авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |

«ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ГИДРОМЕТЕОРОЛОГИИ И МОНИТОРИНГУ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ (РОСГИДРОМЕТ) ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ...»

-- [ Страница 11 ] --

ниже идет переходный горизонт, почвообразующие отложения, как правило, слоистые. Гранулометрический состав отложений различный - от песчаного до тяжелосуглинистого.

Пойменные процессы обусловливают специфические черты строения аллювиальных почв, особенности их водного режима и генезиса в целом (рис.110). Выделены следующие типы и подтипы пойменных (аллювиальных) почв.

Рис. 110. Гидроморфные (пойменные) почвы Пойменные (аллювиальные) засоленные отличаются щелочной реакцией и присутствием водорастворимых солей (Почвенный покров…, 2001).

Пойменные (аллювиальные) слитые характеризуются глинистым составом, плохо выраженными слоями. В сухом состоянии плотные, твердые. В профиле могут быть признаки педотурбаций (Почвенный покров…, 2001).

Пойменные (аллювиальные) заболоченные и болотные отличаются наличием ярких признаков оглеения, часто имеют органогенный оторфованный горизонт (Почвенный покров…, 2001).

Сырые луга среднего уровня покрыты осоко-злаковыми, ситняково-злаковыми, ситняково-осоковыми, реже тростниково осоковыми сообществами. Доминирующими видами является ситняг, осока, клубнекамыш морской. Злаки играют подчиненную роль, за исключением пырея ползучего и костра безостного, которые могут доминировать. Важную роль на сырых лугах играет разнотравье:

Lythrum virgatum дербенник лозный, Stachys palustris чистец болотный, Cirsium arvense бодяк полевой, Althaea officinalis алтей лекарственный, Ptarmica vulgaris тысячелестник птармика, Еuphorbia uralensis молочай уральский и болотный. Менее обильными видами являются Lysimachia vulgaris вербейник обыкновенный, жерушник земноводный Rorippa amphibian, с низкой представленностью болотных видов: стрелолист обыкновенный Sagittaria sagittifolia, сусак зонтичный Butomus umbellatus, ежеголовник прямой Sparganium erectum.

Луга низкого уровня возвышаются над меженью до 1,5 м и затапливаются на срок до 4 месяцев и приурочены к заиленным и заросшим озерам и протокам, а также к окраинам водоемов. Для азональных растительных сообществ характерна резкая смена увлажнения, и соответственно засоления. Водные местообитания представлены видами – Lemna minor, L. trisulca, Salvinia natans, Spirodela polyrhisa.

Растительность лугово-болотная и болотная на лугово-болотных почвах (рис. 111). Эти переувлажненные местообитания заняты рогозом узколистным Typha angustifolia, тростником южным Phragmites australis, двукисточником тростниковым Phalaroides arundinacea, ситнягом болотным Eleocharis palustris, стрелолистом обыкновенным Sagittaria sagittifolia, сусаком зонтичным Butomus umbellatus, ежеголовником прямым Sparganium erectum, жерушником земноводным Rorippa mphibian и другими видами гидрофитной ориентации.

Надо заметить, что семенные зачатки двулетников и многолетников (Typha angustifolia, Oenanthe aguatica) попадают после половодья на луговые солончаки, но в июле- августе погибают, когда концентрация солей в почве повышается (Голуб, 1985).

Рис. 111. Болотная растительность.

Распространение получили осоковые и ситняговые луга.

Разнотравье осоковых лугов представлено: Lythrum virgatum дербенник лозный, Stachys palustris чистец болотный, мята полевая Mentha arvensis, Cirsium arvense бодяк полевой и др. Проективное покрытие лугов составляет 70-80%, при высоте травостоя 60-70 см. Разнотравье ситняговых лугов представлено: Scirpus lacustris камыш озерный, Sagittaria sagittifolia стрелолист обыкновенный, Butomus umbellatus сусак зонтичный, Bolboschoenus maritimus клубнекамыш морской Persicaria mphibian горец земноводный.

В настоящее время на разнотравно-ситняговых и тростниково разнотравных лугах наблюдается внедрение рудеральных растений. Это свидетельствует об увеличении антропогенной нагрузки на луга дельты и их деградации. В дальнейшем при сохранении этой тенденции может произойти увеличение обилия таких видов, как клоповник мусорный (Lepidium ruderale), дурнишник обыкновенный (Xanthium strumarium), дурнишник колючий (Xanthium spinosum), сведы высокой (Suaeda altissima), лебеды татарской (Atriplex tatarica), дескурания Софии (Descurainia Sophia), чертополох колючий (Carduus acanthoides) и др.

Это может привести к вытеснению, а иногда просто к выеданию хозяйственно-ценных и редких видов.

Широкое распространение получили тростниковые и рогозовые заросли. Состав растительных группировок зависит от увлажнения. В прибрежно-водных зарослях тростника разнотравье практически отсутствует, а на более сухих местах с тростником согосподстует осоки и разнотравье.

Циркумбореальные виды (Hierochloё repens, Eleocharis palustris, Phalaroides arundinacea) и плюризональные (Typha angustifolia) приурочены к самым увлажнённым и незасолённым почвам дельты Волги. Эти виды входят в наиболее продуктивные сообщества. Общие климатические условия Прикаспийской низменности не соответствуют их требованиям. Однако, в дельте у пресных водоёмов, где они поселяются, микроклимат иной. Кроме того, что почвы хорошо увлажнены и не бывают сильнозасолёнными, здесь меньше сезонные и суточные колебания температур. Все это сближает экологические условия прибрежных местообитаний дельты р. Волги с теми условиями, которые эти виды находят в бореальных областях (Пилипенко, 2004).

В настоящее время многие виды своеобразной флоры дельты Волги стали редкими. Причин сокращения численности видов растений с каждым годом становится все больше. Наиболее остра проблема увеличения антропогенного воздействия на естественные местообитания, особенно реликтов и эндемиков, обладающих узкой привязанностью к определенным особенностям рельефа, почвы, увлажнения и т.д. Всего на территории дельты Волги мы отмечаем видов редких растений, из них 9 входят в Красную книгу России. Но пока ни один из этих видов не имеет статуса исчезающего. Необходим мониторинг состояния популяций редких видов растений, расширение сети заказников с созданием заказника в Восточной дельте с целью сохранения шароцветника волжского (Пилипенко, 2001).

Рогозово-тростниковые растительные сообщества самые продуктивные в дельте Волги, и играют исключительную регулирующую роль в поддержании ее гомеостатического состояния (рис.112).

В настоящее время изменения в долгопойменных фитоценозах дельты Волги приводит к формированию высокопродуктивных монодоминантных растительных сообществ с доминированием болотных видов Typha angustifolia и Phragmites australis. Все эти изменения носят флуктуационный характер, которые вызваны разногодичной ритмикой климатических и гидрологических показателей.

Рис. 112. Рогозово-тростниковые растительные сообщества.

Солончаки и солончаковые луга В дельте Волги достаточны широко представлены солончаки (рис.113, 114). Площади солончаков непостоянны. В настоящее время сохраняется тенденция к их сокращению. Здесь можно встретить солеросы, шведки, прибрежницу, марь красную и другие виды способные произрастать на засоленных почвах.

На остепненных, сухих, влажных и сыроватых повсеместно преобладает или согосподствует прибрежница растопыренная (Aeluropus pungens) - стелющийся корневищный злак. Хамефитов в растительных сообществах дельты Волги немного и представлены они довольно равномерно. Тяготеют к гривам и склонам бэровских бугров. В условиях дельты Волги, хамефитом является Aeluropus pungens (побеги прибрежницы не отмирают зимой и в конце апреля этот полукустарничек трогается в рост).

Рис. 113. Солончак По западным и восточным придельтовым ильменям распространены наиболее сухие остепненные луга. В примеси к прибрежнице здесь встречаются полынь Лерха, кермек Гмелина (Limonium gmelinii), верблюжья колючка обыкновенная (Alhagi pseudalhagi), камфоросма Лессинга (Camphorosma monspeliaca), пырей ползучий (Elytrigia repens), житняк сибирский (Agropyron fragile), и ряд других растений степного и лугового характера.

В центральной дельте по подножиям или делювиальным шлейфам бэровских бугров и прирусловым гривам на луговых маломощных солончаковых почвах наиболее широко распространены остепненные прибрежницево-разнотравные и сухие прибрежницевые луга. На этих лугах в примеси к прибрежнице обычны астра солончаковая (Tripolium pannonicum), горчак ползучий, ширица белая;

реже сопутствуют клубнекамыш морской, вейник наземный, свинорой пальчатый и др.

Рис. 114. Солёное озеро (западно-подстепной район, с. Курченко) На сухих лугах высокого уровня отмечается постоянная примесь к прибрежнице пырея ползучего. В то же время здесь обычны и распространены в значительных количествах горчак ползучий (Acroptilon repens), смолёвка волжская (Silene wolgensis), подмаренник стелющийся (Galium humifusum). Это малоценные в кормовом отношении растения, а горчак ползучий считается ядовитым для лошадей. Из бобовых изредка встречаются люцерна голубая, астрагал скрученный, верблюжья колючка обыкновенная. В небольших количествах и редко в травостое сухих прибрежницевых лугов можно наблюдать и многие другие растения - представителей местной луговой и сорной растительности (Цаценкин, 1962).

Травостой остепненных и сухих прибрежницевых солончаковых лугов обычно низок;

густота травостоя – 35-50% проективной полноты.

Основная часть этих лугов используется под пастбища, небольшие площади - под сенокосы. Урожайность - около 6,0 ц/га сена. Качество корма среднее и ниже среднего.

По мере продвижения от верховьев дельты к приморью роль влажных и сыроватых солончаковых лугов увеличивается, так как в этом направлении высота прирусловых грив уменьшается, а степень увлажнения возрастает.

Постоянную большую примесь к прибрежнице на влажных солончаковых лугах составляют алтей лекарственный и клубнекамыш морской. Постоянно, но в малом количестве встречаются частуха злаковидная (Alisma gramineum) и частуха подорожниковая (Alisma plantago-aquatica);

редко и в небольших количествах - местные луговые травы и сорняки.

Влажные и сыроватые солончаковатые луга имеют более густой травостой, чем сухие луга того же характера: густота травостоя достигает 60-70% проективной полноты. Высота травостоя по прибрежнице - до 30 см;

отдельные виды возвышаются до 50 см, иногда более. Продуктивность около 8,0 ц/га сена или сухого поедаемого пастбищного корма. Небольшие по площади участки этих лугов используются под пастбища и сенокосы.

В западных придельтовых ильменях встречаются клубнекамышево-прибрежницевые солончаковые луга. На них преобладают клубнекамыш морской и прибрежница. В значительных количествах им сопутствуют пырей ползучий, алтей лекарственный (Althaea officinalis), зубровка ползучая (Hierochloё repens), ситник Жерарда (Juncus gerardii), додарция восточная (Dodartia orientalis). Реже отмечаются здесь тростник обыкновенный, вейник наземный (Calamagrostis epigeios), солодка голая (Glycyrrhisa glabra) и др.

Продуктивность клубнекамышево-прибрежницевых сенокосов и пастбищ около 10-15 ц/га сена, имеющего качество ниже среднего. По данным укосов, на долю камыша морского и других осоковых приходится до 70% веса урожая, на, долю злаков - около 18%, бобовых 3%, разнотравья - 9%.

Бескильницево-полынные остепненные луга с преобладанием бескильницы расставленной (Puccinellia distans) и полыни Лерха (Artemisia lerchiana) по ильменям встречаются редко, но получают широкое распространение южнее, в приморской полосе, где встречается несколько вариантов бескильницевых лугов: по мере увеличения увлажнения в травостое возрастает роль бескильницы расставленной и тростника обыкновенного, которые вблизи моря создают чистые заросли.

В полынно-кермековой группировке преобладают полынь Лерха (Artemisia lerchiana) и кермек Гмелина (Limonium gmelinii), к которым примешиваются некоторые злаки (пырей ползучий, прибрежница) и степное разнотравье (рис. 115). Вероятно, эта группировка происходит из полынно-злаковой, в которой имеются те же преобладающие растения, а пырей ползучий и прибрежница являются постоянными компонентами травостоя. Превращение одной группировки в другую происходит, по-видимому, вследствие прогрессирующего иссушения этого района и увеличения скотосбоя. Урожайность полынно кермековых лугов около 6 ц/га поедаемой сухой массы.

Близки к двум описанным вариантам остепненных лугов и тростниково-разнотравные остепненные луга. На них преобладают тростник обыкновенный (Phragmites australis) и кермек Гмелина (Limonium gmelinii). Постоянную и значительную примесь образуют полынь Лерха, бескильница расставленная, лебеда татарская (Atriplex tatarica).

Рис. 115. Limonium gmelinii По мере сокращения или прекращения доступа воды из дельты в ильмени в период половодья растительность полностью или только на высоких террасах постепенно остепняется и превращается в остепненные солончаковатые луга. В дальнейшем происходит постепенное вымывание солей из почвы, остепненные луговые травостои сменяются полупустынными ковыльными, житняковыми, житняково-полынно-прутняковыми и др., совершенно сходными с сообществами, произрастающими в полупустыне. Такие остепненные и опустыненные растительные группировки по полностью обсохшим ильменям нами неоднократно наблюдались;

почвы на таких участках бывают по окраске не бурыми, а светло-серыми, экологически же они близки к бурым. Часть ильменей при потере связи с дельтой идет не по пути остепнения, а по пути засоления.

имеют морфологически и химически четко Солоди дифференцированный профиль. Под поверхностным горизонтом залегает темно-серый зернисто-ореховатый гумусовый горизонт, который постепенно переходит в осолоделый гумусовый горизонт белесой или серовато-белесой окраски, нередко пятнистой (сегрегация железа, микроэлювиальные зоны) со слоевато-комковатой структурой. В нижней части горизонт уплотняется, увеличивается количество железистых конкреций. Мощность осолоделого горизонта колеблется от 2 до 25 см. Он слагается первичными минералами, почти полностью отмытыми от глинистого вещества и местами пропитанными гидрооксидами железа.

Ниже идет серо-бурый переходный горизонт неоднородный по окраске и распределению основных составляющих структурных элементов: чередование микрозон, обогащенных и обедненных глинистым веществом и железом. Много толстых слоистых глинисто железистых пленок, структура неяснопризмовидная. Горизонт содержит в профиле максимальное количество железистых конкреций.

Иллювиальный горизонт — бурый, плотный, тяжелосуглинистый, призмовидно-глыбистый, обогащенный железистыми и железисто марганцовистыми пятнами и конкрециями. По граням структурных отдельностей и крупным порам наблюдаются натеки и пленки: в верхней части светло-серые «кремнеземистые», а в нижней и средней темно-бурые глинистые. Максимальное количество пленок наблюдается в средней части горизонта. Здесь они имеют преимущественно сложное слоистое строение: пылевато-глинистые, глинисто-железистые, глинистые, обогащенные гумусовым веществом. В нижней части иллювиального горизонта увеличиваются плотность сложения, оглиненность, снижается количество железисто-марганцовистых и появляются карбонатные конкреции.

Иллювиальный горизонт постепенно переходит в слабоизмененную почвообразующую породу. Нижняя часть профиля часто находится в условиях постоянного воздействия слабоминерализованных растворов, восходящих от грунтовых вод.

Грунтовые воды в настоящее время могут и не участвовать в почвообразовании.

Почвы имеют кислую или нейтральную реакцию гумусово аккумулятивных и осолоделых горизонтов и нейтральную или слабощелочную иллювиальных горизонтов (если грунтовые воды содовые, то реакция среды сильнощелочная - рН 9,0). Элювиальные горизонты резко выделяются снижением содержания ила, гумуса, обменных оснований с гумусово-аккумулятивными и иллювиальными горизонтами. Содержание гумуса в верхних горизонтах колеблется от до 10%, резко уменьшается в элювиальных и несколько увеличивается в иллювиальных горизонтах. Емкость поглощения гумусово аккумулятивных горизонтов высокая, до 40-53 мг-экв, а элювиальных горизонтах она снижается до 5-6 мг-экв. и ниже, а в иллювиальных она снова возрастает до 15-25 мг-экз. и выше.

В составе поглощенных оснований по всему профилю преобладает Са;

среди обменных оснований в верхних горизонтах кроме Са и Mg присутствуют обменный водород и алюминий, в иллювиальных горизонтах отмечается снижение содержания Са, увеличение доли Mg, а иногда и появление обменного Na (до 10% суммы обменных оснований).

Как правило, осолоделые почвы не имеют легкорастворимых солей в верхнем метре, а ниже по профилю возможны различные величины засоления в зависимости от глубины залегания и минерализации грунтовых вод (обычно содержание солей во втором и третьем метре не превышает 2%).

Формируются в условиях длительного поверхностного переувлажнения в пониженных формах рельефа под пологом осиново березовых травянистых или заболоченных лесов или под заболоченными лугами на карбонатных суглинистых, иногда засоленных отложениях при близком уровне грунтовых вод в степной и сухостепной зонах.

Солонцы автоморфные имеют четко дифференцированный профиль. Надсолонцовый гумусово-осолоделый горизонт серого цвета пластинчато-комковатой структуры, различной мощности (8 - 18 см).

Иллювиально-солонцовый горизонт коричнево-серого цвета, столбчатой, призматической или ореховатой структуры, трещиноватый, очень плотного сложения, внутриагрегатная пористость крайне низкая, много глинистых пленок. Мощность колеблется от 6-8 см до 10-15 см.

Ниже идет второй солонцовый горизонт и иногда сразу подсолонцовый - призмовидно-ореховатый, коричневой окраски, плотный. Часто содержит соли - карбонаты и хлориды. Ниже по профилю появляются сульфаты. На переходе ко второму метру появляется гипс.

Содержание гумуса в гумусово-осолоделом горизонте - 1,5-2,5%, в солонцовом иногда несколько выше;

емкость поглощения и содержание обменного Na максимальны в солонцовом горизонте (иногда во втором солонцовом горизонте). Карбонаты чаще всего появляются сразу под солонцовым горизонтом и составляют 3-8%. Легкорастворимые соли распределяются следующим образом: сначала в подсолонцовом горизонте с глубины 40-50 см появляются хлориды (около 0,5%), на глубине около метра содержание солей может повышаться до 2,5%, причем, в их составе сульфаты преобладают над хлоридами. Максимум гипсовых скоплений наблюдается на глубине 100-200 см.

Солончаки типичные. Профиль оглеен, слабодифференцирован, вскипание с поверхности;

грунтовые воды, как правило, засолены на глубине 2-5 м. Поверхностное обводнение практически отсутствует.

Максимальное содержание солей (не менее 1%) в верхнем 5 сантиметровом горизонте почвы или на ее поверхности (в виде выцветов, корочек и т.п.), книзу содержание солей может снижаться или оставаться без изменений. Растительность изреженная, солеустойчивая.

Распространены на незаливаемых террасах соленых озер, низких надпойменных террасах, в равнинных орошаемых районах (Почвенный покров…, 2001).

Солончаки луговые (в т.ч. сазовые). Отличаются от типичных солончаков наличием в верхней части профиля гумусового горизонта, связанного с более богатой лугово-солончаковой растительностью.

Своеобразие луговых солончаков обусловлено периодическим обводнением пресными водами, создающими на общем фоне выпотного водного режима промывные периоды. Формируются в лиманах, разливах, на нижних террасах рек, подгорных равнинах (Почвенный покров…, 2001).

Характеризуются очень сильной Солончаки соровые.

засоленностью, постоянно влажной поверхностью с коркой солей, близким (обычно в пределах первого полуметра) залеганием очень сильно минерализованных (более 100 г/л) грунтовых вод (рис. 116).

Растительность отсутствует. Формируются в днищах периодически пересыхающих соленых озер, на окраинах пересыхающих морских заливов и т.п.

Рис. 116. Почвенный разрез солончака На осолоняющихся ильменях формируются соры или голые солончаки;

окраины оголенных солончаков занимают солянковые и солянково-полынные растительные группировки. Из таких растительных группировок представлены: сарсазаново-полынная (сарсазан шишковатый - Halocnemum strobilaceum и полынь Лерха Artemisia lerchiana), две группировки со сведами (сведа высокая Suaeda altissima и сведа запутанная - Suaeda confusa), сарсазановая с однолетниками (рис. 117).

Рис. 117. Halocnemum strobilaceum Состав растительных группировок однолетних солянок весьма изменчив по годам в зависимости от метеорологических условий. Эти солончаки дают кормовую массу низкого достоинства, пригодную в основном для зимнего скармливания верблюдам и частично овцам. По окраинам солончаков распространен Limonium suffruticosum кермек полукустарниковый (рис. 118.).

Некоторые виды засолённых местообитаний ведут себя как типичные эфемеры и эфемероиды, заканчивая вегетацию к августу (Bolboschoenus maritimus, Lepidium latifolium, Crypsis aculeata, C.

schoenoides). Такие виды, как Salicornia prostrata вегетируют до октября ноября. Наиболее продуктивны в асс. Alismato-Salicornietum - Crypsis aculeata, C. schoenoides, в асс. Suaedo-Petrosimonietum - Suaeda confusa, Petrosimonia oppositifolia.

Голарктические виды (Bolboschoenus maritimus, Atriplex calotheca) тяготеют к хорошо увлажнённым и засолённым местообитаниям. Это растения засолённых прибрежных маршей.

Рис. 118. Limonium suffruticosum Растительность внепойменных пространств Внепойменные пространства дельты Волги и района ЗПИ представлены бэровскими буграми и отшнуровавшимися участками полупустыни в восточной дельте Волги. Бугры представляют собой продолговатые холмы, отличающиеся правильной формой. Бугры располагаются параллельными рядами, тянущимися с востока на запад.

Расстояния между грядами бугров колеблются от двухсот метров до 1, км и в среднем составляют 300 м. ширина бугров обычно не превышает 250 м, длина же изменяется от 450 м до 4,5-5 км, достигая в некоторых случаях от 10 до 20 км. Высота бугров не превышает 7-10 м, причем, чем южнее расположение бугров, тем они выше.

На бэровских буграх и их склонах повышенную представленность имеют эфемеры и эфемероиды (тюльпаны, луки, ирисы, костенец липкий, проломники и др. виды) и типичные виды ксерофитов – полынь, курчавка, солянка древовидная, анабазисы (рис.119). В дельте Волги эти сообщества являются наиболее уязвимыми, т.к. в период половодья именно на бэровских буграх скапливаются огромные стада крупно- и мелкорогатого скота, как из коллективных хозяйств, так и принадлежащих отдельным собственникам.

Рис. 119. Белополынные сообщества бэровских бугров Ассоциации с доминированием полыни Лерха широко представлены на вершинах в верхних частях склонов бэровских бугров на бурых теплых полупустынных кратковременно промерзающих почвах.

Бурые почвы имеют строение профиля. Характерной морфологической особенностью являются слабая гумусовая окраска верхних горизонтов и преобладание в профиле бурых тонов. Гумусовый горизонт имеет мощность 12-15 см, слабую слоеватость, бесструктурный, рыхлый, светло-бурый. Переходный горизонт по гумусу прослеживается до 25-40 см, имеет бурую окраску, уплотненный, крупнокомковатой структуры. Далее идет карбонатно-иллювиальный горизонт белесовато-бурый, плотный, комковато-ореховатый.

Карбонаты прослеживаются в виде расплывчатых пятен и мучнистой присыпки (рис.120).

Вскипание в бурых полупустынных почвах обнаруживается с глубины 15-20 см, иногда с поверхности. Легкорастворимые соли и гипс присутствуют в заметных количествах, обычно обнаруживаются с глубины 80-100 см, а в случае подстилания песком и супесями в пределах второго полуметра и даже глубже 200 см.

Бурые почвы бедны гумусом (0,7-1,4%). Поглощающий комплекс почти полностью насыщен кальцием и магнием, причем поглощенный магний занимает 20-25% суммы поглощенных оснований, в то время как натрий присутствует в ничтожных количествах (1-1,5% суммы). Реакция верхних горизонтов слабощелочная (рН 7,4-7,6), нижних - щелочная (рН 8,2-8,8).

Бурые солонцеватые и солончаковатые отличаются от несолонцеватых более дифференцированным профилем. Гумусовый горизонт имеет мощность 9-14 см, палево-бурый, слоеватый, бесструктурный, с четким переходом в солонцеватый горизонт.

Последний прослеживается в профиле на глубине 30-35 (40) см и имеет отчетливые признаки солонцеватости - крупнопризмовидную структуру, плотное сложение, вертикальную трещиноватость. Вскипание в них обычно обнаруживается с глубины 18-35 (50) см, иногда с поверхности, выделение карбонатов в виде сплошного пропитывания и пятен - 35- см. Скопление легкорастворимых солей и гипса наблюдается с глубины 63-110 см в солонцеватых почвах и с 40-70 см в солончаковатых.

Бурые солонцеватые и солончаковатые почвы бедны гумусом (0,5 1,3%). В поглощающем комплексе помимо кальция присутствуют магний (25-50% суммы поглощенных основании) и натрий (7-13%).

Реакция по всему профилю щелочная (рН 7,8-8,5). Ареал распространения тот же, что и бурых типичных почв.

Рис. 120. Бурые полупустынные почвы Лугово-бурые почвы - Гумусовый горизонт мощностью 13-20 см светло-серый с буроватым оттенком, бесструктурный, слоевато пористого сложения, рыхлый. Нередко в профиле обнаруживается погруженный гумусовый горизонт мощностью 10-15 см белесовато светлосерый, слоевато-плитчатого сложения, уплотненный.

Карбонатные выделения в профиле в виде пятен, мицелия или сплошного пропитывания обнаруживаются на глубине 30-50 см. Гипс и водорастворимые соли располагаются на глубине 80-150 см и значительно реже - 30-80 см. В верхнем горизонте содержится 1,5-2% гумуса. Лугово-бурые почвы отличаются от бурых более значительными запасами гумуса, наличием в нижней части профиля признаков оглеения в виде ржавых и охристых пятен, а также большей опресненностью от водорастворимых солей и гипса всего профиля.

В различной степени, минерализованные грунтовые воды находятся на глубине 8 м и более и какого-либо существенного влияния на почвообразовательный процесс и на растительность не оказывают. По механическому составу почвы бэровских бугров относятся в основном к легкосуглинистым и супесчаным разновидностям. Приуроченность экотопов с асс. Kochietum prostratae к верхним частям склонов бэровских бугров приводит к значительной выраженности здесь эллювиальных процессов. Ассоциация хорошо диагностируется большой группой видов. Общее проектное покрытие надземных частей ассоциации в мае июне в среднем 20-30%. Доминирует чаще всего Artemisia lerchiana.

Реже в качестве содоминанта может быть Agropyron fragile имеется как бы два слабовыраженных яруса: первый - из Agropyron fragile (35-40 см), второй – Artemisia lerchiana (15-25 см).

Сообщества с солянкой древовидной приурочены к нижней половине склонов бэровских бугров и их шлейфам, которые в современных условиях уже не затопляются во время половодий. Почвы на местообитаниях, занятых данной ассоциацией можно отнести либо к бурым полупустынным, либо, реже, к аллювиальным дерново опустынивающимся карбонатным. Кроме морских и аллювиальных отложений формирование почвообразующих пород этих экотопов во многом обязано переотложением продуктов разрушения верхних частей склонов бэровских бугров (деллювия).

Рис. 121. Salsola dendroides В правобережных подстепных ильменях дельты Волги, в самой западной их части, где расположены бэровские бугры, сообщества с солянкой древовидной размещаются не только по склонам бэровских бугров, но не редко и на сильно засоленных с поверхности днищах межбугровых понижений.

При очень больших и продолжительных пастбищных нагрузках в составе растительных сообществ выпадает большинство многолетних видов, из которых сохраняются лишь ядовитые и непоедаемые растения Anabasis aphylla, Peganum harmala являющиеся диагностическими видами союза и ассоциации. Преобладают же по количеству и массе однолетники – Salsola oppositifolia, Suaeda confuse (рис.121, 122).

Рис. 122. Солянка древовидная в меж бугровых понижениях.

Общее проективное покрытие надземной части растений сообщества в мае, в момент наилучшего развития фитоценоза - 5-7;

средняя высота - около 20 см.

Для растительности бэровских бугров отмечены следующие изменения:

изменение видового состава;

• резкое уменьшение многолетних злаков (житняк сибирский, • ковыль сарептский Stipa sareptana);

из 12 описанных в 1955 году (Цаценкин, 1962) видов злаков, в настоящее время отмечается только видов.

высокая представленность пастбищных сорняков (анабазиса • безлистного, солянки русской, солянки многолистной, лебеды Оше);

изреженность полыни Лерха;

• увеличение обилия эфемеров - мортуков (Eremopyrum • orientale, E. triticeum);

широкое распространение галофитов Climacoptera brachiata • климакоптера супротиволистная, Neocaspia foliosa неокаспия многолистная, Petrosimonia brachiata петросимония супротиволистная, Salsola australis солянка южная, S. dendroides с. древовидная, род Suaeda.

Флора и растительность ильменно-бугрового района.

На состав и продуктивность растительных сообществ западного ильменно-бугрового района большое влияние оказывает гидрологический режим Нижней Волги в целом и ильменей в частности.

По характеру водного питания водоемов в западном ильменно-бугровом районе выделяют паводковую и морянную зоны (Чуйков 2001).

Водоснабжение ильменей паводковой зоны осуществляется только в периоды весенне-летних половодий на Волге. Ильмени мерянной зоны ранее имели прямую связь с морем, что наглядно иллюстрируют старые карты, и обводнялись водами Северного Каспия, особенно при нагонных ветрах. После резкого понижения уровня Каспия в 1928-1940 гг. и естественного роста дельты в сторону моря водоснабжение ильменей резко ухудшилось, большая их часть отшнуровалась от моря, много ильменей пересохло. В связи со значительным повышением уровня моря в 1978-1991 г.г. улучшилось водоснабжение ильменей мерянной зоны, особенно граничащих с морским побережьем.

Многие системы ильменей в 1990-е годы обводнялись путем перекачки воды из рукавов дельты. Проводимая в предыдущие годы в больших масштабах сельскохозяйственная мелиорация привела к тому, что многие ильменные системы превратились в сельскохозяйственные угодья, в системы оросительных каналов, водохранилища. В настоящее время этот район находится в критическом состоянии.

В ильменно-бугровом районе имеются как пресные, так и соленые водоемы, а для некоторых систем ильменей характерны колебания солености в течение года, обусловленные заполнением и распреснением их речными водами в период половодья или в результате принудительной подачи речной воды. Это существенно влияет на качественный и количественный состав растительности ильменей и прилегающих территорий. Различный солевой режим водоемов оказывает решающее влияние на состояние водной растительности, что в свою очередь определяет различие кормовых, гнездовых и защитных свойств угодий для птиц и других животных. Различная обводненность ильменей приводит к тому, что нередко с одной стороны бугра расположен пресный водоем, изобилующий гидромакрофитами, а с другой - ультрагалинный, с мощными отложениями осадочной соли.

Характерными элементами ландшафта являются прямолинейные и параллельно расположенные гряды невысоких холмов (бугры Бэра), расположенные по понижениям рельефа между соседними грядами многочисленные озера (ильмени), а также обширные участки равнины свободной как от водоемов, так и бугров. Ближе к Волге, Бахтемиру, Хурдуну много бугров смыто рекой или сильно эродировано. Высота бугров, как правило, не превышает 20 м. Западный их склон пологий, в то время как восточный - крутой, нередко заканчивающийся обрывом.

Северный и южный склоны чаще одинаковой крутизны, переходящей в пологую отмель лежащих в межбугровых впадинах ильменей. В западной части района высота бугров значительно меньше и рельеф более сглаженный.

Форма ильменей зависит от того, сколько межбугровых котловин они занимают. Расположенные между соседними буграми ильмени представляют собой вытянутые в широтном на правлении водоемы, соединенные между собой межильменными протоками. В центральной части района имеются ильмени вытянутые в меридианальном направлении. Они располагаются в двух или большем количестве межбугровых котловин, имеют более сложную конфигурацию и большую площадь. В восточной части района - ближе к Волге и Бахтемиру, ильмени сообщаются между собой в широтном и меридианальном направлениях лучше, чем на других участках рассматриваемой территории.

В заполненных водой озерных котловинах выделяется склон (подводная отмель) и дно. Отмель полого наклонена к центру ильменей и окружает дно. Ширина отмели от нескольких десятков до нескольких сотен метров. При низких воды значительная часть отмели обсыхает и представляет собой песчаный или грязевый пляж. В половодье или при искусственном заполнении водоемов отмель частично или полностью бывает затоплена водой. Дно ильменей ровное, что очень удобно для использования их ложа в сельском хозяйстве после осушения.

Благоприятствуют этому и ильменные грунты, сформированные отчасти волжскими наносами (в ильменях расположенных вблизи дельтовых протоков), но главным образом, образованные мощными отложениями ила и алеврита, основную массу которого составляют бесцветные зерна кварца. Мощность илистого грунта не одинакова: в центральной части ильменей может превышать 1,5 м, в то время как на прибрежном склоне составляет сантиметры или десятки сантиметров. Дно водоемов нередко покрыто ракушечным детритом.

Глубины ильменей редко превышают 3 метра. Градации глубин на 180 обследованных ильменях следующие: в межень водоемы с глубинами до 1 м составляют 51,7%, до 1,5 м - 20,6%, до 2 м - 19,4% и более 2 м - 8,3%. На отдельных водоемах колебания уровней от межени до половодья могут достигать 1,5 м и более. Помимо испарения, большое влияние на водный режим ильменей оказывает забор воды на нужды орошаемого земледелия. Минерализация воды очень различается на отдельных водоемах и в течение года. Содержание хлора возрастает к осени (от начала лета) в четыре раза и более.

В связи с особенностями рельефа, различной засоленностью почв и минерализацией водоемов растительность образует сложную мозаику, в которой выделяются растительные сообщества бэровских бугров, межбугровых понижений и водоемов разной степени солености.

Растительный покров на целинных и слабо выпасаемых буграх образован пустынными и остепненно-пустынными сообществами.

Вершины бугров заняты прутняково-белополынными и пустынно житняково-белополынными сообществами, а на склонах наряду с этими сообществами встречаются и мятликово-белополынные. Часты сообщества с преобладанием ежовника безлистного (биюргун), редки - с ковылями. На склонах бугров со смытой почвой обычен ежовник солончаковый и разные виды солянок. Подножья бугров заняты сообществами из солянки лиственничной, камфоросмы монпелийской, полыни австрийской, солодки иглистой и голой и верблюжьей колючки.

Нередки заросли лоха узколистного с травянистым покровом из солодки, горчака, свинороя, пырея, а также тамарикса многоветвистого с прибрежницей, сведой, аргузией, эхинопсилоном (бассией) и другими растениями. В ранне-весенний период на буграх в изобилии встречаются эфемеры и эфемероиды: бурачек пустынный (туркестанский), хориспора нежная, хименолобус (многосемянник) лежачий, рогоглавник пряморогий, липучка обыкновенная (незабудковая), мятлик живородящий, ирис низкий, тюльпаны - двуцветковый, Биберштейна и Шренка, каспийский лук. На заброшенных полях и залежах часто встречается мак песчаный (Пилипенко, Чуйков, 2002).

Состояние луговой растительности межбугровых понижений зависит от длительности затопления, пастбищной нагрузки и количества содержащихся в почвах вредных для растений солей. Под сенокосы и пастбища используются пырейные, осоковые, канареечниковые и манниковые луга с разнотравьем. На солончаках преобладают прибрежница растопыренная, кермек Гмелина, сведа запутанная, бескильница расставленная, солерос обыкновенный и тамарикс многоветвистый. Сведа, тамарикс и солерос - показатели высокого засоления почв.

На растительность водоемов большое влияние оказывает уровень минерализации воды. Пресные или слабоминерализованные ильмени с прибрежными тростниково-рогозовыми зарослями, составляющие 58,3% общей площади ильменей, и водоемы с плавневыми или куртинно кулисными тростниково-рогозовыми зарослями (22,9%), помимо доминирующих тростника южного и рогоза узколистного имеют хорошо развитую надводную, плавающую и погруженную растительность. Для таких водоемов характерно поясное распределение растительных сообществ. Прибрежную их часть нередко занимают ежеголовник прямой, клубнекамыш морской, сусак зонтичный, стрелолист, частуха подорожниковая, камыши озерный и трехгранный, за которыми идет пояс рогоза узколистного (иногда рогоза Лаксманна) и тростника южного. На водоемах с плавневыми зарослями величина свободных от этих растений плесов составляет менее половины площади акватории.

Стремясь к господству, эти растения (особенно тростник), подавляют другую растительность и ее видовой состав здесь более беден, чем там, где эти растения отсутствуют. Таксационные показатели тростника южного здесь следующие: высота - 3-4 м, количество стеблей на 1 м2 40-130, урожайность (в воздушно-сухом весе) - до 3 кг/кв.м. Высота рогоза узколистного 2,5-3,5 м, урожайность 0,5-0,8 кг/кв.м. На ильменях с повышенной минерализацией воды таксационные показатели иные, чем на пресных водоемах.

Свободную от надводной растительности часть ильменей занимают подводные луга из рдестов пронзеннолистного, гребенчатого, курчавого, Берхтольда и др., а также урути колосистой, мутовчатой, роголистников (преимущественно темно-зеленого), наяды морской, каулинии малой, лютика (шелковника) водного и др. Из низших растений в массе вегетируют харовые водоросли, кладофора, диатомовые водоросли. На поверхности воды много растений с плавающими листьями: нимфейник щитолистный, кувшинка чистобелая, кубышка желтая, ряски малая и многокорешковая (многокоренник), сальвиния плавающая, водокрас и др.

Значительную площадь (4,7%) занимают соленые частично пересыхающие ильмени с угнетенной надводной и обильной погруженной растительностью. Характерная растительность прибрежной части таких водоемов - тамарикс, изреженный низкорослый тростник, верблюжья колючка, аргузия (турнефорция) сибирская, дурнишник, бескильница, кермек, девясил, алтей лекарственный и др.

На сильно засоленных почвах помимо луговой растительности обычны солянки, солерос, сведа, солончаковая астра и др. Погруженная растительность здесь представлена несколькими видами харовых водорослей, рдестами, преимущественно гребенчатым и пронзеннолистным, роголистником, урутью, руппией и другими.

Ильмени, загрязненные промышленными стоками АЦКК, имеют угнетенную растительность. Из-за большого количества поступающего в водоемы лигнина вода приобретает красноватый оттенок. У местного населения такие водоемы получили название «Красная вода». Для них характерны почти лишенные растительности береговые отмели. Лишь кое-где сохраняются заросли тростника южного. На водоемах, имеющих подпитку пресной или слабоминерализованой водой, встречаются очаги зарастания гидрофильной растительностью, флористический состав которой такой же, как на пресных или слабосоленых ильменях.

В сильно минерализованных ильменях высшая водная растительность отсутствует. Вода в них часто приобретает различную окраску из-за массового развития бактерий, низших водорослей, коловраток, рачков артемий и других организмов. Многие минеральные озера уникальны запасами лечебных грязей.

Растительность в русловых водоемах такая же, как в пресных или слабоминерализованых ильменях. Повсеместно доминируют рогоз узколистный и тростник южный. В отдельных отмирающих протоках массовое развитие получили кувшинка чистобелая, кубышка желтая и нимфейник щитолистный. В составе погруженной растительности доминируют роголистник, рдесты, уруть, кладофора и другие виды. На водоемах, где минерализация воды близка к волжской (260-355 мг/л), по берегам встречается древесная растительность, преимущественно ива белая, а также ива трехтычинковая, лох узколистный, ясень и шелковица. По мере увеличения минерализации водоемов древесная растительность исчезает. Лишь лох выдерживает более высокое засоление почв и грунтовых вод. Это растение также первым поселяется в местах с нарушенным почвенным покровом - на дамбах, обочинах дорог, высоких прирусловых гривах.

В рисовых чеках, а также в сельхозугодьях с интенсивным поливом, помимо культурных растений, нередко в изобилии встречаются сорняки - тростник, рогоз, ежевник - куриное просо, лебеда, двукисточник тростникововидный, клубнекамыш морской, солончаковая астра и многие другие.

Растительность прибрежных мелководий у северо-западного побережья моря образуют сплошные массивы или отдельные очаги тростниково-рогозовых зарослей. На вновь затапливаемых участках суши первым появляется рогоз Лаксманна. При естественном ходе сукцессии, его замещают рогоз узколистный, который позднее вытесняется тростником южным. По прибрежному мелководью обычны заросли ежеголовника прямого, сусака зонтичного, камыша озерного.

Погруженная растительность представлена рдестами, роголистником, урутью, харовыми водорослями, среди которых доминирует нителлопсис обтуза, кладофорой, водяной сеточкой и другими. В массивах тростниково-рогозовых зарослей обычны водокрас, ряски, сальвиния. Все эти растения служат прекрасным кормом для многих видов водоплавающих птиц. На отдельных участках побережья ранее вследствие интенсивных эрозионных процессов (в условиях понижения уровня моря) сформировались «речины», берега которых быстро были заняты ивой трехтычинковой, замещенной позднее ивой белой. Крупный обособленный лесной массив сформировался в урочище «Вшивинские острова». В результате повышения уровня моря почти весь древостой погиб.

Район западных подстепных ильменей довольно густо, но неравномерно заселен, пронизан сетью постоянных и временных дорог.

Основными формами хозяйственной деятельности являются животноводство (площади пастбищ составляют более 130 тыс.га), земледелие (пашни более 16 тыс.га). В сельском хозяйстве широко используется орошение. Большие площади занимают мелиоративные системы (Каспийская, Лиманская, Бешкульская и др.). Широкое применение имеет переложная система земледелия, что связано со спецификой природных условий. Отдельные озерные системы периодически осушают, а затем вновь заполняют водой. Ложе осушенных ильменей распахивают и используют под посевы. Часть ильменей мелиорирована под рыборазводные пруды.

АНАЛИЗ ФЛОРЫ НИЖНЕЙ ВОЛГИ Современная растительность Прикаспия сложилась в последние 15-16 тысяч лет. За это время здесь в жестких стрессовых условиях существования (недостаток увлажнения в сочетании с его переизбытком в одних и тех же местообитаниях в разные сезоны года, засоление почв) смогли закрепиться лишь около 1000 видов высших растений из тысяч видов мировой флоры. Но сочетание этих видов, взаимопроникновение северных бореальных и пустынных ирано туранских создают уникальные фитоценозы. К настоящему времени флора дельты Волги насчитывает 920 видов сосудистых растений, относящихся к 4 отделам, 45 порядкам, 107 семействам и 394 родам (Табл. 70).. Современный список намного превышает ранее опубликованные (Пилипенко, 1992;

Пилипенко, Живогляд и др., 1997;

Лосев и др., 1998;

Голуб и др., 2002).

Табл. 70.

Таксоны флоры дельты Волги Таксон Число % Число % Число % видов родов сем-в Equisetophyta 5 0,5 1 0,3 1 0, Polypodiophyta 4 0,4 2 0,5 2 1, Pinophyta 16 1,7 9 2,9 3 2, Magnoliophyta 895 97,3 382 97 101 94, В т.ч.:

Magnoliopsida 701 76,2 305 77,5 82 76, Liliopsida 194 21,1 77 19,5 19 17, Основная часть видов (97%) принадлежит к отделу Magnoliophyta.

Отмечанное соотношение систематических категорий вышего ранга характерно для бореальных флор (Толмачев, 1974). Спектр семейств флоры Нижней Волги представлен в табл. 71.

Таблица 71.

Спектр семейств флоры дельты Волги Семейства Кол-во Кол-во родов видов 1. Сем. Хвощевые. Equisetaceae Rich. ex DC. 1 2. Сем. Марсилевые. Мarsileaceae Mirb. 1 3. Сем. Сальвинивые. Salviniaceae. T.Lest. 1 4. Cем. Сосновые Pinaceae Dumort. 5 5. Сем. Кипарисовые. Cupressaceae Rich. Exbartl 3 6. Сем. Эфедровые. Ephedraceae Dumort. 1 7. Сем. Кирказоновые. Aristolochiaceae Juss. 1 8. Cем. Кувшинковые. Nymphaeaceae Salisb. 2 9. Сем. Роголистниковые. Ceratophyllaceae S.F.Gray 1 10. Сем. Лотосовые. Nelumbonaceae Dumort. 1 11. Сем. Лютиковые. Ranunculaceae Juss. 7 12. Сем. Барбарисовые. Berberidaceae Juss. 1 13. Сем. Маковые. Papaveraceae Juss. 2 14. Cем. Гипекоумовые. Hypecoaceae (Dumort.) 1 15. Сем. Дымянковые. Fumariaceae DC. 1 16. Сем. Платановые. Platanaceae Dumort. 1 17. Сем. Вязовые Ulmaceae Mirb. 1 18. Сем. Тутовые. Moraceae Link. 1 19. Сем. Коноплёвые. Cannabaceae Endl. 2 20. Сем. Крапивные Urticaceae Juss. 1 21. Сем. Буковые. Fagaceae Dumort. 1 22. Сем. Березовые. Betulaceae S.F.Grey 2 23. Сем. Ореховые. Juglandaceae A.Rich.ex Kunth 1 24. Сем. Моллюговые. Molluginaceae Hutch. 1 25. Сем. Портулаковые. Portulacaceae Juss. 1 26. Сем. Гвоздичные. Caryophyllaceae Juss. 13 27. Сем. Маревые Chenopodiaceae Vent. 23 28. Сем. Амарантовые. Amaranthaceae Juss. 1 29. Сем. Гречишные. Polygonaceae Juss. 8 30. Сем. Кермековые. Limoniaceae Ser. 1 31. Сем. Повойничковые. Elatinaceae Dumort. 1 32. Сем Тыквенные. Cucurbitaceae Juss. 2 33. Сем. Крестоцветные. Brassicaceae Burnett 31 34. Сем. Тамариксовые. Tamaricaceae Link 1 35. Сем. Франкениевые. Frankeniaceae S.F.Gray 1 36. Сем. Ивовые. Salicaceae Mirb. 2 37. Сем. Первоцветные. Primulaceae Vent. 3 38. Сем. Липовые. Tiliaceae Juss. 1 39. Сем. Мальвовые. Malvaceae Juss. 5 40. Сем. Самшитовые. Buxaceae Dumort. 1 41. Сем. Молочайные. Euphorbiaceae Juss. 1 42. Сем. Крыжовниковые. Grassulariaceae DC. 1 43. Сем. Гортензиевые. Hydrangeaceae Dumort. 1 44. Сем. Толстянковые. Crassulaceae DC. 1 45. Сем. Росянковые. Droseraceae Saliab. 1 46. Сем. Розоцветные Rosaceae Juss. 19 47. Сем. Калиновые. Viburnaceae Rafin. 1 48. Сем. Бобовые. Fabaceae Lindl 17 49. Сем. Дербенниковые. Lythraceae J.ST. Hil. 2 50. Сем. Кипрейные. Onagraceae Juss. 2 51. Cем. Рогульниковые. Trapaceae Dumorrt. 1 52. Сем. Сланоягодниковые. Haloragaceae R.Br. 1 53. Сем. Хвостниковые. Hippuridaceae Link. 1 54. Сем. Анакардиевые. Anacardiaceae Lindl. 1 55. Сем. Симарубовые. Simaroubaceae DC. 1 56. Сем. Клёновые. Aceraceae Juss. 1 57. Сем. Конскокаштановые. Hippocastanaceae DC. 1 58. Сем. Селитрянковые. Nitrariaceae Bercht & J. 1 Presl 59. Сем. Парнолистниковые Zygophyllaceae R.Br. 2 60. Сем. Могильниковые. Peganaceae (Engl.) Tiegh. 1 Extakht 61. Сем. Кисличные. Oxalidaceae R.Br. 1 62. Сем. Гераниевые. Geraniaceae Juss. 1 63. Сем. Кизиловые. Cornaceae Dumont. 1 64. Сем. Зонтичные. Apiaceae Lindl. 11 65. Сем. Бересклетовые. Celastraceae R.Br. 1 66. Сем. Крушиновые. Rhamnaceae Juss. 2 67. Сем. Виноградовые. Vitaceae Juss. 1 68. Сем. Маслинные. Oleaceae Hoffmgg & Link 4 69. Сем. Лоховые. Elaeagnaceae Juss. 1 70. Сем. Жимолостные. Caprifoliaceae Juss. 5 71. Сем. Валериановые. Valerianaceae Batsch 1 72. Сем. Ворсянковые. Dipsacaceae Juss. 1 73. Сем. Кутровые. Apocynaceae Juss. 1 74. Сем. Ластовневые. Asclepiadaceae R.Br. 2 75. Сем. Горечавковые. Gentianaceae Juss. 1 76. Cем. Вахтовые. Menyanthaceae Dumorrt. 1 77. Сем. Мареновые. Rubiaceae Juss. 2 78. Сем. Вьюнковые. Convolvulaceae Juss. 2 79. Сем. Повиликовые. Cuscutaceae Dumort. 1 80. Сем. Бурачниковые. Boraginaceae Juss 15 81. Сем. Паслёновые. Solanaceae Juss. 4 82. Сем. Норичниковые. Scrophulariaceae Juss. 8 83. Сем. Бигнониевые. Bignoniaceae Juss. 2 84. Сем. Заразиховые. Orobanchaceae Vent 2 85. Сем. Пузырчатковые. Lentibulariaceae Rich. 1 86. Сем. Подорожниковые. Plantaginaceae Juss. 1 87. Сем. Яснотковые. Lamiaceae Lindl. 11 88. Сем. Сложноцветные. Asteraceae Dumort. 41 89. Сем. Сусаковые. Butomaceae Rich. 1 90. Сем. Частуховые. Alismataceae Vent. 2 91. Сем. Водокрасовые. Hydrocharitaceae Juss. 3 92. Сем. Рдестовые. Potamogetonaceae Dumort 1 93. Сем. Руппиевые. Ruppiaceae Hutch. 1 94. Сем. Занникеливые. Zannichelliaceae Dumort. 1 95. Сем. Наядовые. Najadaceae Juss. 2 96. Сем. Лилейные. Liliaceae Juss. 2 97. Сем. Луковые. Alliaceae J.Agardh 1 98. Сем. Спаржевые. Asparagaceae Juss. 1 99. Сем. Ландышевые. Convallariaceae Horan. 1 100. Сем. Ирисовые. Iridaceae Juss. 1 101. Сем. Ситниковые. Juncaceae Juss. 1 102. Сем. Осоковые. Cyperaceae Juss 8 103. Сем. Злаковые. Poaceae Barnhart 45 104. Сем. Ароидные. Araceae Juss. 2 105. Сем. Рясковые. Lemnaceae S.F.Gray 2 106. Сем. Ежеголовниковые. Sparganiaceae Rudolphi 1 107. Сем. Рогозовые. Typhaceae Juss. 1 Всего: 394 Десять ведущих семейств флоры дельты Волги (Табл. 72) содержат более 58% всей флоры. При этом доля семейств включающих один род составляет 60,7%, а моновидовых – 29%. Наибольшим видовым разнообразием отличаются 9 родов, доля которых составляет 11% видового состава флоры дельты Волги.

Таблица 72.

Наиболее значимые семейства флоры дельты Волги в порядке убывания № Семейства Количество Количество родов видов Общ. % от Общ. % от кол-во общего кол-во общего числа числа 1 Сем. Asteraceae Dumort. 41 10,4 108 11, 2 Сем. Poaceae Barnhart 45 11,4 94 10, 3 Сем. Chenopodiaceae Vent. 23 5,8 77 8, 4 Сем. Fabaceae Lindl 17 4,3 54 5, 5 Сем. Brassicaceae Burnett 31 7,9 52 5, 6 Сем. Rosaceae Juss. 19 4,8 34 3, 7 Сем. Cyperaceae Juss 8 2 31 3, 8 Сем. Boraginaceae Juss 15 3,8 31 3, 9 Сем. Polygonaceae Juss. 8 2 30 3, 10 Сем. Ranunculaceae Juss. 7 1,8 25 2, Всего: 214 54,2 536 58, Анализ спектра ведущих семейств (Asteraceae-Poaceae Chenopodiaceae) подчеркивает своеобразие флоры региона расположенного в месте взаимодействия и взаимопроникновения флор различного происхождения и зональной приуроченности. Так, например, семейство Chenopodiaceae является главным на плакорных местообитаниях, а в азональных флористических комплексах занимает третье место.

Спектр жизненных форм показывает, что наибольшая часть всего видового состава флоры дельты Волги приходится на долю терофитов и гемикриптофитов – 590 видов, в совокупности они составляют 64% от общего числа видов (табл. 73). Преобладание травянистых однолетников (терофитов) характерная особенность пустынных флор. Травянистые однолетники (терофиты) приурочены к плакорным, нарушенным и культурным местообитаниям.


Таблица 73.

Биоморфологический спектр флоры дельты Волги (Раункиер) Биоморфа Кол-во видов % от общего числа видов Фанерофиты 123 13, Хамефиты 27 2, Гемикриптофиты 286 31, Гемикриптофиты-терофиты 48 5, Терофиты 304 Криптофиты, из них: 132 14, Геофиты 85 9, Гидрофиты 47 5, Биоморфологический спектр флоры дельты Волги (Серебряков) Биоморфа Кол-во видов % от общего числа видов Деревья 102 Кустарники 21 2, Полукустарники 8 0, Кустарничек 10 1, Полукустарнички 9 0, Травянистые многолетники 418 45, Травянистые двулетники 48 5, Однолетники 304 Среди хозяйственных растений дельты Волги выделены группы кормовых (312), декоративных (206), лекарственных (172), медоносных (138), пищевых (124), технических (90), эфироносных (56) видов.

Предварительный анализ угроз биоразнообразию водно-болотных угодий Нижней Волги показывает, что наиболее значимыми и опасными воздействиями на фитоценозы являются:

- перевыпас и выпас на лугах;

- сокращение сенокосных площадей при увеличении массивов тростника и рогоза;

- интродукция и акклиматизация рудеральных, сегетальных и декоративных видов;

- отсутствие возврата в естественный природный процесс брошенных, засоленных земель;

- регулярные пожары весной, уничтожающие древесную растительность.

В настоящее время многие виды своеобразной флоры дельты Волги стали редкими. Причин сокращения численности видов растений с каждым годом становится все больше. Наиболее остра проблема увеличения антропогенного воздействия на естественные местообитания, особенно реликтов и эндемиков, обладающих узкой привязанностью к определенным особенностям рельефа, почвы, увлажнения и т.д. Всего на территории дельты Волги мы отмечаем видов редких растений, из них 9 входят в Красную книгу России. Ни один из этих видов не имеет статуса исчезающего. Необходим мониторинг состояния популяций редких видов растений, расширение сети заказников с созданием заказника в Восточной дельте с целью сохранения шароцветника волжского (Пилипенко, 2001).

РЕДКИЕ И ИСЧЕЗАЮЩИЕ РАСТИТЕЛЬНЫЕ СООБЩЕСТВА РОССИИ НА ТЕРРИТОРИИ АСТРАХАНСКОЙ ОБЛАСТИ На территории Астраханской области распространены растительные сообщества включенные в Красную книгу растительных сообществ СССР (Red Data book of plants communities…, 1997). Список классов и порядков включает:

Пресноводная и прибрежно-водная растительность Lemnetea R.Tx. 1955 – сообщества свободно плавающих на поверхностью и в толще воды неукореняющихся растений (плейстофитов). Диагностические виды (Д.в.)- Lemna minor L. Ряска малая - в стоячих и медленно текущих водоемах по всей дельте.

Кормовое, лекарственное;

L. trisulca L. P. трехраздельная - в стоячих и медленно текущих водоемах по всей дельте. Кормовое, лекарственное;

Salvinia natans (L.) All. Сальвиния плавающая - в озерах и водотоках с медленным течением, в зарослях земноводных растений по всей дельте.

Декоративное;

Spirodela polyrhiza (L.) Schleid. Многокоренник обыкновенный - в стоячих и медленно текущих водоемах по всей дельте.

Кормовое.

Potametea R.Tx.et Preising 1942 - сообщества укореняющихся водных растений с плавающими на поверхности или погруженными в толщу воды листьями (гидатофитов). Д.в. – Elodea canadensis Michx.

Элодея канадская. В озерах, ериках, ильменях. Кормовое, техническое, декоративное;

Рotamogeton lucens L. Рдест блестящий. В озерах, заливах и рукавах рек, ериках. Кормовое;

P. perfoliatus L. P. пронзеннолистный.

В озерах, ериках, на мелководьях рек. Кормовое. Асс. Potametum lucentis Hueck Phragmitetea R. Tx. et Preising 1942 – водные и околоводные сообщества прикрепленных ко дну и возвышающихся над водой растений (гелофитов). Д.в. - Alisma plantago-aquatica L. Частуха подорожниковая. На сырых и заболоченных лугах. Кормовое, лекарственное, пищевое;

Galium palustre L. Подмаренник болотный. На сырых лугах. Медоносное;

Lycopus europaeus L. Зюзник европейский. По сырым местам, берегам рек. Эфироносное;

Lythrum salicaria L.

Дербенник иволистный. На сырых лугах.. Декоративное, кормовое, красильное, медоносное;

Phragmites australis (Cav.) Trin. ex Steud.

Тростник обыкновенный. По берегам водоемов, на мелководье, на лугах, по засоленным местам. Техническое, кормовое;

Persicaria amphibia (L.) S.F.Gray Горец земноводный. На сырых и болотистых лугах. Кормовое, декоративное, медоносное;

Rorippa amphibia (L.) Bess. Жерушник земноводный. На сырых лугах, в мелководных водоемах. Кормовое, пищевое;

Rumex hydrolapathum Huds. Щавельник прибрежноводный. По берегам рек, озер. Дубильное, кормовое, лекарственное;

Scutellaria galericulata L. Шлемник обыкновенный. На лугах. Лекарственное, красильное;

Sium latifolium L. Поручейник широколистный. По берегам водоемов, в неглубоких озерах. Эфироносное, ядовитое;

Stachys palustris L. Чистец болотный. На сырых лугах, по берегам водоемов.

Лекарственное, медоносное, пищевое.

Асс. Phragmitetum communis (Gams 1927) Schmale 1939.

Растительность морских побережий Ruppietea J.Tx. 1960 – растительность солонцеватых вод морских побережей со слабо выраженными колебаниями уровня воды. Асс.

Ruppietum maritimae Beguinot 1964. Д.в - Ruppia maritima L. Руппия морская. Кормовое;

Zannichellia palustris L. Заникеллия болотная. В солоноватых и пресных водоемах на мелководье. Техническое.

Растительность засоленных почв Salicornietea fruticosae (Br.-Bl.et Tx. 1943) Tx et Oberd. 1985 em.

V.Golub et V.Slkh. 1988 – сообщества суккулентных многолетних облигатных галофитов.

Glycyrrhizetea glabrae V.Golub et Mirk. In V.Golub 1995 – лугово степные сообщества умеренно засоленных почв, затапливаемых или подтапливаемых на короткий период во время весенне-летних половодий. Д.в. - Glycyrrhiza glabra L. Солодка голая (рис.123). На гривах, шлейфах бэровских бугров, на лугах.

Рис. 123. Буферная зона с доминированием Glycyrrhiza glabra L.

Лекарственное, пищевое, кормовое;

Acroptilon repens (L.) D.C.

Горчак ползучий. На прирусловых гривах, склонах бэровских бугров, полях. Ядовитое;

Dodartia orientalis L. Додарция восточная. На гривах, у подножья бэровских бугров. Декоративное, кормовое;

Calamagrostis epigeios (L.) Roth Вейник наземный. На лугах, высоких гривах.

Гемикриптофит. Кормовое, техническое;

Medicago caerulea Less. ex Ledeb. Люцерна голубая. На склонах бэровских бугров. Кормовое;

Eryngium planum L. Синеголовник плоский. На лугах, прирусловых гривах. Декоративное, лекарственное;

Carex stenophylla Wahlenb. Осока узколистная. На остепненных лугах;

Bassia hyssopifolia (Pall.) О.Kuntze Бассия иссополистная. Склоны бэровских бугров, солончаки.

Пустынная растительность Artemisietea lerchianae V.Golub 1994 c Artemision lerchianae V.Golub 1994 и Anabasion aphyllae V.Golub 1987. с диагностическими видами – Alyssum turkestanicum, Eremopyrum triticeum, Lagoseris marcantha, Senecio noeanus, Trigonella arcuata.

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ЛЕСНЫХ УГОДИЙ В Астраханской области весь лесной фонд находится в ведении территориального органа федерального органа исполнительной власти в области лесного хозяйства - Агентства лесного хозяйства.

Общая площадь земель лесного фонда в области составляет (без заповедников) 190,8 тыс. га, в т.ч. покрытые лесом 92,2 тыс. га. По государственному учету на 01.01.2004 в 6 дельтовых районах Астраханской области (Красноярский, Приволжский, Володарский, Камызякский, Икрянинский, Лиманский) имеется 66,7 тыс. га земель лесного фонда, из них покрытые лесом 28,2 тыс. га.

На территории Красноярского района имеются 12,1 тыс. га земель лесного фонда (в.т.ч. покрытые лесом 4,2 тыс. га), расположенные в степи (противоэрозионные леса и государственные защитные лесные полосы).

Таким образом, непосредственно в дельтовой части р. Волга имеется 54,6 тыс. га земель лесного фонда, из них покрытые лесом - 24, тыс. га., что составляет только 26% от всех покрытых лесом земель области. Кроме того, в дельте имеется 2,2 тыс. га естественных редин, главным образом - ветлы кобловой старших возрастов. Абсолютное большинство насаждений дельты располагаются узкими полосами по берегам проток и рек («галерейные леса»).

Около 5,9 тыс. га покрытых лесом земель дельты являются искусственными насаждениями, созданными в основном в 60-90 годы века, - это, главным образом, лесные культуры из ясеня зеленого, быстрорастущих гибридных тополей евро-американской селекции и ивы древовидной, создаваемые в зоне проточного кратковременного затопления.

2,3 тыс. га заняты естественными насаждениями кустарников:

тальники (ивы кустарниковые) в прирусловых зонах, имеющих длительный период затопления, а так же тамарикс (гребенщик) и лох на возвышенных незатопляемых либо подтопляемых участках, часто засоленных.

Остальные 15,8 тыс. га покрытых лесом земель представлены естественными спелыми и перестойными, реже приспевающими, ветляниками. Ветляники располагаются в зоне проточного затопления средней продолжительности. Характерной особенностью этих ветляников является низкополнотность - полнота ветловых насаждений в дельтовых районах не превышает 0,5. Значительное количество ветляников являются кобельниками. В абсолютном большинстве на этих участках отсутствует естественное возобновление ивы древовидной. Это связано с изменением гидрологического режима р. Волга в результате зарегулированности стока, с имеющими место до начала 90-х годов «зимними паводками», а так же с естественным старением насаждений в результате отмены в середине 90-х годов лесовосстановительных рубок и резким снижением в дальнейшем потребления дровяной древесины (газификация). В результате естественные насаждения ветлы старели, поражались стволовыми гнилями, расстраивались, теряли свои репродуктивные способности.


Наибольший удар по дельтовым ветляникам нанесло поднятие уровня Каспийского моря в начале 90-х годов прошлого века. В результате чего гибель древесных насаждений в южной части Володарского, Икрянинского и Камызякского районов была почти повсеместная, часть насаждений расстроилось и превратилось в редины.

Однако удачная интродукция в лесные культуры ясеня зеленого в последней четверти 20 века послужила своеобразным лекарством к оздоровлению насаждений в дельте р. Волга. Ясень не только приспособился к местному климату, но и прекрасно адаптировался к особенностям гидрологии. Он мало подвержен заболеваниям, прекрасно переносит паводки, в том числе и «зимние», дает обильный самосев и подрост. Сейчас он естественным путем расселился по всей дельте и во многих местах образует третий или второй ярусы в ветляниках. В дельтовых лесах идет интенсивная смена пород.

Около 23 тыс. га лесного фонда дельты занимают тростниковые заросли (прочие земли), имеются так же в небольшом количестве сенокосы, пастбища и другие категории земель.

В настоящее время состояние лесного фонда дельты можно характеризовать как удовлетворительное.

7.3.3. КОМПЛЕКСНЫЙ АНАЛИЗ ВОЗДЕЙСТВИЯ РЕГУЛИРОВАНИЯ СТОКА РЕКИ ВОЛГА НА ЭКОСИСТЕМЫ ПОЙМЫ И ДЕЛЬТЫ Экспедиционные наблюдения за изменением почвенного и растительного покрова дельты Волги и поймы, включая засоление, позволили выявить участки, где происходящие изменения геоботанических ассоциаций и засоленности почв наиболее интенсивны, в том числе и в районах со значительно измененным гидрологическим и гидрохимическим режимом. Анализ имеющихся материалов показывает, что в почвенном и растительном покрове продолжаются серьезные изменения из-за меняющихся гидрологических условий.

Повышение уровней подъёма воды во время половодий и их длительность в 1978-1987гг. вызвало изменение содержания солей в экотопах травянистых растительных сообществ дельты р.Волги. На низких длительно затапливаемых участках в водной вытяжке образцов почв, как правило, произошло выраженное в разной степени уменьшение содержания ионов НСО3-, Cl-, Na+, Mg2+ и увеличение в большинстве случаев SO4- - иона. На высоких подтапливаемых экотопах, за исключением НСО3 - иона, фиксируется рост содержания всех ионов.

Во время половодий ежегодно происходят процессы засоления/рассоления в пойме и дельте, в зависимости от высотного положения конкретного участка. Увеличение общего содержания солей наблюдается на высоких подтапливаемых участках, а уменьшение содержания солей на низких длительно затапливаемых. Значит следует ожидать, что рост уровня подъёма воды во время половодий и их длительности в последние годы вызовет перераспределение содержания солей в почвах разных высотных отметок. Действительно, в средней части дельты на высотных отметках более 2,4м над меженью отмечается направленное увеличение содержания водорастворимых солей, что привело к увеличению токсичности водного раствора в 1,5-2,5 раза. На участках, расположенных ниже, в одних случаях водорастворимых солей стало больше, в других – меньше. Однако повсеместно на участках, находящихся в средней части дельты р.Волги ниже отметки 2,4 м, показатель токсичности водного раствора понизился, что связано прежде всего с вымыванием ионов хлора. Интересно отметить, что на всех стационарных участках произошло уменьшение содержания гидрокарбонат-ионов и увеличение сульфат-ионов.

Увеличение объёмов воды, проходящей сквозь толщу засолённой почвы долгопойменных экотопов, в средней части дельты ниже отметки 1,7м вызвало не только вымывание солей из почвы, но и изменения в составе почвенного поглощающего комплекса (ППК).

Проведенные исследования позволяют сделать вывод, что увеличение водного стока в дельте реки Волги вызвало вымывание из почвы ионов токсических солей.

Сопоставление ионного состава водных вытяжек за наблюдаемый период показало, что от 1981 г. к 2001г. шло направленное уменьшение всех солей, которое совпало с увеличением водного стока р. Волги. Но в 2002 г. в связи с очень малым и низким половодьем количество солей возросло вновь на 18%.

Наблюдения, проводившиеся на геоботаническом профиле в г. и, повторно, в 2001 г. дают основание полагать, что изменение структуры и состава растительных сообществ лугово-солончаковых почв, приобрели направленный характер: в 1990 г. наблюдалась галофитизация травостоя, а в 2001 г. исследуемые почвы подверглись олуговению. Так, солерос европейский в 2001 г. встретился лишь в одном описании, тогда как в 1990 г. встречался в 14 описаниях.

Несмотря на незначительное увеличение количества видов (26 видов в 1990 г., 27 видов в 2001 г.) произошло изменение видового состава растительного сообщества.

За время наблюдений произошло значительное сокращение видового состава среди терофитов (с 17 видов (1990 г.) до 6 видов ( г.)). Эти 6 видов представлены растениями: горец красивый, который в описании встретился всего один раз, марь красная, скрытница камышевидная, сведа запутанная, лебеда копьелистная и солерос европейский.

Ни в одном описании в 2001 г. не встретилась прибрежница колючая. Увеличилась доля гемикриптофитов (с 11,6% в 1990 г. до 40,8% в 2001 г.) и геофитов (с 15,4% в 1990 г. до 33,3% в 2001 г.).

Появились такие влаголюбивые виды, как чистец болотный, камыш озёрный, ситняг болотный, рогоз узколистный. Увеличилась продуктивность девясила британского. В 1990 г. девясил встречался в двух описаниях, а в 2001 г. – в семи.

Несмотря на увеличение токсичности почвенного раствора c 3, мг/экв (1990 г.) до 9,32 мг/экв (2001 г.), произошла смена галофильной растительности на луговую, хотя следовало ожидать обратного, но на фоне увеличения токсичности почвенного раствора, происходит смена галофильной растительности на луговую.

Растения в сообществах обладают огромной буферностью и следует ожидать изменения состава фитоценозов, если эти поёмные условия сохранятся.

По данным, накопленных к настоящему времени в гербарных хранилищах (MW, MHA, LE, VGPU, AGPU, SARAT и др.), и сведениям, опубликованных в печати, флора региона насчитывает в настоящее время свыше 890 видов, относящихся к 38 семействам. Флористический комплекс долины Нижней Волги и волжской дельты характеризуется господством в его семейственном спектре растений из семейств Сложноцветные (Asteraceae), Злаковые (Poaceae), Маревые (Chenopodiaceae), Бобовые (Fabaceae), Крестоцветные (Brassicaceae) и некоторые другие. Такой спектр в целом не характерен для гумидных регионов умеренной зоны северного полушария, но свойственен аридным экосистемам степей и пустынь Юго-Востока европейской России (Сагалаев, 2000). В спектре жизненных форм доминирующую роль играют травянистые многолетние поликарпики (61,3 %), на втором месте - однолетние и двулетние травянистые монокарпики (30,7 %), древесные растения (4,2%) и полукустарники с полукустарничками (4,8%) играют незначительную роль в составе флоры долины Нижней Волги и волжской дельты. Состав жизненных форм видов растений рассматриваемой флоры в целом характерен для луговых сообществ и отражает азональные особенности флоры.

Флористическое своеобразие любого природного комплекса отражает набор эндемов и субэндемов. В составе флоры региона зарегистрировано 8 эндемичных видов (около 0,9%), что необычно много для равнинных флор подобного типа.

Эндемичные виды флоры региона Эндемики волжской дельты • Шароцветник волжский - Sphaeranthus volgensis Tzvel.

(Asteraceae) • Роголистник Коссинского - Ceratophylllum kossinskyi Kuzen.

(Ceratophyllaceae) Эндемики Волго-Ахтубинской поймы и волжской дельты • Дрема астраханская - Melandrium astrachanicum Pacz.

(Caryophyllaceae) • Верблюдка нителистная - Corispermum filifolium C. A. Mey. ex A. Beck. (Chenopodiaceae) Эндемики Северного Прикаспия • Скерда астраханская - Crepis astrachanica Stev. ex Czer.

(Asteraceae) • Рогоглавник голый - Ceratocephala glabra (Beck.) Janisch.

(Scrophulariaceae) Следует отметить, что подавляющее большинство среди перечисленных выше эндемов флоры долины Нижней Волги и волжской дельты составляют виды, таксономический статус которых нуждается в подтверждении, или их действительная географическая приуроченность до сих пор остается недостаточно изученной. Вполне возможно, что их ареал в реальности более обширен, чем это представляется сейчас. В большинстве своем это неоэндемики преимущественно молодого (голоценового) возраста. По этой причине в будущем следует ожидать снижения числа видов, относимых в настоящее время к эндемичному ядру флоры.

Важной и существенной чертой антропогенно трансформированных флор является доля участия в них видов адвентивного (заносного) комплекса. В составе флоры региона к настоящему времени зарегистрировано 46 адвентивных по своему происхождению вида растений (или 5,1%). Доля адвентивной составляющей в общем объеме флоры долины Нижней Волги и волжской дельты, таким образом, относительно невелика. Однако концентрация адвентивных видов в пределах региона очень неравномерна. На специально составленной карте распространения адвентивных видов в пределах региона показана их доля в составе флористических комплексов различных участков долины Нижней Волги и волжской дельты. Заметно тяготение районов наивысшей концентрации адвентивных видов к урбанизированным центрам и районам интенсивного сельскохозяйственного освоения.

Специальные обобщающие исследования, посвященные анализу трансформации растительного покрова региона под влиянием деятельности человека, на настоящее время отсутствуют. Однако имеется довольно значительное число работ, выполненных преимущественно геоботаниками, лесоводами и почвоведами, где приводятся сведения о динамике растительного покрова долины Нижней Волги и волжской дельты (Голуб, 1975, 1979, 1985, 1986;

Голуб, Бармин, 1994;

Бармин, 2002;

Пилипенко, 2003;

и др.). Кроме того, изучено локальное воздействие факторов антропогенной нагрузки на растительный покров отдельных участков поймы (Скребцов, Аникин, 1976;

Скребцов, 1980).

Результаты многолетних полевых наблюдений за состоянием экосистем Волго-Ахтубинской поймы, дельты Волги и их отдельных компонентов довольно противоречивы. Часть исследователей отмечают усиление процессов засоления почв и усыхания коренной древесной растительности в результате зарегулирования естественного стока Волги (Шульга, Азовцев, Максимов, 1983). В других исследованиях показано возрастание доли гидрофильной растительности в составе пойменных комплексов за последние 20-25 лет (Голуб, Бармин, 1994;

Бармин, 2002).

По всей видимости процессы трансформации растительного покрова региона, в том числе и под влиянием факторов антропогенной природы, протекают существенно по-разному в различных участках поймы и дельты (Пилипенко, 2003). Это еще раз свидетельствует о необходимости проведения специальных долговременных комплексных исследований растительного покрова на всем протяжении нижнего течения Волги.

Сведения по качественному и количественному составу популяций типичных (характерных) или наоборот редких видов флоры региона в литературе почти не встречается. Это обстоятельство объясняется отсутствием в регионе специалистов по популяционной экологии растений и значительной затратностью подобного рода исследований.

Наиболее удобным и репрезентативным показателем, чутко реагирующим на незначительные по масштабам антропогенные нарушения растительного покрова является структура флоры, в частности, доля участия в ее составе адвентивной компоненты. Участие адвентивных видов в сложении трансформируемой флоры является очень удобным и быстро определяемым качественным индикатором степени антропогенного воздействия на природные комплексы.

Следует отметить, что несмотря на незначительную долю адвентивных видов в сложении флоры региона, их роль в динамике растительного покрова чрезвычайно велика. Дело в том, что Волго Ахтубинская пойма и волжская дельта представляют собой специфические фитоценотические системы. Лишь луга высокого уровня и дубравы в северной части Волго-Ахтубинской поймы представляют собой сообщества, близкие к климаксовому состоянию. Все остальные пойменные сообщества гидросерии представляют собой лишь начальные или вовсе пионерные стадии сукцессии, в которых доминируют фитоценозы с небольшим числом видов. Как правило, такие сообщества неустойчивы и в ходе флюктуации (например, меандрирования) речного русла в конце концов сменяются последующими в ряду пойменной гидросерии. Именно в такие сообщества, как показывают исследования последних лет, и внедряются чаще всего адвентивные виды (Acer negundo L., Amorpha fruticosa L., Echinocystis lobata (Michx.) Torr. et Gray, Fraxinus pennsylvanica Marsh., Bidens frondosa L., Cyclachaena xanthiifolia (Nutt.) Fresen и некоторые другие). Численность особей адвентивных видов в таких сообществах достигает высоких показателей, они вытесняют из пионерных сообществ виды аборигенной флоры, блокируя нормальное развитие сукцессии.

Формируются так называемые «химерные» сообщества, происходит своеобразное биологическое загрязнение растительного покрова поймы (Сагалаев, 1995). По наблюдениям в различных пунктах Волго Ахтубинской поймы и волжской дельты с 1989 по 1999 гг. доля таких химерных сообществ в сложении растительного покрова молодых аллювиальных наносов увеличилась весьма существенно.

Динамика растительного покрова подобных «химерных»

сообществ с участием заносных видов требует самых тщательных наблюдений. Мониторинг группировок с участием ясеня пенсильванского, аморфы, клена американского и других подобных видов растений однозначно свидетельствует об интенсивно происходящих здесь процессах антропогенной трансформации флоры.

Основные пути заноса адвентивных видов растений в пойменные ценозы Волго-Ахтубы и дельты Волги Закономерности заноса адвентивных видов растений довольно хорошо изучены на примере городских и железнодорожных флор.

Однако почти нет данных и наблюдений за подобными процессами в таких крайне своеобразных и недостаточно изученных флористических комплексах, как азональные пойменные. Не составляет исключения в этом отношении и флористический комплекс долины и дельты Нижней Волги. Фрагментарные и отрывочные сведения по данной проблеме можно встретить в отдельных публикациях (Живогляд, 1998;

Лосев, Янс, Пилипенко, Люкайкин, 1998;

Клинкова, Сагалаев, 1999;

Пилипенко, Сальников, Перевалов, 2002;

и др.). На основании предварительного анализа литературных данных и полевых исследований можно наметить основные пути и способы попадания адвентивных видов растений с дальнейшей их натурализацией в составе пойменных ценозов долины Нижней Волги и ее дельты.

1. Занос и последующая натурализация видов в ходе фитомелиоративных мероприятий и лесопосадок в пойме и дельте. Так натурализовались у нас Acer negundo L., Amorpha fruticosa L., Fraxinus pennsylvanica Marsh., Gleditsia triacanthos L., Halimodendron halodendron (Pall.) Voss.

2. Привнесение адвентивных видов вместе с новыми (“экзотическими”) сельско-хозяйственными культурами, или сортами уже известных культур. Хорошей иллюстрацией такого способа заноса служит рисоводство в дельте и пойме, благодаря которому флора региона обогатилась Ammannia baccifera L., Caulinia graminea (Delile) Tzvel., Cyperus difformis L., Echinochloa oryzoides (Ard.) Fritsch, Monochoria vaginalis (Burm. fil.) C. Presl. ex Kunth, Scirpus juncoides Roxb., S. mucronatus L. и др. С бахчевыми и овощными культурами связано появление в регионе Cuscuta cesatiana Bertol., Phelipanche aegyptiaca (Pers.) Pomel., Ph. mutelii (F. Schultz) Czer. и др. видов.

3. Некоторые растения “убежали” из цветочно-декоративной культуры и успешно натурализовались в пойменных сообществах, нарушенных деятельностью человека: Xanthoxalis corniculata (L.) Small, X. stricta (L.) Small.

4. Занос преимущественно водными потоками характерен для таких видов как Ambrosia trifida L., Bidens frondosa L., Echinocystis lobata (Michx.) Torr. et Gray.

Флористический комплекс долины Волго-Ахтубы и волжской дельты является уникальным на Юго-Востоке европейской России пойменным комплексом, сочетающим азональные структурные характеристики с чертами, присущими аридным зональным экосистемам.

До настоящего времени флора этого региона сохраняет черты, присущие изначальным нативным экосистемам. В то же время необходимо подчеркнуть значительное изменение растительности в отдельных районах поймы и дельты под влиянием факторов антропогенной природы.

К настоящему времени накоплен значительный по объему материал, позволяющий судить о качественных и количественных характеристиках тех или иных растительных сообществ, входящих в состав растительного покрова региона.

Сведений, характеризующих состояние популяций типичных или наоборот редких видов флористического комплекса Волго-Ахтубинской поймы и волжской дельты, к настоящему времени накоплено недостаточно.

Наиболее приемлемым показателем, позволяющим судить о состоянии флористического комплекса региона следует признать индекс адвентизации флоры, который позволяет судить о степени и глубине преобразования флористического комплекса конкретной территории под влиянием хозяйственной деятельности человека. Его использование наиболее продуктивно в создавшейся ситуации. Индекс адвентизации флоры позволит выявить качественные и количественные изменения в динамичной картине меняющегося состава флоры региона, оценить степень антропогенной трансформации растительного покрова.

В настоящее время многие виды своеобразной флоры в пойме и дельте стали редкими. Причин сокращения численности видов растений с каждым годом становится все больше. Наиболее остра проблема увеличения антропогенного воздействия на естественные местообитания, особенно реликтов и эндемиков, обладающих узкой привязанностью к определенным особенностям рельефа, почвы, увлажнения и т.д. Всего на территории данного региона отмечено видов редких растений, из них 9 входят в Красную книгу России. Но пока ни один из этих видов не имеет статуса исчезающего. Необходим мониторинг состояния популяций редких видов растений, расширение сети заказников с созданием заказника в Восточной дельте с целью сохранения шароцветника волжского.

На лугах низкого уровня выявлены структурные изменения следующих типов:

Выпадение из данной ассоциации луговых популяций;

• Наблюдаются существенные изменения распределения • наземной биомассы доминирующих видов в связи со сменой их роли в сообществе и разной структурно-функциональнной пластичностью;

Намечается тенденция сегрегации тростника южного на • долгопойменных лугах за счёт повышения общего увлажнения и за счёт эколого-биологических преимуществ вегетативно-подвижного растения тростника южного;

Все эти изменения носят флуктуационный характер, которые вызваны разногодичной ритмикой климатических и гидрологических показателей.

Для оптимального режима использования растительности долгопойменных лугов, необходимо весеннее сенокошение, для уменьшения количества фитомассы, уходящей под воду во время половодья. Чем больше фитомассы уходит под воду, тем интенсивнее будут происходить процессы разложения органического вещества и поглощения кислорода. Вследствие этого концентрация кислорода в воде понижается, что отрицательно скажется на нересте рыбы.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.