авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА СРАВНИТЕЛЬНОЕ КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО ИЗДАТЕЛЬСКАЯ ФИРМА «МАНУСКРИПТ» ...»

-- [ Страница 22 ] --

Различаются судебные системы с внутренней и внешней спе циализацией. В системах с внутренней специализацией (Буркина Фасо, Венгрия, Вьетнам, Китай, отчасти США) один судебный орган рассматривает споры, возникающие во всех отраслях права, то есть внутри каждого судебного учреждения, как правило, вы деляются самостоятельные составы (присутствия, коллегии, ска мьи, камеры) или единоличные судьи, специализирующиеся на рассмотрении дел одного профиля: уголовных, гражданских, ад министративных, трудовых и т.д. В этом случае предметом рас смотрения в суде может стать и вопрос конституционности того или иного акта или действия. Причем возможны два варианта: подоб ный спор может быть рассмотрен судом любого уровня (США) или он может быть вынесен на рассмотрение только верховного суда страны (Буркина-Фасо). В системах с внешней специализа цией формируются несколько самостоятельных подсистем, напри мер, общей (гражданские и уголовные дела), административной, военной (морской), социальной, трудовой, налоговой, финансовой, ювенальной1 (Великобритания, Мозамбик, Германия, Франция, от части США), арбитражной или хозяйственной юстиции (Россия, Молдова, Армения, Украина, республики бывшей Югославии).

В юрисдикцию административных судов включается, как пра вило, решение вопросов о соответствии закону актов и действий органов и должностных лиц — представителей системы исполни тельной власти. Судебный административный контроль, по словам Г. Брэбана, охватывает дела «от простого муниципального реше ния до ордонансов президента Республики Франция... пронизы вает все эшелоны исполнительной власти» 2. Административный судебный процесс обладает рядом особенностей по сравнению с ординарным: повышена вероятность проведения закрытых слуша ний, значительно активизирован административный судья, про цесс носит в основном следственный, а не состязательный харак тер (см., например, § 555 Акта об административной процедуре США 1946 г.). Но на административные суды, по мнению подав ляющего числа зарубежных исследователей, распространяются так называемые «требования естественного правосудия» — фун даментальные основы материального права и процесса, такие как «никто не должен быть судьей в своем деле», «никто не может быть осужден, пока не выслушан судом», «решение должно быть обжаловано в вышестоящий суд общей юрисдикции» 3 и т. д.

Подробно об организации и деятельности ювенальных судов или судов для несовершеннолетних см.: Мельникова Э. Б. Преступность несовершеннолет них: история и современность. М., 1990.

Брэбан Г. Французское административное право. М., 1988. С. 367.

См.: Арчер П. Английская судебная система. М., 1958. С. 257—261;

Ве дель Ж. Административное право Франции. М., 1973. С. 34—35;

Bell J. Le juge administratif anglais//Rev. intern, le droit compare. 1986. № 3. P. 791—799.

Классическим примером существования обособленной или внеш не специализированной системы административной юстиции счита ется французская. Хотя ряд авторов полагают, что эта система является абсолютно самостоятельной структурой, большинство французских исследователей все же включают административную юстицию в состав судебной власти1.

Каждая из названных подсистем в свою очередь характеризу ется достаточно сложной организационной структурой. Так, в Германии существует пять практически автономных непересекаю щихся судебных подсистем: суды общей юрисдикции (включая федеральную судебную палату — Верховный суд, высшие суды земель, земельные суды, участковые суды);

административные суды (федеральный административный суд, высшие земельные ад министративные суды, административные суды);

финансовые су ды (федеральный финансовый суд, финансовые суды);

трудовые суды (федеральный трудовой суд, земельные трудовые суды, тру довые суды);

социальные суды (федеральный социальный суд, земельные социальные суды, социальные суды). Координирующую функцию в данном случае осуществляет объединенный сенат выс ших судов. Конституция Армении 1995 г. предусматривает созда ние судов первой инстанции, апелляционных, кассационного суда, хозяйственных, военных и др. Особое место среди специализиро ванных судов занимают конституционные суды. Законодательство ряда государств включает органы, осуществляющие конституцион ное правосудие (конституционную юрисдикцию, конституционный контроль), в состав судебной власти (Россия, Сейшелы, Грузия и др.), хотя и наделяет их значительно большей долей самостоя тельности. В других странах (Италия, Испания, Польша и др.) эти органы выделяются в самостоятельную группу. Особое положение занимают конституционные советы (Франция, Казахстан и др.).

Существуют и смешанные модели.

По нашему мнению, функция судебного контроля как в форме конституционного судебного контроля (конституционное правосу дие, конституционная юстиция), так и в форме административного судебного контроля (административная юстиция) являются неотъ емлемой составной частью судебной власти наряду с другим основным элементом — правосудием. Именно полномочия су дебного конституционного, а также административного конт роля (правосудия) придают суду качества самостоятельной госу дарственной власти, способной участвовать в реализации демокра тической концепции устройства государства на основе принципа разделения властей. В противном случае роль суда девальвиру ется, сводится к второстепенной, суд признается лишь одним из Dran М. Le Control iuridictionnel et la garantie des libertes politiques.

P., 1968. P. 74—94;

Rassat M.-L. Justice en France. P., 1985. P. 61—66.

многих государственных органов (наряду с прокуратурой, арбит ражем, различными комиссиями по трудовым и социальным спо рам и т.д.), разрешающим правовые конфликты только между гражданами или их объединениями. Конфликты же между ветвя ми власти или органами, их представляющими, передаются в ве дение так называемой контрольной власти, которая замещает су дебную в числе «равных среди первых», что ведет к падению авто ритета суда в обществе и в конечном счете к невозможности эф фективного выполнения им своей социальной задачи. Существуют, как отмечалось выше, и иные точки зрения.

Вне зависимости от вида специализации судебные системы, как правило, имеют жесткую иерархическую или «вертикальную»

организационную структуру, обусловленную, с одной стороны, тре бованиями судебного процесса (возможность обжалования реше ний низших судов), с другой стороны — формой государственного устройства конкретного государства. Количество судебных звень ев или инстанций колеблется обычно от двух до четырех. Двух звенные судебные системы встречаются редко (в государствах с простым административно-территориальным делением). Суд пер вой инстанции или низший суд в этом случае рассматривает ос новную массу дел, а верховный суд выступает в качестве суда второй инстанции, рассматривающего кассационные или апелляци онные жалобы и протесты, и суда первой инстанции по относи тельно небольшому кругу важнейших дел. Такие системы сущест вовали в Литве, Латвии, Молдавии и Эстонии в советский пе риод.

В различных странах исторически сложились две основные формы судебного процесса второй инстанции. Они считаются ис ключительными, поскольку могут быть осуществлены в течение небольшого периода времени (от 10 до 30 дней), когда судебное решение еще не вступает в силу. Инициатором апелляционного и кассационного производства могут выступать только стороны в гражданском процессе, обвиняемый и потерпевший — в уголовном, а также прокурор. Апелляционная форма (США, Франция, Индия) предполагает рассмотрение вышестоящим судом (судом второй инстанции) в связи с жалобой или протестом дела по суще ству, иными словами, по правилам первой инстанции. На практи ке это означает новое рассмотрение дела (с вызовом свидетелей, приглашением экспертов и других участников процесса, исследова нием доказательств, проведением новых экспертиз и судебных экс периментов и т.д.). Кассационное (ревизионное, реже — надзор ное) рассмотрение предполагает пересмотр дела (также в связи с жалобой или протестом) лишь по его материалам, то есть суд второй инстанции проверят правильность вынесенного судом пер вой инстанции решения только с точки зрения права (Италия, Германия).

Значительно чаще встречаются трех- и четырехзвенные судеб ные системы. Суд первой инстанции (районный, городской, участ ковый, окружной, местный, суд малой инстанции и т.д.) рассмат ривает по существу малозначительные судебные споры. Суд вто рого уровня (областной, окружной суды, суд большой инстанции и т.д.) может выступать как в качестве суда первой инстанции, рассматривающего основную массу судебных дел, так и в качестве суда второй инстанции (апелляционной или кассационной).

Апелляционный и кассационный суды могут составлять и са мостоятельное звено. В этом случае суд большой инстанции вы ступает только в качестве суда первой инстанции (Франция).

Верховный суд страны может выступать как суд первой инстан ции по очень небольшому кругу судебных дел (важнейшие, об щенационального значения, тяжкие уголовные, государственные и т.д.), как суд второй инстанции (апелляционной или кассаци онной) по отношению к судам второго уровня (если дело рас смотрено ими в качестве суда первой инстанции) и как третьей инстанции (надзорной) по отношению к судам первого уровня 1.

Суд второй (третьей) инстанции может как согласиться, так и не согласиться с решением суда первой инстанции и, соответствен но, направить дело на новое судебное рассмотрение. Направление дела на новое судебное рассмотрение должно быть мотивировано.

Трехзвенная судебная система существует сегодня в Болгарии, Венгрии, Казахстане, Армении, Польше, четырехзвенная — во Франции, Италии, Литве и некоторых других странах. Встреча ются и более сложные, во многом архаичные формы (Велико британия2, ряд штатов США).

Устройство судебных систем в федеративных государствах от личается достаточно большим разнообразием и сложностью. Наи более распространены две модели: централизованная, или герман ская и децентрализованная, или дуалистическая, американская.

Встречаются и смешанные, или гибридные модели (например, су дебные системы Австралии, Канады и формирующаяся судебная система России).

Надзорное производство может возникнуть только после вступления судеб ного решения в силу и продолжаться сколь угодно долго, поскольку надзорная инстанция считается состоявшейся только в случае принесения надзорного проте ста прокурором или соответствующим должностным лицом суда (председатель, его заместители), простое обращение участника судебного процесса, а равно любого иного заинтересованного лица в соответствующий орган не означает на чала надзорного производства. Такой порядок до сих пор сохраняется в Россий ской Федерации, где в качестве надзорной инстанции по отношению к решениям районных судов может выступать (в зависимости от стадии надзорного произ водства) и президиум областного и приравненного к нему суда, и коллегия Вер ховного суда Российской Федерации, и Президиум Верховного суда Российской Федерации, и Пленум Верховного суда Российской Федерации.

Подробно об устройстве английской судебной системы см.: Smith and Bai ley. The modern English System. L., 1991. P. 30—105, 240—369;

Уолкер Р. Ан глийская судебная система M., 1980;

Арчер П. Указ. работа.

Классический пример дуалистической судебной системы, пред ставленной на федеральном и штатном уровнях трехзвенными судебными системами (в основном) — организация судебной власти в США, где судебная система включает федеральную су дебную систему и судебные системы штатов. Федеральная судеб ная система является трехуровневой, действует на территории все го государства и охватывает 90 районных (окружных) судов в штатах, четыре районных (окружных) суда на федеральных тер риториях, 13 апелляционных судов, Верховный суд США. Граж данская юрисдикция районных (окружных) судов распространя ется практически на все дела, отнесенные к компетенции феде ральной судебной власти (ст. 3 конституции США): банкротство, авторские и патентные споры, штрафы и имущественные аресты, морское и адмиралтейское право, иски консулов, вице-консулов и иных официальных представителей иностранных государств.

Уголовная юрисдикция носит более ограниченный характер: рай онный (окружной) суд рассматривает дела о преступлениях, преду смотренных федеральным законом. Апелляционные суды рас сматривают жалобы на решения и приговоры районных (окруж ных) судов за исключением дел, решение по которым было при нято тремя судьями районного (окружного) суда, либо требую щих немедленного разрешения (дела «императивного значения»), либо в случае признания районным (окружным) судом неконсти туционности федерального закона.

Верховный суд обладает широкими полномочиями как в сфере правосудия, так и в сфере конституционного контроля. Он мо жет выступать в качестве суда первой инстанции (по спо рам, одной из сторон в которых является штат, по искам, предъ явленным иностранным послам и подобным субъектам), апелля ционной инстанции, а также в порядке процедур сертиорара и сертификации1. Федеральная судебная система дополнена специа лизированными судебными учреждениями, такими как палата претензий (рассматривает иски конгрессу или администрации США), таможенный суд и апелляционный суд по таможенным и патентным спорам, налоговый суд, административные и военные суды2, Каждый американский штат обладает собственной судебной системой. Большинство из них трехуровневые, построенные по описанному выше принципу: районный (окружной) суд — апел В США сформировался институт «отдачи приказа об истребовании» дела из производства нижестоящего суда в вышестоящий суд (сертиорари) и инсти тут обращения в высшую апелляционную инстанцию (Верховный суд) «по удостоверении», мнением вышестоящего судьи по правовому вопросу, возникше му в ходе рассмотрения конкретного судебного дела.

Carp R., Stidham R. The Federal Courts. Washington, 1985;

Goldman Sh., Jahnige Th. The Federal Courts as a Political System. N. Y., 1985. P. 3, 17.

ляционный суд — верховный суд. Встречаются специализирован ные суды. Например, так организованы судебные системы в шта те Иллинойс и в федеральном округе Колумбия. Однако в ряде штатов сохранены суды ограниченной юрисдикции: муниципаль ные или местные суды, суды справедливости (Калифорния), ма гистратские суды (Аляска), которые дополняют систему низшим судом четвертого уровня. В некоторых штатах сохранились арха ичные судебные системы, существенно отличающиеся от унифици рованной схемы, насчитывающие до семи уровней (Колорадо, Массачусетс)1. К компетенции судов штатов отнесены все судеб ные дела, не включенные законодателем в компетенцию феде ральной судебной системы2, что, однако, не исключает паралле лизма. Основную часть судебной компетенции штата все же со ставляют споры, возникающие на основе применения закона штата.

Наиболее ярким примером централизованной модели организа ции судебной системы является Германия, где функционирует сложная внешне специализированная система (или совокупность практически автономных подсистем), юрисдикция которой в це лом распространяется на всю страну. Однако необходимо обра тить внимание на то, что существенного разделения компетенции между судебными системами федерации и земель не существует, напротив, суды, действующие на территории земли, выступают в качестве элемента федеральной судебной системы и одновременно представляют судебную систему соответствующей земли. Они тес но связаны системой централизованного обжалования, или инстан ционности. Кроме того, на уровне федерации действует объеди ненный сенат федеральных высших судов, координирующий и на правляющий деятельность системы 3. Подсистема конституционной юстиции, хотя и включает два элемента (ФКС и конституцион ные суды земель), не может быть названа двухуровневой, по скольку прямая подчиненность между ними отсутствует;

подси стема финансовой юстиции является двухуровневой, администра тивная, трудовая и социальная юстиция представлена судами трех уровней, а подсистема общей юстиции насчитывает четыре уровня. Помимо названных, в Германии действует достаточно раз ветвленная система чрезвычайных судов (17 судов первой ин См.: Early St. Constitutional Courts of the United States. N.Y., 1977;

Фи липпов С. В. Судебная система США. М., 1980.

Необходимо помнить, что существует презумпция, в соответствии с которой при распределении законодательной компетенции доминирует штат (10-я поправ ка к конституции), и common law, играющее ведущую роль в американской пра вовой системе, не имеет федерального характера.

Подробнее см.: Урьяс Ю. П. Судебная система ФРГ//Судебные системы западных государств. М., 1991. С. 136—137, 145—156;

Хессе К. Указ. работа.

С. 234—237.

станции и особый сенат федеральной судебной палаты 1), которая также имеет строго централизованную схему.

Границы судебных округов в большинстве стран не совпадают с границами административно-территориального или иного деления (Великобритания, Италия, США). Это позволяет реализовать принцип независимости судебной власти, посколь ку освобождает судей и судебную администрацию от влия ния (в первую очередь, материального) местной администрации.

Однако в ряде стран (Китай, Вьетнам и др.) судебные округа традиционно совпадают с административно-территориальными и государственными единицами. Количество судов (и соответствен но судебных округов) в различных странах различно. Так, во Франции насчитывается 491 трибунал (суд) малой инстанции, 185 трибуналов большой инстанции, 35 апелляционных судов, кас сационный суд и особый судебный орган — Высокая палата пра восудия2. В России действуют 2454 районных народных суда, 86 областных и приравненных к ним судов, Верховный суд Россий ской федерации, 160 военных судов, а также 82 областных арбит ражных суда, 10 окружных арбитражных судов, Высший арбит ражный суд, Конституционный суд;

кроме того, сформированы пять конституционных судов в субъектах Российской Федерации, из них действуют три.

В большинстве стран функционируют не только государствен ные суды, но и органы, осуществляющие судебную функцию на общественных началах. Это органы типа общественных судов (су дей): суды аксакалов или третейские суды в Кыргызстане, третей ские суды в Российской Федерации, медиаторы во Франции, кон силиаторы в Италии, народные суды (судьи) в Индии. Как пра вило, подобные органы, хотя и рассматривают незначительные или малозначительные уголовные и гражданские споры (семейные, дорожно-транспортные конфликты, алиментные, долговые обяза тельства на небольшие суммы, споры между соседями по квар тире и земельным участкам и т. п.), не входят в состав государ ственных судебных систем и их решение исполняется постольку, поскольку стороны, обратившиеся к помощи такого учреждения, согласны с решением. В противном случае они вправе обратить ся за разрешением конфликта в государственный суд. Исключе ние составляли товарищеские суды, действовавшие до недавнего времени в СССР и в некоторых социалистических государствах (Болгария, Монголия и др.) и входившие в состав государствен ной судебной системы в качестве низшего судебного звена. К их Blau J. Zum Ausbau des staatlichen Repressionsapparates seit Ende der sechziger Jahre. Frankfurt, 1977. S. 40.

Estoup P. La Justice Prancaise. Acteurs, fonctionnement et medias. P., 1989. P. 33—35. 238—239;

Rassat M.-L. La Jastice en France. P, 1985. P. 38—43;

Боботов С. В. Правосудие во Франции. М., 1994.

компетенции было отнесено рассмотрение малозначительных уго ловных, гражданских, административных, дисциплинарных право нарушений. Члены общественных судов и единоличные третей ские арбитры обычно избираются непосредственно населением или соответствующим трудовым и иным сообществом (коллективом, скупщиной) из числа людей, пользующихся наибольшим авторите том и доверием.

К категории негосударственных судебных органов могут быть отнесены и религиозные суды (ранее эти суды являлись единст венными государственными судами, светская юстиция появилась в Европе значительно позже и долгое время сосуществовала с религиозными судами). Различаются два вида этих органов: соб ственно церковные суды (рассматривают внутриконфессионные споры на основе канонического права), действующие практически во всех странах мира (Великобритания, Испания, Россия), и ре лигиозные суды (рассматривают более широкий круг вопросов, хотя и на основе канонического права, например, брачно-семей ные, наследственные споры). Под их юрисдикцию подпадают не только священнослужители, но и миряне (такие суды действуют, например, в Израиле, Польше).

В качестве самостоятельного вида судебных учреждений сле дует назвать и судебные органы, действующие на основе обычно го права (адата). Как правило, они также не включаются в государственные судебные системы, а лишь дополняют их в части рассмотрения споров, возникающих между членами одной родо племенной группы. Такие суды достаточно успешно функциони руют в ряде стран Тропической Африки и Океании. С 1993 г. по добные судебные институты восстановлены и в некоторых стра нах — членах СНГ (Казахстан, Кыргызстан).

Особую группу судебных учреждений, имеющих сложную го сударственно-общественную правовую природу, составляют ша риатские, или мусульманские суды, действующие в странах, при знающих в качестве господствующей религии ислам (Алжир, Еги пет, Ливан, Ливия, Иордания, Ирак, Марокко, Сирия и др.).

Юрисдикция подобных судов распространяется прежде всего на так называемые дела личного статуса, сторонами в которых вы ступают мусульмане либо лица, пожелавшие рассмотрения дела на основе мусульманского права. В монархических государствах (монархии Аравийского полуострова и Персидского залива) дан ная группа судов наделена универсальной юрисдикцией. Сложней шую религиозную судебную систему имеют государства, признаю щие как суннитский, так и джафаритский толки, где функциони руют одновременно как бы две самостоятельные подсистемы ре лигиозных судов (Бахрейн).

Судебные системы (как государственные, так и негосударст венные), сложившиеся в той или иной стране, обладают опреде ленной устойчивостью. Ряд из них функционируют в неизменном или незначительно измененном виде в течение многих десятиле тий. Так, судебная система в США строится на базе Акта о су доустройстве 1789 г., в Германии — закона о судоустройстве 1877 г., в Италии Уложение о судоустройстве действует с 1941 г.

Статус судей во Франции определяется законом о статусе маги стратуры 1958 г.

Судебные реформы 70—80-х годов в Европе в основном со хранили ранее действовавшие судебные системы, модернизировав их лишь частично, устранив наиболее устаревшие элементы и, как правило, не затронув базисных организационных принципов. «Тра диционные формы судоустройства выдерживают нагрузки самого разнообразного содержания, связанного со сменой политических режимов и задач судебной политики...»1. В этом, вероятно, заклю чается одна из главных причин парадоксальной краткости консти туционных текстов, посвященных судам.

§ 2. Конституционное регулирование судебной власти:

основные принципы организации и деятельности Организация и деятельность суда, как правило, являются предметом не только собственно законодательного регулирования, но и конституционного. Причем особое внимание проблемам орга низации и деятельности суда уделяется в конституционном зако нодательстве стран, воспринявших идею разделения властей в ка честве основного принципа построения государства (а таких по давляющее большинство), поскольку в этом случае ценность су да — главного гаранта прав и свобод человека, с одной стороны, и института, играющего системообразующую роль в схеме «сдер жек и противовесов», с другой стороны, — не подвергается со мнению.

По общему правилу, конституции этих государств закрепляют основную социальную задачу и функцию суда, провозглашая в качестве одного из фундаментальных и неотъемлемых прав чело века право на судебную защиту от любых проявлений произ вола (ст.ст. 31 и 38 конституции Японии, ст. 24 конституции Ита лии, ст. 41 конституции Грузии) и исключая тем самым воз можность отказа в правосудии (ст. 24 конституции Италии, ст. конституции Японии, ст.ст. 19 и 46 Конституции РФ). Универсаль ность судебной защиты подчеркнута в тексте Основного закона ФРГ, который закрепляет право гражданина на обращение в суд не только в случаях нарушения его прав другим гражданином, но и государственной властью. Конституция Испании, помимо прочего, Судебные системы западных государств. М., 1991. С. 20.

требует от суда «эффективности защиты прав и законных, инте ресов» гражданина. Таким образом, судебная власть действитель но является «хранительницей личной свободы» (ст. 66 конститу ции Франции). Представляется закономерным и тот факт, что помимо институциональных и организационных аспектов деятель ности третьей ветви власти в конституциях детально регламен тируется именно деятельность суда в системе сдержек и противо весов, благодаря чему судебная власть приобретает универсаль ный характер, то есть в юрисдикцию судов включается рассмот рение не только частноправовых споров или конфликтов, но и противоречий публичного характера.

Меньше внимания регулированию проблем осуществления пра восудия уделяется в законодательстве государств, основанных на идее господства той или иной формы абсолютизации (персоны, партии, идеи и т. д.). Как правило, в этом случае суд подчинен господствующей идее как в сущностном смысле этого слова, так и в организационном плане (ст.ст. 4, 24, 61, 63—64 конституции Сан-Томе и Принсипи 1982 г., ст. 6, ч. 7 ст. 152 Конституции СССР 1977 г.).

Но и в том и другом случае можно выделить несколько основных направлений конституционного и собственно законода тельного регулирования проблем организации и деятельности су да: определение содержания судебной деятельности и правово го статуса суда (в зависимости от формы государства);

закреп ление судебных гарантий прав и свобод личности;

определение статуса конкретных носителей судебной власти — судей.

В отличие от законодательной и исполнительной ветвей госу дарственной власти, статус и содержание которых определяется посредством достаточно детального закрепления в конституцион ных текстах их структуры и компетенции 1, статус судебной вла сти раскрывается, в первую очередь, путем формулирования прин ципов ее осуществления, и лишь незначительная часть конститу ций содержит описание структуры или компетенции судебных учреждений (Греция, Сейшельские Острова, Эстония).

Лаконизм основных законов компенсирован, однако, наличием в большинстве современных государств многочисленных законо дательных актов, посвященных проблемам организации и деятель ности судебной власти, причем регулирование, как правило, осу ществляется на уровне органических законов. Практически во всех странах действуют законы о судоустройстве (например, за кон о судах 1971 г. — в Великобритании, закон об устройстве Исключение из общего правила «умолчания» составляют нормы, посвящен ные статусу и порядку формирования верховных судов государств (особенно если на эти органы возложены функции конституционного надзора и контроля или конституционного правосудия) и конституционных судов (если таковые имеются).

общих судов 1985 г. — в Польше, Кодекс судоустройства 1978 г. — во Франции).

Перечни основных принципов организации и деятельности судебной власти, включенные в отдельные конституционные тек сты, весьма различны по содержанию и объему, однако представ ляется возможным выделить несколько важнейших, закреплен ных практически всеми современными конституциями. Это:

провозглашение независимости судебной власти (суда, судей) и создание соответствующих конституционных гарантий независи мости;

осуществление правосудия только должными (законными, ординарными) судьями и надлежащими судами;

наличие конституционного запрета на учреждение чрезвычай ных или особых судов;

публичность (гласность, открытость и доступность) судебных слушаний;

мотивированность судебных действий (включая решения).

Принцип независимости, несомненно, является отправным, определяющим положение суда в современном государстве. Наи более полно он был сформулирован в материалах седьмого конг ресса ООН по предупреждению преступности и обращению с пра вонарушителями, одобренных резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 13 декабря 1985 г. и получивших название «Основные прин ципы независимости судебных органов». Причем как участники конгресса, так и Генеральная Ассамблея связывают в неразрыв ное единство институционально-организационную независимость или самостоятельность судебных учреждений и отдельных судей по отношению к другим государственным или общественным орга нам, выражающуюся в формировании самоуправляющейся и обо собленной судебной системы или систем и в запрете иным госу дарственным органам осуществлять судебную деятельность либо вмешиваться в нее (пп. 1.3—5, 7 Основных принципов), и неза висимость судебной власти и ее носителей в сущностном значении этого термина, то есть беспристрастность и подчинение во время отправления правосудия только закону (пп. 2, 4—7).

Одновременно был сформулирован и ряд правовых гарантий осуществления данного принципа: 1) независимость судей и су дебных органов должна быть не только провозглашена в пол ном объеме (пп. 1—4), но и гарантирована государством и за креплена в соответствующем конституционном и текущем законо дательстве;

2) все государственные и иные учреждения обязаны уважать и соблюдать независимость судей и судебных учрежде ний, не вмешиваясь в отправление правосудия ни в какой форме (п. 1);

3) государство обязано предоставлять соответствующие средства, позволяющие судебным органам надлежащим образом выполнять свои функции (п. 7).

Рассматриваемый принцип приобретает особое значение, так как именно в нем концентрируется, применительно к исследуемой сфере государственной деятельности, идея разделения властей.

Осуществление независимой судебной власти как центрального механизма, обеспечивающего существование реальной конститу ции и проведение в жизнь идеи верховенства, права, является, по мнению большинства зарубежных исследователей, одним из «краеугольных камней», лежащих в фундаменте любого демокра тического государства1. Принцип независимости судебной власти (хотя и в различных формах) закреплен в конституциях боль шинства государств (ст. 110 конституции Республики Беларусь, ст. 101 конституции Казахстана, ст. 164 конституции Мозамбика, ст. 62 конституции Польши, ст. 3 конституции США, ст. 64 кон ституции Франции, ст. 8 конституции Филиппин), в том числе и сохранивших социалистическую систему (ст. 130 конституции Вьетнама, ст. 126 конституции Китая). Однако, учитывая сохране ние в конституционном законодательстве норм, устанавливаю щих ответственность судей перед избравшими или назначившими их на должность органами (ст. 128 конституции Китая), правиль нее, вероятно, в этом случае говорить о попытке формулирования «фасадных» конституционных деклараций, а не о фактической независимости судей и судов.

Не менее важен и принцип осуществления правосудия толь ко надлежащим судом и «должным» (законным, ординарным) судьей, также закрепленный в подавляющем числе конституций, его содержание раскрывается в конституционных текстах, как правило, в двух основных формах. Во-первых, закрепляется пра вило, согласно которому правосудие осуществляется только учреждениями судебной власти (ст. 141 конституции Азербайджа на, ст. 47 конституции Монголии, ст. 125 конституции Румынии, ст. 76 конституции Японии) и фиксируется требование об осущест влении правосудия только судом, созданным в силу прямого кон ституционного предписания либо учрежденным на основе закона (ст. 117 конституции Испании, ст. 102 конституции Италии, ст. конституции Китая, ст. 118 Конституции РФ, ст. 101 Основного закона ФРГ) или специально уполномоченным органом (чаще всего высшим законодательным — ст. 3 конституции США, ст.ст. 96, 101 Основного закона ФРГ). В соответствии с этим су ды подразделяются на конституционные и законодательные 2. Во вторых, предполагается, что возникший спор должен быть рас смотрен тем судьей и тем судом, к компетенции которых отнесен См : Мур Д. Н. Верховенство права: обзор//Верховенство права. М.-Л., 1992. С. 25.

Подробнее см.: Eriy St. Op. cit. P. 1—2;

Goldmen Sh., Jahnige Th. Op. cit.

P. 17—18;

Carp R., Stidham R. Op. cit. P. 28—29.

законом, то есть произвольное перераспределение подсудности и подведомственности, которая устанавливается, как правило, судо устройственными и процессуальными законами (кодексами, сво дами), не допускается (ст. 47 Конституции РФ, ст. 70 конституции Азербайджана, ст. 125 конституции Румынии, ст. 101 Основного закона ФРГ).

Существенным дополнением и одновременно гарантией неза висимости судебной власти и ее осуществления только судебными учреждениями является конституционный запрет на создание чрезвычайных (особых) судов, судов с особыми полномочиями или трибуналов (ст. 83 конституции Грузии, ст. 111 конституции Литвы, ст. 102 конституции Италии, ст. 117 конституции Испании, ст. 101 Основного закона ФРГ и др.). Однако, несмотря на консти туционный запрет, в Германии функционирует разветвленная си стема чрезвычайных судов. Сходная ситуация, по мнению Р. Шар вена, сформировалась и во Франции1.

Как одно из основополагающих начал организации и деятель ности суда, с одной стороны, и конституционного статуса граж данина — с другой, выступает и принцип публичности правосудия.

Публичность отправления правосудия может означать либо глас ность и устность судебного процесса, либо открытость и доступ ность суда для публики или заинтересованных в силу различных (непосредственно к процессу не относящихся) причин лиц. В со ответствии с началами гласности а устности каждый участник судебного процесса может и должен быть выслушан в суде (ст. 103 Основного закона ФРГ, ст. 120 конституции Испании, ст. 90 конституции Австрии). Это, однако, не означает, что в хо де судебного разбирательства не могут или не должны быть ис следованы письменные доказательства. Они, по общему правилу, оглашаются в судебном заседании. Устный процесс во многом способствует наиболее полному и всестороннему изучению обстоя тельств дела, не только выявлению позиций сторон, но и установ лению фактических обстоятельств дела. Кроме того, ведение су дебного разбирательства в форме судоговорения способствует реализации требования скорейшего осуществления судебного про цесса, закрепляемого (хотя очень редко в прямой форме на кон ституционном уровне) в качестве самостоятельного принципа отправления правосудия.

Многие конституции содержат также правило, позволяющее участнику судебного процесса выступать на родном языке, а не на языке судопроизводства (ст. 127 конституции Румынии, ст. конституции Китая и др.).

См.: Шарвен Р. Юстиция во Франции. М., 1978. С. 125. Новая конститу ция Грузии запрещает создание не только чрезвычайных, но и военных судов в мирное время (ст. 83).

Особое значение принцип публичности приобретает в связи с существованием прав средств массовой информации на освещение деятельности государственных органов и учреждений судебной власти, а также в силу законодательного закрепления судебных га рантий прав и интересов лиц, принимающих участие в процессе (большинство из которых имеет прямо противоположную по сравнению с институтами открытости и доступности направлен ность): средства массовой информации вправе освещать ход того или иного конкретного судебного процесса и функцио нирование судебных учреждений в целом, если это не проти воречит правилу презумпции невиновности (ст. 24 конституции Испании) или судом не принято решение о проведении закрытого процесса. Основания для подобного решения устанавливаются, как правило, процессуальными законами (ст. 114 конституции Республики Беларусь, ст. 120 конституции Испании, ст. 63 кон ституции Польши, ст. 123 Конституции РФ), но некоторые ого ворены непосредственно в конституциях. Например, в конституции Греции предусмотрена возможность проведения слушаний дела «при закрытых дверях» в случае, если публичность судебного про цесса может повредить «добрым нравам» либо в силу «особых обстоятельств дела» необходимо оградить частную или семейную жизнь сторон (ст. 93), а также если дело рассматривается судом для несовершеннолетних (ст. 96). Аналогичен подход к присут ствию в зале судебного заседания представителей прессы и иных средств массовой информации и в английском законодательстве.

Закон о судебном процессе 1926 г., например, ограничивает сред ства массовой информации в отношении бракоразводных процес сов, а закон о детях и молодежи 1933 г. запретил широко осве щать дела, связанные с преступлениями несовершеннолетних, хо тя и позволил публиковать в воспитательных целях их короткий обзор. Таким образом, по общему правилу, закрепленному как на конституционном уровне, так и в текущем законодательстве, правосудие осуществляется судами публично, если это не затра гивает прав и свобод человека на частную жизнь или судебных га рантий этого права.

В равной мере требование обеспечения прав и свобод челове ка может быть отнесено к принципу мотивированности судебных действий или мероприятий (включая решение). Значимость лю бых действий судебной власти очевидна, они тесно связаны с лич ностью и ее правами и свободами, одновременно судебные меро приятия затрагивают судьбы сообществ. Вызов человека в суд в качестве свидетеля и тем более обвиняемого может иметь для него самые неблагоприятные последствия (формирование скрытого недоверия и, как следствие, увольнение, потеря семьи и т. д.), участие в процессе в качестве свидетеля или потерпевшего зача стую влечет вынужденную перемену места жительства и т. п.

Именно поэтому конституции «второй волны» закрепляют дан ный принцип. Наиболее полно он выражен в конституции Ита лии: «Все действия судебной власти должны быть мотивированы»

(ст. 111). Особенно важным это требование представляется при менительно к объективированному конечному результату судеб ного разбирательства — судебному решению, поскольку оно вы ступает в качестве юридического факта. Некоторые конституции устанавливают необходимость мотивированности судебного реше ния (ст. 97 конституции Бельгии, ст. 120 конституции Испании).

Наиболее полную формулу содержит конституция Греции: «Вся кое судебное решение должно быть подробно и документирован но» (ст. 93).

Особое место в системе конституционных принципов органи зации и деятельности судебной власти занимает принцип колле гиальности. Традиционно он рассматривается в двух основных проявлениях. Во многих странах закреплен собственно принцип коллегиальности, или осуществления судебной функции несколь кими профессиональными судьями (ст. 113 конституции Республи ки Беларусь, ст. 59 конституции Польши, ст. 215 конституции Португалии, ст. 82 конституции Японии). Конституция Казахста на 1995 г. устанавливает: «Суды состоят из постоянных судей»

(ст. 79). В других государствах под коллегиальностью в отправ лении правосудия понимается участие в нем представителей на рода в виде шеффенов (судебных, народных заседателей) или присяжных (присяжных заседателей, судей братчины, собраний рахимбургов, комиций скабинов и т. д.), и все же преобладаю щей представляется тенденция осуществления правосудия про фессиональным судьей единолично, особенно на первой стадии судебного процесса. Так, во Франции судья может единолично принять решение в суде малой и большой инстанции, в Германии судьи единолично рассматривают иски на сумму до 5 тыс. марок и уголовные дела частного обвинения, в России — практически все административные дела, а также дела о незначительных иму щественных преступлениях, незначительных преступлениях против личности, большую часть преступлений против порядка управле ния и т, д., а также подавляющее число гражданских дел.

Обоснованная еще Аристотелем идея осуществления правосу дия не только от имени народа, но и самим народом выдержала длительную проверку временем. Выборные из народа непрофес сиональные судьи на протяжении практически всего исторического процесса принимали участие в той или иной форме в деятельно сти судов. Однако многие современные конституционные акты ограничиваются общей формулой об участии народа в отправле нии правосудия (ст. 91 конституции Австрии), об осуществлении правосудия именем народа (ст. 101 конституции Италии) или указанием на тот факт, что народ является единственным источ ником судебной власти (ст. 117 конституции Испании), одновре менно устанавливая правило, согласно которому конкретные фор мы и виды прямого участия народа в отправлении правосудия определяются законом (ст. 102 конституции Италии). В ряде конституций вообще не содержится указаний на подобную воз можность. Исключение, пожалуй, составляет конституция США, в которой не только закреплено существование такой формы уча стия граждан в отправлении правосудия, как суд присяжных (ст. 3), но и косвенно определены компетенция и некоторые виды суда присяжных (ст. 3, 5-я, 6-я и 7-я поправки). В некоторых но вейших конституциях закреплено право граждан на участие в отправлении правосудия в качестве присяжных или присяжных заседателей (ст. 123 Конституции РФ).

В отличие от ординарного судебного процесса, в осуществле нии которого принимают участие профессиональные судьи (судья), при оправлении правосудия с участием присяжных в процессе принимают участие и непрофессиональные судьи — присяжные или присяжные заседатели. Перед профессиональны ми судьями (судьей) в судебном процессе стоит несколько во просов: во-первых, имел ли место факт правонарушения (вопрос факта);

во-вторых, виновно ли обвиняемое лицо в совершении правонарушения (вопрос вины);

в-третьих, какова мера виновно сти и, следовательно, каково наказание (вопрос права или квали фикации). При условии участия присяжных роли судей в процес се несколько меняются. Перед присяжными стоят вопросы факта и вины, перед профессиональным судьей — вопрос права. При сяжные не имеют права вмешиваться в ход судебного следствия, задавать вопросы участникам процесса, в то время как профес сиональный судья осуществляет судебное следствие, организует весь процесс. Еще одну особенность суда присяжных составляет закрытое заседание комиссии присяжных, в ходе которого выно сится вердикт, без участия профессионального судьи. Роль орга низатора такого заседания выполняет староста присяжных.

Суды присяжных широко распространены в странах, воспри нявших англосаксонскую или американскую правовую систему.

Так, 5-й поправкой к конституции США был учрежден институт Большого жюри (на родине, в Великобритании, этот институт практически не сохранился), включающего от 16 до 23 присяж ных. К его компетенции относится рассмотрение дел о преступ лениях, в качестве наказания, за которые предусматривается смертная казнь, за исключением дел, возбуждаемых в сухопут ных или военно-морских силах либо в полиции. В иных случаях «при всяком уголовном преследовании» обвиняемый имеет право на «скорый и публичный суд беспристрастных присяжных» (6-я поправка), но не на суд Большого жюри, то есть косвенным обра зом учрежден институт Малого жюри (12 присяжных) и опреде лена его компетенция.

Компетенция суда присяжных в области гражданско-правовых споров, основанных на общем праве, установлена 7-й поправкой к конституции. Однако в настоящее время роль и значение суда присяжных в американском общественном мнении снижается. В 70-е годы Верховный суд США признал соответствующим консти туции жюри штата Флориды, состоящее только из шести присяж ных. Следует отметить и отказ от принципа единогласного при нятия вердикта;

все более редки случаи обращения сторон в гражданском споре, а также лиц, обвиняемых в совершении не значительных преступлений, к помощи суда присяжных.

Снижается роль суда присяжных в Великобритании, где с их участием в настоящее время рассматривается не более 1% граж данских дел и около 4% уголовных дел, подпадающих под их компетенцию1. Одновременно происходит упрощение классической английской модели и сближение ее с шотландской (изначально менее жесткой).

Шотландская модель получила большее распространение, не жели английская. Например, в дореволюционной России был ис пользован именно шотландский вариант, но в значительно смяг ченном виде, он же воспроизведен в новом российском законо дательстве. Это и служит основанием для многих ученых говорить о существовании третьей, переходной формы участия граждан в отправлении правосудия — суда присяжных заседателей.

Обычно суд присяжных в Шотландии состоит из 12 человек, однако допускается отправление правосудия по уголовным делам с участием девяти присяжных, по гражданским — восьми.

Упростилось и принятие решения. Ранее оно могло было быть принято только единогласно, в современной Великобритании — по большинству голосов, но при условии, что в меньшинстве ока залось не более двух присяжных, и если присяжные не смогли прийти к согласию за период времени, не превышающий двух ча сов2.

Падение значения судов присяжных как в США, так и в Ве ликобритании связывают с рядом причин, подчеркивая незыбле мость самого института в качестве одной из основ демократиче ского устройства судебной власти и государства. Снижение роли См.: Крылова Н. С. Судебная система Великобритании//Судебные системы западных государств. М., 1991. С. 90—91.

См.: Уолкер Р. Указ. работа. С. 273—176;

Арчер П. Указ. работа. С. 156— 158.

суда присяжных объясняют громоздкостью и сложностью проце дуры, ее значительной протяженностью во времени, многочислен ными проявлениями недобросовестности самих присяжных, их пристрастности, а также издержками при формировании очеред ного состава присяжных1. И хотя в настоящее время суды при сяжных широко распространены (Австрия, Бельгия, Великобрита ния, Латвия, Литва, Испания, Канада, Россия, Швейцария, Эсто ния и др.), тенденция свертывания их деятельности наблюдается практически повсеместно (исключение составляют, пожалуй, лишь постсоциалистические государства).

Вторая форма участия граждан в отправлении правосудия также получила достаточно широкое распространение (Болгария, Венгрия, Италия, Россия, Словакия, Германия, Чехия). Ее сущ ность заключается в осуществлении судебного процесса коллегией, состоящей из профессионального судьи (судей) и выборных не профессиональных судей (народных судей, народных, судебных заседателей, ассизов, шеффенов и т.п.). Судья (судьи) и заседа тели пользуются в судебном процессе равными правами. Они сов местно выносят решения как по вопросам факта и вины, так и вопросам права. В законодательстве некоторых стран в отноше нии заседателей используется термин «присяжные». Так, в Гер мании уголовная палата земельного суда общей юрисдикции, рас сматривающая дела по обвинению в тяжких преступлениях, носит название суда присяжных, хотя с 1875 г. в ее состав входят три профессиональных судьи и шесть заседателей, обладающих рав ными правами. Не является судом присяжных и существующий во Франции суд ассизов, в компетенцию которого входит рассмотре ние дел общеуголовного характера. Три профессиональных судьи и девять ассизов также составляют единую коллегию 2.

Конкретные конституционные акты включают в перечни и не которые иные конституционные принципы, например, равноправие сторон и состязательность, презумпция невиновности и судебный иммунитет, гарантированность государственной правовой помо щи, несменяемость и неприкосновенность судей. Однако в боль шинстве стран они, как более частные или относящиеся к тому или иному виду судебного процесса, закрепляются на уровне те кущего, а не конституционного законодательства.

§ 3. Конституционно-правовой статус судей Говоря о правовом регулировании судебной власти в различ ных странах, нельзя не остановиться на проблемах, связанных с конституционно-правовым статусом ее конкретных носителей — судей. Основу этого статуса составляют конституционные нормы, См.: Уолкер Р. Указ. работа. С. 277—278.

См., например: Кодекс судоустройства Французской Республики (ст. 821-1).

закрепляющие некоторые принципиальные положения, которые, по общему правилу, находят свое дальнейшее развитие в органи ческих законах и специализированном текущем законодательстве.

Конечно, конкретные конституционные акты содержат различные правила, обеспечивающие самостоятельность судей, но ряд осно вополагающих принципов закреплен во всех действующих консти туциях. К числу таких принципов могут быть отнесены следую щие: независимость судей, их несменяемость и несовместимость занятия должности судьи с иной деятельностью.

Принцип независимости судей наиболее точно отражает идею существования самостоятельной власти, обособленной от других ветвей, и подчинение ее только закону. Как отмечалось вы ше, независимость судебной власти, а равно судей выражается именно в этих двух аспектах. Практически все конституции вос произвели это базисное положение, провозгласив, что судебная власть вверяется судьям, которые осуществляют ее независимо и подчинены только конституции и закону (ст. 64 конституции Франции, ст. 101 конституции Италии, ст. 117 конституции Испа нии, ст. 92 Основного закона ФРГ, ст. 144 конституции Литвы, ст. 120 Конституции РФ, ст. 76 конституции Японии и др.). Консти туция Монголии 1992 г. устанавливает, например, что никто, будь то президент, премьер-министр, «член Великого государственного хурала или член правительства, должностное лицо в го сударственной, партийной, общественной или любой другой ор ганизации, не может вмешиваться в деятельность судьи, выпол няющего свои обязанности» (ст. 49). При этом подразумевается, что судьи заняли свои посты в рамках надлежащей процедуры и правосудие осуществляется надлежащим судом. Однако консти туции большинства государств не ограничиваются декларирова нием принципа независимости, обеспечивая самостоятельное и беспристрастное правосудие дополнительными юридическими (ст. 102 конституции Италии, ст. 114 конституции Литвы, ст. конституции Японии), организационными (ст. 118 конституции Испании, ст. 209 конституции Португалии) и материально-финан совыми гарантиями (ст. 48 конституции Монголии, ст. 124 Кон ституции РФ).


Существенной гарантией независимости является наличие де мократической процедуры формирования судейского корпуса, освобождающей судей от давления и зависимости от других вет вей власти. Процедура формирования судейского корпуса вклю чает два основных этапа: предварительный и непосредственный.

В ходе первого дается ответ на далеко не праздный вопрос: «А судьи кто?», поскольку именно на этой стадии производится отбор кандидатов на должности судей. Требования, предъявляемые к профессиональному уровню и квалификации, образованию, возра сту (а следовательно, опыту и профессиональному авторитету), а также моральным качествам и способностям претендентов очень высоки. В Польше, например, на должность судьи может быть назначено лицо, которое имеет польское гражданство и в полной мере пользуется гражданскими правами и правами гражданина, гарантирует надлежащее выполнение обязанностей судьи, обла дающее безупречным характером, окончившее юридическое выс шее учебное заведение и прошедшее судебную или прокурорскую стажировку, а также сдавшее судебный или прокурорский экза мен и не менее года проработавшее судебным или прокурорским стажером, и, наконец, достигшее 26-летнего возраста1. В Герма нии закон о судьях предусматривает необходимость сдачи пре тендентом двух государственных экзаменов при наличии юриди ческого образования и прохождении специальной судебной ста жировки (п. 1 § 5). Конституция РФ предъявляет к претенден там на занятие судейских кресел следующие требования: наличие гражданства Российской Федерации, высшего юридического обра зования, стажа работы по юридической профессии не менее пяти лет, достижение 25-летнего возраста (ст. 119).

Вместе с тем признается недопустимой дискриминация по не правовым мотивам, таким как раса, цвет кожи, пол, религия, по литические и иные убеждения, национальность, социальное про исхождение, имущественное, сословное или иное положение (п. Основных принципов независимости судебных органов).

К лицам, претендующим на занятие должности в высших су дах, предъявляются повышенные требования. Например, в Гер мании для избрания судьей ФКС кандидат должен достичь 40-летнего возраста, обладать правом быть избранным в бунде стаг, успешно сдать квалификационные экзамены. В России кан дидат на аналогичный пост должен обладать признанной высо кой квалификацией в области права. Наличие ученой или акаде мической степени обычно облегчает доступ к должности судьи.

Таким образом, законодательство большинства государств ставит в один ряд как профессиональные качества кандидата, так и его морально-нравственные характеристики. Иными словами, его по ведение в повседневной жизни должно быть выше всяких упре ков (п. 4 Канонов судебной этики США), а репутация — без упречной (ст. 6 закона Румынии о судоустройстве). Тем самым подчеркивается особая значимость социального авторитета суда для эффективного осуществления им функции социального конт роля в обществе2. Кроме того, в ряде стран претендент на судей Закон об устройстве общих судов Польской Республики. Дзенник Устав.

1985. № 31 Поз. 137. Ст. 53.

Glick H., Einniert C. Characteristics of State Suppreme Court Judges//Ame rican Court Systems Readings in Judicial Process and Behavior. N.Y., 1989.

P. 316—317.

скую должность должен быть лоялен к существующему режиму или «к принципам и форме правления» (§ 9 закона Германии о судьях, ст. 52 закона Венгрии о судах № IV, § 39 закона прежней Чехо-Словацкой Республики о судоустройстве, ст. 10 органическо го закона Франции о статусе магистратуры и др.).

Функция первоначального отбора кандидатов на судейские должности в соответствии с требованиями, предъявленными зако ном, возложена на различные органы и должностные лица, что в полной мере отражает последовательность реализации принци па разделения властей в той или иной стране. Право и обязан ность проведения такого отбора принадлежат, как правило, либо органу типа высшего совета магистратуры (Франция, Испания, Италия, Монголия, Польша, Румыния и др.), либо министерству юстиции и специальным (квалификационным, кадровым) комис сиям (Австрия, Венгрия, Германия, США, Россия и др.), либо собственно судебным органам (в Великобритании кандидатов на должности судей рекомендует ведомство лорда-канцлера, в Япо нии судьи низших судов отбираются Верховным судом).

Что касается первой группы органов, то такой подход к проб леме формирования судейского корпуса и управления судебными институтами, на наш взгляд, в большей степени отвечает принци пу разделения властей и во многом смягчает остроту влияния на судей со стороны отдельных государственных органов или долж ностных лиц (в первую очередь министра юстиции). С другой стороны, подобный подход не устраняет полностью из этого про цесса лиц (или их представителей), впоследствии принимающих окончательное решение, в силу чего они имеют возможность со ставить более полное представление о конкретных кандидатах и об общем уровне будущих судей в целом, столь полезное в ходе осуществления второй стадии процесса формирования судейского корпуса.

Так, высшие советы магистратуры во Франции и Италии ре шают все вопросы, касающиеся деятельности судей: подбор, про движение по службе, переводы, дисциплинарная ответственность и др. Аналогичны функции Главного совета судебной власти Испа нии и генерального судебного совета Монголии. Эти органы, как и Всепольский совет судей (включающий в себя 21 члена: пер вого председателя Верховного суда, председателя Высшего адми нистративного суда, председателя военной коллегии Верховного суда, девять судей общих судов, одного судью низового военно го суда, четырех депутатов сейма и двух сенаторов, а также ми нистра юстиции и представителя президента), формируются на основе представительства трех ветвей власти, с преобладанием влияния судебной. Всепольский совет судей, помимо рассмотре ния кандидатур на судейские должности и их представление пре зиденту для назначения, решает вопросы, связанные с рассмотре нием заявлений о переводе судей в другие регионы, установле нием общего количества членов Высшего дисциплинарного суда, иных дисциплинарных судов, с профессиональной этикой судей, сводными отчетами о работе судейского корпуса, заключениями о состоянии судейских кадров в целом по стране, заключениями на проекты программ обучения судебных стажеров и установле нием дат судейских экзаменов. Основанием для рассмотрения во проса о возможности включения в список претендентов является наличие заявления претендента и соответствие его требованиям, установленным законом. Подготовкой списка претендентов на су дейские должности и представлением его лицам, принимающим окончательное решение, завершается первый этап формирования судейского корпуса.

Второй этап связан с процедурами непосредственного назна чения на должность или непосредственных выборов судей. В большинстве стран развитой демократии профессиональные судьи назначаются на должность. Причем особое значение придается назначению, осуществляемому главой государства — президен том (Польша, Австрия, Россия, Франция, Румыния, Венгрия, Ка захстан, Туркменистан), королем или по поручению короля (Испания, Великобритания). В Германии основная часть феде ральных судей и судей земель назначается министром юстиции.

В Японии судьи в основном назначаются правительством, в Ве ликобритании мировые (непрофессиональные) судьи назначаются лордом-канцлером. Назначение, произведенное первым лицом го сударства, безусловно, поднимает авторитет судейского корпуса.

Достаточно распространен и способ формирования судейского корпуса путем выборов (Чехия, Болгария и др.). Кроме того, из бираются (хотя и различными способами) члены суда присяжных, шеффены, судебные и народные заседатели, ассизы и т. д.

Думается, что спор о преимуществах выборности и назначае мости судей не имеет принципиального значения, поскольку обе процедуры, могут свидетельствовать как о демократичности того или иного общества, так и об обратном. Представляя лицу (на значение) или лицам (избрание), принимающим окончательное решение, список кандидатур (прошедших установленную законом процедуру первоначального отбора), превышающий количество вакантных судейских кресел, можно если не исключить, то в зна чительной мере свести к минимуму возможность произвола. Ве роятность произвола снижается и при наличии гарантий паритет ности в ходе предварительного отбора.

Подчас обе процедуры сближаются настолько, что выборы начинают походить на назначение. Это происходит, например, при резком сужении круга избирателей по сравнению с обычным при выборах конституционных судей в Германии (комиссия бун дестага).

И, наконец, можно говорить о том, что вполне успешно функ ционирует смешанная процедура формирования судейского кор пуса. Так, в Германии, как отмечалось выше, основная масса су дей назначается, а судьи федерального конституционного суда из бираются. В 40 из 50 американских штатов (в том числе в фе деральном округе Колумбия) судьи избираются, причем в 30 из них — судьи только низового звена, а в 12 — судьи всех уров ней, в остальных штатах судьи назначаются губернаторами. Фе деральные судьи назначаются президентом «с согласия и сове та сената» (ст. 2 конституции). Конституция Японии также пре дусматривает смешанную, но значительно более сложную проце дуру формирования судейского корпуса высшего суда страны.

Судьи Верховного суда назначаются правительством, однако их назначение подлежит пересмотру при проведении первых после назначения всеобщих выборов в нижнюю палату парламента и повторному пересмотру по прошествии 10 лет. Далее процедура повторяется каждые 10 лет (ст. 79)1.


Следует выделить и другой важнейший аспект проблемы неза висимости судей — их беспристрастность. Если, говоря о пробле мах формирования и достаточного финансирования судейского кор пуса как действенных способах обеспечения независимости, мы подчеркивали значимость принципа разделения властей и его реа лизации в гарантированности самостоятельности судебной власти, то проблема беспристрастности судей, свободы каждого носителя судебной власти от давления связана в большей степени с идеей правового государства, правом и обязанностью судей выносить ре шения только на основе закона и в точном соответствии с ним.

Беспристрастность судей и их приверженность только закону и конституции является, пожалуй, основным источником авторитета судей в обществе.

Как правило, в законодательстве зарубежных стран определя ется несколько видов возможного влияния (давления) на членов судейского корпуса: общественное, политическое или партийное, корпоративное, социальное и др. И, как следствие, сформулирова но общее правило, запрещающее судье состоять в политической партии или профессиональном союзе. Разумеется, во втором слу чае исключение составляет профессиональное объединение судей и иных магистратов. Это положение закреплено на конституцион ном уровне в такой жесткой форме только в Испании (ст. 127).

Требование о поведении, не подрывающем уверенности в неза висимости как при осуществлении служебных полномочий, так и вне службы, в том числе в политической деятельности, содержит См.: Современное право Японии. М., 1981. С. 191.

ся в немецком законе о судьях. По конституции Туркменистана судьи не могут состоять в политических партиях либо обществен ных объединениях, преследующих политические цели (ст. 103).

Во Франции судьи должны воздерживаться от любых действий и обсуждений политического характера (ст. 10 органического зако на о статусе магистратуры), а в США судья не должен находить ся под влиянием недовольства общественности ни из соображений личной популярности и известности, ни из критических соображе ний (п. 14 Канонов судебной этики). Конечно, подобные запреты во многом имеют формальный характер, но сдерживающее на чало, заложенное в них, все же достаточно действенно. Интере сной представляется и попытка исключить социально-семейное влияние на судью. В Польше согласно закону об устройстве об щих судов судья подлежит увольнению (а не отрешению от долж ности), если он вступил в брак с лицом, являющимся адвокатом, и если супруг не прекратил этой деятельности в течение трех ме сяцев с момента вступления в брак. Для французского законода теля более нежелательным представляется совпадение (пол ностью или частично) судейского округа и департамента, от кото рого супруг магистрата избран депутатом или сенатором (ст. органического закона о статусе магистратуры).

Дополнительной гарантией независимости судей выступает и закрепленный в некоторых конституциях принцип личной непри косновенности судьи, предопределяющий усиленный режим госу дарственной защищенности по сравнению с иными гражданами государства и выражающийся в установлении особого порядка привлечения судьи к уголовной, административной и гражданско правовой ответственности (ст. 121 конституции Испании, ст. конституции Казахстана, ст. 114 конституции Литвы, ст. 221 кон ституции Португалии, ст. 122 Конституции РФ, ст. 231 конститу ции Югославии). Независимость судей и судебной власти в це лом обеспечивается также установлением юридической ответст венности за неуважение, проявленное по отношению к суду или судье (как правило, в рамках уголовного или административного закона).

Весьма ощутимой гарантией независимости судей является и закрепление на конституционном уровне принципа должного ма териального обеспечения судей. Наиболее универсальна в этом отношении норма ст. 3 конституции США: «Судьи как Верховно го, так и нижестоящих судов... в установленные сроки получают за свою службу вознаграждение, которое не может быть умень шено во время пребывания в должности». Подобное положение гарантирует достаточно высокий уровень оплаты, в немалой сте пени обеспечивающий как независимость, так и популярность су дейской работы.

Конституция РФ гарантирует финансирование судов из средств федерального бюджета в объеме, обеспечивающем возможность полного и независимого осуществления правосудия (ст. 124).

Сходная норма содержится в конституции Монголии (ст. 49).

Иные конституционные акты более лаконичны. В соответствии с конституцией Греции вознаграждение судьи зависит от должно сти (ст. 88), в конституции Бельгии содержится лишь указание на то, что жалование судей устанавливается законом (ст. 102).

Как уже отмечалось, в большинстве современных государств судьи назначаются на должность, и в качестве одного из преиму ществ такого способа указывается на отсутствие срока занятия судьей своей должности. Действительно, ни конституция, ни иные законодательные акты ряда стран (Франции, Германии, Италии, Испании и др.) не устанавливают подобного срока. В ряде стран членов СНГ (Азербайджан, Грузия, Россия, Казахстан, Кыргыз стан, Туркменистан) на конституционном уровне закреплена прак тика назначения судей на длительные сроки (5—15 лет в зависи мости от уровня суда). По мнению законодателя, столь длительный срок занятия судебной должности обеспечивает должную незави симость судей, в то время как бессрочность в условиях посттотали таризма представляет значительную опасность.

Бессрочность, несомненно, служит дополнительной гарантией независимости суда, особенно в том случае, когда является тем поральной составной частью принципа несменяемости однажды назначенного судьи. Этот конституционный принцип, определяю щий положение судей, сохраняется и при выборном порядке фор мирования судейского корпуса, во многом, однако, утрачивая свое значение, поскольку выборы изначально предполагают определен ную периодичность.

По общему правилу судья занимает свою должность либо по жизненно, либо по достижении определенного (пенсионного) воз раста (ст. 87 конституции Греции), либо до тех пор, пока его по ведение безупречно (ст. 115 конституции Литвы, ст. 3 конститу ции США), причем не только при исполнении судейских обязан ностей, но и в повседневной жизни (пп. 4, 10 Канонов судебной этики США), не нарушает главных положений основного закона и конституционного строя (п. 1 ст. 98 Основного закона ФРГ).

Основанием для освобождения судьи от должности является вступивший в отношении его в законную силу приговор суда (ст. 115 конституции Литвы, ст. 147 конституции Эстонии и др.).

Аналогичны условия отрешения (отстранения) от должности судей, назначенных или избранных на должность на определен ный срок (ст. 81 конституции Кыргызстана, ст. 102 конституции Туркменистана и др.). Очевидно, что истечение срока, на кото рый избран судья, также служит основанием для прекращения его полномочий. Решение об отрешении (отстранении) судьи от должности принимается органами типа верховного или конститу ционного суда (как правило, квалифицированным большинством голосов) либо типа высшего совета магистратуры, совета право судия (специальной судейской институцией) в мотивированной форме (ст. 107 конституции Италии, ст. 115 конституции Литвы, ст. 95 конституции Армении, ст. 79 конституции Казахстана), ре же — председателем высшего суда (ст. 87 конституции Грузии). В некоторых странах проблема отрешения (отстранения) судьи от должности может быть решена только в порядке импичмента (ст.ст. 1 и 2 конституции США, ст. 78 конституции Японии).

Усложненный порядок отстранения судей от должности предо ставляет судебной власти дополнительные гарантии независимости ее конкретных носителей.

Существует также институт судейской отставки или «увольне ния по собственному желанию» в случаях нежелания исполнять далее обязанности судьи, достижения пенсионного возраста, иных оснований (пп. 10—11 Основных принципов независимости судеб ных органов, ст. 88 конституции Греции, ст. 97 Основного закона ФРГ, ст. 100 конституции Казахстана и др.).

С другой стороны, соблюдение принципа несменяемости обес печивается невозможностью перевода судей на другие должности без их согласия. Перемещение невозможно как в «вертикальном», так и в «горизонтальном» направлениях. Судья не может быть переведен ни на низшую, ни на высшую должность, ни в другой суд, хотя бы и на такую же должность, без его согласия (ст. Основного закона ФРГ, ст. 117 конституции Испании). Законода тельные акты ряда стран предусматривают дополнительное обес печение, обязывая судей проживать на территории соответствую щего округа, что также, хотя и косвенным образом, способствует несменяемости судей. Однако в процессе деятельности судеб ных органов может возникнуть потребность в перемещении судьи с одной должности на другую без его согласия. Пределы такого перемещения установлены в конституциях и текущих законах, при чем перечень условий обычно краток и является закрытым. По добное перемещение возможно только в условиях реорганизации или изменения судебных систем, устройства судов данной страны (ст. 97 Основного закона ФРГ, ст. 88 конституционного закона Австрии). Немецкий закон о судьях называет помимо случаев цель подобного перевода — интересы правосудия.

Обеспечению независимости судебной власти подчинен и по следний основополагающий принцип конституционно-правового статуса судей — судейская исключительность, или несовмести мость занятия должности судьи с иной деятельностью, — который вытекает из принципа разделения властей. Законодатель при кон струировании конституционных и правовых норм использует два основных критерия: этический (возмездность деятельности, осуще ствляемой судьей помимо отправления правосудия) и профессио нально-должностной. В соответствии с критерием возмездности судьи не могут осуществлять наряду с основными обязанностями какую-либо иную деятельность за вознаграждение. При этом, как правило, не имеет значения форма деятельности — служба на го сударственном или частном предприятии (ст. 111 конституции Рес публики Беларусь, ст. 222 конституции Португалии, ст. 203 консти туции Бельгии и др.). Профессионально-должностной критерий закреплен в конституциях Италии, Казахстана, Греции и многих других государств.

Конституция Испании, провозгласив принцип несовместимости, предусматривает принятие специального закона, определяющего «режим несовместимости лиц, осуществляющих судебную власть»

(ст. 127). Более развернутую характеристику этого принципа со держат конституционные законы. Так, в Германии, согласно за кону о судьях и закону о ФКС, запрещено совмещение должности судьи с занятием поста в правительстве или обладанием мандатом члена парламента. Закон о судьях связывает проблему несов местимости не только с состоявшимся членством, но и с согласием судьи на выдвижение своей кандидатуры.

По закону Франции о статусе магистратуры исполнение обя занностей судьи несовместимо с мандатом члена парламента, Ассамблеи Европейских Сообществ, Экономического и социально го Совета. Кроме того, предусмотрено еще одно правило, ужесто чающее режим судейской несовместимости: лицо не может быть назначено судьей или остаться в качестве такового, если оно в течение определенного периода времени занимало указанные должности или баллотировалось на них (ст. 9).

В некоторых странах используются оба критерия. Например, конституция Греции устанавливает двойной запрет: с одной сто роны, судьям запрещено выполнять какую-либо иную оплачивае мую работу, с другой — заниматься какой-либо профессиональ ной деятельностью (ст. 89). Из этого правила сделано, однако, исключение: судьи могут избираться членами академий и профес сорами высших учебных заведений. Сходную норму содержат ст. 111 конституции Республики Беларусь, ст. 86 конституции Гру зии. Интересно отметить, что в Германии судьи ФКС, также обла дающие правом совмещать судейскую деятельность с преподава нием права, могут осуществить его только в немецком высшем учебном заведении (§ 3 закона о ФКС), а во Франции судьи могут также заниматься научной, литературной или артистической дея тельностью (ст. 8 закона о статусе магистратуры).

Ряд конституционных актов содержит еще одну немаловаж ную гарантию существования независимого суда. Согласно консти туциям Италии, Испании и некоторых других стран невозможно осуществление правосудия иными должностными лицами, кроме судей, получивших должность в рамках должной законода тельной процедуры. Включению в конституции «второй вол ны» и иные законодательные акты подобных норм обусловле но конкретно-историческими причинами, но не утратило своего значения и по сей день. Учрежденные конституциями или в силу конституционных предписаний надлежащие суды и назначенные или избранные ординарные судьи были и остаются главными и наиболее эффективными гарантами прав и свобод граждан, инте ресов закона и приоритета конституции.

ГЛАВА XII МЕСТНОЕ УПРАВЛЕНИЕ И САМОУПРАВЛЕНИЕ:

КОНСТИТУЦИОННЫЕ МОДЕЛИ § 1. Теоретические и конституционные основы местного управления В большинстве стран современного мира управление местны ми делами осуществляется как через назначаемые из центра органы государственной администрации на местах, выступающие в качестве периферийного звена государственного аппарата, так и через представительные органы, избираемые населением соот ветствующих административно-территориальных единиц. Такие представительные органы часто именуются органами местного са моуправления или муниципального управления.

В современном виде местное управление в развитых демокра тических государствах сложилось в основном в результате муници пальных реформ XIX в. Его становление было связано с процес сами перехода от феодальной организации к современному инду стриальному обществу. Оплотом нарождавшейся буржуазии явля лись города, одним из основных требований которых было предо ставление им самостоятельности в управлении местными делами, обеспечение свободы общинного самоуправления от надзора и вмешательства со стороны центральных властей. С середины XIX в. подобного рода управление на местах стало именоваться местным самоуправлением, что отражало определенные реалии того времени. Не случайно английский исследователь Д. Эшфорд считает концепцию местного самоуправления прежде всего «про дуктом либерально-демократического государства XIX в.»1.

В то время считалось, что местные представительные органы являются «как бы четвертой властью, связанной законом и су дебным контролем, но не подчиненной правительству и его орга нам в центре и на местах»2 (трактовка местного управления как четвертой ветви власти встречается и в современных работах, Ashford D. British Dogmatism and French Pragmatism: Central-Local Poli cymaking in the Welfare State. L., 1982 P. 2.

Барабашев Г. В. Муниципальные органы современного государства (США Великобритания). М., 1971. С 102.

посвященных странам, где муниципалитеты занимают достаточно сильные и автономные позиции в государственном механизме 1).

Однако по мере становления «государства всеобщего благосостоя ния», развития нейтралистских тенденций в области государст венного управления, усиления правового регулирования деятель ности местных органов и все большего переплетения компетенции муниципалитетов и центральных ведомств в результате расши рения социальных функций государства происходила «ревизия классических принципов связей муниципалитетов с другими ча стями государственного аппарата», местное самоуправление по степенно превращалось в «разновидность исполнительной деятель ности, осуществляемой в рамках общей государственной полити ки»2.

Лозунг «самоуправления» был также весьма популярен в ряде стран «третьего мира» (и особенно — в Индии) в период борьбы за независимость. Причем он имел, как правило, общенациональ ное звучание и касался всех уровней управления — от централь ного до местного. В настоящее время, как считает авторитетный индийский специалист по вопросам управления Ш. Махешвари, термин «самоуправление» утратил свое былое значение. Он отме чает, что Индия добилась самоуправления как на общенациональ ном, так и на местном уровне, и теперь оно осуществляется в основном в форме государственного управления3.

Становление и развитие «государства всеобщего благосостоя ния», расширение набора услуг, предоставляемых им своим граж данам оказало двойственное влияние на функционирование ме стного управления. С одной стороны, усилилась роль местных органов в реализации правительственной политики на местах, в предоставлении различных услуг населению, что, в свою очередь, определило заинтересованность государства в эффективном функ ционировании местного управления, повысило влияние местных органов на политический процесс в целом. С другой стороны, уси лилась интеграция местных органов в государственный механизм, что приводит к потере ими своей былой самостоятельности. Изме нившаяся ситуация заставила правительство искать новые пути воздействия на местные органы с целью подчинения их деятель ности решению, прежде всего, таких задач, которые имеют обще национальное звучание.

Характеризуя современные реалии в области местного управ ления, Р. Граверт подчеркивает, что чем полнее втягиваются ме Warmenhovep H. In the Hurricane's Eve: Recent Local Government Reforms in Belgium//Local Government Reform and Reorganization: An International Per spective Washington, 1981. P. Барабашев Г. В. Указ работа. С 103—104.

Maheshwari Sh. Local Government in India. New Delhi, 1971. P 1— стные территориальные единицы в осуществление конституцион но-правовых принципов социальной государственности, тем боль ше они вынуждены абстрагироваться от местных особенностей и следовать «единым для всей страны принципам государственной политики»1. В современной Германии (как и во многих других странах), отмечает он, судьба местных органов как составных ча стей государства во многом зависит от поддержки со стороны последнего. Неразрывно связанные с налоговой и финансовой си стемой государства, «они, скорее, являются частью единого целого, чем независимыми территориальными единицами, и возможность что-либо предпринять на муниципальном уровне больше зависит от общей ситуации в государстве, чем от специфических местных обстоятельств»2. Не случайно поэтому во многих современных ра ботах по местному управлению (особенно английских авторов) традиционная трактовка местных самоуправляющихся общин в духе естественно-правовой доктрины все чаще заменяется тезисом о производности местного управления от государственной власти.

Местное управление является весьма специфической частью государственного механизма, обладающей значительным своеоб разием и самостоятельностью. Это объясняется тем, что местные советы представляют собой «практически единственный центр власти вне рамок национального парламента (а в федеративных государствах — и легислатур субъектов федерации. — Авт.), обладающий легитимностью, базирующейся на выборах и народ ном волеизъявлении»3. Эта самостоятельность, однако, имеет не сколько иную природу, чем при автономии, поскольку местные представительные органы чаще всего не обладают собственными законодательными полномочиями и действуют на основе и в рам ках законов, принимаемых вышестоящими представительными органами.

И все же степень реальной самостоятельности местных орга нов не следует преувеличивать. Ведь закрепление за ними тех или иных полномочий на практике зачастую является лишь ре зультатом разграничения компетенции между центром и места ми в рамках единого государственного механизма. Местные орга ны не обладают так называемой «компетенцией устанавливать свою компетенцию», то есть не могут самостоятельно определять круг своих полномочий, который устанавливается вышестоящими органами, а также судами.



Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.