авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

УДК 327(06)

ББК 66.4я43

М43

Р е д а к ц и о н н а я к о л л е г и я:

доктор исторических наук В. Г. Шадурский;

доктор экономических наук А. В. Данильченко;

кандидат юридических наук Е. В. Бабкина;

кандидат юридических наук Е. Ф. Довгань;

кандидат филологических наук С. А. Дубинко;

кандидат исторических наук А. В. Русакович;

кандидат экономических наук Н. В. Юрова Международные отношения: история, теория, практика : ма М43 териалы I науч.-практ. конф. молодых ученых фак. междунар. от ношений БГУ, Минск, 4 февр. 2010 г. / редкол. : В. Г. Шадурский [и др.]. — Минск : Изд. центр БГУ, 2010. — 189 с.

ISBN 978-985-476-840-3.

В сборник вошли материалы, исследующие актуальные проблемы разви тия международных отношений, вопросы внешней политики и дипломатии Республики Беларусь, тенденции в развитии международного права, мировой экономики и международных экономических отношений, а также современные проблемы межкультурной коммуникации.

Адресуется научным работникам, преподавателям, аспирантам, магист рантам и студентам вузов.

УДК 327(06) ББК 66.4я © БГУ, ISBN 978-985-476-840- © Оформление. РУП «Издательский центр БГУ», СОДЕРЖАНИЕ Шадурский В. Г. Вступительное слово.......................................................... Юрова Н. В. О деятельности Совета молодых ученых факультета международных отношений Белорусского государственного университета..................................................................................................... СЕКЦИЯ 1. Актуальные аспекты внешней политики, дипломатической и консульской службы в современных международных отношениях......................................... Буяшова Т. С. Отношения Беларусь — НАТО на современном этапе..... Дударёнок А. С. Динамика внешней политики Индии во 2-й половине ХХ — начале ХХI в.......................................................... Витковский С. М. Социально-политический строй КНР в условиях глобального финансово-экономического кризиса.................. Жихарева С. А. Венский раунд переговорного процесса по статусу Косово........................................................................................... Макейчик Ю. Н. Изменения в функционировании институтов ЕС.......... Репин В. В. Бессарабский советско-румынский территориальный спор (1918—1940 гг.): эволюция конфликта в контексте Версальской системы международных отношений.................................... Садовская А. Н. Перспективы расширения Европейского Союза............ Федосик И. В. Палестино-израильские отношения 2000—2008 гг................................................................................................. СЕКЦИЯ 2. Международное право: теория и практика применения в современных условиях...................................................... Босовец С. М. Повышение эффективности разрешения споров в рамках ЕврАзЭС.......................................................................................... Волчкевич А. И. Эффективность деятельности Международного уголовного суда............................................................... Гаранина Ю. Л. Санкции Совета Безопасности ООН в контексте поддержания международного мира и безопасности........... Горбаченко С. В. Правовая основа взаимодействия универсальной и региональных систем коллективной безопасности.......................................................................... Дороховец С. А. Договорно-правовой механизм Совета Европы по борьбе с терроризмом.............................................................................. Дубровник Е. В. Особенности квалификации серьезных нарушений международного гуманитарного права на примере института международно-правовой защиты окружающей среды в период вооруженного конфликта........................... Жданок А. С. Международно-правовое регулирование коммерциализации космической деятельности.......................................... Кипеть А. И. Создание торгового флота в Республике Беларусь:

международно-правовой аспект................................................................... Кузнецова Е. В. Международная правосубъектность Международного Комитета Красного Креста............................................ Лойша Д. Н. Механизм правового регулирования пространства свободы, безопасности и правосудия в Европейском Союзе.................... Рудько Е. С. Эволюция институционального сотрудничества государств — участников Договора о коллективной безопасности 1992—2002 гг................................................................................................ Синкевич С. А. Критерии приема стран в Движение неприсоединения...................................................................... Стукина В. А. Правовой статус Европейского парламента по Лиссабонскому договору......................................................................... СЕКЦИЯ 3. Актуальные проблемы международного частного права............................................................................................. Анищенко А. И. Проблемы прекращения деятельности представительств иностранных организаций в Республике Беларусь.................................................................................. Байбороша Н. С. Принцип гендерного равенства при реализации суррогатного материнства................................................. Газдюк Н. Ю. Коллизионное регулирование обеспеченных сделок: основные положения Руководства ЮНСИТРАЛ для законодательных органов по обеспеченным сделкам......................... Коледа В. В. Методы повышения эффективности рассмотрения судебных споров, связанных с классификацией товаров в таможенных целях....................................................................................... Корочкин А. Ю. О перспективах применения статьи 1097 ГК в судебной практике....................................................................................... Кучма Т. П. Международный коммерческий арбитраж в Китае............... Сахончик Д. Г. Современные тенденции развития правового регулирования брака.................................................................... Степанчикова Ю. С. Особенности правового регулирования создания субъектов товаропроводящей сети за рубежом в форме филиалов и представительств отечественных субъектов хозяйствования............................................................................. Тыкоцкая Н. Г. Правовое регулирование недобросовестной конкуренции в Эстонской Республике......................................................... Тябус А. В. Страхование иностранных инвестиций.................................... Чжу Хэци. Опыт Китая в привлечении иностранных инвестиций......... Шакель Н. В. К вопросу об использовании произведений в цифровой форме: практические проблемы и тенденции правового регулирования...................................................... Шевченко А. П. Доктринальные подходы к определению правовой природы инвестиционного договора с государством.............. СЕКЦИЯ 4. Современные тенденции развития мировой экономики и международных экономических отношений..................................... Бертош Е. В. Роль трансфера технологий для Республики Беларусь на современном этапе экономического развития..................................... Бычинская В. Д. Факторы роста конкурентоспособности и экспортного потенциала национальной экономики............................. Данильченко А. О. Влияние мировой конъюнктуры на экономику Республики Беларусь.......................................................... Калинин Д. С. Перспективы посткризисного развития зарубежной деловой активности белорусских машиностроительных предприятий........................................................... Кирвель О. Ч. Взаимосвязь теории и политики валютного курса.............................................................................................................. Ковшар Е. А. Основные этапы и принципы формирования государственной политики в области внешней торговли Республики Беларусь после приобретения суверенитета....................... Корзик П. М. Измерение уровня конкурентоспособности национальной экономики........................................................................... Нестерова А. А. О формировании общего рынка труда государств — участников Содружества.................................................... Новикова А. Н. Роль государства и направления государственной политики на рынке образовательных услуг.............................................. Турлай И. С. Региональная интеграция и прямые иностранные инвестиции........................................................... Чэнь Ян Ян. Международная торговля туристическими услугами (опыт Китайской Народной Республики)................................................. Юрова Н. В. Реализация профессионального потенциала человека в условиях развития международной трудовой миграции...................... Ярошевич В. И. Модернизация белорусской экономики:

поиск оптимальных механизмов финансирования.................................. СЕКЦИЯ 5. Современные направления исследований в парадигме межкультурной коммуникации...................................... Артемова О. А. Теоретические основы исследования категории пространства в современной лингвистике................................................ Гриневич Е. В. Культурологический подход в обучении чтению как виду речевой деятельности (на примере домашнего чтения)........... Деревянко О. М. Образование и свертка номинативных единиц из заимствованных элементов в корейском языке.................................... Жук Е. В. Домашнее чтение как средство формирования межкультурной компетенции...................................................................... Жуковец Е. С. О важности изучения национальных аспектов бизнес-культуры в процессе подготовки студентов-международников...................................................................... Карасёва К. В. Структура китайского иероглифа:

традиционные и современные подходы..................................................... Кривонос Е. А. Использование мультипликационных фильмов на уроках РКИ............................................................................................... Курачек О. Ф. Коммуникативные барьеры в межкультурном общении на уровне межличностных связей............... Панькова А. В. Морфологическая подсистема японского языка............ Хруцкая Н. В. Ролевая игра как средство развития иноязычной коммуникативной компетенции студентов вузов............... Ядченко Е. И. Эффективность качественных исследований в изучении дискурса беженцев................................................................... Яранцева Т. В. Эффективное использование ресурсов памяти в процессе изучения иностранного языка.................................................. Ярошевич Е. И. Проблема лексико-культурной интертекстуальности в кинематографе...................................................... ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО Декан факультета международных отношений БГУ, д-р ист. наук, проф. Шадурский Виктор Геннадьевич Уважаемые коллеги!

Вашему вниманию представлен сборник материалов I научно-прак тической конференции молодых ученых факультета международных от ношений Белорусского государственного университета. Конференция и публикация ее результатов являются одним из первых реальных ито гов деятельности недавно созданного Совета молодых ученых ФМО БГУ. Приятно радует широта научных интересов аспирантов и молодых преподавателей, глубина постижения избранных ими тем.

Опубликованные материалы свидетельствуют, что авторы издания уже имеют опыт подготовки научных статей и уже записали в свой актив де сятки научных работ. Однако выход в свет даже далеко не первой статьи является приятным и волнующим событием. Это происходит потому, что любая, в том числе короткая по объему, научная публикация являет ся результатом длительной исследовательской работы, завершает опре деленный период напряженного творческого поиска, дает возможность ее автору быть «услышанным», получить обратную связь по поводу сво их интеллектуальных исканий.

Авторы сборника избрали преподавательскую и научно-исследова тельскую работу в высшем учебном заведении в качестве своего профес сионального пути. Такая карьера не является легкой и безоблачной, как это представляется некоторым не посвященным в эту деятельность лю дям. Творческая работа преподавателя-исследователя не прекращается с окончанием аудиторных занятий, мысли о научной проблеме не отпуска ют его и в выходные дни, и на отдыхе. Это касается прежде всего тех, кто готовит диссертацию или пишет научную монографию. Серьезная науч ная работа — это бег на длинные дистанции. Она требует концентрации и правильного распределения интеллектуальных, моральных и физиче ских усилий, системного подхода к организации времени. Поэтому так приятно видеть вышедшие в свет концентрированные результаты много летнего труда после написанных и переписанных сотен, а иногда тысяч страниц черновиков, томов выдержек из публикаций других авторов, «гор» статистического и фактического материала.

Хотел бы подчеркнуть еще один важный момент. Исследователям ни в коем случае не следует бояться критики, пытаться избежать ее.

Грамотные советы и замечания обогащают творчество, позволяют уви деть в разработке научной проблемы новые грани.

Большую роль в становлении молодых исследователей играют их научные руководители. Наука — это коллективный мировой процесс.

Коллективный процесс не в том смысле, что конкретные научные от крытия совершаются одновременно многими людьми, а в том, что ис следователи в своем творчестве не могут не опираться на достижения своих предшественников. Именно это обстоятельство формирует науч ные школы и расширяет до фантастических масштабов научные задачи.

Уважайте своих научных руководителей, даже если иногда Вы не со гласны с их научными подходами!

Хочу еще раз поздравить представителей Совета молодых ученых ФМО БГУ с замечательным событием — выходом книги, а также поже лать творческих успехов всем авторам издания.

О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОВЕТА МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ФАКУЛЬТЕТА МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА Председатель Совета молодых ученых факультета международных отношений БГУ, канд. экон. наук, доц. Юрова Наталья Вячеславовна Уважаемые коллеги!

В сентябре 2009 г. на факультете международных отношений был образован Совет молодых ученых ФМО БГУ как общество, представ ляющее интересы молодых ученых в профессиональной, научной и со циальной сфере. Совет молодых ученых ФМО входит в систему Советов молодых ученых БГУ, которую возглавляет Совет молодых ученых БГУ.

Совет молодых ученых ФМО осуществляет свою деятельность в рам ках целей и задач факультета международных отношений БГУ по разви тию творческого и научного потенциала молодежи, содействию ее про фессиональному росту и активному вовлечению в научно-исследова тельскую и педагогическую работу, решению социальных и гендерных проблем, а также закреплению молодых кадров на факультете междуна родных отношений БГУ.

В состав Совета молодых ученых ФМО входят представители всех кафедр нашего факультета. В Совете представлены интересы аспирантов и молодых преподавателей в возрасте до 35 лет.

В рамках Совета было разработано Положение о Совете молодых ученых ФМО и План работы на 2009—2010 гг., в котором содержатся интересные и полезные для молодых ученых мероприятия. С целью наи лучшего информирования о деятельности Совета и оперативного обра щения к его членам открыта Web-страница на сайте нашего факультета (www.fir.bsu.by).

Свершилось важное событие в научной жизни нашего факультета.

Мы провели первую научно-практическую конференцию молодых уче ных факультета международных отношений. Молодые ученые, рабо тающие в стенах ФМО, получили еще одну возможность поделиться ре зультатами своих научных исследований, обсудить их, обменяться опы том с коллегами и в то же время узнать много нового в рамках своих специальностей. Особенность нашего факультета такова, что под одной крышей здесь соседствуют историки, политики, экономисты, юристы, филологи и лингвисты, но все мы работаем в общем направлении — «международные отношения». Поэтому мы как организаторы данной конференции постарались охватить интересы всех молодых ученых ФМО.

Хочу пожелать всем нам дальнейшей плодотворной работы и выра зить уверенность, что проведение ежегодной конференции молодых ученых факультета международных отношений БГУ станет доброй тра дицией!

Секция АКТУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ, ДИПЛОМАТИЧЕСКОЙ И КОНСУЛЬСКОЙ СЛУЖБЫ В СОВРЕМЕННЫХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ ОТНОШЕНИЯ БЕЛАРУСЬ — НАТО НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ Буяшова Т. С., аспирант кафедры международных отношений Стремление Республики Беларуси к полноценному участию в евро пейских интеграционных процессах, затрагивающих военно-политиче скую сферу, началось сразу после провозглашения независимости. Бела русь объявила о готовности принимать участие в процессе формирования международной безопасности и решении ряда вопросов, связанных с раз оружением и ограничением вооружений.

Одним из направлений внешней политики Республики Беларусь яв ляется взаимодействие с НАТО. На сегодняшний день Североатлантиче ский альянс является крупнейшим военно-политическим объединением.

Последовательное развитие отношений с НАТО отвечает национальным интересам Беларуси. Взаимодействие с НАТО реализуется в рамках Со вета Евроатлантического партнерства (СЕАП) и программы «Партнерст во ради мира» (ПРМ), вступив в которую, Беларусь объявила о своей приверженности принципам демократии и обеспечения безопасности.

Основным документом участия в ПРМ является Индивидуальная про грамма партнерства (ИПП).

Официально Беларусь присоединилась к программе ПРМ в 1995 г., подписав в Брюсселе рамочный документ о сотрудничестве и создав при штабе Объединенных вооруженных сил НАТО в Европе Пункт по координации партнерства (ПКП). Республика Беларусь рассматривает ПРМ как возможность трансформировать отношения между НАТО и странами-партнерами в реальное многостороннее сотрудничество по укреплению региональной и международной безопасности. Несмотря на различия во внешнеполитических взглядах, существующие на со временном этапе, главные цели как НАТО, так и Беларуси совпадают.

Их сущность — создание всеобъемлющей и неделимой безопасности в Европе.

Политические разногласия в марте 2006 г., которые значительно ухудшили отношения белорусского государства со странами Запада, од нако, не помешали реализации ИПП Беларуси и НАТО на 2006— 2007 гг. В соответствии с данной программой представители Вооружен ных Сил Беларуси в мае 2007 г. приняли участие в программе НАТО по трансформации в оборонной области в Европейском Центре изучения вопросов безопасности им. Дж. Маршалла в Гармиш-Партенкирхен (ФРГ) для обсуждения вопросов как потенциала сетецентрического управления войсками НАТО, так и подходов к проведению операций.

В ноябре 2007 г. в Беларусь прибыли представители командования объединенных военно-воздушных сил НАТО «Рамштайн». В ходе визи та предусматривалось проведение брифингов по вопросам, связанным с целями партнерства для Военно-воздушных сил и войск противовоз душной обороны Беларуси в рамках Процесса планирования и оценки сил (ПАРП). Основной целью мероприятия было ознакомление участни ков с задачами командования ОВВС НАТО «Рамштайн», доктриной и процедурами НАТО. Одним из новых направлений сотрудничества Беларуси и НАТО стало обсуждение вопросов боевой живучести и само защиты воздушных судов, навигации и радиосвязи.

В ходе дальнейшего укрепления сотрудничества была разработана ИПП Беларуси и НАТО на 2008—2009 гг. В нее вошли 85 мероприятий из 20 областей сотрудничества, а также 9 дополнительных мероприятий (мероприятия СЕАП/ПРМ, не включенные в Рабочую программу парт нерства, и мероприятия, проводимые «в духе» ПРМ).

В конце февраля 2008 г. в Минске состоялись консультации экспер тов Беларуси и НАТО по оценке результатов участия белорусского го сударства в ПАРП в истекшем периоде. Представители Международно го секретариата НАТО дали высокую оценку ответственному и резуль тативному участию Беларуси в мероприятиях ПАРП. Кроме того, были согласованы шесть новых целей партнерства в дополнение к 21 цели, определенной ранее.

В апреле 2008 г. вследствие очередных политических разногласий руководством НАТО было принято решение об ограничении уровня участия белорусской стороны в предстоящей встрече СЕАП в Бухаресте.

Тем не менее, это не помешало проведению 4 ноября 2008 г. в штаб квартире Организации Североатлантического договора в Брюсселе засе дания Политико-военного руководящего комитета НАТО по вопросам процесса планирования и оценки сил программы «Партнерство ради ми ра» (ПАРП) в формате «26 + Беларусь» для обсуждения вопросов обес печения региональной безопасности.

Важным шагом на пути сотрудничества в области обеспечения безопасности стало проведение в ноябре 2008 г. консультаций с пред ставителями штаб-квартиры НАТО, в ходе которых в предварительном плане был одобрен проект Индивидуальной программы партнерства Бе ларусь — НАТО на 2009—2010 гг. ИПП Беларуси и НАТО на 2009— 2010 гг. предусматривает развитие сотрудничества с НАТО в 18 облас тях и участие белорусской стороны в 120 мероприятиях.

В ходе визита делегации штаб-квартиры НАТО во главе с началь ником управления планирования сил департамента оборонительной по литики Ф. Боландом в Беларусь в марте 2009 г. прошли переговоры с белорусской стороной по поводу проекта оценочного документа дея тельности Беларуси в рамках процесса планирования и оценки сил про граммы НАТО ПРМ, а также проведения мероприятий для достижения целей партнерства в рамках процесса планирования и оценки сил.

Саммит НАТО апреле 2009 г. открыл перед Беларусью серьезную перспективу прорыва в отношениях с ЕС и США. Результатом положи тельных изменений во взаимоотношениях с Североатлантическим аль янсом стало полноправное членство Беларуси в Женевском Центре по демократическому контролю над вооруженными силами, действующем в рамках ПРМ в ноябре 2009 г.

В настоящее время главной задачей отношений Республики Бела русь с НАТО является развитие политического диалога и наращивание практического сотрудничества на равноправной и взаимовыгодной основе.

НАТО играет значимую роль в обеспечении европейской междуна родной безопасности, и в этом направлении Беларусь готова к дальней шему сотрудничеству с Североатлантическим альянсом.

Трансформация организации НАТО, модернизация ее структур, расширение программы партнерства в целом оказывают положительное воздействие на национальную безопасность Республики Беларусь.

ДИНАМИКА ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ИНДИИ ВО 2-й ПОЛОВИНЕ ХХ — НАЧАЛЕ ХХI в.

Дударёнок А. С., канд. ист. наук, доц. кафедры «Организация деятельности ОПЧС и общенаучных дисциплин», ГУО ИППК МЧС Республики Беларусь На внешнюю политику Индии в рассматриваемый период оказал влияние ряд внешне- и внутриполитических событий: с одной стороны, это развитие межгосударственного сотрудничества, урегулирование споров, международные договоренности;

с другой стороны — нерешен ные противоречия, угрозы безопасности, войны, гонки вооружений, из менение расстановки сил на региональном и глобальном уровнях. При этом концептуальным основанием индийской внешней политики являет ся цивилизационная идентичность Индии, ее традиционные историче ские и культурные связи с другими регионами, а также представления политических элит о ее исторической роли и будущем [1, с. 338—339].

Как отмечал индийский ученый В. П. Датт, основой внешней политики Индии остаются осознанные национальные интересы [2, с. 434].

В первые десятилетия после обретения независимости главнейшей задачей для индийского и других молодых национальных государств было укрепление центральной власти и борьба с сепаратизмом. Возмож ности Индии по распространению своего внешнеполитического влияния на традиционные зоны своих интересов в регионе также были ограниче ны, поэтому она была вынуждена проводить относительно динамичную внешнюю политику, которая при Джавахарлале Неру характеризовалась нейтрализмом и избеганием конфликтов, участием в Движении непри соединения, работе ООН, движении за мир и разоружение, активным поддержанием идеи азиатской солидарности [3, с. 30]. Крупнейшая страна развивающегося мира проводила в 1950-х гг. самостоятельный внешнеполитический курс, нацеленный на ограничение внешнего, и в частности американского, влияния в Южной Азии и в бассейне Ин дийского океана в целом [4, с. 119].

Идеалистическое стремление Индии создать нравственный и спра ведливый мировой порядок, отказ от политики силы были подорваны «холодной войной» и политикой двух сверхдержав в Южной Азии. По ражение Индии в войне с Китайской Народной Республикой в 1962 г., неоднозначная реакция азиатских государств на этот конфликт и смерть Дж. Неру в 1964 г. привели к пересмотру индийской военной доктрины, переоценке потенциальных угроз и ослаблению политики нейтрализма.

После смерти Дж. Неру и в период правления Индиры Ганди в своей внешней политике Индия переходит к «realpolitik», где основное внима ние уделялось индийским национальным интересам, основанным «ско рее на политическом реализме, чем на идеалистическом восприятии» [5, с. 87]. В последующие два десятилетия страна вела борьбу за то, чтобы помешать установлению иностранного господства над регионом [2, с. 187]. В соответствии со стратегией «realpolitik» основное внимание Индия уделяла областям, где затрагивались ее жизненно важные интере сы и где она обладала достаточными возможностями, чтобы добиться успеха — в Кашмире, Бутане, Сиккиме, Гоа, Непале, Бирме. Там же, где у Индии не хватало ресурсов влияния, она стремилась задействовать международные средства (ООН, Москву, Лондон, Вашингтон) [6, с. 288].

В свою очередь, готовность Индии по соображениям региональной безопасности брать на себя роль покровительницы «братских» народов зачастую вызывала настороженное отношение со стороны руководства соседних государств Южной и Юго-Восточной Азии [7, с. 37].

Основной характерной чертой внешней политики Индии в 60—70-е гг. ХХ в. являлось стремление сочетать неприсоединение и принцип прагматизма. Среди основных направлений индийской внеш ней политики в 1966—1976 гг. В. П. Датт называет внешнеполитиче ское обеспечение безопасности страны и потребностей развития ин дийской экономики;

укрепление связей со странами «третьего мира»;

улучшение отношений с соседними государствами, где существовали значительные элементы недоверия в отношении истинных намерений Индии;

сохранение и развитие дружественных связей Индии с СССР и США [2, с. 55—57].

С начала 1970-х гг. Индия начинает отходить от политики непри соединения и до начала следующего десятилетия активно сближается и развивает сотрудничество с СССР. К началу 80-х гг. ХХ в. индийское руководство начинает проявлять заметный интерес к участию в форми ровании и деятельности региональных организаций, таких как СААРК, целью которых было объявлено создание политических и организацион ных механизмов для развития сотрудничества [5, с. 149]. В 1980-е гг.

страна стремится развивать многостороннее сотрудничество с Совет ским Союзом, США, странами Европы, Японией, Китаем. После прихо да к власти в 1984 г. Раджива Ганди главным принципом индийской внешней политики остается преемственность курса Дж. Неру и И. Ган ди, а приоритетами — политика неприсоединения, развитие индийско советских и индийско-американских отношений, сотрудничество с раз вивающимися странами [2, с. 91]. Значимым событием для стабилизации стратегического положения в Азии в условиях быстро изменявшейся международной ситуации стали индийско-китайские переговоры, кото рые прошли в Пекине в 1988 г. и заложили основу для дальнейшего взаимодействия двух стран. Когда существовавшая биполярная система международных отношений потерпела крах, общий характер угроз тер риториальной целостности Индии и Китая способствовал выработке ими подходов к урегулированию их межгосударственных противоречий и борьбе против общих угроз безопасности, с которыми столкнулось ру ководство обоих государств в прошлом десятилетии [9, с. 179].

С начала 1990-х гг. Индия выходит за рамки Южной Азии и превра щается в региональную сверхдержаву, обладающую значительным эко номическим потенциалом и новыми политическими интересами. Индий ские политологи и экономисты (С. Мансингх, К. Баджпай) начали гово рить о необходимости замены традиционной «идеологической ориента ции» внешнеполитической стратегии Индии на «геоэкономическую»

с упором на либерализацию экономики и региональное сотрудничество [7, с. 144]. Как отмечал индийский ученый и дипломат Дж. Н. Диксит, после 1991 г. Индии пришлось изменить идеологические и практические аспекты ее внешней политики, чтобы приспособиться к постбиполяр ному миру и экономической глобализации, а также найти способы уст ранения угроз своей безопасности [5, с. 255]. Поэтому лицо индийской внешней политики 1990-х гг. определялось главным образом стремлени ем наладить отношения со своими соседями (т. н. «доктрина Гуджра ла»), развивать региональное сотрудничество (политика «взгляд на Вос ток»), но также восстановить баланс сил и ответить на ядерный вызов со стороны Китая и Пакистана (испытания ядерного оружия в мае 1998 г.) [10, 144]. В начале нового тысячелетия внешняя политика Индии харак теризуется независимостью, прагматизмом и многовекторностью. Ин дийская экономика постепенно глобализируется, возрастает влияние Индии на международном уровне, развиваются отношения Индии со всеми крупными мировыми игроками. Однако в числе главных вызовов, с которыми в данный момент имеет дело индийская внешняя политика, следует отметить борьбу с экстремизмом, выработку стратегии взаимо действия с Китаем, а также поиск достойного ответа в рамках соперни чества за региональное влияние.

Литература 1. Mohan Malik, J. India — China Relations in the 21st Century: The Con tinuing Rivalry / J. Mohan Malik // Securing India’s Future in the New Millenium. — New Delhi: Orient Longman, 1999. — P. 337—391.

2. Датт, В. П. Внешняя политика Индии / В. П. Датт. — М.: Про гресс, 1988. — 440 с.

3. Bandyopadhyaya, J. Making of Foreign Policies: a Tentative Sub systemic Model for South Asia / J. Bandyopadhyaya;

Ed. by S. P. Varma, K. P. Misra // Foreign Policies in South Asia. — Jaipur:

Orient Longmans, 1969. — P. 27—39.

4. Усов, В. А. Формирование общего индоокеанского пространства / В. А. Усов. — М.: Ин-т Африки РАН, 2003. — 132 с.

5. Dixit, J. N. Across Borders. Fifty Years of Indian Foreign Policy / J. N. Dixit. — New Delhi: Picus Books, 1998. — 453 p.

6. Wilcox, W. South Asia and World Powers / W. Wilcox // Foreign Poli cies in South Asia. — Jaipur: Orient Longmans, 1969. — P. 277—310.

7. Ефремова, К. А. Китай и Индия в XXI в.: прогнозы индийских по литологов / К. А. Ефремов // Проблемы Дальнего Востока. — 2001. — № 4. — С. 36—50.

8. Трошин, Ю. А. История стран Азии и Африки в новейшее время (1918—2000) / Ю. А. Трошин. — М.: Весь Мир, 2004. — 608 с.

9. Ranganathan, C. V. India-China Relations: Retrospect and Prospect / C. V. Ranganathan;

Еd. by S. Subramanian // Fifty Years of Indian Inde pendence. — New Delhi: Manas Publications, 1997. — P. 175—182.

10. Chellaney, B. Nuclear Deterrent Posture / B. Chellaney // Securing In dia’s Future in the New Millenium. — New Delhi: Orient Longman, 1999. — P. 141—222.

СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ КНР В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛЬНОГО ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА Витковский С. М., аспирант кафедры международных отношений Глобальный финансово-экономический кризис, став серьезнейшим испытанием для коммунистического Китая, вновь побудил многих ис следователей и публицистов вернуться к обсуждению того, насколько прочен существующий в Поднебесной строй. Интерес к данной теме по догревается тем обстоятельством, что КНР, в отличие от других социа листических стран, сумела приступить к рыночным преобразованиям, не сломав при этом изначальный социальный порядок. Возможно, в свете событий, происходивших в социалистическом лагере на рубеже 1980— 1990-х гг., это казалось не слишком перспективной затеей, поскольку опыт стран Центральной и Восточной Европы, Советского Союза дока зывал: малейшие попытки либерализации социалистической экономики неизбежно приводят к росту политических ожиданий среди населения, а затем — к краху всего общественного строя. Казалось вполне законо мерным, что данный «эмпирический закон» рано или поздно проявит себя в Китае, и строились самые различные сценарии того, каким обра зом произойдет обвал «китайского чуда». Причем наиболее мрачные прогнозы делались в начале 1990-х гг., что можно связать со стреми тельным ростом экономики Китая — и не менее быстрым накоплением социально-экономических и экологических проблем. Сказывалось и то, что многие комментаторы по-прежнему находились под влиянием «ком плекса Тяньаньмэнь», возникшего после известных событий осени 1989 г., которые многими трактовались как сигнал неизбежного — и за кономерного — конца «китайского бума». В начале XXI в. комментарии стали более сдержанными, хотя их панорамный обзор позволяет сделать вывод о том, что большинство исследователей не слишком оригинальны в своих суждениях. Совокупность социальных проблем, вызванных бес контрольной урбанизацией и быстрым расслоением общества;

экологи ческие катаклизмы, связанные с экстенсивными методами хозяйствова ния;

невозможность бесконечно поддерживать высокие темпы экономи ческого роста должны привести к падению уровня легитимности Ком партии и — краху государственного механизма. Таков приблизительный сценарий, излагаемый в большинстве соответствующих работ.

В качестве косвенных доказательств верности данного сценария приводятся следующие факты. Все чаще политика Пекина вызывает протесты в китайской глубинке, в наибольшей степени страдающей от социально-экономических и экологических последствий проводимых властями реформ. Хотя Пекин не разглашает сведения о количестве по добных выступлений, большинство исследователей сходятся в том, что их количество растет с каждым годом. Кроме того, Пекин уделяет с ка ждым годом все большее внимание развитию специальных служб, при званных в том числе сдерживать процесс превращения разрозненных выступлений в единое протестное движение. По данным одного из аме риканских исследователей, общая численность их сотрудников превы шает 250 тыс. Помимо этого, правительство КНР обеспечивает собст венные прочные позиции с помощью жесткой цензуры и ограничения доступа в Интернет. Хотя данные меры не выглядят слишком эффектив ными на фоне глобализации, они позволяют властям справляться с недо вольством отдельных групп населения. Наконец, в Китае существует широкая сеть общественных информаторов, которые также вносят свою лепту в поддержание существующего порядка.

Тем не менее, по нашему мнению, в большей степени правы те уче ные, которые в качестве первопричины гипотетического краха сущест вующего режима (и, возможно, всего «китайского чуда») называют раз ногласия в правящей верхушке. Данная точка зрения обосновывается историческим опытом Поднебесной. Из него следует, что действительно серьезные потрясения случались в Китае тогда, когда нарушался баланс интересов в политической элите страны. Также, для того чтобы все вы шеназванные проблемы образовали некую «критическую массу» и соз дали условия для изменения общественного строя, необходим весьма продолжительный период времени, в то время как разногласия в стане Коммунистической партии способны разрушить «китайское чудо» в те чение нескольких лет. Ведь оно и стало возможным во многом благода ря тому, что реформы Дэн Сяопина были поддержаны местными элита ми, которые увидели в них возможности для укрепления собственной власти и, конечно же, для обогащения. Сформировавшаяся за годы ре форм сложнейшая система отношений между различными элитарными группами служит основой для всех преобразований, но вместе с тем по стоянно требует от правительства затрат на свое «содержание»: 20 % правительственного бюджета приходится на административные затраты, т. е. на содержание этой разветвленной патронажной системы.

Интересны и данные о метаморфозах в самой Компартии.

В специальном исследовании, проведенном французским политологом Ж. Рокка, приводятся следующие данные: летом 2008 г. общая числен ность коммунистов в Китае превысила 70 млн. Почти 30 % из них имеют высшее образование — и принадлежат к общественной прослойке, кото рую можно определить как «китайский средний класс». Заметим также, что более 40 % руководителей частных компаний, задействованных в экспортном секторе, состоят в Компартии. Все это свидетельствует о том, что КПК превращается сегодня в партию среднего класса и все ча ще защищает интересы не столько рабочих и крестьян, сколько людей, являющихся опорой политики реформ: коммерсантов и бюрократов, свя занных с влиятельными кланами. И до тех пор, пока Пекин способен удовлетворять экономические аппетиты этого влиятельного сообщества, его политика будет поддерживаться на всех уровнях властной пирами ды. Если же экономическая эффективность проводимых правительством реформ снизится, многие его решения могут быть просто блокированы на локальном уровне, поскольку потеряют легитимность в глазах про винциальных элит.

Подводя итог, необходимо отметить: за последние три десятилетия КНР многого добилась на пути экономических реформ, превратившись в одну из ведущих держав мира — и в один из основных объектов изу чения для международного экспертного сообщества. Однако, несмотря на усилия интеллектуалов, многие аспекты «китайского чуда» по прежнему остаются недостаточно изученными. В особенной степени это касается предпосылок стремительного возвышения Китая и его возмож ных последствий как для внутреннего развития страны, так и для меж дународного сообщества.

Суммируя наиболее характерные точки зрения на этот счет, можно сказать, что будущее место Китая в мире зависит от нескольких основ ных факторов. И первый из них — это способность КНР избавиться от «болезни роста» и придать собственному развитию большую гармонич ность. Второй связан с ответом на вопрос о том, какой будет эффектив ность новой, скорректированной с учетом социальных и экологических императивов, модели развития. Третий — с ответом на вопрос, сохранит ли Коммунистическая партия Китая монополию на власть, а если нет, то будет ли новый внутриполитический расклад столь же благоприятным для экономических преобразований, как тот, который создала и поддер живает по сей день Компартия. Пожалуй, ответ на этот вопрос даже бо лее важен, нежели на два первых, поскольку успешность «китайской модели» в экономике напрямую зависит от коэффициента полезного действия политической системы страны.

Совокупность этих вопросов определяет направление синологиче ских исследований. А ответы на них будут становиться тем более важ ными, чем могущественнее будет Поднебесная, чем большую роль она будет играть в международных делах.

ВЕНСКИЙ РАУНД ПЕРЕГОВОРНОГО ПРОЦЕССА ПО СТАТУСУ КОСОВО Жихарева С. А., аспирант кафедры международных отношений Венский раунд структурно представлен пятнадцатью этапами пере говоров, проходивших в период с февраля по сентябрь 2006 г. Рамки пе реговорного процесса были определены резолюцией СБ ООН (1999), рекомендациями специального посланника Генерального секре таря ООН Кая Эйде о неприемлемости установления сроков переговор ного процесса и невозможности его блокирования, а также 10 ведущими принципами по урегулированию статуса Косово, разработанными Кон тактной группой в октябре 2005 г. Данные принципы касались соблюде ния прав человека, евроатлантической интеграции, обеспечения возвра щения беженцев и перемещенных лиц, защиты культурных и религиоз ных ценностей, региональной стабильности и экономического развития, сохранения международного присутствия в целях наблюдения за реали зацией решений по статусу края, а также недопустимости территориаль ных изменений, что элиминировало возможность присоединения к Сербии региона Митровицы, его обмена на Прешевску долину либо создания Великой Албании посредством присоединения Косово.

В Венском раунде сочетались три коммуникационных подхода:

прямые переговоры, посредничество и челночная дипломатия, реали зуемая экспертами ЮНОСЕК. Во время итоговых этапов был принят «формат сближения», включавший работу делегаций в разных залах и согласование их позиций через посредников. Следует отметить раз личный уровень дипломатического представительства на переговорах по причине отсутствия сопоставимой международной практики у албано косоварской стороны.

Важным фактором, оказавшим влияние на переговорный процесс и его результаты, явилось внутреннее разделение Совета Безопасности ООН и Контактной группы: в то время как большинство западноевро пейских стран и США поддерживали независимость Косово, Российская Федерация заявляла о недопустимости создания прецедента и выступала против навязывания решения по статусу сербской стороне.

В процессе переговоров сербская делегация выбрала выжидатель ную стратегию, полагаясь на соблюдение международным сообществом принципов международного права. Позиция Белграда в соответствии с представленной 5 января 2006 г. «Платформой по будущему статусу Косово и Метохии» состояла в подтверждении территориальной целост ности и суверенитета Сербии, неприемлемости навязанного статуса вви ду отсутствия стабилизационного эффекта подобного решения в долго срочной перспективе и предоставлении значительных прав автономному краю Косово и Метохии, в том числе доступа к международным финан совым институтам и компетенции осуществления экономического кон троля. Делегация косовской стороны концептуально ориентировалась на достижение независимости и демонстрировала нешаблонную тактику ве дения переговоров, действуя согласно рекомендациям экспертов и пред ставителей международных организаций.

В рамках Венского раунда 24 июля 2006 г. состоялась встреча на высшем уровне между сербской и косовской сторонами. Ее низкая ре зультативность была обусловлена сведением переговоров к обсуждению исторических оснований сторон на представляемые ими позиции, а также апелляцией сербской стороны к невыполнению стандартов до статуса, требованиям усиления защиты этнических меньшинств, при акцентиро вании необходимости территориального контроля со стороны Белграда, что представлялось приоритетным по отношению к разработке системы политического представительства и механизма защиты прав меньшинств.

Косовская сторона связывала возможность улучшения политики террито риального управления с принятием итогового решения по статусу.

Наибольшую сложность представлял вопрос децентрализации, об суждению которого были посвящены восемь этапов переговоров. Бел град выступал за формирование 15 муниципалитетов, этническое боль шинство в которых составляли сербы, со своей стороны косовская деле гация выразила согласие на создание лишь 5 этнически сербских муни ципалитетов. Принципиальные расхождения позиций сторон касались также защиты этнических сообществ. Обсуждение данного вопроса про ходило в августе и сентябре 2006 г. Белград проявлял большую заинте ресованность территориальным размежеванием, заявляя о возможности эффективной защиты сербского меньшинства только в рамках террито рий, находящихся под сербским контролем. Приштина совместно с Европейским центром по делам меньшинств подготовила каталог ин ституциональных механизмов и методов законодательной защиты прав этнических меньшинств. В то же время во избежание Дейтонского вари анта неэффективного управления косовская делегация выражала опасе ния по назначению на министерские посты, гарантированию мест в пар ламенте и предоставлению права вето при обсуждении вопросов, затра гивающих «жизненные интересы», представителям меньшинств. Однако под давлением международного сообщества косовская сторона скоррек тировала свою позицию к концу августа 2006 г. Впоследствии данные положения были включены в текст Всеобъемлющего предложения об урегулировании статуса Косово, подготовленного специальным послан ником Генерального секретаря ООН М. Ахтисаари.

Таким образом, на протяжении Венского раунда переговоров пози ции сторон не обладали компромиссными элементами, вследствие чего сторонам не удалось достичь взаимоприемлемого решения по наиболее значительным аспектам статусного урегулирования. В конце сентября 2006 г. М. Ахтисаари начал разработку предложения по статусу края, впоследствии ставшего основой одностороннего статусного определе ния Косово.

ИЗМЕНЕНИЯ В ФУНКЦИОНИРОВАНИИ ИНСТИТУТОВ ЕС Макейчик Ю. Н., аспирант кафедры международных отношений Для осуществления более эффективного управления и преобразова ния основополагающих принципов совместной работы институтов ЕС, главной проблемой которого стала потребность в политическом и ин ституциональном реформировании ЕС, не приспособленного к управле нию 27 странами-членами, был разработан Договор о реформе (Лисса бонский договор).

13 декабря 2007 г. лидеры всех 27 стран — членов ЕС в торжест венной обстановке подписали Лиссабонский договор, тем самым поло жив конец многолетним переговорам по вопросам политического и ин ституционального реформирования Европейского Союза.

Договор о реформе сохраняет большинство положений отвергнутого ранее конституционного договора, однако включает некоторые уступки для имевших особое мнение по некоторым вопросам Польши, Велико британии, Ирландии, Италии и Чехии.

Лиссабонский договор вносит изменения в уже существующие ос новополагающие договоры ЕС (Парижский, Римские и Маастрихтский), а не объединяет их в единый документ, как это было в случае с консти туционным договором 2004 г. После подписания и ратификации Дого вор о реформе перестает существовать как единый текст, а нововведения инкорпорируются в основополагающие договоры. Статус документа в связи с этим был понижен с основного закона до межгосударственного соглашения, что позволяет осуществить процедуру ратификации парла ментским путем, а не через национальные референдумы (только в Ир ландии был проведен референдум в соответствии с конституционными требованиями).

Договор о реформе кардинально не изменяет существующего ин ституционального устройства Европейского Союза, которое основано на деятельности трех основных органов (Европейского Парламента, Евро пейского Совета и Европейской Комиссии). Однако вводится ряд нов шеств для придания работе этих органов большей прозрачности, согла сованности и эффективности.

Согласно договору о реформе изменяется структура ЕС, базирую щаяся на трех «столпах». Компетенции ЕС в двух важнейших законода тельных сферах («столпах») — внешняя политика и политика безопас ности (второй «столп»), а также полиция и юридическое сотрудничество в криминальных делах (третий «столп») — значительно возрастут. В от ношении внешней политики и политики безопасности право националь ного вето будет сохранено. В Лиссабонском договоре политическая дея тельность ЕС разделена на три сферы: исключительной, разделяемой и поддерживающей компетенции.

В соответствии с Лиссабонским договором усиливается роль Евро пейского Парламента: одобрение международных договоров, утвержде ние всего бюджета, участие в специфических законодательных процеду рах, решение вопросов наиболее важных сфер деятельности ЕС, прове дение консультаций по вопросам внешней политики и политики безо пасности.

Количество членов Европарламента должно сократиться на 35 че ловек — до 751 (750 депутатов и один председатель, мандат которого не учитывается).

Договор закрепляет вспомогательную роль национальных парла ментов, определяя, что «национальные парламенты должны активно со действовать четкому функционированию Союза» различными средства ми. Кроме того, они обретут больший вес в вопросах внесения измене ний в Договор ЕС и относительно нововведений по поводу членства в Европейском Союзе. Национальные парламенты смогут наложить вето на меры, углубляющие юридическое сотрудничество по гражданским вопросам.

Европейский Совет отныне будет возглавлять президент, избирае мый на 2,5 года с правом на повторное переизбрание. Новый пост посто янного Президента Европейского Совета придет на смену модели рота ционного председательства государств — членов ЕС. Функции прези дента будут носить в большинстве своем административный характер и включать координацию работы Совета, организацию встреч и предста вительство ЕС на международной арене.

Консолидации институциональной структуры ЕС будет способст вовать уменьшение количества членов коллегии Европейской Комиссии.

Если сегодня количество комиссаров равняется количеству госу дарств — членов ЕС, то по новому договору с 2014 г. количество комис саров не будет превышать двух третей от количества государств — чле нов ЕC, т. е. сократится с 27 до 18.

Договор о реформе предусматривает создание кодекса гражданских прав для граждан ЕС. Благодаря появившейся «гражданской инициати ве» у 1 млн граждан из ряда стран ЕС появится возможность призвать Европейскую Комиссию к рассмотрению новых политических предло жений.

Немало нововведений коснулось сфер внешней политики и полити ки безопасности. Так, предусматривается введение поста Высокого представителя по внешним сношениям и политике безопасности (в Кон ституции он назывался Министром иностранных дел ЕС), на которого будут возложены функции двух отличных ранее институциональных деятелей: Высокого представителя по вопросам общей внешней полити ки и политики безопасности и Европейского комиссара по вопросам внешних отношений. Внешнеполитическая деятельность ЕС будет осу ществляться единым европейским «дипломатическим корпусом», со стоящим из представителей Европейской Комиссии, секретариата Сове та и дипломатов от стран-членов.


Согласно Лиссабонскому договору устанавливается новая проце дура принятия решений внутри ЕС. Единогласие останется обязатель ным условием лишь для решений сообщества, связанных с внешней, внутренней, налоговой и социальной политикой. В остальных случаях с 2014 г. голосование будет проводиться по принципу «двойного боль шинства», т. е. решение будет считаться принятым, если за него прого лосуют не менее 55 % стран-участниц, в которых проживает как мини мум 65 % населения ЕС.

Договор о реформе содержит статью о возможности выхода из со става ЕС, решение о котором будет приниматься по итогам общих пере говоров.

На сегодняшний день Лиссабонский договор утвержден во всех 27 странах — членах Европейского Союза. На состоявшемся 12 июня 2008 г. референдуме в Ирландии Лиссабонский договор был отвергнут.

В Германии и Польше, где парламенты ратифицировали договор соот ветственно в апреле и июне 2008 г., для завершения этой процедуры требовались подписи президентов. Президент ФРГ Хорст Кепер подпи сал документ о ратификации Договора о реформе 25 сентября 2009 г.

Утверждение же Лиссабонского договора Польшей и Чехией должно было состояться лишь после проведения повторного референдума в Ир ландии. Большинство населения Ирландии проголосовало в поддержку Лиссабонского договора на состоявшемся 2 октября 2009 г. повторном референдуме. Как и было обещано, 10 октября подпись под ратификаци онными документами поставил президент Польши Лех Качиньский. Что касается Чехии, то президент страны Вацлав Клаус лишь после ряда предоставленных уступок подписал Лиссабонский договор 3 ноября 2009 г., тем самым завершив ратификационный процесс данного доку мента. 1 декабря 2009 г. новый базовый договор Европейского Союза вступил в силу.

На специально созванном 18 ноября саммите Совет Евросоюза еди ногласно избрал своего первого президента — им стал премьер-министр Бельгии Херман ван Ромпей. Кроме того, по согласию с Европейской Комиссией на должность Высокого представителя по внешним сноше ниям и политике безопасности была назначена еврокомиссар по торгов ле британская баронесса Кэтрин Эштон. Она по совместительству зай мет пост вице-президента нового состава Европейской Комиссии. Хер ман ван Ромпей и Кэтрин Эштон вступили в должность 1 января 2010 г.

Таким образом, вступление Лиссабонского договора в силу и ут верждение ключевых постов ЕС стало выходом из институционального тупика, в котором ЕС находился в связи с провалом предыдущей попыт ки политического реформирования Союза — конституционного догово ра — на референдумах во Франции и Нидерландах в 2005 г.

БЕССАРАБСКИЙ СОВЕТСКО-РУМЫНСКИЙ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ СПОР (1918—1940 гг.):

ЭВОЛЮЦИЯ КОНФЛИКТА В КОНТЕКСТЕ ВЕРСАЛЬСКОЙ СИСТЕМЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ Репин В. В., аспирант кафедры истории южных и западных славян исторического факультета БГУ Проблема национально-территориальных конфликтов периода Вер сальской дипломатии в контексте внешней политики Советского госу дарства наиболее рельефно представлена советско-румынским террито риальным спором о Бессарабии (1918—1940 гг.). Изучение данной темы необходимо проводить в трех измерениях: эволюция дипломатического спора в двусторонних отношениях;

бессарабский конфликт как элемент системы национально-территориальных вопросов на границах Румын ского королевства;

и как противоречие Версальской системы междуна родных отношений в Европе. Несмотря на временную удаленность дан ной проблемы от сегодняшнего дня, на настоящий момент модель бес сарабского конфликта подвергается активной и зачастую открыто поли тически окрашенной переоценке в среде исторического сообщества молдавских ученых. Это связано не только с нерешенностью Придне стровского конфликта, ведущего начало от внешней политики СССР в межвоенные годы, или же политическими интересами объединения Молдавии с Румынией, но и с 70-летней годовщиной перехода Бесса рабии в состав Советского государства, которая будет отмечаться в июне этого года [1;

2].

В 1918—1920 гг. интересы территориальной экспансии Румынии были подкреплены согласием держав — создателей Версальской систе мы, стремившихся укрепить «санитарный кордон» против распростра нения практики коммунистических революций в Европу. Национальное движение молдавского населения Бессарабии было использовано для фиктивной легитимизации власти Бухареста в крае. Удаленность от цен тра политических событий в Советской России, сложные обстоятельства установления власти большевистского режима, вера новых руководите лей в скорое наступление мировой революции задержали определение юго-западного вектора внешней политики Советов [3, с. 200—202, 246— 247;

4, c. 8—10, 20—22, 226—250].

Не решаясь вступать в прямой вооруженный конфликт с юго восточным форпостом Версальской системы, советская дипломатия ставит задачу нормализовать отношения с днестровским соседом, предлагая вариант взаимопогашения советских территориальных пре тензий на край и румынских. Однако Бухарест на конференциях в Варшаве (сентябрь 1921 г.) и в Вене (март-апрель 1924 г.) отвергает вариант советско-румынского «Рапалло» [4, c. 44—45, 52—54, 69—72, 78—79, 137—149].

После неудачи в решении конфликта дипломатическим путем Мо сква приступает к последовательной защите своих интересов посредст вом «советской подпольной дипломатии» в Бессарабии, направленной на поднятие в крае восстания под лозунгом присоединения к СССР, но явные неудачи вышедшего из-под контроля Москвы стихийного рево люционного движения приводят к сворачиванию этой политики. В это же время (середина 1920-х гг.) Кремль предлагает свое «решение» мол давского национального вопроса, создав Автономную Молдавскую ССР в составе УССР на левом берегу Днестра [5, с. 414—421, 439—440;

6].

Задачи мирного развития Советского государства в годы «времен ной стабилизации капитализма» и разочарование в перспективах скорой «мировой революции» отодвигают на второй план территориальные пре тензии СССР к западным лимитрофам. Дипломатическая пауза 1924— 1928 гг. сменяется курсом на «замораживание» бессарабской проблемы в двусторонних отношениях в первой половине 1930-х гг., обусловлен ным заинтересованностью НКИДа в создании блока антифашистских государств, а также содействием апологета Версаля Франции [7;

8, с. 73, 188—189].

С приближением Второй мировой войны пришел конец периоду «замороженности» бессарабской проблемы в международных отноше ниях. Бессарабский спор оказался одной из выгодных приманок, кото рые использовала Германия для временного сближения с СССР в 1939 г.

Инициатива изменения государственной принадлежности Бессарабии исходила непосредственно из Берлина. Это являлось единственным осуществимым в реалиях 1939 г. путем «решения» бессарабского спора [9;

10, с. 29—30, 121, 185, 321].

Предложенный немцами вариант разделения сфер влияния в Цен тральной Европе, казалось, минимизировал дипломатические издержки для Москвы и обещал получить быстрые гарантированные внешнеполи тические победы. Появилась возможность прорвать враждебный рубеж на западных границах СССР. Выбор Москвы в данном случае был, воз можно, определен и этим. Однако надо учитывать, что Вторая мировая война грубо и решительно перерубала самые запутанные узлы нацио нально-территориальных противоречий в Европе. Мир разделился на блоки будущих победителей и побежденных. Результатом того, что Ру мыния и Советский Союз оказались в конечном итоге в составе разных коалиций, стало закрепление Бессарабии в составе СССР после завер шения Второй мировой войны.

Литература 1. Власти Молдавии создают «комиссию по оценке тоталитарного коммунистического режима» // Информационное Телеграфное Агентство России [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http:// www.itar-tass.com/level2.html?NewsID=14719814&PageNum=0. — Дата доступа: 14.01.2010.

2. Пакт Молотова-Риббентропа и его последствия для Бессарабии:

сб. док. / сост.: В. Вэратек, И. Шишкану. — Кишинев: Университас, 1991. — 121 с.

3. Бессарабия на перекрестке европейской дипломатии: док. и мате риалы / сост.: В. Н. Виноградов, М. Д. Ерещенко. — М.: Индрик, 1996. — 380 с.

4. Советско-румынские отношения, 1917—1941: сб. док.: в 2 т. / ред кол.: А. А. Авдеев, М.-Р. Унгуряну. — М.: Междунар. отношения, 2000. — T. 1: 1917—1934. — 456 c.

5. Национальный вопрос на Балканах через призму мировой револю ции: в док. центр. рос. архивов начала — середины 1920-х гг.: в 2 ч.

— Ч. 2: Июнь 1924 — декабрь 1926 гг. — М.: РОССПЭН, 2003. — 688 c.

6. Репин, В. В. Бессарабский вопрос: попытки решения посредством советской «подпольной дипломатии» в середине 1920-х гг. / В. В. Репин // Актуальные проблемы новой и новейшей истории Европы и США: материалы Респ. науч. конф., Минск, 31 марта 2005 г. / Бел. гос. пед. ун-т им. М. Танка;

редкол.: Г. А. Космач (науч. ред.) [и др.]. — Минск: БГПУ, 2005. — С. 45—50.

7. Шевяков, А. А. Советско-румынские отношения и проблема евро пейской безопасности, 1932—1939 / А. А. Шевяков. — М.: Наука, 1977. — 382 с.

8. Советско-румынские отношения: в 2 т. — Т. 2: 1935—1941. — М.:

Междунар. отношения, 2000. — 542 с.

9. Репин, В. В. Развитие бессарабского территориального конфликта в советско-румынских отношениях (1939 г.) / В. В. Репин // Россий ские и славянские исследования: науч. сб. / редкол.: А. П. Сальков [и др.]. — Минск: БГУ, 2009. — Вып. 4. — С. 145—150.


10. Год кризиса, 1938 — 1939: док. и материалы: в 2 т. / редкол.:

А. П. Бондаренко [и др.]. — М.: Политиздат, 1990. — Т. 2: 2 июня 1939 г. — 4 сентября 1939 г. — 431 с.

11. Ерещенко, М. Д. Румыния между Германией и Советским Союзом:

политика без иллюзий / М. Д. Ерещенко // Восточная Европа между Гитлером и Сталиным, 1939—1941 гг. / отв. ред. В. К. Волков, Л. Я. Гибианский. — М.: Индрик, 1999. — С. 333—362.

12. Vratec, V. The Political-Territorial Division of Bessarabia in 1940 / Vitalie Vratec // Institutul National pentru Studiul Totalitarismului [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.totalitarism.ro/ articole/ articol_07.doc. — Дата доступа: 16.05.2009.

ПЕРСПЕКТИВЫ РАСШИРЕНИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА Садовская А. Н., канд. ист. наук, доц. кафедры международных отношений В мае 2004 г. Европейский Союз (ЕС), приняв в свои ряды десять стран ЦВЕ, пережил крупнейшее расширение в своей истории. Вслед за этим в 2007 г. в ЕС были приняты Болгария и Румыния, в результате чего количество стран-членов увеличилось до 27. Из-за такого быстро го и масштабного расширения внутри блока появились разные пробле мы и противоречия, в первую очередь связанные с экономической ин теграцией новых стран в ЕС и еще более усилившиеся в связи с совре менным экономическим кризисом. Снижение дальнейших темпов рас ширения ЕС связано не только с экономическими трудностями, с кото рыми ЕС столкнулся, «подтягивая» новые страны до уровня старых.

Ситуацию усугубляют сложная внутриполитическая обстановка в стра нах — кандидатах на вступление в ЕС, проблема соблюдения прав че ловека в этих странах, неразрешенные национальные и территориаль ные споры и т. д.

В настоящее время кандидатами на вступление в ЕС являются три страны: Хорватия, Турция и Македония. Страны, которые подали офи циальные заявки на членство в Евросоюзе и чьи кандидатуры сейчас рассматриваются в Европейском Совете, — это Черногория, Албания и Исландия. Еще одна страна, которая в обозримом будущем может по дать заявку на присоединение к ЕС, — Сербия.

Хорватия является наиболее вероятным кандидатом на вступление в ЕС в ближайшем будущем. Переговорный процесс со страной начался в октябре 2005 г., и в настоящее время Хорватия соответствует всем ко пенгагенским критериям. В сентябре 2009 г. был урегулирован погра ничный спор между Хорватией и Словенией (долгое время именно это было основным препятствием для вступления страны в ЕС), что открыло возможность для завершения переговорного процесса с ЕС в течение 2010 г.

Тем не менее, обязательным условием для Хорватии является про должение осуществления реформ, в частности в юридической сфере, а также в области борьбы с коррупцией и организованной преступно стью. Европейская комиссия также высказывает пожелания усиления сотрудничества Хорватии с Международным уголовным трибуналом по бывшей Югославии (МУТЮ) в Гааге по предоставлению доступа к не обходимым документам. Что касается экономической составляющей, то Хорватия уже обладает довольно стабильно функционирующей рыноч ной экономикой, и Еврокомиссия отмечает «значительную степень мак роэкономической стабильности и низкую инфляцию» в стране.

Планируется, что переговоры о присоединении Хорватии к ЕС за вершатся в 2010 г., а наиболее вероятной датой вступления называют 2011—2012 гг. Причем присоединение Хорватии к ЕС рассматривается не как отдельное расширение ЕС, а как третья стадия расширения, на чавшегося в 2004 г. и проходящего по формуле «10+2+1».

Что касается Турции, то, несмотря на то что она начала переговоры о вступлении в ЕС одновременно с Хорватией, на ее пути к членству в Евросоюзе пока еще существует множество преград. Со стратегиче ской точки зрения Турция играет важную роль в содействии региональ ной стабильности, обеспечении энергетической безопасности и в про цессе диалога между цивилизациями Востока и Запада. Тем не менее, несмотря на политическое реформирование и достижение нормализации отношений между Турцией и Арменией, а также реформы в области правового строительства и реализации демократических свобод, Турция пока не соответствует стандартам ЕС.

Самым большим препятствием на пути Турции в Евросоюз является киприотская проблема. ЕС пытается убедить Турцию изменить тамо женное соглашение с Республикой Кипр, в частности, открыть морские гавани и аэропорты для морских судов и авиатранспорта с Кипра. Нере шенность курдской проблемы, а также несоблюдение прав человека блокируют интеграцию Турции в ЕС. Представители Комиссии ЕС заяв ляют о несоответствии уголовного и антитеррористического законода тельства Турции демократическим правам и свободам, а также о несо блюдении в стране свободы слова и печати.

К тому же, внутри ЕС нет согласия по поводу того, должна ли Тур ция быть членом Евросоюза. Одни страны утверждают, что без приобще ния Турции к европейским ценностям невозможно обеспечение безопас ности на Европейском континенте, другие заявляют, что Турция априори не может стать членом ЕС, так как большая часть страны расположена в Азии. Внутри ЕС существует мощное лобби со стороны Великобрита нии в поддержку вступления Турции в Союз. Эту идею активно поддер живает Италия. С другой стороны, такие влиятельные страны, как Герма ния и Франция, высказываются категорически против вступления Турции в ЕС. Учитывая большой удельный вес турецкой диаспоры в этих стра нах, они опасаются, что после вступления эмиграция из Турции в их страны значительно возрастет, что приведет к политической и социаль ной нестабильности и еще более усугубит проблемы, связанные с нацио нальными меньшинствами. Вместо членства в ЕС Германия и Франция предлагают Турции вариант «привилегированного партнерства». Еще од ной страной, противостоящей вступлению Турции в Евросоюз, является Польша. Греция и Кипр допускают членство Турции в ЕС, но лишь при условии полного разрешения курдской и киприотской проблем.

Таким образом, в настоящее время процесс вступления Турции в ЕС фактически заморожен, и в ближайшем будущем Турция не может рассчитывать на членство в ЕС.

Македония стала кандидатом на членство в ЕС в 2005 г., но перего воры о вступлении до сих пор не начаты. Основными препятствиями для начала переговоров были не только медленное продвижение реформ в Македонии, но и проблема, связанная с названием страны. Поскольку провинция с таким же названием существует на севере Греции, Греция выражает недовольство относительно названия страны. Среди основных требований для членства Македонии в ЕС называются, помимо решения вопроса о названии, реформирование уголовного законодательства, борь ба с коррупцией и дискриминацией при наборе на работу государствен ных служащих, расширение независимости судебной отрасли и т. д.

Такие страны Западных Балкан, как Черногория и Албания, подали официальные заявки на членство в ЕС, но пока не получили статус кан дидата. Босния и Герцеговина и Сербия, стремящиеся к членству в ЕС, подписали с ЕС Промежуточные соглашения об ассоциации. Причем если соглашение с Боснией и Герцеговиной осуществляется довольно активно, то соглашение с Сербией, подписанное в апреле 2008 г., так и не было ра тифицировано. Причиной этого было нежелание Нидерландов ратифици ровать договор до того, как Сербия выполнит свои обязательства по со трудничеству с МУТЮ. На встрече министров иностранных дел стран ЕС в декабре 2009 г. было решено возобновить процесс ратификации согла шения. Основным требованием для продолжения сотрудничества Сербии с ЕС является углубление взаимодействия страны с МУТЮ.

Государством, которое еще не получило статус кандидата, но имеет все возможности для вступления в ЕС в ближайшие 3—4 года, является Исландия. Исландия подала заявку на вступление в ЕС в июле 2009 г., и в октябре 2009 г. заявка была одобрена Советом ЕС. Исландия уже яв ляется участницей Европейского экономического пространства и Шен генского соглашения, ее ВВП на душу населения выше, чем у любой страны ЕС (кроме Люксембурга), а ее законодательство на две трети совпадает с европейским, поэтому можно предположить, что страна бу дет готова начать переговоры о вступлении в ЕС уже в начале 2010 г.

и завершить их в течение 1,5—2 лет. Тем не менее, существуют опреде ленные опасения, что население Исландии не поддержит интеграцию страны в ЕС на референдуме, так как это может сильно повредить рыбо ловному промыслу Исландии.

Таким образом, единственной страной, которая в ближайшее время может войти в ЕС, является Хорватия. Что касается Исландии, то все будет зависеть от национального референдума, так как внутри ЕС пре пятствий для членства этой страны не будет. Перспективы Турции в Ев ропейском Союзе представляются довольно смутными как ввиду мощ ного лобби внутри организации против ее вступления, так и по причине многочисленных культурных и религиозных различий между Турцией и Европой. Что же касается стран Западных Балкан, то им предстоит осуществление обширного круга реформ для того, чтобы соответство вать политическим и правовым критериям членства в ЕС, и это может затянуться на продолжительный период.

ПАЛЕСТИНО-ИЗРАИЛЬСКИЕ ОТНОШЕНИЯ 2000—2008 гг.

Федосик И. В., аспирант кафедры международных отношений Арабо-израильский конфликт — один из множества региональ ных конфликтов, вызванных глобальными изменениями политической карты мира и системы международных отношений в XX в., который был отмечен рекордным количеством войн и социально-политических катаклизмов за всю историю человечества. Проблема палестино израильских отношений с самого своего зарождения вышла далеко за пределы ближневосточного региона. Она стала неотъемлемой частью мировой политики.

Существуют четыре основные проблемы, которые крайне сложно разрешить.

Проблема 1. Границы между двумя государствами. В соот ветствии с планом урегулирования Израиль должен уйти из сектора Газа и Западного берега. Проблема 2. Иерусалим. Не родился еще такой как арабский, так и израильский лидер, который мог бы отказаться от Иеру салима. Проблема 3. Еврейские поселенцы на Западном берегу. Высе лить их — задача колоссальной трудности для любого израильского правительства. Проблема 4. Палестинские беженцы — в основном по томки тех, кто бежал из страны во время первой войны, в 1948 г. Сейчас зарегистрированных беженцев, живущих на пособия ООН, насчитывает ся примерно 3 млн 200 тыс. человек, и, согласно резолюции ООН, им должно быть обеспечено право на возвращение. Арабы на этом настаи вают, но никакое израильское правительство на это не согласится, так как с учетом высокой рождаемости арабов Израиль вскоре перестал бы быть еврейским государством.

В сентябре 2000 г. на палестинских землях, вследствие провокаци онного посещения Храмовой горы лидером блока «Ликуд» А. Шароном, разразилось народное восстание «интифада аль-Акса». Также смерть Я. Арафата в 2004 г. стала поворотным пунктом в развитии палестино израильского переговорного процесса. Арафат всегда был одной из клю чевых фигур арабо-израильского конфликта. Его уход с политической сцены неизбежно означал наступление нового этапа в длительном про тивостоянии израильтян и палестинцев.

Таким образом, в начале 2000-х гг. палестино-израильские отно шения оказались перед лицом серьезных вызовов. Несмотря на приня тие плана «Дорожная карта» (2003 г.), в котором оговаривались кон кретные даты, не произошло ожидаемого прогресса в разрешении пале стино-израильского конфликта. В ответ Израиль даже предложил одно сторонний «План разъединения». Проведенные в Женеве неофициаль ные переговоры и обнародование «Женевского соглашения» ровным счетом никак не повлияли на ситуацию. Наработки Независимой груп пы так и остались на бумаге. Комиссия под председательством бывше го сенатора Конгресса США Дж. Минчела, план директора ЦРУ Дж. Те нета, инициативы Саудовской Аравии, направленные на стабилизацию обстановки в регионе, равно как и конференция в Аннаполисе, не при несли желаемых результатов. «Половинчатые» инициативы Израиля, не предусматривающие полного выполнения всех резолюций ООН (на пример, отказ Израиля признать право палестинских беженцев на воз вращение, освободить Восточный Иерусалим и вывести все свои посе ления с Западного берега реки Иордан), не получают одобрения пале стинцев и арабского мира в целом. В то же время альтернативные «До рожной карте» мирные инициативы арабских стран не принимаются Израилем, требующим от палестинцев территориальных уступок, отка за от возвращения беженцев, обязательного признания Государства Из раиль и отказа от вооруженной борьбы.

В настоящее время ситуация вокруг палестино-израильского урегу лирования близка к тупиковой: с одной стороны, Израиль и ПНА заяв ляют о необходимости следования «Дорожной карте», с другой — Изра иль не готов в полной мере выполнить требования отхода к границам 1967 г., отказаться от крупных поселенческих блоков на Западном бере гу реки Иордан и Восточного Иерусалима, а также обеспечить право па лестинских беженцев на возвращение. Существенно осложняет обста новку также противоборство между ХАМАС и ФАТХ, которые прово дят акции против сторонников конкурирующей фракции на контроли руемых ими территориях.

Фактически Палестина в настоящее время не имеет реального су веренитета. Государственные структуры полностью не сформированы.

Значительная часть территории Западного берега реки Иордан и Вос точный Иерусалим контролируются израильской армией. Сектор Газа и Западный берег реки Иордан представляют собой два анклава, разде ленные территорией Израиля.

Слабая сторона ближневосточного переговорного процесса — его недостаточное экспертное обеспечение, в особенности в последние 5— 10 лет, в результате чего отсутствует надежный прогноз развития собы тий. Недостаточно до сих пор был задействован потенциал специалистов из третьих стран для выработки компромиссных развязок. Во многом изжил себя принцип «дробления» на этапы переговорного процесса.

Также слабо использовались возможности так называемого параллель ного трека.

На протяжении многих лет противостояния выдвигались десятки планов построения отношений между палестинцами и израильтянами.

Несмотря на все их разнообразие, можно свести эти предложения всего лишь к четырем принципиальным схемам:

— сохранение израильской оккупации палестинских земель;

— создание на землях, оккупированных в 1967 г. (сектор Газа, За падный берег р. Иордан), органов палестинского административного са моуправления (автономии) с весьма ограниченными прерогативами при оставлении за Израилем полномочий в сфере внешних связей, обороны и ряде других областей;

— создание на указанных территориях «палестинского района» как части конфедеративного объединения в составе либо Иордании, либо Израиля;

— независимое палестинское государство со столицей в Восточном Иерусалиме.

Асимметричность социально-политических, социально-культурных, социально-психологических характеристик арабского и израильского обществ повлекли за собой существующую асимметрию в ситуации «взаимного непризнания» между палестинцами и израильтянами. Таким образом, центральным узлом арабо-израильского конфликта стала «вой на непризнаний» между Израилем, опирающимся на поддержку США, и палестинцами, номинально поддерживаемыми всем арабо-мусуль манским миром. Столкнулись две правды. Г. Гегель говорил, что под линная трагедия не тогда, когда одна сторона права, а другая — нет, а когда обе правы. Палестина — земля и арабов, и евреев. И те и другие рано или поздно будут жить на этой земле в мире, но когда это будет, не может сегодня сказать никто.

Секция МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ РАЗРЕШЕНИЯ СПОРОВ В РАМКАХ ЕврАзЭС Босовец С. М., аспирант кафедры международного права В рамках интеграционных объединений, как правило, большое вни мание уделяется проблеме урегулирования споров между государствами участниками, поскольку от того, насколько быстро разрешаются споры, в значительной степени зависит эффективность интеграционных процес сов, происходящих в рамках этих объединений. Поэтому в интеграцион ных объединениях, как правило, создаются органы по разрешению споров (суды).

В Евразийском экономическом сообществе такой орган, как Суд ЕврАзЭС, был предусмотрен в Договоре об учреждении Сообщества 2000 г., а в 2003 г. Решением Межгосударственного Совета ЕврАзЭС был утвержден Статут Суда Сообщества. Однако собственного органа по разрешению споров в рамках ЕврАзЭС так и не было создано. По Со глашению, подписанному в 2004 г. между ЕврАзЭС и СНГ, временно, до формирования Суда ЕврАзЭС, его функции осуществляет Экономиче ский Суд Содружества Независимых Государств. То есть Экономиче ский Суд СНГ является в настоящее время органом по разрешению спо ров в рамках ЕврАзЭС.

Исходя из Соглашения 2004 г., Экономический Суд призван выпол нять две функции. Во-первых, Суд разрешает межгосударственные спо ры экономического характера, возникающие:

а) при применении Договора об учреждении ЕврАзЭС 2000 г.

и других действующих в рамках ЕврАзЭС международных договоров и решений органов ЕврАзЭС;

б) при исполнении обязательств, предусмотренных Договором об учреждении ЕврАзЭС 2000 г. и другими действующими в рамках ЕврАзЭС международными договорами и решениями органов ЕврАзЭС.

Также к ведению Суда СНГ могут быть отнесены иные споры, пре дусмотренные действующими в рамках ЕврАзЭС международными до говорами. Обращаться в Экономический Суд для разрешения споров мо гут только государства в лице их правительств.

Во-вторых, Суд СНГ осуществляет толкования положений дейст вующих в рамках ЕврАзЭС международных договоров и решений орга нов ЕврАзЭС при принятии решений по конкретным делам, а также по запросам государств — членов ЕврАзЭС, Межгоссовета, Межпарла ментской Ассамблеи и Интеграционного Комитета.

Как следует из Соглашения 2004 г., компетенция Экономического Суда в области разрешения межгосударственных споров по вопросам реализации положений международных договоров и решений органов ЕврАзЭС ограничена спорами экономического характера;

в иных случа ях в международном договоре, при применении которого возник спор, должна содержаться юрисдикционая оговорка. Такие оговорки содер жатся в некоторых соглашениях, заключенных в рамках ЕврАзЭС. На пример, в ст. 7 Соглашения о механизме взаимного признания и уста новления эквивалентности документов об ученых степенях в государст вах—членах ЕврАзЭС 2005 г. закреплено: «Споры, связанные с приме нением и толкованием положений настоящего Соглашения, разрешают ся путем консультаций и переговоров между сторонами, а в случае недо стижения согласия спор передается на рассмотрение в Суд СНГ».

Таким образом, компетенция Суда СНГ охватывает далеко не все споры, которые могут возникнуть между государствами. Во-первых, в рамках ЕврАзЭС государства осуществляют сотрудничество не только в экономической сфере, но и в сфере культуры, социальной сфере и др.

Соответственно, если в каком-либо документе, регулирующем интеграцию не в экономической сфере, не содержится оговорки о передаче спора по вопросу применении этого документа на рассмотрение Суду ЕврАзЭС и стороны не пришли к соглашению в споре даже после проведения пере говоров или консультаций, то данный спор может остаться неурегулиро ванным и, возможно, одна из сторон продолжит не исполнять свои обяза тельства. Во-вторых, споры по вопросам реализации соглашений и реше ний органов ЕврАзЭС даже в сфере экономического сотрудничества могут не носить экономического характера. В-третьих, в решениях органов ЕврАзЭС, в отличие от международных договоров, не могут содержаться оговорки. В-четвертых, формулировка «международные договоры и ре шения органов» не охватывает собой все документы, принятые в ЕврАзЭС.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.