авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 13 |

«Оглавление ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА И ЕВРОСОЮЗ, И. И. ОРЛИК..................................................................................... 2 ...»

-- [ Страница 6 ] --

стр. фом, за спиной которого стоял Гиммлер, Даллесу тогда казалось более уместным писать о героизме движения Сопротивления и принесенных им жертвах.

Следует обратить внимание еще на некоторые особенности послания Даллеса Доновану.

Во-первых, в нем ничего не сказано о судьбе конфидента главы Бернской резидентуры УСС генерала К. Вольфа, о том, как в конце апреля 1945 г. он был спасен от самосуда итальянских партизан, направленными самим Даллесом двумя агентами УСС20, и во вторых, Вольф в послании был упомянут лишь в связи с подписанием документа о капитуляции "германских и фашистских сил в Северной Италии" 2 мая 1945 г. в Казерте (Тунис) в ставке фельдмаршала Александера. Подводя, таким образом, итог операции "Санрайз-Кроссворд", Даллес без ложной скромности стремился представить сдачу оружия частями вермахта в Северной Италии своим вкладом в Победу, хотя спасая Ф.

Парри, можно было бы избежать кризиса доверия в отношениях внутри антигитлеровской коалиции, едва не стоившего ей развала21.

В. Л. Мальков, доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник ИВИ РАН МЕМОРАНДУМ А. У. ДАЛЛЕСА ГЕНЕРАЛУ У. ДОНОВАНУ Меморандум* Вашингтон Округ Колумбия 18 июня Для: генерала Донована От: Аллена У. Даллеса Сегодня утром пресса сообщила, что Феруччо Парри стал премьер-министром Италии, а также о том, что Анна О'Хайр Маккормик опубликовала большую статью о нем в сегодняшней "Нью-Йорк таймс".

Парри, известный итальянскому Сопротивлению как генерал Маурицио, является моим близким личным другом. Он принадлежит к числу самых стойких антифашистов в Северной Италии и одним из организаторов итальянского движения сопротивления против немцев и фашистов. В ноябре 1943 г. у меня состоялась первая из серии нелегальных встреч с ним в Швейцарии и начиная с этого момента и с Вашего согласия я оказывал финансовую и материальную поддержку организации Центрального комитета освобождения Северной Италии, известного как ЦКОСИ. Шесть месяцев назад Парри был схвачен немцами и заключен в их самую неприступную тюрьму в Вероне, где немцы держали в заключении своих самых важных пленников и заложников.

Итальянскими партизанами при нашем и английском содействии было сделано несколько попыток освободить Парри из веронской тюрьмы, но эти попытки не увенчались успехом.

Когда в марте 1945 г. генерал СС Вольф установил непосредственный контакт со мной в Швейцарии с целью осуществления безоговорочной капитуляции германских и фашистских сил в Северной Италии, что в конечном счете закончилось их капитуляцией мая, я потребовал от Вольфа в качестве доказательства его доброй воли и властных полномочий передать мне в Швейцарии Парри и сделать это без каких-либо условий. Уже через пару дней Парри был освобожден из тюрьмы германскими эсэсов The Secret War Report of the OSS, p. 248.

Bishop J. FDR's Last Year. April 1944-April 1945. London, 1974, p. 502 - 511.

* От руки в правом верхнем углу документа сделана пометка: "Файл: Сопротивление".

стр. цами и передан мне на швейцарско-итальянской границе. А еще через несколько дней мне удалось благополучно переправить жену Парри в Швейцарию.

Моя встреча с Парри в Швейцарии была драматичной. Он был в полной уверенности, что его вывезли из тюрьмы в Вероне для того, чтобы расстрелять или, что еще хуже, депортировать в Германию. Только несколько недель назад, когда мы встретились в Милане (т.е. уже после окончания войны в Европе. - В. М.), я получил возможность впервые рассказать ему всю историю его освобождения. Естественно, что он проникся личной симпатией ко мне, поскольку понял, что это освобождение возможно спасло ему жизнь, ибо было очевидно, что немцы узнали о его ведущей роли в партизанском движении, которое противостоит им.

Парри - это человек высокой порядочности, скромности и бескомпромиссности в принципиальных вопросах, но неопытный в политике. Мы можем положиться на его глубокий патриотизм, его честность и его ненависть к фашизму. Он занимает позицию слева от центра и может уйти достаточно далеко в вопросе о государственной собственности и контроле над предприятиями, которые являются важными с точки зрения общественного интереса. Он хороший друг Америки и Великобритании, республиканец, который не видит смысла в сохранении монархии. Я иногда спрашиваю себя, может ли он быть достаточно гибким и в то же время достаточно жестким, чтобы справиться с почти невозможными политическими и экономическими условиями сегодняшней Италии. Но по крайней мере в его лице мы будем иметь честного и искреннего друга и, возможно, его премьерство будет способствовать хотя бы на данный момент объединению различных политических элементов в Италии.

Если мы в состоянии что-либо сделать для Италии путем предоставления дополнительной экономической помощи, то нам не следует искать лучшего человека, чем Парри, кому можно было бы передать эту помощь. Если мы сможем таким путем существенно укрепить его положение, то в этом случае мы обеспечим на определенное время сохранение политического лидерства в Италии, что вполне возможно, хотя и не гарантировано в настоящих условиях. Именно так мы будем в состоянии добиться изменения в ситуации, которая, я боюсь, угрожает опасным и скорым ухудшением.

стр. Заглавие статьи ЧЕТЫРЕ ЛИНИИ ЖИЗНИ СЭМЮЭЛЯ МОРЗЕ Автор(ы) Т. В. АЛЕНТЬЕВА Источник Новая и новейшая история, № 5, 2013, C. 110- Документальные очерки Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 78.0 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ ЧЕТЫРЕ ЛИНИИ ЖИЗНИ СЭМЮЭЛЯ МОРЗЕ, Т. В. АЛЕНТЬЕВА Сэмюэль Финли Бриз Морзе (1791 - 1872) вошел в историю человечества в связи с главными его изобретениями: телеграфом и знаменитой телеграфной азбукой, прославившими его на весь мир. Именно эта сторона его деятельности, как правило, привлекала внимание исследователей. Однако в действительности он был не только талантливым изобретателем и инженером, но и известным художником, картинами которого гордятся многие американские музеи, активным политическим деятелем, а также удачливым бизнесменом, занимавшимся различными общественными проектами. Как ни странно, в США не так много его обстоятельных биографий1, внимания же отечественных исследователей СБ. Морзе почти не привлекал2.

Изобретатель появился на свет в городке Чарльзтаун, штат Массачусетс, 27 апреля 1791 г., в почтенной и довольно состоятельной семье Джедедии Морзе (1761 - 1826) и Элизабет Энн Финли Бриз (1766 - 1828). Его дед занимал пост президента Принстонского колледжа.

Он был первым ребенком, затем семья стала расти, у родителей Сэмюэля родилось еще семь сыновей3 и четыре дочери4. К большому горю родителей выжило только три сына.

Особые надежды они возлагали на своего первенца, которому прочили пойти по пути его отца.

Его отец, Джедедия Морзе, был священником-конгрегационалистом и известным географом. Считается, что его труды способствовали развитию американской картографии, он первым четко обозначил государственные границы США. Примыкая к движению националистов, позднее - федералистов, он являлся пламенным патриотом молодой американской республики. Джедедия Морзе объявлял своей целью воспитание у американской молодежи "сознания наивысшей важности их родины"5. Его работы, особенно "Популярная география" (1784), немало способствовали формированию у американцев единого географического образа Союза6. В отличие от большинства национа Алентьева Татьяна Викторовна - доктор исторических наук, профессор Курского государственного университета.

Mabee C. The American Leonardo. A Life of Samuel F.B. Morse. New York, 2000 (1st edition - 1943);

Larkin O.W.

Samuel F. B. Morse and American Democratic Art. Boston, 1954;

Prime S.I. The Life of Samuel F.B. Morse. New York, 1974;

Kloss W. Samuel F. B. Morse. New York, 1988;

Coe L. The Telegraph: A History of Morse's Invention and Its Predecessors in the United States. Jefferson, N.C., 1993;

Silvernan K. Lightning Man. The Accused Life of Samuel B.

Morse. New York, 2003;

Staiti P.J. Samuel F.B. Morse. Cambridge, 2012.

Каменский А. В. Эдисон и Морзе: их жизнь и научно-практическая деятельность. СПб., 1891;

Басин Я. З. И творцы, и мастеровые. Минск, 1988, с. 115 - 120;

Цверава Г. Сэмюэл Морзе: к двухсотлетию со дня рождения. Радио, 1991, N 4. с. 70 - 71.

Пять из них умерли в младенчестве. Сидней Эдвард Морзе (1794 - 1871) стал географом, а Ричард Кэри Морзе (1796 - 1868) - священником.

Все сестры Сэмюэля Морзе умерли в младенчестве.

Цит. по: Литературная история Соединенных Штатов Америки, т. 1. М., 1977, с. 171.

Bruckner M. The Geographic Revolution in Early America: Maps, Literacy and National Identity. Chapel Hill, 2006, p.

113 - 121, 126;

Yokota K.A. Unbecoming British: How Revolutionary America стр. листов Морзе был ярым экспансионистом. Он мечтал о том, что со временем в состав Соединенных Штатов войдут Антильские острова, что миллионы американцев будут жить к западу от Миссисипи. Дж. Морзе заслужил титул "отца американской географии". Его девизом было: "Американцы должны знать свою страну лучше, чем любую другую"7.

Своему старшему сыну Джедедия Морзе прививал протестантскую трудовую этику бережливость и трудолюбие. Отец рассчитывал, что Сэмюэль продолжит семейную традицию и будет выпускать учебники по географии8. Однако уже в раннем детстве у Морзе-младшего проявился талант художника. Первый свой рисунок он выполнил в четыре года.

В восемь лет он начал обучение в школе-академии Филлипса в Эндовере. Когда ему исполнилось 14 лет, он поступил в известный уже тогда Йельский колледж, где значительное внимание уделялось религиозному образованию. Среди учебных предметов преобладали философия, история и математика. В Йеле он также слушал лекции по физике профессоров Бенджамина Силлимана и Джереми Дэя9. С удовольствием занимался верховой ездой, фехтованием. Уже в годы учебы ярко проявился его талант художника-портретиста. В 15 лет юноша написал маслом картину, которая стала украшением городской ратуши. Он писал портреты своих однокурсников и преподавателей, зарабатывая таким образом на карманные расходы. Рисунок в профиль продавался за один доллар, а миниатюра на слоновой кости - по пять долларов. Колледж Морзе закончил как один из лучших выпускников10. По воспоминаниям современников, он был очень общительным и обаятельным, обладая замечательным умением заводить знакомства и приобретать друзей. Вопреки желанию стать художником Сэмюэлю по требованию родителей пришлось вернуться в родной город.

Отец хотел приобщить сына к книгоиздательскому и книготорговому бизнесу, устроив после окончания колледжа клерком в книжную лавку своего компаньона Дэниэла Мэллори, но юношу явно влекло к рисованию. Влияние твердого в своей кальвинистской вере отца отразилось на первой из значительных работ Сэмюеля, посвященных высадке на американскую землю отцов-пилигримов в 1620 г. Эта еще крайне неумелая по технике исполнения картина обратила на себя внимание известного тогда художника, писателя и поэта Вашингтона Олстона (1779 - 1843), увлекавшегося романтическими пейзажами.

Олстон прошел обучение в Королевской академии в Лондоне под руководством ее президента, знаменитого американского художника Бенджамина Уэста (1738 - 1820), ставшего после своего отъезда из Америки в 1766 г. не только признанным главой английских живописцев, но и придворным художником короля Георга III11. Олстон ряд лет провел в Италии, где совершенствовал свое мастерство живописца12, поэтому он полагал, что юному Морзе непременно надо обучаться в Европе, и сумел убедить в этом его родителей.

15 июля 1811 г. Сэмюэль отплыл вместе с Олстоном и его женой в Англию, где ему было суждено провести почти четыре года. Плавание было на редкость спокойным и благополучным и продолжалось всего 22 дня. 7 августа путешественники высадились в Ливерпуле. Отец снабдил сына рекомендательными письмами к различным влиятельным европейцам, среди которых был даже Ш. М. Талейран. Но Сэмюэль больше полагался на своего покровителя и учителя Олстона, у которого в Лондоне уже имелись не Became a Postcolonial Nation. New York - Oxford, 2011, p. 19 - 60.

Morse J. American Universal Geography, v. 1, Boston, 1793, p. V-VI.

Moss R.J. The Life of Jedidiah Morse: A Station of Peculiar Exposure. Knoxville, 1995, p. 121, 128.

Prime S.I. Op. cit, p. 24.

В 1961 г. Йельский университет присвоил имя Морзе одному из своих колледжей.

Flagg J.B. The Life and Letters of Washington Allston. New York, 1976, p. 37 - 39.

В США Олстона за приверженность к итальянской живописи прозвали "американским Тицианом".

стр. обходимые связи. Разумеется, самым важным было знакомство в Бенджамином Уэстом, у которого Морзе предстояло учиться. Последний произвел на юного американца неизгладимое впечатление. В своем дневнике он писал: "Как я полагаю, м-ру Уэсту уже лет, но выглядит он на 20 лет моложе.

Он очень активен и легко поднимается по лестнице Британской галереи, так что я едва успеваю за ним"13. В письме домой он сравнивал достижения своего мэтра в живописи с заслугами Джона Мильтона в английской поэзии и ставил его в один ряд с величайшими художниками прошлого. "Его превосходство как художника заключается в продуманности композиции, рисунка, в элегантности расположения фигур". Он отмечает его необыкновенную благожелательность ко всем молодым американским художникам14. "М-р Уэст очень добр ко мне, - пишет он в одном из писем к отцу, - я нанес ему визит и слушал его суждения о живописи. Причем то, что он говорил, касалось не только меня, но и всех молодых американских художников. Мне кажется, что ему доставляет величайшее удовольствие думать о том, какого замечательного расцвета достигнет вскоре американская живопись. Он утверждал, что Филадельфия станет настоящими Афинами, поскольку этот город поощряет различные искусства больше, чем другие. Вторыми за ней следуют Бостон и Нью-Йорк"15.

Бенджамин Уэст становится его учителем и наставником16. Добившись успехов в области рисунка, Сэмюэль поступил в школу при Королевской Академии художеств с первой попытки17.

В это время его не очень интересовала политика. Он признавался в одном из писем отцу (25 марта 1812 г.): "При всем уважении к политике я знаю очень мало, мое время заполнено более приятными вещами"18. Помимо усиленных занятий живописью он знакомился с английской столицей, бытом и нравами ее жителей, посещал театральные представления, знаменитые сады Воксхолла. Как и положено иностранцу, он с удовольствием путешествовал и изучал английские дворцы и замки: Виндзор, Хэмптонкорт, Блейнхейм. Его неизменным другом становится молодой филадельфиец, занимавшийся с ним в Академии, Чарльз Роберт Лесли (1794 - 1859). В целях экономии они вместе снимали квартиру на Титчфильд-стрит. Их взгляды на живопись совпадали, они усердно рисовали каждый у своего окна, ходили на прогулки и вечеринки в компании художников, писателей, поэтов. Благодаря своему другу и наставнику Олстону Морзе познакомился с издателем "Christian Observer" Закари Маколеем (отцом известного историка), поэтом Сэмюэлем Колриджем, художником Бенджамином Хэйдоном. В Лондоне он также встретился и подружился с американцами: художниками Джоном С.

Копли и Чарльзом Бирдом Кингом, актером Джоном Ховардом Пэйном19.

Больше всего английское общество было озабочено надвигающейся войной с США, поскольку главный противник Великобритании - Наполеон - был еще очень силен и вел войну с Россией, а в Европе продолжалась разорительная для англичан континентальная блокада. Для Сэмюэля Морзе война двух стран была крайне нежелательна. В случае начала боевых действий он не сможет регулярно получать письма из дома, ему не придется рассчитывать на финансовую поддержку своей семьи. И всё же его взгляды на войну не совпадают с позицией отца, ярого федералиста, который выступает против политики президента Мэдисона. Джедедия Морзе пишет сыну, чтобы тот более усердно занимался живописью и держался подальше от политики. Совет мудрый, и юный Morse S.F.B. His Letters and Journals, v. I. New York, 1914, p. 73.

Среди учеников Б. Уэста были известные американские живописцы: Август Эрл, Ральф Эрл, Сэмюэль Морзе, Чарльз Уилсон Пил, Рембрандт Пил, Гилберт Стюарт, Джон Трамбулл и Томас Салли: Evans D. Benjamin West and his American Students. Washington, 1980.

Morse S.F.B. Op. cit., v. I, p. 75.

Hughes R. American Visions: the Epic History of Art in America. New York, 1997, p. 71.

Tiner J.H. Samuel F.B. Morse: Artist with a Message. New York, 1987, p. 80.

Morse S.F.B. Op. cit, v. I, p. 85, 119.

Allston W. The Correspondence of Washington Allston. Louisville, 1993, p. 63;

Flexner J. T. John Singleton Copley.

Fordham, 1993, p. 111.

стр. Морзе готов ему следовать. Но в ответном письме отцу (6 августа 1812 г.) он не может удержаться от того, чтобы не раскритиковать снова антивоенные настроения федералистов, осуждающих войну, и не выразить свои патриотические чувства в поддержку справедливой, как он считал, политики президента Мэдисона. "Война - это зло, и ни один человек не должен думать о ней легкомысленно. Но если и была когда-либо справедливая война, то нынешняя - именно такова. Это признают англичане, а есть ли более убедительное доказательство, чем признание врага? Мне жаль было услышать о мятежных собраниях в Бостоне. Если бы федералисты знали, как вредят своей стране в глазах других наций, они бы, конечно, этого не делали. У меня есть доказательство, что федералисты северных штатов причинили больший ущерб своей стране яростной оппозицией, чем смог бы французский альянс. Тексты их выступлений опубликованы в английских газетах, зачитаны в парламенте и распространяются по всей стране. И знаете, что о них здесь говорят? Считают ли здесь федералистов патриотами и твердыми защитниками прав своей страны? Нет! Их называют трусами, подлецами. Говорят, что они - предатели своей родины и должны быть повешены за измену. Такое я и слышал, и читал, а потому верю этому. Хотел бы я поговорить с тобой, папа. Уверен, я смог бы убедить тебя, что ни федералистов, ни демократов нельзя назвать настоящими американцами. Я твердо убежден, что война с Англией справедлива, что все антианглийские меры нынешней администрации США совершенно правильны"20.

Морзе не только целиком на стороне американского правительства, он старается переубедить родителя. И теперь он в свою очередь советует ему держаться подальше от политики. Сэмюэль пишет: "Я надеюсь, что моего отца не будет среди безумных федералистов. Я полагаю, что ты займешь нейтральную позицию и не будешь активно противодействовать войне. Если ты поверишь сыну, который любит тебя и свою страну тем больше, чем дальше он от них находится сейчас, то я скажу, что эта война восстановит ту честь и тот боевой дух, который Соединенные Штаты потеряли из-за действий федералистов"21.

Морзе создает ряд исторических полотен "Марий в тюрьме", "Суд Юпитера", так как безоговорочно верит, что живопись, посвященная исторической старине, гораздо выше искусства, отображающего жизнь современников. Его скульптурная работа "Умирающий Геракл" получила золотую медаль на художественной выставке общества Адельфи в Лондоне. Первый учитель С. Морзе Вашингтон Олстон в письме к его отцу назвал работу гениальной22. Пребывание в Англии позволило Сэмюэлю Морзе стать очевидцем многих важных исторических событий: казни убийцы премьер-министра Спенсера Персиваля, а также празднеств в Лондоне в честь победителей Наполеона: русского императора Александра I, фельдмаршала Блюхера, герцога Веллингтона, а также короля Франции Людовика XVIII23.

В октябре 1815 г. Морзе вернулся на родину, где открыл собственную студию в Бостоне, но соотечественники не оценили его исторические холсты24. Чтобы зарабатывать на жизнь, будущий изобретатель вернулся к портретной живописи. Ему приходилось часто менять место жительства - он жил в то время и в Новой Англии, и в Нью-Йорке, и в Южной Каролине25.

В Нью-Хэвене он создал портреты таких знаменитых американцев, как экс-президент Джон Адаме, политик Генри Клей, изобретатель хлопкоочистительной машины Morse S.F.B. Op. cit, v. I, p. 90;

Perkins B. Prologue to War: 1805 - 1812. England and the United States. Berkeley, 1968, p. 97.

Morse S.F.B. Op. cit., v. I, p. 91.

Allston W. The Correspondence of Washington Allston, p. 1 - 72.

Morse S.F.B. Op. cit., v. I, p. 142 - 147.

Ibid., p. 177.

Художник создал здесь множество портретов и активно участвовал в создании Академии изящных искусств в Южной Каролине: Staiti P.J. Samuel F.B. Morse in Charleston, 1818 - 1821. - South Carolina Historical Magazine, v.

79, 1978, p. 87 - 112.

стр. Эли Уитни, экс-президент Йельского колледжа Джереми Дэй, создатель словаря американского языка Ной Уэбстер. Заинтересовавшись судебным поединком федералистов и антифедералистов в деле Дартмутского колледжа, он написал портреты Френсиса Брауна, президента колледжа и судьи Уильяма Вудварда (1817)26.

В Конкорде (Нью-Гэмпшир) он встретил 16-летнюю Лукрецию Пикеринг Уокер (1803 1825) и страстно влюбился. Молодые люди обручились27. Морзе отправляется в Южную Каролину в поисках выгодных заказов на портреты, за которые он получал по долларов. Он мог писать по четыре портрета в неделю. Заработав 3000 долларов, он смог теперь жениться на своей избраннице. На созданном им портрете она предстает перед зрителями прекрасной, мечтательной девушкой в воздушном розовом платье. 29 сентября 1818 г. Сэмюэль Морзе и Лукреция Уокер поженились в Конкорде. Год спустя родился первый ребенок - дочь Сьюзен28. Его талант художника в это время достигает вершин мастерства. Очень выразительны и реалистичны автопортреты и портреты жены и детей.

Новая семья требовала дополнительных расходов, Морзе вновь совершает поездки по стране в поисках выгодных заказов на портреты. Настоящей удачей стал заказ от городского управления Чарльстона на портрет президента Джеймса Монро. Эта работа была высоко оценена современниками29. Не менее интересно то, что Сэмюэль пробует себя в области изобретательства. В 1817 г. он вместе со своим братом Сиднеем подает заявку на патент усовершенствования водяного насоса для пожарников, правда, безуспешно. В 1822 г. он изобретает механизм для разрезания мраморных блоков, но запатентовать его не удается, так как подобное изобретение уже было запатентовано двумя годами раньше Томасом Бланшаром.

Изобретательство остается пока на втором плане. Морзе мечтает о больших исторических полотнах, которые могли бы украсить ротонду Капитолия - здания, где заседает Конгресс.

По его мнению, это могло прославить молодую американскую демократию и принести ему самому подлинную известность как художнику. Полтора года ушло у него на создание картины "Заседание Палаты представителей", в которой он изобразил портреты более 80 политиков, среди которых поместил и своего отца.

Несколько раз Морзе пришлось переписывать картину, пока он не добился перспективного эффекта уходящей полукруглой колоннады и впечатления огромного пространства, перекрытого сводом. Художник попытался внести в несколько однообразную композицию некоторые спецэффекты. Так, он представил собрание в момент вечернего зажигания свечей, их мерцающий свет бросает отблески на лица людей и мрамор колонн, отчего изображение обычного заседания приобретало некоторый оттенок романтизма. Это огромное полотно, однако, не имело успеха у публики, хотя президенту Дж. Монро оно понравилось30.

В 1823 г. Морзе переезжает в Нью-Йорк и открывает там художественную студию31. Он создает прекрасные портреты губернатора Девитта Клинтона и поэта Уильяма К.

Брайанта. Признавая его талант портретиста, городские власти Нью-Йорка выделяют ему 1000 долларов на создание портрета маркиза Лафайета, прибывшего с визитом в США.

Морзе изобразил прославленного героя Войны за независимость на фоне романтического пейзажа, призванного показать прогресс Америки как страны Свободы. Ря Mabee C. Op. cit, p. 56.

Ibid., p. 54.

В 1819 г. родилась дочь Сьюзен Уокер (1819 - 1885);

в 1823 г. - сын Чарльз Уокер (1823 - 1887);

в 1825 г. - сын Джеймс Эдварде (1825 - 1896).

Staiti P.J. Op. cit., p. 59;

McInnis M.D. The Politics of Taste in Antebellum Charleston. Chapel Hill, 2005, p. 119 - 123.

Larkin O.W. Op. cit., p. 65;

Tamarkin E. Anglophilia: Deference, Devotion, and Antebellum America. Chicago, 2007, p.

XV-XVI.

Morse S.F.B. His Letters and Journals, v. 1, p. 249.

стр. дом с Лафайетом он расположил бюсты Франклина и Вашингтона32. Во время работы над портретом он получил печальное известие от отца о тяжелой сердечной болезни жены.

Однако, даже бросив все дела, он не успел на похороны своей супруги. Для него это стало тяжелой потерей. Портрет Лафайета тем не менее был закончен, а Морзе приобрел важного и надежного друга.

В 1826 г. Морзе вместе с другими художниками Генри Инмэном, Эшером Дюраном, Уильямом Данлепом, Томасом Коулом и Чарльзом Ингэмом становится основателем Национальной академии рисунка, президентом которой он был избран сразу. В течение лет он оставался ее признанным руководителем33. Это учреждение поддерживало молодые таланты в противовес консервативной Академии изящных искусств. Но не только живопись занимала Сэмюэля. Он посещает лекции по электричеству и электромагнетизму в нью-йоркском Атенеуме, которые читает профессор Колумбийского колледжа Джеймс Фримен Дана.

После смерти жены и родителей34 он погрузился в черную меланхолию, поэтому по совету родственников, оставив на их попечение детей, снова отправляется в Европу ( г.), чтобы посетить Англию, Францию, Италию, Швейцарию. В Англии он вновь повстречался со своим другом юности Чарльзом Лесли, познакомился с американским писателем Вашингтоном Ирвингом35. В Лондоне он посещает лекции в Королевской академии живописи. Большое впечатление на него производят работы английского художника-пейзажиста Уильяма Тернера, работавшего в смелой новаторской манере.

В Париже Морзе встретился с Лафайетом, познакомился с американским скульптором Хорасом Грино36 и с писателем Джеймсом Фенимором Купером, с которыми его теперь связывали тесные и дружеские отношения37. Здесь он впервые побывал в Лувре, коллекции которого не могли оставить его равнодушным. Однако его влечет к себе Италия, с искусством которой он давно жаждал познакомиться. Путешествие было восхитительным и незабываемым: Генуя, Венеция, Падуя, Виченца, Верона, Милан, Рим, Болонья, Пиза, Флоренция, Неаполь, Сорренто, Амальфи, Капри. Красота итальянской природы покоряет его полностью, он увлекся пейзажной живописью. Всюду Морзе видел следы культурного наследия древней римской цивилизации, осматривал архитектурные памятники эпохи Возрождения и продолжал учиться технике живописи у великих итальянских художников, постигая секреты старых мастеров. В Риме он встретил знаменитого датского скульптора Торвальдсена, талантом которого искренне восхищался.

Морзе сразу загорелся идеей написать его портрет. Портрет получился превосходным38.

Много лет спустя Морзе подарит его датскому королю Фредерику VII.

Он поселился в Риме, где копирует картины старых мастеров в галереях Ватикана. В Италии он пробыл почти полтора года, наблюдая быт и нравы различных слоев общества.

Его протестантское воспитание отторгало всё, что было связано с католическим культом и папством. В дневнике он пишет, что католицизм основан не на вере, а на театральных эффектах, пышности ритуалов, "все виды искусств подчинены ему, чтобы возбуждать религиозный экстаз: архитектура, живопись, скульптура, музыка"39. В то же время он считал власть папы деспотичной, поэтому в его дневнике встречают Kloss W. Op. cit., p. 95.

В 1825 - 1845 гг. В 1861 г. был переизбран снова: Mabee C. Op. cit., p. 103 - 104;

Gillespie S.C. Samuel F.B. Morse and the Daguerreotype: Art and Science in American Culture, 1835 - 1855. New York, 2006, p. 53.

Отец умер в 1826 г., а мать - в 1828 г.

Oakley V. Samuel F.B. Morse: A Dramatic Outline of the Life of the Father of Telegraphy & the Founder of the National Academy of Design. New York, 2010, p. 39.

Х. Грино создал в Париже скульптурный портрет С. Б. Морзе. Greenough H. Letters of Horatio Greenough, American sculptor. Madison, 1972, p. 129, 142.

Phillips M.E. James Fenimore Cooper. New York - L., 1913, p. 239.

Taylor J.C. The Fine Arts in America. Chicago, 1981, p. 60;

Kloss W. Op. cit., p. 153.

Morse S.F.B. Op. cit, v. I, p. 230;

Staiti P. J. Samuel F.B. Morse, Puritan in Arcadia. - The Italian Presence in American Art: 1760 - 1860. Fordham, 1989, p. 95 - 105.

стр. ся упоминания о восстаниях и заговорах, о тайных обществах карбонариев. Как раз во время его пребывания в Риме скончался папа Пий VIII и происходит избрание нового главы католического мира - Григория XVI. Все эти события сопровождались пышными церемониями, которые безмерно его раздражали.

После пребывания в Италии он отправляется в Швейцарию и Германию, а затем возвращается в Париж, в котором еще преобладает энтузиазм, вызванный июльской революцией 1830 г. Лафайет снова становится чрезвычайно популярным политиком. Он радушно встречает своего друга С. Морзе. Вместе они участвуют в митингах солидарности с поляками40. Однако эпидемия холеры, распространявшаяся по Европе, заставляет художника задуматься о возвращении на родину.

Осенью 1832 г. он отплывает на паруснике "Салли" в Америку. Биографы Морзе считают это плавание знаковым событием в его судьбе. Во время долгого путешествия он знакомится с одним из пассажиров доктором Чарльзом Т. Джексоном, знаменитым своими новыми методами лечения и применением наркоза. Именно с ним Морзе ведет разговоры о природе электричества и магнетизма. В ходе этих бесед у него рождается мысль о создании системы передачи электрических сигналов по проводам. Он задумывается о создании особой азбуки, которая переводила бы электрические импульсы в обычные слова. У него появляется вариант такой азбуки, где буквы алфавита обозначались короткими и длинными сигналами: точками и тире, получившей впоследствии его имя. Он также делает первые наброски чертежей будущего телеграфного аппарата41.

В Нью-Йорке он продолжает свои работы по созданию телеграфного аппарата, но пока безуспешно. Ему явно не хватает знаний и опыта. На первом месте по-прежнему остается живопись. В 1833 г. он задумывает большую по размерам картину под названием "Галерея Лувра"42.

В Америке художники, за исключением портретистов, влачили почти нищенское существование. Приходилось искать дополнительные доходы. Показателен в этом отношении опыт художника Чарльза Уилсона Пила, который открыл в родной Филадельфии частный музей, где наряду с всякими диковинами выставлял свои полотна43.

Опыт Пила натолкнул Морзе на мысль написать картину, которая заинтересовала бы американцев, никогда не видевших в подлиннике или даже в копии многие шедевры мирового искусства. В своей картине "Галерея Лувра" он решил познакомить своих соотечественников с лучшими творениями европейских художников. На заднем плане своей работы он изобразил шедевры, хранящиеся в Лувре. На его картине с большим мастерством было скопировано 38 работ старых мастеров, таких как Леонардо да Винчи, Рафаэль, Рембрандт44. Причем в действительности произведения, изображенные на этой картине, находились в разных залах знаменитого парижского музея, но художник собрал их вместе, в одном зале. На переднем плане слева Морзе изобразил около мольберта самого себя, а в заднем углу среди посетителей своего друга, известного писателя Джеймса Фенимора Купера с супругой Сьюзен Делонси и дочерью45.

В 1834 г. у Морзе появился честолюбивый замысел написать исторические картины для четырех пустующих панелей Ротонды в строящемся здании Капитолия, другие четыре уже расписал известный художник Джон Трамбулл. Он обратился с просьбой к Prime S.I. Op. cit., p. 239.

Каменский А. В. Томас Эдисон и Сэмюэль Морзе. - Жизнь замечательных людей. Биографическая библиотека Ф. Павленкова, т. 17. Челябинск, 1996, с. 403.

The Letters and Journals of James Fenimore Cooper. Cambridge, Mass., 1960, p. 163 - 165. Была продана Джорджу Кларку за 1300 долл.

Свиньин П. Американские дневники и письма. М., 2006, с. 100;

Чегодаев А. Д. Искусство Соединенных Штатов Америки от войны за независимость до наших дней. М., 1961, с. 20 - 22;

Юрьева Т. С. Портрет в американской культуре XVIII века. СПб., 2001, с. 55.

Dunlap W. A History of the Rise and Progress of the Arts of Design in the United States, v. 2, New York, 1834, p. 317.

Кое-что из жизни одного изобретателя. - Интернет-журнал любителей русской словесности, вып. 122, с. 253.

стр. целому ряду конгрессменов, но не встретил никакой поддержки. Против его предложения высказался экс-президент Джон Квинси Адаме, поскольку ему не нравились политические взгляды Морзе. Это явилось тяжелым разочарованием для художника. Морзе готов был даже забросить живопись, хотя ему исполнилось всего 43 года и он находился в расцвете сил и таланта. Однако на помощь ему пришли друзья, Фенимор Купер и Вашингтон Ирвинг. Благодаря их поддержке его назначили профессором живописи и рисования в только что открытом Нью-Йоркском университете, что давало ему необходимые средства к существованию46.

Однако живопись являлась только одной из сторон его многогранной натуры, не менее влекли его к себе журналистика и политика. Он участвует в основании таких важных изданий, как "New York Journal of Commerce" и "Academics of Art". А затем вместе с братом Сиднеем начинает издавать собственную еженедельную газету "New York Observer". Именно журналистика вовлекает его в политику. Он становится одним из активистов движения американских националистов - нативистов, позднее получивших ироническое прозвище "ничего не знающих", так как членам организации было категорически запрещено что-либо говорить о своей деятельности. Партия нативистов возникла на основе деятельности таких шовинистических организаций, как "Орден объединенных американцев", "Орден усеянного звездами знамени", "Орден сыновей г." и др., устроенных по принципу масонских лож. Она принимала в свои ряды только "стопроцентных американцев" и главной целью ставила борьбу против иммигрантов, особенно ирландцев-католиков. Нативисты добивались установления срока натурализации иностранцев в 21 год и недопущения их к государственным должностям 47.

Инициатором организации движения нативистов в штате Нью-Йорк был редактор "Courier and Enquirer" Джеймс Уотсон Уэбб (1802 - 1884)48. Рост рядов партии совпал с усилением иммиграции в середине XIX в., особенно из католической Ирландии, страдавшей от британского гнета. Ирландцы поселялись, как правило, в промышленных городах и становились прихожанами католической церкви США, которая стала представлять крупную религиозную организацию. Согласно данным статистики, католическое население выросло с 318 тыс. чел. в 1830 г. до 1606 тыс. чел. в 1850 г., а в 1860 г. оно составило 3103 тыс. В то же время, начиная с 1820 - 1830-х годов, на волне "ревайвализма" шел рост влияния протестантских конфессий, и это также оказывало существенное влияние на С. Морзе. В 1834 г. он в газете "Observer" опубликовал серию статей под заголовком: "Тайный заговор иностранцев против свобод в Соединенных Штатах"50. Его антикатолические взгляды сформировались еще в детстве под сильным влиянием отца, но не меньшее воздействие на его политические позиции оказали друзья: Джеймс Фенимор Купер и Жильбер де Лафайет, а также впечатления от путешествий по Италии. Морзе весьма претил деспотизм власти римского папы в его собственном государстве. Во время пребывания в Риме с ним произошел досадный инцидент. Морзе наблюдал за религиозной процессией, которую возглавлял сам папа. Однако когда процессия поравнялась с ним, он не снял своей шляпы перед папой. Стражник-швейцарец принял это за проявление дерзости и неуважения и пикой сбил его шляпу на землю. Морзе счел это оскорблением, о чем и написал позже в своем дневнике51.

Mabee C. Op. cit., p. 52 - 53.

История США: 4 т., т. 1. М., 1983, с. 385 - 386;

Прилуцкий В. В. Радикальные политические движения в период второй американской двухпартийной системы. Брянск, 2009, с. 131 - 169;

Shea W.M. The Lion and the Lamb:

Evangelicals and Catholics in America. Oxford - New York, 2004, p. 58 - 62.

Crouthamel J.L. James Watson Webb: A Biography. Middletown, 1969.

Национальные процессы в США. М., 1973, с. 32.

Leonard I.M., Parmet R.D. American Nativism, 1830 - 1860. New York, 1979, p. 72.

Morse S.F.B. His Letters and Journals, v. 1, p. 235.

стр. Пребывание в Европе еще больше укрепило убежденность Морзе в превосходстве американских политических институтов. В письме от 18 июля 1832 г. он писал: "Я не знаю причин, почему американцы не должны иметь почетных званий... Мы не имеем аристократических сословий, титулов, знати, орденских лент, орденов Подвязки, крестов и других побрякушек, которые нравятся знаменитым "детишкам" в Европе. Мы имеем статус не ниже, а выше их. Я убежден в этом и надеюсь, что каждый американец, который приезжает за границу, будет чувствовать то же самое ради своей страны. Я не имею в виду хвастовство, агрессивность или бесцеремонность, но каждый американец обязан иметь самоуважение... Не должно быть высокомерия по отношению к американцам.

Американский джентльмен равен любой титулованной особе в Европе, не исключая королей и императоров. Почему бы и нет? Мы ничуть не ниже европейцев по своему достоинству, так как мы отвергли их глупые штампы, несправедливую иерархию - эти антикварные остатки феодального варварства"52.

Рост националистических антииммигрантских и антикатолических настроений был только частью волновавших американское общество проблем, таких, как система рабства на Юге или территориальная экспансия на Запад. В пределах уже сложившегося национального контекста индейцы, черные, латиноамериканцы и католики систематически исключались из числа привилегированных американских граждан. Идеологию американской свободы Морзе использовал для защиты привилегий именно "настоящих" американцев, т.е. тех потомков европейцев, кто родился на американской земле. Вместе с известным священником Лаймэном Бичером он активно выступил против католических школ.

Свои 12 писем в газету "Observer" он подписал псевдонимом "Брут", однако его авторство сразу стало известно, тем более что статьи появились после известного инцидента в родном городке Морзе. В августе 1834 г. здесь была сожжена дотла католическая школа при монастыре урсулинок. Эссе Морзе перепечатывались ведущими методистскими, баптистскими, конгрегационалистскими и нативистскими изданиями. В 1835 г. они были выпущены в виде отдельной книги сразу двумя изданиями и переиздавались еще четыре раза при жизни автора53. Морзе полагал, что возможен альянс Австрии, германских католических государств и римского папы, направленный против США. Под влиянием конспирологических идей он считал, что с помощью бесчисленных потоков иммигрантов они наводнят американский Запад и завоюют его. Католицизм там станет доминирующей религией, а затем начнет охватывать северо-восточные штаты, подчиняя всю страну своему влиянию. Особую его ненависть вызывала Австрия и ее канцлер Меттерних, вынашивающие зловещие, по его мнению, замыслы против американских свобод.

В своей книге он более детально рассматривает "иностранный заговор", во главе которого стоят, по его мнению, Австрия и папа римский Григорий XVI: "Австрия в настоящее время очень активна в нашей стране. Она вынашивает грандиозный план, и он нацелен на то, чтобы изменить многое здесь... и главное - подавить наши свободы". Меттерних объединился с папой, и их совместные агенты-иезуиты атакуют Соединенные штаты.

"Австрия держит в нашей стране иезуитских миссионеров, которые путешествуют по нашим территориям, она щедро снабжает их деньгами, у нее есть постоянный источник для их финансирования". И один из этих постоянных источников Морзе видит в австрийской ассоциации имени Леопольда, деятельность которой направлена на подготовку венгерских и австрийских католических миссионеров для работы в Америке54.

Ibid., p. 238.

Billington R.A. The Protestant Crusade, 1800 - 1860: a Study of the Origins of American Nativism. New York, 1963, p.

136 - 137.

Morse S.F.B. Foreign Conspiracy against the Liberties of the United States. Boston, 1835, p. 14 - 15.

стр. Американские права и свободы, утверждает Морзе, представляют революционную опасность для монархических режимов Европы. Но эти деспотические правительства не в состоянии направить свои войска через океан, чтобы уничтожить Американскую республику. Поэтому их зловещие замыслы состоят в том, чтобы превратить католических иммигрантов в США в свое орудие. Угроза с их стороны вполне реальна, так как они объединяются в банды и устраивают беспорядки, чинят грабежи и насилия в Нью-Йорке и других городах, они активно используются политиками во время выборов.

"Конечно, американские протестанты, все свободные граждане обладают проницательностью, достаточной, чтобы обнаружить под иезуитской ересью иностранцев раздвоенное копыто. Они увидят, что папство теперь, как бы то ни было, - система темных политических интриг и деспотизма, скрывающее свою суть, чтобы избежать атаки во имя истинной святой религии. Они будут глубоко уязвлены, убедившись, что папизм является политической и религиозной системой, что в этом отношении он отличается абсолютно от всех других сект, от всех других форм религии в нашей стране"55.

В этом же 1835 г. он выпустил еще одну книгу, направленную против иммигрантов, под названием "Неминуемые угрозы свободным институтам Соединенных штатов из-за иностранной иммиграции"56. Выступая против иммиграции, Морзе прежде всего указывал на связи иммигрантов с католицизмом. Поскольку католическая церковь является мощной и влиятельной организацией, она постарается подчинить себе власть в США. Морзе выступал против любых католических учреждений (в том числе школ), хотел запретить католикам занимать государственные должности, а также добиться изменения иммиграционного законодательства, чтобы ограничить или даже запретить иммиграцию из католических стран. Он писал: "Прежде всего, мы должны заделать течь в корабле, через которую мутная вода извне угрожает потопить нас"57. Морзе требовал пересмотра законов о натурализации в плане их ужесточения. Существующий срок натурализации в пять лет, по его мнению, был недостаточен для проверки лояльности новых граждан.

"Первое, что нам следует сделать, - это затворить ворота, которые до сих пор мы держали распахнутыми. Этим будет сделан первый шаг к спасению, здесь начинается наша оборона. Враги под маской друзей несут нам гибель, тысячами устремляясь в страну и осваиваясь в ней благодаря либеральным законам о натурализации. Надо остановить их, или мы погибнем, погибнем безвозвратно. Первая битва должна быть нами выиграна здесь, у ворот"58.

В письмах нью-йоркскому журналисту Уиллингтону он писал: "Мы до сих пор спим, сэр, в то время как каждый свободный гражданин должен проснуться и поискать свое оружие... Конечно, опасность еще не так велика. Но если вам скажут, что ваш дом охвачен пожаром, разве вы посчитаете безумцем человека, предупредившего вас... Курс наших изданий в отношении папства постоянно напоминает читателям, что они могут оказаться под влиянием иезуитов. И позвольте мне, сэр, заметить, что паписты настолько поднаторели в политическом искусстве и интригах, что не будут дожидаться, когда наши граждане, наконец, проснутся и начнут искать свое оружие"59. Морзе предупреждает своих соотечественников о моральном разложении католического духовенства и даже пишет книгу о сексуальном разврате клира под названием "Признания католического священника", опубликованную в 1837 г.

Сэмюэль Морзе становится одним из наиболее активных пропагандистов идей нативистов. В 1836 г. он баллотировался от этой партии на должность мэра Нью-Йорка, Ibid., p. 17.

Morse S.F.B. Imminent Dangers to the Free Institutions of the United States through Foreign Immigration. Boston, 1835.

Billington R.A. Anti-Catholic Propaganda and the Home Missionary Movement, 1800 - 1860. - The Mississippi Valley Historical Review, December, 1935, v. 22, N 3, p. 361 - 384.

Кислова А. А. Протестантизм и католическая иммиграция в США (первая половина XIX века). - Американский ежегодник, 1982. М., 1982, с. 75.

Morse S.F.B. His Letters and Journals, v. II, p. 31.

стр. но неудачно. За него проголосовало всего лишь 1496 избирателей. Однако он повторил свою попытку еще раз в 1841 г., но собрал всего лишь 100 голосов60.

Неудача в политике не слишком его огорчает. С 1837 г. основное внимание Морзе стал уделять своему изобретению - телеграфу. Его, разумеется, нельзя считать первопроходцем. В 1828 г. первый электромагнитный телеграф создал российский ученый П. Л. Шиллинг, работы которого продолжил Б. С. Якоби, построивший в 1839 г. пишущий телеграфный аппарат;

в Германии - Карл Гаусс и Вильгельм Вебер (1833 г.), в Великобритании - Уильям Кук и Чарльз Уитстоун (1837)61.

Морзе работает неутомимо, усердно и без видимого успеха. Родственники и друзья считают его новое увлечение причудой, опыты требуют много средств. "Я не встречаю ни сочувствия, ни помощи со стороны людей, знающих меня. В течение двух лет я существовал на самые жалкие средства и отказывал себе даже в необходимой пище, чтобы сэкономить достаточно денег для представления моего аппарата в Конгрессе. Я гибну от недостатка средств. Никто не знает, сколько дней и месяцев беспрерывного труда стоило мне усовершенствование моего аппарата. Только одно осознание, что у меня в руках изобретение, которое может стать вехой в развитии цивилизации и облагодетельствовать миллионы людей, поддерживает меня в этих испытаниях"62.

Большую помощь С. Морзе в работе над созданием его модели электромагнитного телеграфа оказал профессор физики Пристонского университета Джозеф Генри первооткрыватель явления самоиндукции, с которым его познакомил коллега с химического факультета Леонард Гэйл. Генри дал Морзе несколько полезных практических советов63.

Профессор Л. Гэйл решил стать помощником и партнером Морзе. Уже в ноябре они производят первый эксперимент с действующей моделью телеграфа, передав сигналы на расстояние 10 миль. Морзе подает заявку на патент. В 1837 г. он продемонстрировал свое изобретение в Нью-Йоркском университете. Сигнал был послан по проволоке длиной около 518 м. Один из приглашенных на презентацию, крупный промышленник Стив Вейл, занимающийся производством чугуна и железа, согласился предоставить Морзе помещение для опытов и 2 тыс. долл. при условии, что Морзе возьмет в партнеры его сына Альфреда64. Альфред Вейл (1807 - 1859), талантливый инженер и финансист, оказался прекрасным помощником65. Финансовая поддержка семьи Вейлов позволила создать технические условия для реализации проекта создания действующего телеграфа.

В 1838 г. Сэмюэль Морзе окончательно разработал систему сигналов - точек и тире - для кодирования передачи сообщений - знаменитую азбуку, названную его именем.

Но оставалась нерешенной проблема: как передавать сигналы на очень большие расстояния. И снова очень ценной оказалась помощь Джозефа Генри, который шестью годами раньше сконструировал реле. Генри посоветовал Морзе соединить множество электрических цепей в одну "гирлянду", вставив в каждую цепь свой источник тока и реле. Таким образом можно было передавать сигнал на большие расстояния без опасений, что он будет утерян66. Морзе навсегда сохранил признательность Джозефу Генри за его ценные советы, о чем свидетельствуют его письма и дневниковые записи 67.

Richardson D.G. Others: Third Party Politics from the Nation's Founding to the Rise and Fall of the Greenback-Labor Party, v. I, New York, 2004, p. 165.

Coe I. Op. cit., p. 15 - 17.

Цит. по: Каменский А. В. Указ. соч., с. 406.

Цверава Г. К. Джозеф Генри. М., 1983, с. 105.

Morse S.F.B. His Letters and Journals, v. II, p. 102, 122.

Уилсон М. Американские ученые и изобретатели. М, 1975, с. 31;

Hochfelder D. The Telegraph in America, 1832 1920. Baltimore, 2012, p. 72 - 76. Кузен А. Вейла Теодор Вейл, будущий основатель компании "AT&T", также финансировал будущее предприятие.

Цверава Г. К. Джозеф Генри, с. 105 - 106.

Morse S.F.B. His Letters and Journals, v. II, p. 176.

стр. Теперь Морзе расстается с живописью и полностью отдается изобретательской деятельности. Он демонстрирует свою модель в филадельфийском Франклиновском институте и в Комитете по делам коммерции при Палате представителей Конгресса, а также президенту Мартину Ван Бюрену и его кабинету. Еще одним деловым партнером Морзе становится конгрессмен от Мэна Фрэнсис Смит, председатель сенатского Комитета по делам коммерции. Его помощь в лоббировании проекта была неоценима, поскольку у Морзе появляются соперники и недоброжелатели. Его авторство оспаривается прежде всего тем самым доктором Чарльзом Джексоном, которому он рассказывал о своем изобретении во время плавания из Европы.

В мае 1839 г. Морзе уезжает в Европу, чтобы запатентовать свои права на телеграф в Англии, Франции и России. Но успеха он добивается только во Франции. Когда он предложил свое изобретение русскому посланнику барону Александру де Мейендорфу, тот готов был ответить согласием и даже заключить контракт, но при этом сослался на то, что окончательное решение остается за императором. И хотя Морзе был преисполнен самых радужных ожиданий в отношении продвижения своего проекта в России, его ждал в конечном счете отказ68.


В Париже он знакомится с Луи Дагером, создателем дагерротипа, прообраза фотографии.

Дагерротипия становится исходным пунктом нового увлечения Морзе - познакомить с этим изобретением своих соотечественников. По возвращении на родину в 1841 г. он вместе с Джоном Уильямом Дрэпером открывает портретную студию дагерротипов в Нью-Йорке. Среди его учеников был и будущий известный фотограф Гражданской войны в США 16-летний Мэтью Брэди69.

Но всё же главным его увлечением остается создание собственной модели электромагнитного телеграфа. Изобретение гуттаперчи позволяет решить проблему изоляции проводов, и Морзе экспериментирует с подводным кабелем передачи телеграфных сообщений. Прокладка кабеля длиной в две мили от Бэттери до Губернаторского острова дала блестящий результат, был получен четкий сигнал.

Теперь для Морзе основной задачей становится добиться финансовой поддержки от американских властей для реализации амбициозного проекта - проведения телеграфной линии от Вашингтона до Балтимора. В начале 1843 г. он едет в Вашингтон, но встречает самый прохладный прием со стороны конгрессменов. Как пишет в дневнике С. Морзе, он приготовился к самому худшему. "Я обнаружил, что мои денежные средства подошли к концу, моя одежда была изношена, мои дела дома требовали неотложного внимания, но я был обречен на долгое и мучительное ожидание"70. Наконец, как сообщила "Globe" февраля, соответствующий билль прошел через Палату представителей при голосовании:

89 - "за" и 80 - "против". Дальнейшая судьба билля зависела от решения Сената, но здесь законопроект застрял надолго. Морзе переходил от отчаяния к надежде. Каждый день он являлся в Сенат на галерею для публики, надеясь услышать окончательный вердикт.

Однако многие сенаторы лишь высмеивали изобретение Морзе, не видя в нем особой практической пользы. Так продолжалось до 3 марта, когда заканчивалась сессия Сената, а в полночь прекращались полномочия действующего президента. Отчаявшийся изобретатель досидел почти до конца заседаний и, не дождавшись положительного решения, отправился в отель, чтобы провести бессонную ночь. Он решил наутро вернуться домой, заплатил по счету в гостинице и купил билет на поезд до Нью-Йорка. В кармане у него осталось всего 37 центов. "Будущее представлялось ему в самом мрачном свете. Он всё поставил на карту и всё потерял, он готов был прекратить все дальнейшие попытки продвигать свое изобретение для этого бесчувственного и неблагодарного мира", - так описывает состояние изобретателя его сын71.

Курилла И. И. Заокеанские партнеры: Америка и Россия в 1830 - 1850-е годы. Волгоград, 2005, с. 191 - 192.

Meredith R. Mr. Lincoln's Camera Man, Mathew B. Brady. Mineola, New York, 1974, p. 18.

Morse S.F.B. His Letters and Journals, v. II, p. 130.

Ibid., p. 132.

стр. Затем мы читаем в его дневнике следующее: "Утром, когда я направлялся позавтракать, меня остановил служащий отеля и передал, что меня хочет видеть юная леди. И затем я увидел улыбающееся лицо дочери моего старого друга со времен учебы в колледже конгрессмена Х. Эллсуорта из Комитета по патентам. Я был удивлен ее ранним визитом, на что она сказала: "Я пришла поздравить вас". "Но с чем?" - был мой вопрос. "С прохождением вашего билля", - отвечала она. "О! Но вы ошибаетесь, мой юный друг. Я был в сенате до позднего вечера, и мои друзья-сенаторы заверили меня, что никаких шансов не осталось". "Нет, - продолжала она, - это было ошибкой. Мой отец был там, и еще до полуночи билль был одобрен и поступил на подпись президенту, который сразу же его подписал. Я попросила отца позволить мне первой рассказать вам об этом". Новость была настолько неожиданной, что я на какой-то момент потерял дар речи. Наконец я ответил: "Да, Энн, вы первая сообщили мне эту новость, и теперь вы должны мне обещать, что первое телеграфное сообщение, которое будет отправлено из Вашингтона в Балтимор, станет вашим". Она пообещала мне и даже предложила фразу из Библии, которая и стала затем текстом первой телеграммы"72.

Итак, в марте 1843 г. Морзе получил финансовую поддержку от Конгресса в размере тыс. долл. для прокладки первой экспериментальной телеграфной линии в США от Балтимора до Вашингтона длиной в 50 миль (ок. 40 км). В 1844 г. линия была закончена.

24 мая он послал первое телеграфное сообщение из палаты Верховного суда в Капитолии (Вашингтон) в железнодорожное депо Балтимора: "Чудны дела твои, Господи!" Теперь у Морзе появляется еще один деловой партнер, бывший почтмейстер США Амос Кендалл (1789 - 1869), обладающий деловой хваткой и имеющий прочные связи в мире финансистов и бизнесменов. Партнеры решают организовать телеграфную компанию для прокладки линии от Балтимора к Филадельфии и Нью-Йорку74. Ее инвесторами стали также такие известные бизнесмены, как У. Коркоран и Б. Френч. Первоначальный капитал составил 60 тыс. долл. В 1846 г. телеграфные линии связали не только эти города, но и Нью-Йорк с Вашингтоном, Бостоном и Буффало.

В 1845 г. Морзе снова едет в Европу, так как хочет не только получить признание как изобретатель за пределами США, но и получить выгодные заказы, в том числе и в России.

Но в этом плане поездка оказалась малоэффективной. Суммируя ее итоги, он писал из Лондона своим родным: "Не знаю, что сказать о моих телеграфных делах. Еще ничего не решено и существует множество препятствий, частично из-за оппозиции собственников уже имеющихся телеграфов. Но то, что моя система является наилучшей, в этом у меня нет ни малейших сомнений... Требуется время, чтобы все убедились в превосходстве моей системы над другими, тогда рассеются все предубеждения, и мой аппарат вытеснит все другие из употребления"75.

В США дела компаньонов шли совсем неплохо. К Морзе пришло материальное благополучие. Он приобретает имение Локуст Гроув (ок. 100 акров) на берегу Гудзона в Покипси (штат Нью-Йорк) за 17,5 тыс. долл.76 Место, по словам самого Морзе, было очень живописным, к тому же Покипси был связан железной дорогой с Нью-Йорком, и чтобы добраться до него, требовалось всего два часа. Он решил построить дом, напоминающий итальянскую виллу, и пригласил модного архитектора Александра Дэвиса.

В новый дом он привел свою вторую жену. 10 августа 1848 г. состоялась его свадьба с Сарой Элизабет Грисвольд, которая была намного его моложе. Брак оказался удачным, Морзе страстно влюбился в свою жену и прожил с ней долгие годы. Через год после Ibid., p. 133.

Такую фразу выбрала Энн Эллсуорт: Howe D. W. What Hath God Wrought: The Transformation of America, 1815 1848. Oxford - New York, 2007, p. 2 - 4.

Morse S.F.B. His Letters and Journals, v. II, p. 165.

Ibid., p. 170 - 171.

Ibid., p. 186.

стр. свадьбы появился на свет сын Сэмюэль Артур77. По признанию его детей, он был нежным и любящим отцом. Он писал своему брату Сиднею, что совершенно счастлив в новом браке: "Какие бы тучи ни сгущались над моей головой, в моем доме царят мир, покой и счастье. Моя милая жена - настоящее сокровище. Необыкновенно живая и любящая, она любой день превращает в солнечное сияние"78.

В 1840-х годах в США существовало уже 20 телеграфных компаний и было проложено тыс. миль телеграфных линий. В 1848 г. 6 крупнейших американских газет создали телеграфное агентство для получения новостей - Ассошиэйтед Пресс.

Однако Морзе пришлось судиться с многочисленными конкурентами за свои права изобретателя. Как ни странно, первое признание он получил от турецкого султана. В г. из Турции пришли диплом, в котором подтверждались авторские права Морзе на телеграф, и личное письмо султана, к которому была приложена медаль из золота, украшенная алмазами79.

В 1854 г. его авторские права были признаны Верховным судом США. И с этих пор все телеграфные компании должны были отчислять Морзе процент от своих доходов.

Телеграфные линии стали проводиться по обе стороны Атлантики80. Они связали Лондон и Париж, Англия и Франция активно использовали телеграф во время Крымской войны.

Теперь Морзе купался в лучах славы. В Вашингтоне его принимают в домах известных политиков, бизнесменов, побывал он и на приеме у президента Ф. Пирса, на котором, по его словам, присутствовало не менее 300 гостей81.

Середина 1850-х годов была очень бурной в политической жизни страны. Идет сложная перегруппировка политических сил. Начинает формироваться новая республиканская партия, лозунгом которой становится: "Свободная земля, свободный труд, свободный человек". В то же время в стране усиливаются консервативные настроения. В связи с продолжающимся ростом иммиграции, особенно ирландской, растут националистические настроения. Снова усиливает свои позиции партия "ничего-незнаек", с которой Морзе был связан своими идейными позициями. В 1855 г. он решает переиздать свой антииммигрантский и антикатолический памфлет "Неминуемые угрозы свободным институтам Соединенных Штатов из-за иностранной иммиграции"82. Он продолжал пропагандировать свои антикатолические взгляды во время наибольшей активности нативистской партии. "Я не изменил своих взглядов. Они те же, что и 20 лет назад, записывает он в своем дневнике. - К разрушительному влиянию иностранного фактора в сердцевине наших политических и религиозных проблем следует относиться в высшей степени серьезно". В 1854 г. он неудачно баллотировался в Конгресс США от округа Покипси (штат Нью-Йорк) как кандидат демократов83. Политические взгляды Морзе оставались крайне консервативными на протяжении всех 1850-х годов. Он в резкой форме выступал против аболиционистов и защищал институт рабства. В своем трактате "Аргумент в защиту рабства с этической точки зрения" он писал: "Мое кредо по вопросу о рабстве - кратко. Рабство само по себе не является грехом. Эта социальная система существовала от сотворения мира, созданная Божественной мудростью для самых мудрых, доброжелательных и дисциплинирующих целей. Само по себе владение В 1849 г. родился его четвертый ребенок - Сэмюэль Артур (1849 - 1876), в 1851 г. - дочь Корнелия Ливингстон (1851 - 1937), в 1853 г. - сын Уильям Гудрич (1853 - 1933), в 1857 г. - седьмой последний сын - Эдвард Линд ( - 1923).


Morse S.F.B. His Letters and Journals, v. II, p. 192, 196 - 197.

The Decision of the Great Telegraph Suit of Samuel F.B. Morse and Alfred Vail Vs. Francis O.J. Smith in the Superior Court of the State of New York for the City and County of New York. New York, 1858, p. 204.

Ibid., p. 213;

http://www.calend.ru/person/1111.

Morse S.F.B. His Letters and Journals, v. II, p. 214.

Этот памфлет был переиздан пять раз.

Morse S.F.B. His Letters and Journals, v. II, p. 220, 219.

стр. рабами не содержит в себе ничего от морали, а рабовладелец - не более чем заботливый отец, работодатель, управляющий"84.

Политическое фиаско Морзе объяснялось, скорее всего, тем, что он не уделял должного внимания избирательной кампании, поскольку был вовлечен в дела бизнеса, связанные с прокладкой телеграфных линий по стране и созданием телеграфных агентств вместе с компаньонами. В 1856 г. была создана крупная телеграфная компания "Вестерн Юнион", доходы которой быстро росли. Ее главной задачей явилась прокладка телеграфной линии до Калифорнии.

Морзе по-прежнему пытается добиться европейского признания своих авторских прав на телеграф, поэтому в 1856 г. он снова отправляется в Европу вместе с женой и племянницей. На этот раз поездка была приятной и весьма плодотворной. Его заслуги признаны теперь и в Англии. На официальном приеме в Гринвиче был провозглашен тост за Морзе как "изобретателя телеграфа и системы сообщений, которая распространяется по всему миру"85. В Лондоне он побывал в телеграфном офисе, связанном со столицами Европы. "Я спросил, - пишет он в своем дневнике, - все ли линии на континенте используют мою систему или есть и другие? Ответ был: "Все линии на континенте теперь только линии Морзе""86. В Лондоне он снова встретился с другом своей юности, теперь уже преуспевающим художником Чарльзом Лесли. После Англии Морзе направился в Германию и Данию. Весьма сердечная встреча его ждала в Копенгагене, где он имел долгую беседу с королем Фредериком VII. Он осмотрел достопримечательности Копенгагена и побывал в музее Торвальдсена.

Затем путешественники направились в Россию, куда прибыли в августе 1856 г. Санкт Петербург произвел на Морзе неизгладимое впечатление: "Первый день визита мы потратили на осмотр достопримечательностей этого величественного города. Я видел большинство великих и превосходных городов Европы, но я могу откровенно сказать, что ни один из них не сравнится красотой и блеском с Санкт-Петербургом. Это - город дворцов, и эти дворцы великолепны. Демонстрация богатства в этих дворцах и соборах так велика, что простая правда, рассказанная об этом, будет считаться преувеличением и романтизацией"87. Морзе был приглашен на прием к царю в Петергоф, куда он прибыл вместе с американским посланником на лодке, а затем их в карете доставили во дворец.

Морзе был в восхищении от каскада фонтанов и парка, не менее его поразили великолепие и пышность дворца, искусство декораторов, скульпторов, живописцев. Он присутствовал на торжественном приеме, где были дипломаты и знатные особы из разных стран. Когда император Александр II остановился возле него, то церемониймейстер неправильно произнес его фамилию. Морзе поправил его. Тогда император произнес: "Ах!

Но это имя очень хорошо известно здесь, ваша система телеграфа используется в России.

Как долго вы намерены оставаться в Санкт-Петербурге? Я надеюсь, что вы хорошо проведете это время". После этих слов он удалился к другим посетителям88. Затем Морзе побывал на приеме у императрицы. Он очень подробно описал торжественный обед, где ему довелось сидеть рядом с князьями и их супругами, а также известными дипломатами и политиками. Он сожалел лишь о том, что с ним не было в этот момент его любимой жены, чтобы наслаждаться вместе с ним всем этим великолепием89.

Morse S.F.B. From An Argument on the Ethical Position of Slavery in the Social System, and its Relation to the Politics of the Day. Papers from the Society for the Diffusion of Political Knowledge. New York, 1863, N 12.

Morse S.F.B. His Letters and Journals, v. II, p. 231.

Ibid., p. 232.

Ibid., p. 234 - 235.

Ibid., p. 237 - 238.

Ibid., p. 240;

Prime S.I. The Life of Samuel F.B. Morse, Inventor of the Electro-Magnetic Recording Telegraph. New York, 1875, p. 434 - 440.

стр. В 1857 - 1858 гг. Морзе предпринимает попытку вместе с компанией Сайруса Фильда проложить телеграфный кабель по дну Атлантического океана, чтобы связать США и Великобританию90. Третья попытка была вполне удачной. 16 августа 1858 г. королева Виктория и президент Дж. Бьюкенен обменялись телеграфными посланиями 91. Однако линия функционировала всего лишь месяц. Произошел обрыв на линии, а прокладку нового кабеля пришлось отложить из-за назревавших в Америке серьезных внутренних осложнений.

В 1858 г. Морзе становится инициатором создания телеграфного сообщения на о-ве Пуэрто-Рико, где поселилась после замужества его дочь Сьюзен. Она вышла замуж за голландского купца Эдварда Линда, и Морзе часто навещал их в зимние месяцы. Чтобы легче и быстрее общаться с ними, его компания проложила двухмильную линию от плантации до городского дома в Аройо92.

В сентябре 1859 г. правительства 10 европейских стран признали заслуги С. Морзе и наградили изобретателя денежным призом в размере 400 тыс. франков. Растущее финансовое благосостояние позволило Морзе заняться благотворительностью. Он стал одним из соучредителей Вассар-колледж в Покипси, предназначенного для образования женщин (1861 г.). Он был также инициатором создания в США протестантских религиозных воскресных школ и выделял немало средств на их поддержку, а также вносил пожертвования в различные религиозные протестантские фонды.

В годы войны он старался придерживаться позиции нейтралитета между Севером и Югом, так как осуждал и аболиционизм, и сецессионизм. Он считал, что нарастающая угроза войны исходит извне, что это происки давнего врага США - Англии. Об этом свидетельствуют его статьи, опубликованные в "Harper's Weekly" в декабре 1860 г. января 1861 г. он пишет своему другу: "Наши политики играют с огнем. Очень легко вызвать бурю тем, кто не сможет ее контролировать. Если бы я хоть немного им верил, я бы отчаялся в будущем моей страны. Но длань Всемогущего обращает людской гнев во благо. И он сдержит остальных. В этом призыве к оружию в одной великой семье есть что-то настолько неестественное, отвратительное, что я не могу поверить, что дело дойдет до разрешения спора силой меча. Советы с позиции силы диктуются страстью, а не разумом. Только представьте, что это будет за конфликт, что это будет за победа! И не важно, кто победит. Разве победители смогут наслаждаться пролитием крови своих граждан? Разве подобные успехи наполнят чье-нибудь сердце триумфом? Нет, нет! Точно так же я мог бы думать о ссоре, в которой один из моих сыновей убил бы другого. Но у меня нет времени продолжать. Я надеюсь на лучшее, даже если вижу вдали тучи. Да благословит Господь всю семью: Север и Юг, Восток и Запад. Я никогда не разделю их в моем сердце, как бы они ни были разделены политически или географически"93.

Его ужасала кровавая братоубийственная война, и он пытался играть роль миротворца.

Морзе описывает некоторые из своих попыток примирения двух враждующих секций в письме от 2 апреля 1862 г. Джорджу Дугласу из Кентукки. Он пишет, что всегда был "активным и решительным сторонником мира". На ранних стадиях конфликта он поддержал южных уполномоченных, направленных в Вашингтон для переговоров. Он еще до атаки на форт Самтер собирался посетить и Вашингтон, и Ричмонд, чтобы убедить Линкольна и Дэвиса вступить в переговоры. Но, как он пишет в письме, ему помешали плохое здоровье и преклонный возраст, поэтому он внес 500 долл. в фонд, предназначенный для организации таких мирных переговоров, и он очень сожалеет, что подобные планы не осуществились94.

Morse S.F.B. His Letters and Journals, v. II, p. 226 - 229.

Hanlon C. America's England: Antebellum Literature and Atlantic Sectionalism. Oxford, 2013, p. 135.

150th. Anniversary of the Foundation of Arroyo, Puerto Rico. http://www.elboricua.com/MiradorPuertorriquenoArchives.html.

Morse S.F.B. His Letters and Journals, v. II, p. 272.

Ibid., p. 270.

стр. Он не сомневался в победе Севера, хотя его симпатии были явно на стороне Юга: "Две трети материальных ресурсов страны находятся на Севере, и по этой причине его военный успех предопределен. Мужество, справедливость дела, правота ничего не могут с этим поделать. Война в наши дни похожа на игру в шахматы. Два игрока, вроде бы будучи равными, вступают в состязание а потом обнаруживается, что у одного из них только одна треть фигур, понятно, что выиграет другой игрок". Уже после начала военных действий июля 1861 г. он пишет полное сарказма письмо одному из видных жителей Нового Орлеана, своему шурину А. Б. Грисвольду: "И теперь вы видите, что мое письмо может послужить [поводом для] обвинения в измене, и будет нетрудно объявить меня изменником. Измена состоит в предоставлении помощи и поддержки врагу. Теперь каждый, кто живет к югу от определенной географической линии, является врагом, и поскольку вы живете именно к югу от этой линии, то вы, следовательно, мой враг. Я посылаю с этим письмом свою любовь к вам, следовательно, я поддерживаю врага, а потому я становлюсь изменником и должен быть повешен"95.

Его очень беспокоило вмешательство европейских стран в конфликт. В письме от 23 июля 1862 г. А. Кендаллу, разделявшему его взгляды, он писал: "Я нахожусь в глубокой депрессии. Нет никакого просвета на политическом небосклоне. Бешеный аболиционизм с его неистовой, адской ненавистью усиливает подобную же ненависть с другой стороны и скоро обретет полное господство. Наша страна мертва. Только Господь может воскресить ее из могилы. Я не вижу никакой надежды на возрождение Союза. Мы теперь две страны.

Нет! Даже две нации, ведомые Англией. Это час ее триумфа... Если бы где-либо в мире нашелся уголок, где я мог укрыться со своим семейством, я бы всё бросил и уехал. Может быть, все-таки Господь всемогущий спасет нас. У меня нет сил ни писать, ни делать что либо. У меня нет страны! Нет страны!" Он публикует книгу в соавторстве со своим братом Сиднеем под названием "Настоящая попытка разрушить Американский Союз: британский аристократический заговор"97, в которой по-прежнему остается сторонником конспирологических идеи, он пытается убедить читателей, что виновницей конфликта Севера и Юга была Англия, которая преднамеренно отменила рабство в своих колониях Вест-Индии, чтобы обострить подобную проблему в США. Иначе зачем, по его мнению, английскому правительству понадобилось тратить 20 млн. ф. ст., чтобы заплатить компенсацию плантаторам за свободу всего лишь 800 тыс. негров98. Он уверяет, что антирабовладельческие митинги в самой Англии преследовали только одну цель - возбудить в английском народе ненависть к Америке, потому что аристократия в этой стране ненавидела американские свободы и отсутствие в США привилегий и сословий. Он пытается обвинить аболиционистов Новой Англии, что они издавали свои газеты и памфлеты, исполненные ненависти к Югу, на английские деньги. Рабство в Америке, как считал Морзе, можно было отменить только постепенно, как это происходило вначале в северных штатах, а затем последовали первые шаги в так называемых пограничных штатах. Потом дело освобождения рабов дошло бы и до штатов глубокого Юга, но рабовладельцы сами к этому пришли бы постепенно и добровольно. Виной всему явилась усиленная пропаганда северных аболиционистов, явно подкупленных англичанами. Эти новоанглийские антирабовладельческие общества "разрабатывали свои планы с очевидным намерением возмутить южан и спровоцировать их на такие действия, которые вызовут гнев северян, спровоцировать с их стороны ответные репрессивные действия, и, продолжая таким образом враждебные акты, возбудить ненависть между Севером и Югом, которая есте Ibid., p. 274.

Ibid., p. 275.

Morse S.B.F., Morse S.E. The Present Attempt to Dissolve the American Union: a British Aristocratic Plot. New York, 1862. Книга была затем переиздана девять раз.

Ibid., p. 10, 16.

стр. ственно привела к разрушению Союза. Эта система вражды поддерживалась в течение почти 25 лет, и результатом стало теперешнее плачевное состояние страны"99.

Политические взгляды Морзе остаются неизменно консервативными, он по-прежнему считает рабство полезным институтом. В письме профессору Кристи из Цинциннати ( сентября 1862 г.) он пишет: "Я просто обязан разоблачить обман аболиционизма... Мои аргументы, которые я излагал в прессе, остаются прежними: рабство необходимо для христианизации и цивилизации варварской расы"100. Он не одобряет Прокламацию Линкольна об освобождении рабов, считает, что ее принятие означает нарушение Конституции США.

Несмотря на свои явные симпатии к Югу, Морзе был на стороне тех, кто наиболее пострадал от войны: раненых и пленных. Он оказывает посильную помощь работе Национальной санитарной комиссии, о чем свидетельствует его письмо доктору Беллоузу от 26 февраля 1864 г. На президентских выборах 1864 г. он выступает за кандидатуру от демократов. После поражения Макклелана на выборах он пишет своему брату Ричарду 9 ноября: "Меня не испугает имя медянки и предателя, так щедро расточаемые. Я не боюсь угроз линчевания и т.п." В гражданской войне Севера и Юга телеграфная связь активно использовалась обеими сторонами. К концу войны была закончена прокладка трансконтинентальной телеграфной линии, связавшей Калифорнию с восточным побережьем. В 1865 г. был образован Международный телеграфный союз, установивший общие правила и стандарты в телеграфной индустрии. В 1868 г. была успешно завершена новая попытка прокладки трансатлантического кабеля, удалось починить и первую линию. Таким образом Европа и Америка были теперь надежно обеспечены телеграфной связью103.

В 1866 - 1868 гг. Морзе с женой и четырьмя детьми путешествует по Европе. В этот период он был назначен американским комиссионером на Всемирной промышленной выставке в Париже.

В последние годы жизни Морзе продолжает заниматься благотворительностью. Он оказывал помощь школам, университетам, церкви, библейским обществам и нуждающимся художникам.

В судьбе С. Морзе причудливо переплелись самые разные грани американской национальной идентичности. Несомненно, он своей жизнью воплотил самый известный американский принцип - "человека, сделавшего самого себя" (self-made-man). Еще при жизни в 1871 г. в Центральном парке Нью-Йорка ему была поставлена статуя. Умер он на 81-м году жизни 2 апреля 1872 г.104, будучи очень богатым человеком. Его состояние оценивалось в 500 тыс. долл., что примерно равно современной сумме в 9,7 млн. долл. Как изобретатель он получил признание во всех странах Европы еще при жизни.

Мемориальная доска с его именем украсила дом в Лондоне на Кливленд-стрит, где он жил в 1812 - 1815 гг. В 1858 г. он был избран иностранным членом Королевской шведской академии наук.

"The New York Times" в своем некрологе, опубликованном 3 апреля 1872 г., перечислила все награды, которыми был удостоен Сэмюэль Морзе, самой первой из которых была турецкая золотая медаль от султана Ахмеда I: золотая табакерка от короля Пруссии, а также золотая медаль за научные достижения (1851);

большая золотая медаль за достижения в науках и искусствах от короля Вюртемберга (1852);

большая золотая медаль за достижения в науках и искусствах от императора Австрии (1855);

Morse S.B.F., Morse S.E. Op. cit., p. 15.

Morse S.F.B. His Letters and Journals, v. II, p. 277.

Ibid., p. 282.

Silvernan K. Op. cit., p. 342.

См.: Цвейг С. Первое слово из-за океана. - Собр. соч., т. 3, М., 1963.

Похоронен на Гринвудском кладбище в Бруклине.

http://www.samuelmorse.net.

стр. крест Почетного легиона от императора Франции;

рыцарский крест Ордена Даннеброг от короля Дании (1856);

рыцарский крест командора Ордена Изабеллы Католической от королевы Испании, ордена Башни и Меча от королей Португалии и Италии (1860). Он был почетным членом различных научных и художественных обществ как в самих США, так и за ее пределами. Велика и его посмертная слава. Его именем назван один из кратеров на Луне. В 1975 г. его имя как изобретателя было увековечено в Национальном холле славы в Вашингтоне. В его поместье в Покипси, штат Нью-Йорк, создан мемориальный музей, открытый для посетителей с 1979 г.

В истории США, в памяти американского народа он остался прежде всего как создатель телеграфа, гораздо меньше знают о других сторонах его жизни как художника, политика, бизнесмена и мецената.

стр. АРМИЯ США ВО ВРЕМЯ ИСПАНО-АМЕРИКАНСКОЙ ВОЙНЫ Заглавие статьи года (по донесениям российских дипломатов) Автор(ы) Л. В. БАЙБАКОВА Источник Новая и новейшая история, № 5, 2013, C. 129- Документальные очерки Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 67.9 Kbytes Количество слов Постоянный http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ адрес статьи АРМИЯ США ВО ВРЕМЯ ИСПАНО-АМЕРИКАНСКОЙ ВОЙНЫ 1898 года (по донесениям российских дипломатов), Л. В. БАЙБАКОВА В общественном мнении США с давних пор утвердилось представление о боеспособности американской армии, на счету которой одни победы. Укоренению этого стереотипа в массовом сознании способствовали успешные операции, которые вооруженные силы США вели на протяжении всего XIX в. При этом зачастую не учитывалось, что их победоносный результат объяснялся, с одной стороны, отсутствием сильного противника среди сопредельных государств, отличавшихся более низким уровнем развития, а с другой - ограниченностью самих масштабов вооруженных столкновений.

Убедительным подтверждением стихийно возникшей идеологемы о высокой боеспособности вооруженных сил стала быстротечная испано-американская война 1898 г.

В ходе ее американские войска за 10 недель разгромили армию Испании, которой пришлось отказаться в пользу заокеанского соседа от ряда колоний. С тех пор в массовом сознании окончательно утвердился образ мировой державы, "обладающей сильной армией, готовой в каждую данную минуту поддержать оружием требования правительства Соединенных Штатов". Американцы, восторгаясь "блистательными подвигами" своих воинов, сравнивали "уничтожение эскадры адмирала П. Серверы с Наваринской битвой и осаду Сант-Яго с осадой Севастополя"1. Они на все лады расхваливали полководческий талант военачальников, объявив лучшим из них генерал майора У. Шафтера, командовавшего экспедиционным корпусом на Кубе, а флотоводцем всех времен и народов - коммодора Дж. Дьюи, чья эскадра потопила 1 мая 1898 г.

испанскую армаду в Манильской бухте. Сама же испано-американская война, благодаря образному выражению государственного секретаря Дж. Хэя, вошла в историю под названием "блестящей маленькой войны"2.

Однако перед правящими кругами зарубежных государств, естественно, возникал вопрос об истинном состоянии дел в американской армии, ибо от уровня ее боеготовности зависела в значительной степени выработка стратегии внешнеполитического курса в отношении США. В этой связи особый интерес представляют донесения царских дипломатов из Архива внешней политики Российской империи (АВГГРИ), которые свидетельствуют, что достигнутые американской армией победы не всегда могут считаться показателем высокой боеспособности армии, а скорее свидетельствуют об ином - о слабости противника.

Долгое время внимание отечественных ученых уделялось преимущественно дипломатической истории испано-американской войны и ее международным последствиям3.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.