авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

СОСТОЯНИЕ

И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ

КЫРГЫЗСТАНА

УДК 327

ББК 664(2)

С 66

С 66 Состояние и перспективы развития внешней политики

Кыргызстана.

- Б.: «Ректайм», 2009.- 235 с.

ISBN 978-9967-25-386-5

Настоящий сборник подготовлен к изданию Институтом обществен-

ной политики в рамках проекта «Повышение прозрачности внешней поли-

тики Кыргызстана» при поддержке Национального Фонда поддержки демо-

кратии (NED). В данную публикацию вошли статьи экспертов по внешней полити ке - Абдылдаева Эрлана, Богатырева Валентина, Иманалиева Муратбека, Омарова Нура, Омуралиева Эсенгула, Ормонбекова Жоомарта, Полетае ва Эдуарда. В своих работах авторы проанализировали ряд внешнеполити ческих проблем, стоящих на данный момент перед Кыргызстаном, и обо значили возможные пути их решения. Сотрудники внешнеполитического ведомства, представители акаде мических кругов, международные агентства, исследовательские институты и многие другие структуры могут найти в данном издании интересную и по лезную информацию, которая может не только помочь в принятии тех или иных внешнеполитических решений, но и дать общее понимание проис ходящих процессов. Точка зрения авторов статей может не совпадать с точкой зрения Института общественной политики и Национального Фонда поддержки демократии.

Все права защищены. Статьи сборника могут свободно перепечатываться для образовательных и некоммерческих целей со ссылкой на Институт об щественной политики.

C 0803010411-09 УДК ББК 664(2) ISBN 978-9967-25-386- © Институт общественной политики, СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСТАНА Содержание Взгляд из Кыргызстана на будущее СНГ Валентин Богатырев Центральноазиатская интеграция: миф или реальность?

Нур Омаров Послевкусие финансового кризиса во взаимоотношениях Центральной Азии и России Эдуард Полетаев Кыргызско-китайские отношения на современном этапе Эрлан Абдылдаев Кыргызстан-США: Нуждаемся ли мы друг в друге?

Муратбек Иманалиев Фактор Узбекистана во внешнеполитической стратегии Кыргызстана Валентин Богатырев Кыргызстан в свете стратегии Евросоюза в отношении Центральной Азии Жоомарт Ормонбеков Кыргызстан и ВТО: 10 лет спустя Эсенгул Омуралиев Дипломатия и экономическая безопасность Кыргызстана Муратбек Иманалиев Процесс принятия внешнеполитических решений:

Кыргызстан и опыт других стран Стенограмма круглого стола Основные итоги внешнеполитической деятельности Кыргызстана (2008 г.) Стенограмма круглого стола СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСТАНА ВЗГЛЯД ИЗ КЫРГЫЗСТАНА НА БУДУЩЕЕ СНГ Валентин Богатырев Координатор Аналитического консорциума «Перспектива», Эксперт Института общественной политики Спустя 17 лет после того декабрьского дня, когда в Беловежской пуще лидерами трех союзных республик СССР было подписано соглашение, о создании Содружества Независимых Государств, вопрос о том, что такое СНГ, так и не находит ответа. Также, как представляется непредсказуемым будущее этой организации, в составе которой вот уже больше чем полтора десятилетия числятся страны, которые ничего не объединяет, кроме того факта, что все они являются бывшими республиками СССР, организации, которая скорее не существует, чем существует. Родовые травмы СНГ Самый ключевой парадокс Содружества Независимых Государств заключается в том обстоятельстве, что оно было создано не для чего-то, а против. Против Союза Советских Социалистических Республик. Соглашение о создании СНГ от 8 декабря 1991 года начиналось следующими словами: «Мы, Республика Беларусь, Российская Федерация (РСФСР), Украина как государства - учредители Союза ССР, подписавшие Союзный Договор 1922 г., констатируем, что Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность, прекращает свое существование». Это был проговор, значение которого в первые годы существования СНГ ускользало от общего внимания. Но затем эта базовая интенция отцов-основателей СНГ прорвалась в знаменитой фразе В.Путина, о том, что СНГ было создано для «цивилизованного развода». Ничего ужасного или неприличного в том, что СНГ стало бы форматом развода бывших союзных республик, нет. Действительно, все республики бывшего СССР (за исключением Литвы, Латвии и Эстонии) стали членами этой организации, что позволило без особых потрясений и жестких конфликтов решить насущные проблемы, связанные с границами, взаимными обязательствами, долгами и прочее. Создание Содружества Независимых Государств в этой его роли было крайне важным решением. Благодаря этому размежевание бывших союзных республик прошло упорядоченно и не вызвало глубоких геополитических потрясений. СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСТАНА Но проблема состояла в том, что организация, созданная для дезинтеграции, все эти годы занималась прямо противоположным: пыталась вновь собрать в одно целое развалившиеся части большой державы. Основываясь на принадлежавшем, как сегодня стало ясно, прошлому, а не будущему, предположении, что страны, подписывающие договор, имеют глубокие исторические связи, у них есть общие экономические интересы, общие социальные обязательства и так далее, был сделан вывод, что государства-члены бывшего Союза ССР будут осуществлять меры сотрудничества по широкому спектру проблем, стоящих перед странами-участницами соглашения. Этот вывод исторически оказался ошибочным. Более того, развитие событий на пространстве бывшего Советского Союза показало, что «исторические связи» были по большей части историческими конфликтами, «общие экономические интересы» обернулись жесткой экономической конкуренцией, а «общие» социальные обязательства превратились в проблемы каждой страны в отдельности и многие из них никак не хотели и не хотят до сих пор признавать своей ответственности по социальным обязательствам СССР. Знаменательно признание одного из российских политиков, работавшего в свое время заместителем председателем комитета Государственной Думы России по делам СНГ Вячеслава Игрунова: «Для меня СНГ – это столь важная вещь, я ведь столько сил положил для того, чтобы, например, создать комитет по делам СНГ в Госдуме, мне это удалось, и я своими руками пытался что-то делать, и видел, как это все рассыпается у меня, крошится, как тлен». И далее: «…СНГ перестало быть, честно говоря, никогда и не было, не смогло стать механизмом постсоветского многостороннего сосуществования»[1]. Другая родовая травма, последствия которой СНГ так и не удалось преодолеть до сих пор, заключалась в том, что решение о создании СНГ было сепаратным, закулисным договором только трех республик. И как бы не говорили потом лидеры других государств, сколько бы не пытались сохранить лицо, но Алмаатинское соглашение, лишь закрепило тот факт, что одни решили, а другие были вынуждены присоединиться, что СНГ было и есть содружеством, может быть, и независимых, но отнюдь не равноправных государств. Но и это еще не самая удивительная из историй, связанных с рождением СНГ. Мало кто сегодня знает и о том, что один из основателей СНГ – Украина так и не подписала и не ратифицировала Устав СНГ, что позволило в свое время министру иностранных дел Украины Борису Тарасюку даже заявить, что Украина не является членом СНГ[2]. Украина была среди государств-основателей СНГ. В то же время, хочу напомнить, что Украина не является членом СНГ, поскольку не подписывала и не ратифицировала устава СНГ. Плохую роль сыграли и постсоветские комплексы и страхи учредителей и участников СНГ перед наднациональными структурами. Никто не хотел повторения союзного договора и создания союзного государства, никто не хотел поступиться хотя бы частью своего суверенитета. Это нашло свое отражение в том, как, на каких принципах была создана новая организация. СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСТАНА СНГ с самого начала было весьма аморфным образованием. Процедура исполнения решений его высших органов не была отлажена. Регламентирующий документ, носящий название «Правила процедуры», ничего не говорит об обязательности исполнения решений, о санкциях за их невыполнение и пр. Напротив, в нем сказано, что решения Совета глав государств принимаются консенсусом. И одновременно, в той же статье говорится, что «любое государство-участник может заявить о своей незаинтересованности в том или ином вопросе, что не является препятствием для принятия решения». Таким образом, каждое государство в рамках СНГ проводит собственную политику, которая зависит, от тех или иных обстоятельств сложившихся в данный момент на политико-экономическом поле, и вольно менять свою позицию, как только возникает такая потребность. Именно поэтому принятые решения практически никогда не выполнялись, эффективность работы органов СНГ крайне невелика. За это время в рамках Содружества было создано 70 советов, но «все они практически не работают», как заметил во время одного из саммитов СНГ в Астане Нурсултан Назарбаев. А Экономический суд СНГ принял всего четыре решения, но и на них никто не обращает внимания, добавил он. Из подписанных с 1991 года сотен соглашений работают единицы[3].

Но, пожалуй, наибольшим негативным последствием «антисоветского» создания СНГ стало то, что у этой организации не было позитивной идеи, общего понимания того, каково истинное предназначение Содружества независимых государств, так и не сложилось[4]. Когда, после более чем двенадцати лет работы организации, один из лидеров входящих в нее государств восклицает: «Нужно, наконец, решить, чего мы все таки хотим от СНГ»[5], - то это весьма интересное и о многом говорящее заявление. Несомненно одно: у стран-участников СНГ нет ощущения миссии этой организации, ощущения принадлежности к единому сообществу. СНГ не построена на общих представлениях о мировом устройстве, об экономическом порядке, о правах человека, стандартах демократии и т.д. Содружества Независимых Государств как цивилизационного, экономического, политического, либо культурного проекта не существовало с самого его рождения и не существует сейчас. Для Кыргызской Республики вхождение в состав СНГ было вопросом не только привычной внешнеполитической ориентации, хотя и это сыграло, несомненно, большую роль. Существовал ряд факторов, которые делали невозможными какое-либо другое решение. К числу таких факторов, прежде всего, относятся экономические. В то время Кыргызстан продолжал оставаться в рублевой валютной зоне. Его экономика была связана тысячами нитей с экономикой России и других стран бывшего Советского Союза. Огромное экономическое и гуманитарное значение имело сохранение единого, безвизового пространства передвижения. Кроме того, Кыргызстан продолжал оставаться в едином информационном пространстве.

И в этом смысле выбор СНГ как формата международных коммуникаций был для страны предопределен, а, следовательно, не был актом свободного, суверенного решения. СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСТАНА Больше противоречий, чем согласия Между тем, почти сразу же после образования независимых государств стало ясно, что объединяет страны, входящие в СНГ, только одно - то, что они возникли на развалинах СССР, различий же между ними – огромный перечень. Россия, Казахстан или Туркмения, обладающие значительными сырьевыми ресурсами, несравненно богаче, чем Армения, Грузия или Молдова, Кыргызстан или Таджикистан, которые не могут похвастаться природными богатствами. В соответствии с ресурсной базой и идеологическими ориентациями, в различных странах СНГ начали реализовываться различные экономические модели. Уже одно это делало крайне затруднительным, или даже невозможным согласование режимов экономического сотрудничества, таможенных, налоговых правил. Расхождения в экономических моделях и хозяйственной политике зашли настолько далеко, что Кыргызская Республика смогла первой вступить в состав ВТО и следовать тем правилам, которые были неприемлемы для других стран в то время и во многом остаются неприемлемыми до сих пор. Весьма существенным разъединяющим фактором стало то, что были разорваны большинство хозяйственных связей, существовавших прежде между республиками в рамках единого народнохозяйственного механизма. Для Кыргызстана, как и других стран, не обладавших комплексным хозяйством и выполнявших роль не более чем «одного из цехов», это означало остановку практически всех крупных производств. Уже тогда стало понятно, что СНГ не в состоянии решить эту ключевую для выживания страны проблему. Нельзя сказать, что СНГ не предпринимало усилий для решения этой проблемы. В сентябре 1993 года главы государств Содружества Независимых Государств подписали Договор о создании Экономического союза, в котором заложена концепция трансформации хозяйственного взаимодействия в рамках Содружества Независимых Государств с учетом сложившихся в нем реалий. В основе Договора, лежало понимание его участниками необходимости формирования общего экономического пространства, основанного на свободном перемещении товаров, услуг, рабочей силы, капиталов;

выработки согласованной денежно-кредитной, налоговой, ценовой, таможенной, внешнеэкономической политики;

сближения методов регулирования хозяйственной деятельности, создания благоприятных условий для развития прямых производственных связей. Грузия и Туркменистан стали его полноправными членами в декабре 1993 года, а Украина присоединилась к Экономическому союзу в качестве ассоциированного члена 15 апреля 1994 года. Однако даже сегодня, спустя много лет после подписания этого договора, единого экономического пространства СНГ не существует. Национальные интересы, интересы национальных экономик стран, входящих в Содружество оказались выше, СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСТАНА чем потребность в интеграции. Безусловно, пребывание в составе СНГ позволило ряду стран, в том числе, и Кыргызской Республике длительное время существовать в режиме льготных цен на энергоресурсы, поставляемые другими странами-участниками Содружества. И это имело огромное значение не только для развития, но и для самого выживания Кыргызстана в постсоветский период. Тем не менее, было понятно, что такой порядок долго не может продолжаться. Многие, в первую очередь, в России, считали, что не имеет особого смысла поддерживать такого рода отношения со странами, входящими в СНГ. Россия продавала им сырье по «внутренним» заниженным ценам, постоянно списывала различные задолженности и оказывала другие дорогостоящие услуги. Понятно, что тем самым Россия покупала лояльность соседей, вступая с ними в бартерные отношения, – вы нам лояльность, мы вам нефть и газ «по дешевке». До поры до времени эта схема работала. Однако со временем ситуация стала меняться. Законы рыночной экономики оказались неумолимы, а цена вопроса – чрезмерной. Сначала страны, имевшие политические противоречия с Россией, а затем и все другие государства были вынуждены приобретать энергоресурсы по рыночным ценам. Аналогичным образом строились и отношения Кыргызстана с Узбекистаном и Казахстаном, которые поставляли нам нефтепродукты, газ и уголь. Длительное время их цена была льготной. Однако сегодня говорить об этом уже не приходится. Таким образом, у Кыргызской Республики экономических оснований для пребывания в СНГ становится все меньше и меньше. Политически СНГ также весьма неоднородно. Ряд стран ориентированы на демократическое развитие, другие предпочитают «суверенные демократии», или даже авторитарные режимы. Азербайджан, Грузия, Украина, Кыргызская Республика ориентированы на западные демократии и не возражали бы против приема в различные международные организации, членство в которых трудно совместимо с одновременным пребыванием в СНГ. В этих условиях вполне естественны попытки превратить СНГ в инструмент легитимизации политических режимов. Стали уже нарицательным явлением «наблюдатели СНГ», готовые назвать демократическими любые выборы в любой стране, входящей в Содружество. Трудно было скрыть и стремление использовать СНГ для противодействия «западной демократии», «информационной войне Запада» против, скажем, Белоруссии или России. Политическая карта СНГ и сегодня продолжает выглядеть настолько разнолоскутным, что становится понятно: никакого единого политического пространства в СНГ не существует. Разительно в этом плане выглядит сопоставление с Европой. Там тоже существуют различия между странами и группами стран. Но фундаментально все они принадлежат к единому миру – миру западной демократии. К чему принадлежит СНГ сказать крайне затруднительно. СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСТАНА Для характеристики отношений внутри СНГ показательны два примера. Один из них касается Украины. Большие претензии к СНГ со стороны Украины вызвало отношение стран Содружества к вопросу о признании Голодомора 1932-33 годов как акта геноцида. Совет министров СНГ отклонил это предложение, хотя четыре делегации, а именно: Азербайджан, Грузия, Молдова и Украина поддержали его. Пять представителей глав внешнеполитических ведомств проголосовали против: Россия, Белоруссия, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан. И три главы внешнеполитических ведомств воздержались: Казахстан, Армения, Туркменистан. По мнению украинской стороны, те, кто не поддержал это решение, не просто проявили безразличие к большой трагедии украинского народа, но и отказались дать сигнал всему миру, что в странах СНГ никогда не допустят грубых и массовых нарушений прав человека, тоталитаризма. Также не были поддержаны инициативы Украины, касавшиеся пенсионного обеспечения граждан стран СНГ, единого реадмиссионного пространства, вопросов транспортных коридоров и транспортировки энергоносителей, реализации идеи зоны свободной торговли и вопросов границ. Другой пример – совсем свежий - российско-грузинский конфликт. СНГ всегда было организацией с существенными противоречиями между ее членами. Армения и Азербайджан - это карабахская проблема, карабахская трехлетняя война, неразрешенная ситуация, совершенно диаметрально противоположные позиции. Это конфликт между Узбекистаном и Казахстаном очень серьезный за лидерство в Центральной Азии. Это противоречия между Россией и Грузией, между Россией и Украиной по поводу базирования флота в Севастополе, Россией и Молдовой по поводу Приднестровья. Серьезные противоречия имеют место у Кыргызской Республики с Узбекистаном по поводу водопользования. Следует иметь в виду и наличие неурегулированных границ между отдельными странами СНГ. Все эти вопросы никогда так и не находили решения в рамках СНГ. Более того, они там даже не поднимались. Статья 3 Устава Содружества Независимых Государств предусматривает уважение суверенитета государств-членов, неотъемлемого права народов на самоопределение и права распоряжаться своей судьбой без вмешательства извне, нерушимость государственных границ, признание существующих границ и отказ от противоправных территориальных приобретений, территориальную целостность государств и отказ от любых действий, направленных на расчленение чужой территории, неприменение силы или угрозы силой против политической независимости государства-члена, разрешение споров мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир, безопасность и справедливость. В случае с российско-грузинским конфликтом все эти положения Устава СНГ были нарушены. Ни одна из стран – участниц конфликта даже не подумала обратиться в СНГ для разрешения своего конфликта, как это предусматривается статьей 17 Устава СНГ, которая гласит, что государства-члены Содружества будут воздерживаться от действий, СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСТАНА способных нанести ущерб другим государствам-членам и привести к обострению возможных споров, государства-члены будут добросовестно и в духе сотрудничества прилагать усилия к справедливому мирному разрешению своих споров посредством переговоров или достижению договоренности о надлежащей альтернативной процедуре урегулирования спора и если государства-члены не разрешают спор при помощи средств, указанных в части второй настоящей статьи, они могут передать его в Совет глав государств. Ничего этого не было сделано. Более того, ни одна из стран, входящих в СНГ и, в том числе, Кыргызская Республика, которая в это время председательствовала в СНГ даже не были проинформированы о готовящемся обеими сторонами вооруженном разрешении конфликта. Это свидетельствует не только об отсутствии в рамках СНГ необходимых механизмов и процедур действий в подобных случаях, но и об абсолютно пренебрежительном отношении, как Грузии, так и России к своим партнерам по Содружеству. Более убедительную демонстрацию истинной роли и значения СНГ трудно придумать. К числу геополитических последствий российско-грузинского конфликта следует отнести очевидно изменившееся отношение других стран, входивших в СНГ к России. Россия впервые продемонстрировала, что она готова к любым действиям, вплоть до военных для удержания или восстановления своего влияния в тех территориальных пределах, которые она считает необходимыми. Более того, она фактически объявила Южную Осетию и Абхазию зоной своего влияния, заявив, что «исторически Россия была гарантом безопасности на Кавказе». Понятно, что ничто не мешает ей объявить исторически зоной своего влияния Центральную Азию, Прибалтику и так далее. Это вызывает серьезные опасения в столицах всех постсоветских государств. Вызывает беспокойство и то, что со стороны России создан прецедент вмешательства в дела другой страны, вплоть до военного под предлогом защиты интересов своих граждан. Учитывая, что в других сопредельных странах и в целом на постсоветском пространстве достаточно много людей с российскими паспортами, это делает возможным использовать «российских соотечественников» в качестве основания для любого рода вмешательства в дела других государств, вплоть до территориальных претензий. Признание правомерности таких действий и даже сам прецедент их возможности могут быть прямо перенесены на ситуацию с российскими гражданами в Казахстане, Кыргызской Республике, узбекскими, китайскими или казахскими гражданами в Кыргызской Республике и так далее. Российско-грузинский конфликт показал, что у России возрастает желание и возможности противодействовать западной политике на постсоветском пространстве.

Поэтому Россия стремится к укреплению своего влияния в зоне СНГ, чтобы удержать постсоветское пространство под своим контролем. Следует отметить, что руководство Кыргызской Республики всегда занимало в такого рода конфликтах достаточно неопределенную позицию. Оно либо выступало на стороне России, как это имело место в случае с Украиной, хотя Кыргызстан имеет в своей СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСТАНА истории сходную проблему, связанную с Россией – массовое истребление народа в 1916 году, либо придерживалась тактики невмешательства и отказа от ясного выражения своего мнения, как это было в случае с российско-грузинским конфликтом. Хотя можно отметить и определенную динамику в сторону независимости позиций Кыргызской Республики, поскольку ее руководство в последнем случае все таки не пошло на признание Южной Осетии и Абхазии, несмотря на сильное давление. Если, конечно, это не связано с позицией соседних Узбекистана и Казахстана, хотя и признавших вину руководства Грузии, но однозначно отказавшихся поддержать Россию в вопросе о признании части грузинских территорий в качестве независимых государств. Таким образом, мы видим, что говорить о единой политике СНГ отнюдь не приходится. Содружество Независимых Государств является крайне противоречивым и даже внутренне конфликтным образованием, не имеющим, к тому же, механизмов для разрешения этих конфликтов. И если уж СНГ еще сохранится после последнего конфликта, то стоило бы хотя бы поменять название, поскольку не о каком «содружестве» речи уже не идет. В защиту СНГ Проблемы и противоречия, существующие на пространстве СНГ, еще не означают, что нет никакого предмета или области, где такого рода взаимодействие государств не могло бы принести пользу всем им. Не подлежит сомнению, что при создании СНГ лидерами бывших советских республик двигало интуитивное осознание необходимости сохранить экономическую интеграцию, многовековое культурное взаимопроникновение, тесные человеческие контакты, чувство единства, позволяющего сообща решать задачи развития и отражать внешние угрозы. В современном мире государства объективно стремятся к интеграции. В этом процессе можно найти немало точек взаимного пересечения интересов. И, прежде всего, – в экономической области. Важнейшей сферой, в которой переплетаются, а нередко и перехлестываются интересы стран СНГ, является энергетика. Государства-экспортеры нефти и газа пока зачастую выступают в качестве конкурентов в плане доступа на мировой рынок. Такое положение вещей позволяет внешним силам манипулировать энергетическими рычагами в регионе СНГ, что вряд ли идет на пользу всем. Решение в этой ситуации напрашивается одно: требуется четкая координация политики в этой области. Только общими усилиями можно найти решение острейшей проблемы постсоветского региона - неразвитости рынков труда. Россия может и должна ужесточать миграционное законодательство и методы борьбы с трудовыми нелегалами. Через межгосударственные механизмы сотрудничества партнеры по СНГ в состоянии серьезно и комплексно заняться структурированием рынков труда, создавая дополнительные рабочие места в тех странах, откуда идут наиболее интенсивные потоки трудовых СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСТАНА мигрантов. В немалой степени это также и задача крупных корпораций и бизнес структур, которые активно используют труд мигрантов, в том числе нелегальных. Если удастся сообща цивилизованно и, самое главное, в духе взаимного уважения решить эту проблему, то со временем такое унижающее национальное достоинство явление, как нежелательные «гастарбайтеры», исчезнет само собой. Особую актуальность в последнее время приобретает укрепление и расширение оборонного единства и сотрудничества стран-членов СНГ. Рамки Содружества остаются уникальным механизмом для совершенствования подобного взаимодействия на благо каждой страны и одновременно отстаивания совместных интересов. Доказывать целесообразность интеграции в военной сфере нет нужды: это и поддержание территориальной целостности, и защита от террористических и других внешних угроз. Не менее значимыми остаются удержания суверенных прав в сфере обладания и распоряжения природными ресурсами, и контроль над жизненно важной для участников Содружества транспортной инфраструктурой, и обеспечение свободного доступа к мировым водным маршрутам и многое другое. Непреходящую ценность, объединяющую все без исключения страны СНГ и даже нынешних членов ЕС - Латвию, Литву и Эстонию, - составляет общее культурное пространство. Оно также, к великому сожалению, серьезно пострадало в результате распада СССР. Но и сегодня даже нынешние «европейцы» - страны Балтии - по прежнему преимущественно живут в культурном пространстве России и СНГ, равно как и их культурный потенциал (музыка, театр, кино) востребованы в основном здесь же. И, наконец, в числе общих культурных, гуманитарных ценностей стран СНГ - русский язык. Признавая ценность всех национальных языков, которые, несомненно, должны занимать ведущие позиции в своих странах, мы одновременно не можем не констатировать: русский язык - это великий мировой язык, часть всеобщего наследия, универсальное средство межнационального и межгосударственного общения[6].

СНГ: сценарии будущего Несомненно, у Содружества Независимых Государств – проблемное будущее, которое не только проистекает из проблемного прошлого, но и зависит от исторических выборов каждой из стран, входящих в эту организацию. Сегодня СНГ открыто для различных сценариев будущего. Сценарий 1. Клуб лидеров Пожалуй, наиболее распространенным из сценариев является тот, который отводит Содружеству Независимых Государств роль клуба лидеров. Среди экспертов широко распространено мнение, что к СНГ еще не скоро будут относиться серьезно ни большинство его участников, ни другие страны. Причина в том, что СНГ не имеет четкой СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСТАНА цели, а тех которые имеет – так и не достигло. Конкретные проекты в основном остались на бумаге. До сих пор не создана зона свободной торговли, а единственным достижением СНГ в области экономики можно считать единое таможенное пространство, в которое вошли только пять государств. Договор о коллективной безопасности переживает не лучшие времена, и эксперты все чаще говорят, что этот документ исчерпал себя. Антитеррористический центр СНГ, на создании которого давно настаивает Россия, так и не появился на свет, как и многие другие начинания содружества. При этом, по мнению экспертов, основной смысл существования СНГ заключается в регулярных встречах руководителей 12 государств. Похоже, это самый удобный повод для конфиденциальных переговоров. СНГ, по мнению, например, директора Института стран СНГ Затулина, может быть трибуной для высказывания разных идей[7]. В сторону этого сценария говорит и процесс нарастания числа и роли неформальных встреч лидеров стран-участников СНГ. Они стали не только регулярными, но и весьма важными с точки зрения уточнения мнений, согласования позиций, приобрели даже ритуальный и частный характер, будучи приурочены к дням рождения лидеров. Такой формат, несомненно, удобен руководителям государств, поскольку ничем не связывает их, не требует тщательных и трудных проработок и создает ощущение командности. В то же время, формат многосторонних консультаций позволяет найти пути для последующих двусторонних договоренностей и соглашений. Однако у него есть и свои минусы. Главный в том – что ничего, никаких заметных изменений в отношениях стран, разрешении существующих проблем после таких встреч не происходит. Сценарий 2. Евросоюз Может быть, поэтому лидеров многих государств не устраивает нынешний статус и порядок ведения дел в СНГ. Предпринимаются многочисленные попытки изменить су ществующее положение. Наиболее системную из них предпринял президент Казахста на Нурсултан Назарбаев, предложивший реорганизовать СНГ. В соответствии с его концепцией надо сделать решения СНГ обязательными для исполнения. Не должно быть таких государств, которые подписывают документы и не вы полняют соответствующих решений. Среди новых вещей, которые должны быть в центре внимания СНГ, тот же Назар баев предложил единые подходы в международных вопросах и более того, общее про странство, касающееся оборонной политики. Понятно, что в данном случае речь идет о совершенно иной модели межгосу дарственного образования, сходной с тем, как сорганизован Европейский Союз. По нятно, что если такая реорганизация все же состоится, то она непременно повлечет за собой существенное изменение состава участников. Дело может прийти к тому, что пространство компетенции СНГ полностью совпадет с пространством действия ОДКБ. СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСТАНА Учитывая, что акторы ОДКБ, и, прежде всего, его чиновничий аппарат, последнее время настойчиво стремятся к расширению полномочий и компетенций этой организации, такое развитие событий вполне вероятно. Негативом этого сценария является очевидное сокращение числа участников, а значит и пространства возможного политического действия.

Многие возможности для стран, которые останутся в этом союзе, окажутся утерянными навсегда. Непонятным при этом сценарии остаются и вопросы, связанные с тем, каков же будет тогда способ включения государств-участников в форматы ШОС, ОБСЕ Евросою за, и даже НАТО, с которыми многие страны, ныне входящие в СНГ имеют не только дружеские отношения, но и связаны определенными обязательствами. Вряд ли они захо тят пойти на существенную редукцию своих международных отношений ради гипотети ческих выгод, которые может сулить, но неизвестно предоставит ли, реорганизованный СНГ. Пока весь опыт СНГ убеждает в его почти абсолютной неэффективности. Сценарий 3. Советский Союз Сегодня гораздо больше существует подтверждений другого тренда СНГ – в сто рону конструкции, напоминающей Советский Союз. Многие считают, что СНГ по своей идее, своей природе – это ни что иное, как общ ность советских людей. Его можно расценить как какой-то невольный скачок назад, к чему-то привычному. Как бы к такой форме, которая ранее уже существовала. Ключевым здесь является вопрос о возвращении к модели, в которой доминирую щей на пространстве СНГ становится Россия. Некоторые эксперты считают, что это про цесс уже идет полным ходом, идет новая, если можно так сказать, большевизация этой территории, только уже рыночная, абсолютная. Наиболее отчетливо эту позицию представил Виталий Третьяков, отвечая на вопрос: «Зачем нам СНГ?»[8]. Он говорит прямо, что Россия заинтересована в определенной интеграции на постсоветском пространстве потому, что в этой интеграции она автома тически, просто априори становится лидером в любом случае, даже если она не будет заявлять роль России как лидера, просто в силу своего геополитического веса, террито рии и прочего. У России на этом пространстве есть в буквальном смысле жизненные интересы, интересы стратегические, оперативные и тактические. В сферах геополити ки, просто политики, военной, гуманитарной и лишь в последнюю очередь – в сфере экономической. Третьяков высказывает буквально экспансионистский тезис о том, что распад СССР привёл к тому, что почти все страны, появившиеся на постсоветском простран стве, получили территории большие, чем те, с которыми они когда-то входили в состав Российской империи. Кроме самой России. Но дело не в потере квадратных киломе тров земли – её и сегодня у России больше, чем у кого бы то ни было. Дело в том, что были утеряны некоторые естественные рубежи, обеспечивающие военно-стратегическую СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСТАНА безопасность страны. Наиболее яркие примеры – утрата полномасштабной морской границы на Чёрном море и вообще контроля над черноморским бассейном и тысяче километровое отнесение западной границы в глубь территории нашей страны. И это лишь два примера. И в целях сохранения целостности и безопасности всей своей территории, всех живущих на этой территории народов, а также ради обеспечения прав 20 миллионов русских, не по своему желанию оказавшихся за пределами Родины, России необходи мо обеспечить либо глубокую и на большую перспективу стабильность постсоветского пространства, причём при условии лояльности новых независимых государств к себе и соблюдении прав русских и русскоязычных граждан в этих государствах, либо там, где это возможно, на новой основе восстановить единство традиционного, геостратегиче ски безопасного в силу своей естественности канонического пространства Большой России (то есть Российской империи/Советского Союза), целям чего сегодня и служит СНГ, являющееся, однако, лишь переходным, или, как сейчас говорят, транзитным, меж государственным образованием. Понятно, что речь идет о переходе к другому образованию и оно названо: «стра тегическая цель России на постсоветском пространстве может быть только одна, и эта цель – взамен или наряду с СНГ – воссоединение в наиболее естественной, но неиз быточной конфигурации Большой России, включающей все геостратегически ключевые точки, обеспечивающие стабильность и безопасность данного пространства. Ядром этого образования должен стать Российский Союз, конфедеративно или федеративно объединяющий в одно государство несколько ключевых стран региона. Помимо Рос сии, по крайней мере, ещё по одной на Западе, на Кавказе и в Центрально-Азиатском субрегионе»[9]. Легко прочитать и о каких странах в центрально-азиатском субрегионе идет речь. Это Таджикистан и Кыргызская Республика, где уже сегодня присутствуют российские военные. При таком сценарии во вхождении Узбекистана или Казахстана в состав «Боль шой России» вовсе нет необходимости. Они будут взяты в «клещи» и их политика будет полностью контролироваться Россией. Понятно, что именно в сторону такого сценария предпринимаются усилия в рамках ОДКБ по созданию так называемой «центральноа зиатской группировки». Понятно также, что для Кыргызской Республики такой сценарий будет означать пол ную утрату суверенитета и возможности самостоятельно проектировать свое развитие, или то, что можно назвать повторением 1863 года. Сценарий 4. Распад СНГ В связи с российско-грузинским конфликтом и заявлением Грузии о выходе из со става СНГ, а также позицией Украины, как никогда остро встал вопрос о возможности распада СНГ. СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСТАНА Такая постановка вопроса не является новой. Об этом говорили не раз на самых различных уровнях, в том числе даже президент России, лидеры других государств, не говоря уже об экспертах, неоднократно предрекавших конец СНГ. И если вопрос будет поставлен в практическую плоскость, то никого это не удивит. Стало уже расхожим образ об СНГ для России и других стран, входящих в эту ор ганизацию, как чемодана без ручки, нести который неудобно, а бросить – жалко. Однако вопрос не так однозначен, как кажется, когда анализируешь, что СНГ де лает. Ликвидация СНГ вызовет гораздо больше последствий, чем его деятельность. Прежде всего, образуется определенный политический вакуум на огромном пространстве, и понадобится время, чтобы произошла переконфигурация структуры международных связей находящихся здесь стран. Это время может быть очень опасно с точки зрения стабильности и безопасности этих государств, по крайней мере, неко торых из них, к числу которых относится и Кыргызская Республика. Некоторые эксперты считают, что возможны даже несколько крупномасштабных вооружённых конфликтов или даже войн. И такая угроза, конечно же, существует, хотя и не стоит ее преувеличи вать. Несомненно, например, что ликвидация СНГ может повлечь за собой обострение отношений между Узбекистаном и Таджикистаном, Узбекистаном и Кыргызской Респу бликой и даже Казахстаном и Узбекистаном, не говоря уже о Кавказе. Высока вероят ность возобновления вооружённых конфликтов вокруг четырёх ныне существующих на пространстве СНГ непризнанных государств – Нагорного Карабаха, Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья. В эти конфликты будут втянуты шесть из 12 стран исчезнувшего Содружества. Вряд ли реален прогноз, что некоторые страны, кого не посчитают нужным срочно принять в свои ряды НАТО и Евросоюз, либо распадутся, либо будут включены в состав других государств. Так же нереален прогноз, что некоторые лидеры могут быть смеще ны и начнутся гражданские войны. Но абсолютно предсказуемо то, что возникнут проблемы со свободным и безвизо вым перемещением по пространству бывшего СНГ. Возможны и новые потоки мигран тов. Опасность конфликтов в пограничных странах повлечет за собой ужесточение по зиции России, она может быть втянута в разрешение этих конфликтов, особенно если речь пойдет о тех, кого сегодня в России называют «российскими соотечественниками» в других странах. Но в то же время, существует немало людей, которые считают, что распад СНГ не только не повлечет за собой никаких проблем, но и благотворно скажется на ситуации в странах – нынешних участниках СНГ. Нет необходимости ставить окончательный диагноз Содружеству Независимых Го сударств. Некоторые считают, что этот диагноз уже давно поставлен. Тот факт, что на каждом заседании главы государств дают поручения о реформировании содружества, является красноречивым подтверждением того, что содружество не выполняет той роли, СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСТАНА которая возложена на него. Об этом говорит и то, что с периодичностью в несколько лет в рамках содружества возникают новые проекты, новые идеи – это и, вспомним, таможенный союз, которые так и не заработал, это и ЕврАзЭС, который также не зара ботал. Это все вызывает, в общем-то, неудовлетворенность среди стран-участниц СНГ. В результате начинают возникать региональные образования. Это говорит о процессах, которые свидетельствуют фактически о размывании СНГ как структуры. Однако существуют и другие сценарии, другое будущее. Потенциал сотрудниче ства стран бывшего СССР далеко не исчерпан. Какой из этих сценариев станет реаль ностью, покажет только время и история. Для Кыргызской Республики вопрос не стоит в том, как выйти или как остаться в СНГ. Главное – выбор такой позиции и такой политики, чтобы участие в этой междуна родной организации отвечало национальным интересам нашей страны, способство вало ее развитию и укреплению взаимодействия и партнерских отношений с другими странами. Но в любом случае, для нас не приемлемы сценарии, когда участие в СНГ ве дет страну по пути потери своего суверенитета, участию в чужих геополитических играх, противостоянию с кем бы-то ни было. [1] Беседа на радио «Эхо Москвы» на тему «Что такое СНГ?». - 3 февраля 2003 года. www.

echo.msk.ru/programs/beseda/21176/ [2] Пресс-конференция министра иностранных дел Украины Бориса Тарасюка. - Москва 21 апреля 2006 года, РИА-новости. Полная версия: http://dialogs.org.ua/ua/issue_full.php?m_ id=6898 [3] Владислав Воробьев. СНГ - по-прежнему страна советов. Российская газета (Федеральный выпуск) N3581 от 17 сентября 2004 г. [4] Александр Бабаков, руководитель фракции «РОДИНА» в Государственной Думе, секретарь президиума ЦС партии «Справедливая Россия». СНГ – что дальше? - http://www.

rian.ru/analytics/20061207/56604633.html. [5] Роберт Кочарян, президент Армении. Из заявления на итоговой пресс-конференции саммита СНГ в Астане. Российская газета (Федеральный выпуск) N3581 от 17 сентября 2004 г. [6] Подробнее обо всем этом см.: Александр Бабаков, руководитель фракции «РОДИНА» в Государственной Думе, секретарь президиума ЦС партии «Справедливая Россия». 07 декабря 2006 года.- http://www.rian.ru/analytics/20061207/56604633.html. [7] См.: СНГ несет в себе родимые пятна распада. Агентство политических новостей (АПН).

22 июня 2001 - www.expert.org.ua/2001/06/23/010623p3.shtml [8] Третьяков Виталий. Зачем нам СНГ? - http://www.nigru.ru/docs/8/447.html [9] Там же. СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСТАНА ЦЕНТРАЛЬНО-АЗИАТСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ: МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?

Нур Омаров Доктор исторических наук, профессор КРСУ Интеграционные процессы в современной Центральной Азии переживают кризисное состояние на фоне продолжающихся попыток лидеров отдельных государств и внерегиональных держав возобновить их и придать им новые формат и содержание. В силу этого, представляется возможным судить о том, что регион за минувшие годы не сумел превратиться в консолидированную политическую и экономическую общность.

Основной причиной тому выступает сочетание ряда объективных и субъективных причин. Среди первых необходимо указать на следующие: начальный этап национально государственного троительства, рисутствие крытых онфликтов ежгосударственных с п с к вм отношениях, экономическое и технологическое отставание от других государств мира. Ко вторым можно отнести различающееся видение моделей и механизмов внутрирегиональной интеграции, неготовность правящих элит к созданию полноценных наднациональных экономических и политических институтов, поиски государствами региона могущественных союзников за его пределами, используемые внешними игроками для укрепления своего влияния, что препятствовало его консолидации. Основой внешнеполитического развития стран Центральной Азии в 90-е годы прошлого века стала многовекторная дипломатия, отвечавшая интересам расположенных здесь малых государств. Ограниченность финансовых, экономических, научно-интеллектуальных, технологических ресурсов, необходимость выстраивания нового формата отношений с традиционными партнерами в рамках СНГ объективным образом способствовала росту их отношений с «большим миром». Не последнюю роль в этом процессе сыграл и интерес ведущих держав к освоению ранее закрытого геополитического и геоэкономического пространства, обладающего значительными человеческими и природными ресурсами.

Значимым фактором, определяющим особенности формирования внешней политики стран региона, стала необходимость выработки единого, консолидированного ответа на общие угрозы. Их транснациональный и трансграничный характер обусловил необходимость внутрирегиональной и внерегиональной кооперации, способствуя возникновению принципиально новых институтов безопасности. Свидетельством СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСТАНА тому служит эволюция ШОС, являющейся на данный момент одним из образцов многостороннего сотрудничества в решении политических и экономических вопросов.

В то же время, становление внешней политики стран Центральной Азии на ограниченной временной и ресурсной основе обусловило ярко выраженную «пафосность» и декларативность многих начинаний. Это привело к тому, что в 1990-е годы - начале 2000-х годов внутри региона происходило своего рода соревнование по количеству выдвигаемых внешнеполитических инициатив, что не могло не сказаться на их качестве и уровне реализации. Думается, что это явление носило временный характер, будучи обусловленным «болезнью роста», переживаемой на начальном этапе становления национальной государственности. Помимо этого, в последние годы в развитии расположенных здесь стран определился ряд негативных факторов, позволяющих судить о растущей тенденции их скрытой десуверенизации. Данное явление имеет комплексно-детерминированный характер. Оно обусловлено возрастающим внешним давлением на государства Центральной Азии из-за усиливающегося соперничества мировых держав за доминирование в регионе. Наряду с этим, тому способствует очевидная слабость экономик и отставание стран региона в научно-информационной сфере, что позволяет иностранным донорам активно влиять на процесс принятия и реализации в них важнейших внутриполитических и экономических решений. Сочетание названных факторов приводит к тому, что новые независимые государства Центральной Азии, помимо своей воли, постепенно превращаются в объекты мировой политики, утрачивая искомое субъектное состояние. Некоторое позитивное исключение в этом сейчас составляет Казахстан, в силу ряда причин все более «отрываясь» от других стран Центральной Азии.

Нельзя не отметить и наличие определенных различий во внешней политике государств Центральной Азии. Наиболее явно это проявляется в поиске и выборе стратегических партнеров на международной арене. Определенное влияние на это оказало присутствие у каждого из них локальных, характерных для них особенностей развития в предшествующий период. Признавая объективный характер различий, необходимо отметить их отличающийся характер для процесса внутрирегиональной интеграции. Ясно осознаваемая и поддерживаемая странами региона необходимость создания единого политического и экономического пространства наталкивается на кажущиеся непреодолимыми препятствия. Они рождаются из-за разнящегося видения наиболее приемлемых и реально достижимых средств обеспечения этой цели. Дополнительно оценивая мотивы и интересы государств региона при их участии в интеграционных процессах, можно указать на следующее.

Интеграционные инициативы президента Республики Казахстан Н. Назарбаева, помимо практической пользы, были и остаются направленными на повышение его внешнеполитического авторитета. Укрепление позиций Казахстана приводит к тому, что он постепенно превращается в регионального лидера, посредством которого развитые СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСТАНА страны мира пытаются проводить выгодную им политику в Центральной Азии.

Для Кыргызстана участие в интеграционных проектах и союзах до сих пор остается вопросом выживания. Кыргызстан все более зависит от своих соседей по региону в политическом и экономическом отношении. Демографическое и экономическое давление со стороны южных соседей (Узбекистан, Таджикистан) на Кыргызстан вынуждает его поддерживать интеграционные инициативы руководства Казахстана. Таджикистан всегда проявлял особую заинтересованность к участию в центральноазиатской интеграции. Однако, этому мешали внутригражданский конфликт 1992-1997 годов и особая позиция Узбекистана. Позднее, в 1998 году войдя в состав ЦАЭС, Таджикистан по многим вопросам блокировался с Кыргызстаном, имеющим сходные проблемы в экономическом развитии и использовании гидроэнергоресурсов. Туркменистан открыто отказался участвовать в интеграционных проектах на региональном уровне. Это было обусловлено как политическими, так и экономическими мотивами. В частности, определенная автономность экономики страны и богатые углеводородные ресурсы позволяли ему выживать без помощи соседей. Узбекистан крайне подозрительно воспринимал интеграционные проекты, имевшие политическую направленность. Это было обусловлено тем, что, Узбекистан стремился избежать зависимости от разного рода наднациональных структур, так и извлечь, в первую очередь, экономические плюсы. Учитывая геополитическое положение Узбекистана, необходимо признать, что без его серьезного участия любой проект интеграции в Центральной Азии становится бессмысленным.


Указанные обстоятельства привели к тому, что интеграция и ее конкретные механизмы по-разному интерпретировались руководителями государств Центральной Азии. Это, разумеется, не могло не сказаться на «скорости, глубине и качестве» центральноазиатской интеграции. Чаще всего, к сожалению, это приводило к негативным результатам. После распада Советского Союза ее активными инициаторами выступили две наиболее крупные республики региона - Казахстан и Узбекистан, при том, что первые попытки к этому предпринимались еще в 1990 году. 10 января 1994 года в Ташкенте президентами Казахстана и Узбекистана был подписан Договор о создании Единого Экономического Пространства между этими государствами, в котором определялись основные направления сотрудничества. 16 января 1994 года к нему присоединилась Кыргызская Республика. Именно это, по мнению ряда экспертов, и стало реальным началом процесса центральноазиатской интеграции. Участие третьей страны привело к тому, что 30 апреля 1994 года в г. Чолпон-Ата был подписан Договор о создании Единого экономического пространства между Республикой Узбекистан, Республикой Казахстан и Кыргызской Республикой[1].

Цель интеграции подобного рода определена в первой статье Договора. Согласно ей, единое экономическое пространство создается в целях развития и реализации совместных программ по углублению экономической интеграции СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСТАНА между Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой и Республикой Узбекистан и предполагает свободное перемещение товаров, услуг, капиталов, рабочей силы и обеспечивает согласованную кредитно-расчетную, бюджетную, таможенную и валютную политику[2]. Первоначально это интеграционное объединение получило название Центральноазиатского Союза (ЦАС).

Очередным шагом на пути интеграции трех государств явилось создание рабочих органов нового интеграционного объединения. В 1994 году был учрежден Межгосударственный совет ЦАС. В его структуре были определены основные рабочие органы в виде Совета премьер-министров, Совета министров иностранных дел, Совета министров обороны Республики Казахстан, Кыргызской Республики и Республики Узбекистан. Постоянно действующим рабочим органом Межгоссовета был определен Исполнительный комитет. На него были возложены координационно-консультативные, прогнозно-аналитические, информационные функции, а также контроль за выполнением решений Межгоссовета и его институтов[3]. Немногим позднее, 5 августа 1994 года на встрече глав государств в Бишкеке был учрежден Центральноазиатский банк сотрудничества и развития (ЦАБСиР) с уставным капиталом 9 млн. долларов США[4].

17 марта 1998 года в Бишкеке прошло заседание Совета премьер министров трех государств - Узбекистана, Казахстана и Кыргызстана. На нем были рассмотрены вопросы создания международных консорциумов, а также проекты межправительственных соглашений об использовании водно-энергетических ресурсов бассейна реки Сырдарья, охране окружающей среды и рациональном природопользовании, программы сотрудничества в области миграции населения, здравоохранения и медицинской науки[5].

26 июня 1998 года в Бишкеке проведено заседание глав правительств ЦАС, в котором приняло участие руководство Таджикистана. Тем самым юридически оформилось расширение состава региональной группировки с «тройки» до «четверки». Почти все вопросы повестки дня включали корректировку документов, связанных с включением в союз нового участника[6]. С этого момента официально вступило в действие новое название союза - Центрально-Азиатское Экономическое Сообщество (ЦАЭС).

Весомым практическим результатом встречи глав ЦАЭС (г. Ташкент, апрель 2000 года) стало принятие масштабного Договора о совместных действиях по борьбе с терроризмом, политическим и религиозным экстремизмом, транснациональной организованной преступностью и иными угрозами стабильности и безопасности[7]. Ввиду его особой актуальности, он был ратифицирован национальными парламентами и вступил в действие уже осенью 2000 года.

Немногим позднее, в июне 2000 года в Душанбе было проведено заседание Межгоссовета, на котором удалось принять важнейшие документы - стратегию интеграционного развития до 2005 года и программу первоочередных действий по СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСТАНА формированию ЕЭП в Центральной Азии. По мнению участников этого заседания, реализация программы позволит преодолеть существующие разногласия. На первом этапе четыре страны планировали сделать свой рынок зоной свободной торговли. За этим последует создание таможенного, платежного и валютного союзов. Конечная цель заключается в создании единого рынка товаров, услуг, капиталов. Как вынужденный шаг в развитии интеграции на центральноазиатском пространстве следует отметить итоги встречи глав ЦАЭС (г. Ташкент, 27-28 декабря 2001 года), в ходе которой было принято решение о создании на базе ЦАЭС Организации Центральноазиатский Союз[8]. Как отмечалось в комментариях по итогам встречи, такое решение было принято в целях активизации многопланового сотрудничества в области политических, торгово-экономических, научно-технических и культурно-гуманитарных отношений. Целями новой организации должны стать диверсификация политического диалога, совершенствование форм и механизмов региональной экономической интеграции, углубление взаимопонимания по вопросам формирования единого пространства безопасности, выработка совместных действий по поддержанию мира и стабильности в регионе. Переход от ЦАЭС к ОЦАС предполагал расширение формата сотрудничества стран региона в обеспечении взаимной безопасности и совместном противостоянии угрозам стабильности в регионе. Позитивный смысл данного решения заключался в том, что оно, хоть и с запозданием, было направлено на усиление динамики интеграционных процессов в регионе.

Внешним побудительным мотивом послужили события 11 сентября 2001 года, обусловившие необходимость разработки новой концепции сотрудничества (на основе еще большего сближения стран региона) в свете резко изменившейся военно-политической ситуации. Переход к новой форме сотрудничества предполагал более высокий уровень исполнения принимаемых решений, что в конечном итоге направлено на повышение эффективности деятельности новой организации. В результате двухдневной работы глав ОЦАС было выработано совместное заявление, представляющее собой согласованный ответ стран региона вызовам терроризма, политического экстремизма[9].

Решение о создании ОЦАС как нового типа интеграционной структуры окончательно закреплено в ходе встречи президентов 28 февраля 2002 года в г. Алматы. Вследствие малой эффективности рабочих органов ЦАЭС было принято решение об их упразднении и замене на Комитет национальных координаторов. В ноябре 2002 года в Ташкенте состоялась первая встреча парламентариев в рамках ОЦАС. Руководители законодательных органов приняли решение создать институт межпарламентского сотрудничества – Совещание парламентариев стран членов ОЦАС. По итогам саммита глав ОЦАС, состоявшегося в июле 2003 года, было принято решение о ликвидации ЦАБСиР из-за невыполнения им первоначально планируемых СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСТАНА функций. С учетом малой действенности экономических институтов, сложившихся в ЦАЭС, при создании ОЦАС было принято решение о регулярном проведении на базе ОЦАС бизнес - форумов, позволяющих обсуждать наиболее актуальные проблемы развития и корректировать по ним совместные позиции. По итогам двух бизнес - форумов, состоявшихся 28-29 ноября 2002 года и 6 мая 2003 года в городах Ташкент и Ош, главами государств была дана высокая оценка готовности стран к реализации совместных проектов, включая гармонизацию законодательства, облегчение правил торговли, укрепление прямых контактов между предприятиями и бизнесменами, привлечение инвестиций в экономику центральноазиатских государств[10]. За время, прошедшее с момента образования ОЦАС, особый акцент в формировании внутренней политики был сделан на усилении политического и экономического сотрудничества в регионе, выработке единой позиции государств-участников в международных организациях по актуальным вопросам международной политики, привлечении международных доноров к решению жизненно важных проблем развития региона[11].


Анализ основных итогов деятельности ОЦАС уже в то время показал обозначившийся разрыв между декларациями политиков и реальной действительностью. Основные пункты критики ЦАЭС сохранили значение и для обновленной организации. Единое экономическое пространство в регионе формировалось медленно и со значительны и трудностями. За минувшие годы не удалось согласовать таможенную, м антидемпинговую, налоговую политику, конвертировать валюты. Отсутствуют концепция и программа защиты коллективных интересов при экспорте энергоносителей и сырьевых ресурсов, не сформированы меры для реального повышения конкурентоспособности промышленности. Не решаются перманентно нарастающие проблемы в сферах взаимовыгодного использования водного, энергетического, газового, транспортного комплек ов. В последнее время сокращаются культурные и научные связи, не с требующие значи ельных затрат на их реализацию. Нет необходимой координации т в реформировании и струк урной перестройке экономик. Не в полном объеме т выполняются условия подпи анных ранее соглашений[12].

с Не была согласована экспортная политика, что приводило к неоправданной конкуренции государств-участников по отдельным группам экспортной продукции на рынках третьих стран. Тормозом на пути интеграционного процесса стало разноскоростное реформирование экономик, односторонние решения, ущемляющие интересы парт еров. Казахстан в конце 90-х годов односторонне н проводил тарифное и нетариф ое регулирование торговли внутри ЦАЭС. н Кыргызстан в качестве «ограничительно - запрети ельной» меры использовал свои т водно-энергетические ресурсы. Узбекистан проявлял изоляционистские тенденции, ориентируясь на страны за пределами ЦАЭС и СНГ[13].

СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСТАНА Катализатором отмеченных негативных процессов оставалось сочетание взаимосвязанных факторов, рождаемых неоднозначно оцениваемой позицией потенциальных «лидеров» региона - Казахстана и Узбекистана - к процессу внутрирегиональной интеграции. К его наиболее существенным моментам следует отнести:

Перманентно сохранявшееся соперничество между ними за лидерство в регионе, подкрепляемое опорой на внерегиональных союзников. Это препятствовало выработке единой позиции по основным вопросам внутренней и внешней политики в Центральной Азии[14], Отсутствие у Казахстана и Узбекистана глубокого интереса ко внутрирегиональной кооперации и интеграции, поскольку их основные торговые партнеры были расположены вне Центральной Азии. Формируемые механизмы внутрирегиональной интеграции оказались важны для них лишь как одно из средств воздействия на потенциальных соперников в переделе внутрирегиональных сфер влияния, Систематический характер принимало ущемление экономических интересов более слабых партнеров по ОЦАС - Кыргызстана и Таджикистана.

Отмеченные выше негативные моменты непосредственно отразились на динамике и глубине процессов внутрирегиональной интеграции, демотивируя их участников. Вследствие этого, стало неизбежно появление публикаций с такими симптоматичными названиями как, например, «Региональная кооперация в Центральной Азии: миссия невыполнима?»[15].

В целом, к настоящему времени, в истории интеграции в Центральной Азии, по мнению автора, можно условно выделить несколько фаз. Первая фаза (подготовительная) охватила 1990-1993 годы. В это время, на фоне обретения независимости и осознания невозможности успешно развиваться в одиночку была создана основа для процесса интеграции. Вторая фаза (период «малоэффективной реализации») охватила время с 1994 по 2005 годы. Для нее характерен процесс вялотекущей интеграции с чрезвычайно низкими результатами, одним из проявлений чего явилось постоянное переформатирование и изменение векторов сотрудничества. Наглядно это определилось в переходе от ЦАС (1994 год) к ЦАЭС (1998 год) и ОЦАС (2002 год). Многие инициативы приобрели декларативный характер, из-за чего подобный формат интеграции не устраивал большинство участников. Третья фаза (дезинтеграция) протекает с октября 2005 года по настоящее время. ОЦАС прекратил свое существование, став частью ЕврАзЭС. Формальным предлогом стало совпадение целей, решаемых этими организациями. Фактическим же поводом послужила нежизнеспособность ОЦАС. Несмотря на очевидный провал и затухание интеграционных импульсов, сегодня в Центральной Азии продолжается поиск новых форм сотрудничества. Очевидным лидером процесса внутрегиональной интеграции (по крайней мере, на уровне выдвигаемых инициатив) остается Казахстан. В частности, СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСТАНА это проявляется в том, что Казахстан в 2006-2007 годах продолжил вести активные переговоры с Узбекистаном, Кыргызстаном и Таджикистаном о создании двусторонних межгосударственных союзов, которые могли бы стать основой последующего процесса эффективного экономического и политического взаимодействия. Несмотря на отрицательную позицию Узбекистана, процесс переговоров продолжается.

Особый интерес, в связи с этим, представляет сопоставление проектов интеграции региона, предлагаемых внерегиональными державами. К настоящему времени, можно указать на четыре проекта, имеющих реально оформленную инфраструктуру практической реализации. Россия предлагает проект интеграции в рамках «постсоветского» пространства посредством институтов ЕврАзЭС. При этом, несмотря на более высокий статус СНГ, оно фактически не рассматривается в качестве более предпочтительного. Китай в качестве наиболее вероятного механизма экономического и политического взаимодействия предлагает ШОС, в котором участвуют четыре государства региона и Россия, активный интерес к которому, в последнее время проявляет Туркмения. США в апреле - октябре 2005 году выступили с инициативой создания «Большой Центральной Азии», благодаря которой регион фактически превращается в придаток сателлитов США в Южной Азии. Европейский Союз с конца 1990-х годов ведет активную работу по внедрению в Центральной Азии региональных проектов, которые позволили бы нашим государствам выступать с единых позиций. На это же направлена новая, измененная стратегия ЕС в Центральной Азии на период 2007-2013 годов, реализуемая по семи направлениям. Наиболее жизнеспособными могут стать такого рода варианты «внешней интеграции», которые учитывали бы интересы не только их инициаторов, но и государств региона, а также основных участников межгосударственного сотрудничества в Центральной Азии. Практическое воплощение это предложение может найти в создании и реализации стратегии «антикризисного» развития Центральной Азии посредством совместного проекта новых независимых государств региона и ведущих стран мира, имеющих здесь свои интересы.

Несмотря на наличие реальных оснований для реализации «внешних проектов интеграции», наиболее оптимальным для Центральной Азии выглядит рост внутрирегионального сотрудничества и переход к состоянию самостоятельного политического и экономического субъекта международных отношений. С учетом отмеченного, можно указать на три наиболее вероятных сценария реализации интеграционных процессов в Центральной Азии.

Первый, наименее приемлемый, вариант интеграции заключается в поглощении региона внешними силами. Контуры данного плана проглядывают в проекте «Большой Центральной Азии», инициируемом США. Введение региона в круг подконтрольных официальному Вашингтону стран Южной Азии превратит его в сателлита американских внешнеполитических интересов, приведя к неизбежному конфликту с традиционно СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСТАНА дружественными Россией и Китаем.

Второй сценарий интеграции может выразиться в т.н. «сетевой модели внутрирегиональной интеграции», находящей практическое выражение в инициативах Казахстана. Это выражается в создании сети двусторонних соглашений внутри региона, которые, со временем, могут быть переведены на уровень интеграционного объединения.

И третий сценарий, апеллирующий к начальному опыту интеграции Европейского Союза в виде ЕврОУС, а именно, созданию специализированных трансграничных консорциумов, позволяющих взаимовыгодно эксплуатировать наиболее значимые ресурсы региона. Речь идет не о скомпрометировавшей себя модели межправительственных отношений, удобной для крупных стран региона, которая была направлена на контроль за гидроэнергоресурсами менее развитых Кыргызстана и Таджикистана. Напротив, должна быть реализована «компенсационная» модель экономических отношений, при которой затраты на использование воды «стран верхнего течения», становящейся все более дорогим товаром в засушливой Центральной Азии, должны в полной мере возмещаться энергоносителями в виде нефти и газа «стран нижнего течения». Не исключен вариант создания транспортно-коммуникационного объединения, которому удастся успешно решить проблему преодоления внутренней и внешней изолированности стран Центральной Азии. Сравнительный анализ подобных сценариев с учетом опыта интеграции Западной Европы и Юго-Восточной Азии подводит к мысли, что наиболее успешными окажутся именно экономические, а не политические проекты, приносящие взаимную выгоду всем участникам.

Лишь они смогут сдвинуть тяжелейший воз центральноазиатской интеграции, переведя в позитивный формат экономические и политические отношения как внутри региона, так и отношения региона с его основными внешнеполитическими партнерами. С учетом собственного негативного опыта, основой региональной интеграции должно стать консолидированное устремление элит региона к созданию единого политического, экономического и культурного пространства. В настоящее время внутренний конфронтационный потенциал в Центральной Азии существенно превышает интеграционный. И все же, ситуация не выглядит безвыходной. В качестве наиболее очевидного средства его преодоления выступает необходимость соединения усилий для минимизации коммуникативной, информационной и технологической изолированности региона. Особое значение приобретает разумное использование опыта европейской интеграции как модели для интеграции евразийской[16].

Принципиальное значение для успеха внутрирегиональной интеграции имеет применение квалифицированного управления, соединяющего в себе компетентность, социальную ориентированность внутринациональной и внутрегиональной политики, создание условий для прозрачного управления, сдерживающего рост коррупционных проявлений.

СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСТАНА Не менее важно умение эффективно использовать природные и людские ресурсы, рассматривая первые как невосполнимые и дающие лишь внешнее и ограниченное во времени процветание. Как показывает мировая практика, между наличием энергетического богатства и экономическим ростом отсутствует автоматическая зависимость.

Для достижения этого необходимо проведение согласованной и компетентной политики сразу по нескольким направлениям. Наиболее перспективными среди них, с точки зрения интересов безопасности Кыргызстана на региональном уровне, выступают:

Создание единого энергетического рынка и сети транспортных коридоров в Центральной Азии, Содействие экономическому росту стран региона путем специальных программ «подтягивания» до среднего уровня менее развитых участников, аналогичных действующим в Европейском Союзе, Унификация действующего законодательства в валютно-финансовой сфере как основы для развития механизмов внутренних инвестиций, Широкое внедрение программ научно-технической и культурной кооперации, Создание полномочных органов по противодействию нетрадиционным угрозам безопасности, в частности, борьбе с отмыванием криминальных средств, организованной преступностью и терроризмом.

Несмотря на значительные трудности, встающие перед странами региона, только согласованные действия в решении этих и иных проблем способны обеспечить успех самостоятельным интеграционным начинаниям в Центральной Азии.

[1] Договор о создании единого экономического пространства между Республикой Казахстан, Кыргызской Республкой и Республикой Узбекистан//Сборник основных документов Межгосу дарственного Совета Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Республики Узбекистан и Республики Таджикистан. Бишкек:1998. С. 6.

[2] Договор о создании единого экономического пространства между Республикой Казах стан, Кыргызской Республикой и Республикой Узбекистан… С. 6.

[3] Заявление глав государств Республики Казахстан, Кыргызской Республики и Республики Узбекистан от 8 июля 1994 года//Сборник основных документов Межгосударственно го Совета Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Республики Узбекистан и Респу блики Таджикистан. Бишкек: 1998. С. 10;

Аширов Б.Ч. Становление и перспективы экономиче ского сотрудничества Центральной Азии//Центральная Азия и культура мира. № 1(4), 1998. С. 5-6;

\Примбетов С. Центральная Азия: реалии и перспективы экономической интеграции. М.: 2000. С. 43. [4] Саидазимова Г. Интеграция в Центральной Азии: реалии, вызовы, возможности//Централь ная Азия и Каказ, № 3(9), 2000. С. 81.

СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСТАНА [5] Примбетов С. Указ. соч., С. 54;

Кумсков Г.В., Кумскова Н.Х.,Суванкулов А.Р. Регулирование миграционных процессов в Центральноазиатском экономическом сообществе. Бишкек: Из дательство КРСУ,1998.С.63-72.

[6] Протокол «О присоединении Республики Таджикистан к договору о создании единого экономического прстранства между Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой и Ре спубликой Узбекистан от 30 апреля 1994 года»//Сборник документов и материалов Межго сударственного Совета Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Республики Таджи кистан и Республики Узбекистан. Бишкек: 1998. С. 14-17.

[7] Создан оборонный союз «четырех»//Слово Кыргызстана. 2000. 21 апреля.

[8] Президенты центральноазиатских стран создали Организацию Центральноазиатского союз - http://www.UzA.uz [9] Ташкентское заявление глав государств Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбе кистана - http://www. UzA.Uz [10] Совместное заявление глав государств Республики Казахстан, Кыргызской Республи ки, Республики Тажикистан и Республики Узбекистан по итогам встречи Организации «Центрально-Азиатское Сотруничество», состоявшейся 5-6 июля 2003 года в городе Алматы - http://www.party.kz/pub0407036.html [11] Ислам Каримов. В Центральной Азии сохраняется стратегическая неопределенность -http://www.CentrAsia.Ru/newsA.php4?st= [12] Кошанов А. Стратегия региональной интеграции государств Центральной Азии//Рефор ма, № 1(5), 2000.С.9;

Кошанов А., Хусаинов Б. Проблемы интеграции государств Централь ной Азии//Центральная Азия и Кавказ, № 1(13), 2001. С. [13] Кошанов А., Хусаинов Б. Указ. соч., С. [14] Эшмамбетов Н.А. Перспективы развития Кыргызстана и Центральноазиатского региона в переходный период [15] Bohr Annette. Regional Cooperation in Central Asia: Mission impossible?//Helsinki Monitor. Quarterly on Security and Cooperation in Europe. Special Issue. Central Asia Aspects of security and stability. Ed. by Arie Bloed. Leiden, 2003. P. 264- [16] Андерсен В. Модель интеграции Европейского Союза: опыт для региона Центральной Азии//Экономичские аспекты интеграционных процессов: опыт Европейского Союза/Под ред. М.С. Ашимбаева. Алматы: КИСИ, 2003. С.9-11;

К. И. Байзакова, М.Ш. Губайдуллина. Опыт европейской интеграции и его применение на територии Центральной Азии//Центральная Азия во внешней политике Европейского Союза /Под ред. Ж.У. Ибрашева. Алматы:2004. С.236-245.

СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСТАНА Послевкусие финансового кризиса во взаимоотношениях Центральной Азии и России Эдуард Полетаев Казахстанский политолог, главный редактор журнала «Мир Евразии»

Динамика и экспрессия с одной стороны, и недопонимание – с другой, происходящие в последнее время вокруг российско центрально-азиатских политических и экономических процессов, вынудят Кремль провести более четкую артикуляцию своих интересов в регионе. В состоянии противостояния Нынешний экономический кризис уже влияет на систему международных отношений, и в том числе – на отношения России со странами Центральной Азии. За шелухой деклараций о дружбе и сотрудничестве вскоре будет отчетливо видна способность (или неспособность) стран региона к выработке скоординированной политики.

Формально в ближайшем будущем приоритеты России по отношению к дружественным странам окажутся еще более значимыми, выражаясь в посильной экономической помощи и демонстрации добрых политических намерений. Так, в декабре 2008 года в Москве под председательством Дмитрия Медведева состоялось совместное заседание Совета безопасности и Госсовета России на предмет сотрудничества в рамках СНГ и усиления роли рубля в качестве резервной региональной валюты. Ранее, подводя итоги года перед журналистами, г-н Медведев заявил об особом внимании, уделяемом «развитию наших отношений с государствами СНГ, ЕврАзЭС и ОДКБ. Здесь может быть направление главного удара, потому что для нас крайне важно выстроить полноценные отношения с нашими партнерами».

Долгое время неумирающая в Центральной Азии многовекторная политика требует коррекции: Москва, имея инвестиционно-дипломатическую дееспособность в регионе, в отличие от Европы или США, особо занятыми ныне решением внутренних проблем, может позволить себе лидерство, дающее ей возможность позиционировать себя в качестве первостепенного партнера в Центральной Азии. Ведь никто не снимает с региональной повестки дня главный вопрос: чья более сильная экономика может протянуть руку помощи?



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.