авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 ||

«Посвящается родным и близким, друзьям и коллегам, неравнодушному читателю В рабочем кабинете лабораторного корпуса, что на Саксаганского, 75, Института ...»

-- [ Страница 11 ] --

Таким предстал Киев перед глазами автора, прилетевшего сю да самолетом из Москвы на шестой день после освобождения го рода. Безмолвное родное пепелище... Как пишет Бережков, по ражала тишина и абсолютная безлюдность этой теплой нояб рьской ночи с запахом влажных листьев и коры деревьев. Как будто все тут вымерло. Все же не избежать вопроса о том, поче му столь пространно я решил процитировать некоторые места из книги Бережкова, где явственно проступают штрихи родного Киева в разные годы минувшего? Конечно, не только, чтобы пробудить интерес читателя к бережковским страницам, что, возможно, заставит их прочитать, а, прежде всего, для тех, ны нешних и будущих летописцев истории родного города, которые прошли мимо этой книги. Между тем, в ней, хочу особо это от 370 VII. Мой город, мои земляки метить, редкие по своей достоверности и тонкости наблюдений штрихи недалекого киевского прошлого, увиденные глазами очевидца, к тому же неординарного и, если хотите, единствен ного в своем роде мемуариста, непосредственного участника са мых тревожных событий прошлого столетия, во многом опреде ливших судьбу нынешнего и будущего поколений. Свидетель ства такого человека неповторимы и бесценны.

Антологии – детища земляков Свой очерк о родном городе в одном из номеров «Зеркала неде ли» я завершил словами «Тесен киевский мир...». Прочитав об стоятельную и впечатляющую антологию «Киев. Русская поэ зия. 20 век», составитель которой – мой давний знакомый, та лантливый поэт Юрий Каплан, еще раз убедился в том, что был прав в своем суждении. Поэтической антологией нас одарили вместе с составителем другие замечательные земляки, увы, уже ушедшие из жизни, но оставившие в русской поэзии, по мнению Николая Ушакова, неповторимый след. Среди них Леонид Вы шеславский и Яков Хелемский – оба поэты, переводчики, проза ики, оба участники Великой Отечественной войны, авторы из вестных книг и сборников, вклад которых в литературу Украи ны еще будет оценен по достоинству. Я знал обоих и читал их книги, как и многие мои соотечественники, с большим интере сом. Но вернемся к познавательной стороне антологии, из содер жания которой еще раз сделал вывод, что действительно тесен наш нынешний, впрочем как и прошлый, киевский мир. Тесно и даже подчас причудливо переплелись в нем судьбы, люди, со бытия и места этих событий и встреч. Я давно интересовался творчеством известной художницы Александры Экстер. Читал о ней и в книгах Юрия Коваленко – знакомого нашей семьи и большого друга Даниила Данииловича Лидера и его жены Киры Питоевой – близких нам людей. Покойный Мастер сценогра фии, которому я посвятил не одну страницу в своих мемуарных очерках,– учитель моей дочери и зятя. Упоминал я в этих очерках и самого Юрия Коваленко, посвятившего себя изуче нию творческого наследия Экстер. Но только сейчас из анто логии узнал, что именно на улице моего детства Тарасовской в доме 14 жила художница и именно здесь она познакомила извес тного поэта, переводчика, мемуариста Бенедикта Лившица с Давидом Бурлюком.

Эта встреча состоялась в 1911 году и, как VII. Мой город, мои земляки следует из комментария составителя антологии, послужила сближению Лившица с группой киевских кубофутуристов «Ги лея». И еще я узнал из этого комментария, что Бенедикт Кон стантинович был после революции признанным литературным мэтром, открыл молодым любителям поэзии Иннокентия Ан ненского, популяризировал стихи начинавших в Киеве свое вос хождение на поэтический Олимп Анны Горенко (Ахматовой) и Осипа Мандельштама. Узнал я еще и о том, что у Б.Лившица еще в 1933 году вышли мемуары под названием «Полуторагла зый стрелец» – самая известная его книга. От Юрия Каплана мне стали известны и некоторые подробности о моих соучени ках, о которых я писал в своих мемуарных очерках – поэте и пе реводчике Лазаре Шерешевском, поэтах Науме Коржавине и Григории Шурмаке. Первого не помню, но, возможно, наглядно знал его. Судя по году рождения, он был на два года младше ме ня и, следовательно, на два класса я его опережал. Не знал, что он добровольно ушел на фронт, стал разведчиком в гвардейской части легендарных «катюш», затем из за «антисоветских сти хов» попал в заключение, где и находился до 1955 года. После освобождения и реабилитации стал переводчиком поэзии наро дов СССР, выпустил поэтические сборники своих произведений и две книги – «Перемещение сроков» в 1996 году и «Неглубокий старик» в 2000 м. И еще одно «открытие», сделанное мною как следствие знакомства с антологией. Оказывается, Иван Елагин, будущий переводчик и драматург, сын поэта футуриста Вене дикта Марта, расстрелянного в 1937 году, учился во Втором Ки евском медицинском институте и жил в доме №33 по ул. Боль шая Житомирская. Его авторизованный перевод стихотворения Максима Рыльского «Концерт» был опубликован в 1941 году в газете «Советская Украина». Известны его поэтические сборни ки, изданные в Германии и США, где он жил после войны (в 1969 году получил в Нью Йоркском университете степень док тора наук, а в 1970 году стал профессором Питтсбургского уни верситета). Для меня стало открытием, что Иван Елагин нахо дился в близком родстве с Новеллой Матвеевой, письма кото рой, адресованные моей дочери и мне, я привел в своих очерках.

Оказывается, «Елагин» – это его литературный псевдоним. Нас тоящая же фамилия – Матвеев. Дед Ивана Н.П.Матвеев был крупным издателем и журналистом, автором книги «История города Владимира». В Киев Иван Матвеев переехал с отцом в 372 VII. Мой город, мои земляки 1934 году. О его творчестве наиболее полно можно узнать из двухтомного издания «Иван Елагин», вышедшего в Москве в 1998 году. В антологии на разных ее страницах фигурируют имена и сочинения многих из тех, о ком писал как о тесно свя занных с Киевом, в своих «Запоздалых заметках» и во второй трилогии, вышедшей под названием «Из записных книжек и не только...». Среди них Илья Эренбург, Анна Ахматова, Николай Гумилев, Максим Рыльский, Леонид Первомайский, Юрий Ле витанский, упомянутые выше Николай Ушаков и Леонид Вы шеславский, поэты фронтового поколения Гудзенко и Коржа вин, которых знал еще по довоенным юношеским годам, литера торы из плеяды преподавателей Киевского медицинского инсти тута Юрий Шанин и Гелий Аронов. Приведенные в вводном очерке Юрия Каплана сведения о литературной студии, функ ционировавшей в предвоенные годы при Киевском дворце пио неров, вновь побудили к воспоминанию и о моем участии в ее ра боте. Киевское поэтическое поколение, начинавшее в преддве рии обрушившейся на Город войны, вскоре покинуло родные пе наты. Большинство ушло на фронт. Одни погибли, другие ушли из жизни от старых ран, многие оказались далеко от любимого Киева... Разные пути, разные судьбы. Сейчас, благодаря антоло гии, поэзия многих вернулась в родной город, вернулась «по назначению»... Составитель антологии напомнил читателю нос тальгические строки Ивана Елагина, которые могут быть вос приняты сегодня как пророческие:

Вслушайся в звездную ночь одиночества И ничего от людей не таи:

Ангелу, может, доставить захочется По назначению письма твои.

Хочу закончить словами еще одного, пожалуй, самого моло дого киевского поэта, прожившего всего 22 года (почти как его знаменитый земляк Семен Надсон, погибший в 24 года) Леони да Киселева:

Мне города являются во сне, Похожие на маленький мой Киев, И все таки немного не такие...

Я постою у края бездны И вдруг пойму, стомясь в тоске, Что все на свете – только песня На украинском языке.

VII. Мой город, мои земляки Перечитав антологию после выхода в свет ее второго издания в 2004 м году, встретил там много новых по сравнению с первым изданием знакомых имен. Среди них назову следующие: Виктор Шефтель (псевдоним – Бушев) – в прошлом мой студент, выпу скник Киевского мединститута 1960 года, в последующем док тор медицинских наук, близкий друг нашей семьи, Валерий Ла мах, Григорий Гавриленко, Вилен Барский – все трое художни ки поэты, с которыми я был хорошо знаком, Екатерина Квит ницкая – поэт, переводчик, вдова известного правозащитника Гелия Снегирева, дочь моего коллеги медика профессора Юрия Квитницкого Рыжова. Примечательно также, что в антологии приведены подборки стихотворений, написанных в Киеве или о Киеве такими известными Мастерами, как Анна Ахматова, Бо рис Пастернак, Илья Эренбург, Владимир Нарбут, Давид Бур люк, Иннокентий Анненский, Лев Никулин, Валентин Катаев, Саша Черный, Александр Безыменский, Самуил Маршак, Лев Озеров, Феликс Кривин, Юнна Мориц, Евгений Евтушенко, Бо рис Чичибабин, Риталий Заславский. В их поэтическом насле дии, пользуясь выражением составителя антологии, несомнен но, присутствует особая духовная энергетика, своеобразная па тина истории, неповторимая аура легендарного города. Дей ствительно, велика роль Киева в духовной жизни славянского мира. Будем надеяться, что она сохранится и в 21 ом столетии.

Кроме поэтической антологии «Киев. Русская поэзия. 20 век»

Юрий Каплан был составителем еще ряда уникальных трудов.

Среди них «Відлуння Бабиного Яру», «Купина неопалимых роз», «Пропуск в зону. Чернобыль». Второе издание последней появи лось в преддверии 20 й годовщины аварии, в апреле 2006 го года.

Помню состоявшееся 21 апреля и приуроченное к этой дате общее собрание Национальной академии наук, на котором с основным докладом выступил Вячеслав Михайлович Шестопалов – ака демик секретарь отделения наук о Земле. Доклад был весьма об стоятельным и назывался «Уроки Чернобыля. Из прошлого в бу дущее». Замечу, что несколько лет назад в «Международном меди цинском журнале» была опубликована наша совместная с Вячес лавом Михайловичем статья «Свинец и другие тяжелые металлы во внешней среде после Чернобыльской катастрофы». В качестве еще двух соавторов этой публикации выступили Марина Набока и Ольга Бобылева, в прошлом мои студенты, ныне – кандидаты ме дицинских наук. Ранее я уже писал, что по проблеме комбиниро 374 VII. Мой город, мои земляки ванного действия радиации и токсичного свинца, пары которого загрязнили атмосферный воздух, а затем сорбировались почвой вследствие неудавшейся попытки прикрыть свинцовыми плитами развороченный четвертый реактор Чернобыльской атомной стан ции, мы с Юрием Ильичем Кундиевым в середине девяностых го дов представили подробные данные на Конгрессе по медицине ок ружающей среды в Дуйсбурге. А за несколько недель до упомя нутой сессии Национальной Академии я выступал по этому же по воду на общем собрании Академии медицинских наук. Да, не ос тавляет нас и в XXI веке грозный призрак Чернобыльской катас трофы. То и дело к нему обращаются те, кто призван ликвидиро вать последствия страшной аварии – физики, радиологи, радиоби ологи и врачи. Напоминают об уроках Чернобыля и авторы мно гих художественных произведений. В упомянутой выше поэтичес кой антологии Чернобыльской трагедии посвятили взволнован ные слова восемьдесят поэтов – наших современников. Нельзя без сопереживания читать их горестные стихотворные строки. Приве ду здесь те, что особенно меня тронули, советуя при этом своему читателю обязательно прочесть антологию. Вот строки, которые нельзя читать без боли. Первые – из стихов Лины Костенко, вто рые – Ивана Елагина, третьи – Мыколы Руденко.

*** Страшний скрипаль підняв уже смичок.

Він буде грати реквієм річок.

Хто вдарив землю в сонячне сплетіння і спричинив конвульсії стихій?

Я чую увертюру апокаліпсису.

*** Столпотворение ветров, Сдвинут земной покров, Горы взрыв покоробил – Полз по земле Чернобыль!

Вот она черная боль, И поперек и вдоль Нашей отчизны вопль:

Что с тобой Чернобыль?

Вот он, великий взрыв, Недра земли раскрыв, Сколько людей угробил?

Братский погост, Чернобыль.

VII. Мой город, мои земляки *** Хто з вас від того щасливий, що розщепили атом?

Ви ж і себе розщепили – в душах царює страх.

Ви ж вже не ті – погляньте: діти ростуть в бетоні, Їм тепер надивовижу навіть звичайна трава.

Как и составитель антологии, я думаю о том, что действитель но «только поэзия открывает доступ к самым облученным уголкам человеческой души, дает ключ к постижению истинной глубины народного горя». Не могу не упомянуть еще об одной антологии – также детище неугомонного Юрия Григорьевича.

Это замечательная книга «Библейские мотивы в русской лирике 20 го века», где собраны произведения 363 авторов прошлых и нынешних лет. Историей создания этой антологии составитель подробно поделился с участниками нашего творческого Клуба имени Фролькиса. А еще он рассказал о своей недавней поездке в Германию, где в Штуттгарте, Мюнхене, Регенсбурге и Тюрин гене состоялась презентация антологии, о презентации книги в России. Его подвижническая деятельность по созданию уни кальных поэтических антологий вызывает восхищение. В «Лі тературній Україні» Мыкола Шудря – лауреат Национальной премии им. Т.Г.Шевченко, говоря об антологии, посвященной Киеву, написал очень точно: «...не уявити вичерпної антології поезії Києва, знехтувавши російською творчістю наших земля ків: тих, що виросли тут, на берегах Дніпра;

працювали в столь ному місті, гостювали серед цих «принад ніжних смол». Вони ніколи й ніде не забували дивовижних «лук доброти під вартою тополь», бо, як сказав Борис Чичибабін: «С Украиной в крови я живу на земле Украины»... И в другом месте: «...вийшла справ жня, по місцевому патріотична антологія. Нема в ній ні «пере борів», ні «перекосів». А головне: поети класики й початківці – «плеканці південного вітру» віддано люблять столицю свого по етичного осяяння, де їм усміхнулася щаслива муза. Вони пам’ятають цей «закут спокою, натхнення й праці» і вкладають у свої рядки найщиріші й найніжніші почуття». Делясь с чита телем своим впечатлением об этой антологии нельзя не сказать о том, что заметную роль в ее создании сыграли и те составители, которых Юрий Каплан привлек к работе над антологией как знатоков и истинных приверженцев поэзии, посвященной Кие ву. О них, в частности о кандидате исторических наук Михаиле Рыбакове, говорили и на презентации антологии, которая состо 376 VII. Мой город, мои земляки ялась в Государственном Архиве – музее литературы Украины.

Презентация привлекла многих известных интеллектуалов – Петра Толочко, Леся Танюка, упомянутого выше Мыколу Шуд рю и других. Можно только радоваться тому, что есть еще увле ченные поэзией энтузиасты, подобные М.Рыбакову, который в своей тесной квартирке собрал множество бесценных газетных публикаций с сочинениями поэтов, фигурирующих в антоло гии. А завершить эти заметки о нашем почитаемом участнике творческого Клуба, одаренном поэте и преданном земляке киев лянине Юрии Каплане хочу словами ранее упомянутого Нико лая Колбуна: «Аура высокой трагедийности, которой окутана история киевской поэтической жизни, подталкивает к размыш лениям о будущем. Неужели и в дальнейшем наша благодатная земля будет разбазаривать свои таланты? Надо сказать, состави тель Юрий Каплан имеет моральное право задать этот вопрос: он и сам прошел все круги двадцатилетнего замалчивания, невоз можности пробиться в так называемую официальную литерату ру, которую пестовала административная система». Пожелаем же ему – прекрасному поэту и признанному литератору, завое вавшему любовь и уважение любителей словесности: «Так дер жать!».

Одаренные Мастера В столь волнующей теме Киева и киевлян особо привлекают мое внимание страницы о людях искусства, в первую очередь, о художниках. Наверное, еще и потому, что и дочь, и зять, и обе мои внучки – приверженцы изобразительного искусства (да простит читатель определение «изобразительное», столь же уко ренившееся, сколь, по мнению интеллектуалов, не самое точ ное). Многих киевских художников я хорошо знал и наблюдал на разных этапах жизни и творчества – когда они только овладе вали избранной профессией, в годы зрелости и в сложных усло виях доминирования единой реалистической формы и общего идеологического стандарта, подавляющих попытки самобытно го начала, собственного видения, самостоятельного подхода к решению живописных, графических, скульптурных работ, воп лощающего индивидуальные подходы и замыслы автора. Назо ву имена только некоторых художников и скульпторов из числа тех, с которыми встречался. Это – Даниил Лидер, Эрнест Кот ков, Григорий Гавриленко, Валерий Ламах, Вилен Барский, VII. Мой город, мои земляки Яким Левич, Андрей Чебыкин, Борис Раппопорт, Николай Фо мичев, Галина Кальченко, Юлий Фридман, Анатолий Фуженко, Николай Рапай, Ада Рыбачук и Владимир Мельниченко. О не которых я более подробно писал в своих очерках, других только упоминал. Но все они сохраняются в моей памяти как неорди нарные и талантливые люди. К тому же одержимые искусством, честные и совестливые. А сейчас хотел бы рассказать о двух ки евлянах, заслуживающих самых добрых слов признательности от своих земляков художников. Один из них – Селим Ялкут – одаренный врач аллерголог, сочетающий профессиональные интересы с литературным творчеством, сын Ольги Васильевны Чебановой, моего давнего большого друга, с которой много лет работаю в одном институте. На одной из книг своего сына, хра нящихся у меня на книжной полке с публикациями о Киеве, ею сделана дарственная подпись, обращенная к «другу, рядом с ко торым прошла полстолетия». За этой дорогой мне надписью – десятилетия дружбы и взаимной радости общения. Другой ки евлянин, Александр Павлов – художник, кандидат архитекту ры, автор книги «Жизнь на Лысой горе» (первая часть трилогии «Снег на болоте») и двух книг, написанных совместно с С.Ялку том – «Владимирская горка» и «Жизнь удалась». Что объедини ло этих двух, казалось бы, непохожих друг на друга людей, раз ных по характеру, образованию, профессии, жизненному пути?

Пожалуй, и одного, и другого отличает стремление отдать в сво их повествованиях ностальгическую дань родному Киеву и киев лянам, сознание того, что наш город дал миру не один десяток крупных мастеров культуры, среди которых авторы особо выде ляют художников, в частности, из славного поколения шестиде сятников. В аннотации к их совместной книге «Жизнь удалась», увидевшей свет в 2005 году, сказано, что она адресуется тем чи тателям, которые интересуются искусством и судьбами его твор цов, а также вопросами недавней истории и особенностями куль турной ситуации в Киеве и в Украине в целом. А академик Ми рослав Попович, известный правозащитник, гуманитарий, фи лософ, в послесловии замечает, что для нас – граждан Украины, собственная история имеет особое значение еще и как залог об щественного развития. Книга киевских авторов, в которой пред ставлены яркие личности земляков художников, их пристрас тия, разнообразие характеров, природа дарований и творческих судеб, действительно впечатляет. Она, по мнению М.Поповича, 378 VII. Мой город, мои земляки «обладает не только бесспорными художественными достоин ствами, но и служит важным и поучительным документом эпохи, к которой мы принадлежим, хотим осмыслить и преобра зить на общее благо». Содержание бесед авторов с рядом извест ных украинских художников, рассказывающих о своей личной и творческой биографии, а также о путях в искусстве, о Киеве и о событиях культурной жизни столицы, не могут оставить равнодушным заинтересованного читателя. Это касается и чув ства общей тревоги за дальнейшую судьбу города как древнего культурного центра. В беседе с Якимом Левичем Александр Павлов признался: «За Киев обидно. У меня всегда было чувство гордости, что я – киевлянин. Но чувство это поддается сейчас сомнению...». Не буду развивать эту мысль. Но прислушаться к впечатлениям людей искусства, обладающих, как полагает тот же Мирослав Попович, особым даром мировидения и способнос тью выразить его, передать опасения за события и судьбы весь ма высокие, наверное, было бы правильным.

В аннотации к книге «Жизнь на Лысой горе» отмечено, что она включает новеллы, эссе и статьи разных лет, отражающие творческий путь автора. Книга эта необычна как по своему со держанию, так и по стилевым характеристикам. А главное – в ней присутствует скрытая на первый взгляд доминанта. Как сказано в той же аннотации, «это причастность всех персонажей к духовной зоне Киева, где происходят необыкновенные и вол шебные по своей сути события». В наибольшей мере отмеченная доминанта касается киевских художников – и тех, имена кото рых известны, и тех, о которых широкая публика знает не очень много. Абрагам Маневич, Эль Лисицкий, Александр Тышлер, Антон Певзнер, Луиза Невельсон, Натан Альтман, Зиновий Толкачев – список не полный. Все они, как и другие, о ком пи шет автор, творили в Киеве в первой трети ХХ века. Одни обра щались к истокам художественных традиций, другие, обучав шиеся ранее в студии видного украинского живописца А.Му рашко, были увлечены творчеством «Бубнового валета», кто то вдохновлялся древней иконописью, многие – творчеством Се занна, Матисса, Пикассо. А те, кто посвятил себя сценографии, стремились овладеть мастерством, перенимая опыт знаменитой Александры Экстер – признанного театрального художника. Не только названные выше мастера изобразительного искусства, но и те, кто позже работал в Киеве в области живописи, графики, VII. Мой город, мои земляки декоративного искусства, стали известны нынешнему поколе нию киевлян во многом благодаря уже упомянутой книге «Жизнь удалась». В ней я нашел имена признанных киевских художников, многих из которых хорошо знаю. Среди них Эрнест Котков и Яким Левич. А еще – И.Вышеславская, Ю.Шейнис, В.Реунов, З.Лерман. Очерки о них пронизаны чувством ува жения, теплоты, радости от встречи с прекрасным. Слова Зои Лерман «Живопись это волшебство» в полной мере характеризу ют тональность, в которой авторы повествуют о своих земля ках художниках. Примечательны цитируемые в книге слова Ва лентина Реунова: «Я – художник. В этом все, чем я занимаюсь, к чему я стремлюсь. Больше мне ничего не нужно. Я просто пишу.

Получилось – это мое большое счастье».

В упомянутой выше «Владимирской горке», как и в ряде дру гих своих книг, Ялкут и Павлов с душевной привязанностью к людям и судьбам родного города вспоминают многих киевских Мастеров разных поколений. Среди них и нонконформисты, и Сергей Параджанов, оставивший после себя уникальные колла жи, образно названные Катаняном «волшебные писания».

Кстати, весной 2007 года в Музее современной живописи на Подоле состоялась юбилейная выставка Эрнеста Коткова. При урочена она была к 75 летию худжника. И хотя как и все преды дущие впечатляла посетителей, однако прошла как то тихо и скромно. Я постарался придать этому событию больше торжест венности, поместив статью о выставке с репродукциями ряда ра бот Эрнеста в одном из популярных киевских еженедельников, и пожелал своему другу «Так держать!».

В заключение отмечу, что для себя, знавшего многих киев лян – представителей изобразительного искусства, и общавше гося с ними, я открыл художника Павлова, тонко и интелли гентно сочетающего свое главное призвание с творчеством про заика и публициста, одного из тех моих земляков, кто поддер живает давнюю духовную ауру славного града Киева. А ведь, несмотря на «скептическое время» (выражение Николая Пиро гова), мы продолжаем ощущать эту ауру и в галерее Ханенко, и в мастерских многих киевских живописцев, скульпторов, мону менталистов, и читая биографические и мемуарные книги пред шественников и современников – почитателей Киева. В ряду последних и Александр Павлов, о котором по доброму сказал в предисловии к одной из его книг Игорь Лапинский: «Горячее 380 VII. Мой город, мои земляки дыхание сверкающих красок, горячее дыхание живого слова...

Как они близки, сродни друг другу, взаимодополняемы, взаимо сочетаемы!. Гармоничное сочетание этих двух начал и породило явление, которое смело можно назвать «феноменом Александра Павлова». Думается, некоторые сочтут само это утверждение излишне смелым. Возможно. Но в любом случае, несомненно, среди нынешней формации киевских художников Александр Павлов, как и его единомышленник и соавтор Селим Ялкут, ре ализует свое творческое предназначение талантливо и в полной мере. Большое и благородное дело – издание подобных книг, в которых читатель видит портрет художественной жизни Киева в прошлое и нынешнее время, портрет, воспроизведенный на ос нове личных и творческих биографий людей искусства. Этот портрет еще не дописан. Но контуры его – поэтические, эмоцио нальные, личностные, общественные – вырисовываются зримо.

И хотя не всегда с оптимистическим настроем, а подчас с прив кусом горечи, сожалениями, сомнениями в том, что было в прошлом и присутствует в настоящем, образ Города продолжает нас будоражить, вызывать чувство сопричастности ко всему, что с ним связано.

Книги и люди В конце 2005 года вышла в свет небольшая изящная книжка «Бібліотека киян», автором составителем которой является Анатолий Кончаковский. Тексту предшествуют два эпиграфа, которые сразу же вводят читателя в ауру книжного мира. «О, книги, наилучшие советники, самые верные друзья»,– воскли цал Григорий Сковорода. И тут же, как бы дополняя сказанное украинским философом, его немецкий единомышленник Г.Лей бниц замечает, что «библиотека – это неисчерпаемое богатство и духовная сокровищница человечества». А затем во вступитель ной статье сообщается о том, что вслед за началом книгопечата ния во Львове в 1574 году, а затем в Остроге в 1580, в 1616 году открылась типография Киево Печерской лавры, где, кроме ре лигиозных и поэтических изданий, начали выходить и научные труды. Этому способствовали видные ученые того времени П.Бе ринда, Е. Плетенецкий, П. Могила. Лаврская типография того времени отличалась высоким уровнем воспроизведения книж ной графики, чему мы обязаны, прежде всего, пяти киевским художникам – А. и Л. Тарасевичам, И. Мирскому, В. Кончаков VII. Мой город, мои земляки скому, Н. Зубрицкому. Автор повествует в своих очерках о неко торых штрихах, характеризующих историю почитателей книги в Украине, хотя и подчеркивает, что эта история пока только ждет своего более полного освещения. Последнее относится и к почитателям печатного слова в нашей столице. Справедливо от мечается, что в этом первом словаре приведены данные далеко не обо всех киевских книголюбах и библиофилах. Знакомясь с изданием, я был приятно поражен, что на одной из страниц при ведены краткие сведения и о моей библиотеке, в комментарии к которым сказано, что в ней более двух тысяч книг. Среди них – давние и новые медицинские издания, мемуары, письма, произ ведения украинской, русской и зарубежной литературы, спра вочники, энциклопедии. Сообщается, в частности, о двух ред ких изданиях – «Большая война в образах и картинках» под ре дакцией И. Лазаревского (1915 г.) и «Собрание сочинений Ильи Эренбурга», вышедшее в издании «ЗиФ» в 1928 году.

Показательно сказанное во второй статье: «этот словарь мо жет служить своеобразным перечнем современных книг и сбор ников Киева, которых нет в архивах, музеях и книгохранили щах и которые находятся на книжных полках малоизвестных, но, безусловно, талантливых книголюбов».

Советую моим друзьям киевлянам (и не только им) ознако миться с этим интересным изданием. Наверняка, каждый встре тит на его страницах много знакомых фамилий. Я, например, с большим интересом прочел сведения, касающиеся хорошо знако мых мне киевлян – владельцев примечательных книжных собра ний. Среди них – С. Параджанов, И. Дзюба, Д. Сигалов, Ю. Щер бак, Ю. Виленский, В. Духин, Ю. Шанин, Н. Рапай, В. Слоним ская, В. Хатунцев, В. Чувыкина. Из этих сведений почерпнул много нового, ранее мне неизвестного, относительно некоторых из них. Например, узнал, что родственницей Валентины Чувы киной – моей давней сокурсницы по киевскому мединституту – была известная киевским медикам профессор В.И.Гедройц, со четавшая свою врачебную деятельность с писательской, и что муж Валентины Трофимовны Владимир Иванович является родственником братьев Владимира Ивановича и Василия Ива новича Немировичей Данченко. Не ведал я и о том, что в уни кальной коллекции почитаемого в Киеве медика Давида Лазаре вича Сигалова, о котором я уже ранее писал, среди изданий кон ца XIX – начала XX столетия была книга, вышедшая в 382 VII. Мой город, мои земляки Санкт Петербурге тиражом всего 400 экземпляров. Это «Графи ка Добужинского». А в коллекции еще одного киевского медика Валентина Терно, являющегося, как и Чувыкина, членом Клуба книголюбов «Суббота у Бегемота», содержится ряд изданий, да тированных 1806–1874 гг., среди которых «Божественная коме дия» Данте, «История Наполеона Бонапарта» Тушара Лафосса, «Жизнеописание Горация» лорда Нельсона. Еще много других интересных сведений почерпнул я из этой небольшой, но весьма информативной книжки.

Прежде чем продолжить разговор об этом уникальном, истин но киевском издании, сделаю отступление и расскажу об упоми навшейся выше Вере Игнатьевне Гедройц – замечательной жен щине, враче и писателе, не всегда оцениваемой по заслугам в ле тописи деяний киевских медиков. Немногим известно, что ее прах покоится на южной окраине Киева, где недалеко от разва лин Спасо Преображенской церкви находится старое Корчеват ское кладбище. Посетившие его могут увидеть могилу Гедройц в одной ограде с похороненными здесь же архиепископом Ермоге ном и его родственницей. В публикации А.Меца «Новое о Сергее Гедройц» (литературный псевдоним Веры Игнатьевны) прочел об истории этих могил. Молодой священник Спасо Преображен ской церкви в свое время был излечен В.И.Гедройц от тяжкого недуга и, почитая память своей спасительницы, не только уха живал за ее могилой, но и завещал похоронить себя рядом. Вна чале епархия отца Ермогена хотела на могиле Гедройц устано вить памятник, но старая табличка на кресте настолько почер нела, что нельзя было прочесть ни имени покойной, ни дат ее рождения и смерти. На другой табличке, установленной взамен первой, дата смерти оказалась ошибочной. И только значитель но позже благодаря энтузиастам, разыскавшим знакомых Веры Игнатьевны и архивные материалы о ней, даты были восстанов лены: «1876–1932». Среди тех, кто помог в розыске биографичес ких документов, хорошо мне знакомый Леонид Заверный – до цент кафедры факультетской хирургии мединститута, Федор Ни род – известный киевский театральный художник. Примечатель ны и такие сведения: в 1910 году был издан первый сборник про изведений Гедройц под названием «Стихи и сказки», в 1912 году писательница была принята в «Цех поэтов» и через некоторое время внесла на издание литературного журнала «Гиперборей»

половину необходимой суммы. С начала войны врач Гедройц VII. Мой город, мои земляки работала в Царскосельском военном госпитале и одновременно преподавала медицину императрице и ее дочерям. После фев ральской революции, уже на фронте становится корпусным хи рургом, получает ранение и возвращается в Киев, где с 1921 года работает в мединституте на кафедре факультетской хирургии, сочетая лечебную, преподавательскую и литературную деятель ность. В 1923 году она избирается профессором. С тех пор имя са моотверженной и талантливой киевлянки Веры Игнатьевны Гед ройц неразрывно связано с нашей alma mater и по праву занима ет одно из первых мест в ряду выходцев из ее стен, успешно соче тавших профессию врача с литературным творчеством.

Но вернемся к книге «Бібліотека киян». Замечу, что, невзи рая на высокую информативность издания, сведения, в нем со держащиеся, можно было бы дополнить. Так, в данных о моей личной библиотеке можно было бы отметить, что в ней собрано более полутора сотен книг с дарственными надписями. Среди них особенно бережно сохраняю те, которые подарены друзьями и коллегами. Назову Николая Амосова, Владимира Фролькиса, Константина Кульчицкого, Рудольфа Салганика, Никиту Мань ковского, Юрия Кундиева, Платона Костюка, Евгения Гончару ка, Василия Навроцкого, Александра Макарченко, Юрия Са пожникова, Александра Грандо, Юрия Зозулю, Евгения Скля ренко, Александра Резникова, Владислава Безрукова, Любовь Громашевскую, Игоря Комиссарова, Валерия Запорожана, Якова и Бориса Резников, Леонида Шафрана, Николая Измеро ва, Бориса Курляндского, Игоря Саноцкого, Эмиля Бабаяна, Иосифа Фридлянда, Дмитрия Зербино, Якова Грушко. Очень дорожу книгами медиков литераторов, среди которых четыре Юрия – Виленский, Щербак, Фурманов, Шанин, а также изда ниями, авторы которых – профессиональные литераторы, исто рики, публицисты. Среди них книги Григория Кипниса, Петра Толочко, Александра Шлаена, Ивана Дзюбы, Владимира Куни на, Владимира Литвина, Ильи Левитаса, Валерия Дружбинско го. Рядом с этими изданиями на тех же полках книги других близких мне людей, деятелей культуры и искусства – Даниила Лидера, Ежи Гоффмана, Романа Балаяна, Эдуарда Митницкого, Ильи Рахлина, Якова Цегляра, Романа Кофмана, Михаила Рез никовича. Эрнеста Коткова, Ольги Петровой, Ады Рыбачук и Владимира Мельниченко. Дорогой мне список можно было бы продолжить. Увы, некоторых из авторов, кого называл выше, 384 VII. Мой город, мои земляки уже нет среди нас. Всплывают в памяти стихотворные строки Роберта Рождественского: «Но в театре и в жизни зияют места.

Их уже не займет никогда и никто». Невольно приходит на ум печальное изречение: «Verba Volant scripta manent» (лат. – «слова улетают, написанное остается»). В не так давно вышед шей еще одной книге Анатолия Кончаковского, признанного киевского культуролога и библиофила, название которой – «...И книги в моем кабинете», очень верно сказано о книгах с автогра фами и дарственными подписями. «Любая книга, имеющая на своих страницах инскрипт, – пишет автор, – уникальна. Ведь ес ли на книге имеется автограф, даже при том, что отпечатана она большим тиражом, другого такого экземпляра просто быть не может». И далее: «Особую ценность приобретает книга, если в ней окажется надпись известного лица, человека незаурядного, имеющего прямое отношение к данному изданию». В конце со держалось дополнение, точнее, авторское уточнение, оговарива ющее, что речь идет не только об автографах читателей, пред ставляющих людей науки и литературы, но и «...просто интерес ных людей». К такому суждению не могу не присоединиться.

Все смешалось в Киеве граде...

Вспоминая Киев минувшего и размышляя над проблемами родного города в нынешние годы, нельзя не сказать о том, что волнует меня, как и многих киевлян, неравнодушных к его судьбе. Речь идет о градостроительстве, особенно бурно развер нувшемся в последнее десятилетие. И, несмотря на резкую кри тику современной архитектурно строительной политики, вызы вающей не просто нарекания горожан, но и их негодование и массовые протесты, процесс надругательства над Киевом про должается. Реальной становится угроза того, что любимая нами столица, древний город – прекрасный и почитаемый в мире за неповторимый природный колорит, исторические памятники, утратит свой неповторимый облик. На страницах газет извес тные украинские архитекторы, художники, ученые, литерато ры, журналисты, в том числе и хорошо мне знакомые, призыва ют общественность и власти предержащие к действенным ме рам, которые бы изменили нынешнюю практику превращения Киева в мегаполис наподобие Москвы или Мехико.

Моя добрая приятельница, талантливый художник и искус ствовед Ольга Петрова не раз выступала в печати как рьяный и VII. Мой город, мои земляки последовательный противник экспериментирования на живом теле Киева, навязывания киевлянам градостроительных и архи тектурных новаций, искажающих лицо нашей древней и пре красной столицы. Она напомнила инициаторам безудержных реконструкций, игнорирующих мнение широкой общественно сти, (ее обращение было адресовано Р.Кухаренко, С.Бабушки ну, О.Комаровскому и другим авторам экстравагантных идей), что, помимо всего прочего, существует запрет ЮНЕСКО на вме шательство в реконструкцию (уничтожение) памятников, в том числе, ландшафта, возраст которого превысил столетие. А ведь реконструкция Майдана Незалежности (бывшей Думской пло щади) свершился без одобрения проекта академическим худо жественным советом. А в ответ на критику общественности по телевидению киевляне с возмущением услышали безапелляци онное заявление основного новатора градостроительного произ вола, в котором было сказано: «Мы строили, строим и будем строить». Почему то вспомнился учебник немецкого языка ста рых довоенных лет «Wir bauen Traktoren, wir bauen Motoren»

(Мы строим тракторы, мы строим моторы). Строим, и все тут...

Ольга Петрова, успешно преподающая в Киево Могилянской академии, приводит поразительно точное и саркастичное выска зывание студентки Марины Тарасовой, которое не могу не про цитировать для читателя, неравнодушного к судьбе родного го рода: «По моему мнению, вместо торжественной площади (Май дан Незалежности. И.Т.) поднялся Диснейленд в миниатюре...

Складывается впечатление, что все это нагромождение, куча форм и материалов (иначе не назовешь) появилось на Майдане, чтобы своим сумбуром отвлечь внимание и оправдать появление торгового центра под площадью. Ужасает то, что воспитание эс тетических вкусов будущих поколений осуществляется на «бет менах», «глобусах Украины» и безликой «зеленой женщине».

Марине вторит другая студентка, Юля Полторак. «Все возмож ные стили сбросили в миксер,– говорит она,– и то, что получи лось, выдали за прогрессивную инновацию.» Уместно адресо вать читателя к высказываниям еще одной нашей единомыш ленницы – архитектора и патриота Киева Ларисы Скорик: «В на чале 19 го века для самозванного императора Наполеона был соз дан стиль ампир. На Майдане Незалежности изобретен новый стиль «вампир» – как пожирающий традиции Киева, мнение его граждан, человеческих сил, возможностей, устоев демократии».

386 VII. Мой город, мои земляки Недавно профессор Юрий Зиньковский передал мне для проч тения рукопись своего очерка под тревожным названием «Как предотвратить превращение Киева в Вавилон?» (впоследствии опубликован в еженедельнике «Зеркало недели»). С разреше ния автора процитирую наиболее острое по содержанию место.

Мы в свою историю сейчас вглядываемся с жадностью, любо пытством, с оправданностью сыновнего внимания, сменивше го недавнее забвение к своим предкам. Мы, слава Богу, восста навливаем и строим храмы, пока материальные, но, безуслов но, в скором времени и в своих душах. Чем пристальнее вгляды ваемся назад, тем зорче глядим вперед, в будущее. Вехи прошло го должны стать маяками будущего. В контексте проблемы мы обязаны по иному взглянуть на бесценную драгоценность, оставшуюся нам от пращуров, но использующуюся нами явно не на пользу. Речь идет о нашей столице Киеве. Он – мать горо дов русских, он – исторический центр восточноевропейского славянства, он – столица Киевской Руси. Киев – символ Украи ны и таким должен остаться на века. Однако сейчас его судьба как источника украинских и славянских тысячелетних тра диций, как гаранта их сохранения поколеблена. Он, к сожале нию, быстро развивается как мегаполис, а не как центр духов ности, нашей самобытности и культуры. Планы «уничто жения» зеленых днепровских склонов для размещения на них строительных участков приведут к изменению традиционно го ландшафтного облика Киева. Подобное коммерциализиро ванное градостроительство перечеркивает долгосрочные пла ны развития: ведь новостройки возникают там, где их уда ется втиснуть строителям, своей бесцеремонностью побуж дая к сопротивлению киевлян. Вероятно, десятки бригад псев допроектантов сейчас рыщут по городу в небезуспешных поис ках очередных строительных площадок;

но причем тут стра тегический долговременный план развития города? Будьте уве рены, пока читатель прочтет эту статью, еще не одна исто рически девственная территория города рухнет под напором активных стяжателей и при странном попустительстве го родских разрешительных властей. Этот процесс продолжает ся уже немало лет, но сейчас он достиг апогея из за громадных технологических возможностей современной индустрии стро ительства. Этот гибельный для города процесс могут остано вить лишь два обстоятельства – сопротивление городской VII. Мой город, мои земляки громады или превращение Киева в этакие кирпично асфальто вые джунгли, где нет места паркам, садам, газонам, зелени, что собственно и представляет многосотлетний облик Киева.

Неужели победа над природой – цель градостроительной кон цепции престольного славянского города в 21 м веке?! Давайте помнить, что еще 20 лет назад в пределах города зеленые на саждения составляли почти 45 тыс. га, на каждого жителя их приходилось 181 м2.

Еще один из сторонников пресечения нынешней практики ки евского градостроения Сергей Хиврич в информационном дай джесте «Громадський актив» настойчиво напоминает, что осно ванный более полутора тысяч лет назад Киев всегда считался центром всего славянского мира, издавна признанным в странах Запада и Востока. Поэтому не случайно, что именно в столице Украины ныне собрано множество бесценных исторических па мятников. Она сегодня – город музей. Кстати, разговор о ны нешнем отношении к киевским музеям, их состоянии и пер спективе – тема отдельная и весьма злободневная. Ниже мы к ней еще обратимся. А пока разделим мнение автора о том, что следует всем нам присмотреться к опыту современного градос троительства в странах Европы. Там, прежде, чем начать строи тельство, выделенная территория основательно исследуется ар хеологами и историками на предмет нахождения исторически важных предметов. И только после того, как все найденное от правится в музей, строители получают право на возведение оче редного строения. Практика киевского градостроительства иная. Перед постройкой нового здания не проводится археоло гическая экспертиза, а если и проводится, то фиктивно – на бу маге. Более того, известны случаи, когда исторические памят ники просто уничтожались как помеха строительству. Так, на пример, под Майданом Незалежности и Крещатиком в результа те последней «реконструкции» погибли уникальные памятники истории – Лядские ворота и застройка вокруг них, датируемая ХІ веком, а под ними еще более древние строения были просто закатаны в асфальт.

Застройка Киева не только происходит сумбурно, хотя и с одобрения городского архитектурного Совета, но сплошь и ря дом с нарушением действующего законодательства. В разговоре с моим давним и уважаемым приятелем Осипом Борисовичем Кривоглазом, долгие годы заседающим в указанном выше Сове 388 VII. Мой город, мои земляки те, я убедился в том, что он, как, вероятно, и некоторые его кол леги архитекторы, разделяет чувства и опасения киевлян в от ношении города, но, по видимому, не они решают проблемы сто лицы. Сегодня, увы, в интересах вложений бизнесменов в жи лищное строительство, а точнее, в недвижимость, происходят недопустимые вещи. Уничтожаются прилегающие к домам тер ритории, а с ними – и зеленые насаждения. Во имя постройки многоэтажных монстров, к тому же приведших к смешению ар хитектурных стилей, нередко сносятся детские площадки, скве ры, школьные дворы, придомовые и другие территории, без ко торых жизнь любого горожанина становится неполноценной.

Когда, будучи в Германии, я посетил старинный Аугсбург и уз нал, что в нем живет и работает сегодня наш земляк – киевский художник Виктор Боярчевский, ставший руководителем част ной художественной академии Victoria, то вспомнил первую его выставку – было это, если не ошибаюсь, во второй половине шес тидесятых годов в Институте проблем материаловедения Ака демии наук. Выставка называлась «Исчезающий Киев», и на ней художник выставил свои полотна, на которых запечатлел уголки старого Киева. В публикации Эмилии Орловской из Ауг сбурга, появившейся на страницах «Зеркала недели» (№ 32, 2005 г.), приводятся слова самого художника о его зарисовках.

«Уголочек старого Киева! У меня в моих картинах, – пишет мас тер, – везде кусочки моей жизни, они с чем то связаны, они не впустую написаны. Когда я увидел, что расчищаются какие то уголки, сносятся постройки, Киев обновляется, я понял, что вместе со старыми домами пропадает колорит города, его особен ности.... Возможно, в чьих то глазах я выглядел сентимента листом, «оплакивая» ветхие строения, но я знал, что мой Киев тоже кому нибудь нужен». А дальше он, как мне кажется, не без горечи повествует о том, что в Германии такой проблемы не су ществует. Немцы бережно хранят все, что связано с прошлым своих городов, и не спешат с ним расставаться. Напротив, они с любовью реставрируют старые дома, понимая, что старый город – это изюминка соседствующего с ним нового. Завидная традиция, достойная подражания.


А сейчас самое время и место поговорить о проблемах киевских музеев. Об идее создания одного из них, так и не реализованной до сих пор, я уже писал весной 2005 года в газете «День» в статье «Духовность требует поддержки». Речь в ней шла о предложении VII. Мой город, мои земляки Ады Рыбачук и Владимира Мельниченко – известных наших зем ляков, суть которого сводилась к следующему: открыть на базе их мастерской городской музей современной скульптуры (название условное), которому творческая чета замечательных художников передала бы свои уникальные работы для всеобщего ознакомле ния. Замечу, что ряд их выставок, в частности, скульптурных произведений из серии созданных на Севере (Ада и Володя два го да жили и работали в Заполярье), состоялись при поддержке и в помещении Германского посольства в Украине. Об одной из них я ранее уже писал в своем очерке, посвященном творчеству Рыба чук и Мельниченко во второй книге трилогии «Из записных кни жек...». Чтобы не повторяться, хотел бы здесь особо подчер кнуть, что создание в столице музея почитаемых украинских мастеров несомненно стало бы заметным вкладом в духовное дос тояние страны. Таково мнение многих интеллектуалов – моих друзей, представляющих не только сферу искусства, но и отече ственную науку. Примечательны в этом смысле слова Президен та Национальной академии Бориса Евгеньевича Патона о том, что художественные образы, созданные А. Рыбачук и В. Мельни ченко,– замечательное достояние современной культуры, кото рое ожидает своего Музея.

Среди наших земляков множество одаренных людей. Одни из них посвятили себя «чистому искусству», но, увы, у них на чисто отсутствует высокая гражданская позиция, другие уда рились в иную крайность, сменив художественное слово, поэти ческое перо, живописную кисть, скульптурный молоток на ат рибуты совсем не творческой деятельности. И только некото рым удалось пронести сквозь сумятицу прошлых годов и неп ростые нынешние времена редкое сочетание таланта и творчес тва с не показной, органично присущей им высокой и нрав ственной гражданской позицией. Прав совестливый Иван Дзю ба, известный в Украине общественный деятель и ученый, мой коллега по Национальной академии, сказавший о том, что зна ковыми событиями для современной цивилизации стали две, хотя и разного характера, трагедии – Бабий Яр и Чернобыль.

Обращение к ним – это личное переживание и размышления об уроках минувшего. В полной мере последнее относится к уди вительным художникам Аде Рыбачук и Владимиру Мельни ченко, которые всю свою жизнь посвятили делу добра и ува жения к Человеку.

390 VII. Мой город, мои земляки Нужен ли нам сегодня в столице Украины музей, о котором идет речь? Полагаю, ответ однозначен – нужен! Уместно напом нить, что в былые времена в городе традиционно возникали раз личные музеи, при этом благодаря замечательным нашим земля кам. Стоит назвать хотя бы доброй памяти Богдана и Варвару Ха ненко, скульптора Ивана Гончара, гуманного и бескорыстного лекаря Давида Сигалова, одержимого библиофила Якова Берди чевского и других. Нельзя не вспомнить и нынешнюю интеллек туальную достопримечательность нашего города – «Дом Турби ных» (музей Михаила Булгакова), ставший в последние годы особенно популярным среди киевлян и гостей столицы. Мемори альная доска в честь Мастера была в свое время открыта как бы неофициально. Никто из городских властей на церемонию не прибыл. Но все таки она появилась. А само рождение такого му зея, как дань памяти известному земляку, стало долгожданным и знаменательным событием.

Эти выборочные примеры, тем не менее, вопиют: Киев дол жен пополняться не нелепицей архитектурных и скульптурных поделок в центре города, а новыми музеями, где будут не фаль сификации и полуправда, а творения честных талантливых мас теров. Два эти слова я соединяю совсем не случайно: они далеко не всегда стоят рядом. К прекрасным людям, талантливым скульпто рам Аде Рыбачук и Владимиру Мельниченко этот интеграл отно сится целиком без какой либо комплиментарности. Ведь именно они в свое время одними из первых откликнулись на трагедию Бабьего Яра – об этом мне довелось уже говорить в своей публика ции, в которой призывал киевскую власть поддержать их инициа тиву создания музея, а также в выступлении на состоявшейся в не мецком посольстве презентации труда о Бабьем Яре, изданного при содействии Посольства и его главы Диттмара Штюдемана. Бо лее чем драматично то, что труд Мастеров на Байковом мемори але был варварски залит бетоном. Но не залито их высокое и вы сокогражданственное творчество. Оно есть. И вот они предлага ют безвозмездно, не продавая свои работы за рубеж (а об их уровне еще и еще раз говорят записи в книгах отзывов на упомя нутых выше выставках), подарить их Киеву, создав музей – на века. И чем же отвечает «культурное» городское начальство?

Стремлением отобрать мастерскую, которую авторы предлагают отдать под музей. Печальный парадокс в духе нынешних про заических реалий, присущих скептическому времени. Вообще VII. Мой город, мои земляки сегодня отношение к музеям, памятникам, мемориальным зна кам минувшего в моем родном городе, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Могу удостоверить сколь настойчиво, но, увы, безуспешно добивался в последние годы помощи от власть пре держащих мой покойный друг Александр Грандо, создавший и бессменно возглавлявший в Киеве уникальный Музей медици ны. Столь же безуспешными оказались усилия общественности предотвратить перевод Музея истории Киева из старинного го родского здания в совсем не приспособленное для этой цели по мещение. И это только два примера, дополняющих ситуацию с предложением Рыбачук и Мельниченко и отражающих соответ ствующий настрой киевских властей. Это в полной мере отно сится и к памятникам, о чем писала в газете «День» Наталия Ярош, озаглавив свою статью «Собака на сене» с подзаголовком «Почему десятки памятников архитектуры остались бесхозны ми». В ней автор аргументировано показала – несмотря на то, что сегодня в Киеве создан ряд структур, призванных охранять памятники, их деятельность никак себя не оправдывает. Приме чательно, что в городском Совете Украинского общества охраны памятников истории и культуры не могут сказать, сколько же сегодня архитектурных объектов столицы имеют статус нацио нального значения – в доступных источниках фигурируют раз личный цифры, а ведь действительно в нашем древнем городе у каждого здания, сооруженного в прошлом, своя история, свои отличительные особенности, своя судьба. И каждое из них – сви детель славной истории Киева. Но пройдитесь по столичным улицам, даже в центре вы увидите заброшенные старинные пос тройки и дома, напоминающие развалины. И среди них те, что гордо именуются «архитектурными памятниками».

Объективности ради не могу не заметить, что в своих прош лых заметках я неоправданно скупо поведал о знакомых укра инских скульпторах, хотя имя наиболее мне близкого Николая Рапая вспомнил неоднократно. А еще упоминал имена талант ливых мастеров, с которыми часто встречался – Анатолия Фу женко, Галины Кальченко, Юлия Фридмана, воссоздавшего бронзовый барельеф моего отца как элемент памятника на Бай ковом кладбище, установленного коллективом его родного заво да. Относительно недавно познакомился с одаренным киевским скульптором Владимиром Филатовым, автором впечатляющих работ, посвященных видным деятелям культуры. Среди них 392 VII. Мой город, мои земляки скульптурные портреты Лермонтова, Пастернака, Мейерхоль да, Леннона. С добрым чувством вспоминаю прежнюю мастер скую Николая Рапая на Малой Житомирской, где не раз бывал и где по установившейся традиции собирались известные киев ляне – люди искусства. Среди них упомяну близких друзей хо зяина Романа Балаяна, Ларису Кадочникову, других кинемато графистов, артистов, художников. Встречал там и своего кол легу медика, видного кардиохирурга Геннадия Кнышова. Не давно встретился с Николаем Павловичем на творческом вечере Алексея Баталова, что проходил в помещении Киевского театра музкомедии. Рад был узнать, что он уже прочно освоился в сво ей новой мастерской на Владимирской, поглощен работой над памятником Михаила Булгакова. А несколько дней тому назад в сентябрьском номере «Зеркала недели» за 2007 год появилась статья о Мастере под примечательным названием «Он памятник ему… (скульптор Николай Рапай: «Булгаков скоро вернется в Киев»). В ней приводится текст беседы Рапая с журналисткой, в которой он делится своими мыслями о создании памятника и о своих прошлых работах над скульптурными портретами Леся Курбаса, Анатолия Соловьяненка, Георгия Товстоногова, памя тной доской Сергея Параджанова, которого он боготворил. За помнилось такое его высказывание: «Заниматься искусством – колоссальная благодать… Сам процесс упоительный». И еще, уже о новой работе: «Важно нам сделать так, чтобы Булгаков скоро вернулся в Киев — в бронзовом изваянии. Он – киевля нин, и не иметь здесь памятного знака писателю стыдно. Этим хотя бы восстановим доброе имя города». В этих проникно венных словах весь Николай Рапай, истинный человек искус ства, патриот своего Города, своих почитателей, коллег и дру зей. А еще человек, преданный своим близким, также как и он, талантливым художникам – дочери Кате и Ольге Перец Рапай, творчество которых широко известно. Пожелаем же всем им новых свершений.


Завершая заметки о родном городе, задумался о том, какой будет его судьба завтра, чего ждать нам – его обитателям? Воп рос трудный, и каждому читателю ответить на него придется са мому. Тем более, что все киевляне знакомы с нынешними реали ями как по собственным наблюдениям, так и по результатам со циологического исследования Центра им. Разумкова. Полагаю, что и первое, и второе позволяют в какой то степени предполо VII. Мой город, мои земляки жить направления дальнейшего развития Киева. Каковы же они, эти сегодняшние реалии, отталкиваясь от которых мы пы таемся представить наше ближайшее будущее? Сегодня в Киеве проживает постоянно 2,6 млн человек, или 5,5% населения страны. То есть, каждый восемнадцатый гражданин Украины – житель столицы. Чуть более половины киевлян (54%) – женщи ны, две трети – люди трудоспособного возраста, а пятая часть из него уже вышла. Из числа участников названного выше опроса 80% намерены и впредь жить в столице, 7% такую перспективу не приемлют. Последнее относят к своим детям 13% опрошен ных. В то же время 74% связывает дальнейшую судьбу детей с Киевом. И еще. Сегодня в городе 51% составляют коренные ки евляне, при этом треть проживает в Киеве более двадцати лет.

Около половины киевлян имеет высшее образование, а более по ловины (57%) составляют люди с высоким уровнем образования и высокой профессиональной квалификацией. Наша столица – город образования, науки, культуры, инновационный деловой центр. И, конечно же, центр политический. В этом плане он призван сыграть решающую роль в объединении Востока и За пада страны. Хотел бы надеяться, что эта благородная миссия завершится успехом в обозримом будущем.

Nota Bene Когда первая часть очерков уже была завершена и рукопись в целом подготовлена к печати, оказалось, что можно еще допол нить ее несколькими страницами. Неожиданно представившую ся возможность решил использовать, продолжив тему родного города выдержками из недавней публикации «О наболевшем после взыскательного разговора» в популярном издании «Здо ровье Украины». Это диалог о некоторых нынешних киевских реалиях упомянутой ранее журналистки Эльвиры Сабадаш и автора. Замечу, что затронутые положения волнуют и сегодня многих киевских медиков. Итак… Э.С.: На заседании общественного элитарного клуба, функ ционирующего под эгидой Украинского международного коми тета по вопросам науки и культуры, прозвучали настоятель ные призывы продолжить в масс медиа обсуждения состояния нашей нынешней медицины и организации здравоохранения. Вы участвовали в заседании и было бы интересно узнать, что Вас в этом плане волнует?

394 VII. Мой город, мои земляки Автор: Для меня как и для других киевских медиков очевидно, что крайне необходимы предметные и результативные меры, причем «cito!», как пишут врачи на рецептах лекарств, когда они экстренно необходимы. При этом не только на периферии, но и в столице.

Э.С.: Можете ли аргументировать это на примере конкрет ной отрасли медицины?

Автор: Несомненно. Даже на примере столь ответственной и сложной как, скажем, инфекционные болезни, с чем я не так дав но непосредственно столкнулся. Дело в том, что одному из близ ких мне людей срочно потребовалась госпитализация в отде ление нейропатологии инфекционной больницы, где работают отличные специалисты – сотрудники Института им.Л.В.Гро машевского нашей Академии медицинских наук. Вся необхо димая помощь больному была оказана. А вот, что представляет собой столичная клиника, которая десятилетиями продолжа ет размещаться в древнем помещении киевской монастырской лечебницы, разговор особый. Скажу коротко: моя жена, Елена Медведь, возглавлявшая вирусологическую лабораторию сто личной санитарно эпидемиологической станции, а ранее рабо тавшая в упомянутой больнице, утверждает, что за долгие годы там мало, что изменилось в отношении условий, в кото рых пребывают и врачи, и больные. А ведь вопросы создания над лежащей базы для совершенствования диагностики и лечения инфекционных больных продолжают оставаться даже в Киеве нерешенной проблемой. Посудите сами. В столице, как грибы после дождя возводятся дорогостоящие здания банков, налого вых инспекций, новоявленных коммерческих структур, элит ных жилых домов, а вот на строительство современной инфек ционной больницы (помнится, были планы соорудить ее на территории нынешней больницы им.Калинина, несколько лет пустовавшей) государственных средств до сих пор не нашлось.

Э.С.: В ряде публикаций встречаются сообщения о крайне неблагоприятной экологической ситуации в Киеве, и особенно, о загрязнении окружающей среды города опасными химическими веществами. Стала ли профилактика надежным средством охраны здоровья, в том числе, защитой от экологически и профессионально обусловленных заболеваний?

Автор: Это большой вопрос, требующий принципиального раз говора. Хочу напомнить, что я и мои коллеги – украинские гигие VII. Мой город, мои земляки нисты и токсикологи – неоднократно выступали по отдельным аспектам данной проблемы, которая, несомненно, является при оритетной, особенно для Украины. Ибо медицинская экология – одна из важнейших составляющих теории и практики охраны здоровья населения.

Сегодня украинский парламент среди приоритетных проб лем, которые следует решать в первую очередь, должен выде лить наряду с социальными и экологические проблемы. Нельзя не согласиться с нашим светлой памятью почитаемым земляком и коллегой Николаем Амосовым, не раз обращавшим внимание на то, что сегодня под медициной понимают преимущественно лечение болезней. Хотя на словах постоянно провозглашается главенствование профилактики, но на деле это оказывается лишь риторикой, в лучшем случае, благим намерением.

Э.С.: Я слушала на конгрессе по биоэтике Ваш совместный доклад с профессором В.Шумаковым о разгуле доморощенного целительства, знакома с другими Вашими публикациями на эту тему. Действительно ли Вы считаете ситуацию в этом смысле столь тревожной?

Автор: Убежден, что все мы должны именно так оценивать сегодня положение дел с зомбированием населения многочислен ными целителями, бурная деятельность которых, спекуля тивно облекаемая в такие определения, как нетрадиционная, альтернативная, биоэнергетическая, экстросенсорная, пара психологическая, по своим возможным последствиям чрезвы чайно опасна. А масштабы ее распространения и рекламиро вания в масс медиа приобрело просто невероятные размеры.

И наш Киев в этом смысле, увы, не исключение. А многие жур налисты просто забыли, рекламируя в сенсационных публика циях чудеса, творимые доморощенными врачевателями, что весь этот грандиозный ажиотаж – порождение смутных вре мен. Хотел бы им напомнить, что мудрый писатель и врач Сомерсет Моэм высказал подобное суждение лаконично, но предельно точно: «Нынче в обществе растет интерес к много численным экстрасенсам и чудотворцам. Надеемся, что чита телю полезно знать: «все это человечество уже проходило».

Еще раз повторюсь: это полезно знать прежде всего самим ав торам статей, пропагандирующим целителей и сомнитель ные новации нетрадиционного врачевания. А еще хотелось бы им напомнить, что слово не только лечит, но и, как говорили 396 VII. Мой город, мои земляки наши предшественники, слово ранит, слово убивает. Непред сказуемость и реальную угрозу подобного воздействия иллюст рируют данные доктора психологических наук В.Лебедева, о которых почему то предпочитают умалчивать авторы упо мянутых статей. А данные более чем убедительны. Для не сведущих в вопросе об угрозе массового целительства, они еще и красноречивы. Результаты наблюдений Лебедева, который провел специальное исследование, показали, что только после одного сеанса массового телевизионного целительства у 31% появились навязчивые движения головы и рук, у 11% – стойкая бессонница, головные боли, немотивированное чувство трево ги, у 3% – заметное снижение работоспособности. Особенно непредсказуемы и чреваты опасностью последствия подобного массового врачевания детей. По данным того же Лебедева, у 42% детей при обследовании было отмечено появление жалоб на ночные страхи и галлюцинации. У детей наблюдались так же тяжелые истероидные реакции. Нужно ли комментировать эти данные? Разве что напомнить одну из первых гиппокра товских заповедей: «Не навреди!».

Я как то писал о том, что можно, конечно, с пониманием относится к стремлению масс медиа обеспечивать свое мате риальное благополучие. Но не такой же ценой! Разумеется, наивно полагать, что подобные издания удастся усовестить.

Должны быть приняты действенные меры, прежде всего в пра вовом поле, как это делается в любом цивилизованном государ стве, с учетом всех аспектов – законодательных, нравствен ных, биоэтических, медицинских. О них подробно было сказано и в упомянутом вами докладе, и в публикациях, по этому не буду повторяться.

Ознакомив читателя с выдержками из этой публикации в «Здоровье Украины», хотел бы заметить, что здесь приведено только несколько положений из тех, что были мной высказаны в состоявшемся диалоге. И еще. Хотя с момента публикации прошло вот уже четыре года, все сказанное в ней не утратило своей злободневности, поскольку за это время мало, что изменилось в медицине и здравоохранении, в том числе, и в родном городе. Оказывается, само по себе не «все проходит».

Чтобы ситуация изменилась необходимы: стремления, время и реальные действия. Только тогда «sic transit Gloria mundi».

VII. Мой город, мои земляки Содержание Вместо предисловия Слово о литературном феномене ученого. Б. Патон....... От автора.......................................... I. Доверительно – моему читателю Зачем пишутся мемуары?............................ Curriculum vitae (сокращенная версия)................. Прошлое, которое с нами............................ II. Память и боль Сыновняя признательность.......................... Реквием по отцу. Заметки полувековой давности........ Еще о незабвенных родителях........................ Из отцовского архива............................... III. Отзвуки далекого детства Моя улица........................................ Школа на Жилянской............................... Литературная студия............................... Слово о верном друге................................ Борис Горенский................................... Дирижер Пирадов, или Случай в оркестре.............. Танцор с Тарасовской.............................. IV. Незабываемые студенческие годы Перелистывая старые записи........................ Знаменитый детский доктор........................ В двух ипостасях.................................. Юбилеи, юбилеи................................... V. О близких и друзьях Сентиментальные страницы......................... Валентина и Ежи.................................. «Фролькис – это была эпоха»........................ Нельзя смириться.......................... Город династии медиков.................... Учитель, ученики и бесценное наследие....... Глазами друзей........................... Уроки мудрого Амосова............................ Светлая память........................... О прошлом, которое с нами................. Интеллектуальное достояние настоящего и будущего............................... О сокровенном и личном.................... Содержание «Корпункт Гриши Кипниса»........................ Наш друг Рудя Салганик........................... Медицина как искусство........................... Династия и традиции...................... Немного хронологии и не только.............. Высокопоставленные пациенты.............. Врачевание, наука, творчество.............. Мадлен и Борис................................... Люди литературы и искусства....................... Неделя совпадений........................ Почитаемые Мастера...................... Одержимые театром....................... Памятное крылечко....................... Двое из мира кино......................... Патриарх здравствующих композиторов...... Музыка киевских холмов................... Ни на кого не похожий Параджанов.......... Автор одухотворенной графики.............. Человек многих талантов........................... Журналистская исповедь........................... VI. Воспоминания о коллегах медиках Одиссея партизанского доктора...................... Неповторимый Николай Лазарев..................... Древо братьев Коломийченко........................ По стопам отца................................... Ростислав Евгеньевич Кавецкий..................... Книги медиков и о медиках......................... VII. Мой город, мои земляки «Как тихий Киев за окном, который в зной лучей обернут»...................... Неизвестный Булгаков............................. Виктор Некрасов – трогательный портрет............. Затонский, сын Затонского......................... Киев и его почитатели (заметки разных лет) Аура родного города....................... Открытия, или Тени прошлого.............. Свидетельства графа Витте.................. «Киевские» страницы Эренбурга и Бережкова.. Антологии – детища земляков............... Одаренные Мастера........................ Книги и люди............................ Все смешалось в Киеве граде................. Nota Bene................................ Содержание Мемуарно-публіцистичне видання ТРАХТЕНБЕРГ Ісаак Михайлович Зупинитися, оглянутися Спогади, роздуми, портрети В двох книгах Книга Київ, «Видавничий дім «Авіцена»

(Російською мовою) Редактор Данкевич Н.П.

Технічні редактори: Бєлокриницький М.Й., Скатерна Г.А.

Дизайн та ком’ютерна верстка Леонової О.В., Мініної Н.М.

ТОВ «Видавничий дім «Авіцена»

Свідоцтво про державну реєстрацію № 22970288 від 24.01.96 р.

Свідоцтво про внесення суб’єкта видавничої справи до Державного реєстру видавців, виготівників і розповсюджувачів видавничої продукції ДК № 2726 від 18.12.06.

03150, Київ-150, а/с 302, тел. (044) 289-64- Підписано до друку 12.05.08.Формат 60х84/ Папір офсетний. Гарнітура Шкільна. Офс. друк.

Ум. друк. арк. 24,18. Обл.-вид.арк. 28,72.

Зам. СФ25. Тираж 500.

ISBN 978-966-2144-01- ISBN 978-966-2144-02-4 К.1 ББК 84(4Укр=Рос)6-

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.