авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Вступление от переводчиков. Приветствуем Вас, наши уважаемые читатели, наши дорогие друзья! Отдел переводов сайта natalie-portman.ru рад представить вам свою первую крупную работу — ...»

-- [ Страница 2 ] --

Натали не понимала, почему каждый обсуждает ее сексуальную жизнь в «Леоне». Она была в том возрасте, когда верила, что платонические отношения между мужчиной и женщиной возможны. У ее героини не было никаких сексуальных чувств к Леону, так почему каждый думал, что там был секс? Это было для Натали нонсенсом. В интервью журналу, она сказала: «У них (критиков) самих есть проблемы. Как один критик, который написал о том, как мои родители должны смотреть на то, что я не стала Линдой Блэр. В статье говорилось о том, как мои начинающиеся груди вызывающе просвечивались из футболки. Я сидела, и, читая, удивлялась «Какой фильм этот парень посмотрел?»»

В самом деле, родителей Натали критиковали за то, что те позволили ей сняться в «Леоне». Их это не слишком заботило, поскольку они знали о Натали гораздо больше, чем любой критик. Как и у всех четырнадцатилетних, у Натали было педантичное мировосприятие.

Натали наивно относилась к тому, в чем другие видели сексуальный подтекст, хотя знала, что обладает определенной сексуальностью. Спустя два года после того, как она сыграла Матильду, она изобразила сцену из фильма во время обеденной встречи с Карен Парр из журанала «Detour», на Манхеттене, рядом с Rockefeller Center Ice Rink. Натали воспроизвела сцену из «Леона» между Натали и портье. «Она инстинктивно становится проблематичной Матильдой посреди пятого Авеню, где рядом завтракают туристы» - написала Парр. «Он мне не отец, он мой любовник», сказала Натали, повторив безнравственную фразу из фильма. А затем, что-то вроде «О Боже! Не могу поверить, что я так сказала!»

После прослушивания в «Маленькой женщине» и не получив роли, Натали была удивлена, что она была выбрана на эпизодическую роль в триллере Майкла Манна. Манн, который был в своем фильме и продюсером, и режиссером, и сценаристом, и считал, Натали одаренной с тех самых пор, как впервые встретил ее: «у нее было мало экранного времени, но ей удается передать характер ребенка без преувеличенного диалога».

У Манна, известного своими криминальными драмами, были амбициозные планы насчет «Схватки».

Более того, он хотел, чтобы это была драма не только с большим количеством действий и спецэффектов, но и с психологическим исследованием, касательно темного и запутанного прошлого вора и копа.

Аль Пачино был выбран на роль полицейского. 55-летний актер, наиболее известный по роли Майкла Карлеоне в трилогии «Крестный отец».

До 1995 года, у него было много захватывающих ролей в таких фильмах, как «Путь Карлито» (1993), «Запах женщины» (1992), «Море любви» (1989) и «Серпико» (1973). Родившись в Нью-Йорке в 1940 году, Пачино достиг совершеннолетия в 1955, когда кино отмечало подростковую тоску, и когда появилось новое направление в музыке – Рок-н-ролл. Юность Пачино провел в Бронксе, где узнал об организованной преступности и подростковых бандах, которые отверг, чтобы стать достойным актером.

Противоположность Пачино, играл Де Ниро, другой актер, рожденный в Нью -Йорке, только на три года позже. В последний раз они играли вместе в «Крестном отце 2», но они вряд ли встречались, так появлялись в разных кадрах фильма. Де Ниро превзошел Пачино и получил Оскар за эту роль, в то время, как Пачино – нет. Перед тем, как сыграть в «Схватке», у Де Ниро было 48 фильмов, включая «Бешеный бык» (1980), за который он был номинирован на Оскар, «Охотник на оленей» (1978), «Таксист» (1976) и «Злые улицы» (1973).

Как и у Пачино, у Де Ниро было уличное воспитание, а жизненный опыт подготовил его к аллегоричному бою на улицах Лос -Анджелеса. У двух актеров было всего два появления лицом к лицу в кадре, именно так фильм видел Манн.

Персонаж Де Ниро подобен персонажу Пачино, оба мужчины в расцвете лет, которые в равной степени хороши в своем деле. Оба мужчины понимают, что сущность их жизни не совпадает с принятыми нормами. Они отказались от серьезных отношений в пользу карьеры, они видят, что это было плохой затеей, но уже ничего не способны поделать. Они жертвы своих собственных амбиций.

Фильм начинается с того, как Де Ниро с членами своей банды запасаются оружием. Де Ниро угоняет карету скорой помощи.

Член банды, Вэл Килмер приобретает динамит. Остальные встречаются в разных местах Лос Анджелеса. Их целью была бронированная машина с более чем миллиардом долларов, с облигациями.

В то время, как банда методично выполняет свое дело, Пачино начинает день с занятия любовью с женой (Дайан Венора). После этого, говорит ей, что не может взять ее собой на завтрак, так как у него будет совещание.

Именно в этот момент Натали впервые появляется в кадре. Приходит ее отец, чтобы взять дочь на прогулку, но она расстроена, поскольку не может найти своих лент. Диалог между матерью и дочерью в духе классической Натали.

Есть хорошая линия между переигрыванием и недоигрыванием, как эта, и Натали попадает прямо в яблочко.

Угон бронированного автомобиля, взрывы, быстрые действия, являются визитной карточкой Манна, который начал свою карьеру, с написания таких тв-шоу, как «Старски и Хатч» и «Майами- бич». Перед созданием «Схватки», у Манна был хит по кассовым сборам «Последний из могикан», в котором были объединены и рассчитаны развитие персонажа и последовательность действий.

После того, как угон совершен, развитие фильма набирает обороты, и Аль Пачино становится во главе раскрытия преступления. Манн мастерски обыгрывает проблемы Пачино в отношениях, которые так мешают банде.

Любовный интерес Де Ниро заключается в женщине, которую он встретил в буфете. Ее играет Эми Бреннеман, которая сейчас снимается в телевизионном хите «Справедливая Эми», она задает Де Ниро вопрос, не против ли он отношений, которые не сможет разорвать в любой момент.

Проблемы в любовных отношениях были и у одного из членов банды, Вэла Килмера. Его жена, блондинка Эшли Джадд, устала быть замужем за мафиози. Она ищет утешения в другом мужчине, который, в конечном счете, сдает банду полиции.

Это было первое появление Натали в одном фильме с Эшли Джадд, но не последнее.

В то время, как Де Ниро играет в шашки на высокие ставки с Пачино, тот ведет с женой диалоги. Та жалуется, что муж не уделяет достаточного внимания своей семье. «Когда мы сходились, я предупреждал, что придется делить меня со всеми плохими людьми и ужасными событиями на всей планете.

- Это не сходка. – говорит она. – Это пережиток.

Пачино сталкивается с совершенно другой бедой, когда он, придя домой, находит жену, лежащую в ванной в бессознательном состоянии, пытаясь совершить самоубийство, она порезала вены на левой руке и ноге. Пачино бросается в больницу, неся жену на руках в отделение неотложки.

Один из лучших моментов фильма – встреча Пачино и Де Ниро в кафе.

Пачино произносит вслух тюремный регистр Де Ниро и спрашивает, готов ли тот вернуться к такой жизни. Де Ниро отвечает: «А ты видишь на мне клеймо рожденного проигрывать?» Каждый говорит о том, какой его жизнь стала, и Аль Пачино признается в том, что его личная жизнь – катастрофа.

Тогда Де Ниро спрашивает Пачино, как тот собирается сохранить брак, когда гоняется за такими людьми, как он. Они делятся знаниями, которые предназначены для решительного столкновения.

В конце концов, борьба Пачино и Де Ниро перейдя через насилие и неудачи в отношениях, доходит до поединка за превосходство. Победитель может быть лишь один, и они оба это знают. Для достижения своих навязчивых идей, они рискуют всем, Манн показывает это без прикрас.

Когда фильм был выпущен в декабре 1995, критики были щедры на похвалу «трехчасового эпоса». Эдвард Гутман из San Francisco Chronicle, написал: «Странно, что Манн пытается смешать психологию и насилие – но если вы возьмете его предпосылки и воспротивитесь импульсу, вы найдете «Схватку» интересной, если не слишком жизненной».

«Несмотря на маленький охват экранного времени, сцены, включающие Пачино и Де Ниро - захватывающие» - пишет Саймон Коут в Austin Chronicle. Кто-то мог ожидать их столкновения, как сил природы, которое должно войти в историю кинематографа, а двое мужчин просто понимают, что на самом деле они одинаковы.

В USA Today Майкл Кларк хвалил сценарий «редкой психологической глубины», и сказал, что он принадлежит к «пантеону полицейских фильмов».

Эшли Джадд похвалили за ее роль в фильме, но ни один из критиков не обратил внимания на Натали. Оно и понятно, ведь в боевике было столько звезд! В трехчасовом фильме у Натали было всего четыре сцены. Роль не причина вреда актерской карьере, но и пользы тоже не принесла.

После работы в «Схватке», Натали вернулась в лагерь Stagedoor Manor Performing Arts Camp. У нее было много навязчивых идей, как и у персонажей, которых играли Пачино и Де Ниро.

Несмотря на появление в двух художественных фильмах и короткометражке, Натали думала, что ей еще есть чему научиться. Она была одержима игрой;

одержима стать хорошей актрисой.

Несомненно, было в этом что-то экзистенциональное.

Еще недавно, Натали училась в школе и наслаждалась свободой в летнем лагере, и в следующее мгновение она становится кинозвездой. В значительной степени, она зависела от решения родителей, когда речь шла о выборе сценария, и о вопросах секса и насилия, но даже в юном возрасте, Натали знала, чего именно она от сценария хочет.

Едва Натали прочла сценарий «Красивых девушек», как тут же влюбилась в него, особенно в сцены, где присутствовала тринадцатилетняя Марти. «Нелегко найти сценарий, где персонажу столько же лет, сколько и тебе, - сказала Натали Лайалу Лоэнстейну, из Daily Bruin, - она умная и смешная, и у нее никогда не было секса». Для Скотта Розенберга Натали была совершенством. Было прослушано много девушек, «Для меня она – Марти», сказал Лоенстейн.

Розенберг был готов дать Натали шанс, он работал с Тедом Демме, у которого было два значительных фильма «Ставка» и «Кто этот тип?» и еще пара эпизодов на телевидении, включая «Убийство: Жизнь на улице»

1993 года. Розенберг включил новичка в звездный состав, где присутствовали: Мэтт Диллон, Лорен Холи, Тимоти Хаттон, Рози O' Доннел, Мира Сорвина, Майкл Раппапорт и Ума Турман.

Так как история происходит в Массачусетсе и по сценарию требовался снег, фильм снимали в зимнее время. Опасаясь, что в Массачусетсе не будет снега, решили снимать в Минессоте, метеорологи были уверены, что там будет много снега всю зиму. Но, как выяснилось, в Минессоте снега не было, зато в Массачусетсе выпадал. Кинокомпания внесла собственный снег.

Члены съемочной группы вырезали куски льда из озера и разбросали по ландшафту.

Снег выглядел настолько реально, что Натали, не зная, что он из грязного озера, зачерпнула горсть и съела, заставив всех биться в истеричном смехе.

Хаттон был единственной звездой, играющей с Натали непосредственно рядом. В свои 35, Хаттон был ветераном, снявшимся в более, чем тридцати фильмах, включая «Сцены повседневной жизни» (1995), «Последнее слово»

(1994), «Обыкновенные люди» (1980). Сын актера Джима Хаттона начал свою карьеру в пять лет. Также, как и Натали, которая была кокетливой девочкой, Хаттон показал себя в качестве беспокойного молодого человека. Этот персонаж в «Обыкновенных людях» принес ему Оскар. Эта общая история гарантировала то, что и Хаттон, и Натали будут иметь успех.

На другую мужскую роль был выбран Мэтт Диллон, который проявил себя, как актер тинейджер, играющий отрешенных парней в фильмах «Текс»

(1982), «Бойцовская рыбка» (1983), «Изгои» (1983). Когда фильм «Красивые девушки» был выпущен, Диллону был тридцать один год, но он сохранил молодое лицо, несмотря на приближающийся средний возраст.

Когда фильм начинается, Хаттон сидит за своим пианино и считает деньги. Очевидно, он находится не там, где ему хотелось бы. Он выходит из бара и идет на автобусную остановку, чтобы приобрести билет до Найта, штата Массачусетс, где намечена встреча выпускников.

Когда Хаттон находится в пути в родной город, его одноклассник, Диллон, который так и не решился осуществить мечту, работает снегоочестителем. Вскоре становится ясно, что у всех одноклассников не такая жизнь, какой им хотелось бы. Персонаж Майкла Раппапорта завешивает стены фотографиями моделей. Почему он должен довольствоваться обычной женщиной, когда в мире так много красавиц? – рассуждает Раппапорт.

Сцена воссоединения Хаттона с отцом напряжена: второй не знает, что сказать сыну, чтобы они посмотрели вместе гольф по телевизору. В ту ночь, когда Раппапорт берет Хаттона с собой, чтобы встретиться с другими ребятами, то говорит, что он убежден, что его девушка изменяет ему на протяжении семи лет.

Когда Хаттон прибыл в город, Натали лепила снеговика на лужайке его отца.

Первая сцена между Натали и Хаттоном произошла, когда он расчищал снег с лужайки.

- Сколько тебе лет? – спросил Хаттон.

- Тринадцать. Но у меня старая душа.

Поговорив с ним в течении нескольких минут, Натали спросила, классный ли он. Ошеломленный Хаттон ответил, что он думает, что да.

- Да. – сказала Натали и встряхнула головой. – А может, и нет.

Натали отстраняется от него, и со смехом, уходит. А он, стоит в недоумении, с чувством, будто что-то упустил что-то драгоценное, потерял то, чего у него даже и не было.

К разочарованию Хаттона, встреча одноклассников проходит уныло, с напоминаниями о неудачах в средней школе. Ничего не изменилось спустя 14 лет после выпускного. Следующая встреча Хаттона и Натали является основной сценой в фильме.

Натали спросила, есть ли у него девушка.

- Почему ты спрашиваешь?

- Не знаю. Ты свой в доску. И если я не ошибаюсь, ты вернулся сюда из за одиночества и весь в слезах к своему отцу-неудачнику.

- Да ты проницательная маленькая штучка, не так ли?

- Я ничего не знаю о маленьких штучках. Я хочу стать самой высокой в классе. Я вырасту. Я стану классной.

Вскоре, он замечает, что наблюдает за Натали из окна. Она разговаривает с мальчиком своего возраста, и когда тот уходит, то Хаттон выходит на улицу. Как ревнивый жених он спрашивает ее о другом парне.

Натали отвечает, что это просто ее одноклассник.

- Он выглядит невысоким.

- Ему двенадцать. – отвечала Натали.

В другой сцене, Хаттон и Натали идут на замерзший пруд, используемый вместо катка. Натали сказала, что когда она прибыла на съемочную площадку, то не знала, как передвигаться по льду, но к концу съемок, она уже каталась, как профессионал.

Хаттон спросил, где ее парень. Натали ответила, что они больше не вместе. Хаттон спросил, есть ли у нее кто на примете.

- Да. Ты. – ответила Натали.

Хаттон спросил, что они будут делать со своими отношениями.

«Алас, бедный Ромео, мы ни черта не знаем» - сказа Натали с усмешкой.

- Ты отправишься в тюрьму, а я буду посмешищем».

Но, конечно же, фильм не о сексе мужчины, которому за тридцать, с несовершеннолетней девушкой. Он о примирении с жизнью, со всеми ее разочарованиями и сюрпризами. Увлечение Хаттона Натали основывается на его мыслях о «красивой девушке», о ее пути во взрослую жизнь, и том, что он никогда не сможет вернуться в это время, чтобы уловить момент.

Когда к концу фильма Хаттон говорит Натали, что они останутся на связи, то говорит он это с чувством, будто в самом деле должен оставаться в контакте с самим собой.

С одной стороны, фильм проповедует глупость супермоделей, когда так много «красивых девушек» готовы к отношениям.

Женщины выразили мнение, что мужчины глупы, раз не видят внутреннюю красоту. Мужчины выразились, что это подтверждение того, что внутренняя красота не соответствует милому личику и хорошей фигуре.

Фильм был выпущен в феврале 1996 года, и отзывы были довольно хорошими. В «Красивых девушках» прелестные девушки, красивый городок, а мальчики всего лишь мальчики» писала Рита Кемпли из Washington Post.

Она назвала Натали «сенсацией» и похвалила Хаттона за его блестящую роль. О двух актерах она сказала, что они играют отношения, которые не заходят за рамки приличия. Как и фильм, их отношения нежны, трогательны и довольно-таки восхитительны.

Джанет Маслин из New York Times описала фильм, как «фильм товарищеских отношений» и «большого обмана», но похвалила за отдельные сцены, особенно Натали, сказав, что она «начинающая сенсация».

Это был режиссер Тедд Демм, который, пожалуй, лучше всех описал талант Натали. «В десять лет она собирается пробежать землю», - сказал он журналу People, - и я хочу быть одним из ее ассистентов.

В сентябре 1997, в личной жизни Натали произошли изменения.

Натали начала посещать занятия школы Syosset, на South-Woods 70, в Нью-Йорке, это городское учреждение, где около двух тысяч студентов.

Сравнения с еврейской школой были неизбежны.

В еврейской школе, в классе, как правило, было около двадцати учеников, а в Syosset было около пятисот первокурсниц. Для Натали это означало, что школа, то огромное место, где она найдет себе новых друзей.

Для Натали это означало быть собой.

Школа Syosset является необычной в нескольких отношениях. Хотя она и государственная, но расово разделена, как и любая другая школа на юге до движения за гражданские права. В 2000 году, там было 85,5 % белых учащихся, 1% испаноязычных, 13, 3 «других» регистраций, и лишь 0, 3% черных. Только 1% учителей попадают в меньшую категорию. Другое дело, что разницу составляло соотношение ученик-учитель, число 12 – более низкое, чем среднее.

У половины учителей были докторские степени, в результате чего, средняя заработная плата составляла почти 70 000 $, что превышает гос.

бюджет на 48, 115 $.

Возможно, из-за указанной разницы, школьные чиновники не хотят обсуждать ее в СМИ. Телефонные звонки журналистов остаются без ответа.

Школа Syosset была расположена на острове, и в культурном и институциональном смысле, расположена вдали от государственных школ в других штатов.

Если судить справедливо, то нет никаких признаков того, что Натали и ее родители обратили внимание на школу Syosset из высших соображений.

Напротив, Натали практически отчаянно пыталась вырваться из разряженного воздуха еврейской школы, где она училась. При зачислении в государственную школу Натали надеялась, наконец, войти в реальный мир.

Натали сделала все, чтобы выглядеть гармонично. Она присоединилась к команде, как звезда, чтобы стать одной из «девушек».

Конечно же, все знали ее, как студентку Натали Хершлаг, но не как кинозвезду Натали Портман. Все прошло для нее без особых усилий.

«Натали нормальный ребенок, который стремится к нормальной жизни»

- сказал Авнер Хершлаг Newsday. «Нужно отдать должное Натали, раз она способна держаться на ногах». Студенты согласились. В Syosset подавляющем большинстве, люди Натали уважали. Анри Стерн, редактор школьной газеты, сказал: «Натали была дана возможность расти также, как и все остальные».

За первый год у Натали появилось полдюжины друзей, и мальчиков, и девочек. Ей нравилось заниматься с мальчиками спортом, особенно играть в футбол, а с девочками она любила обсуждать подростковые проблемы. Она думала, что ни одного из ее друзей не заботило то, что она актриса. Отделить поклонников от настоящих друзей было легко.

Но не все было идеально. Некоторые ученики старались найти повод, чтобы доставить Натали трудностей. Одна девочка распространяла слухи, говоря, что людям приятно общаться с Натали только потому что она кинозвезда. Эффект был произведен, и теперь ученики боялись заговорить с ней, только чтоб она не подумала, что они к ней подлизываются.

Она попыталась обсудить этот вопрос с девушкой, которая всегда держала вокруг себя ограниченный круг людей, но для Натали было очень трудно к ней приблизиться.

Лучшей подругой в том году у Натали была Рейчел Ньюмен, которую Портман описала, как «очень, очень, очень умную». У них было много общих интересов, особенно в музыке. «Она удивительная и классная» сказала Натали журналу Sassy. «Мы всегда говорим одновременно, читаем мысли друг друга и ощущаем чувства друг друга. Мы можем говорить на интеллектуальные темы, а в следующую секунду будем хохотать».

Однажды вечером, Авнер повел Натали и Рейчел на концерт Аланис Морриссет, это был отеческий жест, а прибыв на место, он увидел, что был самым старым мужчиной из прибывших. Как и любого отца девочки подростка, его было легко понять.

В отличие от большинства девочек ее возраста, Натали была близка с родителями.

Это потому что они относились к ней, как другу, нежели к дочери. Это были отношения которые бы дали проблемы в дальнейшем, а тогда, казались просто идеальными. «Лучшая часть дружбы с родителями, это то, что бы ты ни делала, они все равно будут тебя любить». - сказала Натали в интервью. «И не важно, что они станут делать, я буду их любить».

Первый год в Syosset был трудным, Натали старалась сосредоточиться на учебе, иногда это давалось трудно. До февраля 1996-ого оставалось время, а реклама «Красивых девушек» держала Натали на ходу. Иногда мешая учиться.

Первое крупное интервью Натали произошло в феврале 1996 года, на шоу Дэвида Леттермана. Гостем был актер Алек Болдуин, он оставался на съемочной площадке и мог сидеть рядом с Натали, из-за этого, она выглядела, как бутерброд, сидя между Дейвом и Алеком.

Псевдо-Лолита, коей Натали была, воспользовалась ситуацией, сказав Леттерману, что она со своими друзьями взяли в прокате фильм «Трое» и стали смотреть в доме одной из ее подруг.

«Там была сцена, где они собираются втроем» - стала объяснять Натали.

«И в этот момент, ее мама вошла в комнату. Подруга вскочила, сказав что-то вроде: «Это не «Реальность кусается» и мама вышла».

Леттреман спросил ее о школе. Натали сказала, что у нее должен был быть тест по английскому (шоу Леттермана начинается в 11:30 по восточному времени), но учитель не пришел, потому что, он, вероятно, болен. Заданием было прочесть книгу о путешествиях, а затем написать по ней эссе.

По совету своего учителя истории, она читала роман Джека Керуака «В дороге», роман о разбитом поколении. Фактически, она не спала всю ночь, чтобы дочитать.

Леттерман спросил, хорошо ли читать такие книги в девятом классе.

«Это как наркоманская книга», - сказала она. «В каждой главе люди употребляют героин, кокс, а затем, курят немного чая».

Леттерман спросил, окажет ли книга хорошее влияние.

«Мне порекомендовал ее мой учитель истории, и я спросила что-то вроде, «Зачем вы порекомендовали мне ее?» Он просто добрый и чудаковатый, думаю».

Хотя ее комментарии об учителе были хорошо приняты публикой, когда Натали пришла на следующий день в школу, то ее учитель был не в восторге, что его назвали «чудаковатым» по национальному телевидению. По словам Натали, он оставался недоволен ею весь оставшийся год.

Спустя две недели Натали появилась на телевидении в шоу «Доброе утро, Америка». Лундин сказала аудитории, что встречала Натали и раньше, когда ее дочь и Натали посещали вместе летний лагерь в Stagedoor Manor, в северной части Нью-Йорка. Целью интервью было продвижение «Красивых девушек» - это было сделано при помощи клипа – но интервью само по себе было бессвязным и несфокусированным. Лундин прежде всего хотелось знать, почему Натали стала актрисой, и как решала за какие роли браться.

Натали была терпелива с Лундин, объясняя все уже который раз. «Удачи». – сказала Лундин в конце интервью.- «Я хотела сказать, что ты была совершенно невероятной в этом фильме».

Девять дней спустя Натали завершила свой телевизионный тур на Вечернем шоу Джея Лено. Она впервые давала ему интервью, она приехала с планом атаки (у Леттермана и Лено разные стили общения с детьми и подростками;

Леттерман использует замечания, чтоб высмеять себя, а Лено вступает в состязание. В итоге это было самое странное интервью в карьере Натали.

После того, как Натали вышла в студию и обменялась рукопожатиями с предыдущим гостем, квотербеком Dallas Cowboys, Троем Айкманом, она пошла к наступлению. Не успел Лено начать интервью, Натали пожаловалась, что ей неудобно, и спросила, может ли она поменяться с ним местами. Они пересели, и Лено сел рядом с Айкманом. Натали крутанулась в кресле и начала задавать вопросы, как если бы она была ведущей.

Лено взял контроль над интервью.

Ленно спросил, есть ли у Натали домашние животные. Она сказала о своей собаке Нудле, которая перенесла несколько операций.

Когда Лено попытался отшутиться, спрашивая об операции собаки, Натали пошла в наступление. Она отрицала, что у собаки когда-либо была операция, зато сказала, что та получила «шип в свою задницу». Это было время, когда собака ела слизняков, и ее рот слипся, так что, пришлось идти к ветеринару. Натали объяснила, что Нудлю удалили анальные железы, так как та метила территорию.

После этого, аудитория застонала.

«Она начинала метить, думая, что мы на ее на территории, а это - в самом деле ужасный запах», - сказала Натали. - «Таким образом, мы должны были удалить ей анальные железы».

После слова «задница», Натали отбросила все карты и была готова обсуждать секс. Она никогда не поднимала эту тему сама, но приоткрыла дверь, сказав, что была обнаружена на Шоу Джерри Спрингера, как ребенок со странными способностями.

Лено увлекся.

- Ты была на шоу Спрингера? – спросил он недоверчиво.

- Нет! – воскликнула Натали. – Вы такой доверчивый!

- Вот как у стариков возникают неприятности с молодыми девушками. – отвечал на это Лено.

Лето 1996-ого было для Натали самым оживленным. Все началось июня, на пятой ежегодной церемонии MTV, на которой Натали появилась в качестве ведущей. Она не получила ни одной награды за свои роли – награду взяла Алисия Сильверстоун за роль в «Бестолковом» - но она произвела сенсацию, появившись на дорожке с Патрисией Аркетт, которая, одев черное резиновое платье, заставила аудиторию задыхаться. Натали была одета более консервативно, но ее яркое лицо и самообладание ослепили публику. Вместе это было хитом шоу.

В этом году у Натали предстояло два проекта «Марс атакует» и «Все говорят, что я тебя люблю», но перед началом работы, Натали отправилась на летние занятия в Stagedoor Manor. Когда все последующие 12 месяцев Натали были расписаны, можно было бы подумать, что она была готова вернуться и просидеть на «заднице» всю первую половину лета, но это было не для нее.

Было невыносимо убивать время дома, со своими родителями, которые конкурировали за право проводить время с дочкой. Она постоянно была в движении. Кроме того, она беспокоилась о предстоящей роли в фильме «Все говорят, что я тебя люблю», и хотела попрактиковаться в мюзикле в Stagedoor Manor.

В лагере Натали получила главную роль в постановке «Кабаре» о музыке в Берлине во время прихода к власти Гитлера. Она сыграла Салли Боулз, у которой был роман с американским писателем, который заметил ее после того, как девушка была уволена из клуба, в котором работала.

«Кабаре» был выпущен впервые в 1966 году и выдержал представлений. Это был один из любимых мюзиклов Натали, он предоставил ей возможность петь и танцевать. Оказалось, ни один из этих навыков не сыграет важную роль в ее новом фильме, но она этого не знала и стремилась набраться опыта.

Лагерь был больше, чем просто изучение работы на сцене. Для Натали, это было время, чтобы побыть с друзьями в условиях, не контролируемых родителями. Но и не было того, чтобы ей хотелось совершить что-то безумное.

Было только желание быть свободной, самостоятельно принимать решения, без утверждения ее родителей.

Натали и ее подруге Лорен, из средней школы Syosset, было весело в лагере, даже, когда они находились на сцене, хотя иногда, это самое «весело», начиналось, как нечто другое. Во время одного исполнения, когда Натали и Лорен танцевали на стульях вместе с другими, и Лорен, слишком высоко задрав ногу, упала, задев другу девушку. И хотя они упали, возможно, со сломанной рукой и ногой, Натали с остальными продолжали танцевать. Ни одна из девушек не была травмирована и позже, они уже могли посмеяться над этим случаем, но тогда, это было, как крушение поезда. Две девушки, крадучись, покинули сцену, намокшие и совершенно униженные.

Через несколько лет Натали показала кассету с инцидентом на Шоу Опры Уинфри. Аудитория взревела от смеха, а Натали была удивлена, когда в студии появилась Лорен. Когда Лорен вышла, и две девушки попытались усесться на диване вместе, произошло нечто спастическое, заставив Натали сесть на подлокотник.

«Две маленькие задницы в одном кресле», - Опра ухмыльнулась.

У Тима Бертона была книга комиксов – отличный подход к фильмам. Он начал свою карьеру еще когда учился в Калифорнийском институте искусств на стипендию Disney. Его первой работой для Дисней был традиционный мультфильм «Лис и охотничий пес», выпущенный в 1981 году, году, когда Натали первый раз глотнула воздух.

Вскоре, компания позволила Бертону работать над собственными проектами, первый из которых – «Большое приключение Пи-Ви», ставший хитом в 1985 году. После был «Битлджус» (1987), затем «Бэтмен» (1989). В начале 90-ого года были хиты «Эдвард руки-ножницы», «Бэтмен возвращается» и «Эд Вуд».

Когда Натали было предложено участвовать в пробах, она была в восторге, Бертон был не только одним из самых передовых режиссеров Голливуда, но и тем, у кого в фильмах всегда было много звезд:, которые поразили Натали и ее родителей: Джек Николсон, Гленн Клоуз, Аннетт Бенинг, Пирс Броснан, Дэнни ДеВито, Мартин Шорт, Сара Джессика Паркер, Майкл Дж. Фокс, Род Стайгер, Том Джонс и Джим Браун.

Натали дали роль Тэффи Дейл, дечери-всезнайки Президента Дейла (Джек Николсон) и первой Леди Марши Дейл (Глен Клоуз).

Николсон чаще играл роли подлых, разработчиков и карманников. У Николсона было две премии от Академии за роли в фильмах «Пролетая над гнездом кукушки» (1975) и «Слова нежности» (1983). Но в последние годы, некоторые актеры стремились вывести из кинотеатров людей, которые были подростками в 20-х годах. У всех фильмов Бертона был менталитет, как у комиксов, что обеспечивало молодую аудиторию, и «Марс атакует», казалось, продолжит эту традицию.

У Гленн Клоуз была подобная ситуация. У нее был большой взлет в «Большое разочарование», за который она получила номинацию на Оскар, а в 1983 «Роковое влечение, за который также была номинация. Хит по кассовым сбором «Роковое влечение» повысил ее акции в 1987.

«Марс атакует» был написан в качестве пародии на научную фантастику, жанр, который был основан в Голливуде в 1950 г.

Сюжетная линия взята прямо из коммиксов: марсиане вторгаются на землю во время дебатов политиков и медиа, насчет того, должны ли захватчики быть приняты, или же нет, общество распадается, а марсиане поступая логически, начинают все выжигать.

Первая сцена Натали происходит в самом начале фильма. Клоуз говорила с декоратором о реконструкции комнаты Рузвельта. Натали, лежащая на кровати (она или лежит, или сидит на протяжении всего фильма) и слушала разговор матери с очевидным пренебрежением. «Это не твой дом, мам», - говорит она.

В принципе, роль Натали заключалась в том, чтобы показать единственного взрослого человека в фильме. Она в основном или шутит, или выдает резкие остроты, и сцены длятся несколько мгновений. А самая большая сцена – Натали стоит на ступенях Капитолия, в окружении развалин и награждает медалью Конгресса двух героев. Она благодарит «за спасение Земли от марсиан» и целует первого в щеку.

- Вы не должны целовать меня, если не хотите. – говорит второй.

- Я должна. – говорит Натали.

Позже, она спрашивает, есть ли у него девушка.

Когда «Марс атакует» был выпущен в 1996 году, критики разрывались между восхищением и уважением к режиссеру и тем, чтобы говорить правду.

Большинство сказали правду. Джанет Муслин из New York Times: « «Марс атакует» всего лишь парад скетчей и гэгов, более странных, чем смешных, а чаще всего, просто плоских». Entertainment Weekly заявил, что комиксу Бертона «не хватает энергии;

во всяком случае, все так же безжизненно, как и то [что] пародируется».

Уолтер Аддиего из San Francisco Examiner выразил Бертону свое уважение за его талант режиссера и «странное видение», но также отметил, что ожидал большего. Тем не менее, он отдал Бертону честь за одну сцену, которая была одной из «самых дрянных и сюрреалистичных, каких я видел довольно немало в фильмах».

Когда Натали пришла в кинотеатр, то была в ужасе, но по несколько другой причине, чем критики. «Мое лицо было в 10 футов высотой, и маленький прыщ казался огромным, как мозаика» - сказала она Джейн Пратт.

Для евреев, Аллен, практически ходил по воде (за исключением, когда он попадает в передряги в отношениях с детьми жены). Поэтому, когда агент Натали сказала, что та должна пройти прослушивание для нового фильма Аллена «Все говорят, что я тебя люблю», родители потребовали чтоб она это сделала.

Это же Аллен, черт возьми!

Но Натали не сказали, что она должна будет петь. Также, ходили слухи, что Аллен дает не весь сценарий, а лишь ту часть, где играет конкретный актер. Хуже того, Аллен не всегда пишет диалог.

Он дает актерам импровизировать.

Наконец, Натали нашла в себе мужество пойти на прослушивание. Когда она вошла в комнату, Аллен протянул руку и представился.

Затем он представил Натали трем другим людям в комнате. Она улыбнулась, и сказала, что ее зовут Натали. Аллен не видел ни одного из ее фильмов, но он был впечатлен тем, как она выглядела, тем, как следила за собой. У него было к девушке всего три вопроса.

- Где ты живешь?

- Лонг Айлэнд.

- Сколько тебе лет?

- Пятнадцать.

- Ты свободна осенью?

- Да, у меня будет перерыв от школы.

- Спасибо. – сказал он. – Созвонимся.

Для Натали это был самый легкий тип интервью. Никто не просил ее прочесть сценарий. Никто не просил ее петь, или танцевать.

Так это мюзикл? Никто не спросил ее, как она будет чувствовать себя в мюзикле. Какой Натали была в том возрасте, она пришла в замешательство ответив на вопросы, которые считала важными, но ей не была дана возможность самой задать вопросы, но она усмирила свои опасения и сомнения.

Конечно же, Натали ответила «да».

Когда ее часть сценария пришла, это было как самый ужасный ночной кошмар. Все сцены были групповыми, и Аллен хотел взаимодействия Натали с другими актерами.

Сцены улиц были сняты в Нью Йорке, в то время, как интерьер – за несколько недель съемок, - в Париже. Натали использовала поездку в образовательных целях, и посетила мемориал жертвы Холокоста Анны Фрэнк. Как и некоторые американские дети шестидесятых, так и Натали была «ребенком» Холокоста. Это имело значение в ее жизни.

«Все говорят, что я тебя люблю» был типичным фильмом Аллена, но не похожим на предыдущие работы. В далеком 1995 году, Аллен претерпел стресс и унижение, из-за вынесенного на огласку разрыва с Мией Фэрроу и женитьбой на ее приемной дочери Сунн-И. У него не было хитов с тех самых пор, как «Энни Холл» и «Манхеттен» сделали его легендой кинематографа.

Ему было необходимо что-то новое и свежее.

На главные роли в фильме «Все говорят, что я люблю тебя», были взяты Алан Алда и Голди Хоун, они играли богатейшую парочку, которая встречалась, чтобы обсудить проблемы членов своей семьи, включая Натали Портман и Дрю Бэрримор (которая влюбилась в бывшего заключенного, приглашенного на вечеринку родителями девушки, в качестве демонстрации своего свободомыслия и либерализма).

Нортон играет жениха Бэрримор – бывшего заключенного. Сам Аллен играет бывшего мужа Хоун, который в Париже влюбляется в восхитительную невротичку Джулию Робертс.

В отличие от других фильмов, в этом было самое большое количество звезд, которые принесли кассовые сборы.

У Алда было двадцать фильмов, два из которых у Аллена «Загадочное убийство на Манхэттэне» (1993) и «Преступления и проступки» (1989) – но он не появлялся в фильмах до «Времен года» (1981). Голливудский тип «чувствительного» мужчины, он очень хотел сделать из этого символа что-то новое в своем новом мюзикле.

Хоун в большей степени придерживалась такой же позиции. Она появилась всего в десяти картинах, после успешного в 1980 году «Рядового Бенжамина», но ни один из них не был запоминающимся. Ее лучшими работами в далеком 1969 и 1975 годах были работы в фильмах «Цветок кактуса» и «Шампунь». Но, как и Алда, она была готова к проблемам в нетрадиционном мюзикле, в котором она могла лететь по небу и, когда необходимо, сыграть головокружительную блондинку в «Хохмах Роуэна и Мартина», роль, которая привела ее к успеху.

Фильм начинается с того, что Бэрримор и Нортон кидают монеты в фонтан, а затем идут по улице и поют песню в стиле Джина Келли. Все актеры поют сами, за исключением Бэрримор, за которую это делает профессионал.

Натали появляется, когда звучит вступительная песня, и девушка выходит из магазина с одной из сестер. Она произносит одну из своих первых строк: «Пожалуйста, только без унизительных сцен».

Следующая большая сцена Натали – семья за обедом. Альда и Хоун обсуждают предстоящую свадьбу Бэрримор и Нортона (они задаются вопросом, не слишком ли она молода, чтобы вступать в брак) с другими детьми, у каждого из которых сове представление о браке. В отличие от других, которые сидят за столом, Натали стоит в стороне и ест бутерброд. В сцене, что называется, для импровизацией, была очевидная неловкость, когда Натали удалась всего одна фраза: «О, этот носатый», что было ссылкой на Нортона. Она выглядела так, словно кошка ходит по раскаленной мостовой.

По ее лицу видно, что она теряется.

Далее следует кошмарная сцена, ранее, у Натали не было ничего подобного. Она бежит по пляжу в бикини! Бедная Натали! Она, возможно, думала, что умерла и оказалась в кинематографическом аду.

Самая запоминающаяся сцена происходит в тот момент, когда Натали узнает, что парень, в которого она влюблена, интересуется кем-то другим.

Возвращаясь к роли в летнем лагере, Натали поет первую строку из «Я свободна в любви». Она поет сильным голосом и с закрытыми глазами, затем оставляет вас, оставляя желать большего.

Песня начинается от Натали до Альды и до Нортона, каждый добавляет свою строку, пока наконец негр, читающий рэп, не завершает песню.

После этого была большая сцена танцев, где мужчины и женщины стали выглядеть, как Грунчо Маркс. В традициях голливудского мюзикла, каждый пришел к приблизительно счастливой жизни «Все говорят, что я тебя люблю», был не самым лучшим опытом Натали, но она знала, что во внимание взяты и ограничения по ее роли в фильме. Но когда интервьюер спросил, как ей работалось с Алленом, она ответила честно, хотя и в скромной манере.

- Он [Аллен] мне на самом деле нравится, но я не знаю, что я делала. – сказала Натали журналу Empire. – Мне нужно руководство, мне нужна помощь. Я совсем не смешная. И я не сильна в импровизации.

Мнения критиков по поводу фильма разделились. Рита Кемпли из Washington Post назвала его «вялым фестивалем мелодий, выполненным, практически с вокальным вызовом». Майк Кларк из USA Today: «Если взорвать песню не в силах зрителя, то это сладкое тщеславие будет, словно клей на лице до тех пор, пока решающая последняя сцена не попадет во внимание». The New York Times назвал Натали и Гэби Хоффман «маленькими лолитами, которых обожает камера», не актуальными в драме Аллена, играющего стареющего мужчину.

Хвалебные отзывы не препятствовали кассовым сборам, а фильм, позже, в 2001 году, был вовлечен в судебный процесс, в котором Аллен поручил своему давнему другу и продюсеру Джину Доминьяну предоставить достоверную информацию о сборах фильма. Есть такие ситуации, когда вы уже не можете просто петь и танцевать.

После неудачной роли в фильме, Натали появилась в Вечернем шоу Дэвида Леттермана 28 ноября 1996 года. Когда она села в кресло рядом с его столом, Леттерман посмотрел на монитор и сделал Натали комплимент о том, как она хорошо выглядит на экране. Он смотрел фильм, но, казалось, ему было нечего сказать по этому поводу. Натали сказала, что это «невероятно забавно», но после, то, о чем она говорила, была ее поездка в Париж и некоторые сцены фильма.

Самым забавным в интервью было обсуждение ужина в честь дня благодарения. Натали объяснила, что она вегетарианка и не ест индейки. Она также сказала, что мама не разделяет ее вегетарианства, но старается приготовить пищу, которая бы понравилась всей семье. «Она готовит вегетарианскую пищу, - сказала Натали. Вы вообще знаете, что индейку культируют, а в задницу ей вливают в соки».

Со словом задницу, Леттерман повернулся к монитору, выглядя при этом шокированным и недоумевающим. «В задницу?», повторил он, «Это так?»

Шаффер сомневался в том, что мог сказать такое на телевидении.

- Я поговорю об этом с мамой. – сказал Леттерман. – Во имя Бога.

Натали рассмеялась вместе с аудиторией. Когда смех прекратился, Леттерман сменил тему. В конце интервью Натали пожаловалась, что в студии холодно. Она одела пару рукавиц, которые у нее были при себе.

- Знаешь, ты не будешь мерзнуть, если станешь есть мясо. – сказал Леттерман.

Когда интервью было окончено, Натали улыбалась. Ей нравилось делать это, в отличие о тех женщин, которые любили давать комментарии. И если бы она была парнем, то хотела быть стать таким, как Леттерман, когда вырастет.

Глава АННА ФРАНК ЗАМЫКАЕТ КРУГ Говоря с точки зрения кинематографа, 1997 год начался с «большого взрыва». В январе кинорежиссер Джордж Лукас выпустил обновлённую версию своего блокбастера двадцатилетней давности, «Звёздные войны». С новыми сценами, улучшенными спецэффектами и отцифрованным музыкальным сопровождением, фильм привлёк новое поколение фанатов, большинство из которых даже не появилось на свет во время выхода первых вариантов на экраны кинотеатров. В числе первых зрителей была и Натали Портман, которая прежде не видела фильмов «Звёздных войн», даже просто по телевизору. У неё была причина для подобного интереса – профессиональная. Она была заявлена на главную женскую роль в следующей «Звёздной» трилогии, начало съёмок первого эпизода которой было намечено на лето. Также она подписала контракт на участие в бродвейском спектакле, стартующем нынешней зимой: «Дневники Анны Франк». Натали и её родители за прошедшие пару лет усвоили ценный урок:

появление в кадре с именитыми актёрами ещё не означает бесплатный билет к славе. Натали исполнила второстепенные роли в четырёх фильмах в 1995 96 годах - «Схватка», «Красивые девушки», «Марс атакует!» и «Все говорят, что я люблю тебя» - но когда появлялись отзывы, её имя практически не упоминалось, за исключением «Красивые девушки», где критики почти единогласно согласились, что её выступление там было очаровательным.

Фильм, которым она была наиболее знаменита («Леон/Профессионал»), не стал для неё пропуском в списки больших актёров.

Натали также поняла, что быть участницей создания фильма вовсе не является гарантией того, что всё пойдёт гладко. После её согласия на исполнение роли Джульетты в киноадаптации «Ромео и Джульетта» База Лурманна, уже в ходе производства она была устранена, потому что щепетильное руководство «Twenty Century Fox» решило, что она выглядит слишком молодо для своей роли. Вообще-то, они были куда более прямолинейны: когда они просмотрели сцену поцелуя между Натали и Леонардо Ди-Каприо, они сказали, что это больше напоминает совращение малолетней. Как следствие, роль забрали у Натали и передали Клэр Дэйнс.

Несмотря на разочарование из-за «Ромео и Джульетта», Натали, в целях продвижения, нуждалась в большем количестве ролей, которые позволили бы её карьере устояться и не играть на руку популярности других людей, раскрывая её собственные таланты.

«Звёздные войны» и «Дневники Анны Франк» представляли собой существенные изменения в самой сути её актёрской карьеры. И, хотя исполнение на сцене Анны Франк не приносило больших денег (это было дело для души), Натали моментально стала миллионершей, когда приняла предложение о центральной роли в Звёздной трилогии. Что шестнадцатилетний ребёнок сделал бы с миллионом долларов? Мы никогда этого не узнаем, по крайней мере, на примере Натали: её родители мудро оградили эти деньги от неё. Они никогда не покупали для неё ничего на деньги с её гонораров, предпочитая относиться к дочери, как к обыкновенному подростку. «Если они говорили мне ‘нет’ на какую-то просьбу, а я настаивала, что куплю это на собственные средства, меня наказывали», рассказывала она USA Today. Всё деньги хранились её родителями в целости (да и разве были другие варианты?) Слухи циркулировали среди представителей киноиндустрии ещё со времён «Леон/Профессионал», что Авнер и Шелли, один из которых всегда находился на съёмочной площадке при дочери, пока она работала, были людьми, с которыми трудно иметь дело, но, вероятно, это всё было преувеличением. Многие просто используют родителей, чтобы влиять на детей, а затем выпускают из процесса. Так что истории семей детей-актёров не самые прославленные, и чета Хершлаг слишком проницательны, чтобы полагаться в этом на волю случая, ведь благосостояние их дочери было поставлено на карту. В любом случае, они заслуживают восхищения за то, как лелеяли мечты девочки, защищая её от реальности. В действительности, это не самая простая вещь на свете.

Натали смеётся, когда читает или слышит мнения о том, что киноиндустрия обязательно испортит её. «В большей степени, мне кажется, она помогла мне остаться невинной», рассказала она Лесли Беннетт из Vanity fair. «Меня никогда не было дома, пока мои друзья осваивали вредные привычки. Я-то всегда была окружена взрослыми, которые не курят, не ругаются, не делают ещё каких-то вещей в этом роде, рядом со мной. И я не делаю ничего, что вредило бы мне».

Натали в значительной мере зависит от поддержки её друзей. Даже будучи столь близкой с собственными родителями, после всего сказанного и сделанного, она понимает, что этого всё-таки недостаточно для её перехода от детства к взрослой жизни. Она знает, что этот путь может пройти только с помощью ровесников. Дружба Натали уникальна. Она описала её, как силу, которая довлеет над ней и повышает ценность её жизни. Она имеет дружеские отношения как с людьми, так и с книгами, музыкой, фильмами. И она знает, что эта «дружба» хороша, потому что не может жить без этого.

Лучшим показателем того, насколько близки вы к Натали, является её бумажник, где она носит фотографии родителей, друзей и одноклассников.

Если ваше изображение в её бумажнике, вы можете быть уверены, что вы и в её сердце. Ходят слухи, что она также имеет и фотографии, где позировала с Джулией Робертс и Дрю Бэрримор.

Мало кто из людей заранее планирует стать кинозвездой, режиссёром или продюсером. Бывает, это само происходит, как результат другой деятельности. Например, так случилось с Джорджем Лукасом, который вырос на ранчо в Калифорнии и оставил старшую школу с намерением стать профессиональным автогонщиком. В связи с несчастным случаем, этой мечте не суждено было воплотиться, вынудив Лукаса отправиться учиться сперва в младший колледж Модесто, а затем в Южно-калифорнийский Университет, где он поступил в киношколу. Он преуспел, пока учился на режиссёра, создавая короткие, технологичные фильмы, один из которых выиграл первый приз на национальном студенческом кинофестивале в 1967-68 годах. В результате этой победы, Лукас удостоился стипендии Warner Brothers и возможность стажироваться у режиссёра Фрэнсиса Форда Копполы.

Мужчины стали друзьями, и в 1969 сформировали собственную компанию под названием American Zoetrope. Они сделали полную версию студенческих фильмов Лукаса, THX:ii^8, но каким-то образом это обошли вниманием.

Несколько лет спустя, не имея совместных фильмов для American Zoetrope, Коппола соглашается на предложение снять фильм «Крёстный отец», и Лукас решает сформировать собственную компанию – Lucasfilm Ltd.

Первым проектом его новой компании в 1973 году стал фильм «Американские граффити», сценарий к которому он написал сам. В главных ролях совсем ещё зелёные актёры (Харрисон Форд, Синди Уильямс, Ричард Дрейфус), а также ветеран телевидения – актёр Рон Ховард из популярного сериала «Шоу Энди Гриффита». Лента была воспринята, как лучший молодёжный фильм, когда-либо созданный. Она получила Золотой глобус и пять номинаций на награды от Киноакадемии.

На волне успеха «Американские граффити» Лукас начал писать сценарий для научно-фантастического фильма в лучших традициях «Флэш Гордон» и «Планета обезьян». Озаглавленный «Звёздные войны», проект отличался от остальных когда-либо созданных тем, что опирался на ослепительные спецэффекты и новейшие методы съёмки. Концепция была такой передовой и смелой, что Лукас затратил огромное количество времени, чтобы найти компанию, которая поддержала бы его. Наконец, 20 Century Fox дала ему зелёный свет, но только если он согласится снимать фильм бесплатно, с перспективой на кассовые прибыли. Лукас с готовностью согласился, чтобы создать фильм, который побил все рекорды кассовых сборов и выиграл сразу семь наград Киноакадемии.

Лукас отснял ещё два фильма серии «Звёздные войны» в 83-ем, и он объединился со Стивеном Спилбергом, чтобы начать новую франшизу – о приключениях археолога по имени Индиана Джонс. Первый фильм серии, «Индиана Джонс: В поисках утраченного Ковчега», был выпущен именно в 1981, в том самом году, когда родилась Натали Портман.

Заключительный эпизод «Звёздные войны. Возвращение Джедая» был выпущен в 1983, и Лукас отложил мысли о продолжении истории более чем на десятилетие. Так как оригинальная трилогия начиналась с 4-ой части, у него всё ещё оставались три части приквела, над которыми следовало потрудиться. В 95-ом году, когда Натали было всего четырнадцать, он пригласил её на главную женскую роль во всех трёх оставшихся эпизодах.


Почему Лукас сделал ставку на молоденькой актрисе, снявшейся лишь в одном фильме, рискуя успехом всей франшизы? Потому что он увидел великолепие её актёрского мастерства, и возможность для неё вырасти вместе с её ролью. Первый эпизод трилогии будет снят в 1997, когда ей будет шестнадцать. Второй эпизод – в 1999, в восемнадцать лет. Завершающий – в 2002, в двадцать один. Объясняя своё решение в Los Angeles Times, Лукас сказал: «Натали очень разумная, многообещающая, она очень сильный человек, несмотря на свой юный возраст. Мне нужен кто-то, кто сыграет четырнадцатилетнюю девочку [в первом эпизоде], на которую возложена ответственность править целой планетой, и кто сделает это правдоподобно».

Тем не менее, Натали не спешила соглашаться на такие длительные съёмки. Для девочки, никогда не смотревшей «Звёздные войны», эта тема значила немного. Она быстро уяснила, насколько важна Звёздная серия, однако, это была не единственная причина для размышления. Невзирая на определённый успех в кино, она всё ещё не решила, что свяжет своё будущее именно с актёрской карьерой. Обожание зрителей, которое она получала после появления на экранах, не являлось основополагающим. Натали была ребёнком, но уже понимала это. Её заботила не меньше необходимость получить образование и найти своё место в жизни, где она могла приносить пользу человечеству. Это отношение передалось ей от отца, которого она очень любила и уважала. Поразмыслив над предложением пару недель, Натали согласилась на съёмку в фильме, но только если он будет сниматься в летние месяцы, чтобы не прерывать её учёбы. Лукас подошёл к просьбе с пониманием, и Натали подписала контракт, который включал её в его кинопроизводство на ближайшие семь лет.

Летом 97-го, когда стартовали съёмки «Звёздные войны. Скрытая угроза», Натали не была уверена, чего ей ожидать от процесса. Никогда прежде она не снималась в фильме, где технология имела не меньшее значение, чем качество актёрской игры или сюжета.

Натали была выбрана, чтобы исполнять разом как бы две роли:

королевы Амидалы и Падме Наберрие. На самом деле, это были два подростка с одним лицом. Когда королева хотела действовать инкогнито среди своего народа, она принимала личину Падме, королевской служанки, в свою очередь, одна из служанок тогда исполняла роль королевы. Так как по этикету у королевы в публичных местах всегда ритуальный раскрас на лице, смена ролей оказывается куда реальнее, чем может показаться. Актриса, нанятая играть служанку, на деле, так никогда её и не играла, когда говорила свой текст или появлялась в кадре исключительно как королева Падме.

Запутались? Не расстраивайтесь. Даже мать Натали путала её раз или два, когда оставалась на съёмочной площадке в перерывах, и болтала с дублёршей, думая, что это её дочь.

Прежде чем Натали прочла сценарий, Лукас настаивал, что есть два аспекта, которые ей следует считать первичными в её персонаже. Перво наперво, это внешний вид Амидалы. Так как большая часть успеха первых фильмов была связана с визуальными ощущениями, Лукас хотел, чтобы его королева оставила свой отпечаток в памяти зрителя внешне. Макияж королевы был важной частью её образа, придавая ей экзотический вид, делая акценты на выбеленном лице. Верхнюю губу Натали покрывали красным блеском, нижнюю – белым, а также красной полосой прямо посередине. Ей нравилось, как это смотрелось, однако, возникали затруднения с тем, чтобы помнить, что нельзя поджимать губы, если она не хотела размазать всё в сплошной розовый цвет. Чтобы сохранить её губы свежими, визажист был рядом на протяжении всех съёмок, обновляя косметику. В любое время, вздумай Натали поговорить с кем-то за кадром или перекусить, макияж должен был быть тут же подправлен.

Вторым аспектом был тяжёлый костюм. Из-за немалого веса, Лукас нанял человека, который следовал за Натали, чтобы в нужный момент поднять шлейф её юбок. Чтобы Натали могла посещать уборную без затруднения, костюмер придумал крючки на платье таким образом, чтобы она могла выскользнуть из одежды в мгновение ока.

Лукас хотел также, чтобы «королевское» звучание Натали отличалось от прежних её экранных ролей. Он попросил Натали поработать с профессионалом относительно её акцента, чтобы тот не казался принадлежащим какой-то конкретной географической точке. Она тренировалась также, пересматривая классические фильмы с Лорэн Бэколл, Кэтрин Хёпберн и Одри Хёпберн в главных ролях. Натали хотела перенять у них, как играть королев и как говорить наиболее женственно.

Другие главные роли в «Призрачная угроза» исполняли Лиам Нисон (Квай-Гон Джин) и Юан Макгрегор (Оби-Ван Кеноби). Ирландец по происхождению, ростом выше ста девяноста сантиметров, Лиам Нисон казался маловероятным кандидатом для исполнения роли рыцаря джедай.

Хотя он запомнился зрителям в 1981 году по фильму «Экскалибур», дальнейшая его карьера была весьма посредственной, пока он не был приглашён Стивеном Спилбергом на роль Оскара Шиндлера в его «Список Шиндлера» - фильма, поднимающего вопросы Холокоста.

Поклонники «Звёздной» саги были знакомы с Оби-Ваном Кеноби, пожилым рыцарем джедай, который приобщил юного Люка Скайуокера к могуществу Силы. В первом фильме его исполнил опытный актёр Алек Гинесс, но на этот раз персонажа сыграл Юан Макгрегор, изобразивший его молодым воином в период ученичества.

На момент начала «Скрытая угроза», планета Набу находится под осадой зловредной Торговой Федерации, якобы затем, чтобы решить вопрос касательно налоговых обложений. Обеспокоенные тёмными намерениями Федерации, совет Галактической Республики посылает для переговоров двух джедаев – персонажей Нисона и Макгрегора. Когда они прилетают на командный корабль, они быстро узнают, что Федерация имеет планы по вторжению на Набу и свержению королевы Амидалы.

Первая сцена Натали происходит, когда королева Амидала обращается к чиновникам Федерации по связи, с настоятельной просьбой снять осаду.

Королева сообщает им, что два рыцаря джедай были направлены к ним, чтобы положить конец конфликту. Чиновники лгут, что не были даже поставлены в известность об этом. Они уверяют королеву в намерении продолжать осаду, тогда как сами уже готовят вторжение. В попытки предупредить Амидалу о надвигающейся опасности, Нисон и Макгрегор отправляются на планету, спрятавшись в одном из кораблей.

К сожалению, они прибывают слишком поздно, чтобы предотвратить атаку, однако, вместо этого они помогают ей сбежать на планету-пустыню Татуин, где встречают маленького раба по имени Энакен Скайуокер (Джейк Ллойд). По причине того, что он от рождения обладает особенностями, связанными с владением Силой, невидимой мощью вселенной, беглецы заручаются его помощью в спасении королевы и, как следствие, и всей Республики. Чтобы добиться этого, они должны доставить Амидалу к Сенату Галактической Республики, дабы она могла донести суть проблемы до сенаторов.

Так как этот фильм представляет собой начало саги, все основные персонажи имеют дальнейшее значение, помимо роли в этой конкретной истории. Например, Энакен Скайуокер растёт, чтобы стать зловещим Дартом Вейдером, известным всем поклонникам «Звёздные войны» как самый тёмный злодей в истории кино.

Натали проводит большую часть фильма, исполняя Падме, не ограничивая персонаж рамками только особы королевских кровей, но Лукас хотел, чтобы этот персонаж был несколько дистанцированным, и Натали делает это, даже несмотря на то, что её актёрская интуиция подсказывает ей обратное. В ретроспективе становится понятно, что это, возможно, была самая большая ошибка Лукаса при создании фильма. Насколько лучше персонаж мог бы раскрыться, позволь Натали себе пойти собственным путём.

Диалоги никогда не были сильной стороной фильмов Лукаса, и «Призрачная угроза» - не исключение. Натали не имела запоминающихся реплик, и порой даже кажется, будто она играет, образно выражаясь, с одной рукой, спрятанной за спиной. Конечно, возможно, это входило в планы Лукаса изначально. Поклонники не поймут этого, пока не увидят второй и третий эпизоды.

Съёмки были более изнурительны, чем все, в которых Натали прежде доводилось участвовать. Часть фильма снималась в Тунисской пустыне, где жара преимущественно превышала сто градусов по фаренгейту. Натали вывихнула лодыжку во время создания одной из сцен, и чуть было не ослепла – в другой, когда небольшой заряд взрывчатки для эффекта неожиданно взорвался рядом с ней, попав мелкими осколками в глаза. К счастью, она не была серьёзно ранена, но сами эти инциденты подчёркивали её статус, как почти взрослой актрисы. «Я всегда рассматривалась командой, как ребёнок, прежде, - сказала она Джилл Бернштейн в интервью для Premiere Magazine. – Теперь я вроде как взрослая, и я была не совсем готова к такому. Это большие перемены».

Сцены в помещениях снимались в Лондоне, что делало работу над ними более приятной с физической точки зрения, но сама изоляция странно отражалась на Натали. Она стала очень одинокой. У Нисона и Макгрегора были их жёны и дети, с которыми они проводили время вне съёмок. Джейку Ллойду было всего восемь, что также делало его не самым подходящим компаньоном для Натали. В основном, она общалась с Ахмедом Бестом, двадцатитрёхлетним афроамериканским танцором, нанятым для движений всеми любимого анимационного персонажа – Джа-Джа Бинкса. В итоге, тот сделал и озвучку. «Ахмед и я хотели бы пойти потанцевать в Лондоне, объясняла Натали в Star Wars Insider. – Мои друзья навещали меня, и у него была девушка и приятели, которые тоже приезжали, и мы хотели бы вместе пройтись по магазинам и сходить в лондонские рестораны».

Пока Натали приходилось справляться с изолированностью и одиночеством во время работы, она находила отдушину в исполнении Амидалы. «Какой классный пример для подражания: эта девчушка, которой всего четырнадцать, и она управляет целой планетой, да притом отлично», сказала она в Premiere.


После «Леон/Профессионал», люди говорили, будто Натали росла на съёмочных площадках. Это не было в действительности так. Фильм действовал на её жизнь не так, как на жизнь людей, которые смотрели его.

Натали не так уж и выросла, пока скользила в громоздких нарядах королевы Амидалы и фантазировала о правлении миром. «Я думаю, девочки мечтают стать лидерами. – Заявила она Star Wars Insider. – У нас есть не так уж много женских персон на главенствующих постах, на которых можно равняться. Их мало в реальности, и немногим больше в кинематографе. Так что, я думаю, это действительно круто для девушки, видеть эту молодую женщину в столь сильной и могущественной позиции».

Если одним из признаков высокого интеллекта является возможность заниматься несколькими делами одновременно, иногда противоположными, тогда Натали не стоит бояться обвинений в низком IQ. Одной из самых интересных характеристик её личности является её способность оперировать одновременно работой, её школьными заданиями и семейными обязанностями.

Разумеется, этот талант был получен ею, хотя бы частично, от её деятельных родителей, которые всегда выступали с противоположными идеями: «Сделай это!» и «Нет, возьми и сделай!». Тем не менее, наследственность нисколько не умаляет её впечатляющей ответственности за всё, что она взваливает на себя. Как мастер, жонглирующий множеством конкурирующих действий, Натали является Тайгером Вудом в своём жанре.

Готовясь к роли королевы Амидалы, а затем и исполняя её в «Призрачной угрозе», она была также привлечена к исследованиям и подготовке к исполнению роли в бродвейской постановке «Дневник Анны Франк». Для актрисы, не имеющей помощников (она с трудом могла находиться в классах, сдавая свои экзамены), её нагрузки были необычными.

В возрасте 17 лет, Натали совершила три поездки в Европу, чтобы работать над фильмами. Дважды она ездила в Амстердам, чтобы посетить дом, где тринадцатилетняя Анна Франк вместе с родителями пряталась от нацистов после того, как те в 1940 году вторглись в Нидерланды. Поскольку нацисты проверяли окрестности в поисках евреев, семья Франк (Отто Франк, его жена Эдит Франк-Холландер, и две дочери – Анна и Марго) спряталась в задней части здания, где было расположено его рабочее место. «Вы входите, и это выглядит как квартирка, но читая, вы представляете себе крохотный шкаф. – Рассказала Натали Мэтту Уолфу из Boston Magazine. – Хочу сказать, если я ссорилась с кем-то из родителей, то просто могла выйти. Я убегала наружу. Не могу представить, каково это – сидеть там, без возможности выбраться куда-нибудь, к тому же, не видя дневного света – это действительно ужасная вещь. Не имея много вариантов того, чем заняться в своём тайнике, Анна вела дневник, отражающий её мысли о немцах, членах её семьи, страхе быть обнаруженными, голландском обществе, а также о взрослении. Позднее Франки приютили у себя ещё одну еврейскую семью, нуждающуюся в приюте.

Франки провели в своём убежище два года, но затем они были преданы и депортированы в концентрационные лагеря. После того, как их вывезли, Мип Гис, христианская голландка, помогавшая им скрываться, обнаружила дневник Анны. Она держала его в надёжном месте, чтобы вернуть девочке после войны.

Описания Анны в концлагере впечатляют. «Я всё ещё вижу её стоящей у двери, наблюдающую толпу нагих цыганских девушек, которых отправляли в крематорий. – Писал один выживший после, в журнале Time в 1958. – Анна смотрела на них, рыдая, и она плакала тоже, когда мы проходили мимо венгерских детей, ждущих под дождём двенадцать часов голыми своей очереди в газовую камеру. Анна закричала “Посмотрите в их глаза!”, она плакала, когда большинству из нас было уже не до слёз».

К сожалению, Анна умерла в концлагере всего за несколько недель до того, как тот был освобождён англичанами. Мип Гис передала дневник Отто – единственному из Франков, кто пережил Холокост. Тронутый мыслями дочери, он организовал издание книги в 1947 году. Озаглавленный «Анна Франк: Дневник молодой девушки», он был переведён более чем на языков.

Во второй свой визит в дом Франков Натали имела честь встретиться с самой Мип Гис, ещё живой после всех этих лет. Её глаза наполнились слезами. Объясняя это Гис, она извинилась: «Я уверена, любой, встречая Вас, плачет». Глядеть на её лицо было «просто удивительно, потому что она настоящий…герой», сказала Натали Рози О’Донелл в 98-ом. «Хочу сказать, она рисковала своей жизнью, чтобы спасти всех этих людей, хотя была вовсе и не обязана».

Также Натали была тронута, увидев стену, которую Анна заклеила фотографиями звёзд, к которым относилась с любовью и преданностью. На самом деле, она писала свой дневник в надежде рано или поздно опубликовать его, возможно, даже экранизировать. Натали понимала эту веру: быть евреем вовсе не значит отрицать мечты о славе и богатстве. Одна из последних записей Анны гласит: «Я хочу продолжать жить, даже после смерти».

Даже прежде получения роли на Бродвее, Натали была очарована историей Анны Франк, тем более, что было применимо и к истории её собственной семьи, понёсшей потери в Холокост. «Мы прошли через столько – не я лично, но люди, которые пожертвовали стольким, чтобы я могла жить сейчас. – Сказала она Джейн Пратт. – Весь мой народ сражался столь много, что это внушает мне чувство дополнительной ответственности».

Кроме значения культурной ответственности, Натали с Анной связывал ещё и возраст (та умерла, когда ей ещё не было и шестнадцати полных лет), то, что она справлялась со всеми подростковыми страхами и сомнениями, что и Натали думала, становясь взрослой. Анна писала: «Я никогда не озвучивала своих истинных чувств… и я продолжала пытаться найти способ стать такой, какой хотелось бы быть, и какой могла бы быть, если бы…в целом мире не было больше других людей». Подобные идеи звучали понятно и для Натали, как если бы девушки были родственными душами, разделёнными разными циклами жизни.

«Дневник Анны Франк», написанный Фрэнсис Гудрих и Альбертом Хэкеттом, и адаптированный Вэнди Кессельман, стартовали 4 декабря 1997 в Театре Музыкальной Шкатулки на 45-ой Западной улице, 239, в Нью-Йорке.

Продюсеры были оптимистично настроены на успех постановки, потому что помимо Натали, в ней участвовали заслуженные артисты: Линда Лавин, Джордж Хёрн, Харрис Юлин, Остин Пендлтон.

Особенно оптимистичен был продюсер Дэвид Стоун, который и начал реализовать проект. На предварительных чтениях для Boston Magazine, он сказал: «Натали была настолько великолепна, что не только она плакала во время последней сцены, но и все остальные актёры были всерьёз впечатлены».

А вот Vanity Fair был настроен далеко не так оптимистичен, журналист издания Мими Крамер в ноябрьском выпуске задался вопросом, найдёт ли реконструированный сюжет восприимчивого зрителя. «Это одно из самых ожидаемых шоу сезона, но всё ещё непонятно: не будет ли это казаться старомодным, когда станет отыгрываться по-новому? Пьеса совершенно точно не постареет».

Создатели называли это адаптацией, потому что нарочно просили писательницу Вэнди Кессельман выбрать новые части дневника, чтобы выделить в пьесе особенно те её отрывки, сосредоточенные на расцветающей сексуальности Анны, которые прежде были вырезаны её отцом из оригинального издания, и представить её как более типичного подростка, с их обычными перепадами настроения.

Не возникает сомнений, что Натали считает это своей самой сложной ролью. В интервью с Бернаром Хаммелбёргом для New York Times, Натали подчеркнула, что ощущала особое родство с Анной. «Её история – это моя собственная история, - сказала она, иногда переходя на иврит, продолжая. – Я выросла на Холокосте. Мои бабушка и дедушка переехали в Израиль, как единственные выжившие, потеряв свои семьи».

В Harper's Bazaar была статья, как Натали, ещё будучи в Лондоне во время съёмок «Звёздные войны», познакомилась с журналисткой Элизабет Глик в шикарной обеденной зале отеля Савой. Глик встретилась с ней, чтобы обсудить оба фильма и пьесу, однако, как и многие интервьюеры до неё, которые встретились с Натали лицом к лицу, она была так увлечена актрисой, что она приложила все свои силы на то, чтобы описать увиденное, а не услышанное в ответ на свои вопросы. «Эта милая шестнадцатилетняя актриса могла бы сыграть одну из самых зрелых маленьких девочек, которых зрители видели со времён появления Джоди Фостер на больших экранах. Но при виде многоэтажного серебряного подноса с множеством крошечных бутербродиков и выпечки, Портман практически не смогла сдержать детского волнения и её большие карие глаза стали огромными, как лепёшки на блюде. – Пишет Глик. – Примерно за час, она успела проглотить пару из таких, вместе с самыми вкусными корзинками с клубничным джемом, бутербродиками, которые были распознаны, как вегетарианские, и несколько печений, которые она решительно наградила определением “Лучшие”».

Проблемы для Натали в исполнении Анны в 1998 году начались с того, что она стала слишком взрослой для роли. Натали не ощущала себя таковой, но её появление на сцене в этом амплуа стало встречать подобные отзывы.

В ходе работы над пьесой, Натали написала собственные статьи для журналов Times и Seventeen, где делилась своим опытом игры. В январском номере Seventeen Натали описала, как чувствовала себя, исполняя роль Анны Франк. «Это самая честная книга из когда-либо прочитанных мной. Она подарила мне ощущение, будто меня действительно кто-то понял. Анна писала о том, через что проходит каждый подросток, но не обсуждает открыто».

Это эссе было продуманным и отлично написанным, но не являлось первоначальным выбором редакции. По идее, они собирались взять у Натали интервью по широкому кругу вопросов, но она знала, что пьеса всплывёт в этом опросе, и она не захотела, чтобы эта тема соседствовала с рассуждениями мальчиках и косметике. Она сама предложила, что могла бы написать эту статью самостоятельно. Редакторы уважительно отнеслись к эссе, но добавили «гламура» к её истории, детализировав в другом месте в журнале макияж Натали с фотографии на обложке (Тушь для ресниц тёмно коричневого цвета, малиновые румяна для щёк, и губная помада оттенка «Розовая сладость»). Натали не особо возражала. На самом деле, она знала, что Анна поняла бы это.

Статься для Times была опубликована 15 июня 1999, уже через несколько месяцев после того, как она закончила своё участие в проекте.

Этот текст был более вдумчивым, чем предыдущий для Seventeen, но он затронул больше актуальных для тинэйджеров тем, что определяли для Натали пьесу: подростковые эмоции, отношения с родителями, сексуальное созревание. «Практически настоящий плен, в котором жила Анна, и её ужас, образно описаны как клаустрофобия и страх первых опытов. – Писала Натали. – Переходя на лица, мне она помогла понять, что я не была чудачкой, когда не стремилась проводить время со взрослыми, или была увлечена мальчиком, который на самом деле мне не нравился».

Натали начала свою кампанию по поддержки пьесы в СМИ 24 декабря 1997 года, с появлением на Позднем шоу Дэвида Леттермана. Как обычно, она пожаловалась на низкую температуру, сказав, что у неё там «вроде как, пальцы отмерзают». В отличие от других ведущих ток-шоу, Леттерман поддержал низкие температуры на студии, не выше 60-ти градусов, предполагая, что комедия, как хороший кусок мяса, должна храниться на холоде, эта философия не всегда одобрялась его гостями. Леттерман спросил Натали, насколько работа на сцене отличается от игры перед камерой.

«Ну, вы должны пройти через долговременную подготовку. – Ответила она. – Постоянно репетировать. И вы получаете непосредственный отклик вашей аудитории. И они поставили мне голос, так что я могу теперь выкладывать лучше. Они сказали, что обычно я проглатываю некоторые слова, так что, мне пришлось работать со специалистом, чтобы исправить это».

Леттерман сказал, что она была очень хороша, ей не следовало переживать на этот счёт. «Знаешь, мы знакомы несколько лет, и если бы кто то сказал мне составить список моих впечатлений об этой юной особе, я сомневаюсь, что «Она проглатывает слова» будет в этом списке»

«Спасибо», рассмеялась Натали.

Следующее её телевизионное интервью пришлось на начало декабря 1997-го, в Today Show на канале NBC, где она беседовала с Мэттом Лауэром во втором часу передачи. Натали рассказала, что мечтала сыграть Анну Франк с тех пор, как прочла книгу в двенадцать лет.

Ссылаясь на некоторые изменения в контексте пьесы, Лауэр попросил Натали объяснить, как зрители могут воспринимать новую версию. «Ну, Анна Франк, какой мы её знали в прошлой редактуре, была практически воплощением святости», ответила Натали.

Натали начала свою рекламную кампанию в СМИ 24 ноября года, появившись на «Late Show» Дэвида Леттермана. Как обычно, она жаловалась на низкую температуру в театре, говорила, что ее пальцы «отваливались». В отличие от других ток-шоу, Д. Леттерман любит содержать театр в температурах шестидесятых годов, предполагая, что комедия при этом, как хороший кусок мяса, лучше всего сохраняются при низких температурах, но эту философию не всегда принимали его гости.

Леттерман спросил Натали, как работа на Бродвее отличается от создания фильмов.

"Ну, вы должны пройти через многое другое при подготовке к спектаклю", сказала она. "Вы должны все время репетировать. У вас должен быть непосредственный отклик от аудитории. И они обучали меня вокальным тренировкам, так чтобы я могла больше выступать. Мне сказали, что я, как правило, затушевывала звуки в своих словах, поэтому мне пришлось поработать над этим".

Леттерман сказал, чтобы она не беспокоилась об этом, поскольку была очень хороша в выступлении. "Знаешь, я знаком с тобой пару лет, и если кто то скажет: «Составьте список ваших впечатлений об этой девушке», я не думаю, что "Она затушевывает свои слова" появится в этом списке.

"Спасибо", - ответила Натали, смеясь.

Ее следующее телевизионное интервью произошло в начале декабря года на канале NBC. Это было «The Today Show», где она дала интервью Мэтту Лауэру во втором часу шоу. Натали сказала ему, что она хотела сыграть Анну Фрэнк с тех пор, как прочла книгу в двенадцать лет.

Ссылаясь на изменения в пьесе, Лауэр попросил ее объяснить, как зрители могут воспринять новую версию.

"Ну, образ Анны Фрэнк, который мы представили в прошлом, был таким святым образом этой молодой девушки", - пояснила она. "Мы хотели представить ее как реального человека. Я имею в виду, она была очень, очень хорошим человеком... но она была не святой".

М. Лауэр напомнил Натали, что ее последний визит был в 1994 году, и они говорили о "Леоне". Он спросил Натали, как ее жизнь изменилась с тех пор.

Она ответила, что все еще имеет тех же друзей, живёт в том же доме и посещает ту же школу.

После праздников, 9 января 1998 года Натали закончила давать интервью телевидению, с появлением на Шоу Рози О'Доннелл. О'Доннелл похвалила «Дневник Анны Франк», утверждая, что видела его и ушла за кулисы после спектакля, чтобы поговорить с Натали и её коллегой Линдой Лавин. "Вы знаете историю и знаете, что произойдет в конце, но спектакль по-прежнему разрывает ваши души ", - сказала О'Доннелл.

В ту ночь Р. О'Доннелл присутствовала на спектакле, там же, рядом со своими детьми сидел мужчина. После финального занавеса, в то время как все в аудитории сидели в тишине или рыдали, кто-то встал и крикнул тому мужчине: "Ты разрушил всё представление. Твои дети говорили так громко, что погубили целое шоу! "О'Доннелл была в ужасе от поведения человека, но была рада, что дети в зале.

Натали сказала, что порой это было лучшей частью в выступлении. Она пояснила, что дети, бывает, разговаривают с актерами и допускают глупые звуки, такие, как ребенок, который громко чмокнул кого-то тогда, когда она собиралась поцеловать одну из своих звёздных коллег во время спектакля.

Отзывы о спектакле по разным причинам были разнородными. Некоторые критики были возмущены, что первоначальный сценарий был подделан.

Другие считали, что опыт Натали, как кинозвезды, как-то сделал ее менее подходящей для сценической роли. Эд Сигель, пишущий для «Boston Globe», сказал, что спектакль имеет свои проблемы, но не по вине актеров. Он возложил вину на Джеймса Лапина, под руководством которого герои были "придерживавшимися данностей" и "просто скучными".

У Бена Брентли из газеты «New York Times» были сомнения по поводу пьесы, но он ничего не говорил, кроме как хвалил Натали. "Увидеть Натали Портман на сцене... это понять, что Пруст имел в виду, когда говорил о девушках в цветах", писал он. "Мисс Портман, актриса кино, дебютирует на Бродвее уже в шестнадцать и, несмотря на своё преждевременное резюме, испускает чистой свежести бутон розы, которая не может быть подделкой.

Невыразимое изящество в неловкости и ее кожа, кажется, светится с обещаниями чудесных превращений ".

Все, что писал Брентли, несомненно, правда, но все это только указывает на очевидное: Натали, подающая надежды знаменитость, отвлекается от темы спектакля просто, будучи Натали. Это никогда не было ее намерением, но пожалуй, это явилось одной из причин, почему она решила рано завершить свою театральную карьеру, а именно в конце мая 1998 года.

Появление в "Дневниках Анны Франк" было более взыскательным, чем ожидала Натали. В течение дня она посещала среднюю школу, это означает, что, прежде чем родители каждый вечер привозили ее в Нью-Йорк на выступление, у нее было мало времени на учебу. Как правило, она рано приезжала в театр, чтобы поучиться до поднятия занавеса. Позже, после спектакля, по возвращении домой на Лонг-Айленд, перед сном она снова училась.

Но напряжение от игры в пьесе было не только связано с планированием.

Роль Анны Франк жёстко ударила Натали эмоционально. Как может быть иначе? Но по милости Божией, она могла бы быть Анной. Несомненно, членам ее семьи пришлось пережить те же боль и страдания. Незадолго до выхода из роли, Натали согласилась с газетой «New York Times», что эмоционально это было истощением опыта. "Одной из самых болезненных вещей для меня было то, что часто, в конце шоу, я видела маленького ребенка в одном из первых рядов, неудержимо плакавшего. Чем больше я жила с этим каждый день, тем более я поняла, что я никак не могла почувствовать того, что чувствовали реальные люди ".

Несмотря на долгие часы работы, Натали была в состоянии поддерживать среднюю оценку в школе. Сейчас, заканчивая последние классы, она стала больше думать о своем будущем. "Я не знаю, кем я хочу быть", - сказала она Патти Хартиган из «Boston Globe». "Я люблю науку, так что, возможно, врачом, я не знаю. Я люблю языки, так что, возможно, исследователем".

Затем она всплеснула руками и засмеялась. "Эй, может быть, фермером. Кто знает?" Конечно, быть обычным студентом было за пределами сдержанности Натали. Все это время она наслаждается социальными и академическими возможностями, предоставленными школой, она работает над написанием проекта. Это не было эссе о Холокосте, это не было одним из того, что советует Опра по поиску своей женской силы. Нет, это была научная статья под названием "Простой метод демонстрации ферментативного получения водорода из сахара". В соавторстве с Яном Херли, который работал вместе с отцом Натали в Северном госпитале при университете, и Джонатаном Вудвордом, работавшем в отделе химической технологии Национальной лаборатории Oak Ridge в г. Ок-Ридж, штат Теннесси, Натали написала статью, которая была основана на вступление в науку компании Intel по поиску талантов и предлагала средство, с помощью которого биоразлагаемое содержание муниципальных отходов может быть преобразовано в полезные виды энергии.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.