авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 12 |

«ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ГИДРОМЕТЕОРОЛОГИИ И МОНИТОРИНГУ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ (РОСГИДРОМЕТ) ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ...»

-- [ Страница 8 ] --

Волги, которое, прежде всего, вызывает снижение меженных уровней в русле Волги. Кроме того, сформировались мелководные перекаты в устьях вторичных водотоков, по которым вода попадает в пойму. Это явление еще более ухудшало обводнение поймы (Рычагов, Коротаев, 2002;

Горелиц и др., 2008;

Мажбиц, Буланов, 2008;

Коротаев и др., 2009).

Интересно обратить внимание на динамику сглаженных показателей отношения максимального уровня подъема воды к объему водного стока во время половодья (рис. 101). Сразу же после создание плотины этот показатель резко изменился: на каждую единицу объема воды, прошедшей через створ Волгоградской ГЭС в период половодья, уровень подъема воды возрос. Очевидно, это было связано с больше скоростью нарастания расходов воды во время половодий и большей скоростью их снижения на спаде половодья. Иными словами половодье стало как бы более островершинным. Однако начиная с середины 80-х годов прошлого века отношение l к W стало уменьшаться, приближаясь к этому показателю, который был при естественных условиях водного стока: подъемы и спады уровней воды во время половодий стали более пологими. Т. е. половодье стало более растянутым. Но при небольших общих объемах половодий в зарегулированных условиях водного стока это было достигнуто за счет снижения максимальных расходов воды. А это обстоятельство, конечно, ведет к уменьшению площади затопления поймы.

Атмосферное увлажнение северной части поймы, если судить по гидротермическому коэффициенту, в условиях зарегулированного стока в целом было более высоким, чем до него. Но следует иметь в виду, что роль атмосферного увлажнения в пойме, находящейся в зоне сухой степи, в сравнении с увлажнением за счет половодий невелика.

За счет сокращения поголовья скота, пастбищная нагрузка на лугах в последнее десятилетие должна была бы резко сократиться. По нашим наблюдениям в последние десятилетия в сравнение с советским периодом экономики уменьшилась и тщательность уборки в пойме травы на сено, большие площади часто остаются нескошенными.

Визуально возросла рекреационная нагрузка в пойме в последнее десятилетие, но специальных учетов ее мы не могли осуществить.

Рис. 101. Динамика сглаженного показателя отношения максимального уровня подъема воды (1, см) к объему водного стока за период половодья (W, км3) по данным водомерных постов в Волгограде и Черном Яре.

Проведенные нами геоботанические исследования в северной части Волго-Ахтубинской поймы свидетельствуют о том, что последнее десятилетие произошла ксерофитизации растительного покрова в сочетании с его рудерализацией. Причем явления ксерофитизации неадекватны условиям увлажнения, если судить о них по объемам попусков воды в нижний бьеф Волгоградского гидроузла. Скорее всего, действительно ухудшилось поступление воды в пойму по причине заиления вторичных водотоков в северной части поймы, снижения максимальных расходов воды на пике половодья и снижения уровня грунтовых вод. Данных о снижении грунтовых вод в пойме в нашем распоряжении нет, но оно должно быть закономерным следствием снижения меженных уровней Волги, которое в свою очередь, обязано углублению русла ниже плотины Волгоградской ГЭС.

Явления ксерофитизации растительности в северной части поймы снижаются по мере удаления от плотины Волгоградской ГЭС.

Что касается роста рудерализации, которое отражается шкалой пастбищной дигрессии Л. Г. Раменского, то ее можно объяснить несколькими причинами. Во-первых, более ксерофитные растения, имеют часто и более высокие показатели ступеней пастбищной дигрессии, во вторых, увеличение рекреационной нагрузки может вызвать сходные с пастбищной дигрессией явления. Кроме того, на сильно рудерализированных участках в 2008- 2009 гг. травостой был хорошо развит и высоким, т. е. в последние годы реальной большой пастбищной нагрузки уже не было. Таким образом, можно полагать, что рудеральные растения еще не успели к 2008- 2009 гг. сменится степными и луговыми видами.

Свидетельством реального снижения пастбищной нагрузки может служить факт нахождения в 2008 г. молодых экземпляров дуба семенного происхождения, чего ранее мы не наблюдали. Поскольку дубовые деревья приурочены к повышенным участкам поймы, где в сравнение с половодьями большую роль играют метеорологические факторы, то возможно на появление семенных экземпляров дуба дополнительно благотворно повлиял рост атмосферных осадков в последние десятилетия.

Большие пастбищные нагрузки, имевшие место во время учетов на трансектах в 1971 и 1982 гг., отражались повышенной встречаемостью таких растений как Artemisia austriaca, Taraxacum officinale group, Pulicaria vulgaris.

Кроме динамики растительности, которую можно объяснить изменением среды обитания на трансектах, наблюдаются ее смены, причины которых заключаются в заносе новых растений на эту территорию. Наиболее значительное из этого рода явлений – распространение лесных сообществ с доминированием Fraxinus pennsylvanica. Их появление не связано ни с изменением гидрологического режима, ни с влиянием выпаса скота.

В августе 2010 г. были обследованы стационарные участки и трансекты, заложенные до зарегулирования водного стока Волги в южной части Волго-Ахтубинской поймы, в районе с. Хошеутово – станция Досанг. Эти профили и участки посещались в 70- и 80-е годы. К настоящему времени материал, собранный в 2010 г., еще не обработан.

Однако предварительно можно сказать, что в отличие от северной части поймы ксерофитизации растительности здесь не произошло. Совершенно очевидно было, что по сравнению с 70-ми годами произошло уменьшение засоления почвы. Об этом свидетельствует полное выпадение из состава сообществ таких видов как Salicornia prostrata, Suaeda confusa.

Вследствие большой величины долины Нижней Волги, разнообразию экологических условий в которой находятся различные ее участки, неравномерностью интенсивности хозяйственного использования, процессы, происходящие в ее растительном покрове различны в разных ее частях. Поэтому организация мониторинга экосистем долины Нижней Волги, должна быть организована на всем ее протяжении и вестись постоянно.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Авакян А.Б., Шарапов В.А. 1977. Водохранилища гидроэлектростанций СССР. М.: Энергия. 400 с.

Боровиков В.А. 2003. Statistica. Искусство анализа данных на компьютере. 2-е изд. СПб.: Питер. 688 с.

Гельтман Д.В. 2001. Ряды подсекции Esula Boiss. секции Esula Dumort. рода Euphorbia L. (Euphorbiaceae) // Новости систематики высших растений. Т. 33. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургской гос. химико фармацевтической академии. С. 157-163.

Голуб В.Б., Сорокин А.Н., Ивахнова Т.Л., Старичкова К.А., Николайчук Л.Ф., Бондарева В.В. 2009. Геоботаническая база данных долины Нижней Волги // Известия Самарского научного центра РАН.

Т. 11. №. 1 (4). C. 577-582.

Глотов Н.В, Животовский Л.А., Хованов Н.В., Хромов-Борисов Н.Н.

2005. Биометрия. Учебное пособие. Москва-Ижевск. 381 с.

Горелиц О.В., Землянов И.В., Синенко Л.Г. Оценка морфометрических характеристик русла при планировании мероприятий по водообеспечению территорий Нижней Волги // Сб. докл. Междунар.

конф. «Управление водно ресурсными системами в экстремальных условиях» 4-5 июня 2008 г. Москва. С. 306-307.

Грин Г.Б. 1971. Попуски в нижние бьефы. М.: Энергия. 95 с.

Клинкова Г.Ю. 2006. Род 6 (468). Bolboschoenus (Aschers.) Palla – Клубнекамыш // Флора Нижнего Поволжья. Т. 1. М.: Товарищество научных изданий КМК. С. 264-267.

Лисицына Л.И., Артеменко В.И. 1990. Bidens frondosa L.

(Compositae) – новый вид флоры Нижнего Поволжья // Бюллетень МОИП.

Отд. биол. Т. 95. Вып. 4. С. 110-111.

Мажбиц Г.Л., Буланов Е.П. Изменение положения кривой связи расходов и уровней воды и русловые процессы в нижнем бьефе Волжской ГЭС // Водные ресурсы Волги: настоящее, будущее, управление. Сборник статей научно-практической конференции 3-5октября 2007 г. Астрахань.

2008. С. 232-240.

Нешатаев Ю.Н. 2001. О некоторых задачах и методах классификации растительности // Растительность России. № 1. С. 17-35.

Раменский Л.Г., Цаценкин И.А., Чижиков О.Н., Антипин Н.А. 1956.

Экологическая оценка кормовых угодий по растительному покрову. М.:

Государственное изд-во сельскохозяйственной литературы. 471 с.

Рычагова Г.И., Коротаева В.Н. (Редакторы). Нижняя Волга:

геоморфология, палеогеография и русловая морфодинамика. М.: ГЕОС, 2002. 242 с.

Татанов И.В. 2007. Таксономический обзор рода Bolboschoenus (Aschers.) Palla (Cyperaceae) // Новости систематики высших растений.

Т. 39. М.-СПб.: Товарищество научных изданий КМК. С. 46-149.

Цаценкин И.А. Растительность и естественные кормовые ресурсы Волго-Ахтубинской поймы и дельты р. Волги // Природа и сельское хозяйство Волго-Ахтубинской долины и дельты р. Волги. М.: Изд-во МГУ, 1962. С. 118-192.

Flora Europaea. 2008. Royal Botanic Garden Edinburgh. Published on the Internet. http://rbg-web2.rbge.org.uk/FE/fe.html accessed November 2008.

Golub V. B., Mirkin B. M. Grasslands of the Lower Volga Valley // Folia Geobotanica et Phytotaxonomica. 1986. V. 21. № 4. P. 337-395.

Golub V. B., Losev G. A., Mirkin B. M. The aquatic and hydrophytic vegetation of the Lower Volga Valley // Phytocoenologia. 1991. V. 20. № 1. Р.

1-63.

Hill M. O. 1979. TWINSPAN – a FORTRAN program for arranging multivariate data in an ordered two way table by classification of the individuals and the attributes. Ithaca, NY. 48 p.

Kiffe K. 2004 a. Die bisher in Sachsen-Anhalt nachgewiesenen Hybriden innerhalb der Gattung Carex (Cyperaceae) // Mitteilungen zur floristischen Kartierung in Sachsen-Anhalt. Sachsen-Anhalt. Bd. 9. S. 33-40.

Kiffe K. 2004 b. Nachweise neuer und bemerkenswerter Carex-Hybriden in Deutschland // Floristische Rundbriefe (Gttingen). Bd. 38. Heft 1-2. S. 51 63.

Tiсh L. 2002. JUICE, software for vegetation classification // Journal of Vegetation Science. Vol. 13. P. 451-453.

Zelen D., Tich L. Linking JUICE and R: New developments in visualization of unconstrained ordination analysis // 18th Workshop of European Vegetation Survey in Rome. – Roma: La Sapienza Univerzita, 2009. – p. 123.

R Development Core Team, http://www.r-project.org, 2008.

7.2.4. Орнитофауна ВБУ северных районов Волго-Ахтубинской поймы и её трансформация за последние 40 лет Общая информация Волго-Ахтубинская пойма (ВАП) – среди пустынно-сухостепного Нижнего Поволжья – совершенно уникальное интразональное образование, сформировавшееся на стыке двух природно-биотических аридных комплексов Прикаспийской низменности - Правобережного Волжско-Терского и Левобережного Урало-Эмбинского (Исаков, 1982).

ВАП – единственный участок, сохранивший речной гидрологический режим в нижнем течении Волги, но теперь зависящий от попусков воды Волжской ГЭС. Волго-Ахтубинская пойма начинается в нижнем бьефе плотины ГЭС, от основного русла Волги и заканчивается у вершины ее дельты. И хотя Волгоградская часть поймы занимает только 25% площади (около 190 тыс.га) от общей территории ВАП, только здесь имеется плотное скопление водных и околоводных экосистем и их компонентов, наиболее благоприятных для оптимального развития всех форм биоты, включая биоразнообразие ВБУ и в первую очередь, лимнофильную авифауну.

ВАП внесена в перспективный список водно-болотных угодий (ВБУ), отвечающих критериям Рамсарской конвенции и имеющих международное значение, главным образом, как местообитания водоплавающих птиц (Даниленко и др., 2000). Оценивая орнитологическую значимость поймы, отметим также, что ее территория поддерживает глобальный Афро-Евразийский основной миграционный коридор пернатых, - именно в Волгоградской части ВАП расположено «бутылочное горлышко» для транзитных перелетных и кочующих птиц, гнездящихся к северу от средней полосы Европейской части России и в Западной Сибири (Чернобай, 2004). Кроме того, в период миграций здесь останавливаются на отдых и кормежку более 25 тысяч особей лимнофилов, что превышает порог международной ценности ВБУ по версии Wetlands Internacional. Здесь же находятся оптимальные убежища во время кочевок и миграции, а также для линьки и где выводят потомство 26 уязвимых и находящихся под угрозой исчезновения видов «краснокнижных» птиц, из которых 11 – глобально редкие (Чернобай, 2004;

2006).

В соответствии с критериями IВА, в 1998 году на площади тыс.га была выделена ключевая орнитологическая территория России (КОТР) «Ахтубинское Поозерье» (европейский код RU 125), получившая статус международной (Чернобай, Сохина, 2000). Эта КОТР является одним из наиболее ценных раритетов природного парка «Волго Ахтубинская пойма», что и послужило весомым доводом для его учреждения в 2000 году.

Несмотря на постоянно усиливающийся антропогенный пресс, экосистемы ВАП всегда выполняли средообразующие функции и продолжают играть в настоящее время незаменимую биосферу роль, прежде всего, как мощный регулятор состава атмосферного воздуха в степных и полупустынных районах юго-запада нашей страны, что особенно имеет большое значение для жителей полутарамиллионной городской агломерации Волгограда, включая Волжский. Да и с утилитарной точки зрения весьма важно для жителей этого мегаполиса рекреационное значение ВАП, а многочисленных озер, ериков и проток как нерестелищ (в период затопления поймы) многих промысловых рыб, других ценных гидробионтов и лимнофилов, включая объекты спортивно любительской рыбалки и охоты.

Несомненно и то, что в ближайшей перспективе пойма вернет себе былую славу «всероссийского огорода» и возродит промышленное садоводство. Как отразится на экосистемах приверха ВАП строительство и ввод в эксплуатацию мостовых переходов и автотрассы Волгоград Волжский? Все это требует проведения всестороннего мониторинга и изучения динамики экологической ситуации для принятия своевременных, всестороннее взвешенных и научно обоснованных управленческих решений по разноплановому использованию бесценного природного дара – зелено-голубого оазиса среди полупустынь Нижнего Поволжья.

Краткий обзор орнитологических исследований Первые отрывочные сведения о птицах Волго-Ахтубы мы находим в трудах академиков С.Г. Гмелина (1777), проехавшего в 1769 г. через Сарепту (нынешний Красноармейск) с Дона в Астрахань, а также у П.С.

Палласа (1788), который провел в пос. Сарепта зиму 1773/74 г. и оставил нам довольно подробные описания осеннего и весеннего пролета некоторых видов на Волге. В середине ХIХ в. в Сарепте работали А. Беккер, который опубликовал список птиц ее окрестностей без каких либо комментариев (Beсker, 1853), Х. Мешлер, составивший перечень всех видов птиц с указанием их численности и характера пребывания (Moеschler, 1863) и Н. Арцыбашев, написавший объемистый труд на французском языке с характеристикой природных условий этого района и краткими комментариями по всем найденным им видам птиц (Artzibascheff, 1859).

Позже изучением орнитофауны Поволжья занимались в Саратовской и Астраханской губерниях М.Н. Богданов (1871, 1874), В. Яковлев (1872, 1874), Э.А. Эверсманн (1866), В.Н. Бостанжогло (1911), В.А. Хлебников (1928), в работах которых имеются сведения об интересных орнитофаунистических находках, сделанных в районе Сарепты ими самими, но в основном профессиональными коллекторами (В. Рикбайль;

К. Генке и др.), собиравшими птиц для продажи, главным образом, в Европейские естественноисторические музеи (см.: Artzibascheff, 1859;

Seebohm, 1882).

В истории изучения орнитофауны Волгоградской области, включая Волго-Ахтубинскую пойму, особая роль принадлежит Евгению Иосифовичу Врублевскому (1913-1993) – авторитетному любителю орнитологу (по специальности – инженер), который на протяжении полувека, до конца своей жизни, проводил наблюдения за пернатыми и собрал богатую, хорошо документированную оологическую коллекцию, включающую яйца 176 гнездящихся в регионе птиц, в их числе и лимнофилы ВАП. Эта бесценная коллекция яиц, как и дневниковые записи с фенологическими наблюдениями и точной привязкой найденных кладок, а также фотоальбомы приобретены Волгоградским педагогическим университетом и хранятся в Зоологическом музее.

В 1970-1980 гг. под общим научным руководством профессора Б.С.

Кубанцева проводилось изучение биоты в связи с антропогенными воздействиями на природные комплексы и экосистемы региона, включая северные районы ВАП. В рамках этой тематики мною подробно обследовались промысловые озера и рыбоводные предприятия, выяснились закономерности формирования фауны лимнофилов и орнитонаселения водоемов, а также их значение для сохранения и обогащения водоплавающих и околоводных птиц (Чернобай и др., 1976;

Чернобай, 1981;

1986;

1989;

Кубанцев и др., 1998).

В 1993 году по инициативе академика РЭА В.В. Коринца (тогда – директор Краснослободской станции ВИР) были продолжены комплексные исследования на выбранных ключевых участках ВАП, ставшие локальными (мониторинговыми) площадками, из них 9 оказались «ядрами сгущения» биологического и ландшафтного разнообразия, включая узловые «точки» обитания пернатого населения, его видового обилия с учетом редких, охраняемых и уязвимых видов птиц. Такими наиболее крупными локальными «ядрами» для авифауны являлись озера Замора, Большая и Малая Невидимки, Таловое, Чичера, Лопушок, Петровский Лиман, Давыдкино - самые ценные водно-болотные угодья для птиц.

Особенно продуктивными оказались целенаправленные орнитологические исследования второй половины 1990-х годов, выполненные при финансовой поддержке Союза охраны птиц России (СОПР) и выигранного нами Гранта PIN-MATRA (Нидерланды), позволившие фактически завершить инвентаризацию авифауны, выявить основные места концентрации птиц и обосновать выделение КОТР международного значения «Ахтубинское Поозерье» (европейский код RU125) на площади 138 тыс.га (Сохина, Чернобай, 1997;

Чернобай, Сохина, 1999, 2000).

Региональным центром по изучению и сохранению биоразнообразия (руководитель Н.С. Калюжная) при финансовой поддержке Проекта ПРООН/ГЭФ «Сохранение биоразнообразия водно-болотных угодий Нижней Волги» в рамках программы малых грантов по Волгоградской области и Проекта PIN-MATRA 2002/001 «Институциональное обеспечение рационального использования водно-болотных угодий в Волгоградской области» (менеджер Харальд Леумменс) был начат мониторинг авифауны КОТР «Ахтубинское Поозерье», материалы которого нашли отражение в специальных публикациях (Чернобай, 2000, 2003;

Чернобай и др., 2001) и в содержательном красочном буклете «Птицы Волго-Ахтубинской поймы» (Чернобай и др., 2004).

Территория природного парка «Волго-Ахтубинская пойма» явилась полигоном и «моделью» для отработки методики организации орнитологического мониторинга, которая стала использоваться другими природными парками области.

С 2003 года в природном парке «Волго-Ахтубинская пойма» стали проводиться плановые мониторинговые исследования, начато отслеживание сезонной и годичной динамики авифауны и изучаться флуктации численности птиц - от начала прилета и репродуктивного периода (март-май) до его окончания (июнь-август) и времени осеннего отлета летнегнездящихся пернатых, а также пролета транзитных мигрантов (сентябрь-ноябрь). Кроме количественных учетов и фенологических наблюдений, выяснились лимитирующие факторы, возможные пути сбережения и приумножения орнитонаселения, особенно охраняемых и хозяйственно важных видов птиц. Мониторинговые наблюдения и анализ состояния локальных «ядер» КОТР проводился по современным орнитологическим методикам, адаптированным к условиям Природного парка (Чернобай, 2004). В двух-трехдневных экспедиционных выездах принимали участие начальник отдела мониторинга М.Н.

Ананьина и сотрудники Парка по совместительству Э.Н. Сохина и В.Ф.

Чернобай, другие работники Парка, а также хранители КОТР – учитель биологии Рассветинской школы Ященко Г.С., директор (в те годы) Ленинской школы №1 Цабыбин С.А. и волонтеры – студенты Волгоградского государственного педагогического университета и Волжского гуманитарного института, ученики школ Среднеахтубинского и Ленинского районов.

В последнее время, благодаря программе КОТР, проводившейся в 1990-е годы Союзом охраны птиц России, а также в результате мониторинговых исследований в Природном парке "Волго-Ахтубинская пойма", созданном в 2000 г., были получены данные по современному составу фауны околоводных и хищных птиц Волго-Ахтубы (Чернобай, 1996, 2000, 2004;

Сохина, Чернобай, 1997;

Чернобай, Сохина, 2000;

Гугуева и др., 2008, 2010).

Первый относительно полный фаунистический обзор наземных позвоночных животных ВАП был опубликован в научном сборнике, приуроченном к 5-летию природного парка «Волго-Ахтубинская пойма»

(Чернобай, 2004). В этом обзоре приведены общие сведения о видовом составе амфибий, рептилий, птиц и млекопитающих, их биотопической приуроченности, а также впервые был составлен максимально полный кадастровый таксономический список лимнофильных пернатых с указанием их относительной численности и характера пребывания.

В последнее трехлетие продолжались сезонные учетные работы, организуемые администрацией Парка, с привлечением профессиональных орнитологов В.П. Белика (Ростов) и В.Ф. Чернобая (Волгоград) при активном участии Гугуевой Е.В. и Махмутова Р.Ш. Некоторые итоги изучения численности и распределения хищных птиц природного парка доложены на Международной конференции по соколообразным в г.

Иваново (Гугуева и др., 2008).

Эти материалы позволяют провести пока предварительную, ретроспективную оценку динамики орнитофауны, происходившей в Волго-Ахтубинской пойме в 1960-1990-е годы вследствие трансформации природных ландшафтов, вызванной в основном строительством Волжской ГЭС.

Анализ динамики авифауны и орнитонаселения лимнофилов - (В.П.Белик) В пределах Волгоградской части Волго-Ахтубинской поймы в настоящее время встречается более 200 видов птиц, представляющих отрядов (Чернобай, 2004). По характеру пребывания большинство их ( видов) относится к гнездящимся птицам;

вероятно гнездящихся – 10 видов, пролётных – 27 видов, залётных – 5 видов, а на зимовку прилетает до видов. По биотопическому распределению птицы Волго-Ахтубинской поймы делятся на 4 экологические группировки: лимнофилы, связанные с водоемами – 110 видов (55,0 %), дендрофилы, гнездящиеся в лесах – (32,0 %), кампофилы, обитающие в открытых ландшафтах – 19 (9,5 %), склерофилы-скальники и эврибионтные синантропы – 7 видов (3,5 %) (Чернобай, 2004). Все они в той или иной мере испытали последствия антропогенной трансформации местообитаний, связанной с созданием Волжской ГЭС.

Основными же экологическими изменениями, происходившими в Волго-Ахтубинской пойме во второй половине ХХ в. после строительства Волжского гидроузла, которые, на наш взгляд, могли существенно отразиться на фауне птиц, следует считать следующие:

- резкое сокращение продолжительности весенних паводков;

• - обсыхание многих пойменных водоемов в летний период;

• - снижение рыбных запасов в пойменных озерах;

• - усыхание болот, лугов и пойменных лесов, особенно дубняков в • центральной пойме;

- расширение сети дорог и увеличение доступности пойменных • угодий для наземного транспорта;

- распашка лугов, строительство поселков и фрагментация • естественных пойменных угодий.

Сокращение мощности и продолжительности весенних паводков в Волго-Ахтубинской пойме было обусловлено резким, по сравнению с первой половиной ХХ в., снижением объемов воды, сбрасываемой через Волжскую ГЭС в весенне-летний период (в среднем на 48 км3 – с 170 до 122 км3). Поэтому половодье на Нижней Волге наступает сейчас не вследствие весеннего потепления и снеготаяния в верховьях Волги, а в силу директивных решений руководства ГЭС. Оно начинается значительно позже, в конце апреля - начале мая, и продолжается не 2-3 месяца, как прежде, а всего лишь несколько недель после опускания шандор, пока спадает уровень воды в русле Волги.

В связи с кратковременным сбросом воды на Волжской ГЭС и низким уровнем паводка, озера, находящиеся в Волго-Ахтубинской пойме, заполняются теперь не полностью, а в некоторые из них паводковые воды не поступают вовсе. Так, озера Невидимки и Чичера, являющиеся ядрами КОТР «Ахтубинское Поозерье», в 2007 г. не заливались, не зашли полые воды и на заливные луга. Обсыхание водоемов поймы, по данным специалистов Нижневолжрыбвода, составило приблизительно 40-50 % водной поверхности в Среднеахтубинском районе и 20-30 % – в Ленинском районе.

По всей видимости, именно изменение сроков и сокращение длительности половодья резко снизило значимость Волго-Ахтубинской поймы для водоплавающих птиц-мигрантов, которые стали пролетать через пойму транзитом или изменили основные пути миграций. Так, в прошлом гуси пискулька (Anser erythropus), гуменник (Anser fabalis) и белолобый (Anser albifrons), а также краснозобая казарка (Rufibrenta ruficollis), лебеди кликун (Cygnus cygnus) и шипун (Cygnus olor) весной в районе пос. Сарепта наблюдались в огромном количестве (Паллас, 1788).

Сейчас же белолобый гусь и краснозобая казарка летят с Маныча на обширные разливы р. Большой Узень в Западном Казахстане (Морозов, Белик, 1997), в основном минуя Волго-Ахтубинскую пойму, а гуменник стал лететь через более северные районы Волгоградской обл., появляясь весной лишь на р. Терса и Еруслан (Белик и др., в печати). Пискулька же во второй половине ХХ в. практически вымерла как вид, что было связано, возможно, с исчезновением транзитных кормовых остановок в Волго Ахтубинской пойме и значительным удлинением беспосадочных миграционных перелетов с Маныча до Казахстана, негативно сказавшимся на физиологическом состоянии этих небольших гусей во время миграций.

Сейчас в Волго-Ахтубинской пойме на пролете весной практически нет и таких массовых северных уток как свиязь (Anas penelope) и шилохвость (Anas acuta), предпочитающих останавливаться на кормежку на мелководных разливах. Лишь лебедь-кликун и "краснокнижный" малый лебедь (Cygnus bewickii), летящие на зимовку в дельту Волги и на северный Каспий (Белик и др., 1997), местами еще задерживаются на отдых на больших озерах, сохранившихся в Волго-Ахтубинской пойме (Гугуева и др., 2010).

Обсыхание пойменных озер в летний период тоже связано с резким сокращением пропуска воды через Волжскую ГЭС в паводковый период и ранним окончанием весеннего половодья. Кроме того, заполнению и нормальному функционированию озерных экосистем препятствует большое количество искусственных дамб, созданных во второй половине ХХ в. при строительстве автодорог и других сооружений. В связи с этим многие озера Волго-Ахтубинской поймы стали малопригодны для размножения голенастых птиц, в том числе "краснокнижных" видов – каравайки (Plegadis falcinellus) и колпицы (Platalea leucorodia), а также для серого гуся (Anser anser), лебедя-шипуна, различных видов уток.

Поэтому, вероятно, достоверные места гнездования каравайки и колпицы в Волго-Ахтубинской пойме в настоящее время не известны, хотя на соседних Сарпинских озерах, обводняемых за счет постоянного поступления воды по каналам, эти птицы гнездятся регулярно (Букреев, Чернобай, 2001, 2002;

Букреев и др., 2003;

Красная книга..., 2004;

наши данные). В Природном парке "Волго-Ахтубинской пойма", занимающем площадь около 1,5 тыс. км2, сейчас существуют лишь 2 смешанные колонии цапель, расположенные в ур. Вязники и на рыборазводных прудах у с. Солодовка, тогда как в значительно менее развитой пойме Нижнего Дона в 1980-е годы на 3,0 тыс. км2 было выявлено не менее 12 крупных поселений голенастых птиц (Казаков и др., 1986, 1989, 2004).

Оптимальные гнездовые условия для обитания этих околоводных птиц в Волго-Ахтубинской пойме сохранились лишь местами на прудах рыбхозов благодаря искусственной подкачке воды в эти водоемы. Но их площадь здесь ограничена;

кроме того, птицы на рыбхозах испытывают мощный фактор беспокойства, препятствующий заселению прудов колониальными видами.

Значительное сокращение рыбных запасов в пойменных озерах – следствие всё того же строительства Волжской ГЭС, уменьшения паводков и обсыхания многих озер в летний период. Этот фактор, в ряду других, оказался наиболее катастрофичным для таких специализированных облигатных ихтиофагов как розовый и кудрявый пеликаны (Pelecanus onocrotalus et Pelecanus crispus), которые в прошлом в большом количестве гнездились на озерах в районе Сарепты (Artzibascheff, 1859;

Эверсманн, 1866;

Мензбир, 1895). Они начали исчезать на Волге еще до создания Волжской ГЭС. Сейчас же пеликаны лишь изредка встречаются на Сарпинских озерах, залетая туда, вероятно, из дельты Волги (Букреев и др., 2003;

Красная книга..., 2004).

Совершенно исчезли в верховьях Волго-Ахтубинской поймы также гнездовья большого баклана (Phalacrocorax carbo), в массе обитавшего здесь в прошлом (Artzibascheff, 1859;

Эверсманн, 1866;

Яковлев, 1872;

Мензбир, 1895). Сейчас его колонии на Волге в пределах Волгоградской обл. не известны (Чернобай, 2002), хотя летом, после окончания гнездового периода, много птиц прилетает к Волгограду из низовий Волги, добывая в нижнем бьефе рыбу, глушенную на турбинах Волжской ГЭС.

Численность этих птиц достигает здесь в конце лета 4-5 тысяч особей, что рассматривается рыбоводами как серьезный фактор снижения рыбных запасов в Волге. В действительности же, как показывают расчеты, доля рыбы, изымаемой всеми бакланами из Волги у Волгограда, составляет лишь доли процента от промыслового вылова и еще меньше – от всех рыбных запасов региона. Наоборот, рост численности бакланов на Волге может служить, вероятно, косвенным индикатором увеличения рыбного стада, связанным скорее всего со снижением уровня загрязнения, улучшением качества воды и экологических условий в реке.

Во второй половине ХХ в. в Волго-Ахтубинской пойме практически полностью исчезли также ихтиофаги-хищники – скопа (Pandion haliaetus) и орлан-белохвост (Haliaeetus albicilla) (Чернобай, 1992), хотя в основе деградации их популяций на Волге, кроме трофического фактора, лежали и другие причины. Сейчас, благодаря охране в Природном парке "Волго Ахтубинская пойма", численность орлана-белохвоста восстановилась, по видимому, практически до исходного уровня (Гугуева и др., 2010), а скопа как более специализированный ихтиофаг очень редко встречается только на миграциях.

Усыхание болот и лугов, происходившее в связи с уменьшением паводков (Старичкова и др., 2009;

Бармин и др., 2010;

и др.), привело к сокращению типичных местообитаний различных уток, куликов, чаек и пастушковых, особенно коростеля (Crex crex). Снижение численности птиц, вызванное этими процессами, отчетливо наблюдается у кряквы (Anas platyrhynchos), серой утки (Anas strepera), чирка-трескунка (Anas querquedula), широконоски (Anas clypeata), прежде являвшиеся очень обычными видами окрестностей пос. Сарепта (Moеschler, 1863).

Значительно снизилась численность чибиса (Vanellus vanellus) и травника (Tringa totanus), а большой кроншнеп (Numenius arquata) и большой веретенник (Limosa limosa), прежде гнездившиеся у Сарепты (Moеschler, 1863;

Seebohm, 1882), сейчас, по-видимому, в Волго-Ахтубинской пойме совершенно исчезли на гнездовье. В последние десятилетия в Волго Ахтубе не известны и гнездовья серого журавля (Grus grus), указывавшегося здесь в качестве обычного вида в середине ХIХ в.

(Moеschler, 1863) и до сих пор еще гнездящегося на тростниковых болотах среди степных разливов р. Большой Узень в Западном Казахстане (Шевченко и др., 1993;

Белик, 2000). Коростель же в Волго-Ахтубинской пойме и прежде был, вероятно, редок (Artzibascheff, 1859;

Moеschler, 1863), а сейчас он оказался здесь под угрозой исчезновения (Чернобай, 2004).

В то же время обсохшие луга, особенно на песчаных и супесчаных почвах, стали ареной расселения в Волго-Ахтубинскую пойму степных и пустынных кампофилов и других более ксерофильных видов птиц. Так, по наблюдениям В.Ф. Чернобая (Даниленко и др., 2000;

Чернобай и др., 2001, 2002), на севере Волго-Ахтубинской поймы численность авдотки (Burhinus oedicnemus) увеличилась сейчас с 5 до 40-60 пар на 1300 км2, хотя в прошлом она была малочисленна даже в пустынных степях близ пос.

Сарепта (Artzibascheff, 1859). Кроме того, на песчаных гривах по опушкам лесов в Среднеахтубинском и Ленинском районах в июне-июле 2009-10 гг.

нами найден лесной жаворонок (Lullula arborea), который раньше здесь никем не отмечался. Местами по полям из полупустынь Заволжья в пойму стал проникать степной жаворонок (Melanocorypha calandra), по сбитым пастбищам – каменка-плясунья (Oenanthe isabellina), а у дорог на песчаных гривах начала гнездиться золотистая щурка (Merops apiaster).

Последствия усыхания пойменных дубрав, обусловленные сокращением весенних паводков (Шульга, 2004;

Шульга и др., 2010), тоже могут быть неоднозначными для птиц. С одной стороны, в сухих редколесьях ухудшаются условия обитания для лесных неморальных видов, являющихся в своем большинстве типичными мезофилами (дятлы, сойка Garrulus glandarius, соловей Luscinia luscinia, черный дрозд Turdus merula, синицы и др.), а с другой стороны – облегчается кормодобывание лесостепным птицам-опушечникам, собирающим семена растений или охотящимся на грызунов, рептилий, насекомых и других беспозвоночных животных на земле (канюк Buteo buteo, кобчик Falco vespertinus, ушастая сова Asio otus, сорока Pica pica, серая ворона Corvus cornix, грач Corvus frugilegus, сорокопуты, воробьи, вьюрковые птицы и др.).

Рост численности лесостепных птиц в Волго-Ахтубинской пойме прослеживается достаточно отчетливо. Во второй половине ХХ в. весьма заметное увеличение популяций наблюдалось у врановых птиц. Так, численность сороки в пойменных лесах близ Волгограда в 1973-74 гг.

достигала 3-5 особей на 1 км маршрута, обилие серой вороны – 4-7 особей, а грача – до 50-350 гнезд на 1 км. Численность обыкновенного скворца (Sturnus vulgaris), тоже кормящегося на земле в открытых местообитаниях, увеличилась в Волго-Ахтубе до 10-17 особей на 1 км, а у полевого воробья (Passer montanus) – до 11-60 особей на 1 км маршрута (Дьяконов и др., 1976). Во второй половине ХХ в. в Волго-Ахтубинской пойме удалось обнаружить также гнездовья европейского тювика (Accipiter brevipes), населяющего здесь пойменные редколесья с относительно высокой плотностью (Белик, 1994;

Гугуева и др., 2008). Хотя не исключено, что исследователи прошлого (Moеschler, 1863;

Бостанжогло, 1911;

и др.) ошибочно указывали вместо тювика похожего на него ястреба перепелятника (Accipiter nisus), распространенного в общем в более северных районах.

Следует, однако, заметить, что в последние 2-3 десятилетия вследствие увеличения количества атмосферных осадков и значительного сокращения выпаса скота началось зарастание лесных полян и пойменных лугов высокотравьем. Эти изменения, а также ряд других биогеоценотических факторов негативно сказались на популяциях многих лесостепных видов. Так, численность сороки в Волго-Ахтубинской пойме, по нашим учетам в 2007 г., снизилась в среднем до 0,2 особей на 1 км маршрута, а серой вороны – до 0,6 особей на 1 км. Заметно сократилась также численность обыкновенного скворца, диких голубей вяхиря (Columba palumbus) и обыкновенной голицы (Streptopelia turtur) и некоторых других видов.

Кроме того, мезофилизация климата, наблюдающаяся в последнее время, способствовала началу спонтанного расселения на юг, в засушливые районы России, большого числа северных неморальных видов птиц (Белик, 2000, 2009), что значительно обогатило лесную орнитофауну Волго-Ахтубинской поймы. Сейчас, по нашим данным, на севере Волго Ахтубы появились на гнездовье такие неморальные виды, как осоед (Pernis apivorus), сирийский (Dendrocopos syriacus), средний (Dendrocopos medius) и малый (Dendrocopos minor) пестрые дятлы, малая (Ficedula parva) и серая (Muscicapa striata) мухоловки, черный и певчий (Turdus philomelos) дрозды, длиннохвостая синица (Aegithalos caudatus), зяблик (Fringilla coelebs), дубонос (Coccothraustes сoccothraustes), сойка и др. А бореальный вид дрозд-рябинник (Turdus pilaris) недавно был найден на гнездовье в Волго-Ахтубинской пойме даже у пос. Цаган-Аман на территории Калмыкии, значительно южнее известных границ ареала (Музаев, 2007).

Значительное расширение сети дорог и увеличение доступности Волго-Ахтубинской поймы для транспорта, происходившее во второй половине ХХ в., сыграло однозначно негативную роль в сокращении популяций всех крупных, прежде всего промысловых видов птиц и других животных. Это было обусловлено ростом фактора беспокойства, особенно летом, в гнездовой период, увеличением охотничье-промыслового пресса и расширением браконьерства. Указанные причины, вкупе с ухудшением кормовых и гнездовых условий, сказались на исчезновении гнездовий пеликанов, орлана-белохвоста и скопы, серого журавля, большого кроншнепа и многих других видов птиц.

Усиление воздействия отмеченных факторов будет продолжаться, несомненно, и в дальнейшем по мере развития инфраструктуры Волгоградской обл. В связи с этим очень важной задачей становится ужесточение контроля за соблюдением природоохранного законодательства на территории Природного парка "Волго-Ахтубинская пойма", а также расширение пропаганды и просвещения местного населения. Большое положительное значение активной пропаганды и просвещения – наиболее дешевых и в то же время наиболее эффективных методов охрана животных – демонстрирует нам пример орлана белохвоста, практически восстановившего свою численность в Волго Ахтубе на протяжении последних 20-30 лет. В последние годы благодаря охране, несмотря на общее ухудшение кормовых условий, постепенно набирает численность и орел-могильник (Aquila heliaca), недавно вновь появившийся в Волго-Ахтубинской пойме на гнездовье (Е.В. Гугуева, личн. сообщ.;

В.В. Ветров, личн. сообщ.).

Распашка лугов и расширение дачного и жилищного строительства в Волго-Ахтубинской пойме стали возможными благодаря сокращению продолжительности и снижению уровня весенних паводков.

Распространение этих антропогенных ландшафтов, как и строительство дорог, в целом ведет к усилению фактора беспокойства и негативно влияет на крупные и редкие, осторожные виды птиц. С другой стороны, фрагментация естественных местообитаний расширяет экотонные эффекты и положительно сказывается на распространении и численности мелких дендрофилов, склерофилов и кампофилов. Так, по полям в Волго Ахтубинскую пойму заходят пустынно-степные виды (степной жаворонок), посёлки в пойме активно заселяются синантропными видами:

сирийским дятлом, кольчатой горлицей (Streptopelia decaocto), черным стрижом (Apus apus), ласточками касаткой (Hirundo rustica) и воронком (Delichon urbica), воробьями и др. В основном в сёлах и на дачах гнездятся некоторые дендрофильные птицы, редко встречающиеся в пойменных лесах: зеленушка (Chloris chloris), щегол (Carduelis carduelis) и др.

Подводя итоги, следует констатировать, что создание Волжской ГЭС, вызвавшее сокращение паводков и обсыхание Волго-Ахтубинской поймы, существенно сказалось на составе фауны и населении птиц и других позвоночных животных Волго-Ахтубы. Но если видовое разнообразие птиц в целом, по-видимому, здесь особенно не изменилось, а в последние 2-3 десятилетия, вероятно, даже увеличилось за счет расселения лесных северных мезофильных видов (Табл. 58), то общая продуктивность пойменных угодий резко снизилась. Это было обусловлено, прежде всего, исчезновением крупных, колониальных и стайных видов (пеликанов, голенастых, гусей, уток, куликов), вместо которых пойму стали заселять преимущественно мелкие лесные, степные и склерофильные, дисперсно распространенные воробьиные птицы, отличающиеся большей пластичностью, эволюционно продвинутые и легче приспосабливающиеся к новым антропогенным ландшафтам и трансформированным местообитаниям.

Таблица Трансформация орнитофауны в северной части Волго-Ахтубинской поймы во второй половине ХХ века Исчезнувшие виды Появившиеся виды **Пеликан розовый Pelecanus onocrotalus **Лебедь малый Cygnus bewickii **Пеликан кудрявый Pelecanus crispus * Осоед Pernis apivorus **Колпица Platalea leucorodia **Тювик европейский Accipiter brevipes **Каравайка Plegadis falcinellus Горлица кольчатая Streptopelia decaocto **Краснозобая казарка Rufibrenta Дятел сирийский Dendrocopos ruficollis syriacus Гуменник Anser fabalis **Дятел средний Dendrocopos medius **Пискулька Anser erythropus Дятел малый Dendrocopos minor **Скопа Pandion haliaetus Жаворонок степной Melanocorypha calandra **Балобан Falco cherrug Жаворонок лесной Lullula arborea * Журавль серый Grus grus Сойка Garrulus glandarius **Кроншнеп большой Numenius arquata Камышевка широкохвостая Cettia cetti * Веретенник большой Limosa limosa Мухоловка малая Ficedula parva Клинтух Columba oenas Мухоловка серая Muscicapa striata Каменка-плясунья Oenanthe isabellina Дрозд черный Turdus merula Дрозд певчий Turdus philomelos Рябинник Turdus pilaris Длиннохвостая синица Aegithalos caudatus Зяблик Fringilla coelebs Зеленушка Chloris chloris Щегол черноголовый Carduelis carduelis Дубонос Coccothraustes сoccothraustes Примечание:

** - виды из Красной книги РФ (2000);

* - виды из Красной книги Волгоградской обл. (2004) Анализ динамики авифауны и орнитонаселения лимнофилов - (В.Ф.Чернобай) Анализ орнитологической ситуации на севере ВАП в зависимости от гидрологического режима и степени антропогенной нагрузки показал, что видовой состав птиц естественной природы, хотя и варьировал по годам, оставался почти неизменным за 40 летний период наблюдений, но численность многих из них неуклонного снижалась, особенно редких и «краснокнижных» лимнофильных видов и, напротив, плотность популяции эпилитов и синатропов увеличилась (Кубанцев и др., 1998;

Чернобай, 2000, 2004, 2009).

За анализируемый период интенсивность использования пойменных угодий существенно возросла, заметно изменилось распределение площадей по формам и степени их использования, поэтому и соответственно трансформировались природные комплексы северных районов ВАП. Так, если в семидесятые годы прошлого столетия, в сельскохозяйственных целях (в основном овощеводство, животноводство и садоводство) использовалось 43% территории поймы, лес занимал не менее 17%, а водно-болотные угодья – более 31% (Мишин, 1976), то колхозно-совхозная мощная хозяйственная инфраструктура и оросительные системы в настоящее время почти полностью разрушены, а лесопокрытые территории, как и ВБУ, сократились и в прогрессирующем темпе продолжают деградировать. И, напротив, площади огородно дачных участков, строительство коттеджей, турбаз и кемпингов на порядок возросли, что повлекло за собой увеличение расчлененности территории ВАП дорогами и тропами;

возросла антропогенная нагрузка и захламленность естественных биотопов;

участились случаи губительных пожаров, от которых, в первую очередь, страдают наземно- и древесногнездящиеся птицы. Так, например, пожарами 2003-2005 гг. была почти полностью уничтожена уникальная тысячная колония цаплиевых ( видов) в Вязовском урочище (Ленинский район).

По данным Г.С.Боброва (1976) в летние месяцы в 1970-е годы в пойме ежедневно отдыхало 40-60 тысяч человек, а в воскресные и праздничные дни – до 200 тысяч, теперь же, в связи с ростом транспортных коммуникаций, особенно увеличением числа личных автолюбителей, а также расширением Волгоградско-Волжской агломерации, эти цифры по меньшей мере удвоились. И, как следствие, негативные тенденции не могли не повлиять на состояние пойменных экосистем, их комплексов и компонентов. Не адаптированный к трансформированной пойме режим попусков воды отразился не только на ВБУ, но и на всех типах растительности, в первую очередь – древесно кустарниковой: почти повсеместно отсутствует естественное лесовозобновление, возросла суховершенность;

деградирует пойменные луга и происходит ксерофитизация (остепнение) травянистых растительных ассоциаций (сообществ) (Маттис и др., 1996;

В.Шульга, 2004).

Многолетнее изучение видового состава, биотопического распределения и численности птиц в северных районах ВАП позволяет провести сравнительный анализ авифауны и орнитонаселения за значительный промежуток времени в связи с процессами хозяйственного использования этой территории и характером ее обводненности.

Исследование орнитофауны и населения птиц проводилось с использованием общепринятых методик учета численности пернатых на трансектах и площадках, преимущественно в репродуктивный период, с последующей биометрической обработкой собранных материалов.

Орнитологические наблюдениями были охвачены все характерные биотопы поймы с учетом разной степени их изменения хозяйственной (бесхозяйственной) деятельности людей.

Самой напряженной оказалась орнитологическая ситуация на специфических водно-болотных экосистемах, занимаюших в 70-е гг около 40% территории поймы (Мишин, 1976), а общая площадь акватории ВБУ в пределах Волгоградской области здесь составляла не менее 42 тыс.га (Фелимонова, 1972) и поддерживалась в относительно стабильном состоянии до конца прошлого века;

теперь же, вероятно, она сократилась наполовину.

В формировании амфибиального ландшафта принимает участие густая гидросеть из разнообразных водных объектов, только озер более 1000, из них 137 площадью от 20 до 100 и более га, 140 ериков и проток (Шипкова, Сохина, 2005). Наиболее важный особенностью гидрорежима изголовья поймы являлись паводковые разливы и наполнение гидросети ВАП. После перекрытия Волги естественное половодье осложнилось залповыми сбросами воды через плотину Волжской ГЭС и суточными колебаниями пониженного уровня затопления водоемов, которое держится, особенно в последнее десятилетие, недолго, поэтому основные водно болотные массивы пребывают под водой почти на месяц короче, а луга осушаются значительно раньше. Все это, особенно на фоне весенних палов и участившихся летних пожаров, приводит к глубокой трансформации ВБУ, вызывает прогрессирующее ухудшение условий существования биоты, в первую очередь, лимнофильной экологической группировки птиц, формирующей доминирующее орниторазнообразие (более половины) авифауны ВАП.

Кратко проанализируем динамику лимнофильной группировки птиц за весь период наших исследований. В 70-е гг. водно-болотные экосистемы, казалось бы подвергавшиеся интенсивному антропогенному влиянию (промысловый лов рыбы и раков, сельскохозяйственное и промышленное загрязнение, водопои многочисленного в то время скота, слабо контролируемая охота на пернатую дичь и др.) в летние месяцы было зарегистрировано только гнездящихся 38 видов водно-болотных птиц, не считая пернатых посетителей и 7 видов эпилитных пернатых.

Местами суммарная численность этих птиц достигла 640 особей/км, в среднем – 250 особей/км. На аналогичных, а отчасти на тех же водоемах мы установили в 80-е гг. 40 видов птиц (без учета других экологических группировок), то есть за 20 лет состав лимнофильной авифауны ВБУ, испытывающих довольно сильной антропогенной пресс, почти не изменился. Однако, численность пернатых, как в целом, так и большинства видов лимнофильной экогруппы заметно упала, зато увеличилась плотность популяций эврибионтных и синантропых птиц. Общая усредненная суммированная численность на таких водоемах сильно флуктуировала и не превышала 150-200 особей/км. Эта тенденция неуклонного снижения численности птиц ВАП прослеживается и в последующие годы орнитологических наблюдений на модельных площадках. В 90-е годы, во время повсеместного разрушения овощеводческой и животноводческой инфраструктуры, в период реализации Программы СОПР стесненные финансовыми возможностями, мы сосредоточили внимание на мониторинге ключевых «ядер» КОТР.

Ограничимся только тремя примерами, динамики авифауны и орнитонаселения конца 90-х гг. прошлого столетия и первого десятилетия нового века.

На озере Замора, в зоне ослабленного действия антропических факторов, обитало и временно пребывало 58 видов только гидрофильных птиц при средней суммарной численности 280 особей/км. Доля синантропов была небольшая (воробьи, скворцы и кольчатая горлица). В составе весенне-летнего орнитонаселения лимнофилов отмечено 12 видов (21%) «краснокнижных» птиц, таких как скопа, орлан белохвостый, колпица, каравайка, белоглазая чернеть, большой веретенник, большой кроншнеп, кулик-сорока, ходулочник и единично другие редкие виды.

Специфика же видового состава орнитофауны амфибиальных экосистем и лесопокрытых площадей поймы, как и следовало ожидать, весьма значительна – коэффициент сходства (по Жакарду) ограничивался 18-20%.

(Чернобай, 1996;

1997;

2000;

Кубанцев и др., 1998).

Другой пример – озеро Давыдкино – исключительно ценные местообитания и гнездования водно-болотных птиц (не менее 45 видов), а также концентрации пернатых во время линьки и предотлетных и пролетных тысячных скоплений лимнофильных мигрантов: 6 видов цаплевых, 10-15 видов гусеобразных, по 4 вида поганковых и пастушковых, 20 видов раенкообразных, в том числе по 5 видов чаек и крачек, включая «Краснокнижных» черноголового хохотуна и малую крачку.

ВБУ системы озер Невидимки выделялось не только таксономическим обилием птиц (более 40 видов), достоверенным гнездованием редчайшей рыбоядной скопы, но и плотным гнездованием благородных и нырковых уток (в их числе «краснокнижная» белоглазая чернеть и регионально редкие гоголь и луток), пяти видов цапливыех, по вида чайковых (гнездовая многосотенная смешанная колония озерной чайки) и крачковых, а также не поддающемуся учёту лимнофильных воробьинообразных (8-10 видов).


Какая же сложилась орнитологическая ситуация в ВАП с лимнофильными пернатыми в настоящее время? Негативные тенденции в последнее десятилетие приобретают катастрофический характер, вызывают прогрессирующее обеднение авифауны и резкое снижение ее демографических показателей, о чем свидетельствует результаты мониторинга КОТР «Ахтубинское Поозерье», наиболее ценными «ядрами»

которых являлись названные водоемы.

Основной причиной нарастания глубокой трансформации экосистем и деградации их компонентов продолжают оставаться кратковременные и критически минимальные уровни затопления ВАП. В последнее пятилетие особенно сильно пострадали наиболее ценные в орнитологическом отношении упомянутые выше водоемы. Так, озеро Замора - в недавнем прошлом с обычным водным зеркалом 40-50 га превратилось в разрозненные мелководные баклужи, озеро Давыдкино, славившееся как богатейший рако- и рыбопромысловый водоем с открытой акваторией более 100 га – стало богажным болотом, заросшем жесткими макрофитами с мозаичными блюдцами воды, а массив озер Невидимки в отдельные годы теперь вообще незатопляется, поэтому на этих водоемах фактически перестали гнездиться поганковые и нырковые утки, лебеди, почти все виды куликов, чайковых и крачковых, а также многих воробьинообразных лимнофилов.

Такие крупные озера, как Б.Сенное, Огарёво, Глубокое, Проклятое, Камышистое, Черепашка, Кудайское, Петровский лиман и другие из-за обмеления и сокращения акватории почти утратили свою орнитологическую привлекательность для гнездования водно-болотных пернатых (Чернобай, 2009). И только злостный ихтиофаг большой баклан и экологически пластичная всеядная серая ворона так и продолжают тотальную экспансию и заполонили всю пойму (Чернобай, 2002;

2009).

Однако, следует отметить и такое положительное для птиц явление, подробно нами изученное в рыбхозах в 1970-80-е годы (Чернобай, 1989).

Теперь на арендованных частиками рако- и рыбопромысловых водоемах, оборудованных шлюзами или сифонами, где держится необходимый сравнительно высокий меженный уровень воды, в репродуктивный период пернатых, а также ограничиваются посещения отдыхающих, наблюдается сравнительно богатое видовое разнообразие и высокая численность птиц.

Так к примеру, на рыборазводных прудах рыбхоза «40 лет Октября» за трехлетний мониторинг (2007-2009 гг) зарегистрировано 86 видов птиц, из них 60 типичных лимнофилов, причем многие имели высокую плотность орнитонаселения. Примечательно, что в устье р.Царевочки, где и расположены эти рыборазводные пруды, отмечено 15 «краснокнижных»

видов в том 8 типичных лимнофилов и 7 видов пернатых-посетителей из экогрупп дендрофилов и кампофилов, включая глобально редких степных луней, орла-могильника и степную тиркушку, а также охраняемых каравайку, орлана-белохвоста и регионально редких гоголей и серых гусей.

Выводы Из всего вышеизложенного очевидно, что хозяйственное использование ВАП в частности, практикуемые весенние попуски Волжской ГЭС, осуществляющиеся без достаточного изучения современного состояния и учета возможностей ее экосистем, имеет следствием обеднения биоразнообразия ВБУ, в первую очередь, падение плотности популяций и видовое уменьшение лимнофильных птиц. При этом так же очевидно, что авифауна численность лимнофильных птиц могут быть, хорошим и легкодоступным показателем (модельной группой) состояния гидроценозов в определенный промежуток наблюдений, а динамика этих характеристик – свидетельством тенденций и изменений экосистемы ВБУ во времени.

Бесспорным является и то, что основной первопричиной продолжающейся губительной деградации лимнофильной авифауны и снижения численности орнитонаселения ВАП остается нерациональной, далекий от оптимума режим весенних попусков воды и трехмесячного зимнего затопления поймы, преимущественно учитывающих интересы энергетиков и, по-существу, игнорирующих других водопользователей – рыбное хозяйство, растениеводство и местное население, которое испытывает острый дефицит пресной воды из-за обмеления или высыхания ериков, озер и проток,а также понижения уровня грунтовых вод в колодцах.

Острота проблемы усугубляется ежегодными пожарами, усиливающейся рекреационной нагрузкой и браконьерским беспределом.

Бесспорно ухудшают эколого-орнитологическую ситуацию и ввод в эксплуатацию семикилометрового мостового перехода через Волгу, строительство автомагистрали и моста через Ахтубу.

Для сохранения и восстановления прежних орнитоценозов Волго Ахтубинской поймы наиболее важным решением было бы, на наш взгляд, планирование режима весенних паводков, близкого к естественному: с более ранним заполнением пойменных озер и полоев, позволяющим останавливаться в пойме на кормежку и гнездовье многочисленным пролетным и местным охотничье-промысловым видам гусей, уток, куликов, редким видам веслоногих, голенастых, журавлей и других птиц.

Это позволит предохранить пойменные угодья также от весенних палов в тростниковых плавнях, в лесах и других угодьях, что тоже будет благоприятно сказываться на фауне и населении птиц Волго-Ахтубы и дельты Волги.

Для организации дальнейшего мониторинга экологической обстановки в Волго-Ахтубинской пойме на модельных видах орнитофауны следует рекомендовать прежде всего крупные, заметные виды птиц, хорошо известные как специалистам, так и многочисленным натуралистам.

Среди таких видов наиболее чувствительными к изменениям природных условий являются консументы высших порядков: ихтиофаги и хищники.

Поэтому оптимальный выбор объектов мониторинга может быть связан с колониальными видами цапель (серая цапля Ardea cinerea, кваква Nycticorax nycticorax и др.), а также с ихтиофагом орланом-белохвостом и герпетофагом ястребом-тювиком, которые находят в Волго-Ахтубинской пойме сейчас пока вполне благоприятные для себя условия обитания.

Более полные и качественные материалы для мониторинга изменений в местной орнитофауне могут дать количественные учеты численности птиц, проводимые на стационарах в различных лесных, луговых и водных биотопах по стандартным методикам. Однако для организации учетных работ в Волго-Ахтубинской пойме необходимо использование одинаковых подходов и единой типологии местообитаний животных, разработанной в последнее время применительно к местным условиям (Белик, Гугуева, 2009, 2010) и позволяющей получать многолетние сравнимые данные.

Литература 1. Бармин А.Н., Иолин М.М., Шарова И.С., Старичкова К.А., Сорокин А.Н., Николайчук Л.Ф., Голуб В.Б., 2010. Использование шкал Л.Г.

Раменского и DCA-ординации для индикации изменений условий среды в Волго-Ахтубинской пойме // Изв. Самарск. науч. центра РАН, т.12, № 1.- С.54-57.

2. Белик В.П., 1994. Редкие виды хищных птиц в Ростовской области // Raptor-Link: Информ. вестник по хищн. птицам и совам России, т.2, № 3. - С.3-4.

3. Белик В.П., 2000. Птицы степного Придонья: Формирование фауны, ее антропогенная трансформация и вопросы охраны. - Ростов н/Д.:

Изд-во РГПУ. - 376 с.

4. Белик В.П., 2000. Серый журавль в Западном Казахстане // Selevinia, № 1-4.- С.217-219.

5. Белик В.П., 2009. Птицы искусственных лесов степного Предкавказья: Состав и формирование орнитофауны в засушливых условиях.- Кривой Рог: Минерал.- 216 с.

6. Белик В.П., Гугуева Е.В., 2009. Типология местообитаний животных в пойменных ландшафтах аридных районов // Сохранение разнообразия животных и охотничье хозяйство России: Мат-лы 3-й Международн. науч.-практ. конф.- М.- С.14-15.

7. Белик В.П., Гугуева Е.В., 2010. Типология местообитаний животных в Волго-Ахтубинской пойме // ООПТ Нижней Волги как важнейший механизм сохранения биоразнообразия: итоги, проблемы и перспективы: Мат-лы науч.-практ. конф.- Волгоград.- С….

8. Белик В.П., Гугуева Е.В., Ветров В.В., Бабкин И.Г., в печати.

Весенний пролет гуменника в Среднем Поволжье, и некоторые особенности миграции гусей в Восточной Европе.

9. Белик В.П., Дебело П.В., Морозов В.В., Шевченко В.Л. 1997. Малый лебедь (Cygnus bewickii) в Волжско-Уральском междуречье // Казарка: Бюлл. РГГ, № 3.- С.280-285.

10.Бобров, Г.С. Рекреационное использование северной части Волго Ахтубинской поймы /Г.С.Бобров//Антропогенные воздействия на природные комплексы и экосистемы. – Волгоград: ВГПИ, 1976. – С.26-31.

11.Богданов М., 1871. Птицы и звери Черноземной полосы Поволжья и долины Средней и Нижней Волги (био-географические материалы) // Тр. О-ва естествоиспытателей при Казанск. ун-те, т.1, отд.1.- С.1 226.

12.Богданов М., 1874. Заметки по поводу списка птиц Астраханской губ. В.Е. Яковлева // Bull. Soc. Nat. Moscou, т.48, № 1. - С.35-39.

13.Бостанжогло В.Н., 1911. Орнитологическая фауна Арало-Каспийских степей // Мат-лы к познанию фауны и флоры Росс. империи. Отд.

зоол., вып.11.- С.1-410.

14.Букреев С.А., Чернобай В.Ф., 2001. Сарпинские озера // Ключевые орнитол. территории России: Информ. бюлл., № 13.- С.14.

15.Букреев С.А., Чернобай В.Ф., 2002. Сарпинские озера // Ключевые орнитол. территории России: Информ. бюлл., № 15.- С.7.

16.Букреев С.А., Чернобай В.Ф., Харитонов С.П., Харитонова И.А., Барабашин Т.О., 2003. Сарпинские озера // Ключевые орнитол.

территории России: Информ. бюлл., № 17.- С.2-3.

17.Гмелин С.Г., 1777. Путешествие по России для исследования трех царств естества, ч.2: Путешествие от Черкаска до Астрахани и пребывание в сём городе: с начала августа 1769 по пятое июня г. - Пер. с нем. - СПб: Изд-во Академии Наук.- 361 с.

18.Гугуева Е.В., Белик В.Б., Ветров В.В., Чернобай В.Ф., 2010. Орлан белохвост (Haliaeetus albicilla) в верхней части Волго-Ахтубинской поймы // ООПТ Нижней Волги как важнейший механизм сохранения биоразнообразия: итоги, проблемы и перспективы: Мат-лы науч. практ. конф.- Волгоград.- С….


19.Гугуева Е.В., Белик В.П., Чернобай В.Ф., 2008. Хищные птицы северной части Волго-Ахтубинской поймы // Изучение и охрана хищных птиц Сев. Евразии: Мат-лы 5 Международ. конф. по хищн.

птицам Сев. Евразии.- Иваново.- С.215-218.

20.Гугуева Е.В., Ветров В.В., Литвиненко С.П., Махмутов Р.Ш. Малый лебедь (Cygnus bewickii) в Волго-Ахтубинской пойме // ООПТ Нижней Волги как важнейший механизм сохранения биоразнообразия: итоги, проблемы и перспективы: Мат-лы науч. практ. конф.- Волгоград. 21.Даниленко Е.А., Кривенко В.Г., Кузякин В.А., Сохина Э.Н., Чернобай В.Ф., 2000. Волго-Ахтубинская пойма // Водно-болотные угодья России, т.3: Водно-болотн. угодья, внесенные в Перспективный список Рамсарской конвенции.- М.: Wetlands Intern. С.139-141.

22.Дьяконов В.Н., Кобышев Н.М., Кубанцев Б.С., Чернобай В.Ф., 1976.

Биотопическое размещение и численность птиц и мышевидных грызунов в лесных экосистемах Волго-Ахтубинской поймы в зависимости от степени использования территории человеком // Антропогенное воздействие на природные комплексы и экосистемы.

- Волгоград.- С.94-104.

23.Исаков, Ю.В. Природные регионы России / Ю.В. Исаков // Птицы СССР. – М., 1982. – С.208-227.

24.Казаков Б.А., Ломадзе Н.Х., Белик В.П., 1986. Колонии голенастых и веслоногих птиц в бассейне Нижнего Дона // Всес. совещ. по проблеме кадастра и учета животн. мира: Тез. докл., ч.2.- М. - С.306 307.

25.Казаков Б.А., Ломадзе Н.Х., Белик В.П. и др., 1989. Размещение колоний и численность околоводных птиц на водоемах Северного Кавказа // Всес. совещ. по проблеме кадастра и учета животн. мира:

Тез. докл., ч.3.- Уфа: Башкир. кн. изд-во. - С.98-100.

26.Казаков Б.А., Ломадзе Н.Х., Белик В.П. и др., 2004. Птицы Северного Кавказа, том 1: Гагарообразные, Поганкообразные, Трубконосые, Веслоногие, Аистообразные, Фламингообразные, Гусеобразные. - Ростов н/Д.: Изд-во РГПУ. - 398 с.

27.Красная книга Волгоградской области, т.1: Животные.- Волгоград, 2004.- 172 с.

28.Красная книга Российской Федерации: Животные.- М.: Астрель, 2001. - 862 с.

29.Кубанцев Б.С., Чернобай В.Ф., Прилипко Н.И., 1999. Многолетние изменения в составе, распределении и численности птиц на севере Волго-Ахтубинской поймы в результате ее хозяйственного использования // Поволжский экол. вестник, вып.5.- Волгоград. С.52-58.

30.Лопанцева, Н.Б. Организация и проведение мониторинга животных, внесенных в Красную книгу Волгоградской области (на примеру ГУ «Природный парк» «Волго-Ахтубинской поймы»»)/ Н.Б. Лопанцева, Э.Н.Сохина, М.Н. Ананьина, В.Ф. Чернобай// Мониторинг редких видов – важнейший элемент государственной системы экологического мониторинга и охраны биоразнообразия / Материалы межрегион. научн. – практ. конф.- Волгоград: «Перемена», 2006. – С.90-94.

31.Мензбир М.А., 1895. Птицы России, т.1. - М. - 836 с.

32.Мишин, Б.А. Хозяйственное использование земли северной части Волго-Ахтубинской поймы / Б.А. Мишин // Антропогенные воздействия на природные комплексы и экосистемы. – Волгоград, 1976. – С.66-73.

33.Морозов В.В., Белик В.П. 1997. Новое место остановки мигрирующих краснозобых казарок (Branta ruficollis) в Волжско Уральском междуречье // Казарка: Бюлл. РГГ, № 3.- С.162-166.

34.Музаев В.М., 2007. О первой гнездовой находке рябинника в Волго Ахтубинской пойме (в пределах Калмыкии) // Стрепет, т.5, вып.1-2. С.94-98.

35.Паллас П.С., 1788. Путешествие по разным провинциям Российской империи, ч.3, кн.2.- СПб.- 345 с.

36.Самородов Ю.А., 1982. Птицы древнего протока Волги – р. Сарпы и сопредельных территорий Северо-Западного Прикаспия // Животный мир Калмыкии, его охрана и рац. использование. - Элиста. - С.47 101.

37.Сохина Э.Н., Чернобай В.Ф., 1997. Ахтубинское Поозерье – ключевая орнитологическая территория // Особо охраняемые территории и формирование здорового образа жизни.- Волгоград. С.55-57.

38.Старичкова К.А., Бармин А.Н., Иолин М.М., Шарова И.С., Сорокин А.Н., Николайчук Л.Ф., Голуб В.Б., 2009. Оценка динамики растительности на трансекте в северной части Волго-Ахтубинской поймы // Аридные экосистемы, т.15, № 4 (40).- С.39-51.

39.Фелимонова, В.А. Запасы илистых озерных отложений в северной части Волго-Ахтубинской поймы и их физико-химическая характеристика / В.А. Фелимонова // Труды ВОМС. – Волгоград, 1972. – Вып. 4. – С.81- 93.

40.Хлебников В.А., 1928. Список птиц Астраханского края с распределением их по характеру пребывания в крае // Мат-лы к познанию природы Астраханск. края, т.1, вып.3. - Астрахань.- С.1 39.

41.Чернобай В.Ф., 1992. Редкие и исчезающие позвоночные животные // Красная книга: Редкие и охраняемые растения и животные Волгоградской обл.- Волгоград.- С.96-106.

42.Чернобай В.Ф., 1996. Озеро Замора – орнитологическая жемчужина Волго-Ахтубинского междуречья // Пробл. экол. безопасности Нижн.

Поволжья в связи с разработкой и эксплуатацией нефтегазовых месторождений с высоким содержанием сероводорода.- Саратов. С.127.

43.Чернобай В.Ф., 2000. Водоплавающие и околоводные птицы Волгоградской области // Биоразнообразие водных экосистем юго востока европейской части России, ч.2.- Волгоград.- С.226-243.

44.Чернобай В.Ф., 2002. О прогрессирующей экспансии бакланов на водоемы Юга России // Птицы Южной России: Мат-лы Международн. орнитол. конф. "Итоги и перспективы развития орнитологии на Сев. Кавказе в ХХI веке", посвящ. 20-летию деятельности Сев.-Кавказ. орнитол. группы. - Ростов н/Д. - С.94-100.

45.Чернобай В.Ф., 2004. Наземные позвоночные Природного парка "Волго-Ахтубинская пойма" // Природный парк "Волго-Ахтубинская пойма": Природно-ресурсный потенциал.- Волгоград.- С.130-141.

46.Чернобай В.Ф., Кубанцев Б.С., Кобышев Н.М., Романенко Н.М., 1976. Влияние урбанизации на состав, численность и размещение птиц в рекреационных зонах Волгограда и окрестностей // Антропогенное воздействие на природные комплексы и экосистемы.

- Волгоград.- С.66-73.

47.Чернобай В.Ф., Сохина Э.Н., 2000. Ахтубинское Поозерье // Ключевые орнитол. территории России. М.: Союз охраны птиц России.- С.488-489.

48.Чернобай В.Ф., Сохина Э.Н., Светличный С.В., Цабыбин С.А., Юдин А.Н., 2002. Ахтубинское Поозерье // Ключевые орнитол. территории России: Информ. бюлл., № 15.- С.8.

49.Чернобай В.Ф., Сохина Э.Н., Цабыбин С.А., 2001. Ахтубинское Поозерье // Ключевые орнитол. территории России: Информ. бюлл., № 13.- С.14.

50.Шевченко В.Л., Дебело П.В., Гаврилов Э.И. и др., 1993. Об орнитофауне Волжско-Уральского междуречья // Фауна и биология птиц Казахстана. - Алматы: Наука Каз. ССР. - С.7-103.

51.Шипкова, З. Водно-болотные угодья Волго-Ахтубинской поймы / З.Шипкова, Э.Сохина // Буклет. – Волгоград, 2005. – 24с.

52.Шульга В.Д., 2004. Экологическое и гидрофизическое обоснование мер ведения лесного хозяйства в парке // Природный парк "Волго Ахтубинская пойма": Природно-ресурсный потенциал.- Волгоград. С.76-90.

53.Шульга В.Д., Шульга Д.В., Обельцев С.В., Бондаренко Е.Ю., 2010.

Влияние зарегулирования стока Волги на современное состояние пойменных дубрав и эффективность лесоводственных мер // ООПТ Нижней Волги как важнейший механизм сохранения биоразнообразия: итоги, проблемы и перспективы: Мат-лы науч. практ. конф.- Волгоград.- С….

54.Эверсманн Э.А., 1866. Естественная история птиц Оренбургского края // Естественная история Оренбург. края, ч.3. - Казань. - 622 с.

55.Яковлев В., 1872. Список птиц, встречающихся в Астраханской губернии // Bull. Soc. Nat. Moscou, т.45, № 4. - С.323-361.

56.Яковлев В., 1874. Несколько слов на заметку М.Н. Богданова // Bull.

Soc. Nat. Moscou, т.48, № 4. - С.383-389.

57.Artzibascheff N., 1859. Exursions et observations ornithologiques sur les bords la Sarpa en 1858 // Bull. Soc. Natur. Moscou, v.32, № 3.- S.1-108.

58.Becker A.,1853. Verzeichnis der in Jahren 1849-1852 bei Sarepta beobachten Vogel // Bull. Soc. natur. of Moscou, № 1.- S.239-241.

59.Moeschler H.F., 1863. Bericht aus Sarepta an G.F. Moeschler in Gernhut // Naumannia, № 3.- S.296-307.

60.Seebohm H., 1882. Notes on the birds of Astrakhan // Ibis, Ser.4, v.6. P.204-232.

7.2.5. Оценка воздействия зарегулирования речного стока плотиной Волжской ГЭС на водные биологические ресурсы Нижней Волги.

Участок нижнего течения р.Волги от Волгограда до Каспийского моря на настоящий момент является фактически единственным, сохранившим речной гидрологический режим на всем пространстве от Твери до волжского устья. На небольшом, шестисоткилометровом участке Волги активно "работают" процессы самоочищения реки, затрудненные в условиях малопроточных волжских водохранилищ. Здесь же располагается уникальная по своему ландшафтному и рыбохозяйственному значению экосистема - Волго-Ахтубинская пойма. Длительное в прошлом, до 2- месяцев в году залитие поймы паводковыми водами создавало практически идеальные условия для воспроизводства здесь пойменно-речной рыбы фитофильной группы, т.е. фактически более 2/3 всех промысловых видов Волго-Каспийского региона. В то же время протоки и основное русло Волги служили естественным миграционным путем для проходных осетровых, сельди, белорыбицы и каспийской миноги.

Особенно пагубные последствия зарегулирования волжского стока в Волго-Ахтубинской пойме проявилось на рубеже шестидесятых и семидесятых годов. Это выразилось прежде всего в резком сокращении нерестовых пойменных угодий, потерей многими озерами поймы рыбохозяйственного значения вследствии резкого обмеления и зимних заморов. Неблагоприятные изменения не обошли стороной и дренирующие пойму водоемы полупроточного типа - ерики.

Многие из них потеряли свое значение как пути выхода рыбы из Волги на пойму в весенний период, а также ее нагула и зимовки, в результате сокращения нагульных площадей и замывки (заиления) зимовальных ям и бочагов. Пойма фактически потеряла свое былое значения как идеальный естественный рыбопитомник, где роль мальковых, выростных и нагульных водоемов выполняли как временные водоемы - полои, так и постоянные - озера, ерики, затоны. Из состава пойменного ихтиокомплекса в северной части Волго-Ахтубинской поймы практически выпали наиболее ценные в рыбохозяйственном отношении виды - сазан, сом и в большинстве водоемов заменены тугорослыми эврибионтами - плотва, окунь, уклея, густера, ерш, а также давшим резкую вспышку численности и ихтиомассы серебряным карасем.

Бассейн Нижней Волги характеризуется богатым видовым составом и разнообразием систематических и экологических групп рыб. Это объясняется полноводностью основного водотока бассейна реки Волги, близостью Каспийского моря, климатическими условиями региона, наличием нерестовых площадей в дельте Волги и Волго-Ахтубинской пойме.

Зарегулирование и перераспределение стока Волги, создание ирригационных сооружений для полива овощных культур серьезным образом сказались на значении полоев в воспроизводстве рыбного населения Нижней Волги. Волго-Ахтубинская пойма во время весеннего залития ее паводковыми водами представляла идеальное место для икрометания многих видов. В настоящее время в этом отношении она утратила свое былое значение. Так, в 1951-1955 гг. гектар ее нерестилищ давал в среднем возврат 400 кг/га размножающихся здесь рыб. После зарегулирования Волги продуктивность (производительность) пойменных нерестилищ снизилась до 210 кг/га в пересчете на промысловый возврат.

Каждое сооружение на Волге плотины являлось очередной причиной снижения величины уловов рыбы (рис. 102). С каждым новым этапом гидростроительства неуклонно падал объем рыбодобычи в водоемах поймы. Причем это происходило на фоне естественных колебаний численности популяций рыб. До зарегулирования Волги плотиной Рыбинской ГЭС промысел в северной части Волго-Ахтубинской поймы в среднем составлял 1086 т. После сооружения Рыбинского водохранилища уловы удерживались на уровне 994 т. Перекрытие Волги плотинами Горьковской, Куйбышевской и Волгоградской ГЭС привело к снижению объема рыбного промысла почти в два раза (532 т.). Наиболее сильное отрицательное воздействие оказало создание Саратовского гидроузла. С этого момента уловы на пойменных водоемах вновь упали и стали составлять в среднем 355 т. Таким образом, с начала зарегулирования стока Волги к 1976 году величина рыбного промысла на водоемах северной части Волго-Ахтубинской поймы снизилась в три раза. В 1976 г.

было добыто всего лишь 55,2 т рыбы - самый низкий показатель за весь период наблюдений. Причиной резкого снижения уловов в этом году является не только несвоевременное обводнение поймы, но также исключение из сферы облова более половины промысловых озер из-за уменьшения числа рыбаков.

Рис. 102. Динамика вылова частиковых рыб в водоемах Волго Ахтубинской поймы и р. Волги в 1941-1994 г.г. по этапам гидростроительстваиз (Лужин, 1977, Нефедов, 1994) Девяностые годы прошлого столетия характеризуются относительной стабилизацией величины уловов. Устойчивая периодичность их колебаний (через пять лет) подтверждает этот факт. К концу семидесятых годов после завершения гидростроительства на Волге водные сообщества, не испытывая больше таких сильных стрессов, стали переходить в состояние равновесия, но фактически уже на другом биопродукционном уровне. В этот период не проявилась какая-либо тенденция к снижению или увеличению общей величины уловов.

Периодические флуктуации численности популяций определяются естественными причинами, складывающимися в природных сообществах.

Средний вылов рыбы в водоемах поймы составил 192 т, т.е. на последнем этапе произошла относительная стабилизация запасов на самом низком уровне или почти в шесть раз ниже, чем в начале сороковых годов.

Как известно, объемы рыбодобычи наряду с состоянием промысловых запасов определяются интенсивностью промысла, в основном численностью рыбаков и их технической вооруженностью. В промышленном рыболовстве на водоемах поймы за пятидесятилетний промежуток времени происходило постепенное снижение численности рыбаков. Так, если в 1941-1955 гг. количество их составило в среднем человек в год, то в последнее десятилетие всего лишь 20.

При уменьшении общего вылова и численности рыбаков в последнее десятилетие по сравнению с сороковыми и пятидесятыми годами, наблюдается и снижение уловов на одного рыбака в полтора раза.

Последнее наглядно иллюстрирует тот факт, что объемы рыбопромыслового изъятия определяются, прежде всего, состоянием промысловых запасов, уровень которых обусловливает, в свою очередь, интенсивность промысла. Иначе говоря, сокращение числа рыбаков, занятых в промысле на водоемах Волго-Ахтубинской поймы, связано со снижением их рыбопродуктивности.

В результате зарегулирования стока после создания Куйбышевского, Саратовского и Волгоградского водохранилищ изменились не только количественные показатели, но и произошло качественное перераспределение стока в низовьях Волги по сезонам года. Паводковый сток уменьшился в среднем с 62 до 45%, а зимний возрос с 12 до 25%, с до 30% увеличился сток в летнюю межень (Авакян, Шарапов, 1977). До создания Волжско-Камского каскада водохранилищ максимум весеннего паводка на Волге у Волгограда наблюдался в конце мая – начале июня.

Сейчас он постоянно отмечается в первой-второй декадах мая.

Наибольшей естественный средний уровень реки во время весеннего паводка составлял 820 см. После зарегулирования он снизился до 620 см.

При современном объёме попусков воды из Волгоградского водохранилища в нижней бьеф продолжительность её стояния на пойме уменьшилось с 80 до 30-40 дней. По этой причине в настоящее время полойные участки заливаются примерно наполовину по сравнению с периодом естественного стока Волги.

В последнее десятилетие промысловая значимость водоемов Волго Ахтубинской поймы резко снизилась. Уловы в первые пять лет не превышали 70-80 тонн в год. В 2006 г. в северной части Волго Ахтубинской поймы сложилась неординарная ситуация. Сочетание трех неблагоприятных факторов - морозной зимы 2005-06 гг., исключительно маловодного весеннего паводка, продолжительного сухого и жаркого лета, перешедшего в сухую осень привело к сложной экологической обстановке.

Большинство пойменных водоемов сильно обмелело и обсохло, многие озера полностью высохли. Во многих населенных пунктах из-за осушения колодцев и скважин ощущался недостаток питьевой воды. Волго Ахтубинская пойма, традиционно славившаяся своими рыбными ресурсами, не только потеряла свое рыбопромысловое значение, но и стала малопривлекательна для любительского рыболовства. Проблема была настолько острой и социальнозначимой, что послужила основанием для обращений Волгоградской обл. Думы в различные федеральные органы государственной власти (постановления от 5.04.06 № 4/219;

от 28.09.06 № 14/448;

от 7.12.06 № 17/703;

от 7.12.06 № 17/721) и созыва 8 февраля г. специального совещания Общественной палаты Волгоградской области, Общественного Совета Астраханской области и Общественного совета граждан Республики Калмыкия и представителей государственных органов власти и органов местного самоуправления этих регионов для рассмотрения экологической ситуации в Волго-Ахтубинской пойме и выработки рекомендаций по ее улучшению. Как показали дальнейшие события ситуация в северной части Волго-Ахтубинской поймы в 2007- гг. по сравнению с 2006 г. значительно улучшилась, однако о восстановлении былого состояния говорить пока преждевременно.

Ожидать, что экосистема Волго-Ахтубинской поймы восстановиться естественным путем до своего исходного высопродуктивного состояния не приходиться. Так с момента зарегулирования Волги у г. Волгограда промысловые уловы рыбы в водоемах Волго-Ахтубинской поймы неуклонно снижались, вплоть до того, что в 2006 г. в большинстве пойменных озер какой-либо промышленный лов рыбы из-за их мелководности был невозможен, а с 2007 г. промысловый лов рыбы в Волго-Ахтубинской пойме не проводился.

Цикличный характер производства электроэнергии, отражается на уровенном режиме водохранилищ и участков, расположенных ниже плотин: здесь происходят периодические подъемы и спады. Эти колебания причиняют рыбам, большие неприятности, осушая нерестилища с выметанной икрой и нарушая их покой в зимовальных ямах. Наибольшие ущербы причиняют колебания уровней в нижнем бьефе Волгоградского гидроузла, где сохранились последние естественные нерестилища осетровых рыб и где скапливаются на зимовку остатки производителей осетров. Помимо «скачущего» режима уровней на рыбу вблизи плотины Волгоградского гидроузла неблагоприятно воздействует изменение привычного хода температур. Вследствие медленного прогрева полых вод в водохранилищах весной и медленного их остывания осенью среднемесячная температура воды в нижнем бьефе в мае и июне, то есть в период нереста и выклева, стала на 2 градуса ниже, а в октябре и ноябре, когда похолодание должно было бы стимулировать залегание на зимовку,— на 1,5—3 градуса выше, чем в те же месяцы до зарегулирования стока. Из-за этих изменений рыбы лишаются зимнего отдыха, перемещаются возле плотины в поисках лучшей обстановки, сильно истощаются и к весне становятся малоспособными для нормального воспроизводства потомства.

Непосредственное влияние на гидрологический режим Волго Ахтубинской поймы оказывает Волгоградский гидроузел. Именно его работа может изменять уровень воды в пойме в любые периоды года, что нередко ведет к созданию неблагоприятных гидрологических условий для гидробионтов. Среди абиотических факторов обуславливающих состояние ихтиоценоза пойменных водоемов, гидрологический режим является основным.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.