авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |

«Посвящается родным и близким, друзьям и коллегам, неравнодушному читателю В рабочем кабинете лабораторного корпуса, что на Саксаганского, 75, Института ...»

-- [ Страница 5 ] --

Не могу не отвлечься и не сказать несколько слов о Паше Лебешеве. Вот уже три года как его нет, но Ксана и Сережа то и дело вспоминают своего доброго и талантливого друга. Талан тливого и в жизни, и в трогательном общении со своими колле гами по созданию известных лент. Поразительно совпадают рас сказы о Лебешеве Ксаны и Сережи с тем, что прочел в недавно вышедшей книге Георгия Данелии – книге тонкой, искрящейся 154 V. О близких и друзьях юмором и самоиронией. Названием ее послужила реплика одно го из героев фильма «Осенний марафон», сыгранного незабвен ным Евгением Леоновым: «Тостуемый пьет до дна!». О Лебеше ве автор говорит: «Он не знал слов «нельзя снимать». Он снимал при любом освещении. Даже при свете свечи. Натуру «Кин дза дзы» он снимал вообще без света....Приходит материал, смот рим на экране – великолепно!». И в другом месте: «Паша снял почти все фильмы Никиты Михалкова. В фильме «Родня» он иг рает шеф повара. И в жизни Паша был шеф поваром! Он обожал устраивать застолья. Сам покупал продукты, сам готовил, сам угощал. Всех! И был веселым, остроумным и обязательным».

Одна из киевских работ Сергея и Ксаны – художественная лента «Капитан «Пилигрима», экранизация романа Жюля Вер на «Пятнадцатилетний капитан», сделанная А.Праченко, в ко торой много крупных изобразительных планов, разнообразных цветовых композиций, сложных декоративных сооружений.

Упомяну и некоторые кинематографические работы Сергея и Ксаны последних пяти лет. А чтобы эти сведения не были пред ставлены сухо и восприняты читателем просто как информация, приведу их в той форме, в которой они были представлены в мо их очерках «Из записных книжек и не только...». Возможно, это может показаться весьма пространным отступлением от главной темы, тем не менее, полагаю, что такая форма не толь ко здесь, но и в ряде последующих эссе, себя оправдывает.

2002 год. Сейчас у нас гостит Сережа, чему Лена и я, естес твенно, рады. Приехал он в связи с приглашением Романа Бала яна принять участие в работе над фильмом под названием «Тьма». Содержание истории, которую предстоит воспроизвес ти в этом фильме, как и его название, выглядит на первый взгляд более чем мрачно – речь идет о событиях, происшедших в одном из интернатов для слепоглухонемых детей. На самом же деле будущая лента будет повествовать о необычных детях, их окружении, взаимоотношениях в этой особой среде сквозь приз му хотя и горького, но человечески чистого и светлого восприя тия неведомой нам жизни, совсем иного мира.

Здесь множество тонких психологических нюансов – в этом мире вечной тьмы и молчания свои образы окружающих предметов и людей, свое по нимание смысла происходящего. В общем, фильм совсем не прос той и уж никак не похожий на нынешние ленты, в которых столь часто преобладают скептический настрой, мотивы V. О близких и друзьях жестокости, цинизма, неверия в человека. Авторы сценария – два давних друга и творческих мастера – Ибрагимбеков и Бала ян. А Сережа, с которым Роман работал и раньше, приглашен в качестве художника постановщика. Думается мне, что Сере жу ожидает творческая интеллектуальная работа в новом ба лаяновском фильме. Хотя и совсем непростая... Кстати, как и непростым в эмоционально напряженных устремлениях на съе мочной площадке является сам создатель будущего фильма.

Рассказывая о будущем фильме, Сережа вспомнил одну из пер вых своих, совместно с Ксаной, работ в кино. То были сложней шие и очень интересные съемки, часть из которых проводилась ночью. Молодой тогда Роман Виктюк выбрал местом действия одесские катакомбы. Фильм под названием «Долгая память» вы шел на Одесской студии в 1984 году и особого успеха не имел.

Между прочим, в нем были заняты достаточно известные акте ры – Карцев и Бурляев. Вношу сюда эти сережины впечатления, поскольку раньше об участии его и Ксаны в создании этой ленты не упоминал. А вообще они за годы работы в кино привыкли к сложным условиям съемок и непрогнозируемым результатам.

2003 год. Кажется, я где то упоминал, что близкий друг Кса ны и Сережи Игорь Минаев – талантливый кинорежиссер – проживает сейчас в Париже. Днями он связался с Ксаной по те лефону и, узнав, что Сергей в Киеве работает с Балаяном над новым фильмом, перезвонил к нам. Он пригласил Сергея стать художником постановщиком своего очередного фильма и прис лал сценарий. Последний был прочитан с вниманием и интере сом. Художником по костюмам Игорь пригласил общую их ки евскую приятельницу Эмму Беглярову. Не знаю, осуществятся ли планы совместной работы над задуманным фильмом – воз никли обычные в таких случаях финансовые трудности – но предложение и перспектива такой работы заманчивы. Кста ти, впервые Ксана и Сережа встретились и познакомились с Игорем во время съемок давнего фильма Романа Виктюка о вой не. Недавно я встретил в печати публикацию о состоявшемся в Москве с 26 апреля по 6 мая первом Московском фестивале отечественного кино «Московская премьера». В этом фестива ле зрительских симпатий – так была определена его направ ленность – участвовали со своими работами известные масте ра, среди которых Эльдар Рязанов, представивший фильм «Ключ от спальни», Дмитрий Астрахан, создавший фильм по 156 V. О близких и друзьях роману А.Доде «Тартарен из Тараскона», Александр Хван с фильмом «Кармен», Бахтияр Худайназаров, привезший в Мос кву новую работу – фильм «Шик», уже показанный ранее на Берлинском фестивале. На закрытии был показан нашумев ший фильм Александра Сокурова «Русский ковчег». В упомя нутой публикации сообщалось, что картине Игоря Минаева «Лунные поляны» жюри другого фестиваля – «Киношок» – при судило Гран При «Золотая лоза». И еще было сказано (цитирую по А.Климакову, «ЛГ» №17, 30 апреля – 6 мая 2003 г.): «Карти на Игоря Минаева на кино для всех мало похожа: инцест, над рыв плюс бесконечная вязь очень красивых кадров... А посмот реть ее стоит...». Похвала, конечно. Но, я бы сказал, сдержанная.

2004 год. Сейчас Сережа со своим давним другом Игорем Ми наевым, приехавшим в Киев из Парижа, где живет и работает, приступил в павильонах киностудии к созданию декораций фильма «Далеко от Сансет Бульвара». О его и Ксаниной работе в этом фильме, мне кажется, я уже упоминал ранее. Сейчас еще раз внимательно перечитал сценарий, авторами которого яв ляются Минаев и Ольга Михайлова. В заключительном тит ре, как это следует из сценария, зритель будет уведомлен о том, что любое сходство с реальными людьми является случай ным совпадением. Однако, сведущие люди вправе предполо жить, что прототипами главных героев являются знамени тая в прошлом кинематографическая пара Любовь Орлова и Григорий Александров. Будущий фильм расскажет трогатель ную, пожалуй, скорее драматическую, историю их совместной и творческой жизни... Под впечатлением от сценария фильма рочитал две книги – вышедшую в серии «Искусство» еще в г. «Любовь Орлова в искусстве и в жизни» (автор Алексей Рома нов) и мемуарную книгу Григория Александрова «Эпоха и ки но», изданную еще ранее. В этих двух изданиях много познава тельного, поучительного, дающего читателю повод для разду мий. Выписал только три места из книги Александрова.

Опираться на традиции не значит стоять на месте. Опи раться на традиции,– значит начать новое дело не на пустом месте....Накоплен творческий опыт, кладовая, из которой можно черпать без конца.

Чем глубже знания, чем шире круг наблюдений, чем больше опыт жизни, тем ярче расцветает творческая мысль, тем обильнее творческий урожай.

V. О близких и друзьях Слово «юмор» происходит от латинского «humor» – влага. В противовес сухости. Мягкость в противовес жестокости.

И еще из книги мастера кинокомедии я узнал о ранее неизвес тном мне высказывании А.Герцена, смысл которого в том, что смех – одно из самых сильных орудий против всего, что отжи ло. Равно как о высказывании Н.Гоголя о том, что «смех – вели кое дело: он не отнимает ни жизни, ни имения, но перед ним ви новный – как связанный заяц».

Действительно, эти и другие места из книг, связанных с именами яркого творческого тандема, объединенного сорока го дами совместной жизни,– повод для размышлений. Встретил я у Александрова и описание эпизодов, вызывающих улыбку. Наи более занимательны те, что связаны со съемками его популяр нейших комедий. Вот один такой эпизод, случившийся во время работы над фильмом «Веселые ребята».

В сцене нашествия стада животных в столовую пансиона та с разгромом уставленного яствами стола требовалось зас нять как бык по кличке Чемберлен выпивает крюшон, приго товленный в большой стеклянной вазе. В результате живот ное пьянеет, ходит качающейся походкой, ложится на пол.

Чтобы достичь желаемого эффекта, предпринимались разные приемы, но все они заканчивались неудачей. И вот явился на студию гипнотизер, предложивший свои услуги. Впрочем, луч ше привести здесь оригинальный авторский текст.

Чтобы бык не крутил головой, его привязали между двумя врытыми в землю столбами, а гипнотизер сел напротив быка и стал таращить на него глаза. Надо сказать, что работал он честно. Ни разу не моргнул в течение четырех часов упорного напряжения, но, в конце концов, побледнел и, потеряв сознание, упал в обморок. Его унесли в студийную клинику, а с быком ни чего не случилось. Он как жевал лениво свое сено, так и продол жал его жевать...

А время шло. Декорация стояла, занимая площадь павильона.

Мы должны были снимать, выдавать по плану полезный мет раж. Наше положение было трагичным. И вот неожиданно явился симпатичный старичок с синими смеющимися глазами.

Это был ветеринар пенсионер.

– Вам надо, чтобы бык был пьяный, но тихий?

– Совершенно верно!

– Быку надо дать водки и изрядно разбавить ее бромом.

158 V. О близких и друзьях И тогда он будет и пьяный и тихий. Пошатается немного, ля жет и уснет.

Приняв все необходимые меры предосторожности, попробо вали. Ура! Все получилось как надо. Бык шатался, ложился, за сыпал. Одно мгновение смеха было снято.

Ксана и Сережа также могли бы сегодня рассказать о разных случаях из своей кинопрактики, занимательных для зрителя, но для участников съемок совсем не веселых. Действительно, не легкое это дело – снимать кино. И в прежние годы и во време на нынешние.

В одной из записных книжек я встретил запись, которую хо тел бы здесь привести, поскольку содержание ее имеет прямое отношение к теме кинематографа.

Сегодня, 16 июля, по телевидению на канале «1+1» в утрен ней информационной программе принимал участие Сережа. С ним беседовал популярный тележурналист Юрий Макаров.

Разговор шел о проекте документального фильма «Украина», который готовится снимать Ежи Гоффман. Сергей вскоре приступит к работе над этой лентой в качестве художни ка постановщика. Казалось бы, какова роль художника в доку ментальном фильме? Об этом и шла речь в диалоге. А еще, отве чая на вопросы Макарова, Сережа рассказал о недавней встрече с Ежи, к которому ездил на Мазуры. В этой же передаче были показаны кадры короткого выступления Гоффмана, обращен ного к будущим зрителям фильма. Он говорил об идее создания ленты, о своем видении трех будущих ее взаимосвязанных фрагментов – древней истории, более поздних временах, послед них и нынешних годах. А также о том, что в современном мире явно мало знают о прошлом и настоящем Украины, а многие даже точно не знают, где находится такая страна,– кстати, в равной мере это же можно сказать и о Польше – сегодня мно гие плохо себе представляют Украину и то, какой, предположи тельно, она может в ближайшем и более отдаленном будущем.

Сейчас Сережа вместе с директором картины Князевым ве дет кропотливую подготовительную работу и выбор натуры.

Они уже побывали в Переяславе Хмельницком, Чигирине, Кане ве и ряде других мест, связанных со знаменательными событи ями, историческими вехами в жизни украинского государства.

Работа над фильмом только начинается. Здесь уместно за метить, что Гоффман со своим другом и коллегой Скужевским V. О близких и друзьях начинали режиссерскую деятельность не с постановки худо жественных картин, а именно с документального кино. Итак, неутомимый Гоффман, признанный ныне в мире одним из мэт ров художественного кинематографа, решил тряхнуть ста риной. Надеются ли Сережа, Елена Коломийченко и все, кто участвует в этом проекте, на успех? Разумеется. Пожелаем им удачи!

Возвращусь к прерванному рассказу о фильме «Трудно быть богом» и выскажу предположение, что успех сценографии, точ нее изобразительного (художественного) решения ленты, вы шедшей на экраны на немецком и русском языках, а затем и на английском, во многом предопределил дальнейшую судьбу Кса ны и Сережи, притом не только кинематографическую. На ху дожников обратили внимание в Баварском обществе дружбы и культурных связей с бывшим СССР. Здесь следует особо сказать о ветеране этого общества Хельмуте Айхорне, конкретные дела которого снискали ему признательность, особенно после Черно быльской катастрофы. Хотелось бы заметить, что сегодня, когда Общество практически перестало существовать в связи с тем, что нет более Советского Союза, господин Айхорн недоумевает:

неужели следует создавать множество обществ по культурным связям с каждой отдельной страной, входящей в состав СНГ?

«Ведь у нас, – говорит он, – многолетние связи и с Москвой, и с Киевом, и со Средней Азией, и с другими республиками бывше го Союза!» Вопрос отнюдь не риторический и заслуживает осо бого и самостоятельного разговора. Так вот, Хельмут Айхорн совместно со спонсорами из баварского города Донауверта Клау сом Лангером и его коллегой Рудольфом Кюнцлером организо вал выставку Ксаны, которая нашла в печати широкое отраже ние. Позволю себе привести в переводе с немецкого текст статьи журналиста Хельмута Биссейнгера под названием «Вернисаж был событием» из местной газеты Донауверта. Вот этот текст с некоторыми сокращениями:

Если еще несколько недель тому назад были бы уместными привет и слова «Добро пожаловать!» в сопровождении красных цветов, то теперь художнице Оксане Медведь во время ее посе щения Донауверта преподнесли букет из цветов желто голубо го цвета. Национальным сочетанием цветов Украины, прини мая во внимание политические изменения, господин Клаус Лан гер оказал свое уважение художнице из Киева. Оксана Медведь 160 V. О близких и друзьях приехала со своим мужем Сергеем и дочерью Машей с берегов Днепра на Дунай, чтобы присутствовать на презентации вер нисажа своей первой выставки на Западе. Первая и един ственная презентация в Донауверте находится в начале длин ного ряда выставок, которые пройдут по южной Германии. В приветствии из цветов были отражены все политические со бытия в Советском Союзе. Клаус Лангер не скрывал, что посре ди подготовки к выставке устроители были ошеломлены ис торическими августовскими событиями в бывшем СССР, даже встревожены за судьбу вернисажа. Но тем большее счастье ис пытывает он теперь вместе с коллегой Рудольфом Кюнцлером, имея возможность продолжать серию выставок с участием мастеров международного класса – мастеров кисти и красок.

Мы уже принимали гостей из Аргентины, США, Франции и Венгрии. Напряженными и прелестными были они всегда, эти встречи с интересными художницами и художниками. Также как и в этот раз. При содействии Общества удалось привезти в Донауверт художницу, известную своим всесторонним даро ванием в старой Советской России. Клаус Лангер представил ее как мастера, который предпочитает необычное для нас нап равление в искусстве, названное самой художницей фантасти ческим реализмом.

Выставленные произведения открывают другую сторону Оксаны Медведь, с которой познакомил присутствующих Хельмут Айхорн. Оксана не только живописец, она также из вестна в области киноискусства. На выставке можно увидеть декорации к фильму «Трудно быть богом», экспонат «Башня радости», эскизы к ряду других кинофильмов. Ее художествен ные произведения можно найти во многих музеях Восточной Европы, а в ближайшем будущем, по видимому, также в боль шей мере и на Западе.

Что в тот вечер осталось невысказанным, во всяком случае, с оценкой «особый расцвет», было ясно всем посетителям.

Перестройка общественной жизни в Советском Союзе делает возможным созидателям в области художеств свободу изобра жения в своей работе. Встреча с художницей и ее семьей, а также с другими гостями из Киева и Санкт Петербурга (среди них автор киносценария) на основе своего характера взаимопо нимания между народами оставила о себе у многих посетите лей глубокое впечатление. Хельмут Айхорн сумел еще больше V. О близких и друзьях углубить сердечную связь, говоря трогательные слова о послед ствиях атомной катастрофы в Чернобыле на Украине – роди не Оксаны Медведь. Размеры заражения радиоактивными ве ществами невообразимы. Айхорн призвал оказать помощь пос традавшим детям. Когда посетители вернисажа – бургомистр города, другие представители властей, бундесвера, духовен ства, экономики и торговли – любители искусства – отправи лись домой, они были едины в том, что дирекция в рамках орга низации многочисленных выставок позволила им пережить особое событие, получить радость от соприкосновения с прек расным изобразительным искусством.

Приведу еще комментарий к другой выставке, состоявшейся позже в другом месте – Иннинге на озере Амерзее, в тридцати пяти километрах от Мюнхена. На ней экспонировались работы и Ксаны, и Сережи. Вот этот небольшой комментарий.

Оксана Медведь и Сергей Хотимский пишут свои картины для людей, хотят понять их проблемы и заботы. Каждая из их картин, написанных маслом, рассказывает свою историю, суть которой не поймешь, бросив лишь беглый взгляд. Природа, городские картинки рассказывают историю людей. Все это создает маленькие сюжеты, связанные одним общим началом.

Там, где соприкасаются человек и природа, соприкасаются и их краски. Дверь еще открыта, ключ в замке – но из невероятной страны степей возвращается человек, ушедший, казалось, нав сегда. Дверь открывается в начале пути, который символизи рует жизнь: с одной стороны окно (бытие), с другой – зеркало (отображение бытия). Несовпадение картин реальной жизни и их отображений вряд ли удивительно: многие различные пер спективы соединяются в каждом отдельном отображении. Ху дожники хотят создать своими работами уютный для челове ческих душ мир ощущений. Теплые краски, натуральные тона и ясные формы не стыкуются с недружелюбными настроения ми, дикой природой, часто тяжелыми условиями, где живут простые люди с их бедами и проблемами. Они смотрят на вас с картин и это сюрреалистичное звучание художники усили вают своей сверхчеткой манерой. Натянутой струной на фоне грустного пейзажа висит чистое белье, над безутешными людьми парят ангелы. И всегда человек, встречаясь с окружаю щими его цветами или зверями, держит в руке маску, отнятую у природы...

162 V. О близких и друзьях Работая сейчас в Баварии, Ксана и Сережа овладели новым для себя видом изобразительного искусства, присоединив к про фессии художника театра и кино еще и мастерство настенной живописи. Несмотря на многолетнее творческое содружество, каждый из них сохраняет свою индивидуальность, у каждого на счету собственные работы, экспонировавшиеся на многих выс тавках в разных странах. Статьи об их творческом пути и репро дукции ряда работ последних лет были включены в четырехтом ное издание «Европейский художественный лексикон». Изда ние весьма престижное.

При всем том, если бы меня спросили, чем больше всего я удовлетворен в достигнутом моей дочерью и зятем, то, призна юсь, не столько их высоким профессионализмом и несомненным авторитетом среди коллег по изобразительному искусству, а иным. Знающие привязанность Лены и мою к младшей внучке Машеньке, которая, как я уже писал, воспитывалась в нашем доме, легко догадаются, что речь идет именно о ней. Сейчас уже можно с уверенностью и объективно свидетельствовать, что она переняла от родителей многие присущие им качества – внутрен ний эмоциональный настрой, отрешенность от обыденных жи тейских устремлений, непреодолимую тягу к духовности и ис кусству.

Когда мы ежегодно гостили у дочери в Мюнхене, не переста вал поражаться одержимости музыкой хрупкой Машеньки. По семь восемь часов в день она за роялем, с тяжелой, набитой но тами сумкой ездит за 170 км в Нюрнберг, где учится на концер тном отделении в хохшуле – так называется в Германии высшее музыкальное учебное заведение. Постоянно готовится к участию в концертах классической музыки.

Мы с Леной недавно еще раз прослушали часовую запись ее выступления с камерным оркестром «Die Zarge», приуроченно го к двадцатипятилетию со дня его основания, в котором Маша исполняла сложную партию фортепиано с оркестром – произве дение одного из старейших современных немецких композито ров Харалда Генцмера. Исполняла вдохновенно и была с успе хом принята строгими ценителями музыкального искусства.

А еще в ее нынешнем репертуаре – произведения Моцарта, Шу берта, Шумана. Я вспоминаю слова своего друга Владимира Фролькиса, к памяти которого не раз возвращаюсь в своих за метках, – Маша, приезжая в Киев, проигрывала ему некоторые V. О близких и друзьях вещи этих композиторов – о том, что исполняет она их с непод дельным сопереживанием. В.В. был убежден (и часто говорил об этом Лене и мне), что мы недостаточно оцениваем Машину всес тороннюю одухотворенность.

В один и тот же день – 15 ноября 2006 года – обе наши внучки преподнесли нам приятные сюрпризы. В связи со столетием Ки евского экономического университета (ранее институт народно го хозяйства) министр образования и науки Николаенко вручил Ирине в числе наиболее отличившихся преподавателей «Знак Петра Могилы». Полагаю, награда эта вполне заслуженная, поскольку наша внучка много сил, энергии и вдохновения отда ет своей деятельности в качестве заместителя заведующего ка федрой, заместителя декана юридического факультета и уче ного секретаря Совета. Добросовестностью, строгостью, предан ностью делу она наследует качества своих родителей. А Маша в этот день поступила в аспирантуру Высшей музыкальной шко лы в Мюнхене. Окончив в этом году аналогичное учебное заведе ние в Нюрнберге, она решила продолжить образование уже в ка честве аспиранта под руководством ректора мюнхенской Hochseule Зигфрида Мазуэра, который, подробно побеседовав с претенденткой и прослушав ее игру на фортепиано, дал свое сог ласие работать с ней. Несомненный успех нашей молодой пиа нистки. Обретают наши внучки свое профессиональное лицо, преодолевают сложности становления, вынашивают новые пла ны, реализуют ранее намеченное. Нашему внуку студенту пред стоит их догонять. Но это – впереди.

Завершая очерк, рискую обратиться с вопросом к читателю:

воспринял ли он доверительную тональность моих «сентимен тальных страниц»? Вопрос, пожалуй, риторический и ответ мне неведом. Но, так или иначе, я искренне попытался запечатлеть в очерке, хотя бы отрывочно, отдельные штрихи семейной хро ники, черты былого и нынешнего, связанные с самыми дороги ми мне людьми. А сентиментальная тональность этих искрен них записей, как я уже писал вначале, в большей мере, дань воз растному настрою. Последнее, полагаю, позволяет мне надеять ся на снисходительность читателя.

164 V. О близких и друзьях Валентина и Ежи алентина Гоффман, урожден В ная Трахтенберг,– моя двою родная сестра, отец которой – Борис Трахтенберг – родной брат моего отца. Как и наша семья, проживали они до войны в том же доме по Тарасовской, 6. Старший брат Валентины, обладавший таким же именем, как и я,– чтобы не было путаницы, сверстни ки к имени прибавляли слово «второй» (он моложе меня) – с дет ства увлекался всем, что связано с военной службой. Последняя и стала его профессией. Высокий, статный, розовощекий, ему очень шла зеленая форма пограничника. В погранвойсках он дослужился до звания подполковника. Умер рано, в Новорос сийске. Их отец а мой дядя Борис многие годы до войны работал провизором в аптеке. Во время войны не успел эвакуироваться из Киева, остался на оккупированной территории и погиб. Так и неизвестно до сих пор, где это случилось, и где он похоронен.

Мать Валентины вместе с детьми успела уехать из Киева и оказалась в Средней Азии. Затем, после возвращения,– а работа ла она до войны артисткой хора Киевского оперного театра – вновь пришла в театр, но вскоре умерла. Вот такое нерадостное детство было у Валентины, рано потерявшей родителей. Брат к тому времени уже служил в армии.

Трудно сказать, как сложилась бы ее дальнейшая судьба, ес ли бы не встреча с Цезарем Малёнеком – польским студентом, учившимся в Киевском политехническом институте. Встреча завершилась замужеством, и вместе с Цезарем после окончания им института Валентина уехала в Польшу, где и прожила всю свою последующую жизнь.

Недолго просуществовал их брак, распавшийся после того, как на отдыхе в Закопане (под Краковом) Валентина встретила Ежи Гоффмана. К тому времени он – выпускник Всесоюзного института кинематографии, известного как ВГИК, – возвратил ся из Москвы в Варшаву и приступил к работе в документальном кино. Вся ее дальнейшая жизнь связана с именем Гоффмана, творческая деятельность которого протекала при ее самом V. О близких и друзьях активном участии. Валентина не только всегда поддерживала Ежи и была опорой в его нелегких кинематографических буд нях, обеспечивая быт семьи, но и являлась во многом его совет чиком в делах сугубо творческих. Кстати говоря, это с ее легкой руки удалось открыть для польского кинематографа блиста тельного актера Даниэля Ольбрыхского, в последующем неиз менного героя гоффмановских фильмов. Она же была инициа тором приглашения Богдана Ступки для участия в последней ленте Ежи «Огнем и мечом». Помню, как звонила она нам домой из Варшавы и настоятельно просила срочно прислать фотогра фию Ступки. Повлияла Валентина и на выбор Ежи на одну из главных ролей в «Огнем и мечом» Александра Домогарова – мо лодого актера театра им.Моссовета. Вот что рассказала по этому поводу журналист Марина Райкина в газете «Московский ком сомолец» (9–16 декабря 1999 г.): «Надо заметить, что на выбор нашего артиста (А.Домогаров. И.Т.) повлияла жена Ежи Гоф фмана – Валентина, которая была его душой, правой рукой и верным советчиком. Она же посоветовала утвердить Изабеллу Скорупко и не ошиблась.»

А вот что сказал Богдан Ступка, когда делился в одной из сво их публикаций впечатлениями о встрече и работе с Ежи Гоф фманом: «Когда я приехал в Польшу на съемки, Гоффман, сме ясь, мне говорит: «В том, что тебя пригласил, виновата Валя.

Она все твердила: возьми Богдана». Это была удивительно кра сивая и мудрая женщина. Кстати, Валя – бывшая киевлянка.

Очень любила город своего детства.» Как бы дополняя эту ха рактеристику, известный киевский журналист – мой добрый знакомый Дмитрий Киянский писал: «Валя Гоффман когда то жила на Пушкинской. В юности мы были знакомы. Красота со четалась в ней с редким обаянием и отзывчивостью.» Так оно и было. Недаром ее близкие подруги Нина Брудная, Кристина, Изабелла (Белка, как называла ее Валя), Наташа Бажан и дру гие, имен которых я сейчас не припомню, просто боготворили ее, всегда обращались за советом, а при необходимости, и за по мощью. Среди них Валентина была верховодом. Все они, благо даря ей, стали и близкими друзьями Ежи.

Мне горько писать о том, что Вали уже нет в живых. Она не дожила чуть больше месяца до премьеры «Огнем и мечом», ко торую так ждала. Мне рассказывали, что когда это произошло,– нам на второй день позвонил из Варшавы Ежи,– все были 166 V. О близких и друзьях уверены, что он не придет на съемки, которые продолжались.

Но он появился на площадке с зеленым лицом, на которое страшно было смотреть, и только сказал: «Мотор!».

Сейчас, когда пишу эти заметки о Валентине и Ежи, я вспоми наю наши встречи в последние годы. У нас в доме, на Мазурах на их просторной даче, расположенной на самом берегу озера, в их доме в Варшаве, где всегда останавливались друзья. Помню, когда был там в последний раз, гостила у Вали ее подруга Лидия Федосеева Шукшина. А в разные годы у них бывали или оста навливались Владимир Высоцкий, Марина Влади, Михаил Ко заков, Лев Кулиджанов, Савва Кулиш. Всех не перечесть. Дом и в Варшаве, и на Мазурах, где Ежи часто работал со своим рос сийским другом – сценаристом Владимиром Железниковым, всегда был открытым и радушным. И всегда Валентина была его добрым ангелом и гостеприимной хозяйкой.

Вспоминаю свой первый приезд в Варшаву, когда Валя и Ежи еще жили в небольшой квартирке. В тот вечер моего приезда, а было это еще в начале шестидесятых годов, собралась у них от личная компания людей интересных и известных в среде кине матографистов. Среди них – режиссер Марлен Хуциев, оператор Марина Пилихина, актриса Марианна Вертинская. Они приеха ли тогда в Варшаву, если не ошибаюсь, после премьеры фильма «Мне двадцать лет», наделавшего много шума. А может быть, даже привезли этот фильм с собой. Вечер затянулся далеко за полночь. Ежи и его другу и коллеге Ежи Скужевскому приш лось даже съездить в ночной магазин, чтобы привезти еще вод ки. Помню, посидели на славу. Очень любили Валя и Ежи такие застолья, общение со старыми друзьями, творческие споры, рас сказы о всяческих историях из жизни и из кино. Любили ездить на кинофестивали. В общем, жили полнокровной и интересной жизнью. Всегда в атмосфере то ли подготовки к новому фильму, то ли работы над ним. Всегда – в планах, суете и разъездах.

Когда как гром среди ясного неба потребовалось сделать операцию Валентине, и она завершилась успешно, думали, пронесет, все образуется, все будет хорошо. Казалось бы, все к этому идет, обойдется... Ошиблись... Минуло уже несколько лет, как Вали нет с нами, и как напоминание о ней на экранах многих стран идет «Огнем и мечом» – грандиозная лента, посвя щенная Ежи ее памяти. Ксана, Сережа и Маша ездили на пре мьеру фильма в Варшаву. Рассказывали, что когда в огромном V. О близких и друзьях заполненном до предела помещении Варшавского оперного те атра, в котором состоялась премьера фильма, выступал Ежи и сказал, что эту ленту посвящает своему верному и любимому другу и жене Валентине, его слушали с особым вниманием. Ког да же, сказав об этом, он от волнения не мог продолжать выступ ление, и возникла томительная пауза, весь зал как один человек встал и молча почтил Валину светлую память.

Приезжал Ежи с фильмом и в Киев, где в самом большом сто личном зале – дворце «Украина» – демонстрировал его украин скому зрителю. В подавляющем большинстве отзывов и рецен зий лента была высоко оценена. В некоторых злопыхательских статьях повторялось избитое мнение о том, что это произведение Сенкевича, которое экранизировал Ежи Гоффман,– антиукра инское. Кстати, такая точка зрения была высказана отдельны ми участниками дискуссии – они, правда, оказались в меньшин стве – в Доме кинематографистов еще при обсуждении замысла экранизации романа. Было это до начала съемок. Запомнились агрессивное выступление преподавателя теологии Киево Моги лянской академии и убедительное ответное выступление Богда на Ступки.

Много рассказывал нам Ежи о работе над этим фильмом, уже провозглашенным в Польше – по масштабам производства, сто имости, числу зрителей – польским «Титаником». Действитель но впечатляет своеобразная статистика:сделана лента всего за 118 съемочных дней, заснято 130 километров пленки, в фильме было занято 350 актеров и 20 тысяч статистов, сшита для них тысяча костюмов, использовано шесть тысяч предметов рекви зита, 250 лошадей, за которыми ухаживало 300 человек, стои мость фильма – 8,5 миллиона долларов. Казалось бы, столь ги гантское во всех отношениях, полотно снято в рекордные сроки.

Но, справедливости ради, следует напомнить, что дорога этого фильма на экран растянулась почти на... 19 лет. Ведь идея его съемки зародилась еще в 80 м году, когда Ежи уже отснял две части трилогии Сенкевича – «Пан Володыйовский» и «Потоп».

Однако тема польско украинской войны была тогда категори чески запрещена. Вот такая краткая предыстория. Еще, говоря о Ежи, хотел бы заметить, что когда то он был документалис том. Вместе с Ежи Скужевским сделал больше десятка картин, получивших широкое признание. А затем с ним же снял игро вые ленты «Гангстеры и филантропы», «Закон и кулак», «Три 168 V. О близких и друзьях шага по земле». Все это фильмы современные или о недавнем прошлом, как и более поздние ленты Гоффмана. Среди них «Зна харь», «Прокаженная», «До последней капли крови», «Прекрас ная незнакомка» с Никитой Михалковым в главной роли. После фильмов «Пан Володыйовский» и «Потоп» – номинант на «Оска ра» 1975 года – Гоффмана начали укорять в «бегстве в историю», на что он ответил: «Я в нее не бегу, я ее люблю». Эта любовь к ис тории в полной мере отразилась и в его последней работе.

Говоря о творчестве Ежи Гоффмана, наш общий друг Влади мир Кунин в одном из своих интервью в Германии справедливо отметил, что блистательные успехи польского кинематографа послевоенных лет связаны с именами режиссеров, в том числе Гоффмана, делавших свое кино «...ни на что не похожим, такой чистоты, глубины и откровения, которого мы добивались край не редко». На страницах «Известий» другой наш друг – киноре жиссер Вячеслав Криштофович так откликнулся на огромный успех «Огнем и мечом», который в украинских кинотеатрах просмотрело более пятидесяти тысяч человек. «Успех объяс ним,– комментирует Криштофович,– это качественный фильм о нас, нашей истории. Когда у нас поймут потребность в таких картинах, наше кинопроизводство оживет.»

Сегодня Ежи Гоффман прочно занял свое достойное место сре ди мастеров польской кинематографической школы, таких как Ежи Кавалерович, Анджей Вайда и Казимеж Куц. Он – Мастер с мировым именем, лауреат многих международных кинофести валей, глава кинообъединения «Зодиак». А для меня он не толь ко самобытная личность в искусстве, но и яркая личность в род ственном общении, открытый, искренний и любимый нашей семьей человек, дорогой Юрек, проживший с Валентиной прек расную светлую жизнь. Надеюсь, ему еще многое удастся сде лать на сложном и благодатном поприще современной кинема тографии.

В последний свой приезд в Киев Ежи Гоффман, Юрек, как мы его по родственному называем, не раз встречался с журналиста ми, которые писали о нем особенно много, а на телевидении бы ла снята его встреча со зрителями в программе Ноябрева «Я па мятник себе...». И неизменно Юрек в диалогах с журналистами и телеведущим, рассказывая о своем кинематографическом творчестве и о личном, вспоминал Валю. Упоминал и о том, что в Киеве находятся близкие ему люди, с теплом называл наши V. О близких и друзьях имена. Одна из публикаций – в газете «Сегодня» (автор Галина Цымбал) – вышла под названием «Женой Ежи Гоффмана была киевлянка», и в ней было сказано: «Ежи Гоффман очень любит Киев. И не только потому, что здесь у него близкие и друзья, но и потому, что это – родина его ангела хранителя незабвенной жены Валентины». Со слов Юрека о любимой Вале Трахтенберг журналистка в этой публикации написала: «Валентина не до жила до триумфальной премьеры «Огнем и мечом» всего лишь полтора месяца. Воистину это был их общий ребенок. Фильм Ежи Гоффман посвятил ее памяти, а на могильной плите высек надпись: «Родителям, научившим меня мечтать, Валентине, не позволившей мне разувериться».

В статье Г.Цымбал рассказывается о поразительном успехе фильма, которому предшествовал впечатляющий зрительский резонанс, вызванный предыдущими лентами режиссера – «Про каженная», «Знахарь», «Прекрасная незнакомка» и, особенно, двумя фильмами по исторической трилогии Сенкевича – «По топ» и «Пан Володыйовский». Но заключительный аккорд этого триптиха, хотя, как известно, у Сенкевича последователь ность была иной, превзошел все ожидания. Демонстрация филь ма только в одной Польше окупила все затраты и превысила зри тельский рекорд, ранее принадлежавший «Титанику». А ведь судьба постановки фильма до начала съемок была под вопросом.

И здесь Юрек снова вспоминает Валю. Процитирую это место из публикации:

Казалось, фильму уже не суждено было появиться на свет;

сначала ему не давали ход из за отображенных в романе полити ческих перипетий, а потом все замерло из за финансовых проб лем. Многие считали меня одержимым, и если бы не поддержка Валентины, я бы не вышел из всего этого целым и невредимым...

Никто не давал денег. «Кредитбанк» согласился, но под залог.

Им стало практически все наше имущество, включая кварти ру, загородный дом, машину. Валентина согласилась, и ни разу не было и тени упрека. Она боролась за фильм вместе со мной, уже зная что тяжело больна.

И еще из той же статьи Галины Цымбал:

Перед началом съемок ей сделали операцию, потом извест ный профессор из США помог какими то чудодейственными ле карствами. На время болезнь отступила, но к окончанию съе мок возвратилась. Валентина до конца была рядом с Ежи, и 170 V. О близких и друзьях никто не подозревал, каких усилий воли ей это стоило. После очередной химиотерапии она приезжала на площадку и помога ла чем могла. Сам режиссер считает, что экранизацию благо словил Бог, ведь в последний съемочный день группа успела за кончить работу за пять минут до срока, установленного бан ком кредитором.

Спустя несколько месяцев после пребывания Юрека в Киеве я прочитал в «Известиях» текст интервью, которое дал спецкору газеты Юлию Кантору выдающийся современный режиссер, ле генда европейского кинематографа, как было сказано в газете, земляк Ежи Гоффмана – Анджей Вайда. В нем он поделился с читателями своими раздумьями о том, что интеллигенция поки нула кино и села перед телевизором. А молодежь сегодня, по мнению Вайды, относится к кинематографу как к развлекатель ному виду искусства, чему во многом способствуют зарубежные, особенно американские фильмы. Поэтому такие польские лен ты, как, например, «Доктор Корчак» и «Страстная неделя» дол гое время не имели шансов пробиться к зрителю. Но вот Гоф фман сделал «Огнем и мечом», а он, Вайда,– «Пана Тадеуша», и вдруг выяснилось, что есть публика, и «мы поняли, что зрители хотят подкрепления своего интереса». Слова всемирно известно го Мастера, подтвердившего бесспорный интерес, вызванный гоффмановским «Огнем и мечом», многого стоят. О феноменаль ном успехе фильма говорили коллеги Юрека и на юбилейном торжестве весной этого года, посвященном семидесятилетию ре жиссера. К сожалению, я и Лена по ряду обстоятельств не смог ли поехать на празднование, куда Юрек настойчиво нас звал. За тем, уже от него самого узнали, что юбилей прошел с участием многих друзей, приехавших из разных мест, прошел как собы тие знаменательное и в личностном плане, и в общественном.

Дай Бог Юреку новых творческих свершений и удач! Сейчас он работаетнад фильмом «Старая башня», в основу которого поло жена легенда о жестоком князе Попеле. Лента снова историчес кая, но события, которые в ней будут представлены, поучитель ны и в нынешних реалиях. Основную идею фильма выражает древнее утверждение: «Тот, кто злоупотребляет доверенной ему властью, недостоин эту власть иметь». Не правда ли, подобное суждение и сегодня звучит весьма злободневно?!

Ежи – истинный профессионал, всегда ратовавший за высо кое мастерство во всех жанрах и специальностях работников V. О близких и друзьях кинематографа. В октябре 2005 года в интервью газете «Ком ментарии» на вопрос журналистки о том, что в нашей кинема тографии может быть конкурентным полем, он высказался весь ма эмоционально и точно.

Все. И любовь, и ненависть, и борьба за власть, и коррупция, и вся наша жизнь... Но расскажите о ней интересно! Дайте мне человеческую историю! А у нас до сих пор никто не умеет писать сценарии – вместо сценариев какие то смешные раз глагольствования! Потому что не понимают, что писать сценарии – это профессия. А полагают, что каждый может все... Каждый может быть врачом... Каждый может быть по литиком... Каждый может быть режиссером... Каждый мо жет писать сценарии... Только зритель почему то смотреть это кино не хочет. Потому что все хотят лечиться у насто ящего врача и дом нанимают себе строить настоящего архи тектора... Надо ценить профессию!

Вот это «надо ценить профессию» – кредо Ежи, которое не мо жет не вызвать желание безоговорочно его разделить.

«Фролькис – это была эпоха»

Нельзя смириться...

смотрю сейчас на фотогра Я фию, сделанную в день шес тидесятилетия В. В., как его обычно называли сотрудники и ученики, и думаю, что 27 го января, в день его рождения, мы собрались бы у нашего друга, чтобы отметить это событие. Но, увы, встречи и радости общения с ним – как ни трудно это осознавать – более не будет. Опустел его рабочий кабинет в институте на Вышгородской, наглухо закрылись двери госте 172 V. О близких и друзьях приимной квартиры на Пушкинской. И невольно в памяти встает образ заколоченного дома на полотне известного живо писца с печальной надписью «Все в прошлом». Трудно с этим смириться. Я беру в руки одну из публикаций моего друга, вы шедшую накануне его юбилея, под названием «Качество жиз ни переходит в ее количество» с ироничным подзаголовком «опыт юбилейного самообслуживания». Процитирую запом нившийся фрагмент.

Чем старше становишься, тем острее воспринимаешь вихрь уходящего времени, понимаешь, что для тебя это категория уже не относительная, а абсолютная. Когда Альберта Эйн штейна попросили очень популярно объяснить сложнейшую теорию относительности, то он сказал: «Ничего нет проще.

Смотрите, как стремительно проносится жизнь, и как мед ленно тянется время до обеда». И все же есть средство если не повернуть время вспять, то, во всяком случае, ощутить его протяженность. Это, во первых, интересные люди, дела, эмоции;

во вторых, мысли о будущем, желания и стремления, которые с возрастом становятся все более значительными и менее досягаемыми;

в третьих,– память и воспоминания.

И в другом месте той же публикации:

Время уже не время, если оно миновало. Это так и не так.

Для человека вехами в прошлом становятся воспоминания. Го ворят: «воспоминания всплывают». Они не всплывают, они всег да с нами, и это почти единственное, что невозможно отнять.

Как точно и вместе с тем грустно сказано: «память и воспоми нания»...

Город династии медиков Не раз рассказывал мне Владимир Вениаминович о Житоми ре, где прошли его детство и юность, об отце и близких, посвя тивших себя высокой врачебной миссии. Его повествование о родном городе я воспринимал с особым вниманием, ибо и сам ро дился в Житомире. Из Киева мы вместе совершили туда в раз ные годы несколько поездок. При этом если для моего друга го род, разительно изменившийся, был узнаваем, то для меня, по кинувшего его с родителями в трехлетнем возрасте, все было незнакомым и внове. С увлечением и подробными комментария ми ознакомил меня В.В. со Свято Преображенским собором, Крестовоздвиженской церковью (сейчас там Музей природы), V. О близких и друзьях впечатляющим зданием костела – сооружения первой половины XVIII века. Показал и старинное здание, принадлежавшее ранее католическому епископу, где выставлены картины италь янских и фламандских художников XVII–XVIII веков, среди которых и полотно Рубенса. Хотя и коротко, побеседовали мы с некоторыми из нынешних горожан. В.В. заметил, что, как и одесситы, житомиряне обладают особым чувством юмора. Не случайно обратили наше внимание на занятный лозунг, красую щийся при въезде в район, названный в честь знаменитого зем ляка – конструктора космических кораблей Сергея Королева.

Броский текст возвещал о юбилее «королевского района». Пове ли нас к бронзовому бюсту Пушкина, назначая встречу у которо го, горожане говорят: «Встретимся у Саши». Обратили наше внимание и на три уникальных старинных особняка, отданных городскими властями загсу, сельхозакадемии и службе безопас ности. Сочетание, прямо, скажем, неожиданное. Равно как и на личие в городе длиннющего многоэтажного здания, названного острословами «Великой Китайской стеной».

Приехав в Житомир в конце восьмидесятых, попали мы под проливной дождь. С трудом разыскали бывшую квартиру, где жила семья Фролькисов. Сейчас в ней разместились функционе ры не то местного отделения «Руха», не то какой то другой об щественной организации. Затем поехали на давно закрытое го родской кладбище, где из за густой пелены дождя долго не мог ли найти могилу родителей Владимира Вениаминовича. Нако нец пошли в обход через поваленные старые деревья и добрались до черной мраморной плиты с их именами. Молча постояли, положили цветы. Когда написал сейчас эти строки, невольно задумался: доведется ли побывать еще в этом городе, славном многими известными людьми? Ведь нет для меня больше самого дорогого из них – неповторимого В.В. – инициатора «путешес твий в прошлое»...

Владимир Вениаминович, а еще ранее его старший брат, как и он поступивший после окончания школы в Житомире в Киев ский медицинский институт,– наиболее известные и яркие пред ставители потомственной врачебной династии Фрольки сов Сливко, унаследовавшие от своего отца Вениамина Фрольки са любовь к медицине. Все они завоевали в последующем заслу женное признание медицинской общественности и благодарных пациентов. Старший брат Владимира Вениаминовича – 174 V. О близких и друзьях А.В.Фролькис, стал одним из ведущих российских гастроэнте рологов. Из других ближайших его родственников хорошо из вестны в Украине одаренные клиницисты – педиатр А.Э.Сливко и психиатр И.Э.Сливко, их сыновья, работавшие в Киеве, один из которых уролог, второй – невролог, третий, ныне возглавля ющий в Запорожском медицинском университете кафедру био физики,– физиолог. Долго занималась врачебной и научной дея тельностью в Донецке двоюродная сестра братьев Фролькис А.Б.Сливко, унаследовавшая специальность отца – известного в Житомире отоларинголога. Сегодня в далекой Америке в извес тной университетской лаборатории, продолжая традиции отца, успешно проводит научные исследования медико биологической направленности младшая дочь Владимира Вениаминовича – Ма рия Фролькис, а в другом университете, но уже в Израиле – старшая его дочь – патофизиолог Инна Фролькис. По врачебной стезе пошел и ее сын Александр – любимый внук В.В. Среди представителей семейной династии Фролькисов Сливко следует назвать и известного в Украине военного врача уролога, доктора медицинских наук Б.С.Гехмана, отец которого был одаренным хирургом. А всего к этой славной династии принадлежит более тридцати врачей. Впечатляющая цифра! Имя Владимира Фролькиса – представителя этой династии – прочно вошло в ряд признанных сегодня в мире ученых медиков. Не так давно под эгидой Национального музея медицины Украины увидело свет уникальное издание «Выдающиеся имена в мировой медици не». Об этом издании в сентябре 2002 года уже писалось на стра ницах «Зеркала недели». В очерке «Рыцари медицины: дань ис торической памяти» особо было отмечено, что последнее столе тие обогатило нас именами крупных ученых – представителей теоретической медицины, клиники, гигиены, социальной и профилактической медицины. Это случилось во многом благо даря тому, что медики, особенно на рубеже тысячелетия, опи рались на бесценный опыт своих предшественников. Помнить о них – наш святой долг. И надо отдать должное тому, что в укра инском издании упомянутого выше фундаментального труда о вкладе в мировую медицину украинских врачей и ученых в пол ный голос прозвучали имена наших соотечественников: С.Об разцова, Н.Стражеско, В.Войно Ясинецкого, Н.Волковича, В.Филатова, Г.Минха, Н.Гамалеи, В.Высоковича, Д.Заболотно го, Д.Самойловича, А.Тимофиевского, В.Воробьева, Л.Грома V. О близких и друзьях шевского, А.Марзеева и других. Среди открывателей фундамен тальных наук, в том числе внесших видный вклад в становление и развитие физиологии, таких как Ч.Дарвин и К.Бернар, Ш.Бро ун Секар и Г.Гельмгольц, И.Сеченов и И.Павлов, по праву наз ваны и ученые, определившие возникновение в недрах возрас тной физиологии в качестве новой самостоятельной дисципли ны геронтологии. Это, прежде всего, Й.Фишер – автор труда, по явившегося в середине XVII столетия «Про старость, ее стадии и болезни», в последующем И.Мечников и А.Богомолец, М.Бюр гер, Ф.Верцар. Среди выдающихся имен мы находим и имя В.Фролькиса, видим его портрет, читаем публикацию, в кото рой характеризуется его вклад в мировую медицинскую науку.

Но, разумеется, не только из упомянутого издания, а и из тех статей, которые появились сегодня в научных журналах, пос вятивших свои страницы анализу наследия ученого, приуро ченных к восьмидесятилетию со дня его рождения, а, главное, из его фундаментальных трудов – монографий, руководств, оригинальных и обзорных статей – заинтересованный читатель может познать суть его самобытных идей, результаты экспери ментальных поисков, концепции возрастной физиологии, по ложения адаптационно регуляторной теории, гипотезы старе ния, концепции взаимосвязи последнего с антистарением. А тем, кому довелось слушать яркие, эмоциональные и образные выступления Владимира Вениаминовича об истоках, содержа нии, эволюции тех представлений о проблеме долголетия, кото рые разрабатывались им и его учениками, уверен, надолго за помнятся убедительность научной аргументации, ориги нальность новых взглядов, блестящая по форме и, в то же вре мя, доступная для восприятия манера изложения. О его неор динарных публичных выступлениях ходили легенд.


Учитель, ученики и бесценное наследие С именем Владимира Фролькиса связано развитие не только отечественной, но и мировой геронтологии – одной из самых гу манных и в то же время сложнейших и драматичных областей медицины и биологии. Проблема увеличения продолжительно сти жизни человека – универсальная социальная и медико био логическая проблема, которой он посвятил свои многолетние исследования и труды – философские, теоретические, экспери ментальные. И все они краеугольным камнем легли в основу 176 V. О близких и друзьях становления широко известной в мире научной школы украин ских геронтологов.

К 60 летию со дня рождения своего Учителя молодые соратни ки, представляющие научную школу Владимира Фролькиса, под готовили групповой портрет, на котором в форме коллажа помес тили фотографии лишь небольшой группы его учеников. Все они сегодня известные исследователи, некоторые возглавляют в раз личных институтах и вузах научные подразделения и кафедры, многие – авторы обстоятельных монографий, руководств, публи каций, вышедших за рубежом. А, главное, каждый из них про шел свой особый и неповторимый путь вместе с Учителем, кото рый и сегодня незримо присутствует рядом, словно по прежнему оценивает их научные устремления, успехи и неудачи, их отно шение к новым коллегам и своим ученикам, принципиальность их гражданской и нравственной позиции, степень благородства и сохранения традиций той школы, в которой им посчастливилось познать радость научного творчества.

Итак, на групповом портрете мы видим только малую толи ку его учеников – выходцев из созданной им научной школы.

В действительности число их значительно больше, оно перева лило далеко за сотню, при этом добрая половина из них выпол нила свои докторские диссертационные работы под его непос редственным руководством. А скольким молодым ученым он помог в их научных поисках, не будучи формально причас тным к выполняемым ими работам! Многие из тех, кто принад лежит к его научной школе или воспользовались его идеями и рекомендациями, сегодня являются членами академий, воз главляют институты. Следует согласиться с его учениками – членом корреспондентом АМН В.В.Безруковым и доктором ме дицинских наук Ю.К.Дупленко в том, что «прошедшим его школу крупно повезло, но это и громадная ответственность:

быть учеником В.В.Фролькиса почетно, но весьма не просто, это требует полной самоотдачи, большого и постоянного напряже ния сил и возможностей, систематической и упорной работы над собой». А другой его ученик, доктор медицинских наук В.И.Медведь в своей публикации, посвященной памяти Учи теля, высказал мысль, которую, убежден, разделяют и другие преемники ученого, об особой приверженности Владимира Ве ниаминовича к принципам человечности во всех ее проявлени ях, чему он учил их личным примером.

V. О близких и друзьях Процитирую одно место из этой статьи.

Он часто говорил, что сопереживать человеку в горе – нечас тое свойство, но сопереживать в радости – совсем редкое. Он искренне радовался чужим успехам. Это было проявлением ис тинной благородной любви Учителя, друга, близкого человека.

Он не скупился на похвалы. Хвалил часто – учеников, коллег...

был доброжелателен и благорасположен к сотрудникам. Осо бенно молодым... А скольким помог он за свою жизнь! Не все пом нили добро, и это его ранило, огорчало, но абсолютно не влияло на отношение к другим людям и новым просьбам.

Вот он, истинный Учитель глазами учеников. Как не хватает сегодня его, преподавшего молодым уроки большой науки, вы сокой нравственности, глубокой порядочности, человечности и гуманизма!

Трудно переоценить значение научной школы Владимира Фролькиса, по праву являющейся достоянием настоящего и бу дущего физиологии и медицины. Широк круг ее достижений и новаций. Среди проблем, которые успешно решались исследова телями этой школы,– экспериментальная физиология сердеч но сосудистой системы и ее старение, механизмы возрастной па тологии кровообращения, регулирование приспособления и ста рение, механизмы связи между биосинтезом белка и электри ческими свойствами мембран клеток, гено регуляторная гипо теза старения, внутриклеточные регуляторы состояния плазма тической мембраны – инверторы, синдромы ускоренного и за медленного старения, экспериментальное обоснование возмож ных средств, способствующих лечению возрастной патологии и увеличивающих продолжительность жизни. Более 700 опубли кованных работ, среди которых около 45 монографий, руко водств, пособий, монотематических сборников, в том числе из данные в США, Германии, Австрии, Бразилии, Словакии, Вен грии, Болгарии,– впечатляющее наследие.

Как справедливо отметил Президент Национальной академии Б.Е.Патон, Владимир Фролькис «генерировал оригинальные идеи, заложил ряд новых направлений в науке о старении, во многом способствовал созданию в Украине Государственной про граммы «Здоровье пожилых людей». К этому можно добавить слова Президента Академии медицинских наук А.Ф.Возианова о том, что опыт подобных научных школ в нашей стране «...еще раз убеждает, насколько едины фундаментальные и прикладные 178 V. О близких и друзьях направления в науке, каким важным является создание прог рессивных научных школ, как важно для ученого сформиро ваться в границах такой научной школы. Большие научные медицинские школы всегда характеризовали особенности раз вития медицины в Украине».

Работы Владимира Фролькиса получили достойное междуна родное признание, были отмечены многими высокими награда ми, а их автор – впечатляющими почестями. Помню, с какой ра достью узнали мы о том, что Всемирный парламент гуманитари ев, в который входят многие нобелевские лауреаты, известные общественные деятели, крупные ученые, звезды литературы и искусства, удостоил его избранием в свои ряды с вручением Ры царского Креста. К этому следует добавить и награждение его Международной ассоциацией геронтологов медалью им. Ф.Вер цара, избрание почетным членом научных обществ геронтоло гов ряда стран, присуждение научных академических премий им. А.Богомольца и И.Мечникова.

Глазами друзей В последние годы все шире практикуются издания, в которых близкие люди – коллеги, ученики, преемники, давние товарищи делятся своими воспоминаниями о недавно ушедшем из жизни почитаемом человеке. Еще невозможно смириться с тем, что про изошло, еще кажется, что вот вот твой любимый друг появится рядом, и не покидает тебя щемящая боль призрачного ожи дания. А со временем ты начинаешь все явственнее осознавать невозвратимость потери... И к тому же где то в подсознании тле ет, казалось бы, ничем не оправданное, но настойчиво напомина ющее о себе чувство вины, ощущение того, что не уберегли мы до рогого человека. И еще такая странная мысль: я, вот, здрав ствую, а Его не стало. И не стало навсегда... Разные мысли терза ют еще свежую душевную рану, и от них трудно уйти. Может быть, весь этот горький клубок тесно переплетенных печальных эмоций – смятения и чувства безвинной вины – и побуждает взяться за перо? Наверное, во многом именно так... И воспомина ния об ушедшем дорогом человеке, слова, которые ложатся на бумагу, как бы притупляют боль, позволяют, осознав невозвра тимость происшедшего, обратиться к тому, чтобы воссоздать жи вой его образ. А ведь это и наш долг перед теми, кто знал его не столь близко, это и дань его светлой памяти.

V. О близких и друзьях Передо мной книга воспоминаний о незабвенном Друге, вы шедшая в Издательском доме «Авиценна», с которым Владимир Вениаминович тесно сотрудничал в последние годы. Название книги – «Владимир Фролькис. Ученый и Человек». Тексту предпослан графический портрет, выполненный Александром Рачковским тонким штрихом. Выразительный, чисто фрольки совский наклон головы;

тонкие пальцы застыли у поперечной морщины высокого лба;

задумчивый взгляд отражает напряже ние мысли, легкую грусть... Родное одухотворенное лицо. Не стану пересказывать или комментировать содержание книги.

Отмечу лишь, что в ней девять очерков воспоминаний о В.В.Фролькисе, библиография его трудов, ряд ярких науч но публицистических статей, избранные «афоризмы от Фроль киса». О многих из перечисленных выше материалов уже писа лось ранее. Здесь же приведу лишь выдержку из предисловия к этому изданию.

Это книга о выдающемся ученом – физиологе, геронтологе, организаторе науки в Украине, написанная его друзьями и еди номышленниками и, прежде всего, им самим, ибо он автор своей жизни, так трагично оборвавшейся, ибо он постоянно осмысли вал эту свою жизнь, не отделимую от любимой им науки, от об щества, в котором он жил. Но, безусловно, никакие воспомина ния, как бы объективны они не были, не могут передать всю многогранность его облика.

Хотя Владимир Вениаминович никогда не делил ученых по возрасту, тем не менее, он всегда возлагал большие надежды на молодых в науке и будущее геронтологии связывал именно с мо лодежью. Уверены, что В.В.Фролькис будет жить в завтраш ней науке, которую на наших глазах творит новое поколение его последователей. «Вера рождает надежду, а надежда вселя ет веру» (В.В.Фролькис).

Все очерки воспоминаний в книге – как бы фрагменты еди ного повествования о Владимире Вениаминовиче. При всей не схожести авторов, каждый из которых – несомненная индиви дуальность, содержанию очерков присуща общая откровенная и доверительная тональность. Особенно зримо она присутствует в строках, написанных Б.Е.Патоном: «За долгие годы работы в науке мне довелось встречаться и работать со многими выдаю щимися учеными – отечественными и зарубежными, приз нанными лидерами в той или иной области или направлении 180 V. О близких и друзьях научных знаний. Каждый из них, как правило, являл собою не заурядную личность с многогранными интересами. Думается, такие качества присущи людям науки, возможно, в большей степени, чем представителям других сфер человеческой дея тельности. В ряду таких поистине выдающихся личностей особое место принадлежит Владимиру Вениаминовичу Фроль кису...». И еще одну особенность, отличавшую Владимира Ве ниаминовича, отметил Борис Евгеньевич в своих воспоминани ях. На любых научных или общественных форумах, когда слово предоставлялось Фролькису, в зале устанавливалась тишина, так как все ожидали чего то необычного. И он никогда не обма нывал надежд аудитории, выступал с присущим ему блеском, не заглядывая в какие либо записи. Говорил непринужденно и эмоционально, всегда по существу. Он очень ответственно под ходил к своим выступлениям, пронизанным подлинным про фессионализмом, верой в будущее человека, правду и справед ливость.


Мысли, близкие приведенным выше, звучат в воспоминаниях соратников и друзей В.В.Фролькиса – Н.М.Амосова, П.Г.Кос тюка, А.Ф.Возианова, Ю.И.Кундиева, Ю.А.Зозули, других ав торов очерков.

Думается, прочитав книгу, читатель сможет в полной мере оценить степень расположения ее создателей к Владимиру Ве ниаминовичу как к талантливому исследователю, выдающейся личности.

Увлекающимся человеком, притом разносторонним был мой дорогой друг. В последние годы появилось у него хобби, как всегда неожиданное и только им одним избранное,– афоризмы.

И не только те, что из литературных источников, а и собственно го сочинения. Он рассказал мне, что таких у него уже ровно сто, впору их обнародовать. Не успел... Вот только несколько из его афоризмов, собранных в одной тетрадке: «Нет ученых старых и молодых, а есть талантливые и бесталанные»;

«Качество со вре менем переходит в количество»;

«Долголетие – не затянувшая ся дряхлость, не только «количество», но и качество жизни»;

«Основные болезни человека связаны со старением»;

«Нет ни чего более экономного для страны, чем здоровье народа, нет ничего более важного для здоровья, чем развитие экономики»;

«В науке можно видеть то, что все, но думать абсолютно не так»;

«Размышлять о смерти следует с молодых лет, ибо эти мысли V. О близких и друзьях заставляют задуматься и над смыслом жизни»;

«В науке важ но удовлетворение от работы, которое периодически сменяется неудовлетворенностью, и эти контрасты составляют жизнь».

Редкое выступление В.В. обходилось без того, чтобы он не привел ряд высказываний мудрых предшественников. Воспри нимаются они ныне как афоризмы и надолго запомнятся. Нап ример, из Гете: «С годами мозг мыслителя искусный Мыслите ля искусно создает», из Монтескье: «Человек не имеет более страшного врага, чем болезнь...», из Николая Бердяева: «Госу дарство существует не только чтобы превращать земную жизнь в рай, а для того, чтобы помешать ей окончательно превратить ся в ад».

И еще одно из высказываний, хотя и не имеющее определен ного авторства, но понравившееся мне своей образностью, осо бенно тем, что в нем столь точно и тонко отражен нынешний наш менталитет. Это высказывание было приведено в выступле нии В.В. на сессии Академии медицинских наук, а затем в его публикации «Геронтология на пороге нового века» в «Зеркале недели». Приведу выдержку полностью: «Сравнивая свободу с женщиной кто то сказал: «немцы относятся к свободе как к ба бушке, французы – как к любимой женщине, англичане – как к законной жене. Мы же относимся к ней как к женщине легкого поведения». Отсюда вседозволенность, потеря многих духовных ценностей...» Сказано пространно? Но чем не афоризм!

Завершу эти строки сказанным ранее в адрес своего Друга в публикации, приуроченной ко дню его памяти. И это вовсе не преувеличение, зачастую принятое в подобных случаях. Убеж ден, что, по большому счету, оправданно полагать: «Фролькис – это была эпоха».

182 V. О близких и друзьях Уроки мудрого Амосова Светлая память оследние годы прошлого сто П летия и первые пять лет не давно наступившего нового века принесли всем нам, чьи судьбы тесно связаны с киевской alma mater, тяжкие и, увы, невоспол нимые потери. Ушли из жизни друзья, коллеги, учителя, имена которых – во многом знаки истории нашего общего Дома. С ним неразрывно была связана их многолетняя деятельность, итоги которой, признанные не только в стране, но и за ее пределами, стали достоянием украинского медицинского сообщества. Сре ди ушедших те, о которых вспоминал ранее в своих очерках – Александр Грандо, Николай Ситковский, Юрий Бернадский, Петр Мощич, Юрий Усенко, Макар Черенько, Кузьма Веремеен ко, Юрий Шанин, и более близкие мне люди, с которыми дру жил дольше полувека,– Владимир Фролькис, Евгений Гонча рук, Николай Амосов. А еще – ушедшие из жизни раньше доро гие и давние мои товарищи по далеким студенческим годам Кон стантин Кульчицкий, Александр Духин, Андрей Ромоданов – верные друзья, одаренные ученые, истинные преемники своих учителей. Примечательно, что в их деятельности не только как медиков, но и как ярких представителей украинской интеллиген ции, известных отнюдь не только в своей профессиональной сре де, но и почитаемых широкой общественностью, явственно про являлись черты близости по духу и восприятию окружающего мира людей науки, медицины, искусства, литературы. Как не вспомнить здесь вновь прозорливого Андре Моруа, подметивше го, в частности, близость профессии медика и тех, кто посвятил себя писательству. «Оба они,– писал Моруа,– врач и писатель (ду мается, в равной мере и художник, и актер. И.Т.) страстно интере суются людьми, оба стараются разгадать то, что заслонено обман чивой внешностью. Оба забывают о себе и о собственной жизни, V. О близких и друзьях всматриваясь в жизнь других». Мой благословенный друг, уче ный с мировым именем,– физиолог и геронтолог Владимир Фролькис оставил в своем наследии, кроме выдающихся науч ных трудов и яркой научной публицистики, еще и цикл выно шенных им в последние годы образных, поразительно точных и метких афоризмов. Среди этих афоризмов некоторые об общнос ти и особенностях разных видов творчества и их представите лей. Приведу лишь несколько:

Подобно поэзии и искусству в науке есть лирики, романтики и реалисты;

Искусство – неповторимо, наука – неизбежна, являясь зако номерным развитием человеческого мышления;

У искусства и науки одна цель – «во всем дойти до сути...»

(Б. Пастернак).

Я привел именно эти изречения из более ста «Афоризмов от Фролькиса», поскольку они представляются мне созвучными тому, чем хочу поделиться с читателем в поисках ответа на воп рос о том, какие напутствия оставили нам с вами неповторимые современники. Поскольку речь далее пойдет о содержании и месте напутствий, как предмете раздумий о грядущих годах, приведу еще одну мысль, венчающую цитируемые афоризмы, датированные сентябрем 1999 года: «Время бесконечно, непре рывно, и только человек делает отметины – часы, дни, годы, ве ка, тысячелетия. Когда 31 декабря 2000 года будет сорван пос ледний листок календаря и наступит новый век, новое тысяче летие, ничто не изменится в бесконечном течении времени».

А что, в сущности, есть время? И что в «бесконечное его тече ние» должны привнести мы в грядущие годы, памятуя опыт прошедших лет? Именно мы, ставшие столь незаметно и даже, казалось бы вдруг, людьми двух эпох? Впечатляет ли подобный факт? Не сомненно! Но и ко многому обязывает. Для сознания человека и эта новая эпоха дальше будет вести отсчет событий «до того» и «после того». Что можно здесь добавить? Разве толь ко то, что все мы уповаем в недалеком будущем «...жить в хоро шем обществе, чтобы получать отдачу, если делаешь добро...

Что касается счастья, то это зависит от того, сумеют ли люди найти компромиссы разума и биологии». Это суждение из не большого очерка с лаконичным названием «Кредо» принадле жит Николаю Амосову. Вспоминаю, как это его суждение о необходимости «найти компромиссы разума и биологии» было с 184 V. О близких и друзьях интересом воспринято читателями амосовских сочинений. Воз можно, именно поэтому в силу осознанного от природы и еще от огромного духовного опыта, понимания долга перед современ никами и потомками передал он нам свои идеи, мысли, итоги непростых и даже мучительных раздумий о назначении челове ка, его жизни и устремлениях, его здоровье и болезнях.

О прошлом, которое с нами Как часто в своих диалогах вне суеты обыденных дней мы го ворили с Николаем Михайловичем о времени, о сложных пери петиях настоящего и, увы, не очень ясных перспективах буду щего. Содержание многих из этих диалогов, публикаций, я от разил в очерках, где особое место заняли рассуждения о быстро течности времени и еще о прошлом, которое всегда с нами.

Как то вспомнили Ирвина Шоу, высказавшего мысль о том, что, заглядывая в прошлое, мы оставляем за собой счастье или горе, устремляясь к новому счастью или к еще большему горю, но при этом пути назад нет. Были единодушны в том, сколь верно и в тоже время печально сказано писателем о прошлом, которое всегда с нами. О минувшем Николай Михайлович рассказывал подробно и эмоционально – ведь само это прошлое было и неор динарным, и во многом драматичным. Трудное детство, освое ние двух областей знаний – технических и медицинских, суро вые будни армейского врача, фронт, новации сердечно сосуди стой хирургии и биокибернетики. Увы, часто в разговорах, осо бенно последних лет, звучало признание, что никуда не деться от того, что прожитые годы, далекие и не столь уже далекие, ка нули в лету. Но в то же время как одно из напутствий сегодня воспринимается суждение о том, что пока жив человек, не ис сякли духовная энергия, устремление к поискам, новым свер шениях и новым надеждам. Он должен творить и созидать. При этом ценить каждый новый день как маленькую жизнь, радо ваться повседневным работе, заботам, встречам, общению, со знанию того, что еще предстоит сделать, а затем и самому соде янному. Права была Марина Цветаева в своем утверждении, что во второй половине жизни важен не успех, а успеть. И еще одно, что было предметом совместных раздумий. Невозможно сми риться с тем, что столь немного, в сущности, отведено для жизни человека. Время – это всего лишь миг. Отсюда понятно желание «остановить мгновение», запечатлеть и прошлое, и настоящее V. О близких и друзьях в печатном слове, в рассказах и рассуждениях, предназначае мых для современников и преемников, тех, кто будет после нас.

Может быть, реализуя подобное стремление и заглядывая в предшествующие годы, мы все усомнимся в том, что «пути в прошлое нет». Ведь оценить этот путь следует еще и затем, чтобы постичь настоящее, продолжить в нем творить и созидать.

При этом памятуя, конечно, и о судьбах грядущего. Здесь умест но заметить, что на размышления о будущем в диалогах, кото рые запомнились особо, все больше наталкивал факт наступ ления нового столетия. В этих диалогах обсуждался и такой вопрос: был ли прав Экклезиаст, когда, говоря о будущем, утверждал: «Что было, то и будет, все приходит на круги своя».

На такого ли рода будущее мы уповаем и этого ли ждем от гря дущих лет? Вряд ли! Хотя некоторым, скажем, писателю Васи лю Быкову, приведенное определение представляется как наи более точное. Впрочем, он же сам говорит и о том, что будущее неуловимо, в этом его прелесть и ужас. Помню, как долго мы с Николаем Михайловичем однажды обсуждали вопрос о том, что может быть ближайшие десятилетия в новом столетии ока жутся желанной эпохой, когда, наконец, исчезнут одолевавшие нас ранее сомнения и откроется человечеству, что для него самое важное! Но так ли скоро могут исчезнуть сомнения, которые не удалось рассеять в минувшем? Была такая притча о том, что все же в жизни важнее. Иисус провозгласил – «сострадание», Мои сей сказал – «мысль», Маркс – «еда», Фрейд – «секс». А Эйн штейн повторил свое: «Все на свете относительно». Последнее, как истина, сохранится, вероятно, и в нашем грядущем. И все таки: что такое будущее? У американского писателя Амбро за Бирса можно найти образный и при том достаточно однознач ный ответ на этот, казалось бы, риторический вопрос: «буду щее – это то время, когда дела наши процветают, друзья верны и счастье нам обеспечено». От себя добавлю: будущее – это и то время, когда вспоминаешь прошлое, как совсем не такое дале кое. «Есть три эпохи у воспоминаний, – писала Анна Ахмато ва,– и первая – как бы вчерашний день». И еще одна тема обсуж далась во время диалогов, о которых идет речь, пожалуй, даже не конкретное содержание определенной темы, как таковой, а общность ощущений, тревожности, непрогнозируемости буду щего. Ведь на стыке двух веков, а заодно и двух тысячелетий – это переходное время действительно может показаться почти 186 V. О близких и друзьях нереальным, ибо постичь подобное в полной мере непросто – многие психологически ощутили особое состояние. Ожидание смены столь впечатляющих вех в жизни человечества породило и в обществе, и в индивидуальном мире каждого из нас неуве ренность в завтрашнем дне. Возникло состояние какой то стран ной зыбкости. Может быть, от этого ощущения тревоги и не определенности мы все чаще стали мысленно подводить итоги минувшего, задумываться над грядущим, переносить на «по том» давно вынашиваемые планы, откладывать их на будущее.

Некое ощущение внутреннего дискомфорта начало сказываться и на повседневных делах, и на житейских устремлениях. Воз можно, оно инициировалось мыслью о том, что ты уже человек прошлого века. А ведь как часто еще совсем не так давно мы гордо любили повторять: «Я – человек двадцатого столетия».

Неожиданное совпадение: встретился с подобными раздумьями в романе Василия Аксенова «Кесарево свечение». Где то в сере дине повествования прочитал авторское отступление, в котором писатель поделился с читателем своим ощущением, весьма близким к тому, о котором речь шла выше. Приведу с купюра ми это место: «Век истекал, и я от этого постоянно чувство вал себя не в своей тарелке. Постоянно себя уговаривал, что все эти наши века и тысячелетия только лишь правила детской игры. Ну что означают наши отрезки времени в контексте Вселенной? Во первых, они смехотворно коротки, во вторых, мы их сами придумали, чтобы как то определиться в непости жимости, где нет ни грохота, ни света, ни жара, ни вращения планет. Что там происходит за пределами наших чувств, если вообще что то происходит в нашем смысле? И все таки как нам жить теперь без XX века? Ведь совсем еще недавно шли времена, когда принадлежность к этому веку считалась признаком передовизны... про такого человека совсем еще недав но говорили: «настоящий человек XX века!» Как быстро это все прошелестело мимо!».

Вспомнилось, что у Николая Доризо в одном из стихотворе ний его известного цикла «Иные времена» содержится близкая по своему смыслу мысль. Вот запомнившиеся мне строки:

Живу и радуясь, и мучась, И говорю: спасибо, Бог, Что мне послал ты эту участь Быть человеком двух эпох.

V. О близких и друзьях Добавим, читатель, к последней строке: эпох неоднозначных и драматичных, но в то же время впечатляющих по значимости и масштабах глобальных событий. К тому же в годы этих времен творили и люди, внесшие весомейший вклад в достояния чело вечества. Сами же времена, как тонко подметил поэт, «...не вы бирают, в них живут и умирают».

Интеллектуальное достояние настоящего и будущего Так, казалось бы, совсем недавно я назвал свою публикацию в «Зеркале недели», приуроченную к выходу в свет уникальной «Энциклопедии Амосова». С волнением вспоминаю добрые сло ва Николая Михайловича по поводу этого моего очерка, заняв шего в еженедельнике целую полосу. Часто, когда после теле фонного звонка в трубке раздавался его характерный голос, и произносились, ставшие привычными в нашем общении слова – «Звоню просто так, поговорим об интересном» – я предвкушал, как всегда неординарный разговор о разных общественных и профессиональных событиях, нередко, о личном, творческом, ближайших планах. На этот раз я выслушал авторский коммен тарий к вышедшей «Энциклопедии», который в последующем был подробно продолжен при очередных встречах. Сейчас попы таюсь воспроизвести наиболее запомнившееся. Ведь этот мно гостраничный амосовский труд и еще самая последняя неболь шая книга «Мировоззрение» – в своей дарственный надписи, сделанной за неделю до кончины, он написал мне: «Еще одно «Мировоззрение»,– в сущности прощальное доверительное на путствие. В этих последних книгах, как и во всем его наследии, острое видение того, как кризис системы проявляется сегодня в кризисе медицины,– проблема, представляющая широкий об щественный интерес. Без ложной риторики амосовские труды можно рассматривать как итог многолетнего врачебного раз думья, как социологические и философские научные и публи цистические трактаты, в центре которых его представления о здоровье и болезнях. Уместно привести выдержку из предисло вия издателя – Стива Шенкмана – главного редактора ежеме сячника «Будь здоров», открывшего книгой Амосова «Преодо ление старости» серию «Библиотека журнала»: «Мне кажется, Амосов умеет все. Философия, социология, экология, политоло гия – здесь он профессионал высшего класса». Хотелось бы на помнить и те публикации Амосова, которые появились в годы, 188 V. О близких и друзьях предшествовавшие этому изданию. К сожалению, из за малого тиража некоторые из них не стали широким достоянием чита тельских кругов. Это небольшие по объему, но весьма емкие по содержанию «Кредо» и «Мое мировоззрение» (1992), а также из данная благодаря усилиям киевского издателя В.П. Красникова книга «Разум, человек, общество, будущее» (1994). О последней уже писалось в печати, в том числе и автором настоящей публи кации. Поэтому могу удостоверить, что многое из того, что было рассмотрено в этой книге, а также в очерке «Эксперимент»

(1995), нашло в новых амосовских трудах дальнейшее развитие.

Особенно подробно в них были изложены основные посылки к постановке своего уникального эксперимента и та реальная си туация, которая этому предшествовала. Конкретным же пово дом к проведению эксперимента, как пишет автор, явилось сле дующее. Когда осенью 1992 года он принял решение прекратить оперировать, а еще раньше отказался от директорства в родном институте, сохранив за собой лишь консультативные функции – «...жизнь опустела. Прекратились хирургические страсти, пе реживания за больных, исчезли физические нагрузки четырех часовых операций. Сильно уменьшилось общение. В резерве, правда, оставались наука и творческая работа над книгами и еще продолжение привычного режима самоограничения, значи тельных физических нагрузок». И, тем не менее,– подчеркива ет Амосов,– со временем пришло ощущение наступления ста рости. Но это не испугало, а «даже разозлило». Заменил карди остимулятор (первый был вшит 8 лет назад), предпринял попыт ку применять гормоны. Не удовлетворившись эффектом, обо сновал идею эксперимента и методику его проведения. Этому предшествовал анализ главных гипотез механизмов старения.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.