрываясь между семьей, которая дала ему жизнь и его новой семьи, состоящей из жены и ребенка, Авнер приняли единственно возможное решение, которое он мог при этих обстоятельствах: он предпочел будущее прошлому.

В 1984 году семья переехала в Америку, где Натали и ее мать уже имели гражданство. В свое время, Авнер мог бы также получить Американское гражданство.

Его мать была разбита, но она понимала его решение и уважала Авнера за это. Годы спустя, она дала интервью на израильском Televisio о карьере Натали. Она признала, что перетягивание каната между двумя семьи по вопросу о переселении в Америку никак не повлияло на ее любовь к Натали.

Семья Хершлаг поселилась в Мэриленде, где Авнер продолжил изучать акушерство и гинекологию в Университете имени Джорджа Вашингтона, Медицинский центр в Вашингтоне, округ Колумбия. Его цель состояла в том, чтобы стать специалистом в области бесплодия.

Когда Натали исполнилось пять лет, она была зачислена в детскую школа Мэриленда. К тому времени она бегло говорила и на английском и на иврите. Ее первые слова были еврейскими, но ее мать, понимая важность знания языков и сама будучи двуязычной, учила дочь английскому языку.

Натали была симпатичной маленькой девочкой, но не внешность выделяла её среди других детей. Это был рот. Именно он получал больше всего внимания от её учителей. Учеников спросили однажды что делают их отцы. Натали радостно сказала классу, что ее отец помогает женщинам стать беременными, хотя и не могла объяснить как. Испуганные руководители школы, вызвали Шелли для выяснения ситуации. Смущенный вопросами школьного руководства, Шелли объяснила, что отец Натали учился, чтобы стать специалистом по лечению бесплодия.

Из Мэриленда в 1988 семья переехала в Нью-Хейвен, Коннектикут, где Авнер получил стипендию в Йельском университете Eretz Исраэль. В поисках самоидентификации, он продолжать свои исследования в области репродуктивной эндокринологии. Он быстро зарекомендовал себя как восходящая звезда в области лечения бесплодия, возможно, это было обусловлено тем, что Шелли не была в состоянии дать ему еще собственных детей.

С самых ранних лет Натали была «папиной дочкой», Авнер уделял ей огромное внимание и дома, и на работе. Натали повсюду сопровождала его.

В восемь лет она пошла с отцом на медицинскую конференцию, на которой демонстрировали возможности лазерной хирургии а цыпленке. Она была в таком ужасе, когда во время демонстрации цыпленок был убит, что поклялась больше никогда не есть мясо.

Возможно, как компромисс к ее израильскому наследию, Натали была зачислена в еврейскую школу, чтобы она могла получить образование в еврейской традиции. По общему мнению, она была рано развившимся ребенком, который показывала значительную словесную ловкость с раннего возраста.

Однажды, когда Натали сидела в офисе отца, Авнер разрешил ей присутствовать при беседе с пациенткой. Возник вопрос о дате истечения срока беременности женщины, он проверил свой компьютер, чтобы видеть когда женщина была осеменена. Это было 17 сентября- та же самая дата, когда он родился. Тогда он вычислил дату истечения срока женщины — июня, та же самая дата Натали и ее мать родились.

Авнер и Натали позже обсудили этот ошеломляющий причудливый опыт. Что она узнала из того столкновения с пациентом (она всегда думала, что это была случайность, но и циник может быть прощен, думая что это, возможно, был рассчитанный "урок" о человеческой репродукции) было то, что в то время как её отец родился, её мать была зачата. И что возможно еще более важно, что в день рождения отца была задумана сама Натали. Её реакция, которой она после поделилась с журналом Джейн, послужила одним из ранних проявлений её дьявольского остроумия.: "Папа, я знаю, что ты получил на день рождения".

Шелли записала Натали в танцевальный класс в возрасте трех лет, в то время как они все еще жили в Мэриленде, и она поощряла ее петь и разыгрывать чувства. Искусство не было просто чем-то, что можно пристально посмотреть или послушать, Шелли научила свою дочь, что это была естественная форма выражения и она могла быть выражена физически в танце.

Когда семья переехала в Нью-Хейвен, Натали продолжила свои уроки танцев и поступила в еврейскую школу, где она могла бы учить основам иудаизма в дополнение к основным предметам.

Дедушка по материнской линии Натали умер, когда Натали было семь лет, и наблюдения за поведением других членов семьи на его похоронах, Натали позже обработала в своем танцевальном классе в виде пародии. Если это возможно для людей, чтобы иметь шоу-бизнес в их "крови", как некоторые люди верят, тогда Натали была примером, хотя откуда взялось это у неё было тайной для всех в ее семье.

Первое столкновение Натали с миром массовой информации произошло когда в её танцевальной школе отбирали детей для рекламного каталога. Натали была одной из тех кого выбрали, и она с энтузиазмом приняла участие в фотосессии. Конечно, выбор для рекламного каталога школы танцев не большой комплимент, ведь выбирают кого-то из детей участников или соседей.

Но в данном случае появление в каталоге оказало положительный эффект. Ее фотографии привлекли внимание людей из Wilhelmina - лучшего нью-йоркского модельного агентства, которое дало старт карьеры Уитни Хьюстон, Лорен Хаттон, Джессики Лэндж, Дейзи Фуентес, и Сары Мишель Геллар. С Натали заключили контракт в последнем к 1985 подразделению детей, согласно словам Кристи Маккормик, агенту моделей Wilhelmina.

Большинство заказов для детей-моделей не прибыльны, объяснила Маккормик, возможно семьдесят пять долларов. Но это открывает двери к большим вещам, и именно поэтому большие агентства, такие как Wilhelmina инвестируют время в них.

Натали была еще далека от того, чтобы стать звездой, но она была теперь на верном пути.

В 1990 году семья Натали переехали на Лонг-Айленд, Нью-Йорк, где они поселились недалеко от небольшого сообщества Syosset (население 967). В Нью-Хейвен, они жили недалеко от северного побережья Лонг-Island Sound, и на Лонг-Айленде, они нашли удобный, двухэтажный дом в верхней части района для среднего класса, недалеко от южного берега. Дом был окружен деревьями, вокруг чистый пригородных воздух, что особенно оценила смешанной породы собака по кличке Лапша, любящая побегать на лужайке перед домом.

Авнер принял должность медицинского директора программы Экстракорпорального оплодотворения в North Shore-Long Island Jewish Center в North Shore University Hospital, расположенном в сообществе Manhasset, что в сорока пяти минутах езды от его дома. Открытая в 1976 году, больница стала всемирно известным центром с репутацией обладателя передовых технологий и лучших хирургических методов.

Авнер также вошел в состав Нью-Йоркского университета школы медицины, где он принял должность доцента кафедры акушерства и гинекологии. В течение короткого промежутка времени с его прибытия в Нью-Йорк, Авнер зарекомендовал себя как блестящий специалист в области лечения бесплодия.

В течение следующих несколько лет он будет писать статьи для медицинских журналов и способствовать распространению медицинских текстов по широкому кругу вопросов в этой сфере. Один из медицинских вопросов, которых касается Авнер, связан с явлением многоплодных родов, которые возникают в результате лечения бесплодия. Тот, кто идет к врачу, для лечения бесплодия редко делает это с желанием иметь тройню или четверых детей, но они частый побочный эффект лечения. Это может быть проблема, если у пары есть ограниченное медико-санитарное обслуживания или финансовые возможности не позволяют обеспечить трех, четырех или пятерых детей.

Некоторые врачи утверждают, что проблема настолько серьезна, что многоплодные беременности имеют высокий риск врожденных дефектов, отставание в росте, и смерть — и что следует обсудить с пациентами, перед началом лечения то, что делать в случае нескольких плодов. Те врачи, которые утверждают, что, если с такими пациентами не договориться заранее, чтобы удалить некоторые плоды, то в лечении должно быть отказано. Авнер не был согласен с этим, считая что это равносильно принуждению. Вместо этого, он предполагает, что врачам, страховым компаниям и законодателям расширить страховое обеспечение лечения бесплодия, чтобы пациенты не так отчаянно стремились оплодотворить как можно больше яйцеклеток во время лечения.

К тому времени, как Натали стала звездой, Авнер был звездой в своем деле;

он был тем в медицине, что Натали была в кинематографе. Натали хорошо осведомлена о его растущем статусе как врача, и, как в детстве, она упивалась его успехом, также, как своим собственным.

Поскольку Авнер работал в Нью-Хейвене, он позволил Натали навещать его в офисе в Manhasset. Так как железная дорога Лонг-Айленда проходила непосредственно в Пенн Стэйшн, только тридцатиминутная поездка до его офиса, обеспечил старт для экскурсий Натали на Манхэттен.

Сознательно или нет, но родители Натали выработали четкий план развития дочери, которому следовали. Авнер считал что его обязанность развитие интеллектуальных навыков, особенно если они связаны с математикой и науками. Он хотел чтобы дочь знала правду о жизни такой, какой она есть. Он всегда разговаривал с дочерью как со взрослой, дал ей тот опыт, которого не было у её сверстников. Так, например, чтобы она поняла собственное тело, боль и радость материнства, он несколько раз позволил наблюдать за процессом и находится в родильном зале. Благодаря отцу, Натали увидела то, что многие люди не видят за всю свою жизнь.

Воспитание Натали матерью было столь же сознательным, но направленным на другую область развития. Это походило на то, что родители разделили её мозг пополам, и каждый занимался только одной половиной. Шелли считала, что для Натали важно развивать её художественные таланты и способы самовыражения, как эмоциональные, так и физические.

Когда семья переехала на Лонг-Айленд, Натали был зачислена в еврейскую школу, но дни её воспитания в еврейской традиции были малочисленны. Натали быстро разочаровалась в маленьком классе и ограниченных возможностях социального взаимодействия, предлагаемых образованием на иврите. Тем не менее, она никогда не теряла интереса к языку предков и использовала его для общения с отцом, в то время как с матерью она говорила на английском.

Стороннему наблюдателю могла показаться, что это стрессовая ситуация для ребенка, но на самом деле это было не так. В то время как родители Натали затрагивались различные, порой противоположные, аспекты ее развития, они не ставили дочь в положение, в котором она должна была бы выбирать между удовлетворением желаний одного из родителей за счет другого.

Наиболее ярко связь Натали с матерью проявилась в их взаимной любви к драме, не важно выражена ли она физически в танце, или устно в диалоге в пьесе. Поскольку отец предложил Натали заглянуть в себя, развивать свой разум и свою личность, то мама предложила ей достичь этого развивая свое сердце и собственную концепцию личности. Это звучит пугающе, но практический результат подталкивания дочери к разным противоположностям заключался в том, чтобы держать её в центре.

Когда семья переехала на Лонг-Айленд, Натали продолжила занятия танцами, которые она начала еще в штате Мэриленде и не оставила за два года жизни в Нью-Хейвене. Танец был её страстью. Она мечтала стать профессиональной танцовщицей, но не одной из высоко задирающих ноги девушек Rockette, но той, которая способна заставить зрителей смеяться и плакать отточенными движениями тела. Боб Фосс был ее любимым режиссером. Когда Натали мечтала о карьере танцовщицы, она посещала все его постановки: «Милая Чарити», «Кабаре»,«Ленни».

Зная мечту дочери стать танцовщицей Бродвея, и осознавая факт, что у Натали немного шансов быть намного выше пяти футов, мать продолжала поощрять стремление дочери, стремясь найти возможности для компенсации роста (возможно это было связано с небольшим ростом самой Шелли).

Именно поэтому Шелли записала Натали в Usdan - Центр творческого и исполнительского искусства в Хантингтон, Лонг-Айленд. В этот летний лагерь принимали 1400 детей из Нью-Йорка и преподавали им основы искусства, танца, музыки и театра.

Usdan никогда не предназначался, чтобы быть школой перед профессиональной подготовкой, поэтому его студенты были выбраны из семей с различным социально- экономических условиями. Натали была лишь одной из 1400 студентов, но именно она получила главные роли в Annie Get Your Gun и Fiorello.

Лагерь работал только в летние месяцы, поэтому в остальное время Натали брала частные уроки танцев. Может она никогда не станет высокой, длинноногой танцовщицей, но главным было то, что она получала удовольствие танцуя. Еще в раннем возрасте Натали узнала, что есть вещи, которые ты можешь делать только самостоятельно.

Однажды в 1991 году, когда Натали было десять лет, мать забрала её после урока танца и они отправились перекусить в пиццерию. Вскоре они заметили человека, который неотрывно наблюдал за ними с другого конца зала. Ни Натали, ни её мать не были общительны, когда речь заходила о незнакомцах в публичным местах, поэтому они уже собирались уходить, когда мужчина подошел к их столику. Он представился и сказал, что является представителем Revlon.

Сделав комплимент красоте Натали, мужчина сказал что их агентство ищет детей-моделей для предстоящей рекламной компании. Он считал, что Натали подойдет идеально и дал Шелли свою визитку, предложив перезвонить ему, если предложение их заинтересует. «У тебя потрясающее лицо. Ты можешь стать звездой» - сказал он Натали.

Г л а ва Еврейский фейерверк берется за «Леона»

Возможно у Натали Хершлаг было лицо ангела, но внутри она была светящимся фейерверком, ее чувства были готовы взорваться от новых открытий.

Она думала, что ее съемки будут занимательными, отображать её маленькую личность, но знаете, это было не то, что фотографам хотелось. Ей было сказано «Стой на месте и улыбайся». Натали надоедала эта бесчувственность в профессиональном опыте. Она ненавидела каждую минуту. Она не хотела, быть манекеном. Люди не смеются и не плачут, когда смотрят на них. Они просто смотрят, так, будто это кусок мяса.

Несмотря на интерес, проявляемый Revlon, Натали сказала ее агенту в Wilhelmina Models что она хочет быть актрисой, а не моделью. Поэтому она разорвала свои отношения с модельным агентством для того, чтобы сосредоточиться на актерской деятельности. Она заключила соглашение с новым агентом, который работал с актерами.

Конечно, есть огромная разница между модельным бизнесом и съемками в кино, и по содержанию и стилю жизни. После того, как ребенок модель принимает участие в однодневных фотосессиях и результаты публикуются в печати, что происходит почти всегда анонимно, они ведут обычную жизнь в высшей степени анонимно. Но то же самое нельзя сказать о ребенке, который снимается в кино. Когда они заключают контракт, он может длится несколько недель или месяцев, и анонимность вылетает в форточку. Их работа на всеобщем обозрении, и их имена ассоциируются с тем или иным проектом.

Первое серьезное решение семьи Хершлаг было связанно с фамилией Натали. Использовать ли ей фамилию данную при рождении или придумать псевдоним? Натали Хершлаг. Это не было похоже на Элизабет Тейлор или Джейн Фонда или Мэрилин Монро. Имя «Натали», было связано с успехом Натали Вуд в 1950-х и 1960-х гг, но Хершлаг было именем, которое не могло так просто уйти с уст.

У семьи Натали были и другие причины. У Авнера была великолепная карьера врача. Неужели он действительно хотел, чтобы гордая еврейская фамилия, была связана с актерским бизнесом? И потом (Натали очень молода) это детство Натали. Что если Натали будет использовать ее фамилию данную при рождении, а соискатели и другие люди будут пытаться использовать ее?

И последний, вопрос оказавший наибольшее влияние. Натали была единственным ребенком в семье. Ее чрезмерно беспокоящиеся родители, опасения которых были вполне оправданными, призвали ее использовать сценический псевдоним, который будет отводить внимание от личной жизни и карьеры. Стараясь подобрать себе нужный псевдоним Натали, примеряла фамилии как шляпы. Наиболее отвечающую требованиям фамилию, она позаимствовала от ее бабушки по материнской линии, чья девичья фамилия была Портман. В ней было правильное сочетание согласных и гласных.

Таким образом, Натали Хершлаг, родившаяся в Иерусалиме, родилась снова на Лонг-Айленде и появилась в ничего не подозревающем мире, как Натали Портман.

1956 году, когда дети говорили "Да мэм" и нет "сэр", и могли ругаться только лишь под одеялом на котором был изображен Микки Маус, вышла одна из крупнейших кинолент, название которой было "The Bad Seed", триллер о демонической девочке десяти лет, которая была олицетворением зла (по мере стандартов 1956 года). В 1992 году "The Bad Seed" появился в роли Бродвейского мюзикла под именем"Ruthles" или "Безжалостный".

В ролях: одиннадцати летний новичок Лаура Банди, в роли Тины Дании, интригующего ребенка из ада;

премьера прошла в театре Player's Theatre in New York's Greenwich Village и получил восторженные отзывы. Театральный критик Роберт Фалдберг из New Jersey Record сказал "Это [пьеса] возмутительно, вплоть до маленькой Тины Дании... которая сделает все, чтобы выиграть главную роль в ее школьном шоу, Типпи Таити. Мюзикл включает убийство ведущей леди".Убийство имеет свои недостатки, конечно, и когда ее проступок раскрывается, Тину отправляются в специальную школу, где она находится четыре года. Вернувшись, она кажется изменившейся молодой женщиной. Но под улыбкой и вежливым языком бьется сердце безжалостного психопата, который все еще стремится делать все возможное, чтобы получить свой путь. Будет полезно напомнить в этот момент, что «Безжалостные» является музыкальной комедией с песнями, написанные Мелвином Лэрдом и режиссером Джоелом Пэйлем. Несмотря на убийство и дьявольские интриги, в мюзикле есть много пения и танцев.

Критик Фэлдберг был сражен выступлением Лауры, объясняя это тем, что от ее писклявого голоса и "ледяного взгляда" ему одновременно было страшно и хотелось смеяться. Лаура "отличалась от любого ребенка, которого вы видели на сцене или же вне ее". Большинство жителей Нью Йорка были того же мнения. Маленькие актеры, влияющие на драматический пейзаж не приходят надолго, но когда это случается, обычно, они привлекают много внимания.

Лаура Банди появилась в "Ruthless" будучи, знакомой с Натали и ее родителями. Начиная с контракта с Eileen Ford Modeling Agency в возрасте пяти лет, зеленоглазая блондинка посещала школу Professional Children's, и в течение шести лет ходила на прослушивания, пока она не получила роль Тины Дании.

Весной 1992 года Натали захлестнул поток обожателей Лауры. Когда репортер Newsday Джефф Бернетти брал интервью у "красавицы" для выпуска пьесы на Лонг Айленде, он начал статью предсказывая, что роль Тины Дании сделает из маленькой актрисы звезду.

В школе любимыми предметами у Лауры были математика и естествознание, как и у Натали, но в отличие от Натали,у Лауры было хобби:

"Мне нравится играть в куклы. Я много рисую (и), делаю домики для кукол".Должно быть Натали ежилась, когда читала это в выпуске Newsday.

Возможно, у Натали и были куклы, но она никогда об этом не говорила вне дома.

В середине первого года, в ряды актеров вступила другая юной звездочка по имени Бритни Спирс, которая подписала соглашение в качестве дублера Лауры. Выросшая в Кентвуде, штате Луизиана, в небольшом городке недалеко от Нового Орлеана, Бритни проявляла интерес к музыке и танцам почти с того момента как начала ходить. Иногда она пела в то время когда танцевала. В других случаях она пела, стоя на голове или в ванной.

Будучи убежденной, что таланты Бритни были слишком велики для Луизианы, ее мать, Линн, привезла Бритни в Атланту, на пробы в The Mickey Mouse Club. Так как Бритни было только восемь в то время, продюсеры сказали, что она была слишком молода, но они сказали Линн связаться с агентом в Нью-Йорке предположив, что, если она действительно заинтересована в карьере шоу-бизнеса для Бритни, то она должна начинаться с верхушки.

Спустя шесть месяцев после того как Бритни исполнилось девять, Линн и Браян, отец Бритни, повезли свою дочь в Нью -Йорк, где записали ее в школу Off-Broadway Dance Center на 3 года и в школу Professional Performing Arts.

Их друзья в Кентвуде сказали им, что они сумасшедшие, но они знали, что, если они не решатся сейчас, то, не решатся уже никогда.

"Сначала мне не нравилось," ответила Бритни в US журнале. "И моя мама говорила, «Детка, если ты захочешь домой, мы отвезем тебя".

У Бритни и ее матери, которая была беременна в то время не было денег, чтобы заплатить за такси, поэтому они везде ходили пешком, тратя по несколько часов каждый день, просто для того чтобы добраться из одного места в другое. В конце концов, вся эта тяжелая работа окупилась. В возрасте десяти лет, Бритни наняли на ее первую профессиональную роль в виде дублера Лауры в "Ruthless".

Лаура и Бритни были во многом похожи. Обе они были, очень энергичными девочками с симпатичными мордашками и обладающие сексуальностью, которая была очень заметна, но никогда этим не красовались,эти черты были присущи многими девушкам, родившимся на юге (Лора была из Лексингтона, Кентукки). Связано ли это с более теплым климатом или еще чем-нибудь, пока неизвестно, что касается социологического расположения, южанки в возрасте десяти,одиннадцати лет развиваются раньше, чем их северные соседки, не только физически, но и умственно. Иногда это развитие выражается как физически, так и сексуально.

На юге когда десятилетние девочки входят в комнату, это становится ощутимо. Когда они вышли на сцену, мужчины и женщины были вынуждены смотреть только на них.

Бритни была в восторге, что играет в важной нью-йоркской постановке, несмотря на то что она лишь дублер, Осознание того,что она играет роль второго плана, не смогло сломить ее энтузиазм. В своей автобиографии она написала "Как дублеру мне пришлось быть на каждом выступлении, независимо от того нужно было мне идти или нет(нужно было идти только тогда,когда кто-то заболел и его нужно было подменить, что случалось очень редко). Мне нужно было знать сценарий всех кто участвовал наизусть, чтобы я могла включится в любой момент.

Спустя почти год исполнения главной роли, Лаура вышла из постановки, чтобы найти другие интересы, тем самым поместив Бритни в центр внимания. Лаура продолжила работу в театре в спектаклях Radio City Music Hall: постановки «Щелкунчика», «Звуки музыки», и «Цыгане», а затем попала кино, где она снялась вместе с Робином Уильямсом в «Джуманджи», но к концу десятилетия ее карьера несколько замедлилась, замерев на телевидении в мыльных операх, где она играла Мару, дочь Ревы на CBS'S Guiding Light.

Восхождение Бритни Спирс в роль Тины потребовало поиски другого дублера. Этим дублером стала одиннадцатилетняя Натали. Это была ее первая профессиональная актерская работа, и поэтому она стремилась всем угодить. Однако, поскольку постановка близилась к своему логическому концу, Натали было предложено выучить еще две незначительные роли, помимо роли Тины.

Натали и Бритни не могли отличаться еще больше. Обе они были яркими и красивыми, и переполненные энергией, но в то время как Натали была серьезной, Бритни была вспыльчивой и легкомысленной. Когда Натали была на сцене с ней, бывало что Бритни отворачивалась от зрителей и строила рожи Натали, смеша ее, что, временами, приводило к выговору от режиссера.

Девушки были разные и в другом аспекте, который мог бы повлиять на их карьеру в будущем. В то время как сексуальность Бритни проявлялась в том, в как она заботилась о состоянии своего тела, подающая надежды сексуальность Натали была основана на ее теле ребенка со взрослым лицом, от которого исходили словесные колкости, характеризующиеся остроумием и завуалированным преуменьшением. В том месте страны где жила Бритни Натали бы звали «маленький фейерверк».

Должно быть это было сущее удовольствие, видеть их вдвоем на сцене, сражающихся за сердца и души аудитории! Да, они были детьми, но они не были похожи ни на одного известного ребенка.

В конце концов Бритни устала от постановок и решила перейти к другому роду дел. "Это было очень весело играть ее [Тина], потому что она не могла еще более противоположна мне: Тина испорченная, она убила бы (в буквальном смысле), чтобы быть звездой », писала она в своей автобиографии.« Хотя частично это было весело, сам процесс исполнения этого каждый вечер, отнюдь не был веселым.Мне это начало надоедать».

Дело дошло до развязки за несколько дней до рождества,когда Бритни осознала что ей придется работать в рождественскую ночь. "Я до сих пор верю в Санта-Клауса ", сказала она US Magazine.« Я говорила маме что не хочу этого делать, говорила что хочу домой ".

За три дня до этого Бритни и ее мать уехали из Нью-Йорка, в Луизиану, поскольку она получила роль в Mickey Mouse Club, где она была в течение двух лет. Бритни пошла дальше, для того чтобы стать поп -звездой, сценический образ которой в значительной степени зависел от ее сексуальности.

Обращаясь в к прошлому, странно думать, что три величайших девочки актрисы 1995 года -Лаура Банди, Натали Портман, и Бритни Спирс, родились в течение нескольких месяцев друг от друга в 1981 году. Должно быть этот год был магическим для них.

Лаура никогда не влияла на карьеру Натали, но на Бритни, безусловно, поскольку она представляла собой полную противоположность карьеры Натали. Бритни стояла, как и ее альтер эго, беспокоящее испытывающее и меняющее её. Натали хотела всего того же, что и Бритни, но она хотела получить это по -своему.

Натали не последовала примеру Бритни и не ушла из постановки. Она прекратила принимать участие в спектаклях только после того как продюсеры решили закончить пьесу. Пьесы Off-Broadway не длятся вечно.

Спектакль "Ruthless" превзошел финансовые ожидания продюсеров и даже получил несколько наград, между тем став первым проектом актерской деятельности трех маленьких актрис.

Натали не оставалось ничего другого как двигаться дальше.

В год рождения Натали, двадцати двух летний французский режиссер Люк Бессон приступил к своему первому проекту который назывался L'Avant dernier. Это был черно-белый короткометражный фильм с Жаном Рэно, актером ветераном в главной роли;

этот фильм был выпущен только во Франции.

Это было почти случайностью, что Бессон стал режиссером. Первые восемнадцать лет своей жизни он путешествовал по миру вместе со своими родителями, которые работали в качестве инструкторов подводного плавания. В юности он хотел стать морским биологом и работать с дельфинами. Это мечта исчезла, когда, в возрасте семнадцати лет, при погружении случилась авария уничтожив любую вероятность того, что он стал профессиональным водолазом.

Когда Бессон вернулся в Париж, на свою родину, он в первый раз открыл для себя телевидение и кино (живя на воде со своими родителями у него не было телевидения и многих других вещей). Он сразу же почувствовал, что он хочет работать над фильмами, особенно в жанре экшн, это позволит ему объединить весь его детский и подростковый опыт. Бессон брался за любую работу, которую он мог совместить с работой над фильмами, а затем переехал в Америку, где он жил в течение трех лет, будучи убежденным в том, что он многому научится, работая в Америке для производства и режиссуры собственных фильмов. Он вернулся во Францию и начал работу над L'Avant Dernier.

Жан Рено был актером того типа, который понимал Люк Бессон.

Родился в Касабланке, Марокко, родители бежали в Испанию, чтобы избежать фашизма, после смерти матери перебрался во Францию в 1965. К тому времени, как Рено подписал контракт на работу с Бессоном в L'Avant Dernier, тридцати трехлетний актер уже снялся в ряде фильмов на французском языке.

В течение следующего десятилетия, Рено снялся в нескольких фильмах Бессона, в числе которых Le Dernier в 1983 году,в Subway в 1985 году и в 1991 году снялся в хите La Femme Nikita, фильме о девушке с улицы, которая становится профессиональным киллером (позже фильм был переделан в популярный телесериал с Петой Уилсон в главной роли).

В то время когда они работали над La Femme Nikita, Рено предложил Бессону, чтобы он написал сценарий для фильма про профессионального убийцу с Рено в главной роли. Бессону эта идея понравилась. " В начале я написал роль для Жана, но не для себя, как для режиссера", рассказывал Бессон в своем интервью для Генри Шихана из San Jose Mercury News. "Но, как только я начал писать текст, я влюбился в эту историю. Это началось, когда я решил сбалансировать его роль: плохой парень, как Терминатор, с добавлениями. Я думал обо всем: женщины, собаки, кошки, растения и дети.

Все свелось к тому что я сказал : "Лучше будет, взять полную противоположность главной роли наемного убийцы: двенадцатилетняя, чистая, женственная, нежная, невинная. Это как сахар и соль при приготовлении пищи, если их смешать, появляется странный вкус».

Когда Бессон закончил сценарий, он понял, что у него получилось нечто другое, нечто более глубокое, чем любые другие сценарии экшенов написанных им. Он подошел к Рено и сказал ему, что у него есть хорошие новость и плохая. Хорошей новостью было то, что он нашел хорошего редактора для сценария - себя. Плохая новость заключалась в том, что он думал, что необходимо поехать в Америку и найти актера для главной роли.

Рено благосклонно воспринял плохие новости. Он был не очень хорошо известен в Америке, он понял, почему Бессон хотел найти, известного актера, если это возможно. Даже во Франции фильмы Бессона получали не очень хорошие отзывы. Французские критики считали, что применение насилия в своих фильмах, слишком американезировало их. Если фильм Бессона станет успешным в Америке, то в конечном счете, это поможет его карьере в будущем.

К сожалению, когда Бессон привез сценарий в Америку и представил его актерам, он думал, как они будут выглядеть и действовать в его фильме.

Роль требовала не только, игры простого убийцы, Леона, который как кажется зачастую, живет в будто в тумане, но и то что они хотели изобразить сексуальное напряжение с двенадцати летней девочкой по имени Матильда.

К его удивлению, все отказался от роли. Бессон решил что они не хотят брать роль, поскольку считают Леона слишком черствым. По правде говоря, они, вероятно, отклоняют роль, так же из -за его отношений с Матильдой. Во Франции, где возрастная планка брака ниже, чем в Америке, педофилия является более узкой областью закона. В Америке мужчина средних лет, который имеет сексуальные отношения с двенадцатилетней девочкой считается педофилом.

Из-за этого ни один американский актер не был готов взять на себя эту сомнительную роль.

Даже без знаменитых американских звезд в главной роли, Бессону удалось заключить контракт с Columbia Pictures вместе с которой его компания, Les Films Du Dauphin, будет выпускать пленку, а Columbia Pictures будет распространять ее. Он вернулся во Францию и рассказал Рено хорошую новость: о том что сам Жан будет играть роль главного героя Леона. В Америке фильм должен был выйти под именем Professional а во Франции под именем Leon.

Теперь единственное что оставалось сделать Бессону это подписать контракт с остальными актерами и вместе составить производственный график для съемок в Нью-Йорке. На роль Нормана, агента DEA, негодяя, который не во что не ставит жизнь любого человека, он выбрал Гари Олдмана, актера британского происхождения который умеет вживаться в роль, которую он играет, физически и морально. Известный как мастер учитывающий все детали, он построил свою карьеру играя в основном психически неуровновешанных злодеев.


В то время Гэри Олдман был известен по ролям Сида Вишеса в фильме «Сид и Ненси», в роли убийцы Ли Харви Освальда в JFK 1991 года, а так же в роли вампира Дракулы в одноименном фильме Френсиса Форда Копполы.

Личная жизнь Олдмана была такой же интересной, как и его кинематографические жизни. Пристрастие Олдмана к алкоголю привело его к разводу с британской актрисой Лесли Мэнвилл в 1990 году. В том же году он женился на американской актрисе Уме Турман, но и у них начались разногласия в браке из-за его пристрастия. В 1991 году он и актер Кифер Сазерленд были арестованы в Лос-Анджелесе за вождение в нетрезвом виде, и оба провели ночь в тюрьме. В то время его брак с Турман рушился, и в 1992 году он снова развелся. Несмотря на алкоголизм, он всегда принимал участие в грандиозных постановках, поэтому у Бессона не было никаких претензий к нему при найме на роль Нормана. Хотя он все еще пил в то время когда фильм был снят, это никогда не влияло на его работу. Однако годом позже его зависимость стала настолько сильной, что он начал опасаться за свою жизнь и связи с этим он прошел курс лечения, который помог ему справится с зависимостью.

Кроме Олдмана, Бессону нужно было найти кого-то, кто будет играть еще одну из основных мужских ролей, итальяно - американского "работодателя", который бы давал Леону контракты на убийства. Он выбрал Дэнни Айелло, шестидесятилетнего уроженца Нью Йорка который играл более чем в пятидесяти фильмах, в числе которых «Крестный отец» (Часть II) и в бродвейской постановке «Дэнни Роуз» (Broadway Danny Rose).Бессону нужен был тот, кто мог одновременно быть пугающим и сочувствующим, и Айелло подходит в это описание идеально.

С мужскими ролями все было ясно, и Бессон переключился на поиск актрисы для главной женской роли. Поскольку фильм был американский, главную женскую роль должна была играть актриса из Америки. К сожалению, в голову не приходила не одна актриса двенадцати лет, особенно для игры с мужчиной средних лет. "Я был очень заинтересован в том,чтобы показать, как они отличаются ", сказал он Стивену Ри из Philadelphia Inquirer. "Леон - машина для убийств. Другая полная противоположность - чистая, невинная, молодая, красивая. И все же они одинаковы: они одинакового возраста. Оба они двенадцати лет, она, в хронологическом порядке, он, мысленно и эмоционально. " Бессон решил что лучше всего будет сделать открытое прослушивание, в надежде найти новичка, который был бы смелым и сильным чтобы сыграть эту роль.

Когда Ruthless закрылся, Натали Портман присоединилась к числу нью йоркских безработных актеров, хотя в ее случае это было не страшно поскольку она была школьницей. На протяжении нескольких месяцев ее агент искал всевозможные прослушивания, но все было впустую.

Натали была красива, но она не была блондинкой, а кастинг директоры были более благосклонны к блондинкам, начиная с Ширли Темпл установившей планку в 1930( в 1970 была Джоди Фостер и Татум О Нил, в 1990 Это была Клэр Дэйнс в фильмах, и Бритни Спирс в музыке).

Наконец, агенту Натали удалось записаться на прослушивание художественно фильма под названием The Professonal. У Натали было немного информации о прослушивании (иногда режиссеры выдают небольшие сценарии, иногда всего лишь несколько страниц, а иногда совсем ничего).

Натали прибыла на прослушивание на несколько минут раньше, и поэтому решила зайти в уборную. Когда она вышла ее ожидали не очень хорошие новости: "Ты слишком молода. Иди домой" и казалось что все уже закончилось не успев начаться. Позднее, описывая прослушивание Дэвиду Леттерману в 1994 году, Натали заметила, что кастинг около уборной прошел странно, так она пыталась посмеяться над этой истории и сменить тему.

Леттерман, продолжал, чтобы не позволить ей сорваться с крючка.

"Это самое странное прослушивание, о котором я когда-либо слышал в своей жизни ".

"Я должна была пойти в уборную,", сказала Натали.

"О, я понимаю".

"Мне сказали идти домой без чтения чего либо".

Леттерман спросил," Ты была расстроена?".

"Ничего страшного", ответила Натали.

"Вы все равно должны были воспользоваться уборной," пошутил Лэттерман.

"Что вы теряете?" К ее удивлению, через несколько дней Натали позвонили с просьбой вернуться на прослушивание. На этот раз она осталась на прослушивание достаточно долго, для того чтобы прочитать сценарий. Она снова была отправлена домой без каких либо известий.

Две недели спустя, ее попросили приехать опять, на этот раз для записи на видео. И снова она была отправлена домой. В третий раз они, они попросили ее прочесть оригинальный сценарий для Бессона с листа.

Натали читала со сцены, в которой она возвращается из продуктового магазина и видит, что ее родители замертво лежат на полу своей квартиры.

Это очень эмоциональная сцена одна из самых сложных в фильме. Натали требовалось показать коварство, страх, грусть и сдержанность, перед тем как ее спасает сосед которого она не очень хорошо знает. Это одна из самых запоминающихся сцен в фильме.

Когда Натали уходила домой, Бессон крикнул вслед, "До скорого!" "Я шла домой, и было похоже что у меня получилось!'" сказала она Анджеле Милдред из журнала Sharp of Venice. "Я была в предвкушении и не могла успокоиться." И ее интуиция ее не подвела. Натали предложили роль, но перед тем как подписать контракт ее родители должны были ознакомиться со сценарием. Они были в ужасе от того что они прочитали. В сценарии ее роли было написано, что Матильда будет появляться в фильме обнаженной в постели с Леоном, киллером средних лет. Также в фильме было сцен много насилия, включающих сцену, где Матильда убивает людей.

Натали была против наготы, но она ничего не видела плохого в отношениях Матильды с Леоном. "Ее любовь к нему - любовь дочери к отцу который ее оберегает, чувство которого у нее никогда не было", объясняет двенадцатилетняя девочка Usa Today."Она не знала что такое любовь к отцу и по этому относиться к нему как к бойфренду".

В одной из сцен они лежать в кровати номера в отеле когда она влюбилась в него."Так странно, любить" говорит она."У меня это в первый раз".

Леон сомневается, считая что она недостаточно взрослая, чтобы знать что такое любовь."Потому что я чувствую" объясняет она, затем берет его руку и кладет ее себе на живот."Здесь... у меня в животе... тепло". У нее всегда был узел в животе до их первой встречи. Леон отдергивает руку. Он говорит что рад за ее живот но это не имеет к нему отношения. Леон нервно выходит из комнаты. Когда он возвращается, Матильда стоит в ванной. Он открывает дверь и видит что она стоит голая и расчесывает волосы.

В другой сцене, Леон учит Матильду, как стрелять из винтовки (ее соглашение с ним в том, что она будет заботиться о нем, если он поможет ей стать профессиональным «чистильщиком» или убийцей). Она использует оптический прицел с крыши здания, для поиска жертвы в центральном парке.

Она выбирает целью толстого человека, который сидит на скамейке, и читает газету. Ее первый выстрел пролетает мимо, попав по скамейке.

Мужчина смотрит в сторону услышав странный звук,и затем продолжает читать. Матильда стреляет второй раз. На этот раз мячик летит в другой край скамейки. Она думает что она не попала, но человек наклоняется немного на бок. "В яблочко"! говорит Леон. Матильда радуется своему первому убийству, но она разочарована тем, что смерть человека не была более зрелищной.

Родители Натали нехотя соглашаются на роль, но только если Бессон уберет из фильма наготу и сцены где Матильда убивает людей. Бессон согласился, хотя,как заметили позже родители Натали, он придал некоторым сценам более чувственный поворот чем это было в сценарии. Мать Натали рассказала Джеймсу Раяну из New York Tomes следующее "Увидев небольшие изменения сексуальных сцен, которые были в сценарии, я немного была смущена».

В начале лета 1993 года Натали завершила занятия в школе на две недели раньше, для работы над фильмом, но она решила, что все в порядке, так как съемка в «Леоне», есть обучение само по себе. Первые сцены фильма были сняты в Париже, в то время как все остальные были сняты в Нью Йорке.

Съемки фильма в Нью-Йорке были давней мечтой Бессона, но реальность этих съемок оказалась для режиссера довольно поучительной.

"Здание здесь настолько огромные и высокие что свет приходит на улицу лишь в 11 часов утра и уже в час дня покидает их", рассказывал он San Jose Mercury News.«Это прекрасный город, в котором очень трудно снимать фильм». Все, что Бессон слышал о негостеприимности Нью-Йорка оказалось неправдой. Некоторые сцены снимались в испанском районе Гарлем, где жители настолько тепло встречали режиссера, что порою заставали его врасплох. Абсолютно все были скооперированы для сьемок, от полиции, до людей на улице.

Фильм начинается с того, что Леон встречается с персонажем Дэнни Айелло, который хочет, чтобы он доставил сообщение наркоторговцу, пришедшему на чужую территорию. В течение следующих пяти или шести минут экранного время, Леон совершает шесть убийств. В момент когда он наконец находит свою цель он приставляет ему нож к шее и поручает ему звонить определенному номеру.

Голос на другом конце телефонного провода явно указывает на то, что наркоторговец должен навсегда покинуть город и никогда не возвращаться.

Леон отпускает человека и испаряется из его апартаментов. По пути он покупает молоко, основной продукт его питания. После того как он заходит в здание где он живет в первый раз появляется персонаж Натали, Матильда.

Она сидит на ступеньках в проходе у лестницы, ее ноги свисают с края и она курит сигарету. Леон видит синяк у нее на лице и спрашивает ее что случилось. "Я упала с велосипеда", отвечает она. Спустя немного времени после того как Леон заходит к себе в квартиру, появляется Норман, персонаж Гэри Олдмана. Он со своими приспешниками отчитывает отца Матильды за пропажу дозы наркотиков, которую он ему оставлял. Он недвусмысленно дает ему понять, что если наркотики не найдутся к полудню следующего дня, у него будут проблемы.


Когда агент DEA уходит отец Матильды показывает как его дочь получила синяк, ударяя ее по лицу и отправляя ее в комнату. На следующий день отец Матильды не выглядит слишком озабоченным пропажей наркотиков. Леон снова встречает Матильду в коридоре. Ее нос кровоточит.

Он дает ей свой носовой платок, чтобы она вытерла кровь. Матильда спрашивает "Жизнь всегда такая или только когда ты ребенок?". "Всегда", отвечает Леон.

Матильда говорит ему, что она собирается в магазин и купит для него пару пакетов молока. Когда она уходит, появляется Норман с его компанией и жестоко убивают ее отца, мачеху, двоюродную сестру, и ее четырехлетнего брата. Когда она возвращается из магазина они все еще находятся там.

Приближаясь к своей квартире она видит лежащего в крови отца. Она мудро продолжает идти пока не подходит к двери Леона.

Эта сцена которую читала Натали для Бессона на ее заключительном прослушивании. Эта одна из лучших сцен фильма, показывающая глубину таланта Натали. После минутного колебания Леон впускает к себе квартиру Матильду, понимая, что если он этого не сделает, ее убьют. Он пытается успокоить Матильду, но она слишком расстроена чтобы его слушать. Она больше всего переживает о потере брата чем об отце сестре или мачехе."Я была для него настоящей матерью, а не эта свинья паршивая" говорит она.

"Не говори так о свиньях", отвечает Леон.

Именно в этот момент происходит объединение Матильды с Леоном.

Остальная часть фильма повествует о ее попытках отомстить за брата. Леон понимает что в первый раз в его жизни ему есть о ком заботится. В фильме присутствует сцена, показывающая как Матильда проникает в федеральный департамент под видом курьера с целью убить Нормана. Леон едет в федеральный департамент вслед за ней чтобы спасти ее и начиная с этого момента становится понятно, что жизнь Леона выходит из под контроля, особенно после того как Норман делает вывод,что теперь его основной целью является Леон.

Психику Натали никогда не задевали сцены насилия в фильмах, поскольку она понимала что все это не по-настоящему. После съемок сцен она видела как актеры вставали, все в крови, и шутили о съемках."Больше всего мне в себе нравится то,что я могу делать что либо с полной уверенностью что я действительно это делаю и после слова снято, я - снова я, Натали" рассказывала она журналу Venice."Это как гипноз. С начала ты в одном месте, а затем уже совершенно в другом, не помня того что было до этого".

Несмотря на то, что Леон был в фильме "чистильщиком", персонаж Гэри Олдмана был наиболее пугающей личностью. Натали была заворожена тем, с какой легкостью он перевоплощается из роли доброго парня в роль убийцы психопата, но он ее никогда не пугал. Больше всего она была под впечатлением именно от него.

Поскольку Натали не разу не видела французских фильмов она ни имела ни малейшего понятия кем был Жан Рено. Для того чтобы познакомить их, Люк Бессон пригласил Натали и Жана в свои апартаменты в Essex House, где он приготовил для них спагетти. Позднее он повел их в Центральный парк чтобы они познакомится. Это была очень странная картина - двенадцатилетняя Натали и тридцатилетний Жан, гуляющий с ней будто с пуделем.

Между ними почти не было взаимодействия, потому что Рено шел между Люком и Натали и размышлял о жизни киллера. Потом Бессон оставил их, и Жан с Натали начали кормить белку орехами, которые режиссер привез из своего гостиничного номера. Позже, он посадил ее на карусель. К тому моменту когда съемки фильма были завершены Натали и Жан Рено подружились. Одной из заслуг Натали было то,что она убедила его бросить курить. Он не хотел бросать, но Натали рассказала о том как отвратительно курение. Курящий человек любого возраста внушает отвращение.

Поскольку мама Натали была все время с ней на протяжении съемок фильма, Натали испытывала некоторый дискомфорт во время сцен сексуального характера. Скорее всего этот дискомфорт был вызван тем, что ее мать присутствовала приэтих сценах. В фильме была одна очень провоцирующая сцена. Эта было после того как она признается Леону в любви, тем самим заставив его уйти из комнаты отеля. Возмущенная этим она спускается вниз и начинает говорить со служащим. Думая что она дочь Леона он спрашивает ее о том как ее "отец" зарабатывает на жизнь. Она отвечает что он композитор и затем смотря на служащего своим соблазнительным взглядом, добавляет - "Вообще-то он мне не отец, он мой любовник". Роль Натали пронизана отсылками к сексуальности, но она была уверена,что они никогда выходили за рамки. Натали всегда считала, что эта история больше о любви чем о сексе."Я всегда понимала что делаю, и это не в коем случае не выглядело так, будто меня используют", объясняла она Кристин МакКенне из Los Angeles Times. "Эта девочка в том возрасте, когда она только начинает узнавать о сексе и в этом нет ничего отвратительного".

В другой сцене, Матильда и Леон играют в игру, в которой Матильда переодевается в разные наряды, а Леону нужно угадать кого она изображает.

Сперва она показывала Мадонну,одев лифчик который был ей велик, затем она одела платье и подвела глаза синей тушью, показывая свою версию песни Мэрли Монро "С днем рожденья", адресованную президенту.

Единственный образ который угадал Леон был Джин Келли, он угадал его поскольку был фанатом старых голливудских мюзиклов, которые шли утром и он заходил посмотреть их когда это было возможно. Не зная кем будет актриса, Бессон не стал прописывать того, кого она будет изображать.

Вероятнее всего подобной игрой Натали развлекала свою семью и друзей.

Бессон имел склонность к тому, чтобы смешивать насилие, сексуальность с юмором в своих фильмах. В фильме есть сцена когда Матильда умоляет Леона научить ее быть "чистильщиком" (это так Леон называет свою профессию).Он отвечает "нет", и пододвигает к ней пистолет.

Она говорит что если он ей не поможет, этой ночью она умрет. Он говорит ей что он не думает, что такая маленькая девочка сможет стать профессиональным «чистильщиком». После этого Матильда берет пистолет со стола, выходит на балкон, и выпускает всю обойму из него на городские улицы."Ну как?" спрашивает она абсолютно ошарашенного, но впечатленного Леона.

Когда Натали вернулась осенью в школу, она была уже совсем другим человеком. Как она могла не измениться? Она была в Париже, где было снято большинство сцен, с перестрелками. Она гуляла по улицам Нью -Йорка как актриса, а не ходила словно челнок между Хобокеном, Западным Нью Йорком, и Нью -Джерси.

Натали быстро поняла что ее всемирная, экзотическая известность и опыт практически не повлияла не нее, в отличие от ее одноклассников. Она не чувствовала, что из-за актерской деятельности она как-то отличается от других, но она явно чувствовала, разницу по отношению к ней. Такое внимание от своих сверстников было ей совсем не по вкусу.

"Я плакала каждый день после съемок Леона" рассказывала она журналу Jane. "Мои друзья были мне не друзья".Они говорили фразы вроде этой "Она слишком знаменита чтобы дружить с нами", это было самым болезненным,с чем ей пришлось столкнуться в жизни.

Часть проблемы еще заключалась в том, что в еврейской школе где она училась, было очень мало учащихся, можно было сказать что тебе повезло если в классе с тобой училось еще двенадцать человек. Еще одна важна деталь проблемы была в том,что в религиозных школах,будь то иудейская, католическая или баптисская,все равно, студентам не давали зазнаваться, ставить себя выше остальных. Существует только одна звезда которой стоит поклоняться - это Бог. У Натали был слишком большой груз на плечах, для то чтобы влезать в споры с ее одноклассниками из -за зависти. Она начинала не только актерскую деятельность, она также была круглой отличницей и маленькой дочерью для своих родителей. Она вместе со своими родителями решила что седьмой класс будет для нее последним в еврейской школе. В восьмом классе она перешла в школу в Сьоссете, где предметов было намного больше. Натали сосредоточилась на учебе для того, чтобы после школы она могла заниматься более серьезными вещами.

Первой ролью Натали, была роль в фильме Developing (Развитие болезни). История была написана Мэрьей Конн, которая была одновременно продюсером и режиссером фильма. Это был короткометражный фильм, продолжительностью в двадцать восемь минут, рассказывающий о матери которая узнает о том, что у нее рак груди. Роль матери играет Фрэнсис Конрой, Натали в роли ее дочери подростка, так же в фильме участвует известный актер Джон Дэ Врайс. Фильм был немного не понятен в плане того о чем он повествует, о матери с раком груди, или же о ее дочери, пытающейся помочь своей матери. Натали никогда не объясняла почему взялась за этот фильм. Конн не была режиссером и никогда не писала, а ее единственная роль была в фильме 1992 года "Vermont is for Lovers" режиссером которого был Джон О'Браян. Washington Post отметил "Некоторые из ваших лучших фильмов более оживленные и более непредсказуемые чем этот(фильм).С другой стороны есть менее успешные фильмы, в которые было вложено больше денег".Такая же история была и с "Developing". Когда этот короткометражный фильм был выпущен в 1995 году он не впечатлил критиков и провалился в прокате. Сегодня его можно увидеть по кабельному ТВ обычно в роли прослойки между художественными фильмами, этот фильм нельзя увидеть продающимся на видео.

Опыт Натали не пропал даром, поскольку ее краткосрочные отношения с Кон посеяли семена дружбы, которые позже дали плоды. Кон, в ее двадцать лет, когда она работала над фильмом "Developing", заканчивала Гарвард, где она была удостоена премии Lois Sudler в области Искусств, в 1987 году. Премия вручается каждый год выпускникам, которые продемонстрировали наиболее выдающиеся художественные таланты и достижения в кино, музыке, театре, танцах, или изобразительном искусстве.

Натали подолгу не задумывалась о том, что она будет делать после окончания школы, поскольку это предстояло еще не скоро, но когда работа над "Developing" была завершена, она начала думать о университете больше, особенно об альма-матре (университете) Кон.

Летом 1994 года, в дополнение к своей роли в «Развитии болезни», Натали поступила в Stagedoor Manor, лагерь исполнительских искусств.

Располагающийся в курортной зоне Catskills, в ста милях к северо-западу от Нью-Йорка, лагерь набирал "творчески одаренных" мальчиков и девочек в возрасте от восьми до восемнадцати лет и обучал их основам театрального искусства и танца.

Студенты жили в бывшем курортном отеле в течение всего срока их обучения, который изменялся для некоторых студентов от трех до девяти недель.

Обучение в лагере не было сложным, и каждый студент мог выбрать для себя собственный график. Наиболее талантливым студентам разрешалось участвовать в постановках, выбранных директором лагеря. Для класса в котором училась Натали была выбрана пьесса - "Lucy Maud Montgomery's Anne of Green Gables". Натали играла роль Энн, одиннадцатилетней сироты, которая отправилась в путешествие на остров Принца Эдварда, в Канаде, жить с Мариллой и Метью Катбертом, приемной семьей которую она никогда не видела. Когда она приезжает на железнодорожный вокзал, там ее никто не встречает. Это потому, что приемная семья ожидает что приедет мальчик. Только после того, как поезд уезжает, Мэтью, брат Мариллы, понимает, что худенькая девочка с заплетенным волосами, сидящая в одиночестве и есть тот «мальчик» которого они ждали. Мэтью берет Энн к ним домой, чтобы Марилла могла объяснить ошибку связанную с ней.

Катберты пытаются найти другой дом для Энн, но она говорит о том что женщина живущая с ними по соседству слишком "толстая, уродливая" и о том что она "распространяет грязные сплетни", намекая на то что этот дом не подходит для нее. В конце концов, с помощью своей дружелюбности, она уговаривает Катбертов оставить ее у себя.

Натали согласна с ее персонажем: в споре, в качестве оружия, обе они используют ум, а не гнев. Натали была естественна в этой роли, факт который заметил режиссер еще на кастинге.

Взрослые черты характера Натали стали проявляться уже в раннем возрасте, разделение обязанностей поровну в воспитании Натали, было под присмотром родителей. В результате у Натали были ум и самостоятельность, качества присущие и мужчине и женщине. У нее был острый язык как и у Энн, но она поняла еще в раннем возрасте, что использовать его нужно только на холодную голову.

В отличие от большинства девушек, которых учат улыбаться, даже когда им больно, Натали научились маскировать свои эмоции в мужской традиции. У нее сияющая улыбка, но она никогда не использует ее без надобности. При напряженности и неопределенности в ее окружении, она имеет тенденцию, говорить с минимальной мимикой в ее лице. Она делает это только в том случае, когда чувствует себя не комфортно.

Если вы встретите Натали и она не будет знать кто вы такой, можете не ждать улыбки от нее. Если же вы ее знаете, и она улыбается, считайте что вам повезло.

Когда Натали вернулась в школу осенью 1994 года, эта была ее новая школа на Лонг Айленде. Она никогда не посещала обычные школы, и поэтому это событие открыло ей двери в новый мир, с новым опытом, с учениками различных национальностей, религий и со своими взглядами на жизнь. Она восприняла этот новый опыт с энтузиазмом и оптимизмом.

После того как занятия Натали начались, во Франции был выпущен фильм "Professional", получивший потрясающие отзывы. Некоторые из этих отзывов дошли и до Соединенных Штатов, что было так же хорошо. К тому времени когда фильм был выпущен в США, 18 ноября, Натали уже приспособилась к своей новой школе.

Отзывы о фильм были неоднозначными, но критики усугубляли все своими отрицательными замечаниями по поводу сексуальных сцен и сцен насилия. Пишет Роджер Эберт для Чикаго Сан Таймс, "Всегда в глубине души меня беспокоила мысль, что что-то было неправильно в помещении двенадцатилетнего персонажа в это действие. В более серьезном кино...

ребенок мог быть не к месту. Но в том, что по сути является действительно неприемлемым - триллер, использующий молодую девочку без каких либо на это веских причин". Ричард Шикел из Тайм писал "Связь Матильды и Леона на протяжении всего фильма кажется довольно странной, утомительной историей. Сладость которая развивается между ними странно смещается, и что еще хуже, взгляд Бессона на жизнь нижнего Нью –Йорка крайне искажен."

Натали сильно волновалась об отзывах, которые критиковали отношения Матильды с Леоном, поскольку это смотрелось как осуждение Натали и ее родителей, на то что они дали согласие на ее роль в этом фильме.

Натали точно знала о чем этот фильм, и ее огорчало то, о чем пишут критики в своих обзорах. Она смотрела на отношение Матильды и Леона как на историю любви, а не как на искаженную секс сказку, и она была очень удивлена тем, почему критики не могут понять разницы.

Первое появление Натали на центральном телевидении состоялось ноября 1994, когда Натали появилась на шоу Девида Леттермэна. Ее представили как "восьмиклассницу," первым вопросом Лэттермена был вопрос о том покидала ли она когда либо школу для того чтобы присутствовать на телешоу? Действительно, покидала. Последнее занятие которое у нее было это была "технология", слово которое заставило Леттермэна скорчить гримасу."Технология чего?" спросил он. "Нам нужно делать машинки из куска дерева," объяснила она. "Я сверлила отверстие, и была здорово напугана, когда прозвучал вопрос, "Не могла ли мисс Портман подойти в главный кабинет" И я сказала да!" По мере продвижения интервью было понятно, что Леттерман был восхищен ее обаянием и чувством юмора. Когда речь зашла о фильме "Professional", Леттерман сказал, что ни в коем случае бы не позволил ей сниматься в этом фильме из-за сцен насилия. Натали возразила и объяснила, что "это не так, поскольку после того вы видите их на полу лужах поддельной крови, они встают и говорят вам привет, и вы понимаете что все это не настоящее».

Леттерман спросил ее о том, была ли она на премьере в Париже?

Натали ответила что была. Она призналась, что уснула в кинотеатре, поскольку смотрела фильм уже в пятый раз. "Я сижу и сплю, а режиссер сидит с боку от нее, и говорит мне, 'Натали проснись!'" рассказывала она.

Несколько минут спустя после того как фильм окончился, и в кинотеатре зажгли верхний свет, из-за чего Натали протерла глаза. Думая что Натали расстроилась из-за фильма, люди окружавшие ее начали ее успокаивать. Ее спросили плакала ли она, на что она ответила, "Нет,я просто спала!" Тремя неделями позднее, Натали была гостем на вечернем шоу Леттермена вместе с Конаном O'Браяном. Как только Макс Вайнберг произнес "Господи спасибо тебе за маленьких девочек," Натали появилась из-за кулис улыбающаяся и машущая рукой. О'Браян сказал что он восхищен ее появлением. "О спасибо." сказала она "Я растрогана."

Перед тем как Натали была представлена O'Браяну и его закадычному другу Энди Рихтеру, они просмотрели клип о Ларри Кинге, который был ранее гостем на этой же передаче. Тогда у Кинга и Рихтера состоялся спор на шоу, в котором Рихтер отрезал то что должно было бы быть головой Кинга и выбросил это аудитории. O'Браян, который знал этот прикол когда увидел это, увековечил спор сказав что Рихтер был прав сделав это.

После того как Натали присоединилась к ним, O'Браян в шутку рассказал ей что у Ларри Кинга было похожий выход. Несколько минут после этого, Рихтер пододвинулся в направлении Натали. Она подыграла, делая вид что опасается его.

Когда их беседа затронула ее поездку в Париж, на премьеру фильма"Professional", Натали сказала что поездка была хорошей, но еда которую подавали во франции была не очень аппетитной, особенно для Натали как вегетарианки, поскольку основные блюда во Франции это "кролик и лягушки." О'Браян дразнил ее, сказал что она сошла с ума. "Ох, Простите", сказала Натали,смеясь. "По крайней мере у я не теряла свою голову."

О'Брайен отскочил немного назад к Рихтеру, заявив, что у его закадычного друга всегда была сигарета в одной руке, кролик в другой, к его словам Натали прибавила "А голова Ларри Кинга у него между ног."

Аудитория сходила с ума, и было не ясно, поняла ли Натали грубые инсинуации о том, что она сказала. Она выглядела настолько невинной, что все подумали о том что она совершенно не понимает что сказала. Тем не менее, умные люди были совсем другого мнения. Возможно Натали и не была Лолитой в реальности, но она доказала, что сдачу она может дать в любой ситуации.

Ближе к концу интервью, Натали посмотрела прямо в камеру и сделала заявление ее социальному педагогу, мр. Штайну.

"Пожалуйста, могу ли я получить отсрочку, мне действительно это нужно, поэтому я и приехала. Мне пришлось работать в выходные дни. У меня большой отчет, из- за которого я просто умираю!" Г л а ва Красивые девушки отдают сердце Вуди.

После своего дебюта в «Леоне», Натали начала новый год с интригующих предложений, включая возможность появления в триллере «Схватка» с Аль Пачино и Робертом Де Ниро, и в натуралистичной комедии «Красивые девушки», актерский ансамбль которой составляли Мэтт Диллон, Ума Турман, Тимоти Хаттон и другие. Натали стала той, кого таблоиды называют сенсацией.

Все СМИ хорошо к ней отнеслись – но, хотя, она ведь мечтала о популярности с трех лет – аспекты внимания, которое она получила, разочаровали ее.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.