авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |

«ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ГИДРОМЕТЕОРОЛОГИИ И МОНИТОРИНГУ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ (РОСГИДРОМЕТ) ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ...»

-- [ Страница 10 ] --

Выявленные «компенсационные свойства» северной части Волго Ахтубинской поймы позволяют надеяться, на их развитие и построения здесь (на базе соответствующих исследований по распределению стока) внутрипойменной системы регулирования. Важно отметить, что помимо исследований, направленных на построение этой системы, необходимо внедрение в широкое общественное сознания идеи о ее необходимости, чтобы эту систему не постигла участь вододелителя - гигантской дорого стоящей и нужной гидротехнической системы, которая, в силу непонят ных причин, почти не эксплуатировалась.

ВЫВОДЫ Видовое разнообразие рыб Волго-Ахтубинской поймы беднее, чем Волгоградского вдхранилища и дельты р.Волга. Разнообразие рыб водо хранилища больше за счет вселенцев, дельты Волги – за счет мигрантов из Каспия идущих по протокам дельты и далее по руслам Волги и Ахтубы и крайне редко заходящих в пойменные водоемы, а так же рыб морского происхождения.

Количество рыбы в водоемах Волго-Ахтубинской поймы в десятки раз меньше, чем в дельте Волги и Северном Каспии.

Основу промысловых уловов в Волго-Ахтубинской пойме, в отличие от Волго-Каспийского района, составляет мелкий частик.

Состав рыбного населения Волго-Ахтубинской поймы с преоблада нием в нем мелких, короткоцикловых рыб, имеющих небольшую хозяйст венную ценность, объясняется большой долей мелководных водоемов, не стабильные условия жизни в которых (возможность высыхания мелких озер летом и высокая вероятность зимних заморов) не способствуют вы живанию здесь крупных, долгоживущих особей рыб.

Основной фактор смертности рыбы в пойменных водоемах – гибель от зимнего замора.

Даже условия крайне низкой обводненности Волго-Ахтубинская пойма предоставляют хорошие условия для размножения рыб.

Величина воспроизводства рыбы в северной части Волго Ахтубинской поймы в современный период мало зависит от величины по ловодья Различия в характере половодья и в составе рыбного населения се верной части Волго-Ахтубинской поймы и нижней части поймы и дельты Волги предъявляют несколько различные требования к пропуску полово дья через Волгоградский гидроузел. Резкие колебания в величине сброса воды более негативно сказываются на рыбах северной части поймы, по ме ре распространения воды вниз по течению и заполнения поймы эти коле бания сглаживаются. В дельте Волги и южной части Волго-Ахтубинской поймы важно обеспечить воспроизводство ранненерестующих видов – во блы и проходного судака, до северной части поймы эти рыбы практически не доходят, здесь важнее обеспечить воспроизводство рыб нерестящихся позднее – сазана и сома.

Основные негативные последствия зарегулирования, вызвавшие снижения численности рыб:

нарушения целостности и непрерывности системы популяций • рыб Волга-Каспийское море уменьшение размера весеннезатапливаемых площадей, про • должительности их затопления, уменьшения суммы температур воды за период половодья привело к уменьшению общей величины воспроизвод ства рыбы, особенно позднонерестующих видов - сома и сазана, и сниже нию жизнестойкости скатывающейся с полоев молоди (вследствие мень шего размера) измельчание и, вероятно, заиление постоянных пойменных во • доемов, вызвавшее уменьшение среды обитания и резкое ухудшение усло вий зимовки рыб, как следствие повышенную смертность в зимний период В вопросах регулирования гидрорежима Волги приоритет должен отдаваться требованиям по поддержанию благополучного существования рыбных ресурсов дельты Волги и Северного Каспия, а не Волго Ахтубинской поймы, вследствие большего разнообразия, значительно большей величины и хозяйственной значимости первых.

Оптимальной и благоприятной для воспроизводства рыб считается величина рыбохозяйственного попуска в апреле-июне 140-120 км3, в сред ний по водности год (обеспеченность стока 50%) в апреле – июне должен осуществляться рыбохозяйственный попуск объемом 120 км3. При 75% обеспеченности стока (среднемаловодные годы) он может быть снижен до 110 км3. Минимально допустимые требования рыбного хозяйства к водно му режиму обеспечиваются при объеме весеннего стока 90 км3. При этом должна предусматриваться работа вододелителя.

Основные требования к гидрорежиму Волги с позиций поддержания благополучного состояния рыбных ресурсов Волго-Ахтубинской поймы заключаются, в порядке приоритетности:

1. величина половодья должна быть достаточной, чтобы запол нить большинство пойменных водоемов и поддерживать средние глубины в них в зимний период в размере 1-1,5 м, чтобы обеспечить нормальную зимовку рыб и, тем самым, минимизировать основной фактор смертности рыбы в пойме – гибель от зимних заморов;

2. спад половодья на отметках выше уровня затопления поймы должен быть максимально плавным (в идеале 10-15 см в сутки), чтобы обеспечить скат молоди и производителей с полоев в постоянные водоемы;

3. необходимо рассмотреть возможность ступенчатого режим подъема воды и его влияние на рыб, прежде всего в дельте Волги и в ниж ней части Волго-Ахтубинской поймы.

Необходимы исследования распределения речного стока по террито рии северной части Волго-Ахтубинской поймы для построения внутри пойменной системы регулирования половодьем, способной компенсиро вать недостатки регулирования половодьем Нижней Волги.

Литература 1. Архипов Е.М., Хоружая В.В., Бедро В.В. Многолетние измене ния видового состава частиковых рыб в водоемах Волго-Ахтубинскогого водного региона // Биоразнообразие водных экосистем юго-востока Евро пейской части России: Сб. науч. ст. Ч.1. Волгоград: ВолГУ, 2000. С. 38-55.

2. Аннотированный каталог круглоротых и рыб континентальных вод России. 1998. Решетников Ю.С. (ред.). М.: Наука, 221 с.

3. Астраханский заповедник / Русаков Г.В., Конечный А.Г., Косо ва А.А. и др. М.: Агропромиздат. 1991. 191 с.

4. Атлас пресноводных рыб России: В 2т. М.: Наука, 2002.

379+253 с.

5. Вехов Д.А. Состояние рыбных запасов северной части Волго Ахтубинской поймы в неординарном по гидрологическим и метеорологи ческим условиям 2006 г. // Вестн. Волгогр. гос. ун-та. Сер. 3, Экон. Экол.

2009. № 1 (14) С. 248-255.

6. Вовк Ф.И., Делицин В.В. Развитие рыбоводства на Волго Ахтубинской пойме в Ленинском районе // Тр. Волгоградского отд. Гос НИОРХ. Т.5. Волгоград: Нижневолжское кн. изд-во, 1971. С. 173-191.

7. Гольдентрахт И.Н. Промыслово-биологические исследования в Волго-Ахтубинской пойме в 1959 г. // Тр. Каспийского НИИ рыбного хо зяйства. Т. 22. М.: Пищевая пром-ть, 1966. С. 6-24.

8. Горяйнов, В.В. Филиппов, О.В. Плякин, А.В. Золотарев, Д.В.

Волго-Ахтубинская пойма: особенности гидрографии и водного режима.

Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2004. 112 с.

9. Горяйнов, В.В. Филиппов, О.В. Плякин, А.В. Золотарев, Д.В.

Экологическая безопасность природно-хозяйственных систем Волго Ахтубинской поймы: структура и организация мониторинга водного ре жима. Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2007. 112 с.

10. Горелов В.П. Интенсивность развития и продукция хирономид в водоемах Волго-Ахтубинской поймы // Межотраслевая науч.-практич.

конф. «Состояние и охрана биологических ресурсов Волгоградской области». Волгоград, 1981. С.75-76.

11. Делицин В.А. Некоторые изменения в биологии пойменно речных рыб, вызванные зарегулированием Нижней Волги // Тр. Волгоград ского отд. ГосНИОРХ. Т.3. Волгоград: Нижневолжское кн. изд-во, 1967. С.

282-299.

12. Делицин В.В. Состав нерестовых стад и размножение рыб на Волго-Ахтубинской пойме // Тр. Волгоградского отд. ГосНИОРХ. Т.5.

Волгоград: Нижневолжское кн. изд-во, 1971. С.192-209.

13. Делицин В.В. Уловы и состояние запасов промысловых рыб в приплотинной зоне Волгоградского гидроузла // Рыбохозяйственное ис пользование водоемов Волгоградской области. Тр. Волгоградского отд.

ГосНИОРХ. Т.10. Вып. 2. Волгоград: Нижневолжское кн. изд-во, 1976. С.

69-74.

14. Делицин В.А. Некоторые изменения в биологии пойменно речных рыб, вызванные зарегулированием Нижней Волги // Тр. Волгоград ского отд. ГосНИОРХ. Т.3. Волгоград: Нижневолжское кн. изд-во, 1967. С.

282-299.

15. Делицин В.В. Состав нерестовых стад и размножение рыб на Волго-Ахтубинской пойме // Тр. Волгоградского отд. ГосНИОРХ. Т.5.

Волгоград: Нижневолжское кн. изд-во, 1971. С.192-209.

16. Делицин В.В. Уловы и состояние запасов промысловых рыб в приплотинной зоне Волгоградского гидроузла // Рыбохозяйственное ис пользование водоемов Волгоградской области. Тр. Волгоградского отд.

ГосНИОРХ. Т.10. Вып. 2. Волгоград: Нижневолжское кн. изд-во, 1976. С.

69-74.

17. Иванов В.П. Экология и рыбные ресурсы Волго-Каспийского бассейна // Рыбное хозяйство, 1989. № 9. С. 25-29.

18. Иванов В.П., Комарова Г.В. Рыбы Каспийского моря (система тика, биология, промысел). Астрахань: Из-во АГТУ, 2008. 224 с.

19. Каспийское море: Ихтиофауна и промысловые ресурсы / Бе ляева В. Н., Казначеев Е. Н., Распопов В. М. И др. М.: Наука, 1989. 236 с.

20. Каспийское море. Проект «Моря» Гидрометеорология и гидро химия морей. Т.6. Вып. 2. С-Пб.: Гидрометеоиздат, 1996. 321 с.

21. Катунин Д.Н. Ихтиофауна. Оптимальные условия для размно жения рыб // Каспийское море: Ихтиофауна и промысловые ресурсы / Бе ляева В. Н., Казначеев Е. Н., Распопов В. М. И др. М.: Наука, 1989. С. 278 282.

22. Коблицкая А.Ф. Кизина Л.П. Аленьтьева Л.Е. Рыбы. В кн. Ру саков Г.В., Конечный А.Г., Косова А.А. и др. “Астраханский заповедник” М.: Агропромиздат. 1991. С. 104-105.

23. Лепилов В. На просторах Волго-Каспия. Элиста: РИО Джан гар, 1997. 320 с.

24. Лужин Б.П. Биологическое обоснование организации озерных хозяйств на Волго-Ахтубинской пойме // Сб. науч. тр. ГосНИОРХ, 1982.

Вып. 184. С. 97-104.

25. Лузанская Д.И. Рыбохозяйственное использование внутренних водоемов СССР. Справочник. М.: Пищевая промышленность, 1965. 600 с.

26. Лузанская Д.И., Савина Н.О. Рыбохозяйственный водный фонд и уловы рыбы во внутренних водоемах СССР (справочник). Под. ред. Гра чевой М.Н. М.-Л.: ВНИОРХ, 1956. 514 с.

27. Методические указания по оценке численности рыб в пресно водных водоемах. Сост. Сечин Ю.Т. М.: ВНИИПРХ, 1986. 50 с 28. Митропольский С.А. «Сгар» рыбы в бассейне р.Ахтубы // Тр.

Ихтиологической лаборатории Управления Каспийско-Волжских рыбных и тюленьих промыслов. Т. Вып. 1. Астрахань, 1909. С. 55-62.

29. Нефедов В.Н. Заражение речных раков Нижней Волги и Дона паразитическими олигохетами сем. Branchiobdellidae // В сб.Паразиты водных беспозвоночных животных. Мат. 1 Всесоюзного симпозиума. Львов.-1972.-С.64- 30. Нефёдов В.Н. Размножение длиннопалого рака Astacus lep todactylus в водоемах Волго-Ахтубинской поймы // В сб.Динамика биопро дукционного процесса Цимлянского водохранилища.Тр. волгоградского отд.ГосНИОРХ.-1974.-Т.8.-С.68- 31. Нефёдов В.Н. Предварительные данные по биологии и плот ности популяции речных раков в Цимлянском водохранилище. В кн. Ры бохозяйственное использование водоемов Волгоградской области // Тр.Волгоградского отд.ГосНИОРХ.-1976.-Т.10.-В.1.-С.58- 32. Нефёдов В.Н. О перспективах работ по культивированию реч ных раков с целью восстановления их запасов в водоемах страны.

Материалы III съезда ВГБО.-1976.-Рига 33. Нефедов В.Н. Методические рекомендации по биотехнике по лучения и подращивания в прудах молоди длиннопалого рака.-Л., 1980.21 С.

34. Нефедов В.Н. Зависимость роста молоди длиннопалого рака от качественных показателей производителей и икры. Материалы IV съезда ВГБО.-Киев.-1981.-Т.4.-С.48- 35. Нефедов В.Н., Наумова Г.В. К изучению питания длиннопалого рака Astacus leptodactylus в водоемах Волго-Ахтубинской поймы // Тр.Волгоград.отд.ГосНИОРХ.-1974.-Т.8.-С.79- 36. Нефедов В.Н., Наумова Г.В. К методике определения величи ны прироста в результате линьки у речных раков. В сб.Основы биопродуктивности внутренних водоемов Прибалтики. Вильнюс. 1975.-С.329- 37. Нефедов В.Н., Наумова Г.В. Линька и линейный рост у речных раков из водоемов Волго-Ахтубинской поймы // Тр.Волгоградского отд.ГосНИОРХ.-1976.-Т.10.-В.2.-С. 38. Нефедов В.Н., Наумова Г.В. Опыт получения жизнестойкой молоди длиннопалого рака и выращивания ее в прудах // Рыбное хозяйст во.-1978.-5.-С.28- 39. Нефедов В.Н. и др.Методы учета и плотность популяций реч ных раков в водоемах Волго-Ахтубинской поймы //Тр.Волгоградск.отд.ГосНИОЛРХ.-1975.-Т.9.-С.276-289.

40. Нефедов В.Н., Катрецкий Ю.А. Потенциальная продуктив ность и пути рыбохозяйственного использования водоемов Волго Ахтубинской поймы // Экологические основы повышения рыбопродуктив ности водоемов бассейна Дона. Сб. ГосНИОРХ Вып. 270. Л.: ГосНИОРХ, 1987. С. 94-104.

41. Павлов Д.С., Катунин Д.Н., Алехина Р.П., Власенко А.Д., Ду бинина В.Г., Сидорова М.А. Требования рыбного хозяйства к объему ве сенних попусков воды в дельту Волги // Рыбное хозяйство, 1989. № 9. С.

29-32.

42. Постановление Волгоградской обл. Думы от 5.04.06 № 4/ об обращении Волгоградской областной Думы «К Генеральному прокуро ру РФ Ю.Я. Чайке по вопросу законности принятия решений Межведомст венной оперативной группой по регулированию режимов работы водохра нилищ Волжско-Камского каскада без учета мнения регионов и юридиче ской оценки нанесенного Волго-Ахтубинской пойме экономического и экологического ущерба»

43. Постановление Волгоградской обл. Думы от 28.09.06 № 14/ об обращении Волгоградской областной Думы «К Председателю Прави тельства РФ М.Е. Фрадкову об экологической ситуации в Волго Ахтубинской пойме, вызванной маловодностью Волжско-Камского каскада».

44. Постановление Волгоградской обл. Думы от 7.12.06 № 17/ Об обращении Волгоградской областной Думы «К депутатам Гос. Думы Федерального Собрания РФ по вопросу компенсации ущерба, причиненно го Волгоградской области в результате весеннего паводка 2006 г.».

45. Постановление Волгоградской обл. Думы от 7.12.06 № 17/ Об обращении Волгоградской областной Думы «К Председателю Гос. Ду мы Федерального Собрания РФ Б.В. Грызлову, Председателю Правитель ства РФ М.Е. Фрадкову, Председателю Счетной Палаты РФ С.В. Степаши ну о внесении в плановые мероприятия Счетной Палаты РФ проведения комплексного анализа и определения ущерба, нанесенного РФ в бассейне Волги в 2006 г.».

46. Практикум по прудовому рыбоводству. Учебное пособие для вузов / Саковская В.Г., Ворошилина В.С., Сыров Е.И., Хрусталев Е.И. М.:

Агропромиздат, 1991. 174 с.

47. Филлипов О.В. К проблемам маловодности Нижней Волги в 2006 г. и цикличности годового стока воды // Вестник НИИРПХС ВолГУ, 2006 г. Вып. 3. С.69-76.

48. Филлиппов, О.В. Шелахович, В.Г. Плякин, А.В. Золотарев, Д.В. Волго-Ахтубинская пойма: основные итоги гидроэкологического мо ниторинга // Вестник НИИРПХС ВолГУ, 2005 г. № 1. С. 128-140.

49. Чехова М.А., Пономарева Э.Н. Рыбное хозяйство внутренних водоемов Волгоградской и Ростовской областей. Статистический справоч ник. Труды Волгоградского отд. ГосНИОРХ. Т. 7. Волгоград, Нижн.-Волж.

Кн. из-во, 1973 г. 176 с.

50. Шашуловский В.А., Ермолин В.П. Состав ихтиофауны Волго градского водохранилища // Вопросы ихтиологии, 2005. Т. 45. № 3. С. 324 330.

51. Gorski K., Minin A.E., Vekhov D.A., de Leeuw J.J., Winter H.V., Nagerlkerke L.A.J. Influence of flood pulse and water temperature on fish spawning migrations in the Volga-Akhtuba floodplain // Состояние, охрана, воспроизводство и устойчивое использование биологических ресурсов внутренних водоемов: Материалы международной научно-практической конференции. Волгоград, 2007. С. 76- 7.3. Динамика модельных групп биоценозов и состояние экосистем дельты Волги и Западного ильменно-бугрового района.

Дельта реки Волги - крупнейшая в Европе внутренняя дельта и самая крупная на Каспии. Это угодье имеет ключевое стратегическое значение в сохранении биоразнообразия Европы, в том числе и почвенно растительных комплексов. Именно местообитания водно-болотных угодий дельты Волги являются наиболее сохранившимися естественными (нативными) ландшафтами в Европе. Примерно половина дельты признана Рамсарскими угодьями (800 тыс. га). Для разрешения назревших вопросов влияния трансгрессийи Каспийского моря на процессы эволюции почвенно-растительного покрова и дальнейшего прогнозирования развития процессов деградации (засоление, остепнение, опустынивание и т.п.) предпринята попытка анализа результатов исследования почвенно растительных комплексов дельты Волги.

Растительный покров Нижней Волги является важнейшим объектом изучения, картографирования и ресурсно-экологической оценки в обширном Прикаспийском регионе (Новикова, Ильина, Сафронова, 2000), а крайний Юго-Восток Европейской России – представляет собой один из самых интересных и малоисследованных во флористическом отношении регионов страны (Сагалаев, 2003).

В настоящее время в экосистемах разного иерархического уровня происходят локальные и глобальные изменения, характеризуемые как кризисные процессы (Славинский, 2006). Одним из таких кризисных процессов является изменение продуктивности и биоразнообразия экосистем. При этом одним из основных факторов в Нижней Волге является гидрологический режим. Деградация биоразнообразия относится к числу основных причин, способствующих нарастанию экологического кризиса. Биогеоценозы дельты Волги играют важнейшую роль в функционировании экосистемы Прикаспия Особенности формирования фитоценозов необходимо учитывать в экологическом сопровождении хозяйственной деятельности и в прогнозных оценках биопродуктивности естественных кормовых угодий.

7.3.1. Методология проведения исследований Теоретически любая экосистема может быть описана бесконечным набором параметров. Число таких параметров не бесконечно, но очень велико, и может исчисляться сотнями. Учитывая, что для экосистемы существует множество параметров, прямо или косвенно связанных с гидрологическим режимом. При этом, одни из них более важны для разработки системы показателей качества экосистем, другие менее важны.

Очень важно разделить эти параметры на группы по этому признаку. Во избежание значительной трудоемкости, представляется возможным провести разделение на две группы;

базовые (основные) и косвенные.

Вопрос о выборе параметров состояния экосистем не затрагивается в программах экологического мониторинга и крайне редко упоминается при их изучении. Как правило, констатируется факт современного состояния или временной динамики. Тем не менее, обсуждаются проблемы параметрического описания экосистем.

К.А. Куркин предлагает схему выбора параметров, состоящую из 2-х этапов:

1. Стратегический – параметрические характеристики определяются исходя из цели исследования 2. Тактический – выбор наиболее рациональных методов получения выбранных параметров.

Основные параметры должны отвечать за выполнение экосистемами основных функций и вносить значительный вклад в выполнение биосферных функций.

Косвенные параметры реагируют на изменение основных, прямое влияние гидрологического режима выражено слабо или отсутствует.

Разделение параметров на указанные группы возможно при проведении экспериментов и численной обработки данных с использованием математических и статистических приемов, анализа их физического смысла и теоретической обоснованности.

Тем не менее, использование подобного подхода не исключает очень большого набора параметров. Для сокращение их числа и выбора наиболее значимых предлагается использовать следующие критерии:

1. Параметр должен представлять результат нескольких разнонаправленных процессов или свойств.

2. Параметр должен быть стабильным или иметь аналогичные закономерности временных изменений.

3. Простота, незначительная трудоемкость и затратность при определении.

4. Небольшая чувствительность к другим факторам окружающей среды, кроме искомого (гидрологический режим).

Выбранные базовые параметры отвечают необходимым требованиям при проведении экологического нормирования:

1. Легко измеримы в любой точке пространства.

2. Могут служить интегральным показателем для некоторого набора свойств или процессов.

3. Сопоставимы с абсолютными или относительными показателями гидрологического режима.

4. Имеют экологическую значимость.

Изучение флоры и растительности Флора дельты включает в себя виды зональных эколого флористических комплексов (пустынно-степной, пустынный), их эдафические варианты (галофильные, псаммофильные) азональные и интразональные комплексы (луговые, водно-болотные), а также сорно адвентивный компонент.

Наибольшее разнообразие растительных сообществ дельты р.Волги отмечается в средней части дельты (Голуб,1983) часть стационарных участков были размещены именно в этом районе. Здесь находится десять участков, характеризующие различные по экологии лугово-болотные растительные сообщества, подверженные влиянию искусственно регулируемых весенне-летних половодий. Эти участки расположены в центральной части островов. Кроме того, наблюдения велись на одном участке в вершине дельты, находящегося в прирусловье крупного водотока. На нём представлена асс. Cichorio-Lactucetum serriolae, одна из самых продуктивных среди растительных сообществ нижневолжской долины. Следует подчеркнуть, что ввиду своего особого положения характер наблюдаемых на участке явлений отличается от того, что отмечалось на остальных участках. Поэтому при выявлении закономерностей динамики условий среды и растительности данные, полученные на этом участке, не обобщались с показателями, регистрировавшимися на участках в средней части дельты р. Волги.

В восточной части дельты антропогенные изменения гидрологического режима и растительного покрова выражены в меньшей степени, чем в западной части дельты р. Волги.

Первые шесть стационаров (№1,2,3,5,6,7) в дельте р.Волги заложены в 1978г. В это время флористическая классификация растительного покрова этого региона, которой мы придерживаемся, ещё не была создана.

По мере разработки синтаксономии, появилась необходимость расширить сеть участков для того, чтобы полнее охватить наблюдениями выделенные растительные сообщества. Поэтому длительность наблюдений на стационарных участках была различной. На участках, перечисленных выше, продолжительность наблюдений составляла 30 лет, на участках № и №10 - 29 лет, на участке №11- 28 лет, на участках №13 и №14 - 27 лет, на участках №4 и №8 - 14 лет.

Ограниченные физические и финансовые возможности не позволяли на всех участках во все годы проводить наблюдения в одинаковом объёме.

Сезонные наблюдения на большей части участков составляли 3-4 года.

Затем замеры осуществлялись в конце вегетационного сезона, когда масса травостоя была максимальной (август-сентябрь). На трёх, наиболее различающихся по условиям среды и составу травостоя, участках №2,7, в отличие от остальных, исследования велись по более широкой программе. Здесь определялись величины органической продукции, создаваемой водорослями и, первичной продукции, поступающей в подземную сферу.

С целью репрезентативной оценки изменений состава и динамики продуктивности растительности, флористического состава и почв, наблюдения велись на стационарных участках и почвенно-экологических профилях. Стационарные участки закладывались на однородной по флористическому составу площади, которая была не менее 300-400 м/кв.

Профили пересекают элементарные ландшафты (элювиальные, супераквальные и субаквальные) в пределах основных геоморфологических ядер и экотонов дельты. Максимальное разнообразие растительных сообществ, наличие переходных элементарных ландшафтов и антропогенная нагрузка обусловили выбор направления закладки профилей. Основным материалом для исследований послужили гербарные сборы, полевые описания почв и растительности автора на основе полевых исследований с 1982 по 2010 год.

За весь период наблюдений на стационарных участках было выполнено:

1. Определение длительности затопления и глубины воды на участках во время весенне-летних искусственно регулируемых половодий и зимне-весенних повышенных сбросов воды из Волгоградского водохранилища;

2. Промеры температуры воды во время весенне-летних половодий;

3. Промеры уровня грунтовых вод;

4. Определение общей минерализации и ионного состава растворённых солей грунтовой воды;

5. Определение влажности почвы;

6. Определение ионного состава водной вытяжки образцов почвы;

7. Определение величины и видового состава надземной массы травостоя и его вертикального пространственного размещения;

8. Определение подземной массы растений и её вертикальной структуры;

9. Учёт продукции фитопланктона и водорослевых скоплений;

10. Характеристика фенологического состояния видов растений.

Определение длительности и глубины затопления стационарных участков проводилось с использованием данных водомерных постов гидрометеослужбы, к которым были привязаны высоты участков. Эти расчёты корректировались результатами прямых замеров длительности и глубины затопления участков в отдельные годы.

Слежение за уровнем грунтовых вод осуществлялось на всех стационарных участках. Не менее трёх лет на каждом участке исследовалась сезонная динамика уровня грунтовых вод. Для осуществления наблюдений ручным буром пробуривалась скважина.

Уровень грунтовых вод измерялся после двухчасового отстаивания воды.

Из скважины, в которой проводилось измерение горизонта грунтовых вод, отбирались пробы воды для определения общей минерализации и ионного состава растворённых в ней солей. Отборы таких проб велись несколько раз в течение вегетационного сезона.

Лабораторный анализ образцов воды производился в соответствие с известной методикой анализа природных вод.

Определение величины и состава надземной массы травостоя на стационарных участках проводилось в конце августа - начале сентября, после цветения, в период накопления растениями максимальной продуктивности и начиналось со срезания травы на учётных площадках на уровне почвы. Размер и число учётных площадок подбиралось экспериментально: ошибка определения общей массы травостоя не должна превышать 15 %. Число повторностей учётов варьировало от 6 до 10, размер площадок от 0,5 0,5 м до 1,0 1,0 м. Чем сильнее была выражена горизонтальная неоднородность травостоя, тем больший размер площадок был необходим, и требовалось больше число повторностей учёта для обеспечения заданной точности. Свежесрезанные образцы разбирались в камеральных условиях по видам и фракциям: живые растения, ветошь и подстилка. К ветоши относились надземные части растений, отмершие в текущем году, а к подстилке - в прошлые годы. Все фракции высушивались на воздухе (10-15 % влажности) и взвешивались.

Небольшие навески растений из укосов досушивались в термостате при температуре 105о С до постоянного веса. Полученные коэффициенты использовались для расчёта продукции надземной массы травостоя в абсолютно-сухом весе. Сумма веса первой и второй фракций всех видов составляла величину видимого запаса надземной массы, накопленной в текущем году.

При определении полной продукции проводились расчёты «истинной продуктивности» (Утехин, 1977). С целью определения этой величины по данным учётов в течение вегетационного сезона для каждого из участков были рассчитаны коэффициенты, показывающие во сколько раз максимальная видимая продукция надземной массы меньше суммы максимальных значений веса надземных частей растений, попавших в укосы. Истинная продукция надземной массы вычислялась умножением максимальной видимой продукции на полученные коэффициенты.

Для выражения веса подземных органов в энергетических единицах проводился химический анализ корней по той же методике, что и надземных частей, с той лишь разницей, что корни не разбирались на виды, к которым они принадлежали. Химический анализ проводился раздельно для образцов, отобранных весной и в конце лета – начале осени.

Продукция водорослевых скоплений определяется сразу же после половодья путём их снятия с поверхности почвы и растений на площадках 0,5 на 0,5 м в пятикратной повторности. Как показала статистическая проверка, при таком способе учёта ошибка определения массы осевших водорослей не превышала 5 %.

Изучение вертикального пространственного размещения надземной массы травостоя на стационарных участках проводилось в момент достижения максимальной фитомассы. Для этого срезанные в двух повторностях у поверхности почвы снопы побегов растений разрезаются по высоте через каждые 10 см. Затем все части высушиваются и взвешиваются. Необходимо также проводить флористическое и геоботаническое описание стационарных участков с указанием фенологического состояния видов растений. Многолетние флористические исследования позволяют фиксировать природную и антропогенную динамику флоры, изучать и прогнозировать процессы современного флорогенеза.

При изучении флоры стационарных участков использовались три флористических подхода: изучение региональных флор, изучение конкретных флор, оценка гамма-разнообразия (Миркин и др., 2001).

Оптимальная схема региональных флористических исследований заключается в синтезе трех методов: маршрутного, выборочных проб флоры и метода регулярных проб флоры.

Изучение флоры включало: анализ систематической структуры – общепринятые подходы и принципы (Толмачев, 1970, Малышев, 1987, Шмидт, 1987 и др.);

метод биогеографических координат Б.А. Юрцева (1968) и принципы, разработанные А.И. Толмачевым (1974);

спектр биоморф Raunkiaer (1934) и И.Г. Серебрякова (1964);

эколого ценотический анализ – методика Раменской (1983);

анализ адвентивной фракции флоры (Дорогостайская, 1972;

Туганаев, Пузырев, 1988;

Игнатов и др., 1990) основанный на системе Thellung (1919);

гемеробность видов – шкала Frank и Klotz (1990);

встречаемость видов – шкала Раменской (1960).

Для изучения флоры был использован метод сравнения флористических данных по одной и той же территории, разделенных значительными промежутками времени. Коэффициент оборота видов рассчитывался по формуле Д. Аббота и Р. Блека (Abbott, Black, 1980).

Видовые названия растений определялись по следующим источникам – Флора СССР (1934-1964);

Флора Европейской части СССР (1994);

Флора Юго-Востока Европейской части СССР (1936);

Определитель высших растений Европейской части СССР (Талиев, 1941);

Флора Восточной Европы (1994;

2004);

Определитель сосудистых растений Северо-западной России (Цвелёв, 2000). Латинские названия растений приведены в соответствии со сводкой «Сосудистые растения России и сопредельных государств» Черепанова (1995) с корректировкой по Н.Н. Цвелёву (2000).

Для проведения биоэкологических, флористических и геоботанических исследований проведено флористическое районирование территории. Флористическое районирование было осуществлено на основе показателей, определяющих специфику территории – таксономическое разнообразие, дифференциальные виды, ландшафтные условия и др.

(Юрцев и др., 1978;

Малышев, 1999, Сенников, 2004 и др.). В основу предлагаемого районирования положен флористический принцип, построенный на основе учёта особенностей флоры каждого района, а именно встречаемости видов и их роли в растительном покрове, наличии редких и широко распространённых видов на данной территории, а также локализации эндемиков и реликтов. Учитываются также орографические границы и границы распространения основных типов растительности.

Предлагается выделение следующих флористических районов для дельты Волги и района западных подстепных ильменей : Наримановский (Н), Верхнедельтовый (ВД), Дельтовый (Д), Авандельтовый (АД), Ильменно Бугровой (ИБ), Астраханский городской (АГ).

Описания растительности осуществлялись по общепринятой методике (Полевая геоботаника, 1959, 1960, 1964, 1972, 1976).

Методы изучения региональных флор. Оптимальная схема региональных флористических исследований (исследований флоры дельты Волги в том числе) на современном этапе заключается в синтезе двух методов: метода выборочных проб флоры и маршрутного метода.

Конечной задачей является постепенный переход к методу регулярных проб флоры, т.е. к сплошному обследованию территории и картированию флоры на сеточной основе.

Маршрутный метод. Маршрутный метод флористических исследований - традиционный и наиболее древний. Линейные маршруты большой протяженности дают возможность проследить постепенные изменения флоры, выявить места прохождения границ. В то же время большие маршруты не дают достаточно полного представления о составе флоры того или иного пункта. В последнее время маршрутный метод сближается с методом выборочных проб флоры (оба метода дополняют друг друга: например выполняется линейный маршрут с сочетанием коротких и длительных остановок, при этом во время длительных остановок изучаются локальные флоры). Значение маршрутного метода повышается на антропогенно нарушенных территориях, где естественная растительность сохранилась лишь в виде отдельных фрагментов.

Метод выборочных проб флоры (конкретных, локальных флор).

Метод выборочных проб флоры вырос из практики применения метода конкретных флор (КФ). Понятие «конкретная, или элементарная флора»

было введено А.И.Толмачевым (1931) как основание нового метода изучения и сравнения флор. КФ - флоры сравнительно небольших территорий, однородных во флористическом отношении. Критерий однородности - постоянство набора видов на однотипных экотопах (постоянство состава ассоциаций). КФ по методу А.И.Толмачева изучаются путем постепенного расширения обследованной площади, начиная от базового лагеря (по радиусам), с осмотром всех (особенно редких и своеобразных) экотопов, пока прирост списка обнаруженных видов не прекратится, число видов не станет стабильным (свидетельство достижения площади выявления КФ, или минимум-ареала КФ).

Дальнейшее увеличение радиусов обследования поначалу ничего (или почти ничего) не добавляет к имеющемуся списку видов (так называемая «мертвая зона»), но затем прирост списка возобновляется за счет обнаружения в знакомых типах местообитаний видов растений, которые раньше в них не встречались. Это сигнал о достижении максимум-ареала КФ. Для инвентаризации видового состава КФ необходимо и достаточно изучить ее минимум-ареал. Сам автор метода рассматривал изученные им КФ как выборки, его не интересовали полные контуры (максимум-ареал) изученных им КФ, он имел дело лишь с пробными площадями для их выявления (минимум-ареал).

Метод регулярных проб флоры. Для получения исчерпывающе полных сведений о составе региональной флоры необходимо сплошное обследование территорий методом регулярных проб флоры, соприкасающихся своими границами (чтобы не упустить виды, распространенные спорадически). Этот метод знаменует важный этап перехода от выборочного изучения флоры к сплошному ее изучению на основе сеточного картирования или по естественным выделам (конкретным флорам). Несмотря на значительные различия между сеточным методом и методом «проб флоры», отражающие разный уровень общей флористической изученности территорий, между ними имеется и немалое сходство. В обоих случаях мы имеем дело не с естественными выделами, а с пробами флористической ситуации в разных географических пунктах - регулярными (сплошными) или выборочными. Сеточный метод все больше внедряется в практику не только ареалогических, но и флористических исследований, причем размер стандартных квадратов выбирается в соответствии с уровнем изученности территории.

Методика сбора материала. В основе изучения флоры лежит выявление ее видового состава, т. е. инвентаризация. Для облегчения работы в полевых условиях широко практикуется предварительное составление флористических списков для разных пунктов на основе сводного флористического списка всей региональной флоры (по данным прежних исследований).

При изучении флоры территорий, растительный покров которых испытал значительную антропогенную трансформацию, необходимо уделить особое внимание местам постоянного заноса новых видов (автомобильные и железные дороги и станции, порты, промышленные площадки, клумбы, газоны, палисадники, парки и скверы, кладбища, свалки и т. п.).

При экологической характеристике растений Астраханской области по отношению к фактору увлажнения использована система Е. Варминга (1903), при этом разделяли растения на следующие экологические элементы: мезофиты, ксерофиты, мезоксерофиты, ксеромезофиты, гигромезофиты, гигрофиты, гидрофиты.

Изучение бентоса Первичная продукция микроскопической взвеси планктона определялась по Винклеру скляночным методом (Винберг, 1960). Суть этого метода заключалась в определении разности между содержанием кислорода в тёмной и светлой склянках после их экспозиции в водоёме.

Разность пропорциональна валовой первичной продукции фитопланктона.

При расчёте первичной продукции взвешенного фитопланктона в граммах сухого вещества принималось, что 1 г кислорода соответствует 0,7 г сухого вещества (Бульон, 1983). Склянки устанавливались в полое (во временном водоёме) в середине слоя воды на сутки в двукратной повторности. Определение суточной интенсивности фотосинтеза повторялось через каждые 7-10 дней. Для расчёта валовой продукции фитопланктона средневзвешенная суточная интенсивность фотосинтеза умножалась на количество дней, в течение которых стационарные участки были затоплены. Принято считать, что около 20 % образовавшегося в процессе фотосинтеза органического вещества расходуется в процессе дыхания самими водорослями (Винберг, 1960). Поэтому эффективная продукция фотосинтеза фитопланктона вычисляется умножением валовой продукции на 0,8.

При расчёте продукции фитопланктона в энергетических единицах принимается, что 1 г выделенного в процессе фотосинтеза кислорода соответствует 3,5 ккал, накопленным в органическом веществе водорослей (Винберг, 1960).

Продукция водорослевых скоплений определяется сразу же после половодья путём их снятия с поверхности почвы и растений на площадках 0,5 на 0,5 м в пятикратной повторности. Как показала статистическая проверка, при таком способе учёта ошибка определения массы осевших водорослей не превышала 5 %.

В лабораторных условиях из собранной массы нитчатых водорослей отбирались минеральные частицы и животные организмы. Затем очищенная масса высушивались в термошкафу до абсолютно сухого веса.

Для пересчёта продукции водорослевых скоплений в энергетические единицы принималось, что 1 г сухой массы водорослей содержит столько же калорий, сколько в таком же весе гомогенно распределённого микроскопического фитопланктона (5 ккал).

Почвы и почвенный покров За основу взят комплекс экспресс-методов при полевых исследованиях свойств почв (Шеин, 1987, 2000;

Полевые…, 2001). Работы выполнялись серией стационарных и маршрутных наблюдений.

Экспедиционные исследования проводились в разные сроки вегетационного сезона – перед началом половодья (апрель-май), сразу после сходя паводковых вод (середина июля) и в период низкого стояния уровня воды в водотоках дельты Волги (август-сентябрь). Для характеристики современного состояния почвенного покрова и изучения физических свойств почв типичных бугровых ландшафтов дельты и района ЗПИ впервые использовался метод профильных исследований.

Закладывались почвенно-геохимические профили, пересекающие все элементы рельефа исследуемого ландшафта на которых закладывали контрольные разрезы на вершинах бугров, в точках перегиба и прикопки до глубины 60 см на одинаковом расстоянии друг от друга (20-30 м).

Латеральные оси профилей закладывались перпендикулярно береговой линии водоемов (пресных и соленых ильменей). Профили проходили от автоморфных почв вершин бугров Бэра до прибрежной территории с высоким стоянием ГВ. Критериями выбора направления закладки профилей служила смена основных типов растительных сообществ и геоморфологических условий. Для территории дельты Волги данный метод использовался впервые.

Исследования почвенного покрова Центральной (равнинной) части дельты Волги проводили методом ключей. Суть его заключается в сочетании крупномасштабной съемки небольших ключевых площадок с мелкомасштабной съемкой исследуемого ландшафта в целом. На «ключах»

в равнинной части дельты Волги проводилось детальное изучение почвенно-физических и водных свойств почв. Результаты интерполировались и экстраполировались на более обширные территории.

Должное внимание было уделено морфологическим описаниям разрезов. Для каждого почвенного разреза проводилось подробное морфологическое описание. Общеизвестно (Розанов, 2004), что в морфологических признаках почвы и особенностях строения почвенного профиля находят отражение все процессы, в результате которых материнская горная порода в процессе эволюции превращается в почву.

Исследование морфологических свойств почв позволило предположить их эволюцию. Кроме этого, на основе данных морфологических исследований получены предварительные сведения о составе, химизме протекающих процессов и процессах, под воздействием которых протекает почвообразование на определенном участке.

Основная группировка почвенных разрезов осуществлялась по типу и подтипу почвы.

Общепринятыми полевыми и лабораторными методами изучены состав и свойства почв исследуемых ландшафтов (Кин, 1933;

Агрофизические…, 1966;

Вадюнина, Корчагина, 1986;

Полевые..., 2001).

Полученные для вертикального сечения катен данные позволили получить пространственно – динамическую картину варьирования изученных свойств в рассматриваемых ландшафтах и были использованы для сравнительной характеристики почвенного покрова.

Влажность определяли традиционным термостатно-весовым методом. Плотность почвы определялась буровым методом с использованием бура Качинского объемом 100 см2 в 3-х кратной повторности по генетическим горизонтам и на глубинах 0, 10, 20, 30, 40 и 60 см. Сопротивление пенетрации определяли твердомером Качинского и микропенетрометром МВ-7 на глубинах 0, 10, 20, 30, 40 и 60 см в 10-ти кратной повторности. Водно-физические свойства почв на всех прикопках по 10-ти сантиметровым слоям определялись традиционными методами (Полевые..., 2000): наименьшую влагоемкость (НВ) – методом малых заливаемых площадей, водопроницаемость и коэффициент фильтрации – с поверхности методом заливаемых площадок, водопроницаемость послойно – методом трубок с постоянным напором. Для определения НВ после завершения 6-ти часового срока наблюдений и измерений рамы снимали, смоченную площадку защищали от испарения пленкой, а сверху еще и травой, и выдерживали для установления равновесия 48 часов. Затем отбирали образцы для измерения влажности при НВ на глубинах 0, 5, 10, 15, 20, 30, 40, 50 и 60 см. Почвенные пробы для проведения лабораторных анализов отбирались с глубин 0-10 см, 10-20 см, 20-30 см, 30-40 см и 40- см и с учетом генетических горизонтов.

Изучение солевого состояния почв проведено общепринятыми методами: по величине плотного остатка и анализу водной вытяжки и, еще не достаточно распространенными в России, методами электрофизического исследования почвенного покрова.

Характеристика модельных объектов проектной территории Дельты Волги и Западного ильменно-бугрового района Обоснование Специфические условия почвообразования определяют индивидуальность и своеобразие экосистем дельты Волги.

Изучение свойств и режимов экосистем, формирующихся в различных почвенно-геоморфологических и климатических условиях, характерных для речных дельт аридных территорий, является основой для оценки и прогноза протекающих изменений, а так же установления дальнейших путей эволюции экосистем дельт. Исходя из этих соображений, для проведения исследований были выбраны ландшафты, являющиеся на наш взгляд типичными для территории дельты Волги. При выборе объектов исследования были учтены следующие критерии:

антропогенная нагрузка;

комплексность почвенного и растительного покрова (от автоморфных почв вершин бэровских бугров до гидроморфных почв межбугровых понижений и приильменных пространств, от незасоленных почв до солончаков);

почвенно-климатические условия;

геоморфологические условия;

гидрологические условия и водный режим;

разнообразие растительных сообществ, типичных для дельтовых экотопов.

Самыми интересными и уникальными объектами дельты Волги являются бэровские бугры. Одним из первых упомянул о каспийских буграх С.Гмелин (1777), который писал, что пространство между Астраханью и морем очень болотисто, но к счастью местных жителей нет недостатка в буграх. Бугры отчетливо выделяются среди типичных дельтовых пространств. Как правило, в околобугровом пространстве локализованы луговые и болотные почвы с соответствующей растительностью.

Наличие большого количества таких бугров характерно для восточной части дельты и района западных подстепных ильменей (ЗПИ).

Именно эти территории были выбраны для проведения исследований.

Несмотря на то, что общее направление эволюции экосистем в этих районах сохраняется, в самих экоситемах обнаруживается ряд различий.

В качестве объектов исследования выбраны бугры Бэра с прилегающими ландшафтами в Восточной и Западной частях дельты Волги. Исследованные ландшафты включали непосредственно сами бугры Бэра, околобугровые пространства и межбугровые понижения, вплоть до водоемов (ильменей).

Основную часть площади дельты Волги (Центральная, равнинная занимают местообитания с естественным растительным дельта) покровом, в большинстве являющимися заливными сенокосными лугами и составляющие основу лучших кормовых угодий региона. В этой части дельты наблюдается наибольшее разнообразие растительных сообществ.

Эти территории являются местом нереста ценных пород рыб во время половодий. Здесь же формируется значительная часть первичной продукции водоемов, являющейся основой пищевой цепи ихтиофауны.

Наиболее значимыми и опасными воздействиями на дельтовые фитоценозы являются: перевыпас и выпас на лугах;

сокращение сенокосных площадей при увеличении массивов тростника и рогоза.

Перевыпас влияет не только на растительность и ветроэрозионное состояние пастбищ, но и отрицательно сказывается на физических свойствах почвы. Происходит уплотнение почвы скотом и выбивание пастбищной растительности. Это уменьшает просачивание атмосферных осадков в грунт, увеличивается поверхностный сток, уменьшается влажность и увеличивается альбедо почвы. В результате активизируется водная эрозия, а пастбищная растительность испытывает недостаток влаги.

Все это приводит к ксерофитизации растительности, уменьшению кормовой емкости пастбищ и развитию почвенной эрозии.

Общая деструкция биоценозов выражается деградацией растительности, засолением почв, опустыниванием с одной стороны и периодическим затоплением с другой. На процесс опустынивания пастбищ наложились противоположные процессы гидроморфизма.

В качестве объектов исследования были выбраны именно такие луговые ландшафты Центральной дельты Волги, характеризующие различные по экологии лугово-болотные растительные сообщества, подверженные влиянию искусственно регулируемых весенне-летних половодий. Территория исследования расположена в центральной части острова.

Район Восточной дельты ежегодно подвергается воздействию поверхностных паводковых вод во время весеннее - летних половодий.

Большая часть почвенного покрова здесь подвержена влиянию пульсирующих грунтовых вод. Характерные для дельтового почвообразования прерывистость и стадийность в этом районе являются доминирующими (исключение составляют почвы зонального ряда бугров Бэра).

В качестве объекта исследований в восточной части дельты Волги выбран ландшафт бугра Бэра в Володарском районе Астраханской области под названием Большой Барфон.

В районе ЗПИ интерес представляли экосистемы ландшафтов, включающие резко различные по степени минерализации воды в водоемах (пресный и соленый-корковый). Исходя из целей проекта, были выбраны ландшафты, объединенные общим водоразделом и отвечающие указанным выше требованиям. Участок исследования территориально расположен в НАримановском районе Астраханской области в 2-х км на запад от села Туркменка, недалеко от границы с Калмыкией.

Здесь также закладывали две закономерные катены от водораздельной части к урезу ильменя. Исследованы два варианта катен:

1. Водораздельное пространство – соленый ильмень (катена С);

2. Водораздельное пространство – пресный ильмень (катена П).

Трансекты П и С пересекали все элементы рельефа, представленные в соответствующих ландшафтах, характеризуя почвенный покров как бугров Бэра, так и межбугровых понижений и прибрежных территорий.

Перепады высот по данным нивелирной съемки составили: по катене соленого ильменя составляют 20 м, что значительно превышает этот же показатель для направления П, где перепад высот чуть более 7 м.

На возвышенных элементах рельефа (вершина и склон бугра) глубина залегания грунтовых вод значительна. Это, и климатические особенности данного района (очень малое количество осадков, сильные ветра и высокая температура воздуха) обуславливают большую сухость формирующихся в данных условиях почв при участии пустынно-степной растительности.

В пределах территории центральной равнинной дельты, занятой преимущественно естественными водно-болотными угодьями, для исследований выбраны заливаемые во время половодий луга среднего и низкого уровня.

Участок № 1 расположен в 3,5 км к востоку от села Яблонька Приволжского района Астраханской области (левобережье Волги) на равнинном лугу с высотой над меженью 1,6 м. Общая площадь участка кв.км. По Цаценкину (1962) территория в экологическом смысле относится к лугам среднего уровня. Растительное сообщество относится к асс.


Bolboschoeno-Glycyrrhizetum. Территория участка затапливается ежегодно на срок от 21 до 55 дней. Грунтовые воды в мае зафиксированы с глубины 40 см, в сентябре – с 70 см. Вслед за понижением уровня грунтовых вод меняется влажность почвы. Таким образом, почвенный покров участка развивается под влиянием близкозалегающих грунтовых вод.

Участок № 2 находится в 4-х км к востоку от с. Яблонька Приволжского района Астраханской области на равнинной низкой поверхности с высотой над меженью 1,2 м. Участок в экологическом смысле представляет луг низкого уровня. Это длительно затапливаемый участок, в среднем находится под водой от 50 до 80 дней. Расположение в плоском неглубоком понижении, где застаиваются поверхностные воды.

Растительный покров представлен асс. Sagittaria-Sparganietum (Golub, 1986;

Golub, 1995). Травостой является рогозово-тростниковой модификацией тростникового типа. После спада воды уровень грунтовых вод опускается в течение почти всего вегетационного сезона. Причем существенно, что на участок № 2 в среднем затапливается на 7 дней позже, но освобождается от воды почти на месяц позднее, чем соседний участок № 1 среднего уровня.

Расстояние между двумя стационарными участками около 500 м, однако, различия в почвенно-растительном покрове позволяют отнести эти участки к различным биоценозам.

Ежегодно, два раза за вегетационный сезон, участок № подвергается сенокошению. Участок № 2 в качестве сенокоса не используется. Ранней весной на участках выжигается оставшаяся засохшая растительность.

Бэровские бугры Бэровские бугры представляют собой продолговатые холмы, отличающиеся правильной формой. Бугры располагаются параллельными рядами, тянущимися с востока на запад. Расстояния между грядами бугров колеблются от двухсот метров до 1,5 км и в среднем составляют 300 м.

ширина бугров обычно не превышает 250 м, длина же изменяется от 450 м до 4,5-5 км, достигая в некоторых случаях от 10 до 20 км. Высота бугров не превышает 7-10 м, причем, чем южнее расположение бугров, тем они выше.

На бэровских буграх и их склонах повышенную представленность имеют эфемеры и эфемероиды (тюльпаны, луки, ирисы, костенец липкий, проломники и др. виды) и типичные виды ксерофиты - курчавка, солянка древовидная, анабазисы. В дельте Волги эти сообщества являются наиболее уязвимыми, т.к. в период половодья именно на бэровских буграх скапливаются огромные стада крупного и мелкого рогатого скота, как из коллективных хозяйств, так и принадлежащих отдельным собственникам.

Растительность бэровских бугров представлена кл. Glycyrrhizetea glabrae с асе. Suaedo-Petrosimonietum, Асе. Lepidio-Cynodontetum;

кл.

Artemisietea-lerchianae с асе. Salsoletum dendroidis Кл. Glycyrrhizetea glabrae объединяет растительные сообщества представленные по склонам, гривам и шлейфам бэровских бугров с аллювиальными наносами. Они могут затапливаться не каждый год, раз в 10 лет, на срок не более месяца в мае-июне.

Засоление почв в верхних горизонтах варьирует от незасоленных разностей до солончакового, имея общую тенденцию к росту при движении вдоль поймы с севера на юг. Грунтовые воды в период межени опускаются на глубину 2,5-4,0 м, капиллярное подпитывание верхних горизонтов почвы прекращается.

Диагностическим ядром класса является группа ксерофитных, по большей части многолетних видов, из которых наиболее характерным является фреатофит - Glycyrrhiza glabra.

Асе. Lepidio-Cynodontetum встречается на высоких гривах и нижних частях склонов бэровских бугров в средней полосе дельте реки Волги. Почвы аллювиальные дерновые насыщенные и аллювиально дерново-опустынивающиеся, карбонатные, обычно легкого механического состава - легкосуглинистые и супесчаные.

Асе. Suaedo-Petrosimonietum встречается только в средней части дельты реки Волги по склонам бэровских бугров и их шлейфам. Почвы, сильно засоленные аллювально-дерново-опустынивающиеся, либо солончаковые, и те и другие аллювиально-деллювиального происхождения. Выше по склонам бэровских бугров и их вершинам развиты типичные сообщества пустынь.

Кл. Artemisietea-lerchianae объединяет все пустынные плакорные сообщества дельты реки Волги, местообитания которых формируются на бэровских буграх. Ассоциации широко представлены на вершинах в верхних частях склонов бэровских бугров на бурых теплых полупустынных кратковременно промерзающих почвах. В различной степени, минерализованные грунтовые воды находятся на глубине 8 м и более и какого-либо существенного влияния на почвообразовательный процесс и на растительность не оказывают. Почвы бэровских бугров засолены. Однако выделение водорастворимых солей, как правило, с поверхности не наблюдается. Они отмечаются с глубины 20-40 см и более.

Тип засоления сульфатный и хлоридно-сульфатный. На глубине залегания солевого горизонта преобладают солончаковые виды почв, а по величине плотного осадка, с учетом типа засоления, слабо - и среднесолончаковые. По механическому составу почвы бэровских бугров относятся в основном к легкосуглинистым и супесчаным разновидностям. Приуроченность экотопов с асе. Kochietum prostratae к верхним частям склонов бэровских бугров приводит к значительной выраженности здесь эллювиальных процессов. Ассоциация хорошо диагностируется большой группой видов. Общее проектное покрытие надземных частей ассоциации в мае-июне в среднем 20-30 см. Доминирует чаще всего Artemisia lerchiana. Реже в качестве содоминанта может быть Agropyron fragile имеется как бы два слабовыраженных яруса: первый - из Agropyron fragile (35-40 см), второй - Artemisia lerchiana (15-25 см).

Ace. Salsoletum dendroides приурочена к дельте Волги к нижней половине склонов бэровских бугров и их шлейфам, которые в современных условиях уже не затопляются во время половодий. Почвы на местообитаниях, занятых данной ассоциацией можно отнести либо к бурым полупустынным, либо, реже, к аллювиальным дерново опустынивающимся карбонатным. Кроме морских и аллювиальных отложений формирование почвообразующих пород этих экотопов во многом обязано переотложением продуктов разрушения верхних частей склонов бэровских бугров (деллювия). Минерализованные грунтовые воды находятся на глубине 4,0-8,0 м. Засоление почвы под асе. Salsoletum dendroides несколько больше, чем под асе. Artemisietum lerchianae, а положение самого горизонта выше. Тип засоления хлоридно сульфатный и сульфатный. Механический состав верхних почвенных горизонтов более тяжелый, чем под асе. Artemisietum lerchianae чаще среднесуглинистый, реже глинистый. Указанные особенности почв, а также менее глубокий уровень залегания грунтовых вод, капиллярной каймы которой, видимо достигает ряд растений (прежде всего Salsola dendroides) обуславливает смену асе. Kochietum prostratae асе. Salsoletum dendroides. Последняя является переходной от сообществ кл.

Artemisietum lerchianae к фитоценозам кл. Glycyrrhizetea glabrae (Golub, 1986).

где В Западных подстепных ильменях дельты Волги, расположены бэровские бугры, сообщества асе. Salsoletun dendroides размещаются не только по склонам бэровских бугров, но не редко и на засоленных сильно с поверхности днищах межбугровых понижений.

При очень больших и продолжительных пастбищных нагрузках в составе ассоциаций Artemisietum lerchianae и Solsoletum dendroides выпадает большинство многолетних видов, из которых сохраняются лишь ядовитые и непоедаемые растения Anabasis aphylla, Peganum harmala являющиеся диагностическими видами союза и ассоциации.

Преобладают же по количеству и массе однолетники. Общее проективное покрытие надземной части растений сообщества в мае, в момент наилучшего развития фитоценоза - 5-7;

средняя высота - около 20 см.

Луга Большое влияние на формирование экологических условий центральной части дельты Волги имеет рельеф, а главное - положение данного участка над меженным руслом реки, протоков, влияющих на длительность затопления, застой и быстрый спад полых вод, а также на глубину залегания грунтовых вод после половодья.

В связи с этим целесообразно выделять в дельте три уровня:

высокий, средний, низкий. Принимаемое для пойменных лугов подразделение следует понимать как экологическое. На пойме высокого уровня формируются остепнённые и сухие луга, на пойме среднего уровня - влажные, сыроватые и сырые луга, на пойме низкого уровня болотные луга и болота. На лугах высокого уровня распространены растения ксерофитной ориентации - солодка голая, свинорой пальчатый, коровяк тараканий и др. виды. Луга среднего уровня заняты мезофитными растениями - клубнекамышом морским, алтеем лекарственным, молочаями и др. Увлажненные и переувлажненные местообитания заняты лугами низкого уровня с рогозом узколистным, двукисточником тростниковым, ситнягом болотным и другими видами гигрофитной ориентации.

В настоящее время на пырейно-ситняговых и камышево разнотравных лугах наблюдается внедрение в эти фитоценозы рудеральных растений. Это свидетельствует об увеличении антропогенной нагрузки на луга дельты и их деградации. В дальнейшем при сохранении этой тенденции может произойти увеличение обилия таких видов, как клоповники, дурнишники, шведки, лебеды татарской и др. Это может привести к вытеснению, а иногда просто к выеданию хояйственно ценных и редких видов.

Солончаковые луга и солончаки дельты Волги В дельте Волги достаточны широко представлены солончаки.

Площади солончаков непостоянны. В настоящее время сохраняется тенденция к их сокращению. Здесь можно встретить солеросы, шведки, прибрежницу прибрежную, марь красную и другие виды способные произрастать на засоленных почвах.

На остепненных, сухих, влажных и сыроватых повсеместно преобладает или согосподствует прибрежница солончаковая (ажрек) грубоватый стелющийся корневищный злак невысокого кормового достоинства.

По западным и восточным придельтовым ильменям распространены наиболее сухие остепненные луга. В примеси к прибрежнице здесь встречаются полынь Лерха, кермек Гмелина, верблюжья колючка обыкновенная, камфоросма Лессинга, пырей ползучий, житняк сибирский, и ряд других растений степного и лугового характера.


В центральной дельте по подножиям или делювиальным шлейфам бэровских бугров и прирусловым гривам на луговых маломощных солончаковых почвах наиболее широко распространены остепненные ажреково-разнотравные и сухие ажрековые луга. На этих лугах в примеси к ажреку обычны астра солончаковая, горчак ползучий, ширица белая;

реже ажрековым группировкам сопутствуют клубнекамыш морской, вейник наземный, свинорой пальчатый и др.

На сухих лугах поймы высокого уровня отмечается постоянная примесь к прибрежнице пырея ползучего. В то же время здесь обычны и распространены в значительных количествах горчак ползучий, клубнекамыш морской, тростник обыкновенный. Это малоценные в кормовом отношении растения, а горчак ползучий считается ядовитым для лошадей. Из бобовых изредка встречаются люцерна голубая, астрагал скрученный, верблюжья колючка обыкновенная. В небольших количествах и редко в травостое сухих ажрековых лугов можно наблюдать и многие другие растения - представителей местной луговой и сорной растительности.

Травостой остепненных и сухих солончаковых лугов обычно низок;

густота травостоя -35-50% проективной полноты. Основная часть этих лугов используется под пастбища, небольшие площади - под сенокосы.

Урожайность - около 6,0 ц/га сена или сухого поедаемого пастбищного корма. Качество корма среднее и ниже среднего (на более сбитых участках).

В дельте засоленные луга занимают не только повышенные гривы высокого уровня, но и незначительно, повышенные участки, соответствующие среднему уровню поймы. На них формируются влажные и сыроватые ажрековые луга. По мере продвижения от верховьев дельты к приморью роль влажных и сыроватых солончаковых лугов увеличивается, так как в этом направлении высота прирусловых грив уменьшается, а степень увлажнения возрастает.

Постоянную большую примесь к прибрежнице на влажных солончаковых лугах составляют пырей ползучий и клубнекамыш морской.

Постоянно, но в малом количестве встречаются частуха подорожниковая и вьюнок полевой;

редко и в небольших количествах - местные луговые травы и сорняки.

Влажные и сыроватые ажрековые солончаковатые луга имеют более густой травостой, чем сухше луга того же характера: густота травостоя достигает 60-70% проективной полноты. Высота травостоя по ажреку до 30 см;

отдельные виды возвышаются до 50 см, иногда более.

Урожайность около 8,0 ц/га сена или сухого поедаемого пастбищного корма. Небольшие по площади участки этих лугов используются под пастбища и сенокосы.

В западных придельтовых ильменях встречаются камышево ажрековые солончаковые луга. На них преобладают клубнекамыш морской и ажрек. В значительных количествах им сопутствуют пырей ползучий, алтей лекарственный, зубровка душистая, ситник Жерарда, додартия восточная. Реже отмечаются здесь тростник обыкновенный, вейник наземный, солодка голая и др.

Урожайность камышево-прибрежнецовых сенокосов и пастбищ около 10-15 ц/га сена, имеющего качество ниже среднего. По данным укосов, на долю камыша морского и других осоковых приходится до 70% веса урожая, на, долю злаков - около 18%, бобовых - 3%, разнотравья - 9%.

Бескильницево-полынные остепненные луга с преобладанием бескильницы расставленной (Atropis distans) и полыни солончаковой по ильменям встречаются редко, но получают широкое распространение южнее, в приморской полосе, где встречается несколько вариантов бескильницевых лугов: по мере увеличения увлажнения в травостое возрастает роль бескильницы расставленной и тростника обыкновенного, которые вблизи моря создают чистые заросли.

В полынно-кермековой группировке преобладают полынь Лерха и кермек Гмелина, к которым примешиваются некоторые злаки (пырей ползучий, ажрек) и степное разнотравье. Вероятно, эта группировка происходит из полынно-злаковой, в которой имеются те же преобладающие растения, а пырей ползучий и ажрек являются постоянными компонентами травостоя. Превращение одной группировки в другую происходит, по-видимому, вследствие прогрессирующего иссушения этого района и увеличения скотосбоя.

Урожайность полынно-кермековых лугов около 6 ц/га поедаемой сухой массы.

Близки к двум описанным вариантам остепненных лугов и тростниково-разнотравные остепненные луга. На них преобладают низкорослый тростник обыкновенный и кермек Гмелина. Постоянную и значительную примесь образуют полынь Лерха, бескильница расставленная, лебеда татарская.

По мере сокращения или прекращения доступа воды из дельты в ильмени в период половодья растительность ильменей полностью или только на высоких террасах постепенно остепняется и превращается в остепненные солончаковатые луга. В дальнейшем происходит постепенное вымывание солей из почвы, остепненные луговые травостои сменяются полупустынными ковыльными, житняковыми, житняково-полынно-прутняковыми и др., совершенно сходными с сообществами произрастающими в полупустыне. Такие остепненные и опустыненные растительные группировки по полностью обсохшим ильменям нами неоднократно наблюдались;

почвы на таких участках бывают по окраске не бурыми, а светло-серыми, экологически же они близки к бурым.

Часть ильменей при потере связи с дельтой идет не по пути остепнения, а по пути засоления. На осолоняющихся ильменях формируются соры или голые солончаки;

окраины оголенных солончаков занимают солянковые и солянково-полынные растительные группировки. Из таких растительных группировок представлены:

сарсазаново-полынная (сарсазан шишковатый -Halocnemum strobilaceum и полынь Лерха), две группировки со сведами (сведа высокая и сведа запутанная - Suaeda confusa), сарсазановая с однолетниками. Состав растительных группировок однолетних солянок весьма изменчив по годам в зависимости от метеорологических условий. Эти солончаки дают кормовую массу низкого достоинства, пригодную в основном для зимнего скармливания верблюдам и частично овцам. Большая часть этих земель относится к неудобным.

Почвенно-растительные комплексы Для дельты реки Волги чрезвычайно характерной особенностью является наличие большого количества Бэровских бугров. Бугры Бэра формируют особый ландшафт, характеризующийся резким переходом от незасоленных зональных бурых полупустынных почв на самих буграх к засоленным почвам и луговым солончакам в межбугровых понижениях.

Соответствующие изменения происходят и в растительном покрове, который изменяется в зависимости от солесодержания в почвах и особенностей физических свойств (в частности, сопротивления пенетрации). Установлено, что основу почвенного покрова бугров Бэра составляют зональные бурые полупустынные тяжелосуглинистые почвы, которые в комбинациях с другими типами почв образуют контрастную структуру почвенного покрова.Почвы собственно бугров представлены зональными бурыми полупустынными тяжелосуглинистыми засоленными.

Общими особенностями этих почв является иссушенный верхний слой, тяжелосуглинистый и глинистый состав, плохая оструктуренность (часто бесструктурность), очень низкое содержание гумуса, рыхлое на поверхности (сопротивление расклиниванию 8 кг/см2) и весьма плотное сложение нижележащих горизонтов (сопротивление расклиниванию 60 105 кг/см2), а также наличие солевого горизонта, мощность которого увеличивается с приближением к вершине. Плотность почвы находится в пределах 1,33 – 1,45 г/см3, влажность увеличивается с глубиной от 4,44% до 10,06%. Рассматриваемые почвы характеризуются значительной величиной наименьшей влагоемкости (НВ), которая колеблется в пределах 19-20% для гумусовых горизонтов, 13-17% для солевых горизонтов и до 25% на глубине 110 см. Общее проективное покрытие растительного сообщества составило 15%. Средняя высота травостоя 10 см.

Доминантными видами в растительном сообществе данных местообитаний являются Camphorosma monspeliaca, Anabasis salsa. Растительное сообщество входит в состав класса Artemisietea lerchianae и представлено асс. Artemisietum lerchianae.

Флористический состав исследованного участка представлен:

Camphorosma monspeliaca L. - Камфоросма монпелийская (хамефит);

Eremopyrum orientale (L.) Jaub. & Spach - Мортук восточный (терофит);

Eremopyrum triticeum (Gaertn.) Nevski - Mортук пшеничный (терофит);

Aeluropus pungens (Bieb.) C.Koch - Прибрежница колючая (хамефит);

Meniocus linifolius (Steph.) DС - Плоскоплодник льнолистный (терофит);

Salsola australis R. Br. - Солянка южная (терофит);

Anabasis aphylla L. Анабазис безлистный (хамефит);

Anabasis salsa (C.A.Mey.) Benth. ex Volkens - Анабазис солончаковый (хамефит);

Ceratocarpus arenarius L. Рогач песчаный (терофит). Шлейф и подошва бэровского бугра по катене В - солончаки луговые гидроморфные. Для них характерен тяжелый гранулометрический состав и хорошо выраженная слоистость аллювиального происхождения.

Плотность почвы на поверхности намного меньше, чем в нижележащих горизонтах, что связано с особенностями распределения корневых систем растений. Сопротивление расклиниванию (по Качинскому) резко уменьшается с глубиной (с 95 кг/см2 до 15 кг/см2).

Наиболее плотным является слой 10-20 см. Величина НВ колеблется в пределах от 21 до 26% по профилю, что выше, чем для зональных почв.

Отметим, что не только содержание солей, но высокое сопротивление пенетрации может быть в этих условиях регулирующим формирование растительности фактором. Общее проективное покрытие составило 70%.

Средняя высота травостоя 35 см. Доминантным видом в растительном сообществе данного местообитания является Aeluropus pungens (Bieb.) C.Koch - Прибрежница колючая. Растительное сообщество представлено асс. Polygono-Aeluropodetum pungentis Golub, Mirkin 1986 входящее в кл.

Bolboschoenetea maritimi Vicherek et R.Tx. ex R.Tx.et Hulb.1971 и порядок Althetalia officinalis Golub, Mirkin 1986. Флористический состав исследованного участка представлен: Aeluropus pungens (Bieb.) C.Koch Прибрежница колючая (хамефит);

Polygonum pulchellum Loisel. - Горец красивый (терофит);

Bolboschoenus maritimus (L.) Palla - Клубнекамыш морской (геофит);

Eleocharis palustris (L.) Roem. & Schult - Ситняг болотный (геофит);

Marsiliea aegyptiaca Willd. - Марсилия египетская (гемикриптофит). По профилю А наблюдается переход через солончак с погребенными горизонтами к торфяно-глеевой болотной засоленной почве, для которой характерна оглееность почвенного профиля, оторфованность, высокая влажность. Величины НВ 21-33%. Грунтовые воды с 20-40 см. Далее переход к дерново-луговым глеевым сильнозасоленным почвам. Общими особенностями почв этой части профиля является рыхлое сложение почвенного профиля, признаки оглеения, наличие песчаных прослоек в верхнем 0-10 см слое и песчаной подстилающей породы. В этих условиях слоистость почвенного профиля может играть существенную роль в формировании водного режима этих почв, увеличении длительности обводненного периода и значительным фактором в формировании растительного покрова. Общее проективное покрытие данного участка составило 65%. Средняя высота травостоя см. Плюризональный вид Typha angustifolia L. (рогоз узколистный) является доминантом растительного сообщества данного местообитания.

Виды исследованного участка приурочены к самым увлажненным и незасолённым почвам дельты Волги. Это наиболее продуктивные сообщества асс. Sagittario-Sparganietum относящиеся к классу Phragmiti Magnocaricetea Klika in Klika et Novak 1941. Диагностическим видом класса исследуемого участка является Alisma plantago-aquatica L. В растительном сообществе наблюдается преобладание геофитов и гемикриптофитов. Флористический состав представлен следующими видами: Typha angustifolia L. - Рогоз узколистный (геофит);

Alisma plantago-aquatica L. - Частуха подорожниковая (геофит);

Sonchus arvensis L. - Осот полевой (гемикриптофит);

Stachys palustris L. - Чистец болотный (гемикриптофит);

Chenopodium polyspermum L. - Марь многосеменная (терофит). Полученные результаты дают основание говорить о различиях в почвенном покрове и физических свойствах всех типов почв в ландшафте бэровского бугра под различными растительными сообществами. Анализ рассматриваемых почвенно-географических катен ландшафта бугра Бэра свидетельствует о комплексной структуре почвенного покрова. Почвы бугра представлены зональными бурыми полупустынными, в околобугровом пространстве имеют место солончак луговый (гидроморфный и оглеенный) и торфяно-болотные почвы. Все почвы исследуемого ландшафта различаются морфологически. Сопротивление пенетрации почв бугра, представленных зональными бурыми полупустынными почвами значительно выше, чем в околобугровом пространстве. Большие значения пенетрации приурочены к солевым горизонтам. Наименьшие значения зафиксированы для солончака лугового оглеенного. Наиболее высокими значениями плотности характеризуется солончак луговый гидроморфный. Причиной уплотнения является большое количество солей, высокие значения сопротивления пенетрации и очень малое количество травянистой растительности. Все исследуемые почвы характеризуются НВ в интервале 15-30 % к массе сухой почвы.

Влажность увеличивается с понижением положения в рельефе. Результаты изучения пространственного распространения растительных сообществ показали, что их распределение на исследуемой территории связано с комплексной структурой почвенного покрова и особенностями рельефа исследуемого ландшафта. Так для вершины и склонов бугра характерна растительность приуроченная к засушливым местообитаниям полупустынной зоны. На гидроморфных и оглеенных луговых солончаках локализованных в околобугровом пространстве (шлейф бугра) нашли распространение солевыносливые виды. В межбугровых понижениях с локализацией торфяно-болотных почв преобладают мезофильные виды растений.

Район западных подстепных ильменей характеризуется большим разнообразием физико-географичеких условий, в связи с чем почвенный покров отличается пестротой. Почвы западных ильменных ландшафтов, соприкасающиеся со степью, представлены от незасоленных разностей до солончаков. Характеристике этого района на этапе резкого понижения уровня Каспийского моря посвящено небольшое количество работ, (Летунов. 1942;

Болышев, 1951;

Брюшков, 1951;

Михайлов, 1951;

Евдокимова, Корнеева, 1958 и др.).

7.3.2. Характеристика растительного покрова Видовой состав флоры и особенности растительности отражает своеобразие тех местообитаний, которые можно встретить на территории Нижней Волги. При перепаде высот от 1,0 до 2,2 м относительно межени, произрастают растения от гидрофитной ориентации до ксерофитной, от гликофитной до галофитной. Общую картину осложняют виды переходных группировок (ксеромезофиты, мезоксерофиты и т.д.). Формирование флоры и растительности дельты Волги тесно связано с увлажнением, которое зависит от высоты экотопа над урезом воды в межевой период (Голуб, Пилипенко, 1985).

Длительное и позднее половодье, прерывающее начавшуюся вегетацию, резкая смена увлажнения, особенно сильно проявляющаяся на повышениях рельефа создают пестроту растительности.

Перепады высот значительны, т.к. в дельте Волги основными геоморфологическими структурами являются бэровские бугры и пойменные равнины. Изменчивость увлажнения способствует засолению почв, поэтому одним из основных факторов, определяющим состав растительных сообществ является засоление почв. Большое влияние на формирование экологических условий дельты Волги имеет рельеф, а главное – положение данного участка над меженным руслом реки, протоков, влияющих на длительность затопления, застой и быстрый спад полых вод, а также на глубину залегания грунтовых вод после половодья. В связи с этим целесообразно выделять в дельте три уровня: высокий, средний, низкий (Цаценкин, 1962). Принимаемое для пойменных лугов подразделение следует понимать как экологическое.

На пойме высокого уровня формируются остепнённые и сухие луга, на пойме среднего уровня – влажные, сыроватые и сырые луга, на пойме низкого уровня – болотные луга и болота.

Гигрофиты располагаются на высотах менее 1,58 м, которые затапливаются на 2-3 и более месяца. Мезофиты занимают высоты до 2,06 м (затапливаются на 1-2 месяца). Ксерофиты – от 2,07 м и более над меженью реки. Высоты, занятые ксерофитами затапливаются во время половодья 1-2 раза в десятилетие на 10-20 дней или испытывают лишь почвенную подмочку при высоком уровне воды. Гликофиты занимают почвы с содержанием солей до 0,80 %, гликогалофиты – от 0,81 до 1, %, галофиты – более 1,61 %. Условия среды в дельте Волги определяют значительное перекрывание и взаимопроникновение далёких по экологии видов и групп растений. Особенно широкую амплитуду имеют ксерофиты и галофиты.

Луга высокого уровня возвышаются над меженью 2,5 м. Полыми водами наиболее высокие луга затапливаются в годы с катастрофическим для дельты Волги половодьем (1979 г., 1991 г.), отдельные луга затапливаются на срок около месяца. На сухих лугах распространена злаково-осоково-разнотравная, свиноройно-пырейная и солодковая группировки растительности (рис.109). Последняя приурочена также к делювиальным шлейфам бэровских бугров, к переходной полосе от прибрежницевых лугов на засоленных почвах к поемным лугам на незасоленных почвах.

Рис. 109. Солодковые луга в средней части дельты Волги Распространены растения ксерофитной и луговой ориентации – солодка голая (Glycyrrhiza glabra), свинорой пальчатый (Cynodon dactylon), коровяк тараканий (Verbascum blattaria), Galium verum подмаренник настоящий, Medicago caerulea люцерна голубая и др. виды.

На слабо засоленных почвах формируются солодковые луга с пыреем ползучим Elytrigia repens, свинороем пальчатым Cynodon dactylon, додарцией восточной Dodartia orientalis и др. Палеарктическая группа (Cynodon dactylon, Elytrigia repens) преобладает в средних условиях засоления и увлажнения почвы. Средиземноморские виды наиболее продуктивны в сухих несильно засолённых местообитаниях.

На залежах формируются солодково-разнотравные луга с доминированием солодки голой и солодки ежовой. Постоянную примесь к ним дают пырей ползучий, конопля сорная, лебеда татарская и др.

Травостой солодковых лугов достигает 70 см и более с проективным покрытием до 75%. Свиноройные луга, имеющие ограниченное распространение дают до 8 ц/га, а солодковые – до 11 ц/га.

Луга среднего уровня возвышаются над меженью на 1,5-2,5 м.

затопление лугов происходит каждый год до 2,5 месяцев. На возвышенных участках лугов формируются пырейно-разнотравные луга с Elytrigia repens пырей ползучий, Carex praecox осока ранняя, Inula britannica девясил британский, Еuphorbia uralensis молочай уральский.

На пониженных участках лугов среднего уровня формируются сырые и сыроватые луга представленные мезо- и мезогидрофитными растениями – Bolboschoenus maritimus клубнекамыш морской, Eleocharis palustris ситняг болотный, Althaea officinalis алтей лекарственный, молочай болотный Еuphorbia palustris, Lythrum virgatum дербенник лозный, Galium rubioides подмаренник мареновидный, произрастающие на пойменных почвах.

Почвы формируются в условиях поёмного режима – регулярного отложения на поверхности поймы слоев свежего речного или озерного аллювия разного гранулометричесого состава. Мощность слоев варьирует от нескольких миллиметров до 10-20 см. Специфика профилей аллювиальных почв определяется комбинациями различных органогенных, гумосовых, глеевого, гидрометааморфического и слитого горизонтов, а также горизонтов гидрогенной аккумуляции железа и карбонатов (Классификация и диагностика почв России, 2004).

Пойменные (аллювиальные) почвы имеют гумусовый горизонт от светло-серого до темно-серого цвета. Его мощность от 5 до 25 см;



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.