авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |

«ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ГИДРОМЕТЕОРОЛОГИИ И МОНИТОРИНГУ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ (РОСГИДРОМЕТ) ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ...»

-- [ Страница 5 ] --

Массовое развитие водорослей негативно сказывается на фауне водоемов не только по причине эвтрофирования и опасности заморов, но и из-за способности ряда водорослей продуцировать альготоксины (Зилов, 2006). Для бассейна Нижней Волги, где особенно характерно развитие летом синезеленых водорослей, т.к. для региона в целом характерно наличие большого числа мелких теплых эвтрофных водоемов (Випхло, 2010;

Лабунская, 2010), это очень актуально, поскольку именно в группе синезеленых есть целый ряд токсичных видов (Narragansett Bay…, 2000).

Они принадлежат к родам Microcystis, Aphanizomenon, Anabaena (Зилов, 2006). Именно такие водоросли, вызывая «цветение» водоемов, чаще всего вызывают летние заморы рыб (Narragansett Bay…, 2000;

Зилов, 2006 и др.).

Кроме того, далеко не все водоросли выделяют достаточно кислорода. Так, в эвтрофных водоемах встречается много миксотрофных водорослей. А при увеличении концентрации органических веществ и/или мутности воды (уменьшение освещенности в толще) многие миксотрофы могут переключаться от почти полной фототрофии на сапроторфное питание или хищничество.

Методы борьбы с эвтрофированием:

Ряд авторов предлагает применять определенные меры по борьбе с эвтрофированием. Ниже приведен пример комплекса таких мероприятий (Зилов, 2006):

- отвод стока для снятия нагрузки по биогенам;

- спуск водохранилищ;

- химическая обработка для связывания и осаждения биогенных элементов или уничтожения водорослей. Необходимо подчеркнуть, что этот метод приемлем далеко не во всех типах водоемов! Прежде всего, он актуален для промышленных отстойников, водоемов-охладителей.

- нарушение стратификации и реаэрации;

- сбор фитомассы и биоманипуляцию. Это может быть необходимо в т.ч.

для рыбохозяйственных водоемов, т.к. в них нередко остаются несъеденные остатки кормовой биомассы (Зилов, 2006;

Бухарицин, Гурашвили, 2009).

- разбавление вод для снижения концентрации биогенных элементов;

- углубление дна для увеличения объема гиполимниона;

- драгирование для изъятия биогенных элементов, депонированных в донных осадках;

- изъятие вод из гиполимниона.

Тем не менее, многие из этих пунктов (особенно, последние четыре пункта) предполагают очень активное вмешательство в экосистемы водоемов, что само по себе очень опасно. Очевидно, основной мерой борьбы с эвтрофикацией можно считать значительное уменьшение загрязненных стоков в водоемы и контроль сброса биогенных веществ, использование предварительных отстойников, стратегическую перестройку управления водопользованием в бассейне (Зилов, 2006).

Есть мнение, что с эвтрофикацией все же бороться не следует.

Таково мнение Эдельштейна К.К., который считает, что без нее невозможно самоочищение водоема от загрязняющих веществ. Нужно научиться управлять этим явлением, оптимизируя самоочищение и рыбопродуктивность, но ни в коем случае не допуская гипертрофии (Проект "Белая книга…). Показано, что водохранилища, например, аккумулируя фосфор, снижают фосфорную нагрузку на дельты и прибрежные зоны морей (Эдельштейн, 2005).

Стоит отметить, что влияние эвтрофикации на биоту водоемов значительно варьирует в зависимости от сезона, изменений гидрологического режима и климата в целом (New York State…, 2003). На Нижней Волге это влияние усиливается за счет уменьшения обводненности района в последние годы.

В настоящее время за границей создан и создается целый ряд моделей миграции азота и фосфора в водных и наземных биогеоценозах как наиболее важных биогенных элементов. Рассматриваются как их природные, так и антропогенные источники (New York State…, 2003). В нашей стране эти миграции практически не отслеживаются, хотя такой контроль в районах, подобных Нижней Волге, несомненно, необходим (Канищев, 2002). В противном случае этот регион может повторить сценарий развития, например, бассейна р. Аркавати в Индии, где поверхностные и грунтовые воды загрязнены токсичными веществами и эвтрофированы за счет нерегламентированной антропогенной деятельности настолько, что ассоциированные с этой рекой биоценозы необратимо деградируют. И в первую очередь страдают ключевые территории – водно-болотные угодья. Аналогичные явления отмечены специалистами на р. Св. Джонса в США, Флорида. (Water Resources, 1996;

Action Plan…, 2009). Кроме того во многих районах в загрязненной воде р.

Аркавати выявлено активное развитие патогенных для человека бактерий, а высокие концентрации нитратов в воде наносят существенный вред здоровью местного населения. Однако, в этом районе принимаются меры по восстановлению акватории, (Action Plan…, 2009).

Одним из следствий эвтрофикации является эмиссия парниковых газов, выделяющихся из-за гниения растительности и аккумуляция углерода в донных отложениях. В масштабе водохранилищ это явление может быть существенным источником парниковых газов, поскольку именно в этих водоемах происходят активные процессы осадконакопления и эвтрофикации, т.к. седименты не выносятся из таких водоемов в нижний бьеф ГЭС (Плотины и развитие…, 2009). К аналогичным выводам в своих работах по территории дельты Волги пришел П.П.Люшвин, исследовавший выделения метана на поверхности дельты.

7.1.2. Трансформация биоценозов Нижней Волги.

Здесь в первую очередь стоит отметить, что при анализе последствий воздействия любых внешних факторов на биоценозы следует учитывать и внутрипопуляционные факторы, а также прочие биотические факторы, которые обеспечивают естественные колебания численности видов и возрастной структуры в биоценозах (Пилипенко, Сальников, 2003).

Внешние факторы, если их воздействие достаточно сильно, могут в значительной степени искажать естественные флуктуации, присутствующие в экосистемах (Пилипенко и др., 2003;

Сальников, 2009) и выводить их из состояния равновесия. Пространственно-временная динамичность есть фундаментальное свойство сообществ Прикаспийского региона и важнейший фактор поддержания их разнообразия. Это свойство во многом обусловлено колебаниями параметров гидрологического режима. (Абдурахманов и др., 2002). Снижение амплитуды колебаний этих параметров приводит к снижению биоразнообразия в регионе (Клинкова, неопубл.). Именно поэтому изменения параметров зарегулированного стока Волги (особенно снижение амплитуды разногодичных колебаний уровня воды на пике половодья и времени стояния высокой воды) крайне опасна для всех экосистем Нижней Волги. Это подтверждает и мировой опыт (Плотины и развитие…, 2009).

Резкие и непродолжительные сбросы воды с плотины Волжской ГЭС приводят к тому, что основные водно-болотные угодья ВАП находятся под водой почти на месяц меньше нормы, а луга осушаются раньше (Дельта Волги…, 2008;

Чернобай, 2009, и др.).

Таким образом, большое количество специалистов отмечают в первую очередь остепнение значительных территорий региона в последние годы, усыхание ериков, озер, что приводит к коренным изменениям состава биоценозов (Балюк, 2005;

Брылев, Овчарова, 2009;

Шульга, 2008;

Шульга и др., 2009;

Ермолина, 2010;

Клинкова и др., 2010). Принятые в последние годы меры по увеличению объемов сброса вод и продолжительности половодья, как показали исследования, оказались недостаточны (Брылев, Овчарова, 2009).

7.1.2.1. Изменения наземных растительных сообществ Наземные растительные сообщества являются крайне важным средообразующим компонентом наземных экосистем. Фитоценозы играют значительную роль в формировании и стабилизации ландшафтных структур, почвообразовании и поддержании почвенного гомеостаза, кроме того, они являются биотопами для многих представителей фауны. К сожалению, данных по мониторингу биоразнообразия растительности Нижней Волги не так много. Кроме того, они относятся к разным районам региона и часто разрознены по времени. Тем не менее, ряд важных выводов из имеющегося материала сделать можно. После зарегулирования стока Волги уменьшилась амплитуда колебаний уровня воды и изменились другие характеристики стока в половодье в разные годы (Горелиц и др., 2010, Нестеренко, 2009, Брылев, Овчарова, 2009;

Гугуева и др., 2010 и пр.).

Большее значение здесь имеет не среднегодовой сток, а изменение его распределения в течение сезона. За счет этого видовой состав растительности сильно изменился. Например, в северной части ВАП и дельте доля целого ряда рудеральных видов в сообществах увеличилась.

Значительно уменьшилась доля гигрофитов, и одновременно возросло значение мезофитов и ксерофитов, а также галофитов как следствие уменьшения увлажненности района и перераспределения солей в верхних горизонтах почв. (Фокин, 2007;

Бармин, Иолин, 2009;

Сальников, 2009;

Бондарева и др., 2010;

Клинкова, Динамика растительности…, 2010;

http://oopt.info/astr/veget.html). Известно, что распределение солей в почве зависит от высоты участка: на низких участках, надолго затапливаемых в половодье, происходит рассоление почвы, а на более высоких, незатапливаемых или затапливаемых на небольшой срок, содержание солей в верхних горизонтах почвы увеличивается (Фокин, 2007;

Сальников, 2009).

В последние 20 лет увеличился среднегодовой сток Волги и количество осадков, происходило рассоление почв, и уменьшалась токсичность почвенного раствора (Сальников, 2009), наблюдалось увеличение биомассы растительности, (Бармин, Иолин, 2009).

В 2006 году увеличилось хлоридное и, несколько меньше, сульфатное засоление почв заливных лугов по сравнению с 2002 г., хотя до этого оно в основном снижалось (Бармин, Иолин, 2009;

Сальников, 2009).

Такой тип засоления связан, очевидно, с составом грунтовых вод, которые относятся к хлоридно-сульфатному типу (Синенко, 2009 (2);

Новикова и др., 2010) и является, по всей вероятности, следствием уменьшения промывания почв и подпитки их в большей степени за счет грунтовых вод, чем в предыдущие годы.

В целом, следует отметить, что многие территории Нижней Волги были подвержены опустыниванию прежде всего из-за перевыпаса скота в 1960-1980 гг., (Ваганов и др., 2009;

Бармин, Иолин, 2009 и пр.,). Луга, расположенные на территории ВАП в пределах республики Калмыкия, и в настоящее время в большинстве своем подвержены перевыпасу. И, следовательно, видовой состав растительности коренным образом трансформируется не только за счет уменьшения обводнения, но и за счет избирательного выедания разных видов и уплотнения почв (Джапова, Санкуева, 2010). В то же время, специалисты отмечают, что в Астраханской и Волгоградской областях деградированные аридные земли занимают около 50% их общей территории (Ваганов и др., 2009). При этом ВАП (особенно, северная ее часть) испытывает значительно больший антропогенный пресс, чем дельта Волги, поскольку существенно больше заселена.

Антропогенное воздействие особенно сильно сказывается на реликтах и эндемиках своеобразной флоры Нижней Волги, которые преимущественно являются стенобионтами. Однако и многие другие виды, распространенные в регионе, становятся редкими (Пилипенко и др., 2003).

Остепненные луга, появившиеся в дельте считаются исключительно следствием антропогенной деятельности (Дельта Волги…, 2008). Тем не менее, в настоящее время в регионе имеется много сельхозугодий, где пастбищная нагрузка значительно уменьшилась за счет уменьшения поголовья скота. Это привело к значительному увеличению биомассы травостоя, но часто за счет небольшого количества видов, в т.ч. рудералов.

Таким образом, например, биоразнообразие растительности заливных лугов дельты в целом уменьшилось в последние годы (Сальников, 2009;

Бармин, Иолин, 2009;

Ермолина и др., 2010). Хотя на отдельных территориях, например, на ряде заливных лугов высокого уровня в дельте показано увеличение видового разнообразия (Сальников, 2009). Очевидно, это связано с мозаичностью биотопов и различной степени антропогенной нагрузки в разных частях района (Сальников, 2009).

Здесь стоит отметить, что в данном случае уменьшение биоразнообразия может быть естественным звеном восстановительной сукцессии бывших пастбищ, поскольку высокое биоразнообразие может наблюдаться в климаксных сообществах, или на более поздних стадиях сукцессии. С другой стороны со времени значительного уменьшения поголовья скота прошло уже порядка 20 лет. Такие сроки для полного восстановления луговых сообществ обычно достаточны (конечно же, в условиях отсутствия значительной антропогенной нагрузки, неизменного гидрологического режима и не слишком глубоких нарушений в почвенном покрове). Но значительное нарушение почвенного покрова при перевыпасе в условиях аридного климата обычно приводит к пастбищной дигрессии территории и, соответственно, значительным изменениям солевого состава почв и их увлажнения и не позволяет восстановиться исходным сообществам (Ваганов и др., 2009;

Сальников, 2009;

Бондарева и др., 2010;

Клинкова. Динамика растительности…, 2010).

На исследованных территориях отмечено увеличение значения доминантов в фитоценозах и уменьшение доли прочих видов. В определенных районах дельты также выявлено существенное сокращение биомассы доминанта луговых сообществ низкого уровня – рогоза узколистного (Typha angustifolia) с 1991 по 2006 г. и значительное повышение биомассы тростника обыкновенного (Pragmites australis). В других районах за последние 25 лет отмечены колебания численности этих видов в противофазе (Сальников, 2009). Последний вид более экологически пластичен, чем первый в отношении влаги. Снижение биомассы рогоза может говорить о том, что в районе исследований стало меньше залитых водой мелководий и подтопленных в межень территорий и они заменились сырыми лугами, где более конкурентоспособен тростник. Считается, что каждый вид растений имеет свой индивидуальный период колебаний продуктивности, который может изменяться только при очень значительных внешних воздействиях (Сальников, 2009). В настоящее время в луговых фитоценозах дельты Волги отмечается значительное сокращение видового разнообразия разнотравья, что связано с изменениями в длительности затопления лугов.

Ряд эдификаторов, например, Phalariodes arundinacea играл важную роль в фитоценозах с 1979 по 1991 гг., а с 1992 по 2007гг. он практически отсутствует (Сальников, 2009). Сейчас сукцессия в долгопойменных фитоценозах дельты Волги приводит к формированию монодоминантных растительных сообществ с доминированием Typha angustifolia и Pragmites australis. Считается, что в этих фитоценозах такие изменения носят флуктуационный характер. Интересно, что на лугах среднего и низкого уровней отмечается снижение видового разнообразия, а на лугах высокого – напротив, его увеличение. Это связывают с повышением обводненности и, одновременно, аридности района, что вызывает значительные периодические колебания по годам содержания легкорастворимых солей в почве и продуктивности фитоценозов (Сальников, 2009) Описанные колебания в данном случае скорее обусловлены внутрипопуляционными факторами, чем сильным сторонним внешним воздействием. Однако такой тип изменений растительного покрова отмечен в местах, где незначительно выражена антропогенная нагрузка или она отсутствует.

На гривах ВАП в последние годы исследователи отмечают уменьшение площадей древостоя (в первую очередь, лесов) вследствие понижения уровня грунтовых вод и изменения динамики речного стока (Плотины и развитие…, 2009). Последнее наиболее явно выражается на примере дубрав ВАП (Алексеева, 2008;

Шульга, 2008), (табл. 35). Эти леса являются реликтовыми сообществами в регионе. В настоящее время изменение гидрологического режима и антропогенная нагрузка вызывают резкие изменения в составе сообществ дубрав, прежде всего, усыхание их доминанта дуба черешчатого, Quercus robur (Табл. 35, Новикова и др., 2010).

Таблица 35.

Динамика основных таксационных показателей дубрав Лещевского лесхоза (Шульга, 2008) Средние таксационные показатели Площадь Годы Возраст, Класс дубрав, га Полнота лет бонитета 5233 39 2,8 0, 5152 36 3,2 0, 5409 35 3,8 0, 5845 32 3,7 0, 3701 32 3,9 0, Выявлено, что главная причина массового усыхания дубрав и интенсивных пожаров на проектной территории – прогрессирующее снижение уровня грунтовых вод. Как следствие чаще возникают низовые пожары, повреждающие основания деревьев (климатические изменения могут усиливать их риск, Ваганов и др., 2009). Такие повреждения сами по себе редко вызывают гибель крупных деревьев, но служат воротами для различных инфекций. Особенно распространены сосудистые микозы (Шульга, 2008;

Шульга и др., 2009), способные при ослабленном состоянии деревьев вызывать их гибель в течение до нескольких лет.

Ксилотрофные грибы достаточно устойчивы к уменьшению влажности в силу специфики субстрата обитания, меньше всего страдают от недостатка влаги паразиты-биотрофы, растущие на живой древесине. Ряд видов насекомых, вызывая повреждение коры и древесины, резко увеличивают вероятность попадания грибной инфекции. Кроме того, деревья могут массово поражаться эпифильными грибами-паразитами, галлообразующими бактериями и насекомыми. Все эти паразиты также активно размножаются и имеют высокую патогенность при дефиците влаги.

Однако гибель дубрав может быть вызвана отчасти и потеплением климата. Прямое влияние выражается в сочетании поздних весенних заморозков и летне-осенних засух, а опосредованное – в расширении на север ареала патогенных грибов, как это было в Японии, на Тихоокеанском побережье США, Западной Европе и Центрально-Черноземном заповеднике в России (Ваганов и др., 2009). Отмечается также засоление почв, которое выражено больше в тех почвах, на которых произрастают леса. Это также негативно сказывается на состоянии древостоя (Балюк, 2005).

Снижение уровня грунтовых вод может быть связано не только с малыми попусками с плотины, но и нерациональным использованием грунтовых и поверхностных вод человеком на местах. Особенно на фоне развивающейся инфраструктуры туристической индустрии ВАП и дельты.

В местах активной рекреационной деятельности человека и выпаса скота отмечено почти полное отсутствие семенного возобновления дуба (а это является показателем здоровых сообществ) и плохое состояние листвы (до 70% пораженных листьев) вследствие вытаптывания, избирательного поедания травянистого покрова и проростков дуба при выпасе скота.

Выявленное возобновление происходит от прикорневой части живых или спиленных взрослых растений. У подроста отмечено также очень плохое состояние. В местах менее интенсивной рекреационной нагрузки отмечены дубравы с нормальным семенным возобновлением и достаточно хорошим состоянием листвы, как у взрослых деревьев, так и у подроста (Новикова и др., 2010).

Для растений (в первую очередь, лесов) как и для других сообществ пагубны резкие сбросы вод, т.к. резко повышается и падает уровень воды (в т.ч. грунтовых вод) за короткий промежуток времени. А также значительные зимние попуски. В этой ситуации им очень трудно адаптироваться к резким изменениям на фоне общего понижения уровня грунтовых вод из года в год (Плотины и развитие…, 2009).

На фоне уменьшения поступления воды в регион изменяется климат, увеличивается длительность засушливого периода в первую очередь на аридных и полуаридных территориях. По этой причине происходит смещение времени наступления фенофаз растений. Например, при аридизации территории активная вегетация и плодоношение смещается на более оптимальное по влажности время (весенний и осенний периоды).

Смещение фенофаз растительности отмечается в последние годы как в связи с аридизацией района, так и с общим повышением среднегодовых температур. Такое смещение опасно для многих (особенно древесных) растений тем, что большинство из них не успевает пройти второй цикл вегетации и заморозки наступают чаще на стадии набухания или даже распускания почек. Таким образом, растения к весне оказываются ослабленными. Если такое повторяется из года в год, популяции могут сильно пострадать (Ваганов и др., 2009).

На отчуждённых в пользу сельского хозяйства и деградированных пахотных землях сформировались вторичные фитоценозы, представленные карантинными и сорными растениями (Канищев, 2002;

Джапова, Санкуева, 2010), причем по отношению к влаге эти растения преимущественно ксерофиты. Численность видов-эдификаторов резко сокращается. Так, например, в связи с постепенной распашкой земель бэровских бугров значительно уменьшилось значение когда-то многочисленных ковылей в фитоценозах (Сальников, 2009;

Ермолина и др, 2010).

При этом в дельте Волги произрастает множество редких и исчезающих растительных сообществ, включенных в Красную книгу растительных сообществ СССР (Red Data book of plants communities…, 1997), (Сальников, 2009), которые являются важными компонентами экосистемы всей Нижней Волги.

Пресноводная и прибрежно-водная растительность. Lemnetea R. Tx. 1955 – сообщества свободно-плавающих на поверхности и в толще воды плейстофитов.

Potametea R.Tx. et Preising 1942 – сообщества укореняющихся водных растений с плавающими на поверхности или погруженными в толщу воды листьями (гидатофитов). Phragmitetea R. Tx. et Preising 1942 – водные и околоводные сообщества прикрепленных ко дну и возвышающихся над водой растений (гелофитов). Ассоциация Phragmitetum communis (Gams 1927) Schmale 1939.

Растительность морских побережий. Ruppietea J.Tx. 1960 – растительность солонцеватых вод морских побережий со слабо выраженными колебаниями уровня воды. Ассоциация Ruppietum maritimae Beguinot 1964.

Растительность засоленных почв. Salicornietea fruticosae (Br.-Bl. et Tx. 1943) Tx. et Oberd. 1985 em. V. Golub et V. Slkh. 1988 – сообщества суккулентных многолетних облигатных галофитов. Glycyrrhizetea glabrae V. Golub et Mirk. In V. Golub 1995 – лугово-степные сообщества умеренно засоленных почв, затапливаемых или подтапливаемых на короткий период во время весенне-летних половодий.

Преобладают две ассоциации – Suaedo-Petrosimonietum и Lepidio-Cynodontetum.

Пустынная растительность. Artemisietea lerchianae V. Golub 1994 c Artemision lerchianae V. Golub 1994 и Anabasion aphyllae V. Golub 1987 (Сальников, 2009).

Считается, что отсутствие естественного обводнения гидроморфных экосистем (лугов, солончаков), системы пастбищеоборотов и разрушение ландшафтных структур являются факторами риска для экосистемы, особенно в периоды пониженной ее устойчивости. Именно эти факторы могут послужить «спусковым крючком», запустившим масштабный кризис экосистемы (Сальников, 2009).

Растительность антропогенных биотопов трансформируется в наибольшей степени в силу коренных изменений природных биотопов человеком, унификации ландшафтов. Это ведет к унификации структуры сообществ, уменьшению биоразнообразия и продуктивности, деградации всех типов растительных сообществ. Так, например, флористический состав г. Астрахань за последние 125 лет потерял 106 видов сосудистых растений из первоначально описанных 340 и приобрел 175 новых (исключая интродуценты). Растения разных жизненных форм по-разному реагировали на изменения условий обитания. Из жизненных форм настоящее время стали преобладать терофиты, т.к. они наиболее устойчивы к антропогенным нагрузкам. Также возросла доля фанерофитов и хамефитов, что объясняется большим числом интродуцентов в современной флоре г. Астрахань. Отмечается большая доля рудеральных видов, связанных с аборигенной флорой. Таким образом, сейчас в г.

Астрахань в результате разрушения естественных биотопов преобладает сорно-адвентивный компонент флоры (Сальников, 2009).

7.1.2.2. Изменения, затронувшие планктонные сообщества:

Водные биоценозы трансформируются одними из первых в ответ на изменения гидрологического режима. И прежде всего на это реагируют первичноводные организмы. Видовой состав и динамика планктона Нижней Волги изучены очень фрагментарно. Только в последние годы эти биоценозы начали изучать достаточно активно. Однако и сейчас изучена на этот предмет в основном только верхняя часть ВАП. Показано, что в разных водоемах динамика развития планктона однотипна. В развитии планктона наблюдаются несколько пиков развития за сезон. Первый пик обычно наблюдается в предполоводный период (Випхло, 2010;

Сорокина и др., 2010).

Фитопланктон Состав фитопланктона изменяется значительно в течение сезона. В последние годы основной особенностью фитопланктона бассейна Волги является массовое развитие сине-зеленых водорослей в летний период (пик развития обычно в июле), (Сорокина и др., 2010;

http://www.raww.ru/node/975;

Випхло, 2010;

Лабунская, 2010). Помимо этого наблюдаются два стандартных для европейской части России пика развития диатомовых водорослей весной и осенью (Випхло, 2010).

Биомасса в апреле в водоемах ВАП достигает значительных величин (до паводка). Основные группы водорослей, входящих в состав альгоценозов – диатомовые, криптофитовые, сине-зеленые, хлорококковые – в мелководных озерах и криптофитовые, диатомовые, золотистые.

Последний состав альгоценозов очень характерен для проточных водоемов средней России. В паводок падает численность фитопланктона, на первое место выходят холодолюбивые диатомовые водоросли. После спада половодья кроме сине-зеленых зафиксировано увеличения числа эвгленовых и зеленых водорослей – сапробионтов (особенно, в водоемах, значительно загрязненных органикой) в ериках и в озерах велико значение зеленых водорослей сапробионтов и золотистых водорослей. В этих водоемах активно развивались и сине-зеленые и даже в 2009 г. отмечен замор из-за массового развития Microcystis aeruginosa (Ktz.) Ktz. f.

aeruginosa в одном из озер. В середине осени отмечается второй пик развития диатомовых водорослей. Их видовой состав существенно отличается от весеннего. Также много в это время хлорококковых и криптофитовых водорослей. В ряде ериков осенью биомасса фитопланктона превосходит летнюю (Випхло, 2010).

Зоопланктон В составе зоопланктона выявлены в основном обычные широко распространенные виды, характерные для эвтрофных водоемов виды. Как по сезонам, так и по различным годам численность, биомасса и соотношение групп зоопланктона значительно варьируют. В разных водоемах динамика развития зоопланктона однотипна. Показано, что как и для фитопланктона, в течение сезона имеется несколько пиков развития.

И первый из них также приходится на предполоводный период В составе зоопланктона это время доминируют коловратки (Rotatoria) и веслоногие рачки (Copepoda). В пик половодья видовой состав зоопланктона также беднеет, падает биомасса, что создает большой дефицит корма для целого ряда видов рыб за счет значительного и резкого понижения температуры воды, (Сорокина и др., 2010). Летом создаются наиболее благоприятные условия для многих представителей зоопланктона. Во многих водоемах в летний период доминирует один вид ветвистоусых рачков (Cladocera) B.longirostis. Появляется целый ряд теплолюбивых видов и множество личинок Copepoda. Видовой состав зоопланктона значительно беднеет и в осенний период, уменьшается биомасса. В этот период в большинстве водоемов доминируют только коловратки. Увеличение численности коловраток может быть связано с уменьшением на них пресса со стороны подросшей молоди рыб, которые переходят к этому времени на более крупный корм. В Ахтубе и Волге отмечено низкое развитие планктона по сравнению с внутренними водоемами поймы.

Межгодовые различия в развитии планктона нередко заключались даже в смене доминантных видов. В мае 2006 года отмечен наибольший пик развития зоопланктона в ериках, а в озерах – в 2008 г. В 2006 ии гг. наблюдались существенные отклонения от закономерностей развития зоопланктона предыдущих лет. Это связывают с дефицитом влаги в регионе в 2006 г., когда многие водоемы испытали дефицит влаги, а часть озер высохла (Сорокина и др., 2010).

Многолетний анализ состава планктона искусственных водоемов показывает, что в такие сообщества активно вселяются новые виды. Это происходит, видимо, в силу неустойчивости такого рода экосистем (Корнева, 2009). Активное изучение фитопланктона естественных водоемах начато относительно недавно, поэтому здесь пока трудно отличить обычные флуктуационные изменения от катастрофических.

Единственный важный вывод, который можно сделать – это колоссальное снижение численности, биомассы и изменение видового состава планктона в период искусственного половодья, что значительно подрывает кормовую базу мальков многих видов рыб.

7.1.2.3. Изменения, отмеченные в зообентосных сообществах:

Зообентос Нижней Волги исследован относительно хорошо.

Изменения видовой и трофической структуры макрозообентоса равнинных рек бассейна Нижней Волги обусловлены эвтрофированием, токсификацией и антропогенным воздействием (Головатюк, 2005). Однако показано, что эти сообщества относительно устойчивы как к изменениям гидрологического режима, так и различного рода антропогенным загрязнениям (об этом будет подробнее сказано ниже). В составе зообентоса преобладают вторичноводные организмы, способные переживать разное время вне водной среды. Их доля, например, в водоемах ВАП оценивается в 65%, при этом фауна донных беспозвоночных отличается значительным видовым богатством, (Горелов, 2010). В ВАП и дельте Волги всего зарегистрировано 194 вида бентосных беспозвоночных (Зинченко и др., 2010).

Отмечено, что в последнее десятилетие в отличие от других экосистем, снижения биоразнообразия макрозообентоса в естественных водотоках не отмечено, в то время как в искусственных каналах оно из года в год (с 1998 по 2004 гг.) снижалось (Зинченко и др., 2010).

7.1.2.4. Трансформация ихтиофауны и поведения рыб:

Уменьшение обводнения региона в целом, гидросооружения и другие хозяйственные сооружения и дамбы, построенные в разное время в регионе, обвалование территорий ограничивает пути миграции животных (в основном проходных видов рыб – сельдь, осетровые и др.) (Канищев, 2002;

Катунин и др., Плотины и развитие…, 2009), для которых характерно явление хомминга и сложившиеся пути миграции к нерестилищам из моря.

Вследствие значительного изменения параметров половодья происходят существенные изменения в сроках нереста рыб, т.к. нерест большинства видов связан с половодьем (Горский и др., 2010;

Вехов, Горский, 2010). Многие виды не успевают отнереститься на фоне резкого подъема и спада воды и низкой ее температуры и, возможно, неподходящего химического состава (Канищев, 2002;

Катунин и др., http://www.russiandams.ru/reviews/vodnye-bioresursy/obzor-2.php;

Горелиц и др…). Резкие сбросы воды с плотины в период весеннего половодья наносят вред также молоди и личинкам рыб. При резком наполнении водоемов личинки, не достигшие покатных стадий, часто выносятся из полоев, временных водоемов в реку или даже в море раньше времени. В таких условиях выживаемость их крайне низка (Даирова, Зинченко, 2009;

Катунин и др., http://www.russiandams.ru/reviews/vodnye-bioresursy/obzor 2.php). В то же время, молодь из-за резкого сокращения сроков половодья и быстрого спада воды, напротив, нередко оказывается в отшнурованных водоемах и, не имея возможности скатиться вниз по течению, гибнет (Даирова, Зинченко, 2009, Клинкова, Рыбные ресурсы……..2010). Кроме того, для многих видов рыб для успешного нереста необходимо иметь возможность свободно мигрировать в пределах ВАП в половодье. Все это ведет к снижению численности популяций, накоплению меньшей массы тела, снижению фертильности, гибели икры, личинок рыб, молоди (Канищев, 2002;

Даирова, Зинченко, 2009;

Кузнецов, 2009). Этому способствует также снижение численности фито- и зоопланктона, которым кормятся мальки многих видов рыб в половодье (Сорокина и др., 2010;

Катунин и др., http://www.russiandams.ru/reviews/vodnye-bioresursy/obzor 2.php). Только в многоводные годы, при избытке стока обеспечивается сопряженность биологических процессов и термического режима (Катунин и др., http://www.russiandams.ru/reviews/vodnye-bioresursy/obzor-2.php).

Зимние заморы стали возникать чаще, т.к. многие постоянные водоемы ВАП сильно обмелели и, следовательно, ухудшились условия зимовки (Клинкова Рыбные ресурсы……..2010). Раннее обмеление водоемов приводит не только к зимним, но и к летним заморам рыбы, возникающим из-за обмеления водоемов и ухудшения аэрации воды (Алексеева, 2008;

Канищев, 2002).

Недавние исследования показывают, что не только ряд и без того редких в наше время видов оказывается на грани вымирания, но и происходят изменения в соотношении численности популяций относительно многочисленных видов. Больше всего страдают крупные проходные виды не только в связи с нарушением путей миграции различного из-за рода инженерных гидросооружений, но и уменьшения площадей нерестилищ (Катунин и др., http://www.russiandams.ru/reviews/vodnye-bioresursy/obzor-2.php). Отчасти это происходит из-за дефицита обводнения региона, отчасти из-за обвалования больших площадей ВАП и дельты Волги под сельскохозяйственные нужды. Мелкие пресноводные рыбы в меньшей степени страдают в этой ситуации. Их численность остается относительно стабильной. Из крупных рыб остаются стабильными по численности популяции сома и щуки (Даирова Зинченко, 2009). Здесь, тем не менее, стоит обязательно отметить, что учет численности рыб – очень сложная задача. Если анализируются исторические данные, то трудности заключаются в том, что после развала некоторых рыболовецких колхозов большое количество документации было уничтожено, есть документация, доступ к которой затруднен или запрещен (Клинкова, Рыбные ресурсы…, 2010). При этом в наши дни усилилось браконьерство (Даирова, Зинченко, 2009). В годы после зарегулирования стока Волги уловы промысловых видов рыб резко уменьшились (примерно в 4-5 раз), однако в последние десятилетия (после 1991 г.) они снизились еще больше. (Клинкова, Рыбные ресурсы…… 2010, Сорокин и др., 2010;

Вехов, Горский, 2010).

Несмотря на то, чо в 80-90-е годы ХХ века формирование запасов промысловых видов рыб происходило в условиях повышенной водности р.

Волги и высокого стояния уровня моря, из-за сезонной деформации волжского стока, восстановления уловов до величины периода естественного стока не произошло (Катунин и др., http://www.russiandams.ru/reviews/vodnye-bioresursy/obzor-2.php).

Очень важно еще, что изоляция водоемов дельты и ВАП из-за уменьшения стока Волги в последние годы, значительная степень изоляции верхнего и нижнего течения Волги за счет различных факторов приводит к изоляции естественных популяций туводных видов рыб (Канищев, 2002;

Клинкова, Рыбные ресурсы…, 2010). Такая фрагментация ареалов обычно губительна для популяций, поскольку теряя возможность обмениваться особями, они могут вырождаться за счет низкого генетического разнообразия в небольших группах особей (Катунин и др., http://www.russiandams.ru/reviews/vodnye-bioresursy/obzor-2.php). Таким образом, экологическая пластичность длительно изолированных популяций небольшой численности резко снижается, что может привести к их гибели в нынешних условиях. Попадание видов-интродуцентов в такие популяции особенно опасно для них. При этом к настоящему моменту в регионе представлено достаточно большое количество видов-вселенцев (Сорокин и др., 2010), численность их, правда, в основном невысока (Клинкова Рыбные ресурсы……2010). Хотя некоторые мелкие виды (прежде всего, эврибионт серебряный карась, которого до зарегулирования стока Волги практически не было в регионе) активно вселяются в водоемы и в настоящий момент имеют большую численность, свидетельствуя о деградации многих ихтиоценозов региона (Горский и др., 2010;

Сорокина и др., 2010).

Ихтиоценозы Нижней Волги – одни из тех сообществ, которые в целом в наибольшей степени страдают в условиях нынешнего гидрологического режима, поскольку для рыб первостепенное значение имеет водность в весеннее-летний период. Кроме того, в маловодные годы рыбохозяйственные попуски воды с плотины регулярно урезаются и не соответствуют принятым нормативам (Катунин и др., http://www.russiandams.ru/reviews/vodnye-bioresursy/obzor-2.php), а приоритет здесь имеют интересы энергетики и транспорта (Large European Rivers, 2005).

7.1.2.5. Орнитофауна и териофауна Одна из групп, наиболее подверженных негативному влиянию нынешнего гидрологического режима, в частности, сбросов вод и нерационального управления попусками с плотины Волжской ГЭС – лимнофильная экологическая группировка, включая птиц. Птицы, мало или практически не связанные с прибрежными биотопами, мало подвержены влиянию гидрологического режима (Абдурахманов и др., 2002). Прежде всего страдают лимнофилы – жители верхней части ВАП (Чернобай, 2009;

Плотины и развитие…, 2009). В одной только ВАП на рубеже веков отмечено не менее 200 видов птиц (Чернобай, 2009). На всей территории нижней Волги – порядка 280 (Сохранение биоразнообразия…2008). Основную часть составляют гнездящиеся лимнофилы. Отсюда их высокая чувствительность к изменению гидрологического режима. В настоящее время видовой состав лимнофильной орнитофауны практически не изменился, однако численность подавляющего большинства популяций катастрофически снижается (Чернобай, 2009). При этом исследования, проведенные в 1990х гг. позволили обосновать выделение верхней части ВАП в качестве ключевой орнитологической территории (КОТР) международного значения «Ахтубинское поозерье». Здесь, как и в остальной части поймы, обитает большое количество краснокнижных видов птиц и масса видов особо охраняемых (Сохранение биоразнообразия…2009;

Чернобай, 2009).

К сожалению, из-за нарушения водоснабжения района (Сотникова, 2009) многие даже крупные озера и протоки мелеют, фрагментируются или пересыхают вовсе. Много низовых пожаров возникает в последнее время по этой же причине. Рекреационная нагрузка, ввод в эксплуатацию семикилометрового перехода через Волгу, строительство автомагистрали и моста через Ахтубу способствует массовому исчезновению с лица земли мест обитания и гнездования ключевых видов птиц-лимнофилов. При этом небольшое количество экологически пластичных видов (например, для изголовья ВАП это серая ворона и большой баклан) массово размножается в пойме, вытесняя другие виды, оказавшиеся в неблагоприятных условиях.

Это резко снижает биоразнообразие и, следовательно, устойчивость экосистем.

Тем не менее, меры по учреждению новых особо охраняемых территорий (ООПТ) способствовали не только сохранению, но даже увеличению численности, например, такого редкого вида-лимнофила, как малый лебедь, зимующего в ВАП (Гугуева и др., 2010), а также орлана белохвоста, оседлого вида, гнездящегося в ВАП (Гугуева и др., 2010 (2)).

Млекопитающие Нижней Волги, чье биоразнообразие относительно невелико (всего 56 видов, Отчет экспертной группы…, 2002), страдают от резких непродолжительных сбросов вод с плотины. В первую очередь страдают околоводные виды, такие как, например, бобр Castor fiber и ондатра Ondatra zibethicus, т.к. резкие сбросы воды в зимнее время быстро затопляют их жилища, вызывая гибель (Дельта Волги…, 2008). Изменение гидрологического режима района негативно сказалось на популяции такого крайне редкого вида, как выхухоль (Desmana moschata). По-крайней мере в ВАП нынешний гидрологический режим не оставляет возможностей для восстановления ее численности и реакклиматизации (Солодовников, 2000). Браконьерство, распространенное в регионе, еще больше усугубляет ситуацию (Даирова, Зинченко, 2009). Именно за счет этого катастрофически сокращается численность крупных копытных млекопитающих. Несмотря на это, по крайней мере на территории ВАП ситуация с териофауной характеризуется, как стабильная (Солодовников, 2000).

На особо охраняемых территориях млекопитающие, как и птицы значительно меньше страдают в условиях уменьшения водоснабжения региона. Например, енотовидная собака (Nyctereutes procyonoides), (Рис.

3), акклиматизированная в дельте в 1936 и 1939 гг., нашла лучшие условия для обитания в нижней зоне надводной дельты, именно там, где расположены участки заповедника (Дельта Волги…, 2008).

7.1.3. Интродукция новых видов в аборигенные сообщества Нижней Волги Активный водный транспорт в пределах региона, строительство фарватеров в существующих водотоках приводит к нарушению местообитаний и заносу из верхнего течения Волги, Каспия и Дона и акклиматизации новых видов, предпочитающих водоемы высокой трофности (Даирова, Зинченко, 2009). Это осуществляется за счет переброски вод через плотину из одного бассейна в другой при значительных отклонениях сезонности стока (Плотины и развитие…, 2009). Например, из Северного Каспия проник в дельту Волги и был отмечен в пресных водах двустворчатый моллюск Hypanis angusticostata, а Dreissena bugensis, проникла в пресные воды низовий Волги даже из Азово-Черноморского бассейна. Одним из основных путей миграции считается Волго-Донской путь и недостаточность карантинных мер, принятых для судов, следующих этим маршрутом (Даирова, Зинченко, 2009).

Необходимо подчеркнуть, что существует вероятность того, что нахождение нехарактерных для данной территории видов связано не с тем, что они занесены туда, а с недостаточной изученностью большинства районов Нижней Волги.

Таким образом, происходит стихийное распространение эврибионтных видов (Канищев, 2002) (как присутствующих в биоценозах региона, так и интродуцентов). Часто это солоноватоводные виды (Зинченко и др., 2010).

При этом страдают стенобионты. На примере рыб это видно по снижению численности например, сазана и судака (Канищев, 2002;

Даирова, Зинченко, 2009). Более активно интродуцируются в новые экосистемы беспозвоночные. Отмечено распространение, например, рачка Pterocuma sowinskyi в ряде сильно эвтрофированных водоемов (рукавах) ВАП, и даже в Саратовской обл., хотя прежде они были отмечены только в дельте Волги. Есть данные и о других видах животных, проникших в регион в последние годы (Даирова, Зинченко, 2009;

Зинченко и др., 2010).

Всего за последние годы на Нижней Волге зарегистрировано 24 вида вселенца (Зинченко и др., 2010). Очень активно вселяются в водоемы региона новые аллохтонные виды водорослей. Основной причиной считается также как активное судоходство, так и неустойчивость экосистем искусственных водоемов, где данное явление наиболее распространено (Корнева, 2009). Среди растений - интродуцентов прежде всего стоит отметить Fraxinus pennsylvanica (ясень). В последние годы отмечено значительное расселение этого вида на севере ВАП (Балюк, 2005;

Клинкова, Динамика растительного покрова…, 2010). Причем за счет распространения этого вида даже увеличилась представленность лесных фитоценозов в исследованном районе с 10% в 1955 г. до 14% в 2008 г.

(Клинкова, Динамика растительного покрова……..2010). Для вида– интродуцента это очень значительная величина. К сожалению, однако, лесные растительные сообщества с доминантом F. pennsylvanica значительно отличаются по составу от тех, что произрастали здесь до активного освоения территории человеком. Сам F. pennsylvanica является видом – рудералом, предпочитающим нарушенные местообитания, и, обычно, неконкурентоспособен в устойчивых климаксных сообществах.

Нарушенность местообитаний ясеня причиной своей имеет, как активный выпас скота в 1973-1982 гг., так и строительство дамбы и асфальтированной трассы с мостами через протоки в районе г. Ленинск (Клинкова и др., 2010). Возможно, что распространение ясеня в данном районе является этапом восстановительной сукцессии после того, как антропогенная нагрузка на район уменьшилась в последние годы. Кроме того, появление и распространение этого вида в ВАП, очевидно, является следствием уменьшения обводненности ВАП, о чем свидетельствуют и многие другие изменения в биоценозах, в частности, увеличение численности ксерофита Elaeagnus angustifolia лоха узколистного и других т.н. «сорных» растений (Канищев, 2002). Таким образом, сукцессии в условиях дефицита влаги и нарушенного почвенного покрова, очевидно, не приведут к восстановлению исходных климаксных сообществ ВАП.

Предложенные меры по экологической реставрации фитоценозов (Канищев, 2002) при нынешнем гидрологическом режиме вряд ли позволят восстановить исходные фитоценозы, поскольку появление нарушенных сообществ с обилием «сорных» растений и ксерофитов сформировались не только под воздействием деятельности человека, но и значительного уменьшения водоснабжения территории.

Также адвентивный вид, отмеченный в регионе в последние годы, это Bidens frondosa – череда (Клинкова и др., 2010). Это растение, также предпочитает нарушенные территории и является обычно звеном восстановительной сукцессии.

Состав одного из важнейших компонентов водных экосистем – фитопланктона на территории Нижней Волги также значительно трансформируется при минимальных внешних воздействиях. Прежде всего, это касается водохранилищ и др. искусственных водоемов. Они являются экологически неустойчивыми системами, куда легко вселяются новые, аллохтонные виды водорослей и уменьшается биоразнообразие в совокупности с изменением видового состава фитопланктона при эвтрофировании. Новые виды – обычно космополиты, предпочитающие эвтрофные водоемы (Корнева, 2009). Активное расселение таких видов водорослей также свидетельствует о возрастающем загрязнении вод.

Относительно интродуцентов существует мнение, что в настоящее время интенсивность их расселения под воздействием антропогенных факторов продолжает возрастать (Даирова, Зинченко, 2009). Например, доля инвазийных видов оценена, как 18,6% от общего числа видов (Зинченко и др., 2010). Вселение в экосистемы нижнего бьефа плотин чужеродных видов отмечено на примере множества крупных плотин во всем мире (Плотины и развитие…, 2009).

Многочисленные интродукции видов-ксенобионтов могут свидетельствовать о неустойчивости большинства местных экосистем региона Нижней Волги. Поскольку устойчивые, климаксные экосистемы обычно способны за короткое время элиминировать интродуцентов из своего состава.

7.1.4. Сообщества, наиболее устойчивые к изменению гидрологического режима.

Несмотря на все резкие изменения различного характера, происходящие в ВАП и дельте Волги есть сообщения об устойчивости некоторых групп животных к таким изменениям (в частности, гидрологического режима) (Клинкова, Зообентос………..2010). Например, в ряде водоемов ВАП (всего 42), несмотря на уменьшение обводненности поймы в последние десятилетия, пелофильные и фитофильные бентосные сообщества в целом практически не претерпели изменений и сохранили высокую численность популяций (Клинкова, Зообентос…2010;

Горелов, 2010). Кроме того, в пересыхавших в 2006 г. и промерзавших зимой водоемах отмечено восстановление как качественных, так и количественных показателей общего бентоса в 1й (максимум, на 3й) год залития (Горелов, 2010). Это объясняется эврибионтностью большинства видов бентосных сообществ, преобладанием вторичноводных организмов в данных ценозах и промываемостью водоемов в половодье, что ведет к их заселению первичноводными представителями бентоса из соседних водоемов (Горелов, 2010). Как личинки хирономид (Chironomidae), так и виды олигохет (Oligochaeta), широко представленные в бентосных сообществах водоемов Нижней Волги, обладают значительной экологической пластичностью и хорошо развиваются в сильно эвтрофированных водоемах, (Даирова, Зинченко, 2009;

Зинченко, 2008).

При этом они имеют высокий индикаторный вес для определения степени загрязненности воды (Головатюк, 2005). Благодаря этим особенностям экологии, несмотря на изменения гидрологического режима, рекреационную нагрузку и прочие факторы, их численность остается высокой в сезонные пики развития и, соответственно, водоемы сохраняют высокую кормность (Клинкова, Зообентос…, 2010). Практически все виды, входящие в зообентосное сообщество водоемов Нижней Волги, а именно ВАП, также экологически пластичны (Горелов, 2010). По этой причине, очевидно макрозообентосные сообщества практически не претерпевают изменений и легко восстанавливаются даже при очень значительных изменениях гидрологического режима, например, при высыхании водоема и его заполнении в следующем сезоне (Горелов, 2010;

Клинкова, Зообентос…, 2010). Мало того, в экспериментах показано, что в течение всего двух месяцев новые водоемы (микрокосмы) заселяются основными таксономическими группами насекомых и достигают плотности населения не отличающейся от контроля, а хирономиды заселяют такие водоемы примерно за месяц (Гороелов, 2010). Исключение здесь составляет зообентос полоев, который, как показано в работе, оказался очень чувствительным к повышенной антропогенной нагрузке (Клинкова, Зообентос…,2010). Это связано, очевидно, с тем, что здесь доминируют другие группы организмов, которые имеют небольшую экологическую пластичность (например, распространены такие реликтовые ракообразные, как щитни), (Горелов, 2010). Подобно осетровым рыбам, они очень длительное время существуют практически без морфологических и анатомических изменений в стабильных, минимально изменяющихся из года в год условиях. Поэтому при резких колебаниях факторов среды сильно страдают.

Устойчивость некоторых звеньев экосистем Нижней Волги, несомненно, очень значима для региона.

Среди растительных сообществ отмечены тенденции увеличения численности ряда популяций в связи с изменениями гидрологического режима. Краснокнижные виды – лотос и чилим (водяного орех), (Рис. 68 а, б), в частности, активно расселяются на Дамчикском участке (Астраханский заповедник). Их распространение было связано с увеличением площади мелководий. Распространение лотоса увеличилось значительно после зарегулирования стока Волги. Способствовало этому также падение уровня Каспийского моря. В настоящее время площади зарослей лотоса в дельте Волги еще достаточно обширны (http://oopt.info/astr/veget.html;


http://deltavolgi.narod.ru), хотя на определенных участках отмечено и исчезновение зарослей лотоса, что связано с повышением уровня Каспийского моря в конце ХХв. (Лабутина, Балдина, 2009). В наши дни распространению этого земноводного растения, очевидно, способствуют еще 3 фактора: активные аккумулятивные процессы в дельте, снизившееся поступление влаги и очень малый уклон территории в сторону моря. В этих условиях расширяются площади мелководий без значимой потери увлажненности и уровня грунтовых и поверхностных вод, что для распространения водной и амфибиальной растительности крайне благоприятно.

Водяной орех (чилим), как и лотос, занесенный в Красную книгу России, в заповеднике и во всей дельте занимает обширные площади мелководий. В последние годы южная граница зарослей чилима продвигается в сторону моря, хотя на некоторых участках култуков и у островов заросли чилима изреживаются (http://oopt.info/astr/veget.html;

http://deltavolgi.narod.ru).

Рис. 68. Заросли лотоса (а) и водяного ореха, чилима (б).

В связи с остепнением лугов можно было бы ожидать появления в составе фауны представителей зональных, степных и полупустынных видов, однако по-крайней мере в 1996 и 1998 гг. в ВАП, в частности и в респ. Калмыкия таковых зарегистрировано не было. Это может свидетельствовать о том, что деградационные изменения экосистем в ВАП пока не приняли необратимый характер (Солодовников, 2000).

7.1.5. Район западных подстепных ильменей (ЗПИ) Западные подстепные ильмени (ЗПИ) представляют собой уникальные местообитания, одно из природных богатств Астраханской области, эксплуатируемых с давних пор и до последнего времени, сохраняющих свое экологическое и экономическое значение (Скляров, 2009). К сожалению, гидрологические данные о водоемах и водотоках района ЗПИ крайне скудны, и хотя эти водоемы и изучались с конца 1970 х годов (Синенко и др., 2010). Только в последние годы, в свете остро назревших проблем с водообеспечением ЗПИ, проведены подробные исследования в этой области. В настоящее время есть данные о том, что водообеспеченность ЗПИ имеет тенденцию к уменьшению последние лет и причины этого до конца не изучены (Синенко, 2009). До зарегулирования стока ильмени, расположенные в понижениях между Буграми Бэра, были связаны в половодье с рукавами дельты. Вода продвигалась в этот период на 50-70 км в западном направлении. При спаде половодья направление течения в ильменях менялось. Таким образом, происходил вынос солей из ильменей в Волгу. В формировании грунта ильменей основную роль играли приносимые рекой наносы. После падения уровня Каспия в 30-40 гг. ХХ в. водообмен в системе ЗПИ ухудшился, но это ухудшение приняло значительно большие масштабы при зарегулировании стока Волги (Голуб и др., 1986). В настоящее время в регионе выражена очень отчетливо эоловая эрозия и заносимость котловин ильменей. Причинами является низкое проективное покрытие растительности, подвижность грунтов, снижающаяся обводненность района (Синенко, Гурболикова, 2009). Ускоренное уменьшение обводнения этого района связывают как с постройкой Волгоградской ГЭС, искусственным заглублением Бахтемира (основной проток дельты, питающий ильмени), так и, естественными процессами. Большое влияние оказывает постройка дамб и различных гидросооружений в т.ч. для ведения рыбохозяйственной деятельности (Скляров, 2009). Изменение водного баланса прежде всего удаленных от Бахтемира ильменей (уменьшение поступления влаги, заиливание горловин и т.д.) в последние годы, привело к резкому изменению минерального состава вод, засолению почв и увеличению общей минерализации воды (Синенко, 2009(2)).

Уменьшается также содержание растворенного в воде кислорода за счет обмеления, эвтрофикации и повышения температуры воды. Отмечено также, что помимо увеличения концентрации солей у отшнурованных водоемов изменяется солевой состав (в большинстве водоемов увеличивается содержание токсичных хлоридов, Синенко, 2009(2);

Бухарицин, Гурашвили, 2009). Также отмечено засоление почв межбугровых понижений и нижних частей склонов Бугров Бэра, которые со временем превращаются в солончаки и солонцы (Голуб и др., 1986;

Сальников, 2009). Это связано с составом питающих грунтовых вод, которые в районе Нижней Волги относятся к хлоридно-сульфатному типу (Новикова и др., 2010;

Синенко, 2009(2)). Это приводит к снижению рыбохозяйственной ценности этих уникальных водоемов (Бухарицин, Гурашвили, 2009), трансформации планктонных сообществ, ихтиофауны (Бухарицин, Гурашвили, 2009) и наземных сообществ, ассоциированных с данным типом водоемов (Голуб и др., 1986;

Сальников, 2009;

Ермолина и др., 2010). Биота таких водоемов беднеет, и аборигенные виды вытесняются галобионтами, а для рыб вода с высоким содержанием хлоридов и даже сульфатов практически непригодна (Бухарицин, Гурашвили, 2009), поэтому ихтиоценозы в таких водоемах нередко элиминируются (Клинкова, неопубл.) Ихтиофауна в большинстве ЗПИ, не используемых в качестве рыбоводческих хозяйств, как правило, бедна.

(Бухарицин, Гурашвили, 2009;

Клинкова, неопубл.).

Данных о биоценозах района ЗПИ в литературе очень мало.

Известно, что районе ЗПИ представлен средиземноморский тип наземной растительности умеренно засоленных почв (Ермолина и др., 2010), виды, характерные для остепненных лугов и солончаков. Для данной климатической зоны это типичная зональная растительность, в то время, как большая часть территории Нижней Волги, значительно подверженная влиянию половодий, имеет азональную растительность (Сальников, 2009;

Ермолина и др., 2010). Для наземной растительности района характерна мозаичность. С буграми Бэра ассоциировано большое количество эфемеров и эфемероидов, что типично для растительности аридного климата. На территории ильменно-бугрового района отмечено всего видов сосудистых растений (Ермолина и др., 2010). Интересно, что здесь велико видовое разнообразие макрофитов, оно во многих водоемах превышает биоразнообразие водных растений ВАП. При этом только в районе ЗПИ в значительной части водоемов доминируют харовые водоросли – индикаторы чистой солоноватой воды. Особенно велико биоразнообразие водной растительности в водоемах, близких к Бахтемиру и соединенных с ним. В них произрастают как слабо галофильные, так и пресноводные виды (Клинкова, неопубл.). Поддержанию высокого видового разнообразия макрофитов способствует также обсыхание ильменей, но при этом происходит уменьшение биоразнообразия в целом.

Антропогенная нагрузка нередко приводит к засолению почв, к почти полной утрате как прибрежной, так и водной растительности (Голуб и др., 1986;

Клинкова, неопубл.).

Флору бэровских бугров в настоящее время относят к аллохтонному типу (Сальников, 2009), хотя зональные ирано-туранские и средиземноморские фитоценозы здесь по-прежнему встречаются. За счет освоения бугров в целях сельского хозяйства и искусственного повышения увлажненности склонов здесь отмечены растения, ранее не встречавшиеся.

(Сальников, 2009) однако, распашка земель ведет к засолению почв, в результате чего пашни забрасывают, а на вершинах бугров Бэра начинаются процессы опустынивания (Пилипенко и др., 2003).

За последние 100 лет в районе ЗПИ в фитоценозах бугров Бэра отмечается увеличение количества видов растений за счет массового распространения рудералов и сегетальных видов, появление 7 новых семейств за счет антропогенного пресса, резкое уменьшение проективного покрытия и обилия многолетних злаков, доминантов и субдоминантов сообществ бугров Бэра. Отмечена высокая представленность пастбищных сорняков, (Сальников, 2009). Показано увеличение обилия эфемеров и эфемероидов (Сальников, 2009;

Ермолина и др, 2010);

широкое распространение галофитов, изреженность и угнетенность одного из основных эдификаторов Artemisia lerchiana (Сальников, 2009). Все это иллюстрирует продолжающийся в настоящее время процесс опустынивания, уменьшения водообеспеченности района и наличие значительной антропогенной нагрузки. Таким образом, отмечается ослабление системообразующей роли геоморфологического каркаса (бэровских бугров) как следствие общего уровня снижения ландшафтных связей. Изменения, происходящие в ландшафтах района ЗПИ, как и всей дельты Волги отражают признаки экологически дестабилизированной среды. Есть мнение, что сейчас деградационные процессы приобрели такой характер, что самовосстановление растительного покрова и формирование устойчивых экосистем стало невозможным без проведения специальных мероприятий по восстановлению их видового состава и продуктивности (Сальников, 2009). В период после зарегулирования стока Волги (постройки плотины Волжской ГЭС и начала эксплуатации вододелителя в дельте) до 80-х гг. ХХ в. отмечена гибель приречных лесов с ивами белой, трехтычинковой, лохом (Голуб и др., 1986).

Известно, что видовой состав зообентоса в большинстве ильменей и водотоков района ЗПИ достаточно беден по сравнению с другими водными объектами региона, а численность его невысока (Горелов, неопубл.

данные). Такая особенность водной фауны характерна для многих небольших засоленных водоемов, что делает их мало устойчивыми к антропогенным воздействиям и негативно влияет на ихтиофауну.

В то же время антропогенное воздействие на гидрорежим ЗПИ очень велико. Возведенные гидросооружения и различные формы хозяйственной деятельности по-разному сказываются на природном состоянии разных водоемов. Наиболее значительные изменения происходят в окраинных ильменях, полностью отшнурованных или периодически теряющих связь с общей гидрологической сетью ЗПИ, а также на территориях, к ним прилегающим.

В настоящее время только искусственное дополнительное водоснабжение водоемов и водотоков района ЗПИ может сохранить большинство самых западных, окраинных водоемов, предотвратить сокращение площади зеркал, коренные изменения минерального состава вод (особенно, в летний, засушливый период) и полное пересыхание водных объектов района. Вся система ЗПИ в наши дни может полностью промываться естественным путем крайне редко. Только в период очень высоких половодий.


Сейчас предпринимаются попытки создать гидравлические модели водообеспечения ильменей (Бухарицин и др., 2009;

Стоногина, 2009;

Полонский и др., 2010). Это вызвано необходимостью модернизации уже имеющейся оросительной сети гидросооружений, которые охватывают наиболее крупные и хозяйственно важные водоемы.

Однако, углубление проток оросительных систем может привести к обмелению и пересыханию соседних естественных проток и водоемов.

7.1.6. Заключение по обзору литературы.

Анализ данных литературы показывает, что основные изменения в биоценозах региона произошли после зарегулирования стока Волги плотиной Волжской ГЭС (Голуб, 1986;

Брылев, Овчарова, 2009 и др.).

Важное влияние на экосистемы дельты оказал ввод в эксплуатацию в г. вододелителя, позволявшего дополнительно обводнять восточную часть дельты за счет западной (Голуб и др., 1986). В настоящее время, однако, это гидросооружение не работает. Помимо изменения режима обводнения всей Нижней Волги, значительно изменилась ландшафтная структура региона. В совокупности со значительной антропогенной нагрузкой и на фоне значительных колебаний уровня Каспия это привело к трансформации или даже полной деградации множества экосистем Нижней Волги, которые в основном являются достаточно молодыми с геологической точки зрения, и потому имеют изначально небольшую устойчивость к столь значительным внешним воздействиям (Клинкова, неопубл.) и легко выводятся из состояния динамического равновесия (Сальников, 2009). После начала подъема уровня Каспия и его стабилизации на высоких отметках (вблизи отметки -27,0 м БС) ситуация в регионе улучшилась. Кроме того, снизилась антропогенная нагрузка на многие биотопы вследствие изменения социально-экономической ситуации в стране (Структурные изменения…, 2003;

Бармин, Иолин, и др.). Также в последние два десятилетия отмечено увеличение среднегодового количества осадков (Вознесенская и др., 2009).

Экосистемы отвечали на такие изменения с определенным запаздыванием, что является характерной чертой подавляющего большинства биологических сообществ. (Бондарева и др., 2010). Однако, несмотря все описанное выше, в последние годы наблюдается резкий дефицит водных ресурсов в регионе. Особенно острый дефицит влаги и продолжающееся снижение обводнения отмечено районе ЗПИ (Синенко, 2009(2) и ВАП. В ВАП это объясняется не только антропогенной нагрузкой, но и снижением уровня воды вследствие размыва русла в нижнем бьефе ГЭС, меры по предотвращению которого приняты не были (Горелиц и др., 2010).

Таким образом, качественное изменение системообразующего фактора геосистемы (гидрологического режима), привело к изменению естественного режима эволюции ВАП (Канищев, 2002), дельты Волги (Сальников, 2009) и района ЗПИ (Бухарицин, Гурашвили, 2009;

Синенко, 2009(2)).

Многие специалисты свидетельствуют, что сейчас искусственное управление водными ресурсами региона осуществляется некомпетентно не только с точки зрения режима попусков с плотины в течение каждого года, но и использования водных ресурсов ВАП, дельты и района ЗПИ.

Несмотря на возросший сток среднегодовой Волги в последнее десятилетие и увеличение среднегодового количества осадков (Вознесенская и др., 2009), район Нижней Волги испытывает дефицит влаги прежде всего в половодье и большую часть вегетационного периода растительности, что ведет не только к трансформации, остепнению растительного покрова, но и коренным изменениям фауны района (Балюк, 2005;

Чернобай, 2009;

Клинкова…….., 2010;

и др.) и деструкции многих экосистем, прежде всего, связанных с водной средой (Канищев, 2002).

Особенно ярко это было выражено в 2006 г. на фоне самого низкого за последние 80 лет половодья (Чернобай, 2009;

Клинкова, …2010;

Горский и др., 2010;

Гугуева и др, 2010). Это связано с тем, что, попуски осуществляются прежде всего исходя из экономических соображений (учитываются в основном интересы безопасности, энергетики, транспорта), а потребности местных биоценозов практически не учитываются (Large European Rivers…, 2005).

Ряд авторов отмечает, что в условиях зарегулированного стока (небольших различиях в стоке в половодье, уменьшении времени стояния воды и увеличенном стоке в межень и зимний период) биоразнообразие в экосистемах в основном значительно падает, уменьшаются также флуктуационная изменчивость в растительном покрове. При этом высокая флуктуационная изменчивость является фактором поддержания высокого биоразнообразия (Балюк, 2005;

Кузьмина, 2007;

Клинкова, неопубл.).

Есть также мнение, что в условиях аридного климата ведущую роль в возросших влагопотерях в регионе имеет антропогенная нагрузка, приводящая к остепнению и опустыниванию, затрагивающим естественные ландшафты и почвенно-растительный покров. Считается, что засушливые земли на территории Нижней Волги, как и на всей территории России подвержены преимущественно антропогенному опустыниванию.

Аридизация здесь поддерживается лишь эпизодически в годы опасных засух. Тем не менее, учитывая данные об увеличении антропогенного пресса на ряд территорий в последние годы, в настоящее время существуют предпосылки катастрофического климатического опустынивания, в случае интегрирования аридных земель в Северо Туранскую область климатического опустынивания (Ваганов, 2009). Таким образом, из районов Нижней Волги, как отмечают специалисты, больше всего страдает район ЗПИ, (Рис. 69) (Голуб, 1986;

Сальников, 2009). Из биологических сообществ, как показывают проведенные многолетние исследования, современный гидрологический режим наибольшее негативное воздействие оказывает на ихтиофауну, лимнофильную орнитофауну и наземные растительные сообщества. Тем не менее, учитывая, что многие важные группы организмов Нижней Волги до сих пор остаются неизученными с точки зрения биоразнообразия, а по некоторым исследования начаты недавно и еще не накоплен достаточно большой материал, воздействие на них гидрологического режима пока оценить практически невозможно.

Рис. 69. Системная модель протекания кризисных процессов в дельте (Сальников, 2009).

Кроме гидрологического режима среди угроз биоразнообразию региона (прежде всего, растительного покрова) называются перевыпас и выпас скота на лугах, сокращение сенокосных площадей при увеличении массивов тростника и рогоза, интродукция рудеральных, сегетальных (сорных) и декоративных видов, отсутствие возврата в естественный природный круговорот брошенных, засоленных сельхозугодий, регулярные пожары весной, уничтожающие древесную растительность (Пилипенко, 2003).

Помимо огромного экологического ущерба некомпетентное управление водными ресурсами Нижней Волги приводит многомиллиардному экономическому ущербу (Нестеренко, 2009;

Залепухин, Полячкова, 2009).

Недавние исследования, тем не менее, показывают, что сообщества, находящиеся на ООПТ, значительно меньше, чем прочие, подвержены негативному воздействию дефицита влаги и другим параметрам гидрологического режима, измененным после зарегулирования стока Волги, поскольку здесь в значительной степени снято действие антропогенных факторов (Солодовников, 2000;

Гугуева и др., 2010;

Гугуева, 2010 и др. (2)).

Показано также, что с начала действия программ по сохранению биоразнообразия, например, в ВАП увеличилась численность таких редких птиц, как орлан-белохвост (Гугуева и др., 2010), орел-могильник (Aquila heliaca) и малый лебедь, причем последний вид впервые был отмечен в ВАП на территории природного парка в 2009 г. (Гугуева и др., 2010(2)), восстановился ряд луговых сообществ дельты после уменьшения пастбищной нагрузки (Бармин, Иолин, 2009;

Сальников, 2009).

На территории Нижней Волги выявлено некоторое число достаточно устойчивых биоценозов, мало реагирующих на изменения гидрологического режима. Это, в первую очередь, сообщества макрозообентоса естественных водоемов (Даирова, Зинченко, 2009;

Клинкова, Зообентос…..2010;

Горелов, 2010). Отмечен также ряд природных сообществ, которые, не только остаются устойчивыми при нынешнем гидрологическом режиме, но и активно развиваются и распространяются на большие площади. К ним относятся растительные сообщества лотоса и чилима в дельте (площади акваторий, оптимальных для развития этих краснокнижных видов в настоящее время увеличиваются).

К сожалению, сообществ, устойчивых к таким серьезным изменениям биотопов региона, крайне мало и сохранение этих сообществ никоим образом не может соответствовать сохранению биоразнообразия и устойчивости автохтонных экосистем в регионе.

Выводы:

1. С точки зрения биоразнообразия территория Нижней Волги изучена недостаточно. Хотя в последние годы появляется много новых работ по мониторингу биоразнообразия разных групп организмов. Тем не менее, в настоящее время трудно в полной степени оценить влияние гидрологического режима на биоценозы Нижней Волги.

2. Нижняя Волга – молодой с геологической точки зрения регион, имеющий относительно невысокое, по сравнению с долинами других рек, биоразнообразие, поэтому экосистемы района в большинстве своем не слишком устойчивы к внешним воздействиям изначально. Антропогенное воздействие в подавляющем большинстве случаев дополнительно снижает исходное ландшафтное разнообразие и биоразнообразие, делая экосистемы еще менее устойчивыми к внешним воздействиям.

3. Существенное влияние на состояние биоценозов оказывает загрязнение, вызванное хозяйственной деятельностью человека, в особенности коммунальные стоки, приводящие к сильной эвтрофикации водных объектов Нижней Волги.

4. Одним из условий формирования и поддержания биоразнообразия Нижней Волги является изменчивость условий окружающей среды.

Чередование маловодных и многоводных лет положительно сказывается на развитии биоценозов региона. В связи с этим повторяющийся из года в год единообразный график попуска и устойчивый дефицит влаги в период половодья негативно отражается на состоянии биоценозов. По этой причине, очевидно, значительно уменьшается биоразнообразие в большинстве районов Нижней Волги. Сокращение времени стояния воды в половодье больше всего сказалось на многих видах рыб, но при этом при коротком пике паводка на заливаемые площади поймы и дельты поступает меньше воды, что уменьшает обводнение поймы и также угнетающе влияет на растительные сообщества.

5. Наибольшее влияние изменения гидрологического режима оказывают на ихтиоценозы (уменьшение численности преимущественно, крупных видов, экспансия мелких эврибионтов), лимнофильную орнитофауну и наземную растительность (происходит ксерофитизация растительности, уменьшение биоразнообразия и активное расселение рудеральных видов).

Минимальное влияние настоящие изменения оказывают на зообентосные сообщества постоянных водоемов и териофауну.

Однако влияние многолетних флуктуаций гидрологического режима на многие ключевые группы организмов региона до сих пор не изучено.

6. Активная прогрессирующая по масштабам интродукция новых видов из разных групп во многие местные экосистемы, не имеющие достаточной устойчивости, приводит к их трансформации и деградации.

В целом следует отметить негативные тенденции в динамике биоразнообразия растительных и животных сообществ, которые требуют принятия незамедлительных решений с целью сохранения уникальной флоры и фауны региона и его хозяйственной ценности.

Тем не менее, новые программы по оптимальному управлению водными ресурсами Нижней Волги и сохранению биоразнообразия региона могут в значительной степени восстановить природные биоценозы и повысить продуктивность региона. И к настоящему времени это уже показано на конкретных примерах.

Основным принципом, который должен быть заложен в решение проблемы экологизации попусков в низовья Волги является приоритетность сохранения водных и наземных экосистем Волго Ахтубинской поймы, дельты Волги, района ЗПИ, Северного Каспия, имеющих большую социально-хозяйственную значимость не только для данного региона России.

Литература:

1. Action Plan Workshop for Rejuvenation and Sustenance of Arkavati River Basin // Global Academy of Technology and Geological Society of India.

2009. 79p.;

2. Large European river system responces to global change and human activities. The Volga and Rhine rivers // Final Report NWO-RFBR project nr. 047.014.010. H. Middelkoop (red.). 2005. 152 p.;

3. Middelkoop H., Schoor M.M., Babich D.B., Alabyan A.M., Shoubin M.A., van den Berg J.H., de Kramer J. & Dijkstra J. (2005) Bio-morphodynamics of the Lower Volga River – a reference for river rehabilitation in the Netherlands // Archiv fur Hydrobiologie, 155, рр. 89–104.

4. Narragansett Bay Water Quality: Status and Trends. A Summary of Water Quality information // RIDEM Narragansett Bay Estuary Program and Narragansett Bay Estuarine Research Reserve. 2000. 159р.;

5. New York State Water Resources Institute Annual Technical Report. FY 2003. 130р;

6. WATER RESOURCES MANAGEMENT PLAN // TIMUCUAN ECOLOGICAL AND HISTORIC PRESERVE. FLORIDA. 1996. Unated States Department of the interior National Park Service. 176p.

7. Абдурахманов Г.М., Карпюк М.И., Морозов Б.Н., Пузаченко Ю.Г.

Современное состояние и факторы, определяющие биологическое и ландшафтное разнообразие Волжско-Каспийского региона России // М.: Наука. 2002. 416;

8. Академик. Словари и энциклопедии.

http://dic.academic.ru/pictures/wiki/files/86/Volga_river_from_NASA_satell ite.jpg;

9. Алексеева Т.А. АНТРОПОГЕННОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ НА ГИДРОБИОЛОГИЧЕСКИЙ РЕЖИМ НЕКОТОРЫХ ВОДОЕМОВ ВОЛГО-АХТУБИНСКОЙ ПОЙМЫ. Сборник научных трудов «Естествознание и гуманизм». 2008 г., Том 5, выпуск 1 под редакцией проф., д.м.н. Ильинских Н.Н. http://tele-conf.ru/problemyi zhiznedeyatelnosti-organizma-i-ekologiya/antropogennoe-vozdeystvie-na gidrobiologicheskiy-rezhim-nekotoryih-vodoemov-volgo-ahtubinskoy poymyi.html;

10.Бадмаев В.Э. Биотопическое распределение и экологическая структура населения птиц Природного парка республики Калмыкия // Материалы научно-практической конференции «ООПТ НИЖНЕЙ ВОЛГИ КАК ВАЖНЕЙШИЙ МЕХАНИЗМ СОХРАНЕНИЯ БИОРАЗНООБРАЗИЯ:

ИТОГИ, ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ». ВОЛГОГРАД. 2010. С. 41 46;

11. Балюк Т.В. Оценка влияния изменения режима вод суши на наземные экосистемы. М.: Наука, 2005. 365 с.

12.Бармин А. Н., Иолин М. М. Климатические изменения как фактор влияния на биоценозы дельты р. Волги // Ярославский педагогический вестник. Серия Естественные науки. Географические науки. Вып. 1.

2009. С. 103-107;

13.Белик В.П., Гугуева Е.В., Типология местообитаний животных в Волго Ахтубинской пойме // Материалы научно-практической конференции «ООПТ НИЖНЕЙ ВОЛГИ КАК ВАЖНЕЙШИЙ МЕХАНИЗМ СОХРАНЕНИЯ БИОРАЗНООБРАЗИЯ: ИТОГИ, ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ». ВОЛГОГРАД. 2010. С. 46-52;

14.Биологические методы оценки загрязнения вод // Монографии Российская Академия Естествознания. http://www.rae.ru/monographs/55 2251;

15.Бондарева В.В., Сорокин А.Н., Бармин А.Н., Старичкова К.А., Иолин М.М. Николайчук Л.Ф., Голуб В.Б. База данных геоботанических описаний северной части Волго-Ахтубинской поймы и ее использование для оценки динамики и структуры растительного покрова // Материалы научно-практической конференции «ООПТ НИЖНЕЙ ВОЛГИ КАК ВАЖНЕЙШИЙ МЕХАНИЗМ СОХРАНЕНИЯ БИОРАЗНООБРАЗИЯ: ИТОГИ, ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ».

ВОЛГОГРАД. 2010. С. 52-56;

16.Брылев В.А., Овчарова А.Ю. Динамика половодий в нижнем бьефе Волгоградской ГЭС и экологические последствия за 2006-2009 гг. // Материалы конференции «Современное состояние водных ресурсов Нижней Волги и проблемы их управления», Астрахань, 2009. с. 56-60;

17.Бухарицин П.И., Гурашвили Т. Г. ИССЛЕДОВАНИЕ ВОДНО СОЛЕВОГО РЕЖИМА И РЫБОХОЗЯЙСТВЕННОЙ ЦЕННОСТИ ЗАПАДНЫХ ПОДСТЕПНЫХ ИЛЬМЕНЕЙ. 2009. http://tele conf.ru/problemyi-zhiznedeyatelnosti-organizma-i-ekologiya/issledovanie vodno-solevogo-rezhima-i-ryibohozyaystvennoy-tsennosti-zapadnyih podstepnyih-ilmeney.html;

18.Ваганов Е. А., Золотокрылин А. Н., Пчелкин А. В. И др. Изменение природных и хозяйственных экосистем в ХХ в. // Природные экосистемы суши. 2009. с. 101-124.

http://climate2008.igce.ru/v2008/v2/2.6.pdf;

19.Вехов Д.А., Горский К. Состав ихтиофауны водоемов северной части Волго-Ахтубинской поймы // Материалы научно-практической конференции «ООПТ НИЖНЕЙ ВОЛГИ КАК ВАЖНЕЙШИЙ МЕХАНИЗМ СОХРАНЕНИЯ БИОРАЗНООБРАЗИЯ: ИТОГИ, ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ». ВОЛГОГРАД. 2010. С. 60-65;

20. Випхло Е. В. Сезонность в развитии фитопланктона водоемов Волго Ахтубинской поймы в 2009 г. Материалы научно-практической конференции «ООПТ НИЖНЕЙ ВОЛГИ КАК ВАЖНЕЙШИЙ МЕХАНИЗМ СОХРАНЕНИЯ БИОРАЗНООБРАЗИЯ: ИТОГИ, ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ». ВОЛГОГРАД. 2010. С. 166-170;

21.Головатюк Л. В. Макрозообентос равнинных рек бассейна Нижней Волги как показатель их экологического состояния : На примере р. Сок и ее притоков // Дис. канд. биол. наук: 03.00.16: Тольятти, 2005. 210c.;

22. Голуб В.Б., Новикова Н.М., Чорбадзе Н.Б. Динамика растительности Западных Подстепных Ильменей дельты Волги в условиях регулируемого водного стока // Водные ресурсы. №1. 1986. С. 110-116;

23.Горелов, Восстановление биоразнообразия донных биоценозов водоемов Волго-Ахтубинской поймы в экстремальных условиях пересыхания и промерзания // Материалы научно-практической конференции «ООПТ НИЖНЕЙ ВОЛГИ КАК ВАЖНЕЙШИЙ МЕХАНИЗМ СОХРАНЕНИЯ БИОРАЗНООБРАЗИЯ: ИТОГИ, ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ».

ВОЛГОГРАД. 2010. С. 70-75;

24.Горелиц О.В., Землянов И.В., Сапожникова А.А. Многолетняя и сезонная изменчивость основных параметров гидрологического режима Нижней Волги в створе г. Волгограда.

25.Горский К., Винтер Х.В., Де Леейв Й.Й., Минин А.Е., Нагелькерке Л.А.Й. // Материалы научно-практической конференции «ООПТ НИЖНЕЙ ВОЛГИ КАК ВАЖНЕЙШИЙ МЕХАНИЗМ СОХРАНЕНИЯ БИОРАЗНООБРАЗИЯ: ИТОГИ, ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ».

ВОЛГОГРАД. 2010. С. 75-88;

26.Гугуева Е. В., Ветров В. В., Литвиненко С. П., Махмутов Р. Ш. Малый лебедь (Cygnus bewickii) в Волго-Ахтубинской пойме // Материалы научно-практической конференции «ООПТ НИЖНЕЙ ВОЛГИ КАК ВАЖНЕЙШИЙ МЕХАНИЗМ СОХРАНЕНИЯ БИОРАЗНООБРАЗИЯ:

ИТОГИ, ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ». ВОЛГОГРАД. 2010. С. 97 99;

27.Даирова Д.С., Зинченко Т.Д. Сохранение биоразнообразия в водотоках дельты реки Волги и северного Каспия и пути управления экологической безопасностью // Известия Самарского научного центра РАН. 2009. Т. 11. №1. с. 165-170;

28.Дельта Волги. Неофициальный сайт Камызякского района Астраханской области http://deltavolgi.narod.ru;

29.Дельта Волги. Потенциальный объект всемирного наследия. 2008. Изд.

Фонд «Охрана природного наследия» и Институт географии РАН. 39с.;

30.Джапова Р. Р., Санкуева З. М. Растительные сообщества центральной поймы Волги в границах республики Калмыкия // Материалы научно практической конференции «ООПТ НИЖНЕЙ ВОЛГИ КАК ВАЖНЕЙШИЙ МЕХАНИЗМ СОХРАНЕНИЯ БИОРАЗНООБРАЗИЯ:

ИТОГИ, ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ». ВОЛГОГРАД. 2010. с. 100 103;

31.Дубравы – Лесопаркстрой. http://lesopark.su/content/view/78/34/;

32. Ермолина А.С., Бармин А.Н., Иолин М.М. Флористическое разнообразие Водно-болотных угодий Нижней Волги // Материалы научно-практической конференции «ООПТ НИЖНЕЙ ВОЛГИ КАК ВАЖНЕЙШИЙ МЕХАНИЗМ СОХРАНЕНИЯ БИОРАЗНООБРАЗИЯ:

ИТОГИ, ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ». ВОЛГОГРАД. 2010. С. 111 118;

33.Залепухин В.В., Полячкова Т.О. Экологические последствия создания и эксплуатации Волгоградского водохранилища в первые годы существования // Материалы конференции «Современное состояние водных ресурсов Нижней Волги и проблемы их управления», Астрахань, 2009. с. 67-70;



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.