авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |
-- [ Страница 1 ] --

Оглавление

ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА И ЕВРОСОЮЗ, И. И. ОРЛИК..................................................................................... 2

ВЕЛИКИЕ ДЕРЖАВЫ И РЕШЕНИЕ АДРИАТИЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМЫ В 1918-1920 годах, А. З. ПРЕСНЯКОВ

.....................................................................................................................................................................23

ЧЕШСКОЕ ОБЩЕСТВО И ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС, Н. В. КОРОВИЦЫНА.....................................44 АВСТРИЯ И РОССИЯ ПОСЛЕ 1849 года. О ПОПЫТКАХ ГАБСБУРГСКОГО ОРЛА ВОНЗИТЬ КОГТИ В ЗЕМЛИ БАЛКАН, В. Н. ВИНОГРАДОВ........................................................................................................57 ПОЛИТИЧЕСКИЕ СОЧИНЕНИЯ КАНУНА ВЕЛИКОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ, С. Ф. БЛУМЕНАУ....72 ВОСПОМИНАНИЯ КОЛЛЕГ И ДРУЗЕЙ О ГРИГОРИИ НИКОЛАЕВИЧЕ СЕВОСТЬЯНОВЕ...........................86 БЕРЛИНСКИЙ КРИЗИС 1948-1949 годов В ДОКУМЕНТАХ СБОРНИКА "СССР И ГЕРМАНСКИЙ ВОПРОС", А. М. ФИЛИТОВ........................................................................................................................................ ЕЩЕ РАЗ О "БЕРНСКОМ ИНЦИДЕНТЕ". ИЗ АРХИВА АЛЛЕНА ДАЛЛЕСА............................................... ЧЕТЫРЕ ЛИНИИ ЖИЗНИ СЭМЮЭЛЯ МОРЗЕ, Т. В. АЛЕНТЬЕВА............................................................. АРМИЯ США ВО ВРЕМЯ ИСПАНО-АМЕРИКАНСКОЙ ВОЙНЫ 1898 года (по донесениям российских дипломатов), Л. В. БАЙБАКОВА.............................................................................................................. СЕВЕРНЫЕ НИДЕРЛАНДЫ В ЭПОХУ НАПОЛЕОНОВСКИХ ВОЙН: ОТ БАТАВСКОЙ РЕСПУБЛИКИ К КОРОЛЕВСТВУ НИДЕРЛАНДОВ, Г. А. ШАТОХИНА-МОРДВИНЦЕВА...................................................... ГАЗЕТА "ПАНГЕРМАНСКИЕ ЛИСТКИ" - ПЕЧАТНЫЙ ОРГАН ПАНГЕРМАНСКОГО СОЮЗА, А. А. ТУРЫГИН................................................................................................................................................................... ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ РОССИИ И США НА СЕВЕРО-ЗАПАДЕ АМЕРИКИ В НАЧАЛЕ XIX века, А. Ю. ПЕТРОВ...............................................................................................................................................................

.... ЦАРСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ И ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА, А. И. СИЗОНЕНКО............................................... НАЦИОНАЛЬНАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА ОБРАЗОВАНИЯ АВТОХТОННОГО НАСЕЛЕНИЯ МЕКСИКИ (ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ), А. Е. СОЛДАТОВА............................................................. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МЕЖДУНАРОДНОГО БЮРО МУЗЕЕВ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ: ИЗ ИСТОРИИ КУЛЬТУРНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В ВОЕННОЕ ВРЕМЯ, В. Г. АНАНЬЕВ.............................. МУСУЛЬМАНЕ В ВЕЛИКОБРИТАНИИ, Л. Р. САДЫКОВА........................................................................ ТОМАС ДЖЕФФЕРСОН И АМЕРИКАНСКОЕ РАБСТВО. СОВРЕМЕННЫЕ ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ, М. О. ТРОЯНОВСКАЯ......................................................................................................... АНГЛО-БУРСКИЙ КОНФЛИКТ В ОСВЕЩЕНИИ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ ГЕРМАНИИ. 1895- годы, В. ШМИДТ...................................................................................................................................... Е. И. Пивовар. РОССИЙСКО-АЗЕРБАЙДЖАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ. КОНЕЦ XX - НАЧАЛО XXI века, С. И.

Чернявский............................................................................................................................................... А. А. Галкин. О ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ, Б. И. Коваль..................................................................... И. Филатова, А. Давидсон. РОССИЯ И ЮЖНАЯ АФРИКА: НАВЕДЕНИЕ МОСТОВ, А. В. Воеводский.. Г. А. Винклер. ВЕЙМАР 1918-1933: ИСТОРИЯ ПЕРВОЙ НЕМЕЦКОЙ ДЕМОКРАТИИ, В. П. Любин..... М. Сорока. БРИТАНИЯ, РОССИЯ И ДОРОГА К ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ. Роковое посольство графа Александра Бенкендорфа (1903-16), М. Ю. Панаева.......................................................................... Ю. Н. Устинова. НАЦИОНАЛ-ЛИБЕРАЛЬНАЯ ПАРТИЯ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ ГЕРМАНИИ: 1871 1878 годы, А. Г. Айрапетов, О. В. Нестерова......................................................................................... В. И. Журавлева. ПОНИМАНИЕ РОССИИ В США: ОБРАЗЫ И МИФЫ, 1881-1914, Е. Ю. Сергеев........ В. С. Печерин. APOLOGIA PRO VITA MEA. ЖИЗНЬ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ РУССКОГО КАТОЛИКА, РАССКАЗАННЫЕ ИМ САМИМ, Н. И. Цимбаев........................................................................................ А. М. Банти. ВЫСОКОЧТИМАЯ МАТЕРЬ НАША. ИТАЛЬЯНСКАЯ НАЦИЯ ОТ РИСОРДЖИМЕНТО ДО ФАШИЗМА, В. К. Коломиец..................................................................................................................... МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ В ВАРШАВЕ, О. В. Павленко, Б. Л. Хавкин.................................. МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ В СТОКГОЛЬМЕ, А. С. Касиян....................................................... ПАМЯТИ ИГОРЯ МИХАЙЛОВИЧА КРИВОГУЗА, И. С. Кремер................................................................ АННОТАЦИИ И КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА ОПУБЛИКОВАННЫХ МАТЕРИАЛОВ............................................. Заглавие статьи ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА И ЕВРОСОЮЗ Автор(ы) И. И. ОРЛИК Источник Новая и новейшая история, № 5, 2013, C. 3- Статьи Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 63.9 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА И ЕВРОСОЮЗ, И. И. ОРЛИК Бывшие европейские социалистические государства в течение второй половины XX в.

были объектом большой заинтересованности со стороны западных соседей. Да и внутри этих государств значительная часть населения надеялась со временем "войти в Европу".

Строго географически определяемые как Центральная и Юго-Восточная Европа, долгое время эти государства назывались, да и сейчас, чаще всего, особенно на Западе, называются регионом "Восточная Европа". И в этом не просто погрешность дефиниции.

На Западе подчеркивались маргинальность, отличие (подчас весьма существенное) от гораздо более развитых в экономическом и политическом отношениях, по степени давно обретенной суверенности стран Западной Европы. Именно их экономические, социальные и политические стандарты, да и сам образ жизни вот уже более 20 лет пытаются воспроизвести у себя восточноевропейские государства. Но все зависит от того, будет ли реализована давно уже определенная стратегия Евросоюза, да и вообще Запада в отношении Восточной Европы'.

ПРЕДЫСТОРИЯ Еще в годы Второй мировой войны в Англии и Соединенных Штатах при разработке планов послевоенного урегулирования уделялось внимание будущему устройству Восточной Европы2. В конце 1940 г. английское министерство иностранных дел совместно с польскими и чехословацкими эмигрантскими кругами стали разрабатывать план будущей польско-чехословацкой конфедерации. В 1941 г. на конференции представителей Чехословакии, Польши, Югославии и Греции была достигнута договоренность о восточноевропейской региональной солидарности, что было зафиксировано в совместной декларации. В начале 1942 г. эти же представители создали Восточноевропейский планирующий совет. 15 января 1942 г. в Лондоне эмигрантские правительства Югославии и Греции подписали совместное соглашение о создании конфедерации после окончания войны. Такое же соглашение было подписано в Лондоне 23 января правительствами Польши и Чехословакии3.

Орлик Игорь Иванович - доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Центра восточноевропейских исследований Института экономики РАН, Заслуженный деятель науки РФ.

См. Центрально-Восточная Европа во второй половине XX века, в 3-х т. Т. 1. Становление "реального социализма" М, 2000;

Восточная Европа в начале XXI века. М., 2004;

Шишелина Л. Н. Расширение Европейского союза на восток и интересы России. М., 2006;

Юго-Восточная Европа в эпоху кардинальных перемен. М, 2007;

Страны Центральной и Восточной Европы - новые члены Европейского союза. Проблемы адаптации. М., 2010;

Lukacs J. The Great Powers and Eastern Europe. New York, 1953;

Brzezinski Z. The Soviet Blok. Unity and Conflict.

Cambridge, 1960.

Problems of Postwar Reconstructions. Washington, 1942;

Postwar Foreign Policy Preparation. 1939 - 1945. Washington, 1949.

Central-Eastern Europe Crucible of World Wars. New York, 1946, p. 627.

стр. Планы федеративного устройства были весьма противоречивыми. В конечном счете сложились три варианта конфедерации: планы Соединенных Штатов Европы, нового Австро-Венгерского государства, Дунайской конфедерации. Были и многие другие проекты.

В марте 1943 г. премьер Великобритании У. Черчилль официально заявил о поддержке его правительством плана будущей восточноевропейской федерации4. На конференции в Тегеране в конце ноября 1943 г. Черчилль вновь заявил, что "Бавария, Австрия и Венгрия могли бы создать широкую мирную, неагрессивную конфедерацию... воссоздать в современных формах нечто вроде Австро-Венгерской империи"5.

В Лондоне и Вашингтоне обсуждались также планы образования скандинавского и дунайского блоков6. Явно проявлялось стремление правящих кругов Англии и США распространить свое влияние на Восточную Европу. При этом в Англии, например, некоторые политики утверждали, что восточноевропейские народы не смогут обойтись без английской "помощи и покровительства", считая эти народы "политически отсталыми..., не понимающими сложностей парламентской процедуры и конституционного права"7.

Одновременно с планами политического устройства Восточной Европы разрабатывались экономические планы, согласно которым Восточная Европа должна была оставаться аграрным регионом и источником сырья для развитых европейских стран8. Лидеры западных держав в своих планах послевоенного устройства мира большое внимание уделяли восточноевропейскому региону. Они рассчитывали, что после войны страны этого региона войдут в сферу влияния Запада. Но итоги войны изменили их намерения.

Перекраивая карту послевоенной Европы, нельзя было не учитывать роль Советского Союза в победе над германским фашизмом и в освобождении восточноевропейских народов. Поэтому Ялтинские и Потсдамские соглашения 1945 г. фактически зафиксировали договоренность руководителей антигитлеровской коалиции относительно преобладающего влияния СССР в Восточной Европе.

Но не прошло и трех лет, как начавшаяся "холодная война" нанесла серьезный удар по послевоенным договоренностям. Западные державы, формально не отказываясь от Ялты и Потсдама, фактически приступили к длительной борьбе за отторжение восточноевропейских стран от Советского Союза. Одной из первых акций вовлечения восточноевропейских стран в общеевропейские процессы стало приглашение их участвовать в "плане Маршалла", что могло способствовать восстановлению разрушенного в годы войны хозяйства Восточной Европы. Но под давлением Москвы восточноевропейские страны вынуждены были отказаться от принятия "плана Маршалла"9.

В конце 40-х - начале 50-х годов формируется система контроля за торговлей западноевропейских стран и США с Восточной Европой (International Organizations for Strategic Controls). В 1953 г. официально заявили о своей деятельности Координационный комитет (КОКОМ) и Консультативный комитет. Фактически вводились экономические и финансовые санкции, которые ущемляли деятельность многих предпринимателей и внешнеторговых организаций западных стран. Функциями контроля за торговлей с восточноевропейскими странами был наделен и созданный в рамках НАТО Комитет по финансовой и экономической защите.

Стратегический контроль, которого придерживались западные державы, вел к переориентации экономических связей в Европе, нарушению исторически сложившихся главных направлений товарооборота. В условиях экономической дискриминации со стороны Запада восточноевропейские страны расширяли связи друг с другом, и в пер Ibid., p. 632.

Churchill W. The Second World War, v. V. London, 1952, p. 318, 360.

Russel R. A History of the United Nations Charter. Washington, 1958, p. 95.

Seton-Watson R. W. Eastern Europe between the Wars. Cambridge, 1945, p. 265.

Central-Eastern Europe Crucible of World Wars, p. 632.

См. Центрально-Восточная Европа во второй половине XX века, т. 1, с. 26 - 43.

стр. вую очередь с Советским Союзом, который располагал необходимыми для развития экономик социалистических стран сырьем и промышленным оборудованием.

Противоречия среди участников "стратегического контроля", объяснявшиеся растущей заинтересованностью в торговле с Восточной Европой, привели к ревизии контроля за экспортом. Об этом свидетельствуют материалы бурных дебатов, развернувшихся в Париже на конференции участников КОКОМ в мае - июне 1954 г. В результате списки "стратегических товаров" сократились почти вдвое10.

Еще более они сократились во второй половине 50-х годов, что вызвало резкую критику в США, где настаивали на жестких экономических санкциях в отношении стран Восточной Европы. Американский еженедельный журнал "Джорнэл оф коммерс" в сентябре 1959 г.

раздраженно констатировал: "Наши союзники не только ликвидировали многие барьеры в своей торговле, но и активно конкурируют друг с другом в приобретении заказов из Восточной Европы"11.

К середине 60-х годов в политике западных держав наметился поворот в сторону расширения связей, прежде всего экономических, с восточноевропейскими странами.

Новые черты в политике Запада свидетельствовали о признании многими политическими деятелями необходимости нормализации отношений с социалистическими государствами.

Это отчетливо стали понимать многие реалистически мыслящие политические деятели и экономисты стран Западной Европы. Но установить нормальные связи с восточноевропейскими странами после стольких лет "холодной войны", которая велась и в торговле, было делом весьма сложным, требовавшим определенного времени.

Американский дипломат и историк Дж. Кеннан в вышедшей в 1964 г. книге "Об отношениях с коммунистическим миром" писал, что торговля между Западом и Востоком "ставит перед западными государственными деятелями некоторые из наиболее сложных и трудно решаемых проблем... игнорируются уроки и прецеденты прошлого"12.

В западноевропейских странах велась довольно острая полемика по вопросу о торговле с Восточной Европой. В Англии многие видные промышленники выступали за расширение торговли с социалистическими странами. При этом они аргументировали свою позицию трудностями общегосударственного масштаба. "Мы говорим сейчас о твердом ядре безработицы... - отмечалось в письме ряда промышленников в газету "Таймс", - создается очень серьезная национальная проблема. Мы хотим привлечь внимание к тому факту, что сейчас мы теряем ценные экспортные заказы на миллионы фунтов стерлингов"13.

Из западноевропейских стран первое место в торговле со странами Восточной Европы занимала ФРГ. По подсчетам английских экономистов, объем торговли ФРГ с этими странами в 2,5 раза превышал торговлю Англии. Значительно расширялись торговые связи Франции с восточноевропейскими странами. С 1960 по 1962 г. их товарооборот (без Югославии) вырос на 20%. Расширялись экономические связи и Италии с Восточной Европой. Расширение торгово-экономических связей с социалистическими странами признавалось государственными и политическими деятелями Запада как фактор мирного сосуществования государств двух систем. В связи с ростом торговли между Востоком и Западом Дж. Кеннан писал: "У Запада нет никакого выбора и он должен взять поиски мирного сосуществования за основу своей политики в отношении стран коммунистического мира"14.

Именно этот постулат можно считать основой стратегии будущего Евросоюза в отношении Восточной Европы.

Hearings before Subcommitee of Foreign Economic Policy of the Committee of Foreign Affairs. Washington, 1954, p.

1017.

Journal of Commerce, 18.IX.1959.

Kennan G. On Dealing with the Communist World. New York, 1964. p. 21.

The Times, 22.11.1963.

Kennan G. Op. cit., p. 21.

стр. ПЕРВЫЕ ШАГИ К СБЛИЖЕНИЮ Итак, в 60 - 70-е годы XX в., несмотря на продолжавшуюся "холодную войну", наметились первые шаги по пути расширения экономических и торговых связей государств двух противоположных систем.

В экономической стратегии Запада в отношении восточноевропейских стран важную роль сыграло Европейское экономическое сообщество ("Общий рынок"). Объединение шести западноевропейских стран - ФРГ, Франции, Италии, Бельгии, Голландии и Люксембурга, возникшее в результате подписания в Риме договора 25 марта 1957 г., имело своей целью проведение согласованной экономической политики этих стран. Союз шести западноевропейских стран ставил перед собой не только задачи экономической координации, но и далеко идущие цели в отношении стран Восточной Европы.

Отношение его участников к восточноевропейским странам определялось прежде всего стремлением экономически привязать к себе Восточную Европу, "вовлечь" ее в "Общий рынок". В программных документах о создании "Общего рынка", конечно, не упоминалась эта его цель. Как отмечал Дж. Кеннан, "европейский Общий рынок не отразил этого момента ни в букве, ни в духе своего устава"15, но факты говорят о том, что "Общий рынок" имел конкретные экономические и политические цели в отношении стран Восточной Европы.

В начале 60-х годов разрабатывались и методы вовлечения восточноевропейских стран в "Общий рынок". Конференция западноевропейских и американских ученых в марте г. обсудила перспективы развития Восточной Европы и высказала рекомендацию "объединения Восточной Европы" с "Общий рынком" или включения по крайней мере некоторых из восточноевропейских стран в западноевропейский "Общий рынок"16.

Разрабатывались способы "поэтапного" вовлечения восточноевропейских стран в "объединяющуюся Европу": сначала Югославию, а затем - Польшу, Чехословакию и т.д. "Открываются возможности для проникновения на Восток... Усиление экономических отношений с Востоком могло бы привести также к далеко идущим последствиям"18.

Хотя существовали некоторые ограничения и запреты, введенные "Общим рынком", торговля западноевропейских стран с социалистическими государствами росла.

Например, объем западногерманского импорта из Восточной Европы в 1965 г. увеличился на 20% по сравнению с 1964 г., а экспорт - на 23%19.

В начале 70-х годов западные державы стали все больше отходить от жесткой политики в отношении стран социализма, выражали стремление наладить координацию наметившихся изменений в политике относительно стран Восточной Европы20.

Восточноевропейский регион становится предметом пристального внимания, жаркого обсуждения в широких научных и политических кругах Запада, да и бизнес все чаще стал определять свои перспективы (особенно в рамках "Общего рынка") с учетом потенциала восточноевропейских стран.

К середине 70-х годов отчетливо проявились наднациональные тенденции в деятельности "Общего рынка" при координации функций членов Европейского экономического сообщества (ЕЭС) в связи с решением важных проблем. В первую очередь это относилось к проблеме взаимоотношений между "Общим рынком" и Советом Экономической Взаимопомощи (СЭВ), куда входили, кроме СССР, и страны Восточной Европы.

Foreign Affairs, January 1964, p. 35.

Berlin and the Future of Eastern Europe. Chicago, 1963, p. 228.

Drouin P. L'Europe du marche commun. Paris, 1963, p. 289.

Volkswirt, 1.X.1965.

Industriekurier, 6.IV.1966.

Подробнее см.: Орлик И. И. Политика западных держав в отношении восточноевропейских социалистических государств (1965 - 1975). М., 1979, с. 55 - 73.

стр. Несмотря на все сложности установления отношений между двумя интеграционными объединениями - СЭВ и ЕЭС, экономические интересы определяли необходимость сближения и сотрудничества. Такое движение навстречу друг другу могло бы стать альтернативой западной стратегии "поглощения" Восточной Европы. Это отчетливо проявилось в середине 70-х годов, особенно после подписания в 1975 г. Хельсинкского акта по безопасности и сотрудничеству в Европе. Однако только в конце 80-х годов ЕЭС и СЭВ официально признали друг друга, подписав 29 июня 1988 г. совместную Декларацию. Но впереди еще был трудный путь, хотя первые шаги по этому пути были сделаны. И в этом была заслуга "социалистической стороны", т.е. СССР и стран Восточной Европы.

Новые черты в стратегии ЕЭС оказали влияние на процесс сближения двух интеграционных объединений, который находил отражение не только в официальных документах, но и в научных трудах советских и восточноевропейских исследователей, даже определялся, подчас в значительной степени, влиянием науки на решения, принимавшиеся структурами власти. При этом возникал извечный вопрос о восприимчивости со стороны власти рекомендаций науки.

В 1974 г. в рамках сотрудничества академий наук ряда социалистических стран с целью организации комплексных исследований вопросов взаимоотношений государств двух социальных систем была создана международная Проблемная комиссия ученых и экспертов. Заслуживают внимание некоторые выводы и рекомендации Проблемной комиссии, которые могли бы в свое время иметь серьезное влияние на ход двух интеграционных процессов. Вот лишь некоторые из них:

1. Переход к всемерной интенсификации экономики европейских стран социалистического содружества, задачи ускорения научно-технического прогресса, модернизации производственных структур, совершенствования технологии, систем управления производством, меры по повышению его эффективности равно как ориентация ряда стран на более высокие темпы роста внешнеторгового товарообмена по сравнению с темпами экономического роста являются стимулирующими факторами для экономического сотрудничества с капиталистическими странами21.

2. Экономические связи между социалистическими и развитыми капиталистическими странами утвердились как объективно необходимый поток международного экономического обмена и как часть международных отношений в современном мировом хозяйстве.

3. Рост значения глобальных и региональных проблем выявляет определенные перспективы для реализации крупномасштабных многосторонних проектов (в области энергетики, транспорта, коммуникации, экологии и пр.).

В сфере кредитных отношений с Западом необходимо в первую очередь обеспечить эффективное использование кредитов для финансирования интеграционных мероприятий, особенно с экспортной направленностью.

Реализация задач стран СЭВ в области экономических связей с Западом требует гибкого сочетания мероприятий на национальном микро- и макроуровне и на интеграционном уровне.

4. Повышению активности стран СЭВ на согласованной основе на международной арене содействовало бы выдвижение инициатив, идей и предложений о конкретных совместных мероприятиях с западными странами на двустороннем и многостороннем уровнях, на макро- и микроуровнях, на международных форумах, поддержание диалога, более активный поиск объектов взаимных интересов и возможностей взаимовыгодных решений.

Актуальные проблемы внешней политики стран социалистического содружества в отношении развитых капиталистических государств в 80-е годы. Международный научный проект. Конфиденциально. М., 1984, с. 177.

стр. 5. Выдвижение новой концепции коллективной безопасности применительно к международным условиям 80-х годов22.

К сожалению, времени для учета и реализации этих предложений Проблемной комиссии оставалось очень мало. Власть, как всегда, опаздывала с принятием кардинальных решений. В итоге история распорядилась по-другому.

Итак, сближению двух интеграции долгое время мешала политическая зашоренность и западных, и советских политиков, сохранение стереотипов "холодной войны". Как это ни покажется странным, но многие научные подходы к проблемам былых отношений между СЭВ и ЕЭС оставались и остаются актуальными и сегодня в определении отношений между Россией и Евросоюзом, например, в еще недавнем подходе ЕС к приему России в Таможенный союз и другие международные и европейские экономические структуры. Но это уже другая, хотя и не менее актуальная тема.

ОСНОВЫ СТРАТЕГИИ ЕВРОСОЮЗА Более 40 лет Восточная Европа находилась в сфере влияния Советского Союза. Страны этого региона входили в Совет Экономической Взаимопомощи и Организацию Варшавского Договора (ОВД). Тем не менее, как уже отмечалось, в планах западноевропейской интеграции предусматривалось вхождение и восточноевропейских стран в общеевропейское интеграционное сообщество23.

Возможность коренного поворота в сторону Запада появилась у стран Восточной Европы только после падения в них социалистического строя, выхода из ОВД и СЭВ, после начала внутренних политических и социально-экономических трансформаций, а также изменения их общего внешнеполитического курса.

Наиболее активным проводником политики Запада в отношении стран Восточной Европы долгое время было Европейское экономическое сообщество. В 1992 г. ЕЭС вместе с Европейским объединением угля и стали (ЕОУС) и Европейским сообществом по атомной энергии (Евратом) подписали Договор о Европейском союзе (Маастрихтский договор). К началу XXI в. в Европейский союз (ЕС) входило 15 государств.

Интегрированная Западная Европа своей активной внешней политикой, попытками Европейского союза предотвращения конфликтов, охраной окружающей среды, да и общим экономическим и социальным развитием быстро притягивала к себе страны Восточной Европы. Сбывалось пророчество Дж. Кеннана, который предупреждал, что найдутся те, кто расценит конец "холодной войны" и распад Советского Союза как "образование вакуума, который они, в соответствии со своими представлениями, должны теперь заполнить"24.

Обещания Евросоюза в отношении Восточной Европы были довольно пространны и весьма привлекательны. Сущность этой уточненной применительно к новой международной ситуации стратегии была сначала изложена в мае 1995 г. в "Белой книге", озаглавленной "Подготовка ассоциированных стран Центральной и Восточной Европы к интеграции во внутренний рынок Союза", а затем на встрече 10 июня 1999 г. министров иностранных дел государств Евросоюза, США, ряда европейских и международных организаций в Кельне в "Пакте стабильности для Юго-Восточной Европы"25.

Последующие документы, заявления Евросоюза и решения саммитов ЕС в 1998 - 2002 гг.

распространили положения Пакта на всю Восточную Европу.

Весьма многообещающей была декларация Пакта, что страны Восточной Европы будут работать "в международном сообществе над развитием общей стратегии стабильности и роста региона и сотрудничать друг с другом и основными донорами в целях Там же, с. 179, 183, 185, 196.

См. Орлик И. И. Центрально-Восточная Европа: от СЭВ до Евросоюза. - Новая и новейшая история, 2009, N 2, с. 3 - 19.

Kennan G. At a Century's Ending: Reflections. 1982 - 1995. New York, 1996, p. 332.

Юго-Восточная Европа в эпоху кардинальных перемен, с. 285 - 286.

стр. реализации этой стратегии. Использование возможности заниматься структурными перекосами и нерешенными проблемами ускорит демократическое и экономическое развитие в регионе"26. ЕС обещал "процветание и стабильность" в Восточной Европе. Его целью провозглашалось укрепление стран Восточной Европы "в их усилиях по продвижению мира, демократии, уважения прав человека и экономического процветания для достижения стабильности в регионе в целом. Те страны региона, которые стремятся к интеграции в евроатлантические структуры, вместе с рядом других участников Пакта твердо убеждены, что реализация данного процесса будет содействовать этой цели"27.

Далее излагались главные цели стратегии ЕС в Восточной Европе:

1) предотвратить и положить конец напряженностям и кризисам, что станет предпосылкой прочной стабильности. Это включает в себя подписание и выполнение между нами многосторонних и двусторонних соглашений и принятие мер внутреннего характера для преодоления существующего потенциала конфликта;

2) инициировать здоровые демократические и политические процессы, основанные на свободных и справедливых выборах, главенстве закона и полном уважении прав человека и основных свобод, включая права граждан, принадлежащих национальным меньшинствам, право на свободные и независимые СМИ, законодательные органы, подотчетные их избирателям, независимое судопроизводство, борющееся с коррупцией, углубление и укрепление гражданского общества;

3) строить мирные и добрососедские отношения в регионе путем строгого соблюдения принципов хельсинкского Заключительного акта, укрепления доверия и примирения, поощрения деятельности ОБСЕ и других форумов по региональным мерам укрепления доверия и механизмов для сотрудничества в области безопасности;

4) сохранять многонациональное и многоэтническое разнообразие стран в регионе и защищать меньшинства;

5) создавать жизнеспособные рыночные экономики, основанные на прочной макроэкономической политике, рынки, открытые для существенно расширенной внешней торговли и инвестиций в частный сектор, эффективные и прозрачные таможенные и торговые режимы, развивать мощные рынки капитала и разнообразной собственности, включая приватизацию, вести дело к расширению круга процветания для всех граждан;

6) укреплять экономическое сотрудничество в регионе и между регионом и остальной Европой и миром, включая зоны свободной торговли, содействовать беспрепятственным контактам между гражданами;

7) бороться с организованной преступностью, коррупцией и терроризмом и всей криминальной и незаконной деятельностью;

8) предотвращать насильственное перемещение населения, вызванное войной, преследованием и гражданскими спорами, а также миграцию, порожденную бедностью;

9) обеспечивать безопасное и свободное возвращение всех беженцев и перемещенных лиц к их очагам, одновременно помогать странам в регионе путем разделения навязанного им бремени;

10) создавать условия в странах Восточной Европы для полной интеграции в политические, экономические структуры и структуры безопасности по их выбору.

БОЛЬШИЕ НАДЕЖДЫ Уже сама подготовка к сближению с Западной Европой, к вступлению в ЕС порождала надежды на реформирование, обновление экономики восточноевропейских стран, да и вообще всей общественно-политической и социальной жизни народов Восточной Европы.

"Подтягивание" к нормам Евросоюза обещало объединение обществ вокруг "европейской идеи", нейтрализацию политической оппозиции реформам, определение Современная Европа, 2000, N 3, с. 98.

Там же, с. 114.

стр. программ развития и, что особенно важно - получение крупной финансовой помощи от западных покровителей.

Интеграция с Западной Европой воспринималась многими (если не большинством) восточноевропейцами как единственная возможность быстро преодолеть экономические и политические деформации социалистического прошлого. Повышение жизненного уровня (причем быстрое) до западноевропейского стало чуть ли не "национальной идеей" в каждой стране.

Главным результатом развития стран Восточной Европы, еще до вступления большинства из них в Евросоюз, были политические и социально-экономические трансформации, создание рыночной экономики, основанной на частном секторе. Вступление в Евросоюз ряда стран в первые годы привело к оживлению их экономики.

16 декабря 1991 г. Евросоюз подписал соглашение об ассоциации с Венгрией, Польшей и Чехословакией;

22 декабря 1992 г. - с Болгарией и Румынией;

10 июня 1996 г. - со Словенией. Заявки на вступление в ЕС подали Венгрия и Польша - в 1994 г., Румыния, Болгария и Словакия - в 1995 г., Чехия и Словения - в 1996 г.

Интеграция большинства стран Восточной Европы с ЕС - важное событие не только европейского масштаба. Оно существенно повлияло на геополитическую структуру современного мира. С 1 мая 2004 г. полноправными членами Евросоюза стали Венгрия, Польша, Словакия, Словения и Чехия, с 1 января 2007 г. - Болгария и Румыния. В январе 2012 г. начался подготовительный процесс приема в союз Хорватии, запланированного на середину 2013 г.

Еще до начала "восточного" расширения Евросоюза западные страны обещали будущим коллегам по интеграции дорогостоящее содействие в решении сложных экономических и социальных проблем, причем закрывая глаза на то, что эти страны не полностью соответствуют западноевропейским политическим и экономическим стандартам.

Напротив, их подгоняли принять решение побыстрее, в сжатые сроки провести трансформацию от плановой экономики к рыночной, от авторитаризма к парламентской демократии и правовому государству. Лидеров Евросоюза не смущало, что осуществить подобные преобразования невозможно в течение нескольких лет, без серьезных издержек и опасных последствий.

Не обращали на это внимания и новые руководители восточноевропейских стран, стремившиеся как можно быстрее "войти" в Европу и надеявшиеся таким образом безболезненно решить все накопившиеся внутренние проблемы. Малые государства (за исключением Польши и Румынии), которые характеризовались средним уровнем экономического развития, вдруг уверовали в возможность достижения благосостояния, став членами богатого и преуспевающего Евросоюза.

Вступление в Евросоюз ряда восточноевропейских стран стимулировало их экономическую активность. Данные статистических обзоров свидетельствуют об увеличении в 2 раза темпов роста. Вообще "уход" на Запад принес Восточной Европе уже в первые "постсоциалистические" годы ощутимые позитивные результаты, воспринятые с энтузиазмом значительной частью общества. Страны, связавшие свою судьбу с Евросоюзом, получили значительные средства для укрепления сельского хозяйства.

Эффективная система поддержки аграрного сектора, принятая в ЕС, расширила возможности выхода сельскохозяйственных производителей на рынки третьих стран. Был заменен механизм таможенного и нетарифного регулирования, что защитило производителей от конкурентов, не входивших в ЕС. К тому же были сняты почти все торговые барьеры для экспорта.

Сокращалось экономическое отставание от Западной Европы. Восточная Европа стала в начале первого десятилетия нового века одним из наиболее динамично развивавшихся регионов мира и "стабильно превосходила по динамике валового продукта Западную Европу"28. Почти во всех новых членах ЕС наблюдался подъем промышленности. С до 2008 г. годовой объем выпуска промышленной продукции увеличился Страны Центральной и Восточной Европы - новые члены Европейского союза..., с. 99.

стр. в них в 1,3 - 1,8 раза при росте в "старожилах" ЕС всего на 6%. В Болгарии, Словакии и, особенно, в Чехии промышленное производство росло быстрее экономики в целом29.

Изменялась и структура промышленного производства, быстро росла производительность труда. В новых странах ЕС, особенно в Болгарии и Румынии, бурно рос внутренний спрос, поддерживаемый активным кредитованием частного сектора.

Рост и модернизация экономики восточноевропейских стран, не только новых членов ЕС, в значительной степени обеспечивались прямыми иностранными инвестициями. "Не обладая достаточными собственными ресурсами для успешной реализации заявленной стратегии догоняющего развития, эти страны еще в 90-е годы широко открыли свои рынки для трансграничных потоков капитала и создали максимально привлекательные условия для иностранных инвесторов"30. Бесспорно, иностранные инвесторы сыграли решающую роль в повышении технологического уровня производства, да и вообще в его модернизации.

Не вызывает сомнения и то, что финансовая поддержка создавала предпосылки для более благоприятных условий продвижения восточноевропейских производителей на внешний рынок. Этому способствовала деятельность банковских и страховых компаний.

Модернизация отдельных отраслей экономики обеспечивалась слиянием с западными компаниями, что несколько оживило становление и развитие высокотехнологических производств.

Несмотря на весьма жесткие условия подготовительного этапа вступления в ЕС, а затем и самого вступления, ожидания восточноевропейских "очередников" в общем оправдались.

Им была оказана, прежде всего, весомая финансовая помощь. Венгрия в 1990 - 1999 гг.

получила только по каналам фонда ФАРЕ около 1 млрд. экю на развитие экономики.

Польше в 2006 г. фонды Евросоюза предоставили 823 млн. евро на развитие сельскохозяйственного производства31.

Важным фактором приобщения стран Восточной Европы к Западу стало расширение производственного взаимодействия западных фирм с восточноевропейскими за счет создания совместного производства, открытия филиалов западных фирм.

Новые члены ЕС в своей долгосрочной экономической стратегии надеялись на существенную и длительную финансовую поддержку Евросоюза, но их надежды не оправдались. В целом путь в Европу оказался весьма сложным. Да и само движение было не ровным, а скорее "дергающимся", периоды приближения к цели сопровождались резким торможением и даже возвращением назад. Это проявилось, например, в Чехии при переходе на евро. Чешское руководство весьма осмотрительно относилось к этому серьезному решению, видя в нем не только финансово-экономическую сторону.

"Транзитные страны не должны спешить в еврозону, - считал президент страны В. Клаус.

- Главным движителем европейской валютной интеграции была и остается исключительно политическая, а не экономическая мотивация... единая валюта евро всегда рассматривалась в качестве инструмента создания Европейского политического союза"32.

ЗАМЕДЛЕННАЯ СТРАТЕГИЯ Значительная финансовая помощь новым членам Евросоюза не смогла обеспечить ожидаемого восточноевропейскими странами результата - быстрого выравнивания с жизненными стандартами Западной Европы. Анализ ситуации к началу второго десятилетия XXI в. свидетельствует, что "о скором достижении новыми членами ЕС уровня экономически развитых европейских стран говорить пока преждевременно. Задача достижения новыми членами ЕС уровня конкурентоспособности развитых европейских государств остается делом будущего, поскольку ее решение связано с преодолением Там же, с. 101.

Там же, с. 108.

Там же, с. 32 - 33.

Там же, с. 481.

стр. значительного отставания в степени устойчивости экономического и институционального развития, в уровне его эффективности и инновационности"33.

Через 20 с лишним лет после начала социально-экономических трансформаций Восточная Европа существенно отстает от среднеевропейского уровня. Здесь все еще низкая производительность труда, не завершена структурная перестройка экономики, сельское хозяйство остается отсталым, низкая конкурентоспособность большинства предприятий, весьма ограниченный сектор инновационной экономики, нестабильность финансово экономического положения промышленности и т.д.

Глубокое проникновение иностранного капитала в экономику "младоевропейских" стран ведет (а многих уже привело) к усилению зависимости от изменений внешней конъюнктуры, жестких акций транснационального бизнеса. Это в свою очередь ведет (как показывает, например, опыт Словакии) к "усилению состояния зависимого развития, сужению собственной базы роста экономики, потере контроля над выбором стратегии национального развития, неопределенности перспектив в отношении перехода к инновационной модели развития"34.

Жизненный уровень восточноевропейских стран существенно отставал, да и сейчас отстает от положения в Западной Европе. Пенсионное обеспечение в новых членах ЕС заметно ниже (почти в 2 раза), чем в странах - основателях Евросоюза. Уровень расходов на здравоохранение в среднем по ЕС вырос к 2004 г. до 8,8% ВВП, а в ряде новых членов продолжал оставаться низким - от 5 до 6%. Более благоприятная ситуация складывалась в Польше, где эти показатели существенно отличались от положения в Болгарии или Румынии, а подчас и в Венгрии.

Адаптация новых членов ЕС к жизненным стандартам развитых европейских государств продолжается уже почти 10 лет, но далеко не все проблемы приблизились к своему решению: социальная интеграция национальных меньшинств (например, цыганского населения), получение гражданства эмигрантами, безработица, положение многодетных семейств, низкая продолжительность жизни, неудовлетворительное состояние здоровья населения, высокая заболеваемость инфекционными болезнями и т.д.

Финансово-экономический кризис, охвативший все страны Евросоюза, в 2008 - 2009 гг.

весьма болезненно проявился в странах Центральной и Восточной Европы. Ситуация, правда, была неодинаковой в разных странах в зависимости от их привязки к евро.

Экономический кризис в странах ЕС оказал (и оказывает) большое влияние на общеполитическую ситуацию в Евросоюзе. Единство ЕС стало весьма сомнительным.

Даже некоторые "старые" члены Союза поговаривают о возможном выходе из ЕС. Так, в середине мая 2013 г. английский премьер-министр Д. Кэмерон заявил о возможном референдуме в стране по вопросу о выходе Великобритании из Евросоюза. О неэффективности ЕС говорят и в ряде других стран, например, в Греции и Испании, а также в некоторых восточноевропейских государствах.

Кризис основательно "ударил" по всем восточноевропейским странам. Но степень этого удара все же была различной. Больше всего пострадали государства, финансовые системы которых привели к глубокой задолженности. Сказались и крупные внутренние макроэкономические диспропорции. Именно это и дало повод к массовым выступлениям в Венгрии и Румынии в самом начале 2012 г. против власти и против политики Евросоюза. Чехия и Словакия, финансовые системы которых оказались более прочными, пострадали меньше, хотя и понесли существенные потери от сокращения своего экспорта.

Меньше кризис затронул Польшу, где в течение ряда лет проводилась жесткая финансовая и денежно-кредитная политика.

Последствия кризиса проявились, прежде всего, в падении жизненного уровня в ряде восточноевропейских стран. Покупательная способность в Восточной Европе поч Там же, с. 33.

Там же, с. 425 - 426.

стр. ти втрое ниже, чем в странах - основателях ЕС, что свидетельствует о падении реальных доходов населения. Более чем в два раза выросла численность бедного населения.

Экономическое положение вступивших в ЕС стран существенно осложнилось из-за фактической утраты суверенитета в регулировании своей внешнеэкономической деятельности. В Венгрии, например, "национальная система таможенных пошлин и экспортных поддержек в торговле аграрной продукцией прекратила свое действие, а в отношении третьих стран стал действовать таможенный и нетарифный механизм регулирования Евросоюза", что "ощутимо ослабило позиции венгерских фирм в конкурентной борьбе с фирмами из стран ЕС на отечественном рынке аграрной продукции"35.

Довольно сложным было положение у стран - новых членов НАТО. "Восточное" расширение Евросоюза и НАТО проходило почти одновременно. При этом резко нарушилась военно-стратегическая симметрия, существовавшая в мире после Второй мировой войны. Одновременно все больше взаимоувязывались функции НАТО и ЕС.

Евросоюзу, в том числе и его новым членам, все чаще стали навязывать и военно оборонительные задачи. Сенат США официально заявил о "тесной координации между НАТО и ЕС при проведении общей внешней политики и политики в области безопасности ЕС"36.

Страны Восточной Европы, ставшие членами Евросоюза, оказались в весьма сложном положении в связи с длительным системным кризисом ЕС. Таково мнение российских исследователей37. К тому же склоняются и аналитики в самой Восточной Европе.

Например, чешские и словацкие ученые утверждают: "Европейский союз переживает кризис. Многое свидетельствует о том, что современное поколение европейских политиков исчерпало свои новаторские способности"38.

Разочарования в связи с нереализованными надеждами на быстрые и позитивные изменения после вступления в Евросоюз звучат все более часто в восточноевропейских странах. "Мы думали, что вступаем совсем в другую организацию", - говорят многие "младоевропейцы". По мнению президента Экономического и социального совета Венгрии Ш. Демьян, пора "расстаться с иллюзией, что Европейский союз - это дружная любящая семья. Это - собрание братьев и сестер, грызущихся между собой"39.

Большие надежды население стран-кандидатов на вступление в ЕС возлагало на право свободного передвижения в союзе. Но на деле все оказалось сложнее. Сначала вводился "переходный период", затем количественные ограничения, а потом и дискриминационные решения в отношении отдельных стран Восточной Европы. Прежде всего, это касалось трудовых мигрантов. Не все "ветераны" ЕС сразу открыли для них свои двери. Да и для мигрантов из разных стран установлены разные условия, разные возможности для получения работы. Например, болгары и румыны получили право свободно работать только в Финляндии и Швеции. В октябре 2006 г. правительство Великобритании ограничило доступ работников из Румынии и Болгарии. Получили разрешение только тыс. человек для работы в пищевой промышленности, а также в сельском хозяйстве, но на сезонной основе.

Общие масштабы трудовой миграции не поддаются точному определению, так как значительную часть составляют нелегальные мигранты. Только по официальным данным, в 2004 - 2005 гг. на работу в "старые" страны ЕС выехало около 2 млн. поляков, многие из них на сезонную работу. Но как долго продолжался этот "сезон" никому не было известно.

Для рабочих из новых стран ЕС выдавались временные или другие специальные разрешения. Для въезда в Австрию и Германию специальные разрешения Там же, с. 333.

Котляр В. Эволюция стратегической доктрины НАТО. - Россия в глобальной политике, 2004, N2, с. 117.

Мир вокруг России. - Мир перемен, 2007, N 3, с. 9.

Конечна К., Машталка Й., Крейчи О. Чехия, Россия и Европейский союз. Экономическое и гуманитарное сотрудничество России и Чехии: новые перспективы. М., 2007, с. 12.

Vilaggazdasag, 21.VIII.2005.

стр. закончились в апреле 2011 г. Правда, в Германию с января 2009 г. был разрешен въезд для работников высокой квалификации.

Еще до вступления в ЕС число мигрантов из Восточной Европы составляло около 1 млн.

человек. По мнению западных аналитиков, количество мигрантов в разное время составляло около 2 млн. человек. Согласно другим сведениям, только в 2004 - 2008 гг. в "старую" Европу въехало 3 - 4 млн. иммигрантов из новых членов Евросоюза40.

Низкий по сравнению с Западной Европой жизненный уровень, безработица стали основными причинами миграции в значительно более богатые страны "старой" Европы.

Жители стран-новичков уезжают за границу работать, так как уровень заработной платы в этих странах в несколько раз выше, чем на востоке Европы41. Так, в Западной Европе работник в обрабатывающей промышленности получает в час 26,1 евро, а в Румынии - 1, евро, в Болгарии - 1,4 евро42.

Многие иммигранты работают на Западе нелегально. Более 40% иммигрантов из стран новых членов ЕС работают в Великобритании 48 час. в неделю, т.е. на 6 час. больше, чем британцы. Иностранные рабочие в лондонских гостиницах получают зарплату в 2 раза ниже минимальной по стране.

Экономика восточноевропейских членов ЕС весьма существенно (хотя и не в равной степени) ощутила последствия мирового кризиса. В 2008 - 2009 гг. выросло число обанкротившихся малых и средних предприятий. Крупные компании, как правило, получили значительную финансовую поддержку и были спасены. Их дальнейшая судьба зависит от выхода из кризиса их партнеров в "старой Европе".

МЕЖДУНАРОДНАЯ И ВНУТРЕННЯЯ СИТУАЦИЯ Со стратегией Евросоюза в отношении стран Восточной Европы была тесно связана и стратегия НАТО относительно восточноевропейского региона43. Вхождение в НАТО происходило почти одновременно с приемом ряда стран Восточной Европы в Евросоюз.

По существу это был практически единый процесс.

"Восточное" расширение НАТО трактовалось западными политиками как трансформация альянса, превращение его в инструмент международной безопасности. Однако несостоятельность ее была со всей очевидностью доказана военными действиями НАТО на Балканах, агрессией против Югославии. Расширение НАТО привело к появлению новых направлений и черт ее внешней политики. Сфера деятельности организации давно вышла за рамки Европы;

функции и средства реализации целей НАТО и Евросоюза стали намного шире, чем они были в конце прошлого века. И все же вопрос, часто повторяющийся в начале текущего столетия, сумеет ли Европа "переварить" новых членов, не снят с обсуждения. Не случайно бывший президент Франции Н. Саркози в свое время высказал идею прекратить дальнейшее расширение ЕС за счет уже намеченных кандидатов. Та же картина наблюдается и в НАТО44. На апрельском саммите альянса в 2008 г. в Бухаресте постепенно накапливавшееся несогласие отдельных членов союза с его деятельностью переросло в довольно резкие противоречия. Это отношение к длительной войне в Ираке, да и к миротворческой миссии в Афганистане, провозглашению независимости Косова.

Вступление стран Восточной Европы в ЕС и НАТО коренным образом изменило их внешнеполитические ориентиры. При этом в отношении не только бывшего "старшего социалистического брата" (ныне России), но и "старой Европы", гостеприимно при Vilaggazdasag, 29.III.2007.

Ibidem.

Ibidem.

Подробнее см.: Орлик И. И. Восточная Европа в стратегии НАТО. - Свободная мысль, 2009, N4, с. 125 - 138.

Подробнее см.: Ивашов Л. Г. Трансформация НАТО: действительность или видимость? - Новая и новейшая история, 2009, N 1, с. 10 - 20.

стр. нявшей в свою семью восточноевропейских соседей. Несмотря на явную зависимость внешней политики восточноевропейских стран от США и ЕС, к концу первого десятилетия XXI в. Восточная Европа стала важным элементом новой геополитической системы, складывающейся не только в Европе, но и по ту сторону Атлантики. Это отмечают как западные, так и российские эксперты. По словам Д. В. Сергеева, "в международных отношениях возрастает роль стран Центральной и Восточной Европы, политику которых можно охарактеризовать как особый "восточноевропейский фактор""45.


Новые члены НАТО и ЕС стали конкурентами для "старой Европы". Это вызывает серьезные опасения у основателей Евросоюза. Так, президент Римского института политических, экономических и социальных исследований Д. М. Фара открыто заявляет:

причиной "замедления экономического развития Италии" является "агрессивная конкуренция Китая, Индии и стран Восточной Европы"46, при этом последние стали существенно влиять и на политику НАТО и ЕС, например в отношении России. Наиболее активной долгое время была Польша, блокировавшая договоренности между Москвой и Брюсселем по вопросам отношений между Россией и Евросоюзом. Это касается и позиций стран - новых членов НАТО в ОБСЕ, часто действующих по указанию госдепартамента США.

Если ограничиться общей оценкой нынешнего состояния восточноевропейского региона в связи со стратегией Евросоюза и НАТО, то, бесспорно, следует признать, что эта стратегия в целом реализована, дала свои результаты. Но возникает вопрос: для кого она полностью реализована?

Евросоюз и НАТО добились осуществления давней цели Запада - "перетянуть" к себе Восточную Европу, подчинить ее своему влиянию. А Восточная Европа? Получила ли она обещанные ей стратегическим планом политические, экономические, культурные, моральные и прочие дивиденды?

Политическая стабильность, демократизация общества - довольно относительны и не во всех странах реализованы в равной степени.

Культурные, моральные ценности, западные приобретения - тоже весьма сомнительны.

К началу второго десятилетия XXI в., когда почти все страны Восточной Европы "ушли" на Запад - в ЕС, стала очевидной нерешенность большинства (если не всех!) целей внешнеполитической стратегии Евросоюза. Тем более в условиях нарастающих противоречий внутри Союза, нерешенности многих правовых норм его деятельности и особенно отсутствия полнокровного правового Конституционного акта Евросоюза.

Буквально по каждому из пунктов объявленной стратегии, провозглашенной в 1999 г. и определившей цели ЕС, с учетом драматических событий в регионе Юго-Восточной Европы, можно выразить не только сомнения, но и утверждения их нереализованности.

Что же касается "экономического прорыва", обещанного стратегией Евросоюза, то он и вовсе оказался сомнительным. Былые обещания сегодня почти забыты.

Как получилось, что восточноевропейские страны, многие из которых успешно развивались с начала первого десятилетия нового века, оказались в глубокой экономической рецессии за всю новейшую историю? Кризис проявился в производственной, внешнеторговой, бюджетно-финансовой, социальной сферах47.

Можно выделить три главные причины резкого спада почти всех показателей экономического развития:

тесная экономическая привязка к Западной Европе, откуда пришел кризис, зависимость внешней торговли восточноевропейских стран от рыночной конъюнктуры в развитых государствах;

Сергеев Д. В. Восточноевропейский фактор. - Мировая экономика и международные отношения, 2006, N 10, с.

96.

Фара Д. М. Страна, ищущая свой путь. - Современная Европа, 2004, N 2, с. 64.

См. Центральная и Восточная Европа: уроки мирового кризиса. СПб., 2011.

стр. постоянная ориентация на использование относительно дешевых иностранных кредитов, развитие экспортных отраслей экономики за счет привлечения прямых иностранных инвестиций, невнимание к мобилизации внутренних ресурсов и расширения внутреннего рынка;

наконец, разрыв отношений практически со всем постсоветским регионом, прежде всего с Россией, которая была не только емким рынком для стран Восточной Европы, но и выгодным активным экономическим партнером.

Общая оценка ситуации сводится к неосмотрительной экономической и финансовой политике последних лет, проводимой и ЕС, и странами Восточной Европы. Не оправдались расчеты на постоянные заимствования за рубежом, на одностороннюю экспортную зависимость. Сказался экономический спад за рубежом, сокращение притока иностранных инвестиций, паралич международной кредитной системы. "Утрата внешнего финансирования оказалась убийственной для внутреннего спроса в этих странах, выпуск продукции стал терпеть крах, и аналитики заговорили о нарастающей угрозе дефолтов"48.

Сейчас, в начале второго десятилетия XXI в., остается справедливой оценка Американской ассамблеи и Фонда Форда, сделанная в середине 60-х годов прошлого века:

"Восточная Европа была и остается одним из решающих районов на земном шаре. Она представляет собой существенную часть Европейского континента... В Восточной Европе имеются внушительные источники квалифицированной рабочей силы, промышленные мощности, значительный сельскохозяйственный потенциал и большие запасы дефицитного сырья. Кроме того, этот регион занимает жизненно важное стратегическое положение в Европе и во всем мире"49.

Столь же категорично можно сказать, что и различия между Восточной Европой и Западной остаются почти такими же, как и в середине XX в.

Более чем 20-летняя экономическая зависимость практически всех восточноевропейских стран от Запада, как справедливо утверждает руководитель Центра восточноевропейских исследований Института экономики РАН Н. В. Куликова, "ясно дает понять, что догнать передовые страны за счет опоры на их капитал невозможно, что не следует садиться на кредитную иглу в желании поскорее зажить богато, что нельзя становиться заложником однобокой экономики, что производство должно работать не только на заграничных, но и на своих потребителей, что капитализм не защищает от плохих экономических решений и регулирующую роль государства неверно считать пережитком прошлого"50.

Странам Восточной Европы нужно еще пройти длительный путь, чтобы приблизиться к европейскому уровню экономического и социального развития, качества жизни людей.

Это тем более сложно в условиях финансово-экономической нестабильности в Европе, да и во всем мире, который, как не без оснований считает известный российский экономист, профессор А. Н. Быков - "обеспокоен возможностью наступления новой волны глобального кризиса"51.

Весьма убедительны выводы, к которым пришла в связи с этим исследователь европейских интеграционных процессов доктор экономических наук, профессор С. П.

Глинкина: Оправдано предостережение тех исследователей, которые считают, что в случае возникновения неблагоприятных условий разрыв в уровнях развития и дифференциация национально-государственных интересов могут привести к тому, что центробежные тенденции в рамках ЕС возобладают над центростремительными. В кризисной ситуации ЕС может расколоться на несколько региональных группировок или полностью "дезинтегрироваться, или же существенно снизить уровень интеграционного взаимо Там же, с. 28.

The United States and Eastern Europe. New York, 1967, p. 8.

Подробнее см.: Центральная и Восточная Европа: уроки мирового кризиса, с. 42.

Быков А. Что впереди? - Мир перемен, 2011, N 4, с. 60.

стр. действия"52. И далее: "Вопрос о том, смогут ли новые члены ЕС адаптироваться к складывающейся ситуации и сумеет ли ЕС пережить объективно необходимую трансформацию, остается открытым"53.

В целом преодоление разрыва по основным социально-экономическим показателям между Восточной Европой и Западной - это проблема не одного десятилетия. Румынские экономисты в своих перспективных анализах пришли к выводу, что при годовых темпах прироста ВВП на уровне 5% Румыния достигнет среднего для ЕС объема ВВП на душу населения за 36 лет, при темпах 6% - за 27 лет, а при 7% - за 21 год54.

Но станет ли тогда Восточная Европа такой же, как и Западная? Ведь стать "западными" для стран Восточной Европы означает не только достижение определенного уровня экономического развития. В Восточной Европе другая, сложившаяся за долгое время социально-политическая ситуация, которую не "подгонишь" под западные стандарты.

Наконец, есть свои особенности жизни, быта, взаимоотношений людей, культурные традиции, этнические и религиозные особые черты. Все это не может раствориться в "западном образе жизни". И тем более не может быть отброшено в угоду "вхождения" в Европу.

Восточная Европа - особый, отличающийся от Западной Европы, исторически сложившийся геополитический регион. К тому же дифференциация отдельных государств в рамках этого особого региона гораздо более существенная, чем дифференциация государств, больших и малых, в Западной Европе. У каждого из восточноевропейских народов особая история, своя ментальность, разные уровни управления и демократии, степень формирования гражданского общества и общественного консенсуса. Эти различия сохраняются надолго, если не навсегда.

У каждого народа есть свои, только его, духовные ценности, которые вряд ли можно обменять на материальное благополучие, тем более еще только обещаемое, а не реальное и отнюдь не обеспеченное на все времена.

Так нужно ли Восточной Европе становиться такой, как Западная? В свое время, почти 100 лет тому назад, видный европейский политик и ученый, последний "досоциалистический" президент Чехословакии Эдуард Бенеш обосновывал идею регионального объединения государств Центральной Европы. Попытка Вишеградского объединения в 90-е годы прошлого века в чем-то напоминала реализацию плана Бенеша55.

Тесное сотрудничество и с Западом, и с Востоком - может это было бы более эффективным путем постсоциалистического развития Восточной Европы, чем "путь в Европу"?

Во всяком случае опыт последнего 20-летнего развития восточноевропейского региона не дает надежды на то, что Восточная Европа в ближайшей перспективе "догонит" Западную.

*** Подводя общий итог деятельности ЕС на восточноевропейском направлении, следует признать, что она в конечном счете привела к достижению цели, поставленной отцами основателями и последующей стратегией Европейского Союза.


Но только ли она, эта стратегия ЕС, обеспечила "уход на запад" Восточной Европы? Все гораздо сложнее. И сложность эта определяется тесным переплетением многих внутренних и международных факторов 40-летнего существования "социалистического содружества". Здесь и кризис "реального социализма", роковые ошибки, и просчеты советских и восточноевропейских руководителей, и результаты "холодной войны", и Глинкина С. П. Возможные сценарии развития Европейского союза. - Страны Центральной и Восточной Европы - новые члены Европейского Союза..., с. 296.

Там же, с. 297.

Tribuna economica, 2006, N 29, p. 78.

См. Вишеградская Европа. Откуда и куда? Два десятилетия по пути реформ в Венгрии, Польше, Словакии и Чехии. М., 2002;

Шишелина Л. Н. Указ. соч., с. 65 - 73.

стр. тщательно разработанная и терпеливо проводимая в жизнь западная политика "мирного вовлечения" Восточной Европы, ее присоединение к НАТО и Евросоюзу.

Ну а стала ли лучше или хуже от этого ситуация да и просто жизнь людей в Восточной Европе - это особый разговор. Ясно одно: подлинная система общеевропейского сотрудничества и европейской безопасности пока не сложилась после "восточного" расширения Евросоюза: НАТО и Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) не сумели урегулировать балканский кризис и другие острые европейские проблемы.

Что касается будущего Восточной Европы в рамках ЕС, то оно всецело (без воли и желания восточноевропейцев) зависит от судьбы самого Евросоюза, перспектив его развития, мудрости руководителей, определяющих будущее всех его участников, включая и восточных "младоевропейцев".

"Туманная перспектива" - так определяют исследователи Института экономики РАН ситуацию в Восточной Европе56. А вот самая последняя оценка тех же исследователей в серии "Международные экономические и политические исследования" за 2013 год:

"Сегодня Центральная и Восточная Европа переживает не самые легкие времена.

Мировой финансово-экономический кризис выявил в экономике стран региона серьезные структурные недостатки и нанес по большинству из них более сокрушительный удар, чем по многим другим странам, в том числе с развивающимся рынком"57.

Причины высокой уязвимости стран ЦВЕ для потрясений на глобальных рынках были подробно рассмотрены в работах ученых Института экономики РАН58. Главные среди этих причин - глубокая торговая и финансовая зависимость от развитых стран и крупные макроэкономические дисбалансы, допущенные правительствами в годы экономического подъема.

Во второй половине 2009 г. кризис в мире пошел на убыль, а 2010 г. и начало 2011 г.

давали надежду на то, что он окончательно уходит в прошлое. Мировая экономика и торговля, пусть медленно и неравномерно, но восстанавливались. Стали выходить из рецессии и экономики Центральной и Восточной Европы, хотя из-за структурных проблем восстановление здесь шло медленно и регион демонстрировал самый слабый экономический рост среди регионов с развивающимся рынком.

Весной 2011 г. о кризисе, можно сказать, начали забывать. Но уже с середины года эксперты во весь голос заговорили о зарождении второй волны - на этот раз в Западной Европе. И не успели страны ЦВЕ перевести дух после экономического спада 2009 г., как столкнулись с новыми рисками. "Все внимание рынков сейчас обращено на проблемы еврозоны, и мало кто задумывается об опасности, исходящей отсюда для Центральной и Восточной Европы"59.

Не надо быть пророком, чтобы утверждать, что рецессия в еврозоне негативно отразится на ее торговых партнерах в странах ЦВЕ, а долговые проблемы "периферийных" стран еврозоны могут привести к финансовым затруднениям западноевропейских банков, активно кредитующих восточноевропейские страны, что создаст сложности с рефинансированием долгов их компаний и банков.

Центральная и Восточная Европа. Уроки мирового кризиса, с. 38.

Центральная и Восточная Европа перед лицом современных экономических вызовов и угроз. М, 2012, с. 9.

См.: Центральная и Юго-Восточная Европа- 2007: трансформации и развитие. М., 2009;

Центральная и Юго Восточная Европа - 2008: испытание мировым кризисом. М., 2009;

Глинкина С. П., Куликова Н. В. Глобальный кризис и его особенности в новых странах - членах ЕС. - Новая и новейшая история, 2010, N 2, с. 22 - 38;

Центральная и Восточная Европа: уроки мирового кризиса. СПб., 2011;

Кризис в Центральной и Восточной Европе: социальное измерение. М, 2011, с. 25 - 54;

Куликова Н. Уроки мирового кризиса в Восточной Европе. Свободная мысль, 2011, N7 - 8, с. 31 - 48.

Центральная и Восточная Европа перед лицом современных экономических вызовов и угроз, с. 9 - 10, 11.

стр. Исследователи приходят к выводу: "Долговой кризис еврозоны может транслироваться в Центральную и Восточную Европу. При этом ждать щедрой финансовой помощи, которую МВФ и ЕС еще два - три года назад оказывали странам ЦВЕ, попавшим в критическую ситуацию, теперь будет особенно неоткуда, так как все силы брошены на тушение бушующих пожаров в еврозоне. Поэтому в случае краха ее экономики из-за нерешенных финансовых проблем кризиса в Центральной и Восточной Европе не избежать"60.

Таков прогноз известных отечественных экспертов. Хотелось бы надеяться на его нереализуемость. Но за последние 20 лет эти эксперты редко ошибались.

Там же.

стр. ВЕЛИКИЕ ДЕРЖАВЫ И РЕШЕНИЕ АДРИАТИЧЕСКОЙ Заглавие статьи ПРОБЛЕМЫ В 1918-1920 годах Автор(ы) А. З. ПРЕСНЯКОВ Источник Новая и новейшая история, № 5, 2013, C. 20- Статьи Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 71.7 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи ВЕЛИКИЕ ДЕРЖАВЫ И РЕШЕНИЕ АДРИАТИЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМЫ В 1918-1920 годах, А. З. ПРЕСНЯКОВ После Первой мировой войны в центральной и юго-восточной части европейского континента на месте Австро-Венгрии и западных областей Российской империи возник целый ряд новых или возрожденных стран, которые в отличие от рухнувших многонациональных империй создавались под лозунгами моноэтничности. В условиях роста националистических настроений особенности расселения народов делали определение границ в Центральной и Юго-Восточной Европе крайне сложной проблемой.

Ее урегулированием дипломаты стран Антанты занимались как во время Парижской мирной конференции, так и после ее окончания. Великие державы выступали посредниками в переговорах между претендентами на спорные территории, а в каких-то случаях просто ставили конфликтующие стороны перед фактом принятого решения.

Несмотря на специфику каждой конкретной ситуации, именно консолидированное мнение "большой тройки" - Великобритании, Франции, США - являлось главным фактором установления новых границ.

Исключений из этого правила было немного. Минимальным влияние Антанты оказалось при определении восточных границ Польши и Румынии. Но эти примеры не могут считаться в полной мере показательными, так как речь шла о границах с Советской Россией, которая изначально находилась вне рамок Версальской системы1, а ведущие державы Антанты, несмотря на ультиматум Дж. Керзона, спокойно реагировали на нарушение этнического принципа в отношении большевистского режима. Во многом уникальным случаем окончательного территориально-политического разграничения без их прямого вмешательства стало Раппальское соглашение, заключенное 12 ноября 1920 г.

между правительствами Италии и Королевства сербов, хорватов и словенцев (КСХС) о спорных территориях на восточном побережье Адриатического моря.

Решение территориального спора происходило одновременно с процессом конституирования югославянского государства. Королевство сербов, хорватов и словенцев (с 1929 г. - Югославия) возникло после Первой мировой войны в результате объединения бывших областей монархии Габсбургов - Хорватии, Славонии, Боснии и Герцеговины, Далмации с Сербией и Черногорией. Ядром нового государства и лидером национального движения являлась Сербия. В годы мирового конфликта независимо от Сербии борьбу за освобождение югославянских земель Австро-Венгрии вел Югославянский комитет, созданный в Лондоне в апреле 1915 г. эмигрантами из Дунайской монархии. Однако летом 1917г. между сербским правительством и Югославянским комитетом Пресняков Андрей Зурабович - аспирант кафедры новой и новейшей истории стран Европы и Америки исторического факультета Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова.

Попытки рассматривать Рижский мир 1921 г. между Советской Россией и Польшей как часть некой Версальско Рижской модели международных отношений представляются достаточно спорными. Подробнее см.: Волос М.

Место и значение Версальско-Вашингтонской (Версальско-Рижско-Вашингтонской) системы в международных отношениях XIX - XX вв. - Версальско-Вашингтонская международно-правовая система: возникновение, развитие, кризис, 1919 - 1939. М., 2011, с. 5 - 17.

стр. было заключено соглашение о совместных действиях по созданию единого государства во главе с сербской королевской династией, которое было оформлено в виде знаменитой Корфской декларации.

В обширной отечественной и зарубежной историографии, посвященной территориально политической трансформации Австро-Венгрии2, проблема разрешения итало югославянского спора не получила достаточного освещения. Зачастую исследователи ограничивались представлением позиции лишь одного из непосредственных участников конфликта - Италии либо КСХС3. В представленной читателю статье предпринята попытка восполнить существующий пробел, сосредоточившись на позиции США, Великобритании и Франции в процессе урегулирования Адриатической проблемы в течение 1918 - 1920 гг. Исследование их внешнеполитической деятельности позволяет на примере одного из наиболее сложных международных вопросов выявить особенности, характерные для всего процесса мирного урегулирования в Европе. В ходе дипломатических консультаций по данной проблеме четко проявилось существование различных концептуальных подходов к конструированию новой системы международных отношений. Итало-югославянский конфликт продемонстрировал также наличие серьезного раскола между двумя уровнями вновь формирующейся системы - интересами ведущих стран Антанты и местными реалиями.

Источниковую базу статьи составили дипломатические документы США, Великобритании и Франции. В научный оборот впервые вводятся новые источники:

материалы Архива министерства иностранных дел Франции и конфиденциальные бумаги британского Форин офиса4.

*** Термин "Адриатическая проблема" использовался в годы Первой мировой войны и сразу после ее окончания политиками и дипломатами великих держав для обозначения всего комплекса противоречий, связанных с необходимостью установления новых границ на восточном побережье Адриатики в связи с распадом Австро-Венгрии. Накануне Первой мировой войны здесь тесно проживали итальянцы и различные этнические группы южных славян, которых в начале XX в. французские и британские историки, публицисты и журналисты все чаще определяли собирательным, несколько искусственным понятием "югославяне"5. По данным австрийских переписей, славянское населе Попова Е. И. Политика США в Европе в 1918 - 1920 гг. М., 1957;

Исламов Т. М. Распад австро-венгерской монархии и его последствия в политической эволюции среднеевропейского региона. - Первая мировая война.

Пролог XX века. М., 1998;

Ревякин А. В. Франция и Россия: проблема сепаратного мира в 1917 году, или гонки на выживание. - Россия и Франция XVIII - XX века, вып. 2. М., 1998;

Айрапешов А. Г. Историческая судьба Австро Венгрии. - Вопросы истории, 1999, N 1;

его же. "Комплекс Трианона". - Чичеринские чтения. Россия и мир после Первой мировой войны. Тамбов, 2009;

Мальков В. А. Вудро Вильсон и его "принцип национальностей": взгляд из современности. - Новая и новейшая история, 2010, N 6;

Фисанов В. П. Югославянский вопрос во внешней политике США (январь 1918 - апрель 1919 г.). - Российско-австрийский альманах. Вып. IV. Австро-Венгрия:

Центральная Европа и Балканы (XI-XX вв.). Памяти В. И. Фрейдзона. СПб., 2011;

Народы Габсбургской монархии в 1914 - 1920 гг.: от национальных движений к созданию национальных государств, т. I. M., 2012;

Романова Е. В. Проблема будущего переустройства Австро-Венгрии: британский взгляд в годы Первой мировой войны. - Первая мировая война, Версальская система и современность. СПб., 2012;

Deak F. Hungary at the Paris Peace Conference, the Diplomatic History of the Treaty of Trianon. New York, 1940;

Batonyi G. Britain and Central Europe, 1918 - 1933. Oxford, 1999.

Albrecht-Carrie R. Italy at the Paris Peace Conference. New York, 1938;

Lederer I.J. Yougoslavia at the Paris Peace Conference: A Study of Frontier-Making. New Haven, 1963.

British Documents of Foreign Affairs. Reports and Papers from the Foreign Office Confidential Print (далее - BDFA FOCP). University publications of America, 1989 - 1991.

В Великобритании эта тема затрагивалась чаще всего в работах Г. Стида и Р. Ситон-Уотсона, во Франции историками-славистами Э. Дени и Л. Леже, географами А. Шерадамом и Б. Ауэрбахом.

стр. ние составляло в регионе большинство, но в самых крупных городах побережья - Триесте, Заре (Задаре), Спалато (Сплите), Фиуме (Риеке) - и в западной части полуострова Истрия преобладали итальянцы6.

Впервые территориально-политическое разграничение на австро-венгерском побережье стало для дипломатии Антанты серьезной международной проблемой в начале 1915 г. В это время страны Антанты и Центрального блока вели отчаянную борьбу за привлечение на свою сторону Италии. Разменной монетой в их игре были провинции Австро-Венгрии с итальянским населением - так называемая "Italia Irredenta" ("неискупленная Италия")7, т.е.

те территории, которые не вошли в состав Итальянского королевства в период его создания в 60-е годы XIX в. И Антанта, и Центральные державы сулили римскому кабинету приращения в бассейне Адриатики.

Три главных участника Антанты занимали различные позиции по поводу возможной цены за вступление Италии в войну. Российская империя, традиционно покровительствовавшая Сербии, стремилась ограничить притязания Италии. Великобритания исходила из необходимости добиться ее скорейшего присоединения к Антанте8. Впрочем, Форин офис подключался к переговорному процессу лишь тогда, когда требовалось убедить Петроград или Рим пойти на уступки9. Намного активнее британских коллег во время переговоров с Россией, Италией и Сербией действовали французские дипломаты.

В первой половине 1915 г. ситуация на фронтах складывалась для держав Согласия неблагоприятно, что позволяло Италии осуществлять эффективный дипломатический нажим на союзников, порой преувеличивая значение своей возможной военной помощи.

Французские дипломаты оценивали перспективы вступления Италии в войну весьма оптимистично, считая, что в конечном счете оно приведет к сокращению продолжительности войны, хотя и не отрицали, что победившая коалиция может столкнуться с дополнительными трудностями в процессе послевоенного урегулирования10. Как впоследствии показал ход военных действий, в Париже переоценивали степень боеспособности итальянской армии: осенью 1917 г. она потерпела сокрушительное поражение под Капоретто, и лишь помощь союзников спасла Италию от выхода из войны. После прихода на Кэ д'Орсэ Т. Делькассе11 в высших дипломатических кругах усилились разногласия насчет того, чью сторону должна занять Франция в споре за Адриатику. Французский посол в России М. Палеолог настаивал на том, что "Франция, исходя из собственных интересов, обязана поддержать Италию"12. Делькассе, соглашаясь с правомерностью итальянских требований, отмечал, что аннексия Италией Далмации станет препятствием для торговой деятельности Сербии13. Францию серьезно беспокоили переговоры, которые вело в Риме итальянское руководство с германским послом (1914 1915 гг.) князем Б. Г. Бюловым, пытавшимся удержать Италию от вступления в войну на стороне Антанты, и она приняла ответные меры, направив в Италию своего неофици Haumant E. La question Adriatique au point de vue des yugoslaves. - Travaux du Comite d'etudes. T. 2. Questions europeennes. Paris, 1919, p. 444.

См. Любин В. П. Италия в борьбе за "неискупленные" земли. - Новая и новейшая история, 2011, N4.

Ллойд Джордж Д. Правда о мирных договорах. М., 1957, с. 36.

BDFA FOCP, part II. Series H. The First World War, 1914 - 1918. V. 1. The Allied and Neutral Powers: Diplomacy and War Aims. August 1914- July 1915. Sir G. Buchanan to Sir E. Grey, St. Petersburg, august 7, 1914.

Documents diplomatiques francais (далее - DDF), 1915. T 1 (1 Janvier - 25 mai), doc. N 315, p. 410. Делькассе Палеологу, Камбону, Бареру, Париж, 8 марта 1915 г.

Делькассе стал министром иностранных дел во втором кабинете Р. Вивиани. Занимал пост с 26 августа 1914 по 13 октября 1915 г.

DDF, 1915, т. 1, doc. N 80, р. 125. Палеолог - Делькассе, Петроград, 21 января 1915 г.

Ibid., doc. N 335, p. 446. Делькассе - Палеологу, Париж, 12 марта 1915 г.

стр. ального представителя Ш. Бенуа. Депутат парламента, журналист и общественный деятель, он прекрасно разбирался в расстановке сил на итальянском политическом поле14.

По итогам своей поездки Бенуа в начале февраля 1915 г. составил записку, адресованную президенту, премьер-министру и министру иностранных дел Франции. В ней он дал подробный анализ настроений в итальянском обществе и представил крайне любопытную информацию относительно требований Италии. Его сведения дополняют те данные, которые содержатся во французских, русских и британских дипломатических документах.

Бенуа писал, что кроме территорий на Адриатике Италия стремится получить за вступление в войну на стороне Антанты территории в Малой Азии и в африканских колониях, причем не только в германских, но и во французских 15. Впрочем, отмечал Бенуа, в Италии существует и другое мнение - приоритетным направлением экспансии все-таки считается Адриатика16.

Информацию Бенуа, по-видимому, восприняли как серьезный сигнал. Фактически французское правительство было поставлено перед выбором. Согласившись с настроениями, популярными среди значительной части интеллектуальной элиты страны, и поддержав Россию, Франция должна была бы настаивать на включении Далмации в состав будущего югославянского государства. Но тогда Италия в качестве цены за вступление в войну могла потребовать колонии в Африке, в том числе и французские.

Такая перспектива, разумеется, не устраивала парижский кабинет, и начиная с марта г. в переговорах с российскими коллегами французские дипломаты стали значительно реже упоминать о принципе национальностей как единственной основе для итало сербского разграничения на Адриатике. Даже Делькассе в беседе с российским послом А.

П. Извольским 17 марта 1915 г. подчеркивал, что "Италия ни за что не откажется от побережья"17. В России позицию западных партнеров оценивали вполне реалистично.

"Мы не можем рассчитывать на поддержку наших союзников, - писал российский министр иностранных дел С. Д. Сазонов в докладной записке Николаю II 15 (2) марта 1915 г., - ибо для них интересы славян представляются второстепенными в сравнении с привлечением Италии к борьбе против Австро-Венгрии"18. С марта 1915 г. Париж постоянно оказывал давление на Россию с целью убедить ее руководство согласиться на передачу Италии большей части Адриатического побережья. Французская дипломатия пыталась доказать, что наибольшие выгоды от вступления Италии в войну получат Россия и Сербия, так как итальянская армия оттянет австрийские силы именно с восточного и балканского фронтов19. Неудачи русских армий на восточном фронте стали дополнительным козырем в борьбе, в которой к Парижу присоединился и Лондон.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.