авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«Содержание СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ УГЛУБЛЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ СТРАН СНГ Автор: Дмитрий Кондратов ...»

-- [ Страница 4 ] --

имитационное развитие), а нахождение собственной, более короткой дороги, может быть, за пределами общепринятого капиталистического строя. Зачем, спрашивают сторонники этой идеи, стремиться к имеющимся образцам капиталистического Запада, когда там сами недовольны своими порядками и хотят перейти к новой па стр. радигме развития, а именно - от индустриального к постиндустриальному обществу. Так, предлагая России, Украине, Беларуси и всем странам СНГ ориентироваться при проведении модернизации не на реальную западную практику, а на основные тенденции, присущие современному цивилизованному развитию, П. Кохно утверждает: "Они должны отказаться от эпигонской концепции "догоняющего развития" и исходить из стратегии "опережающего развития", "опережающего порядка". Их задача - совершить инновационный скачок в постиндустриальное, возможно, принципиально нерыночное хозяйство"1.

В этой связи хотелось бы напомнить, что предпринимавшиеся в мировой истории попытки обогнать ход времени всегда заканчивались крахом. Об этом свидетельствует печальная судьба Парижской коммуны, строительства социализма в феодальной Монголии в обход капитализма, движения к развитому социализму и коммунизму в СССР и других странах мировой социалистической системы. Историческая практика показывает, что развивать экономику (не говоря уже об оригинальной идее перехода к нерыночному хозяйству) невозможно без прохождения экономики через жернова рынка, без установления и вызревания рыночных отношений, приводящих экономику в нормальное, сбалансированное и эффективное состояние.

Несколько в стороне лежит способ догоняющего развития, предлагаемый Л. Евстигнеевой и Р. Евстигнеевым в их докладе "Догоняющее развитие - современная трактовка". Уповая на будущее плодотворное развитие глобализации, они утверждают: "Глобальная экономика все больше проявляет себя как конвергентная экономика, стремящаяся найти эффективное место для национальных рынков в структуре мирового рынка. Собственно говоря, смысл догоняющего развития и состоит в том, чтобы соединить усилия догоняющих и развитых стран и попытаться встроить локальную экономику в процессы интеграции, расширяя масштабы последних"2. И далее: "... По нашему мнению, догоняющее развитие уже не является проблемой национальных рынков, это проблема мирового рынка"3. Заметим, что до сих пор все было наоборот: разрыв между развитыми и неразвитыми странами только увеличивался. Возможно, Кохно Павел. Современная цивилизация: возможные контуры будущего // Общество и экономика. 2011. N 8 - 9.

С. 105.

Евстигнеева Л. И., Евстигнеев Р. Н. Догоняющее развитие - современный взгляд. М.: ИЭ РАН. 2012. С. 6.

Там же.

стр. что удастся когда-нибудь достичь всеобщей идиллии, но сейчас догонять ушедшие вперед страны придется по старинке - усилиями самих догоняющих стран, учитывая при этом, что закона неравномерного развития мира пока еще никто не отменял. Именно этим придется руководствоваться и России, если она захочет покончить с отсталостью и вернуться на передовые позиции.

Хотя наиболее реальная перспектива для ближайшего будущего всего мира выглядит в условиях нынешнего острого долгового кризиса неутешительно, следует иметь в виду, что даже при условии затяжной экономической стагнации, замедления роста и, возможно, некоторого снижения объема ВВП его достигнутый уровень достаточно высок для поддержания нормальных условий жизни населения в европейских и других развитых странах. Если не произойдет очередного резкого спада производства, которого умудренные кризисным опытом власти не должны допустить, то при сохранении имеющихся масштабов мировой хозяйственной деятельности спрос на российское сырье и энергоносители будет не меньше нынешнего. Поэтому опасения, связанные с якобы неизбежным падением мировых цен на нефть, газ и другое сырье, могут реализоваться лишь частично, да и то в течение сравнительно краткого периода всплеска биржевых спекуляций, после чего рынки должны нормализоваться, как это случилось сразу же после прохождения пика нынешнего кризиса. Такой прогноз не снимает, конечно, давно назревшей задачи всестороннего возрождения и модернизации России, выполнение которой в условиях ограниченных возможностей дальнейшего увеличения добычи и экспорта сырья должно подтолкнуть нашу страну к решительной переориентации на выпуск продукции более высокой степени обработки и к созданию подлинно инновационной экономики.

Торгово-экономические связи России со странами ближнего зарубежья, восстановившиеся в основном после спада на пике кризиса, будут практически соответствовать динамике их дальнейшего экономического развития. Можно предположить, что настоятельная необходимость сокращения внешней задолженности должна стимулировать эти страны к активизации сотрудничества с Россией, где они находят обширный рынок сбыта для своих товаров и неограниченные источники получения сырья и материалов для расширения собственного экспортного производства. Российской стороне следует воспользоваться ситуацией для углубления сотрудничества по тем направлениям, которые сулят взаимную выгоду и способствуют преодолению нынешних экономических трудностей. Исходя из безотлагательной необходимости восстановления российской про стр. мышленности и всего реального сектора, необходимо при разработке долгосрочной стратегии экономического развития учитывать имеющийся потенциал и потребности стран ЦВЕ и СНГ и предлагать им конкретные проекты сотрудничества на основе кооперации в области производственной, инновационной и других сфер деятельности.

Исследование места страновой (национальной) экономики в условиях современных процессов глобализации и регионализации с учетом нынешнего мирового финансово экономического кризиса показывает, что в отличие от малых стран, сильно интегрированных в мировое хозяйство и вынужденных связывать выход из кризиса и переход к ускоренному развитию с выздоровлением глобальной экономики, российская экономика в силу своей самодостаточности может и должна идти по пути возрождения и дальнейшего преобразования, опираясь в основном на внутренние источники роста и имеющиеся обширные ресурсы. Этому будет способствовать интенсивная работа по преодолению извечных и текущих проблем, тормозящих наше движение к лучшему будущему. Внешнеэкономическим связям, включая интеграционные процессы, необходимо также уделять постоянное внимание, но они должны рассматриваться в качестве дополнительного инструмента развития и совершенствования народнохозяйственного комплекса. Мобилизация имеющихся сравнительных преимуществ нашей страны позволит обратить во благо даже некоторые присущие ей минусы и устранить объективные и субъективные препятствия на пути ее преобразования в современное сильное, богатое и комфортное для жизни государство.

стр. ИНТЕНСИФИКАЦИЯ ПРОИЗВОДСТВА - НЕОБХОДИМОЕ УСЛОВИЕ Заглавие статьи ПРЕОДОЛЕНИЯ СИСТЕМНОГО АГРАРНОГО КРИЗИСА В РОССИИ Автор(ы) Иван Буздалов Источник Общество и экономика, № 3, Март 2013, C. 105- Место издания Москва, Россия Объем 42.6 Kbytes Количество слов Постоянный http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ адрес статьи ИНТЕНСИФИКАЦИЯ ПРОИЗВОДСТВА - НЕОБХОДИМОЕ УСЛОВИЕ ПРЕОДОЛЕНИЯ СИСТЕМНОГО АГРАРНОГО КРИЗИСА В РОССИИ Автор:

Иван Буздалов Иван Буздалов академик РАСХН главный научный сотрудник Института экономики РАН (e-mail: tamara.buzdalova@yandex.ru) В современных научных исследованиях и проводимой аграрной политике уделяется мало внимания интенсификации сельскохозяйственного производства. Это совершенно неоправданно, поскольку интенсификация должна была бы играть важнейшую роль в преодолении системного аграрного кризиса в России. В статье даются рекомендации по стратегии интенсификации сельского хозяйства в рыночных условиях, повышению экономической эффективности при усилении роли государства в поддержке этого процесса.

Ключевые слова: аграрный кризис, интенсификация, факторы и показатели интенсификации, инновации, модернизация, добавочные вложения, дифференциальная рента, аграрный протекционизм.

Как известно, советская официальная экономическая наука определяла аграрный кризис как состояние "перепроизводства в сельском хозяйстве" капиталистических стран, обусловленное, разумеется, пороками капитализма1. В Росси же, наоборот, существовал постоянный дефицит продовольствия, но это не рассматривалось как кризис, и власть, и сама наука предпочитали говорить о "преимуществах" социалистического сельского хозяйства, замалчивать фактор хронического дефицита сельскохозяйственной продукции.

Но если исходить из действительного понятия экономического кризиса, то именно советское сельское хозяйство, как и вся административно-командная экономическая система социализма, находилось в состоянии непреодолимого кризиса, не справляясь с задачей эффективности использования ресурсов, рационализации пропорций, увеличения отдачи экономики для потребления. Причем признаки аграрного кризиса в той См. Экономическая энциклопедия. Политическая экономия, 1972 г., т. I, с. 24 - 26.

Статья подготовлена по результатам разработки проектов РГНФ N 12 - 02 - 00145а и РФФИ N 13 - 06 - стр. или иной форме иногда даже в большей степени, чем в прошлом, проявляются в настоящее время. Одним из наглядных проявлений нынешнего аграрного кризиса является выпадение из оборота за годы реформ более 40 млн. га посевных площадей и связанный с этим острейший дефицит продуктов питания отечественного производства и, соответственно, сильнейшая зависимость народного потребления от импорта продовольствия. В 2011 г. он достиг 42,5 млрд. долларов, т.е. беспрецедентных (если рассчитывать на душу населения) за всю историю России размеров, на 20% превысивших выручку от реализации собственной продукции сельского хозяйства в закупочных ценах.

Что касается некоторых объемов экспорта, в основном зерна, то это не достижение, афишируемое властями, а подрыв кормовой базы животноводства, как это было в разорительные для страны 30-е годы. А ведь только преобладание в производстве и экспорте аграрной продукции продуктов животноводства может свидетельствовать о сбалансированности аграрной структуры и праве страны называться реальным экспортером продовольствия. В России же доля продукции животноводства за 1990 - гг. упала с 65 до 49%. Это свидетельствует об отсталости сельского хозяйства, экстенсивном характере его ведения. Такая страна как Россия не может базировать удовлетворение потребностей населения в продовольствии на импорте. Это свидетельство ущербности проводимой аграрной и всей экономической политики государства, бесхозяйственности, нарушения требований национальной безопасности.

Представители власти часто утверждают, что Россия может играть очень большую роль в продовольственном обеспечении человечества. Действительно, Россия имеет около 10% мировой продуктивной пашни при 2% населения планеты. Однако в российском сельском хозяйстве сложилось такое положение, что ныне для решения этой задачи нет никаких других условий, кроме земельных ресурсов, для продуктивного использования которых нет достаточных условий. Производственный потенциал отрасли в целом на обширной территории находится в состоянии крайней деградации. Особую тревогу вызывает упадок трудовых ресурсов, снижение его адекватности задачам оздоровления аграрной сферы.

Острота аграрных проблем, трудности их разрешения усугубляются тем, что они отражение общего социально-экономического неблагополучия в государстве.

В деревне нет значимого социального слоя, способного изменить ситуацию. Нет класса хозяев-профессионалов, владеющих современными достижениями науки и техники и располагающих всеми необходимыми для производительного труда материальными и культурно-бытовыми условиями. Наоборот, социально-трудовая сфера села подверглась беспре стр. цедентному распаду. За последние 20 лет с карты страны исчезло около 17 тысяч сельских поселений, а большинство оставшихся обезлюдели. Уровень оплаты труда работников сельского хозяйства, к 1990 году достигший 95% к среднему по экономике, опустился в 2011 г. до 52%. На селе особенно распространена бедность, очень высок уровень употребления алкоголя на душу населения, село доминирует по числу случаев суицида на 1 тыс. человек и т.д. В полуразрушенном состоянии находится социальная и инженерная инфраструктура села. Уровень сельской безработицы почти вдвое превышает городские показатели. При общем сокращении численности сельского населения за тот же период на 5% число детских учреждений сократилось в 2,2 раза, больничных учреждений в 5 раз, участковых больниц в 11 раз и т.д. Село покидают квалифицированные кадры специалистов, молодежь. До 85% выпускников вузов аграрного профиля не идут на работу в сельскую местность. Особую остроту проблеме придает то, что на обширной сельскохозяйственной территории вообще нет жителей и выводить сельское хозяйство из кризиса здесь практически уже некому.

Между тем, в современном мире накоплен богатейший опыт государственной стратегии по созданию гарантирующего от аграрного кризиса "прочного" земледелия. Основой этой стратегии является перевод сельского хозяйства на интенсивный путь его развития с необходимыми общими структурными изменениями в системе АПК. Этому пути сельского развития практически нет альтернативы.

Интенсификация производства, базируясь на общих закономерностях социально экономического прогресса, в сельском хозяйстве имеет существенные особенности, предполагающие особый подход к ее научному анализу, затрагивающему важные аспекты аграрной теории, прежде всего связанные с законом убывающего плодородия почвы, теорией и условиями образования дифференциальной земельной ренты. Причем следует особо учитывать, что научно-технический прогресс, системные технико-технологические преобразования, определяющие движущие силы интенсификации сельскохозяйственного производства, способны негативно влиять на окружающую среду. Это предполагает необходимость сопровождать интенсификацию комплексом мер по обеспечению экологической устойчивости, рационализации природопользования.

Но главным является то, что интенсификация сельского хозяйства включает в себя в качестве одного из определяющих факторов социально-трудовую составляющую.

Профессиональное ее осуществление с наибольшим экономическим эффектом, широкое целенаправленное исполь стр. зование научных разработок, практических достижений требует формировать высокое качество "человеческого фактора", формировать по сути новый тип работника, создавать корпус высококвалифицированных специалистов. Но чтобы иметь и закрепить на селе такие кадры необходимо создавать для них новые условия жизнедеятельности, современную социальную и инженерную инфраструктуру.

Специально оговорим, что интенсификация сельского хозяйства невозможна без решения общих глобальных проблем развития экономики, оздоровления всего "национального организма", прежде всего государства. Опыт всех развитых стран подсказывает, что важные условия использования факторов интенсификации лежат за пределами самого аграрного сектора, касаются общей экономической системы государства.

Очевидно, что успешно решать комплекс названных и связанных с ними других проблем реализации общей стратегии развития сельского хозяйства по пути последовательной интенсификации можно на основе разработки и использования научной методологии, начиная с определения самого понятия сущности, движущих сил, показателей этого сложного, противоречивого процесса. А именно в этом, исходном пункте его исследования до сих пор нет полной ясности. Если в специальной литературе 60 - 70 гг.

XX в. теоретико-методологические аспекты интенсификации являлись предметом острой и далеко не закончившейся дискуссии, то ныне эта тема вообще почти выпала из научных исследований и почти не встречается на страницах научных изданий.

Следует, поэтому, прежде всего напомнить, что интенсификацию производства (от фр.

intensification - напряжение, по В. Далю - усиление) в общем понимании ее сущности было принято рассматривать как "процесс развития общественного производства, основанный на применении более эффективных средств производства и более совершенных форм организации труда и технологических процессов"1. Примерно такое же определение сущности интенсификации производства приводилось и в других научных и энциклопедических изданиях.

Что касается интенсификации сельского хозяйства, то в указанной энциклопедии (с. 39) ее сущность определялась уже совсем иначе - как "процесс роста производства продукции за счет дополнительных, последовательно осуществляемых затрат живого и овеществленного труда (в Экономическая энциклопедия. Политическая экономия. М: Советская энциклопедия, 1975 г., т. I, с. 38.

стр. других источниках - труда и капитала - И. Б.) на единицу "земельной площади". Такое определение обычно "привязывалось" к известной формулировке этого понятия К.

Марксом, как "концентрации капитала на одной и той же земельной площади" и почти аналогичного ленинского определения1. Дальше такого подхода к трактовке понятия интенсификации сельского хозяйства наука того времени не продвинулась, а, учитывая, видимо, то, что истина уже установлена, современная "Экономическая энциклопедия" (издание 1999 г. "Экономика") это понятие вообще не рассматривает.

Между тем, нельзя специфические особенности осуществления этого процесса в сельском хозяйстве, связанные с последующими (добавочными) вложениями на той же земельной площади, рассматривать как его экономическую сущность. Вложения капитала (как добавочные, так и общие) это материальная основа, важный, но один из факторов интенсификации. Главным, определяющим для понимания ее сущности и эффективного практического осуществления являются качественные преобразования всей совокупности факторов производства, включая экономические, социальные, управленческие, и, тем самым, повышение эффективности вложений капитала.

При этом нужно иметь ввиду, что как бы ни отвергался закон убывающего плодородия почвы, концентрация капитала на одной и той же площади на каждом данном этапе развития и качественного состояния производительных сил имеет разумные экономические оптимумы, за пределами которых эффективность добавочных вложений имеет тенденцию к снижению. Эта тенденция, как и ограниченная во времени возможность быстрого качественного преобразования факторов производства, является неопровержимой практической реальностью. Более совершенные или новые сорта растений, породы животных, виды удобрений, техники и т.д. надо создать, экспериментально испытать, обеспечить массовое серийное производство, поставки, а на это, как и на подготовку необходимых специалистов, на овладение ими новых технологий и т.д. часто требуются многие годы. Изменение экономических и вообще общественных отношений, создающие условия для осуществления интенсификации, также требуют времени, определенного переходного периода.

Таким образом, рассматривая сущность интенсификации в тесной взаимосвязи количественной и качественной сторон вложений на едини См. Ленин В. И. ПСС. Изд. 5, т. 27, с. 191 - стр. цу земельной площади труда и средств производства следует подчеркнуть, что главной движущей силой этого процесса являются качественные преобразования во всей системе производственных отношений, в методах хозяйствования, обусловливающие повышение результативности вкладываемого в землю капитала, средств производства и труда. Рост экономического плодородия почвы, как обобщающее выражение этой результативности предполагает определенный объективно обусловленный уровень материально-технического, ресурсного обеспечения в расчете на гектар земельной площади, а этот уровень в сельском хозяйстве страны находится сейчас на недопустимо низкой отметке. Повышение его до необходимого оптимума в настоящее время и в ближайшей перспективе является важнейшим условием реализации всей стратегии развития сельского хозяйства на основе интенсивных факторов экономического роста.

Следование этой стратегии - прямой путь к современной социально-экономической модели устойчивого, антикризисного развития сельского хозяйства и вместе с тем обеспечению прочной продовольственной, а, значит, общей национальной безопасности страны. Это предполагает необходимость особого и неослабного внимания и к научным исследованиям, и к прикладным вопросам интенсификации сельского хозяйства. А такое внимание наблюдается в странах с высокоразвитым аграрным сектором, в значительной мере предопределяющим общее социально-экономическое благополучие в этих странах, в том числе имеющих низкую землеобеспеченность.

В России, несмотря на значительное сокращение пахотных земель (за 1990 - 2011 гг.

почти на 40 млн. га и сельскохозяйственных угодий в целом на 18 млн. га) сохраняется достаточно высокий уровень землеобеспеченности (на одного человека, соответственно, по 0,53 и 1,38 га). Во Франции, например, на каждого жителя страны приходится 0,4 га пашни и всего 0,5 га сельскохозяйственных угодий, т.е. последних в 2,7 раза меньше, чем в России, причем земель далеко не лучшего качества. Однако на основе интенсификации производства за период с 1990 г. объем валовой продукции французского сельского хозяйства неуклонно возрастал (в России он упал почти на 18%) и составляет сейчас в среднем за год 64 млрд. евро (около 2,5 трлн рублей в текущих ценах), а в среднем в расчете на 1 га сельхозугодий больше, чем в России в 6 раз, на душу населения -в 2,6 раза, на занятого в сельском хозяйстве - в 5,8 раза.

стр. Полностью обеспечивая население страны продовольствием, Франция стала вторым в мире экспортером сельскохозяйственной продукции, продавая на внешнем рынке примерно 15% ее валового объема, в т.ч. значительных объемов животноводческой продукции, что и является подтверждением статуса страны как крупной мировой продовольственной державы1.

Германия имеет еще более низкую землеобеспеченность с преобладанием худших по качеству почв, но, реализуя стратегию последовательной интенсификации сельскохозяйственного производства и создавая необходимые для этого социальные условия жизнедеятельности крестьянства, более чем на 90% обеспечивает население продукцией собственного производства при экспорте значительных объемов животноводческой продукции. То же самое наблюдается в Голландии, Швейцарии, многих других странах Запада. Даже Индия и Китай с еще более низкими показателями землеобеспеченности достигли значительного прогресса в интенсификации сельского хозяйства.

Анализ показывает, что процесс интенсификации в названных и многих других странах базируется: 1) на прочных, научных основах, соответствующих методических и аналитических разработках;

2) на оптимизации размеров и структурной сбалансированности капитала, материальных ресурсов в расчете на единицу земельных угодий (эти оптимумы, например, по фондооснащенности в расчете на гектар сельскохозяйственных угодий в 4 - 5 и более раз превосходят российские показатели, по удобрениям - в 10 - 15 раз, достигая 500 - 600 и более кг минеральных удобрений на гектар посевной площади, и т.д.;

3) на стимулирующей процесс интенсификации активной протекционистской аграрной политике и соответствующей системе целенаправленного государственного экономического регулирования и социальной защиты сельских товаропроизводителей и 4) на рыночном механизме, методах хозяйствования и управления в соответствии с принципом: "рынок регулирует - государство корректирует", сообразуясь с критериями экономической эффективности и социальной справедливости.

В СССР в так называемые "застойные" и "перестроечные" годы произошли некоторые позитивные сдвиги в формировании и укреплении Здесь следует напомнить, что таким статусом Россия обладала более 100 лет назад и к настоящему времени, располагая миллионами гектаров уникальных черноземов, практически потеряла этот статус.

стр. материально-технической базы интенсификации сельского хозяйства с одновременной активизацией научных разработок. Курс на интенсификацию отрасли подкреплялся постоянно растущим финансовым и материально-техническим обеспечением со стороны государства, экономическим стимулированием, прежде всего через ценовой механизм, кредитную и налоговую системы. Инвестиции в сельское хозяйство в 1981- 1985 гг. по сравнению с 1966 - 1970 гг. возросли в 2,0, а в целом в АПК в 2,3 раза, их доля в общих инвестициях достигла 33,2%, причем значительная часть капиталовложений приходилась на государственный бюджет. В итоге основные производственные фонды фактически почти на ту же земельную площадь возросли в 3,2 раза, поставки тракторов - почти в раза, грузовых автомобилей - в 3 раза, минеральных удобрений - почти в 7 раз и т.д.

Другое дело, что о проблеме оптимума вложений средств производства, об их рациональной структуре в условиях затратного механизма, присущего господствовавшей административно-командной системе, мало думали или не думали вообще. Поэтому указанные действительно огромные добавочные вложения в форме финансовых средств и материально-технических ресурсов по определению не могли обеспечить адекватной отдачи уже потому, что хозяйствам наряду с нужной техникой в "плановом" порядке навязывалась ненужная, возникали диспропорции между силовыми и рабочими машинами, низким оставалось качество техники и т.д. Если в 1965 г. на 1 рубль основных фондов было получено 1,01 рубля валовой продукции, то в среднем за 1971 - 1975 гг. 0, рубля, в 1981 - 1985 гг. 0,36 рубля.

В 1966 - 1970 гг. прирост валовой продукции к результатам предыдущего пятилетнего периода составил 21%, в 1976 - 1980 гг. только 9%, а за 1981 - 1985 гг. этого роста вообще не было. Резко возросла себестоимость сельскохозяйственной продукции, практически стабилизировался уровень урожайности сельскохозяйственных культур, негативные сдвиги происходили в состоянии и использовании земельных угодий. Иначе говоря, вопреки объявленному курсу на интенсификацию эта отрасль находилась в состоянии очевидной неустойчивости с явными признаками системного кризиса, стагнации, и поддерживалась преимущественно за счет экстенсивных факторов, затратного экономического механизма.

Главное в сущности интенсификации - качественное преобразование факторов производства - рассматривалось как дополнение к этому коли стр. чественному увеличению, тем более в реальной политике государства проблемы повышения качества и эффективности, хотя и декларировались, но на деле находились на заднем плане или вообще не принимались во внимание, т.к. любые выдвигаемые цели если и достигались, то любой ценой, масштабным ресурсорасточительством. Причем в "раскрытии" сущности интенсификации акценты делались не на изучении глубинных взаимосвязей и движущих сил этого сложного воспроизводственного процесса, его обусловленности общими объективными закономерностями экономического развития, а на выявлении якобы "принципиальных" различий интенсификации при капитализме и социализме. "Доказывалось", что в первом случае концентрация (или "увеличение размеров") капитала на той же земельной площади ведет "к обострению социально экономических противоречий, разорению мелких и средних хозяйств", иначе говоря, к "росту капитализма"1, а во втором - "открывает большие возможности для "сознательного стимулирования производства в интересах всего общества" Все это ныне выглядит наивно, но такова была в то время наука и адекватная ей экономическая политика и хозяйственная практика. Регулирующая и стимулирующая роль рыночных отношений, стоимостных категорий в осуществлении интенсификации, повышении ее экономической эффективности этой наукой и, соответственно, экономической политикой, существовавшей практикой "планового ведения хозяйства" категорически отвергалась.

Негативное отношение к таким научным и практическим аспектам осуществления интенсификации с необходимыми методологическими обоснованиями и доказательствами было изложено мною в монографии "Экономическая эффективность интенсификации сельскохозяйственного производства" (М.: "Колос", 1966 г.). Подход к изучению интенсификации как "общего явления всех цивилизованных стран", подчиненного общим объективным закономерностям экономического развития, естественно, встретил шквал "разоблачительной" критики. В книге не принижалась роль концентрации капитала на той же земельной площади как фактора и материальной базы интенсификации. Акценты делались на оптимизацию, рационализацию структуры, повышение качества веществен См. Ленин В. И. ПСС. Изд. 5, т. 27, с. 156. 2 Экономическая энциклопедия. Политическая экономия. М.:

Советская энциклопедия, 1975 г., т. 2, с. 41.

стр. ных элементов этого капитала, а главное, на необходимости использования в качестве фактора интенсификации, повышения ее эффективности механизма рыночных отношений, на замене им ресурсорасточительного затратного механизма, присущего административно-командной системе. Соответствующие обоснования "Экономической газетой", другими изданиями характеризовались как "кабинетные домыслы", как непонимание сущности и преимуществ "социалистической" интенсификации.

Сейчас страсти поутихли, и прежние идеологические рамки не мешают исследованиям.

Многие прежние критики "отщепенцев-рыночников" сейчас признали эту реальность и сами (во всяком случае, на словах) не отвергают рыночную экономику. Но это не означает, что стали ненужными новые исследования по теме интенсификации сельского хозяйства. Рыночный механизм, тем более при нынешнем его несовершенстве и перекосах, нуждается в серьезных корректировках и упорядочении.

Дело в том, что многие пороки прежней административно-командной системы в своеобразных формах трансформировались, но сохранились в структуре нынешней власти, применяющей тот же "административный" ресурс. "Плановые" ценовые диспропорции сменились запредельным диспартитетом цен. Государственная монополия трансформировалась в монополизм партнеров сельского хозяйства по АПК и чиновничий произвол. Стиль и методы работы нынешних глав районов и субъектов федерации мало чем отличаются от "руководящей" роли прежних парткомов во главе с первыми секретарями. Волевые решения прочно закрепились в структурах государственного управления на всех его иерархических уровнях.

Власти, например, провозгласили курс на инновационное развитие, на модернизацию экономики и ее отраслей, не осуществив, однако, необходимых для этого изменений в экономической политике, системе государственного регулирования, в стиле и методах хозяйственного управления, в выборе приоритетов использования имеющихся ресурсов и т.д.

Продуманная стратегия интенсификации практически отсутствует, равно как нет и необходимого ее ресурсного обеспечения, прежде всего для поддержания и повышения экономического плодородия почвы, урожайности полей. Если в прежней "плановой" советской системе огромное количество минеральных удобрений терялось, оказывалось брошенным на окраинах полей, портилось под открытым небом, но фиксировалось в отчетах как "выполнение плана" внесения их в почву, то теперь часто по стр. ля вообще не удобряются, и почвенное плодородие продолжает стремительно падать. За последние годы вынос питательных веществ из почвы в 3 раза превысил их возврат. И это в условиях, когда за те же годы производство минеральных удобрений в стране даже возросло (с 16 до 18,8 млн. тонн) и при сокращении посевной площади на 35% в расчете на гектар их дозы должны были возрасти почти в 1,6 раза.

В действительности эти дозы сократились в 2,2 раза (с 88 до 38 кг), т.к. более 80% минеральных удобрений экспортируется. Одновременно в связи с провалом в развитии животноводства сократилось внесение органических удобрений (в расчете на 1 га посева в 3,2 раза). Сейчас на 55% посевных площадей минеральные удобрения вообще не вносятся, а органические - на 93% этих площадей. За те же годы в 9 раз сократилось применение химических средств защиты растений. На 75% посевных площадей нарушены севообороты.

В результате всего этого урожайность основных культур, как и выход продукции растениеводства в расчете на гектар земельных угодий в сопоставимых ценах фактически остался на том же уровне и поддерживается за счет истощения естественного почвенного плодородия. Если за 1990 - 2010 гг. урожайность зерновых в стране почти не сдвинулась с отметки около 20 ц/га, во Франции, Германии, США, Англии она возросла на 15 - 20 ц/га и превысила 70 ц/га.

За те же годы на 17% сократился общий выход продукции с 1 га сельскохозяйственных угодий, в т.ч. продукции животноводства более чем на 1/3. Все это свидетельствует о явной тенденции к снижению уровня интенсификации, что подтверждается негативной динамикой технического оснащения сельского хозяйства, обусловленного кризисным состоянием сельскохозяйственного машиностроения, других отраслей АПК. Если в г. в стране производилось 214 тыс. тракторов, то в 2011 г. -почти в 10 раз меньше, зерноуборочных комбайнов - в 11, льноуборочных-в 13 раз и т.д.

Правда, за те же годы хозяйства приобретали все больше зарубежной техники. Однако вследствие провала в отечественном сельхозмашиностроении произошло общее значительное сокращение используемых ими основных видов техники. За тот же период количество тракторов уменьшилось в 4,2 раза, зерноуборочных комбайнов - почти в 5 раз, кормоуборочных комбайнов - в 9 раз. Это привело к существенному увеличению нагрузки на каждую машину, следовательно, снижению технологических возможностей производства. Нагрузка пашни на 1 трактор возросла с стр. до 230 га, посевов на 1 зерноуборочный комбайн, соответственно, со 152 до 327 га при расчетной нормативной нагрузке на 1 трактор 73 га, на зерноуборочный комбайн 244 га.

Для сравнения: нагрузка на 1 трактор в США составляет 37 га, на 1 зерноуборочный комбайн - 50 га, соответственно, в Англии - 13 и 77 га, Франции - 16 и 50 га, Германии 12 и 53 га. В России в 9 раз возросла нагрузка посевов кукурузы в расчете на кукурузоуборочный комбайн, на картофелеуборочный комбайн - в 1,5 раза, на свеклоуборочную машину - в 3,5 раза. Энергетические мощности на 100 га посевной площади сократились с 364 л.с. до 227 л.с. Низким остается качество техники отечественного производства, степень ее износа возросла за тот же период в 2 раза, а коэффициент обновления снизился в 2,1 раза. Все это свидетельствует о деградации технико-технологического уровня производства, тогда как интенсификация предполагает его повышение, качественное преобразование.

Те же негативные тенденции к снижению показателей интенсификации наблюдаются в животноводстве, о чем прежде всего свидетельствует сокращение поголовья скота на единицу земельной площади. За 1990- 2011 гг. площади сельскохозяйственных угодий в стране сократились на 9% (с 214 до 196 тыс. га), а поголовье крупного рогатого скота почти в 3 раза (с 57 до 20,1 млн. голов), соответственно, свиней - в 2,1 раза, овец и коз - в 2,7 раза, птицы - на 20%. Положительной была в этот период динамика продуктивности скота и птицы, но в целом в расчете на гектар сельскохозяйственных угодий производство продукции животноводства упало почти в 1,3 раза.

Общую оценку состояния процесса интенсификации сельского хозяйства дает динамика соотношения затрат и результатов на единицу земельной площади. Анализ показывает, что опосредование движения соответствующих показателей рыночным механизмом при всем его несовершенстве позволяет выявить некоторые позитивные, но противоречивые тенденции, которые стали проявляться в последний десятилетний период. За 2000 - гг. практически на ту же площадь сельскохозяйственных угодий некоторый рост валовой продукции сельского хозяйства в сопоставимых оценках происходил при снижении или стабилизации фондооснащенности отрасли. Поэтому не наблюдалось такого падения фондоотдачи, как это происходило в условиях дореформенного затратного экономического механизма.

При оценке валовой продукции в текущих ценах и основных фондов по полной учетной стоимости за тот же период наблюдалось существенное повышение фондоотдачи. Если в 2000 г. на 1 рубль основных фондов стр. производилось 61 коп. валовой продукции, то в 2011 г. - 95 коп. Однако этими показателями, рассчитанными при крайнем износе основных фондов, истощении почвенного плодородия не стоит обольщаться. Происходит "закономерное" при таких изменениях и сложившихся методах хозяйствования и управления, перекосах в рыночном механизме неизбежное снижение выхода продукции на единицу совокупных затрат в фактических рыночных ценах и, соответственно, рост себестоимости основных видов продукции. Все это, соответственно, сказывается на уровне и динамике рентабельности В 2000 г. без учета субсидий она составляла 2,4%, в 2005 г. - 2,1%, а в среднем за 2009 - гг. сельское хозяйство имело убыточность в 1,5%, тогда как в 1990 г. полученная прибыль в сельском хозяйстве обеспечивала 37% рентабельности. Это является прямым следствием дезорганизующего весь процесс интенсификации сельского хозяйства диспаритета цен на продукцию отрасли и используемые в ней промышленные средства производства, что, в свою очередь, следует рассматривать и как прямое следствие отсутствия действенного государственного экономического регулирования развития сельского хозяйства.

Об этом свидетельствуют и данные как о скудных источниках собственных накоплений СХО для добавочных вложений в повышение уровня интенсификации, так и о доле села в общих инвестициях в народное хозяйство. Если в 1990 г. эта доля составляла 16%, то в 2011 г. она снизилась до 3%.

В дореформенный период значительная часть инвестиций в сельское хозяйство обеспечивалась за счет государственного бюджета. Сейчас она не превышает 1%.

Существенными (на сумму 150 млрд. рублей за 2000 - 2011 гг.) являются общие абсолютные суммы прироста инвестиций, но они крайне малы для осуществления интенсификации с точки зрения объявленной властями модернизационной стратегии и инновационного развития сельского хозяйства (около 1 тыс рублей на 1 га сельскохозяйственных угодий и 2,5 тыс рублей на 1 га пашни). Это на порядок ниже, чем соответствующие вложения на текущее поддержание достигнутого высокого, оптимизированного по параметрам, уровня интенсификации сельскохозяйственного производства в целом ряде западных стран - членов ВТО, и такая поддержка, видимо, разрешена правилами этой организации.

Связанное с фактической убыточностью сельского хозяйства (а при сопоставимой оценке оплаты труда в отрасли эта убыточность составляет около 15%) практическое почти полное отсутствие необходимой финансовой базы осуществления последовательной интенсификации сельскохозяйственного производства объясняется главным образом тем, что долж стр. ным образом не задействованы макроэкономические факторы и система ее государственного экономического регулирования и бюджетной поддержки.

Все развитые страны Запада наглядно демонстрируют, что прогресс в движении по пути интенсификации сельского хозяйства достигнут в рамках общей стратегии его приоритетной протекционистской поддержки. Этой стратегии практически нет альтернативы и, по утверждению президента РФ В. Путина в статье "О наших экономических задачах", и Россия должна в этой области использовать "опыт всех этих стран". К сожалению, на практике все сводится к полумерам или общим намерениям.

Помимо вышеназванных стран поучительные уроки опыта государственной поддержки процесса интенсификации дают и многие другие, в частности, Швейцария. Не имеющая особых запасов ни нефти, ни газа, ни других сырьевых ресурсов и имея крайне низкую (по сравнению с Россией - в 5 раз) землеобеспеченность в расчете на 1 жителя эта страна достигала своего благополучия на основе последовательной интенсификации сельского хозяйства, создания необходимых для этого условий труда и жизни крестьянства. Ныне 4% занятых в сельскохозяйственном производстве, располагающие современной материально-технической базой и необходимым социальным обустройством, обеспечивают надежную продовольственную безопасность государства.

Примечательно, что базовое значение сельского хозяйства в экономике и жизни общества и вытекающая из этого необходимость его приоритетного развития зафиксировано в специальной статье Конституции страны и неукоснительно реализуется в аграрной и государственной экономической политике в целом.

Могут сказать, что необходимые для такого перевода на интенсивный путь развития ресурсы лучше направить на вовлечение в оборот заброшенных в годы реформ 40 млн. га пахотных земель, на что ориентирует и Доктрина продовольственной безопасности страны. Но, во-первых, это потребует более значительных затрат, т.к. на большей части этих земель уже нет никаких признаков жизни и их, часто заросших кустарником и мелколесьем, нужно вновь осваивать, как когда-то целинные и залежные земли, создавать необходимую инфраструктуру, строить жилье, дороги и т.д. Во-вторых, на оставшихся в обработке 80 млн. га пахотных и 196 млн. га всех сельскохозяйственных угодий с меньшими затратами Ведомости, 30.01.2012 г.

стр. можно в 1,5 - 2,0 раза увеличить производство продукции отрасли. В перспективе, по мере оптимизации размеров и структуры материально-технической базы интенсификации, комплексного качественного преобразования всех факторов производства такой же или даже больший объем продукции можно будет получить и с меньшей общей площади сельскохозяйственных земель. Не случайно при насыщении агропродовольственного рынка в мировой практике применяются меры и стимулы по сокращению посевных площадей.

Экономически обоснованные оптимумы капитала, необходимых финансовых средств, конкретных видов производственных ресурсов в расчете на гектар земли или голову скота в зависимости от специализации, отраслевой структуры, других условий будут существенно меняться. Здесь необходимы специальные методические разработки и аналитические расчеты. Однако общими ориентирами определения необходимых нормативов могут быть показатели из зарубежной практики, близкого к ней опыта отдельных успешных в осуществлении интенсификации сельского хозяйства отечественных производителей. Причем в одних случаях средства целесообразно направлять преимущественно в эффективное производство соответствующей группы хозяйств, а в других, особенно в сельской глубинке, в создание необходимых социальных предпосылок ее осуществления, строительство дорог, жилья, инженерной инфраструктуры и т.д.

Примерные, основанные на экстраполяции указанных нормативов расчеты показывают, что для удвоения продукции сельского хозяйства на используемых в настоящее время сельскохозяйственных угодьях общий размер производственно-технического потенциала в целом надо увеличить примерно в 3,0 - 3,5 раза (по отдельным элементам, видам техники, удобрений и т.д. - в 4 - 5 и более раз). Текущие материальные затраты при этом возрастут в два с лишним раза при сокращении затрат живого труда на 35 - 40%. Общий среднегодовой объем финансовых средств для соответствующих преобразований материальной базы интенсификации с соответствующей социальной инфраструктурой исчисляется суммой в 500 - 550 млрд. рублей.

Собственных финансовых средств для таких вложений (при нынешнем ценовом диспаритете и фактическом уровне аграрных цен) сельское хозяйство, за исключением небольшой группы СХО, как правило, получающих рентные доходы, не имеет. При сложившейся деградированной социальной сфере села, а также практически вдвое заниженном уровне стр. оплаты труда работников сельского хозяйства, последние не имеют необходимых высоких стимулов активной производственной деятельности. В условиях повышенного риска, связанного с действием стихийных сил природы и бедственным финансово экономическим состоянием сельского хозяйства, рассчитывать на частные инвестиции в отрасль не приходится. Поэтому основными источниками необходимых для осуществления последовательной интенсификации средств, если не полностью, то в основном являются федеральный бюджет и в какой-то мере региональные бюджеты.

При соблюдении правильных, социально справедливых пропорций распределения национального дохода и сбалансированной ценовой системе, обеспечивающей объективно необходимый уровень рентабельности сельского хозяйства (по имеющимся, неоднократно публиковавшимся расчетам на уровне примерно 25% с включением в издержки сопоставимой со средней по экономике оплаты труда), отрасль могла бы иметь достаточные для таких вложений собственные источники. Но в стране продолжает действовать в корне подрывающая экономические основы интенсификации производства и всего процесса сельского развития пресловутая "перекачка" созданного крестьянским трудом национального дохода, в т.ч. изъятия из отрасли всей прибавочной стоимости и примерно половины общественно-необходимого уровня оплаты труда.

По имеющимся расчетам структуры стоимости товарной продукции сельского хозяйства за 2009 - 2011 гг. в розничных ценах, среднегодовой объем этой перекачки в пользу субъектов монопольного окружения отрасли, включая государство, составляет 1,3 трлн рублей (40 млрд. долларов), тогда как возвращается в село 1/10 часть (4,3 млрд. долларов).

Но и из мизерной суммы дохода около 60% (80 млрд. рублей) через фискальное налогообложение государство забирает назад.

Власть, считающая сельское хозяйство "черной дырой" и смирившаяся с унизительным для России масштабным импортом продовольствия (в 2011 г. на сумму 42,5 млрд.

долларов), аргументирует такую антикрестьянскую политику нехваткой бюджетных средств. На телевизионной пресс-конференции 20 декабря 2012 г. президент РФ В. Путин прямо не высказал своего отношения к такой аргументации, но заявил, что сейчас принятый бюджет не позволяет ежегодно выделить для села даже "разрешенные" соглашением с ВТО 9 млрд. долларов (примерно 280 млрд. рублей).

Однако препятствуют получать сельскому хозяйству свою, заработанную тяжелым крестьянским трудом долю национального дохода те представители власти, которые не считаются ни с собственными декларациями о приоритете сельского развития, ни с необходимостью обеспече стр. ния приоритетных направлений социально-экономического развития страны вообще.

Сложилось поистине "любительское" отношение властей к выбору этих приоритетов.

Откуда, например, следует, что "вложения капитала" на международные спортивные игры 2014г. и чемпионат по футболу 2018г. (превышающие, по некоторым оценкам, 10% доходной части федерального бюджета страны в 2012 г.) приоритетнее затрат на поддержку сельского хозяйства (в размере 1,4% от этого бюджета)? Где здесь экономическая целесообразность и социальная справедливость, и вообще элементарный здравый смысл? Очевидными субъективными соображениями и пристрастиями продиктованы и некоторые другие приоритеты, в частности, астрономические суммы на военные цели, космос и т.д., где многие миллиарды народных средств действительно исчезают как в черной дыре. Так что дело не в "узких" рамках бюджета, а в явных изъянах, перекосах, очевидных признаках субъективизма аграрной и общей экономической политики государства.

Ограниченность любых ресурсов на земле - объективная мировая реальность. Отсюда стратегическая задача их эффективного, социально справедливого распределения и использования. Но приоритетное развитие сельского хозяйства это тоже глобальная мировая реальность, предполагающая объективную общественную необходимость обеспечения активной государственной поддержки отрасли, в первую очередь, через поддержку аграрных цен. Размеры этой поддержки в рамках других ограничений во многих зарубежных странах - членах ВТО, где не хуже понимают значение обороны, спорта и т.д., но знают и соблюдают в расстановке приоритетов разумную меру, достигают двух и более тысяч долларов в расчете на гектар земельных угодий против 25 30 долларов в России и примерно 50 долларов, разрешенных России в результате 18 лет переговоров о вступлении в ВТО.

В этом отношении помимо названных выше крупных и малых стран поучительным примером выбора приоритетов для нас является Китай. При площади пахотных земель в 121 млн. га, т.е. в 1,5 раза больше, чем в России, поддержка сельского хозяйства в последние годы в расчете на гектар этих земель в 15 - 20 раз превышает российские показатели. Китайская стратегия рыночного реформирования продемонстрировала целесообразность государственной поддержки и на ее основе быстрого повышения уровня интенсификации аграрного производства. России нельзя, при невиданных ранее потоках в страну нефтегазовых долларов, не использовать для такой интенсификации имеющиеся реальные возможности.

стр. ИНСАЙДЕРСКИЙ КОНТРОЛЬ НАД ГОСУДАРСТВЕННЫМИ Заглавие статьи КОРПОРАЦИЯМИ И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ Автор(ы) Александр Соколов Источник Общество и экономика, № 3, Март 2013, C. 122- Место издания Москва, Россия Объем 33.4 Kbytes Количество слов Постоянный http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ адрес статьи ИНСАЙДЕРСКИЙ КОНТРОЛЬ НАД ГОСУДАРСТВЕННЫМИ КОРПОРАЦИЯМИ И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ Автор: Александр Соколов Александр Соколов (Центральный экономико-математический институт РАН) (e-mail: sokol993@gmail.com) В статье рассматриваются особенности образования госкорпораций, их правовые основы, преимущества и недостатки, дается оценка качеству государственного контроля за их деятельностью. Анализ ведется на основе модели неформального, инсайдерского контроля над активами со стороны рентоориентированных государственных чиновников и управленцев. Вскрывается механизм частного присвоения инсайдерской ренты, то есть доходов, извлекаемых из финансовых потоков госкорпораций крупными инсайдерами, предлагаются показатели оценки масштабов изымаемых средств. Описываются основные негативные последствия систематического вывода части активов, в первую очередь ущерб для инвестиционных стратегий госкорпораций.

Ключевые слова: рентоориентированное поведение, государственные корпорации, инсайдерский контроль, инсайдерская рента, инвестиции.

В связи с улучшением внешнеэкономической ситуации, в первую очередь благодаря росту цен на нефть, у российского государства появились значительные ресурсы, которые могли быть использованы для реализации масштабных экономических задач.


Российское общество, тоскующее по нормальному развитию хозяйства, наведению порядка и установлению справедливости, формирует запрос на то, чтобы руководство страны занималось активной организацией решения народнохозяйственных проблем. Однако государственная бюрократия, никак не отвечающая за результаты своей деятельности перед народом, в ответ на запрос уверенного развития лишь имитирует его. Ярким примером является создание государственных корпораций, на которые возлагались большие надежды. Но масштабы злоупотреблений, махинаций и вывода средств из этих структур оказались настолько значительными, что, не успев просуществовать и двух лет, госкорпорации были признаны высшим руководством неэффективными и бесперспективными1.

Генеральная прокуратура и Контрольное управление представили Президенту результаты проверки госкорпораций // Президент России. - 10.11.2009. - URL: http://www.kremlin.ru/news/5965 (дата обращения 06.12.2012).

стр. Особенности функционирования государственных корпораций.

Некоторые экономисты отмечают, что для современного этапа управления народным хозяйством России характерны волны приватизации и "квазинационализации"1. Так, по инициативе В. Пугина с 2007 года начали активно образовываться государственные корпорации.

Законом государственная корпорация (ГК) определяется как не имеющая членства некоммерческая организация, учрежденная РФ на основе имущественного взноса и созданная для осуществления социальных, управленческих или иных общественно полезных функций. Среди 7 государственных корпораций могут быть выделены корпорации-фонды ("Внешэкономбанк" и "Роснано", позже преобразованная в ОАО), промышленные корпорации ("Росатом", "Ростехнологии") и дирекции по реализации программ ("Олимпстрой", "ФСР ЖКХ", "Агентство по страхованию вкладов").

Госкорпорации получили сверхпривилегированные условия функционирования, особый правовой статус, широкий набор полномочий, значительные объемы государственного имущества и средств бюджета. Их создание преподносилось как панацея от всевозможных бед российской экономики. Так, глава ГК "Ростехнологии" С. Чемезов заявлял: "Уже найден рецепт преодоления застоя - это создание в наиболее важных секторах экономики государственных корпораций"2.

Сторонники создания госкорпораций отмечали следующие преимущества подобных структур: 1) ГК способна осуществлять важные для общества функции на бесприбыльной основе;

2) ГК способна воздействовать на рыночную стихию более эффективно, нежели механизмы косвенного регулирования;

3) небольшие разрозненные предприятия вряд ли способны успешно конкурировать с мировыми промышленными гигантами. Однако целый ряд условий функционирования ГК свел на нет декларируемые преимущества: 1) ГК России действуют в рамках модели периферийного капитализма, а значит, будут тяготеть к тому, чтобы обслуживать интересы транснационального капитала и компрадорской элиты;

2) так как в России отсутствует система общегосударственного планирования, то это создает дополнительные условия бесцельной растраты ресурсов;

3) бюджетные средства для госкорпораций - бесплатный ресурс, который в условиях низкого уровня контроля обречен расходоваться неэффективно;

4) ГК выведены из-под полноценного контроля;

5) отсутствие четких критериев оценки результатов деятельности ГК;

6) отсутствие Устюжанина Е. В., Евсюков С. Г., Петров А. Г. Состояние и перспективы развития корпоративного сектора российской экономики / Препринт - М.: ЦЭМИ РАН, 2010.

Госкорпорация экономического будущего // Оборонпром. - 27.09.2007. URL:

http://www.oboronprom.ru/news/goskorporatsiya-ekonomicheskogo-budushchego (дата обращения 06.12.2012).

стр. механизмов ответственности за невыполнение программ развития;

7) бюрократизация управления и рост транзакционных издержек;

8) неформальные взаимоотношения топ менеджмента ГК с коррумпированной бюрократией, а также практика назначения на должности по принципу личной лояльности еще больше увеличивают риски оппортунизма.

Опыт функционирования подобных структур в развитых странах говорит о гораздо более жестком контроле со стороны заинтересованных сторон, государства и общества. В России контроль за деятельностью ГК со стороны государства сведен к минимуму, а со стороны общества -просто к нулю. Органы власти не вправе вмешиваться в деятельность корпораций. Даже на депутатские запросы ГК отвечать не обязана, а все инициативы коммунистов внести поправки в законодательство и заставить их хоть как-то отчитываться перед Думой были отклонены большинством голосов партии "Единая Россия". Фактически только правительство и президент имеют реальную возможность влиять на деятельность ГК.

Проверка госкорпораций Генпрокуратурой выявила, по сути, фиктивную работу их наблюдательных советов. Несмотря на поставленные задачи контроля деятельности ГК, их деятельность была сведена к формальному утверждению решений, принимаемых правлением и гендиректором, причем порой даже путм заочного голосования без присутствия членов. Такая безответственность и бесконтрольность заложили благоприятные основания для рентоориентированного поведения и коррупции на весьма высоком уровне.

Эксперты комитета по промышленной политики Совета Федерации отмечают, что государственные корпорации имеют много схожих черт с феодальной системой кормления и являются маргинальными даже для стран третьего мира. "Форма государственной корпорации является радикальным переводом государственной собственности в негосударственный сектор при минимальных финансовых выгодах для государства и при повышенном риске бесконтрольного использования и увода активов". По сути, происходит создание новой бюрократии, зарабатывающей на эксплуатации властных полномочий.

Инсайдерский контроль в государственных корпорациях. Под термином инсайдеры в корпоративном управлении понимаются такие заинтересованные в деятельности корпорации лица, которые во многом за счет своего неформального положения и внеэкономического принужде Доклад "Государственные корпорации в современной России" // Экспертный Совет при комитете ССФ РФ по промышленной политике. - 2008. - 32 с. - http://prompolit.ra/files/289856/public_corporation.doc стр. ния влияют на корпоративные решения, полностью или частично контролируют финансовые потоки и стремятся изымать их часть в виде ренты. Инсайдерская рента сочетает в себе признаки феодального дохода, поскольку изымается за счет внеэкономического принуждения и не предполагает принесение общественной пользы. Р.

Дзарасовым и Д. Новоженовым доказывается, что инсайдерская модель корпоративного управления стала типичной в практике российского крупного бизнеса1. Исследования автора настоящей статьи показывают, что деятельность госкорпораций также оказалась в значительной степени подвержена негативному воздействию инсайдерского контроля.

Согласно первой гипотезе исследования, колоссальные финансовые потоки и активы, переданные государственным корпорациям, на фоне безответственности, непрозрачности и бесконтрольности неизбежно становятся привлекательными для извлечения выгоды инсайдерами. И действительно, привилегированное положение госкорпорацией и их топ менеджмента подтвердились по всем рассмотренным организациям.

Вторая гипотеза исследования заключалась в том, что в государственных корпорациях присутствуют внутренние и внешние элементы инфраструктуры неформального контроля.

Под инфраструктурой инсайдерского контроля (ИИК) понимается система взаимосвязанных формальных и неформальных институтов, позволяющих доминирующим собственникам господствовать над активами и финансовыми потоками корпорации и извлекать из этого доход2. Инфраструктура контроля в государственных корпорациях включает как внутренние, так и внешние элементы (см. рис. 1).

Централизация принятия решений и продвижение "своей" команды управленцев и даже родственников на ключевые посты в какой-то мере гарантирует, что финансы не будут уводиться без ведома доминирующих инсайдеров. Неформальные связи с чиновниками и "административный ресурс" помогают инсайдерам получать необходимую политическую, информационную и силовую поддержку, оказывать давление на контрагентов, защищаться от внешних посягательств. Инсайдеры предпочитают скрывать свое доминирующее положение и теневые доходы за сложной многоуровневой цепочкой офшорных и фиктивных фирм. Десятки и сотни миллионов долларов тратятся на пиар и создание фиктивной картинки благополучия, небывалых успехов и перспектив развития, высоко Дзарасов Р. С, Новоженов Д. В. Крупный бизнес и накопление капитала в современной России. Изд. 2-е. М:

Книжный дом "ЛИБРОКОМ", 2009.

Дзарасов Р. С. Механизм накопления капитала и инвестиционные стратегии российских корпораций // Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора экономических наук. Москва. 2009. - URL:

http://www.econ.msu.rU/cmt2/lib/a/1568/file/Dzarasov.pdf (дата обращения 06.12.2012).

стр. го профессионализма менеджеров и, конечно же, на замалчивание любой критической информации. Аудиторские фирмы, в свою очередь, прикрашивают финансовую отчетность. С помощью подобных манипуляций скрывается некомпетентность и безответственность инсайдеров в руководстве госкорпораций и их махинации.

Рис. 1. Инфраструктура инсайдерского контроля (ИИК) в государственных корпорациях Практически все отмеченные выше элементы ИИК были обнаружены в изученных автором государственных корпорациях "Росатом", "Олимпстрой", "Роснано" и "Ростехнологии". Разумеется, элементы ИИК являются весьма дорогостоящими, и на их поддержание затрачиваются существенные средства, которые могли бы пойти на инвестиции. Так как положение инсайдеров во многом неформальное, то его нельзя закрепить юридически, но всегда можно оспорить. Это обусловливает нестабильность ИИК и снижение временной ориентации инсайдеров.


Поэтому третья гипотеза исследования также нашла свое подтверждение. Она заключалась в том, что инсайдерский контроль в ГК приво стр. дит к извлечению ренты, для чего используются различные механизмы:

1) необоснованно высокие зарплаты, бонусы и привилегии менеджмента;

2) чрезмерные непрофильные расходы;

3) за счет сверхэксплуатации рабочих;

4) злоупотребления в сфере проведения торгов;

5) использование офшорных схем;

6) взятки и откаты;

7) сделки с аффилированными лицами;

8) осуществление фиктивных сделок;

9) с помощью внутрифирменного ценообразования;

10) необоснованный аутсорсинг и др.

Наличие подобных схем и факты вывода ренты были подтверждены не только автором в ходе анализа их деятельности, многочисленными примерами из СМИ, но и на официальном уровне в результате проверки деятельности госкорпораций Генпрокуратурой1. Часто рента выводится при помощи комбинаций различных схем. Так, высокопоставленный менеджер ГК "АСВ" предпринял попытку осуществить мошенническую схему получения в собственность более 50 объектов историко культурного наследия в центре столицы при помощи подставных фирм-"пустышек", нескольких офшорных фирм, преднамеренного банкротства банка, неправомерного обременения предприятий кредитами под фиктивные поручительства и незаконного распоряжения имуществом этих организаций2. Так как изъятие ренты часто связано с не поощряемыми законом методами, то инсайдерам требуется "отмывание" рентных доходов. Помимо отдельного изъятия средств, в госкорпорациях выстраивается целая система потоков ренты. Суть ее в том, что "крупный" инсайдер не борется с оппортунизмом подчиненных, а наоборот, позволяет и даже поощряет их изымать ренту из финансовых потоков, однако при строгом соблюдении правила и порядка перечисления доли ренты вышестоящему инсайдеру. Наличием общих интересов наживы объясняется забота руководства ГК о своих подчиненных-мошенниках и "отмазывание" их от уголовного преследования. Так, после внесения залога заместитель председателя ГК "ВЭБ" А. Балло, обвинявшийся в попытке хищения и вывода в офшоры $14 млн, был освобожден из-под стражи и даже спокойно продолжил работать в госкорпорации "ВЭБ"3.

Последствия инсайдерского контроля и изъятия ренты. Подтвердилась также и четвертая гипотеза: изъятие ренты ведет к подрыву спроса и предложения инвестиций, в частности к отмене реализации ин Генеральная прокуратура и Контрольное управление представили Президенту результаты проверки госкорпораций // Президент России. - 10.11.2009. URL: http://www.kremlin.ru/news/5965 (дата обращения 06.12.2012).

Киселева Е., Рубникович О. Агенты по хищению вкладов // Коммерсантъ. - N 171 (4956). -13.09.2012.

Трифонов В. Владимир Дмитриев своей подписью канализировал откат в офшор // Руспрес. - 06.03.2012. -URL:

http://rospres.com/specserv/9922/ (дата обращения 06.12.2012).

стр. вестиционных проектов;

завышению реальных капитальных затрат по сравнению с изначально запланированными и средними по группе аналогов;

увеличению сроков реализации проекта и сроков окупаемости;

снижению рентабельности. Это явление отражено на рис. 2.

Рис. 2. Инвестиционная функция российских госкорпораций в условиях инсайдерского контроля и изъятия инсайдерской ренты Кривая Sf ГК отражает функцию предложения инвестиционных фондов. Кривая Df ГК отражает функцию спроса на инвестиционные фонды. Так как часть фондов изымается в виде ренты инсайдеров (A1B1), то очевидно, в случае отсутствия инсайдерского контроля то же количество проектов могло быть реализовано с затратой гораздо меньшего объема ресурсов. По тому, насколько перерасходуются средства в ходе реализации инвестиционного проекта, подверженного воздействию инсайдерского контроля, а также насколько превышается относительный размер капитальных затрат по сравнению с группой аналогов, можно сделать оценку границы вывода инсайдерской ренты.

По трем наиболее крупным проектам "Роснано" (производство солнечных батарей на ООО "Хевел", поликристаллического кремния на ООО "Усолье-Сибирский Силикон", пластиковых дисплеев ЗАО "Пластик Лоджик") вывод инсайдерской ренты составил не менее 35%, 31% и стр. 25% соответственно от общего объема капиталовложений1. В рамках государственной корпорации "Олимпстрой" объем вывода ренты в среднем по 7 рассмотренным олимпийским объектам и трассе "Адлер - Красная Поляна" составил 54,2%, а средний перерасход по сравнению с изначальной стоимостью - 168%. Общий объем перерасхода по 8 этим объектам составляет примерно $4,8 млрд, а по Олимпиаде в целом - более $27, млрд. Не удивительно, что Сочи-2014 уже стала самой дорогой Зимней Олимпиадой за всю историю. В рамках исследования инвестиционных проектов "Росатома" по строительству более 15 новых АЭС удалось выявить перерасход в 43,5%, причем к моменту завершения строительства (примерно к 2018 - 2020 гг.) реальный показатель, по прогнозам автора, составит не менее 100%2. По некоторым проектам ГК "Ростехнологии" также удалось обнаружить признаки перерасхода на 25% и более. В таблице представлены обобщенные результаты сравнительного анализа капитальных затрат.

Наконец, пятая гипотеза. Система инсайдерского контроля и извлечение ренты приводят к нарушению общественных интересов и негативным последствиям для деятельности подконтрольных госкорпорациям предприятий, в частности:

1) неэффективному и нецелевому характеру использования бюджетных средств;

2) снижению качества управления, возрастанию уровня некомпетентности руководства;

3) невыполнению поставленных в федеральных программах и стратегиях развития целевых показателей деятельности;

4) имитации инновационного развития и низкому уровню научной деятельности;

5) утечке капитала и переходу активов под иностранный контроль.

Соколов А. А. В "Роснано" более 25 - 35% средств изымается в виде ренты инсайдеров // За ответственную власть. - 13.07.2012. - URL: http://igpr.ru/articles/vrosnano_bolee_25 35_sredstv izymaetsja (дата обращения 06.12.2012).

Соколов А. А. Изъятие инсайдерской ренты в госкорпорации "Росатом" привело к росту плановой стоимости АЭС на 46% // За ответственную власть. - 29.08.2012. - URL: http://igpr.ru/articles/izjatie insajderskoj renty vgoskorporacii rosatom (дата обращения 06.12.2012).

стр. Таблица Анализ завышения капитальных затрат по инвестиционным проектам госкорпораций Инвестиционный Мощность Стоимость проекта в Капиталовложения/ проект проекта ценах 2012 года Мощность госкорпорации План Факт Перерасход План группа А "Роснано" I аналогов Производство 130 МВт в 682,6 н/д н/д 5,25 3, 1 солнечных год млн$ $/Вт $/Вт 35,1% модулей (ООО "Хевел") Производство 5000 кг 109,2 137,1 25,5% 137,1 94,3 млн ПКК (ООО ПКК в год млн млн млн $/т 31,2% "Усолье- $/т $/т $/т Сибирский Силикон") Производство 1,2 млн е- 1240,1 н/д 12000 8990 руб -25% н/д пластиковых ридеров в млн$ руб.

дисплеев (ЗАО год "Пластик Лоджик") План План Перерасход План группа А II "Олимпстрой" чел.

2012 аналогов вмест-ти 2006 млн $ в ценах 2012 г тыс. $ / место (км) Главный 261,2 778,7 в 2, 45000 17,30 6, 1 стадион 64,4% "Фишт" Стадион для 200,2 302,9 в 1, 12000 25,24 10, 2 хоккея 57,4% "Большой" Ледовый 277,7 в 2, 12000 99,2 23,14 9, 3 дворец спорта 57,0% "Айсберг" для фигурного катания и шорт-трека Стадион 197,3 в 4, 8000 45,9 24,66 16, 4 "Адлер-Арена" 33,3% для конькобежного спорта Комплекс для 145,1 в 2, 15000 52,5 9,68 3, 5 прыжков с 64,7% трамплина "Русские горки" Санно- 147,1 280,8 в 1, 11000 25,53 8, 6 бобслейная 65,9% трасса "Санки" Главная 1089,4 н/д н/д 3000 270,83 148, 7 Олимпийская 59,1% деревня Трасса "Адлер - 48,2 км 3808,3 9404,4 в 2,47 195,11 133, 8 Красная 31,5% Поляна" МВт / год План План Перерасход План группа А III "Росатом" 2012 аналогов 2008 $/Вт $/Вт В среднем по 43,5% 2900 2,70 3,87 3,87 2,7 15 АЭС 4, Источник: составлено автором.

В таблице 2 представлены некоторые факты, отражающие негативные последствия инсайдерского контроля в госкорпорациях.

стр. Таблица 2 Последствия инсайдерского контроля для деятельности некоторых государственных корпораций Развернутые результаты исследования и тестирования гипотез отражены в рабочих материалах автора2.

Рейтинг программ инновационного развития госкорпораций и компаний с государственным участием // Эксперт РА. - Москва. 2012. - URL:

http://www.raexpert.ru/researches/pir 2012/pir_2012.pdf (дата обращения 06.12.2012).

См.: Соколов А. А. В "Роснано" более 25 - 35% средств изымается в виде ренты инсайдеров // За ответственную власть. - 13.07.2012. - URL: http://igpr.ru/articles/ v rosnano bolee 25 35 sredstv izymaetsja (дата обращения 06.12.2012);

Соколов А. А. Затраты на Олимпиаду в Сочи рекордные за всю историю Олимпийских игр // За ответственную власть. - 16.08.2012. - URL:

стр. *** Итак, несмотря на прикрытие важными общественными и управленческими целями, государственные корпорации используются в частных интересах ренториентированных групп бюрократии. Непрозрачность и бесконтрольность финансовых потоков, безответственность менеджмента госкорпораций превращает их из инструмента модернизации инновационного развития, каким он провозглашается официальной пропагандой, в проводник коррупции. Инсайдеры используют широкий спектр механизмов извлечения ренты и не несут никакой ответственности. Фактически коррумпированная бюрократия зарабатывает не на доходах, а на расходах. Это ведет к непроизводительной и общественно бесполезной растрате ресурсов и потере возможностей для нормального экономического развития. Общая логика исследования представлена на схеме на рисунке 3.

Рис. 3. Логика модели инсайдерского контроля в государственных корпорациях http://igpr.ru/articles/zatraty_na_olimpiadu v_sochi (дата обращения 06.12.2012);

Соколов А. А. Изъятие инсайдерской ренты в госкорпорации "Росатом" привело к росту плановой стоимости АЭС на 46% // За ответственную власть. - 29.08.2012. - URL: http://igpr.ru/articles/izjatie insajderskojrenty_vgoskorporacii rosatom (дата обращения 06.12.2012);

Соколов А. А. Инсайдерский контроль в государственной корпорации "Ростехнологии" // За ответственную власть. - 10.09.2012. - URL: http://igpr.ru/articles/insajderskij kontrol vgosudarstvennoj korporacii rostehnologii (дата обращения 06.12.2012).

стр. Путями решения отмеченных проблем могут стать:

1. Ликвидация инсайдерского контроля в корпорациях России;

2. Создание системы управления экономикой на основе общегосударственного планирования с ориентацией на национальные интересы;

3. Усиление механизмов обратной связи и ответственности за результаты деятельности перед обществом корпоративных управленцев, а также чиновников всех уровней, в первую очередь высших избираемых органов власти.

стр. ОЦЕНКА ЦИКЛИЧЕСКОЙ ДИНАМИКИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО Заглавие статьи ПОТЕНЦИАЛА ПРОМЫШЛЕННОГО ПРЕДПРИЯТИЯ Автор(ы) Ольга Маслак, Ольга Безручко Источник Общество и экономика, № 3, Март 2013, C. 134- Место издания Москва, Россия Объем 40.6 Kbytes Количество слов Постоянный http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ адрес статьи ОЦЕНКА ЦИКЛИЧЕСКОЙ ДИНАМИКИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА ПРОМЫШЛЕННОГО ПРЕДПРИЯТИЯ Автор: Ольга Маслак, Ольга Безручко Ольга Маслак доктор экономических наук, профессор зав. кафедрой экономики (e-mail: oimaslak@yandex.ru) Ольга Безручко (e-mail: olga-bezrchko_@mail.ru) (Кременчугский национальный университет имени Михаила Остроградского) В статье обоснована целесообразность учета циклических колебаний в процессах формирования и оценивания экономического потенциала предприятия. Авторами предложен синергетический подход оценки экономического потенциала предприятия с учетом циклических колебаний, который дает возможность получить не только количественную и качественную переменную, но и определить фазу жизненного цикла потенциала, расширяя тем самым возможности прогнозирования, планирования и формирования программ развития.

Ключевые слова: экономический потенциала, синергетический подход, жизненный цикл, интегральный показатель, климат стадии жизненного цикла.

В экономической науке циклический подход берет свое начало с середины XX в., когда английский ученый X. Кларк обратил внимание на 54-летний разрыв между кризисами 1793 г. и 1847 г., выдвинув при этом предположение о неслучайном характере данного явления.

Идею промышленных циклов впервые сформулировал французкий ученый К. Жугляр, который в 1862 г. выявил экономические циклы, связанные с возобновлением активной части основного капитала, определив их длину в 7 - 11 лет.

Уже в 1873 г. известным финансистом и политическим деятелем Великобритании лордом Оверстоуном было впервые представлено описание торгового цикла. По его мне нию, состояние торговли подвергается воздействию целого ряда факторов, которые периодически повторяются, и вращаются в форме цикла.

Впервые системно проанализировал экономические циклы и кризисы в 60-х годах XIX в.

К. Маркс. Главной причиной этих явлений он считал противоречие между общественным характером производства и частнокапиталистическим характером присвоения его результатов, то есть стр. возникновение кризисов связано с процессом перенакопления основного капитала1.

Значительный вклад в теорию цикличности сделал украинский ученый М. Туган Барановский, который в своей работе "Периодические промышленные кризисы. История английских кризисов. Общая теория кризисов" (вышла в Петербурге в 1923 году) связывал экономический цикл с оборотом капитала. По мнению ученого, периодическое оживление и застой в капиталистическом хозяйстве вызваны быстрым накоплением свободного капитала и неорганизованностью производства. М. Туган-Барановский признавал, что промышленные колебания могут зависеть и от особых причин (для Англии такой причиной он назвал внешнюю торговлю)2.

Одними из основных работ, раскрывающих сущность циклического развития, считаются работы Н. Кондратьева и Й. Шумпетера. Характеризуя циклические колебания экономической конъюнктуры, Н. Кондратьев утверждал, что большие циклы проявляются в едином процессе динамики экономического развития, в котором выделяются средние и малые циклы с фазами подъема, кризиса и депрессии.

Й. Шумпетер изучал роль нововведений, которые, по мнению ученого, не только обеспечивают экономический рост, но и придают ему неравномерный характер. Такие особенности экономического развития Шумпетер связывал с кластеризацией, что обеспечивает синергетический эффект нововведений. Вследствие этого происходит смещение центра тяжести (состояния равновесия), к которому стремится экономика3.

Цикличность ярко проявляется и в современном развитии мирового хозяйства, что отображается в динамике следующих индикаторов: мирового валового внутреннего продукта (ВВП), динамике индекса Доу-Джонса, ценах на золото на мировом рынке (рис.

1 - 3).

Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. - М.: Политиздат., 1978. - Т. 1., Кн. I: Процесс производства капитала. ;

Т. 2., Кн. II: Процесс обращения капитала. -;

Т 3., Кн. Ш: Процесс капиталистического производства взятый в целом.

Туган-Барановский М. И. Промышленные кризисы. Очерк из социальной истории Англии. Киев: Наукова думка, 2004.

Шумпетер Й. А. Теория экономического развития М.: Мысль, 1982.

стр. Рис. 1 Динамика темпов прироста мирового ВВП (%) Рис. 2. Динамика цен на золото на мировом рынке (дол. США за тройскую унцию) Рис. 3 Динамика индекса Доу-Джонса в постоянных ценах стр. Цикличность проявляется не только на макроуровне, но и на уровне отдельного предприятия, товара или экономического процесса, что во многом определяет особенности их развития, а исследование закономерностей циклической динамики дает возможность предусмотреть критические моменты и возможные кризисы, а также предпринять максимально адекватные и рациональные действия для их предупреждения.

Таким образом, в условиях волнообразного развития экономики актуальными становятся задачи по разработке максимально эффективных программ развития хозяйствующих субъектов особенно в не благоприятном для них климате.

Важным аспектом на пути к реализации данных задач является формирование достаточного потенциала предприятия, его максимально рациональное использование на всех стадиях жизненного цикла. Являя собой интегрированную совокупность ресурсов и возможностей хозяйствующего субъекта, потенциал становится своеобразной основой для его развития, эффективной и результативной деятельности в разнообразных условиях функционирования.

Стоит также отметить существование определенной причинно-следственной связи между стадией жизненного цикла предприятия и уровнем достаточности, эффективности использования его экономического формирования, развития и наращивания потенциала от стадии делового цикла хозяйствующего субъекта.

Такой подход вызывает необходимость рассматривать процессы формирования, использования, развития и оценивания экономического потенциала с учетом циклических колебаний. Графическое отображение потенциала хозяйствующего субъекта на разных стадиях жизненного цикла представлено на рис. 4, где Rep - уровень экономического потенциала предприятия, t - время, а штрих пунктирной линией обозначены возможные пути развития системы в точках бифуркации.

Процесс формирования потенциала предприятия происходит под влиянием набора внутренних (качество организационно-управленческой политики, обеспеченность необходимыми ресурсами, оборудованием, психологический климат в коллективе), внешних (политическая ситуация в стране, особенности действующей законодательной базы, настроение инвесторов и кредиторов) и эпизодических факторов (чрезвычайные ситуации и аварии на предприятии, природные и социальные катаклизмы).

Значение данных факторов будет разным на каждой стадии жизненного цикла предприятия, факторы внутренней и внешней среды могут изменять уровень своей актуальности в различных условиях хозяйствования. Поэтому, на наш взгляд, целесообразно выделять такое понятие, как "климат стадии жизненного цикла предприятия", которое характеризует стр. макро- и микросреду его функционирования, отражает условия хозяйствования на различных этапах делового цикла фирмы. Следовательно, климат стадии жизненного цикла представляет собой совокупность внутренних характеристик предприятия на той или иной стадии жизненного цикла с учетом факторов внешней среды, оказывающих существенное влияние на состояние субъекта хозяйствования (рис. 5).

Рис. 4. Стадии жизненного цикла экономического потенциала предприятия (авторская разработка) Таким образом, в процессах формирования и оценивания экономического потенциала целесообразно учитывать особенности циклического поведения предприятия и экономики в целом. Такой подход даст возможность более точно определять "узкие места" в работе предприятия, формировать максимально эффективные программы развития.

Изучением экономического потенциала предприятия в условиях циклических колебаний занимались И. Должанский, Л. Квятковская, А. Коваленко, С. Корягина, Н.

Краснокутская, О. Маслак, А. Олексюк, Н. Педченко, И. Репина, А. Федонин. Однако, вследствие сложности и многоаспектности данной тематики, много вопросов в ней остаются дискуссионными. В частности, это касается процесса оценивания экономического потенциала в условиях циклических колебаний.

Современный математический и статистический аппарат создает мощную базу для всесторонней оценки потенциала предприятия. Анализ литературных источников показал, что в зависимости от базового крите стр. рия оценки среди существующих концепций можно выделить ресурсную, сравнительную и результатную, а среди методов оценки: экспертный, балльный, метод аналогий, факторный анализ, методы математического программирования (табл. 1).



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.