авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |

«1 ББК 67.99(2)8 УДК 343.7 В 67 Редакционная коллегия серии «Теория и практика уголовного права и ...»

-- [ Страница 11 ] --

** Доходы от незаконного оборота наркотиков только в Западной Европе превышают 200 млрд долл. в год, а в мире, по разным оценкам, от 500 млрд до 1,5 трлн долл. (См.: Банковский бизнес в России: криминологические и уголовно-правовые проблемы. С.91).

В самом общем виде «отмывание грязных денег можно определить как «перевод незаконно полученных наличных денег в другой актив, сокрытие истинного источника или собственности, от которых незаконным образом получены деньги, и создание характера законности для источника и собственности»*.

* Money Laundering: Guidance Notes for Banks and Building Societes. 1990. note 9. p.x., note 1.

Среди международных документов в области борьбы с отмыванием денег в первую очередь следует назвать Конвенцию Организации Объединенных Наций о преобразовании незаконного оборота наркотиков, заключенную в Вене в декабре 1988 г. (Венская конвенция). Наряду с требованием от государств-участников предусмотреть в национальных законодательствах ответственность за преступления, связанные с производством, распределением, продажей наркотиков, организацией, управлением или финансированием незаконных операций с наркотиками, Конвенция потребовала от государств определить как преступление отмывание связанных с наркотиками денег. Статус уголовно наказуемых должны были получить следующие действия:

- конверсия или передача собственности, если известно, что эта собственность получена от совершения преступления или преступлений, указанных в Конвенции, или от участия в подобном преступлении или преступлениях с целью сокрытия или маскировки незаконного источника происхождения собственности или содействия лицу, вовлеченному в совершение подобного преступления или преступлений, чтобы оно могло избежать юридических последствий своих действий;

- сокрытие или маскировка истинной природы, источника, местонахождения, движения собственности или прав на собственность, если известно, что данная собственность получена в результате совершения преступления или преступлений, указанных в Конвенции, или от участия в подобном преступлении или преступлениях.

Кроме того, участники Конвенции с учетом конституционных принципов и основных положений правовых систем своих стран должны были определить как преступления приобретение собственности, владение собственностью или использование собственности, если во время получения собственности было известно, что она приобретена преступным путем в результате совершения преступлений, связанных с наркотиками.

Конвенция предусматривала ряд мер по международному сотрудничеству, конфискации имущества и доходов, полученных от торговли наркотиками и отмывания денег. Особо говорилось о проблеме банковской тайны, которая во многих случаях используется, чтобы препятствовать сотрудничеству и предоставлению информации, необходимой для расследования.

Конвенция Совета Европы об «отмывании», выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности, принятая в Страсбурге 8 ноября 1990 г.*, отмечала, что лишение преступника доходов, добытых преступным путем, является одним из эффективных и современных методов борьбы против опасных форм преступности.

* Текст Конвенции см. в кн.: «Грязные» деньги и закон. Правовые основы борьбы с легализацией преступных доходов.

Сборник материалов /Сост. В.С. Овчинский. М., 1994. С. 132-156.

Государства, подписавшие Конвенцию, приняли обязательство квалифицировать как уголовное правонарушение следующие виды умышленных действий: 1) конверсия или передача материальных ценностей, о которых тот, кто этим занимается, знает, что эти материальные ценности составляют доход от преступления, с целью скрыть незаконное происхождение таких материальных ценностей или помочь любому лицу, замешанному в совершении основного правонарушения, избежать юридических последствий этих деяний;

2) утаивание или искажение природы, происхождения, местонахождения, размещения, движения или действительной принадлежности материальных ценностей или соотносимых с ними прав, когда нарушителю известно, что эти ценности представляют собой полученное преступным путем;

3) приобретение, владение или использование материальных ценностей, о которых тот, кто их приобретает, или владеет, или пользуется, знает в момент их получения, что они являются доходами, добытыми преступным путем;

4) участие в одном из названных выше правонарушений, или в любой ассоциации, союзе, покушении или соучастии путем оказания содействия, помощи или совета с целью его совершения.

Таким образом, Страсбургская конвенция в отличие от Конвенции ООН говорит об отмывании денег, полученных не только от наркобизнесса, но и любым преступным путем. Конвенция также установила, что государства могут привлекать к ответственности за перечисленные выше действия даже в тех случаях, когда основное правонарушение, в результате которого были получены материальные ценности, не входило в их юрисдикцию. Государства могли предусмотреть, что за отмывание преступных доходов лица, совершившие основное преступление, ответственности не подлежат. На усмотрение участников Конвенции оставлялся также вопрос об ответственности, когда лицо, совершившее какое-либо из указанных деяний, не знало, но должно было знать, что имущество является доходом от преступления.

Положения Страсбургской Конвенции Совета Европы 1990 г. были дополнены в Директиве 91/ Совета ЕС от 10 июня 1991 г. по предотвращению использования финансовой системы в целях отмывания денег. Основные обязательства, накладываемые Директивой на государства-участники, сводились к следующим положениям:

- обеспечить требование финансовыми и кредитными организациями полной идентификации их клиентов и всех сделок на суммы, превышающие 15 тысяч ЭКЮ (приблизительно 20250 долл. США).

Соответствующие данные должны записываться и храниться с тем, чтобы они могли использоваться при расследовании дел об отмывании денег;

- обеспечить сотрудничество этих организаций с государственными ведомствами, ведущими борьбу с отмыванием денег;

- запретить раскрытие клиентам или какой либо третьей стороне информации, что сведения о клиенте передаются правоохранительным органам;

- распространить все или часть указанных мер на такие профессиональные группы, как адвокаты, нотариусы, бухгалтеры или компании (например, казино, обменные пункты), которые могут использоваться лицами, занимающимися отмыванием денег.

В июле 1989 г. на встрече глав государств и правительств семи ведущих индустриальных держав (Большой семерки) была создана Группа финансовых действий против отмывания денег (ФАТФ).

ФАТФ является межправительственной организацией, занимающейся разработкой и распространением стратегии по борьбе с отмыванием денег с целью не допустить использование подобных доходов в преступной деятельности и защитить в рамках закона экономическую деятельность от «грязных денег».

При этом под отмыванием денег понимается обработка полученных преступных путем доходов с целью замаскировать их незаконное происхождение.

В 1990 г. ФАТФ разработала 40 рекомендаций по действиям против отмывания денег, пересмотренных в 1996 г.*. В частности в них указывалось, что каждая страна должна предпринять необходимые меры, в том числе на законодательном уровне, чтобы определить отмывание денег как уголовное преступление в соответствии с Венской конвенцией 1988 г. Каждая страна должна распространить действие преступления по отмыванию денег, полученных от торговли наркотиками, на преступления, связанные с серьезными правонарушениями. Каждая страна сама определяет, какие тяжкие преступления должны быть установлены как обоснование преступления по отмыванию денег.

Уголовную ответственность должны нести не только служащие, но по возможности и сами корпорации.

Законы финансовых институтов о тайне должны разрабатываться так, чтобы не препятствовать действиям против отмывания денег. Финансовые учреждения должны обращать особое внимание на все запутанные операции на большие суммы и все необычные схемы операций, не имеющие очевидной экономической цели или очевидного законного характера. В случае, когда финансовые учреждения подозревают о преступном характере происхождения средств, они обязаны своевременно сообщить о своих подозрениях компетентным органам.

* См.: International Legal materials: current documents. Vol.35. 1996. № 5. P.1291-1305.

Еще одним важным документом международного характера является разработанный Организацией Объединенных Наций в ноябре 1993 г. Типовой закон об отмывании денег, полученных от наркотиков.

Типовой закон, основываясь на новейшем законодательстве различных стран, содержит рекомендации по предотвращению отмывания денег, выявлению подобных действий и установлению за них санкций.

Как и Венская конвенция 1988 г., Типовой закон формулирует два основных состава правонарушений, связанных с отмыванием денег, полученных от наркотиков (ст.20). Наказываются:

1) лица, которые (вариант: умышленно) конвертируют или переводят средства или собственность, полученные, прямо или косвенно, от незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ или прекурсоров, с целью сокрытия или утаивания незаконного источника этой собственности или средств, либо оказания помощи любому лицу, участвующему в совершении одного из правонарушений, с тем чтобы оно могло уклониться от юридической ответственности за свои деяния;

2) лица, которые (вариант: умышленно) оказывают содействие сокрытию или утаиванию характера, источника, местонахождения, способа распоряжения, перемещения или подлинных прав в отношении средств, собственности или связанных с ними прав, полученных, прямо или косвенно, от незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ или прекурсоров.

Кроме того, Типовой закон говорит об ответственности за покушение на эти правонарушения, причастность или сговор с целью совершения правонарушении, а также за пособничество.

Типовой закон рекомендует считать уголовными правонарушениями различные действия работников кредитно-финансовых учреждений, лиц, профессионально занимающихся операциями по обмену наличной валюты, и других лиц, нарушающих установленный порядок совершения финансовых операций, и другие требования, установленные в целях предупреждения и выявления отмывания «грязных» денег. В частности, должны подлежать наказанию руководитель, служащие и любые другие лица кредитно-финансовых учреждений, которые при исполнении своих профессиональных обязанностей осуществляют, контролируют операции, связанные с передвижением финансовых средств или предоставляют консультации в этой области, если они умышленно разгласят владельцу денежных сумм или лицу, совершающему финансовые операции, информацию о заявлениях, которые они обязаны делать, или о последующих мерах, которые решено принять (вариант: или которые добровольно воздерживаются от предоставления заявления, которое они обязаны делать). Речь идет здесь о заявлениях о тех средствах, относительно которых существуют подозрения в том, что они получены от незаконного оборота наркотических средств или психотропных веществ. Преступления, по рекомендации Типового закона, совершают также лица, умышленно уничтожающие регистрационные книги или документы, хранение которых предусмотрено Типовым законом, или изымающие из них информацию, а также лица, которые осуществляют или покушаются на осуществление под чужим именем определенных указанных в Типовом законе операций (например, платеж наличными деньгами в сумме, превышающей установленный предел).

Уголовными правонарушениями, хотя и менее опасными, считаются действия лиц, которые осуществили или приняли платеж наличными в сумме, превышающей установленный предел;

нарушили обязанность представлять заявление о международном переводе денежных средств, ценных бумаг или ценностей, относительно которых предусмотрено представление заявлений;

а также действия руководителей и служащих компаний, производящих обмен наличной валюты, игорных домов и кредитно-финансовых учреждений, нарушивших положения Типового закона.

Международные рекомендации находят отражение в национальном законодательстве многих развитых государств. Для примера обратимся к законодательству США и Германии *.

* О законодательстве некоторых других государств, направленном на борьбу с отмыванием денег см.: «Грязные деньги и закон. С.98-131;

Банковский бизнес в России: криминологические и уголовно-правовые проблемы. С. 137-154;

Панов В.П.

Международное уголовное право. Учебное пособие. М., 1997. С.305 - 307;

Осин В.В. Преступные доходы: проблемы и решения // Изучение организованной преступности: российско - американский диалог. Сборник статей / Под. ред. Н.Ф.

Кузнецовой, Л. Шелли, Ю.Г. Козлова. М., 1997. С.310 - 313.

Соединенные Штаты Америки одни из первых столкнулись с проблемами организованной преступности и, вероятно, поэтому в них раньше, чем во многих других странах стало формироваться законодательство по борьбе с отмыванием «грязных»денег как на федеральном уровне, так и в отдельных штатах.

Уже в 1970 г. Конгресс США принял три закона, имеющих прямое отношение к данной проблеме:

Закон о контроле за организованной преступностью, Закон о банковской тайне, Закон о всеобщем контроле за распространением наркотиков. Это была первая попытка ввести в действие механизм регулирования наличности и конфискации имущества в борьбе с организованной преступностью. Закон о банковской тайне требовал по операциям, превышающим 10 тыс. долл., чтобы американские финансовые институты вели определенные записи по банковским операциям клиентов, включая имена сторон сделки, источник получения денег, размеры сумм.

В 1986 г. Конгресс США принимает уже непосредственно Закон о контроле за отмыванием денег (MLC А - Money Laundering Control Act of 1986), впервые предусматривавший новые преступления в связи с отмыванием денег. Эти положения были кодифицированы в § 1956 и 1957 титула 18 Свода Законов США.

Совершившим уголовное преступление признавалось лицо, которое использует или пытается использовать поступления от какой-либо незаконной деятельности в финансовой операции с намерением далее развивать особую незаконную деятельность или вовлечено в сделку по маскировке или сокрытию местонахождения источника права собственности или управления данными средствами.

Секция (§) 1957 объявляет преступлением участие или попытку участвовать в такой денежной операции, в которую вовлечена собственность стоимостью свыше 10 тыс. долл., приобретенная в результате «особой» незаконной деятельности, в случае, когда лицо знает, что собственность приобретена в результате преступной деятельности. «Особая» незаконная деятельность расшифровывается как убийство, похищение людей, торговля людьми для целей проституции и порнографии, незаконный оборот наркотиков, азартные игры, грабеж, вымогательство, мошенничество при продаже ценных бумаг и др. Любое лицо, действующее совместно с отмывателем денег, также подлежит преследованию в уголовном порядке, если оно осведомлено, что сделка на сумму свыше тыс. долл. была производной от какого-либо уголовного преступления.

В 1988 г. был принят Закон об усилении обвинения в делах, связанных с отмыванием денег (The Money Laundering Prosecution Imporovement Act -MLPIA)*, являющийся составной частью Закона о борьбе с наркотиками 1988 г. и содержащий несколько дополнительных положений к предшествующим законам. Новый Закон, в частности, изъял получение адвокатами гонорара при защите уголовных преступников из категории финансовых операций. Вместе с тем запрещались при наличии необходимого знания или намерения перевозка, пересылка или перевод (равно как и попытка совершения этих действий) кредитно-денежных инструментов или средств, полученных от какого-либо преступления (необязательно от «особой» незаконной деятельности) как в пределах США, так и за пределы США и в пределы США. При этом достаточно установить осведомленность подсудимого, что собственность, используемая в операции, представляет собой поступления от какого-либо преступления по закону штата, федеральному закону или иностранному закону, независимо оттого, знал ли подсудимый о том, какого рода преступление это было (1).

* Обзор американского законодательства составлен на основе статьи J.Arrastia. Money Laundering -a US perspective»// Money Laundering control. Ed. by B.Ride and M.Ashe. Dublin. 1996. p.228-260;

О законодательстве по отмыванию денег в отдельных штатах США см.: «Грязные» деньги и закон. С.79-95.

Германия ратифицировала Венскую конвенцию ООН о предотвращении незаконного оборота наркотиков и психотропных веществ 22 декабря 1993 г., но еще до этого после длительных обсуждений 15 июля 1992 г. был принят Закон о борьбе с нелегальной торговлей наркотиками и другими формами организованной преступности, в связи с которым в германском уголовном праве воз ник новый состав преступления - «отмывание денег», изложенный в § 26 Уголовного кодекса:

«Тот, кто в отношении имущественного объекта, источником происхождения которого является:

1) преступление, совершенное другим лицом, 2) правонарушение, совершенное другим лицом и описываемое в § 29, абз. 1/1 Закона о наркотиках, или 3) правонарушение, совершенное членом преступной группировки (§129), совершит действия, означающие утаивание самого этого объекта или сокрытие его происхождения либо сделает или попытается сделать невозможным установление происхождения этого объекта, его обнаружение, конфискацию, арест, изъятие или сохранение после этого изъятия, карается лишением свободы на срок до пяти лет или денежным штрафом»*.

* Текст § 261 УК ФРГ приводится по книге Х.-Х. Кернера, Э. Даха. «Отмывание денег». Путеводитель по действующему законодательству и юридической практике. М., 1996. С.30. Несколько иной перевод ч.1 § 261 УК ФРГ см.: Уголовный кодекс ФРГ / Науч. ред. Н.Ф. Кузнецова, Ф.М. Решетников. С. 148.

В последующих девяти абзацах (частях) этой статьи говорится об ответственности тех, кто присваивает или передает третьему лицу или хранит или использует в своих интересах или в интересах третьего лица имущественный объект, указанный в абзаце 1, если они знали о происхождении объекта в тот момент, когда завладевали им;

о наказуемости покушения;

об особо тяжких случаях отмывания денег, когда действия преступника являются для него промыслом или он состоит членом организации, сложившейся с целью длительного отмывания денег;

об ответственности за отмывание денег при легкомысленном непонимании их противоправного происхождения;

об освобождении от ответственности и наказания лица, добровольно известившего органы власти или добровольно инициирующего такое извещение, при условии, что преступление в этот момент не было уже полностью или частично раскрыто;

и др.

Предмет преступления определен законом как имущественный объект. Германские специалисты раскрывают это понятие очень широко, полагая, что к нему относятся не только наличные деньги и деньги на счетах, но и иностранные платежные средства, вся движимость и недвижимость - ценные бумаги, драгоценные металлы и камни, земельные участки, доли в фирмах и товариществах, долговые обязательства, сервитуты и прочие права пользования, патенты и т.д.* * Кернер Х.-Х., Дах Э. Указ. соч. С.41.

Как известно, Уголовный кодекс ФРГ все уголовно наказуемые деяния подразделяет на преступления и проступки. Отмываемый имущественный объект может быть получен в результате совершения любого преступления (убийство, торговля людьми, похищение людей с целью выкупа, разбой, грабеж, подделка денежных знаков, преступная торговля наркотиками и др.). Что же касается проступков, то имеются в виду только те, которые указаны в Законе о наркотиках или совершены членами преступной группировки.

Характерной особенностью регламентирования ответственности за отмывание денег в немецком законодательстве является то, что данное деяние совершается другим лицом, а не тем, кто непосредственно путем уголовно наказуемого деяния приобрел соответствующий имущественный объект. «Лицо, совершившее первичное уголовно наказуемое деяние (действующее единолично или как соучастник), - пишет Х.-Х. Кернер, - согласно § 261 УК не может быть участником (исполнителем или соучастником) преступления, заключающегося в отмывании денег»*.

* Там же. С.39.

В исследовании, посвященном проблеме отмывания денег, Х.-Х. Кернер дает четкий ответ по достаточно дискуссионному вопросу: насколько точно и конкретно должно быть установлено и доказано деяние, явившееся источником происхождения «грязных» денег? Он полагает: «Чтобы доказать наличие исходного уголовно наказуемого деяния, недостаточно одной возможности преступного происхождения арестованных денег или обнаруженных банковских активов. Гораздо важнее, чтобы из находящихся в деле доказательств следовало, что деньги проистекают из конкретного преступления. Если существует только подозрение относительно преступного происхождения имущества или же оно может проистекать и из проступка (обмана, злоупотребления доверием, злостного неплатежа налогов), то это - не доказательство»*.

* Там же. С.44.

Важным представляется еще один вывод немецких толкователей § 261 УК ФРГ. «Отмытость»

имущественной ценности на предшествующих стадиях не очищает ее от криминального клейма.

Поэтому последующие операции с этим имущественным объектом также являются его отмыванием.

Здесь возникает очень сложная проблема определения, при каких условиях имущественная ценность уже более не считается происходящей от уголовно наказуемых деяний и теряет причастность к исходному преступлению*.

* См.: Там же. С.46-47.

Утаивание преступных доходов совершает лицо, которое укрывает их (тайно хранит в сейфах, подвальных помещениях, банковских хранилищах, припрятывает, помещает ценности в банки или иное учреждение по подложным документам) или утаивает их происхождение путем обманных действий, подлога, манипуляций с документами, подключения подставных лиц и фиктивных фирм, внесения денег от чужого имени на чужие счета, смешении «чистых»и «грязных» денег на предприятии с большим объемом наличности и т.д.

Под хранением (п.2 абз. 2 § 261 УК) понимается взятие банками, адвокатами, нотариусами и т.п.

имущественных объектов с целью обеспечить их сохранность, а также распоряжаться и управлять ими.

Использование - прием предметов с целью продажи, превращения или дальнейшей передачи. Х.-Х.

Кернер особо подчеркивает, что закон не предусматривает никакого освобождения от наказания за мелкие сделки, например, за сделки бытового характера*.

* См.: Кернер Х.-Х., Дах Э. Указ. соч. С.52.

Субъективные признаки преступления - отмывание денег (абз. 1 и 2 § 261 УК ФРГ) - характеризуются знанием о преступном происхождении ценностей и желанием своими действия совершить укрывательство, сорвать расследование. Знание преступного происхождения отмываемого объекта может быть самым общим. Достаточным считается, если лицо с одобрением относилось к криминальному происхождению объекта или не исключало преступного источника происхождения данного имущества наряду с другими возможными источниками. Таким образом, допускается косвенный умысел при совершении преступления. Вместе с тем уголовно наказуемым по абз.5 § 261 УК является и допущенное по неосмотрительности нераспознание преступного происхождения имущества.

25 октября 1993 г. Бундестаг ФРГ принял Закон о выявлении прибылей от тяжких уголовных преступлений (Закон об отмывании денег), реализовав тем самым требования Директивы (Рамочных положений) 91/308 Европейского Сообщества от 10 июня 1991 г., в целях создания эффективного закона для предотвращения использования финансовой системы для отмывания денег *. Законом, в частности, предусмотрены обязанность кредитных и финансовых организаций идентифицировать, т.е.

устанавливать личность клиентов при приеме или выдаче наличных денег, ценных бумаг на сумму тыс. марок и более, а также в ряде других случаев;

обязанность ведения соответствующих записей и их хранения, обязанность немедленного сообщения в органы уголовного преследования о подозрениях, что финансовая сделка служит или в случае ее осуществления будет служить отмыванию денег.

* Тексты нескольких статей Закона см.: Кернер Х.-Х., Дах Э. Указ. соч. С.117-126.

Несоблюдение этих и некоторых других обязанностей, устанавливаемых Законом об отмывании денег, является административным правонарушением, влекущим крупные денежные штрафы.

4. Одной из характерных особенностей уголовного права многих государств с развитой системой рыночной экономики является существование института уголовной ответственности корпораций (юридических лиц). Первоначально этот институт был характерен для стран с англосаксонской системой права, но впоследствии его восприняли и многие страны континентальной Европы (Нидерланды, Финляндия, Португалия, Франция, Дания, Люксембург и др.).

Пожалуй, наиболее широкой, содержащей наименьшее количество ограничений, является корпоративная уголовная ответственность в Соединенных Штатах Америки.

В Примерном Уголовном кодексе США об ответственности корпораций, неинкорпорированных объединений и лиц, действующих в их интересах, говорится в ст.2.07. Корпорация может быть осуждена за совершение посягательства в следующих случаях: 1) посягательство является нарушением или определено не кодексом, а другим статусом, в котором прямо выраженная цель законодателя состоит в возложении ответственности на корпорацию;

при этом действие или бездействие осуществлено агентом корпорации, действующим в ее интересах в пределах своей должности или своего служебного положения, за исключением случаев, когда закон прямо указывает агентов, за поведение которых корпорация несет ответственность, или обстоятельства, при которых она несет ответственность;

в этих случаях применяются соответствующие положения закона;

2) посягательство состоит в неисполнении возложенной законом на корпорации специальной обязанности совершать положительные действия;

3) посягательство было разрешено, потребовано, приказано, исполнено или опрометчиво допущено советом директоров или агентом - управляющим высокого ранга, действующим в интересах корпорации в Пределах своей должности или своего служебного положения.

Разъясняя понятия, используемые в этой статье, Примерный уголовный кодекс указывает, что «агент»означает любого директора, должностное лицо, служащего, лицо, работающее по найму, или иное лицо, уполномоченное действовать в интересах корпорации, а «агент - управляющий высокого ранга» -это должностное лицо, на которое возложены столь ответственные функции, что его поведение может быть основательно истолковано как представляющее линию поведения корпорации.

Далее в Примерном Уголовном кодексе говорится, что за любое поведение, которое лицо осуществляет в интересах корпорации, либо делает так, что такое поведение осуществляется, оно несет ответственность в тех же пределах, в которых оно несло бы ее, если бы это поведение было осуществлено от его собственного имени или в его собственных интересах *.

* См.: Примерный Уголовный кодекс (США). С.56-59.

Рекомендации Примерного Уголовного кодекса были восприняты законодателями ряда штатов США. Так, в § 20.20 Уголовного кодекса штата Нью-Йорк, вступившего в силу 1 сентября 1967 г., зафиксировано, что корпорация признается виновной в совершении посягательства, если: а) поведение, представляющее собой посягательство, состоит в неисполнении возложенной правом на корпорацию специальной обязанности совершить положительные действия;

или б) посягательство было осуществлено, санкционировано, испрошено, потребовано, приказано или по неосторожности допущено советом директоров или высокопоставленным агентом-управляющим, действующим в пределах своего служебного положения и в интересах корпорации;

или в) посягательство было осуществлено агентом корпорации, действующим в пределах своего служебного положения и в интересах корпорации и посягательство является: 1) мисдиминором или нарушением, 2) таким, которое определено законом, ясно указывающим на намерение законодателя возложить такую уголовную ответственность на корпорацию, или 3) фелонией, описанной в Законе об охране окружающей среды*.

* См.: Уголовное право буржуазных стран. Общая часть. Сборник законодательных актов / Под ред. А.Н. Игнатова и И.Д.

Козочкина. М., 1990. С.94-95.

Примерно так же решен вопрос об уголовной ответственности корпораций в уголовных кодексах штата Пенсильвания (§ 307)*, Огайо (§ 2901.23 и 2901.24)** и ряда других штатов.

* См.: Соединенные Штаты Америки Конституция и законодательные акты / Под ред. О.А. Жидкова. М., 1993. С.654-656.

** См.: Уголовное право буржуазных стран. Общая часть. Сборник документов. С.159-161.

Корпорации (организации) по американскому законодательству несут ответственность за различные правонарушения с очень широким диапазоном. Применительно же к экономической преступности американские исследователи Маршалл Клайнард и Петер Йнгер выявили шесть основных видов корпоративных преступлений: 1) нарушение административных актов и постановлений, например, несоблюдение правительственных распоряжений об отзыве бракованных товаров или отказ от строительства воздухо - и водоочистительных сооружений;

2) нарушение природоохранных распоряжений (загрязнение воды и воздуха, загрязнение местности нефтью или химическими продуктами);

3) финансовые правонарушения (незаконные субсидии политическим организациям, подкуп политиков, нарушения валютного законодательства и др.);

4) несоблюдение положений о защите и безопасности труда;

действия, противоречащие положениям о труде и заработной плате, в том числе дискриминация наемных работников по признаку расы, пола или религии;

5) производственные преступления, например, производство и продажа ненадежных и создающих угрозу жизни автомобилей, самолетов, автопокрышек и приборов, изготовление наносящих вред здоровью продовольственных товаров и лекарств и т.п.;

6) нечестная торговая практика, например, нарушение условий конкуренции, установление договорных цен и нелегальный дележ рынка *.

* См.: Шнайдер Ганс Иоахим. Криминология. С.48.

Иная классификация экономических преступлений, совершенных корпорациями, предложена Е.Е.

Дементьевой:

1. Преступления, состоящие в злоупотреблении капиталовложениями и причиняющие ущерб компаньонам, акционерам и т.д.;

2. Преступления, состоящие в злоупотреблениях депозитным капиталом и причиняющие ущерб кредиторам (ложное банкротство, мошенничества в области страхования, махинации с субсидиями);

3. Преступления, связанные с нарушением правил свободной конкуренции (промышленный шпионаж, искусственное завышение или понижение цен, сговор о фиксировании цен, ложная реклама и т.п.);

4. Преступления, состоящие в нарушении прав потребителей (выпуск недоброкачественной продукции, влекущей причинение физического вреда, различные мошенничества, причиняющие потребителям материальный ущерб и пр.);

5. Преступления, посягающие на финансовую систему государства (например, сокрытие прибыли, уклонение от уплаты налогов, нарушение контроля за торговлей и производством);

6. Преступления, причиняющие ущерб окружающей среде (загрязнение окружающей среды, нарушение положений о строительстве и др.);

7. Преступления, состоящие в махинациях в области социального страхования и пенсионного обеспечения, а также нарушения правил техники безопасности;

8. Коммерческие взятки;

9. Компьютерные преступления*.

* См.: Дементьева Е.Е. Экономическая преступность и борьба с ней в странах с развитой рыночной экономикой. С.15-16.

Таким образом, по американскому законодательству корпорации несут ответственность за действия своих агентов (представителей), если последние действовали в рамках своих полномочий по трудовому договору («в пределах своей должности») и намеревались принести пользу корпорации, хотя этот мотив мог сочетаться с другими побудительными мотивами и сам факт получения выгоды корпорацией обязательным не является. Теоретическим обоснованием вменения поступка агента в вину корпорации в американском праве является доктрина «respondeat superior» (пусть ответит старший).

Что касается европейского уголовного законодательства, то еще в 1929 г. Международный конгресс по уголовном)' праву, состоявшийся в Бухаресте, высказался за введение уголовной ответственности для юридических лиц и в настоящее время большинство стран, входящих в Европейское содружество (хотя и не все), содержат соответствующие положения в своем законодательстве.

В Рекомендации Комитета министров стран - членов Совета Европы по ответственности предприятий - юридических лиц за правонарушения, совершенные в ходе ведения ими хозяйственной деятельности, принятой 20 октября 1988 г. на 420-м совещании заместителей министров, отмечались следующие основания для установления такой ответственности: 1) растущее число правонарушений, совершаемых в ходе ведения предприятиями своей деятельности, что наносит значительный вред отдельным лицам и обществу в целом;

2) желательность наложения ответственности в случаях, когда выгода извлекается из незаконной деятельности;

3) трудности в установлении конкретных лиц, которые должны отвечать за совершенное правонарушение, связанные со сложной структурой управления предприятием;

4) необходимость наказания предприятий за незаконную деятельность с тем, чтобы предотвращать дальнейшие правонарушения и взыскивать нанесенный ущерб.

Согласно данным рекомендациям на предприятия - юридические лица, ведущие хозяйственную деятельность, должна накладываться ответственность за правонарушения, совершенные ими в ходе ведения своей деятельности, даже если правонарушение не было связано с выполняемыми предприятием задачами. Предприятие должно нести ответственность независимо от того, было ли установлено конкретное физическое лицо, в действиях которого имелись признаки состава преступления. Если же такое лицо установлено, то привлечение к ответственности предприятия не должно освобождать от ответственности физическое лицо, виновное в совершении правонарушения, и, соответственно, наоборот. В частности, лица, выполняющие управленческие функции на предприятии, должны отвечать за нарушение своих обязанностей, если это привело к совершению правонарушения.

Предприятие не должно нести уголовную ответственность, если управление предприятием не было задействовано в правонарушении и предпринимало все необходимые меры для предотвращения его совершения. При этом термин «задействовано» предлагается в очень широком понимании. Управление предприятием считается задействованным в правонарушении и в том случае, если оно, зная о факте правонарушения, принимает полученную от этого прибыль.

Комитет министров рекомендовал предусмотреть следующие санкции и меры в отношении предприятий - юридических лиц, совершивших правонарушение, применяемые отдельно или в сочетании с другими, в качестве основных или вспомогательных предписаний: предупреждение, выговор, обязательство, занесенное в судебный протокол;

принятие решения, в котором объявляется об ответственности, без наложения санкций;

штраф или иная финансовая санкция;

конфискация имущества, которое использовалось при совершении правонарушения или приобретено в результате незаконной деятельности;

введение запретов на определенные виды деятельности предприятия;

лишение финансовых привилегий и субсидий;

запрет на рекламу товаров или услуг;

отзыв лицензии;

снятие управляющих с занимаемых должностей;

назначение судебными органами временного управления;

закрытие предприятия;

ликвидация компании;

взыскание компенсации и (или) реституции в пользу потерпевшего, восстановление прежнего состояния;

опубликование решения о наложении санкции или иных мер.

В европейских уголовных кодексах, воспринявших данную идею, это сделано с разной степенью детализации. Так, в Уголовном кодексе Нидерландов этому вопросу посвящена ст. 51, где сказано, что уголовно наказуемые деяния совершаются как физическими, так и юридическими лицами. Если уголовно наказуемое деяние совершается юридическим лицом, то по возбужденному уголовному делу могут быть вынесены решения о наказаниях и о принятии принудительных мер, насколько это возможно в рамках закона: 1) в отношении юридического лица;

или 2) в отношении лиц, которые дали задание на совершение деяния, а также в отношении лиц, которые фактически руководили запрещенным деянием;

или 3) совместно против лиц, указанных в подпунктах 1 и 2.

Более детально вопрос проработан в одном из последних западноевропейских кодексов - Уголовном кодексе Франции, принятом в 1992 г. Согласно ст. 121 - 2 УК Франции, юридические лица, за исключением Государства, несут уголовную ответственность в случаях, предусмотренных законом или постановлением, за преступные деяния, совершенные в их пользу, их органами или представителями.

Уголовная ответственность юридических лиц не исключает уголовной ответственности физических лиц, являвшихся исполнителями или соучастниками при совершении тех же действий*. Таким образом, как отмечает Н.Е. Крылова, согласно французскому законодательству уголовная ответственность юридических лиц является дополнительной (только наряду с физическими лицами, в не вместо них), обусловленной (преступное деяние должно быть совершено в пользу юридического лица, его руководителем или представителем) и специальной (только в случаях, специально предусмотренных законом или постановлением)**.

* См.: Новый Уголовный кодекс Франции. М., 1993. С.9.

** См.: Крылова Н.Е. Основные черты нового Уголовного кодекса Франции. М., 1996. С.53.

Французский Уголовный кодекс допускает ответственность юридических лиц по очень широкому спектру преступлений. К тому же юридическое лицо отвечает и за неоконченную преступную деятельность (покушение) и за соучастие в преступлении.

К юридическим лицам применяются следующие наказания (ст. 131 - 37, ст. 131 - 39): штраф;

ликвидация юридического лица;

запрещение, окончательное или на срок не более пяти лет, осуществлять прямо или косвенно один или несколько видов профессиональной или общественной деятельности;

помещение на срок до пяти лет под судебный надзор;

закрытие, окончательное или на срок не более пяти лет, всех заведений или одного или нескольких заведений предприятия, использовавшихся для совершения инкриминируемых действий;

запрещение, окончательное или на срок до пяти лет, совершения сделок с государственными организациями;

запрещение, окончательное или на срок не более пяти лет, привлечения сбережений населения;

запрещение на срок не более пяти лет выдавать чеки или использовать кредитные карточки;

конфискация предмета, который использовался или предназначался для совершения преступного деяния, или предмета, явившегося его результатом;

афиширование принятого судебного постановления или распространение информации о нем через прессу или через любые аудиовизуальные средства распространения информации *.

* См. Новый Уголовный кодекс Франции. С.24-25.

В теоретическом плане проблема уголовной ответственности юридических лиц достаточно дискуссионна. Доводы сторонников и противников этой концепции хорошо известны *. Одно из основных возражений состоит в том, что привлечение к ответственности юридического лица - это нарушение принятых в европейском уголовном праве принципов личной ответственности и индивидуализации наказания, поскольку в этом случае юридическое лицо в целом отвечает за действия одного или нескольких его руководителей. Однако, как отмечал французский исследователь М.-Л.

Расса, противоположное решение привело бы к более тяжким последствиям, когда за преступление юридического лица ответственность несли бы только его руководители, поскольку руководители - это только органы по исполнению решений Совета управления и Общего собрания юридического лица **.

* См., напр.: Крылова Н.Е. 1) Указ. соч. С.51-52;

2) Уголовная ответственность юридических лиц во Франции:

предпосылки возникновения и основные черты // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11. Право. 1998. №1. С.73-74.

** См.: Rassat M.-L. Droit penal. Presses Universitaires de France. 1987. P.492-493.

Американский ученый K.S. Khanna в статье «Корпоративная уголовная ответственность: какова ее цель», опубликованной в Гарвардском юридическом обзоре, провел сравнительный анализ преимуществ возложения уголовной ответственности на корпорации по сравнению с другими видами ответственности: корпоративной гражданской ответственностью, личной ответственностью управляющих, ответственностью третьей стороны и административными санкциями. Он приходит к выводу, что существует очень мало аргументов для продолжения использования уголовной, а не гражданской ответственности по отношению к корпорациям: «Действительно, ответом на вопрос, содержащийся в заглавии «Корпоративная уголовная ответственность: какую функцию она выполняет?» - будет «почти никакой»*.

* См.: Khanna K.S. Corporate criminal liability: what purpose does it serve? Harvard law review.

Vol.109. 1996. № 7. P.1477-1534.

ГЛАВА 2. Преступления в сфере экономической деятельности по законодательству государств – участников содружества независимых государств В настоящее время практически все государства - участники СНГ, возникшие после распада Советского Союза из бывших союзных республик СССР, проводят реформу своего уголовного законодательства. Социально-экономические преобразования в государствах - членах Содружества основаны на признании равноправия всех форм собственности, ограничении государственного вмешательства в экономику, провозглашении свободы предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, поддержке конкуренции. Эти обстоятельства, а также общность правовых традиций и правового менталитета определяют во многом сходные подходы в государствах, входящих в Содружество, к реформированию законодательства, определяющего круг уголовно наказуемых деяний в сфере экономики, и соответствующие уголовно правовые решения, что особенно важно в условиях сохранившихся экономических связей и межнационального характера многих экономических преступлений.

Однако, встав на путь проведения экономических реформ в направлении создания рыночной экономики, государства - участники СНГ находятся на разных этапах этих реформ. Следствием данного обстоятельства является наличие некоторых достаточно принципиальных особенностей, характерных для законодательства ряда из этих государств.

Первым в ранге суверенного государства новый Уголовный кодекс приняла Республика Узбекистан.

Он вступил в действие с 1 апреля 1995 г.*.

* См.: Уголовный кодекс Республики Узбекистан. Официальное издание. Ташкент, 1995.

Преступления в сфере экономической деятельности узбекский законодатель поместил в двух главах «Преступления против основ экономики» (гл. ХII) и «Преступления в сфере хозяйственной деятельности» (гл. ХIII). К числу преступлений против основ экономики относятся: заключение сделки вопреки интересам Республики Узбекистан (ст. 175);

изготовление, сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст.176);

незаконное приобретение или сбыт валютных ценностей (ст.177);

сокрытие иностранной валюты (ст. 178);

лжепредпринимательство (ст. 179);

лжебанкротство (ст. 180);

сокрытие банкротства (ст.181);

нарушение таможенного законодательства (ст.182);

нарушение антимонопольного законодательства (ст. 183);

уклонение от уплаты налогов или других платежей (ст. 184);

нарушение правил сдачи драгоценных металлов или камней (ст. 185). Соответственно, преступлениями в сфере хозяйственной деятельности являются: выпуск или реализация недоброкачественной продукции (ст.

186);

обман покупателей или заказчиков (ст. 187);

незаконная торговая или посредническая деятельность (ст. 188);

нарушение правил торговли или оказания услуг (ст. 189);

занятие деятельностью без лицензии (ст. 190);

незаконное собирание, разглашение или использование информации (ст. 191);

дискредитация конкурента (ст. 192).

Характерной особенностью Уголовного кодекса Республики Узбекистан является то, что в нем содержится легальное разъяснение понятий «значительный», «крупный» и «особо крупный» размер (ущерб), чего не смог сделать российский законодатель. В кодексе сохранены конструкции составов с административной преюдицией.

Из числа преступлений, не известных Уголовному кодексу РФ, можно выделить заключение сделки вопреки интересам Республики Узбекистан и дискредитацию конкурента.

Первое из названных преступлений определяется как заключение заведомо невыгодной сделки должностным лицом государственного органа, предприятия, учреждения, организации, независимо от формы собственности, общественного объединения, причинившей крупный ущерб интересам республики.

Дискредитация конкурента - это типичное проявление недобросовестной конкуренции. Уголовный кодекс Узбекистана описывает данное преступление как распространение заведомо ложных, неточных или искаженных сведений в печатном или иным способом размноженном тексте либо в средствах массовой информации с целью нанесения вреда деловой репутации хозяйствующего субъекта. Никаких последствий этой деятельности для возникновения уголовной ответственности не требуется.

Будучи первым в ряду уголовных кодексов новых суверенных государств, узбекский Уголовный кодекс упустил, на мой взгляд, необходимость криминализации таких общественно опасных деяний в сфере экономической деятельности, как отмывание денежных средств или иного имущества, полученных незаконным (преступным) путем, незаконное получение кредита, незаконное использование чужого товарного знака, заведомо ложная реклама, злоупотребление при выпуске ценных бумаг и др.

16 июля 1997 г. был принят, а с 1 января 1998 г. начал действовать новый Уголовный кодекс Республики Казахстан. Глава «Преступления в сфере экономической деятельности» включает в себя статей и содержит довольно много преступлений, не известных действующему российскому уголовному закону: злостное нарушение установленного порядка проведения публичных торгов и аукционов (ст. 197);

внесение в реестр держателей ценных бумаг заведомо ложных сведений (ст.203);

представление заведомо ложных сведений об операциях с ценными бумагами (ст.204);

нарушение правил проведения операций с ценными бумагами (ст.205), подделка и использование марок акцизного сбора (ст. 208);

нарушение правил бухгалтерского учета (ст.218);

представление заведомо ложных сведений о банковских операциях (ст.219);

незаконное использование денежных средств банка (ст.220);

получение незаконного вознаграждения (ст.224).

Наибольший интерес вызывает состав незаконного использования денежных средств банка, который охватывает три вида деяний: 1) использование работниками банка собственных средств банка и (или) привлеченных средств банка для выдачи заведомо безвозмездных кредитов или совершения заведомо невыгодных для банка сделок;

2) предоставление необоснованных гарантий банка или необоснованных льготных условий клиентам банка либо другим лицам;

3) заведомо неправильное или заведомо несвоевременное перечисление работниками банка денежных сумм, в том числе валютных средств по банковским счетам клиентов. Во всех этих случаях обязательным условием уголовной ответственности является причинение крупного ущерба гражданину, организации или государству.

Следует подчеркнуть характерную особенность УК Казахстана, что понятия крупного (особо крупного) размера, ущерба, дохода получили во всех случаях легальное толкование непосредственно в статьях кодекса.

Восприняв рекомендации Модельного Уголовного кодекса для государств - участников СНГ, казахский законодатель с учетом специфики объекта посягательства различает два вида контрабанды:

контрабанда изъятых из обращения предметов, а также предметов, обращение которых ограничено, отнесена к преступлениям против общественной безопасности и общественного порядка (ст. 250);

Контрабанда всех других товаров и предметов называется экономической контрабандой (ст.209) и относится к преступлениям в сфере экономической деятельности.

В эту же главу включена единственная статья, где говорится о компьютерных преступлениях (ст.227). Криминализированы данной статьей следующие деяния: неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, создание, использование или распространение вредоносных программ для ЭВМ или машинных носителей с такими программами.

Несколько позднее, 1 октября 1997г., был принят Уголовный кодекс Кыргызской Республики. Этот кодекс воспринял в основном систему экономических преступлений, изложенную в УК России. Вместе с тем, предусмотрев практически все составы преступлений в сфере экономической деятельности, содержащиеся в российском УК, кыргызский законодатель включил в соответствующую главу дополнительно составы: нарушение правил бухгалтерского учета (ст. 187);

злостное нарушение порядка проведения публичных торгов или аукционов (ст. 189);

нарушение метрологических правил (ст. 196);

изготовление, хранение, сбыт и использование поддельных акцизных марок (ст. 199);

производство, хранение, импорт и реализация продукции, подлежащей обязательному акцизному обложению без акцизных марок (ст. 200);


производство, сбыт спирта и спиртосодержащих напитков без лицензии (ст.201);

производство, хранение, сбыт недоброкачественного спирта и спиртосодержащих напитков (ст.203);

невозвращение из-за границы материальных ценностей (ст.205);

неисполнение законных требований налоговых служб и противодействие им (ст.214);

незаконное представление или получение финансовых льгот (ст.215).

УК Республики Кыргызстан, наряду с ответственностью гражданина (ст.211) и должностных лиц хозяйствующих субъектов (ст. 213) от уплаты налогов, особо предусматривает ответственность за такое же деяние частного предпринимателя (ст.212).

Следует отметить также примечание к ст. 194 УК, согласно которому уголовное преследование за незаконное разглашение или использование коммерческой или банковской тайны осуществляется лишь по заявлению коммерческой организации либо индивидуального предпринимателя, потерпевших ущерб. Активную законотворческую деятельность вели законодатели Республики Беларусь. Не дожидаясь разработки проекта нового уголовного кодекса, с началом экономической реформы в Уголовный кодекс 1960 г. было внесено множество изменений и дополнений *.

* См.: Уголовный кодекс Республики Беларусь (с изм. и доп. по сост. на 10 января 1998 г.) Минск, 1998.

Глава «Иные государственные преступления»дополнена статьями об ответственности за незаконный выпуск (эмиссию) ценных бумаг (ст. 841), подлог проспекта эмиссии ценных бумаг (ст.842), нарушение установленного порядка проведения валютных операций (ст.851), незаконное открытие счетов за пределами Республики Беларусь (ст.852).

Вместо главы «Хозяйственные преступления»в кодексе появилась глава Преступления в сфере предпринимательства и иной хозяйственной деятельности», которая в настоящее время содержит статьи: передача или отправка потребителю недоброкачественной, некомплектной или нестандартной продукции (ст. 149);

реализация продукции загрязненной радионуклидами сверх допустимых уровней (ст.1492);

лжепредпринимательство (ст. 1501);

выманивание кредита или дотаций (ст. 1502);

ложное банкротство (ст. 1503);

злостное банкротство (ст.1504);

срыв возмещения убытков кредитору (ст.1505);

спекуляция (ст. 1506);

нарушение порядка осуществления предпринимательской деятельности (ст. 151);

нарушение антимонопольного законодательства (ст. 1513);

установление и поддержание монопольных цен (ст. 1514);

недобросовестная конкуренция (ст. 1511);

незаконное пользование товарными знаками (ст. 152);

незаконное использование деловой репутации конкурента (ст. 152 1);

дискредитация деловой репутации конкурента (ст.1522);

распространение ложной информации о продукции (товарах, работах, услугах) - ст. 1523;

срыв публичных торгов (ст. 1524);

коммерческий подкуп (ст. 1525);

обман покупателей и заказчиков (ст. 153);

выпуск в продажу недоброкачестенных, нестандартных и некомплектных товаров (ст. 154);

изготовление, хранение с целью продажи или продажа крепких спиртных напитков домашней выработки (ст. 155);

нарушение правил торговли спиртными напитками (ст. 156);

получение незаконного вознаграждения от граждан за выполнение работ, связанных с обслуживанием населения (ст. 1561);

нарушение правил торговли (ст. 1562);

подделка знаков почтовой оплаты и проездных билетов (ст. 157);

занятие запрещенными видами предпринимательской деятельности (ст. 160);

сокрытие, занижение прибыли и доходов (ст. 160 1) и ряд других статей о преступлениях эконогической направленности.

Республика Беларусь первой из числа государств, входящих в СНГ, законодательно сформулировала состав коммерческого подкупа (13 июня 1993 г.), определив его как получение работником субъекта хозяйствования, не являющимся должностным лицом, материальных ценностей или услуг имущественного характера за действия (бездеятельность) в интересах дающего, связанное с исполняемой этим лицом работой и заведомо способное причинить вред интересам собственника предприятия или его клиентам. При этом нужно иметь в виду, что белорусский кодекс считает должностными лицами работников, занимающих должности, связанные с исполнением организационно-распорядц. тельных либо административно-хозяйственных обязанностей в учреждениях организациях либо на предприятиях независимо от формы собственности (при! меч. к ст.

166 УК).

Из числа других новелл в Уголовном кодексе Республики Беларусь нужно выделить состав «срыв публичных торгов» («совершение с корыстной целью действий, приведших к срыву публичных торгов во вред собственнику имуще-ства или иному субъекту хозяйствования, в пользу которого торги проводятся»), аналога которому нет в российском УК.

17 мая 1997 г. Президент Республики Беларусь подписал Закон «О внесении изменений и дополнений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь». Уголовный кодекс был дополнен ст. 1516 («Принуждение к заключению договора или выполнению обязательств») и ст. 1526 («Легализация преступных доходов»).* * См.: Судеты весник. 1997. №3. С.8.

Первая из названных статей устанавливает уголовную ответственность за понуждение к заключению договора или выполнению договорных обязательств либо принуждение к уплате долга, возмещению причиненного ущерба, а равно за принуждение к уплате штрафа, неустойки или пени, совершенные под угрозой насилия над потерпевшим или его близкими, либо повреждения или уничтожения их личного имущества, или имущества, находящегося в их ведении или под охраной. Квалифицированными видами преступления являются совершение его повторно, или по предварительному сговору группой лиц, или под угрозой убийства либо нанесения тяжких телесных повреждений, или с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, или с повреждением либо уничтожением имущества (ч. 2), а особо квалифицированными - совершение организованной группой, или особо опасным рецидивистом, или же с применением насилия, опасного для жизни и здоровья (ч.3). Состав преступления несколько напоминает норму российского УК об ответственности за принуждение к сделке или к отказу от ее совершения, хотя круг уголовно наказуемых деяний по ст. 151 6 УК Республики Беларусь значительно шире. У правоприменителя будут проблемы с разграничением этого преступления от вымогательства и самоуправства.

В ст. 1526 УК Республики Беларусь необходимо обратить внимание, что речь идет о легализации имущества, приобретенного именно заведомо преступным путем (а не незаконным, как сказано в ст. УК РФ). Закон предусмотрел и важное стимулирующее положение, что лицо, участвующее в легализации преступных доходов, освобождается от уголовной ответственности за эти действия, если оно добровольно заявило об этом или выдало преступные доходы.

Таким образом, белорусский Уголовный кодекс сейчас выглядит несколько эклектичным. Он содержит множество новых норм о преступлениях, характерных для общества с рыночной экономикой.

В то же время особенности экономического развития Республики Беларусь заставляют законодателя сохранить несколько старых норм (хотя и с известной модификацией) о преступлениях, характерных для общества с планово-распределительной экономикой. Это нормы об ответственности за передачу или отправку потребителю недоброкачественной, некомплектной или нестандартной продукции и о выпуске такой продукции в продажу, за спекуляцию, нарушение правил торговли и некоторые другие.

Спекуляция трактуется в ст. 1506 УК как скупка на предприятиях (в организациях) государственной торговли и потребительской кооперации Республики Беларусь товаров, предназначенных для розничной продажи населению, и перепродажа таких товаров с целью наживы, а нарушение правил торговли (ст. 1562) - это продажа товаров или медикаментов со складов, баз, из подсобных помещений государственных предприятий (организаций) бытового обслуживания, торговли (общественного питания), здравоохранения или при доставке их к месту хранения (реализации), а равно сокрытие товаров или медикаментов от покупателей. Сохранен в кодексе и метод построения составов экономических преступлений с административной преюдицией.

Белорусские исследователи (А.И. Лукашов, В.Е. Захаренко) полагают, что преступления, о которых говорится в главе «Преступления в сфере предпринимательства», непосредственно посягают на интересы хозяйствования Республики Беларусь, на правильное функционирование и развитие ее отдельных отраслей. Их подразделяют на две группы: 1) преступления, посягающие на общие условия хозяйствования, и 2) преступления в отдельных сферах хозяйственной деятельности.

В зависимости от того, в какой сфере народного хозяйства, совершаются преступления, названные группы делятся на подгруппы.

Так, среди преступлений, посягающих на общие условия хозяйствования, выделяются подгруппы: 1) посягательства на установленный порядок, препятствующий монополистической деятельности;

2) посягательства на установленный порядок осуществления добросовестной конкуренции;

3) посягательства на иные общие условия хозяйствования.

В свою очередь преступления, совершенные в отдельных сферах хозяйственной деятельности, делятся на шесть подгрупп: 1) посягательства на интересы потребителя;

2) посягательства на нормальную деятельность финансово-бюджетной, денежно-кредитной и валютной систем;

3) посягательства на установленный порядок осуществления предпринимательской деятельности;

4) посягательства на установленный порядок уплаты налогов;

5) посягательства на установленный порядок использования природных ресурсов;

6) посягательства на интересы агропромышленного комплекса*.

* См.: Уголовное право Республики Беларусь. Особенная часть. Учебное и практическое пособие / Под общ. ред.

А.И.Лукашова. Минск. 1997. С.197.;

Захаренко В.Е. Уголовное право Республики Беларусь. Особенная часть (Научно практический комментарий). Учебное пособие. Минск, 1997. С.127-129.


Уголовное законодательство Украины находится примерно в том же состоянии, что и Республики Беларусь. Проект нового Уголовного кодекса разработан, но пока еще не принят. Продолжает действовать Уголовный кодекс Украинской ССР 1960 г. с многочисленными изменениями и дополнениями, коснувшимися в первую очередь регламентации ответственности за экономические преступления*.

* См.: Уголовный кодекс Украины (с изм. и доп. по сост. на 1 июля 1996 г.). Харьков, 1996.

К числу «иных преступлений против государства» кодекс относит контрабанду (ст. 70), контрабанду наркотических средств, психотропных веществ или прекурсоров (ст.701), изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст.79), нарушение правил о валютных операциях (ст. 80), сокрытие валютной выручки (ст. 801).

Среди «хозяйственных преступлений» можно выделить большую группу составов преступлений, связанных с нарушением установленного порядка ведения экономической деятельности: выпуск или реализации недоброкачественных товаров (ст. 147);

преступно-небрежное использование или хранение сельскохозяйственной техники (ст. 1472);

преступно-небрежное хранение зерна и семян масличных культур (ст. 1473);

занятие запрещенными видами предпринимательской деятельности (ст. 148);

уклонение от уплаты налогов (ст. 1482);

нарушение порядка занятия предпринимательской деятельностью (ст. 1483);

фиктивное предпринимательство (ст. 1484);

мошенничество с финансовыми ресурсами (ст. 1485);

незаконное собирание с целью использования или использование сведений, составляющих коммерческую тайну (ст. 1486);

разглашение коммерческой тайны (ст. 1488);

изготовление спиртных напитков и торговля ими (ст. 149);

подделка знаков почтовой оплаты и проездных билетов (ст. 153);

спекуляция (ст. 154);

обман покупателей (ст. 155);

обман заказчиков (ст.

1551);

получение незаконного вознаграждения от граждан за выполнение работ, связанных с обслуживанием населения (ст. 1552);

нарушение правил торговли (ст. 1553);

искусственное повышение и поддержание высоких цен на товары народного потребления и услуги населению (ст.155 5);

незаконная торговая деятельность (ст. 1556), сговор о фиксировании цен (ст. 1557), сокрытие банкротства (ст. 1562), фиктивное банкротство (ст. 1563).

Украинский законодатель тоже пока сохраняет административную преюдицию как условие уголовной ответственности за ряд деяний, и ответственность за выпуск и реализацию недоброкачественных товаров, спекуляцию и нарушение правил торговли, понимаемые примерно так же, как и в УК Республики Беларуси.

Суть преступления, названного в УК мошенничеством с финансовыми ресурсами, близка с российскому преступлению - незаконное получение кредита. Оно определено как представление гражданином-предпринимателем или учредителем либо собственником субъекта предпринимательской деятельности, а также должностными лицами субъекта предпринимательской деятельности заведомо ложной информации государственным органам, банкам или другим кредиторам с целью получения субсидий, субвенций, дотаций, кредитов либо льгот по налогам при отсутствии признаков хищения.

Предусмотрена ответственность и за изготовление с целью сбыта, сбыт или использование иным путем поддельных негосударственных ценных бумаг (ч.3 п.4 ст.1483), однако они не приравнены к государственным бумагам, как это сделано в России.

Изменения в регламентацию ответственности за хозяйственные преступления вносились в уголовные кодексы и других государств - участников СНГ. Они касались составов контрабанды, валютных и налоговых преступлений, ответственности за незаконную предпринимательскую деятельность и некоторых других видов преступной деятельности. Не имея возможности дать подробный и исчерпывающий обзор этих изменений, остановимся на некоторых новеллах.

Законом Республики Таджикистан от 1 февраля 1996 г. была установлена уголовная ответственность за нарушение порядка занятия предпринимательской деятельностью. Преступление выражается в занятии предпринимательской деятельностью без специального разрешения (лицензии) или занятии запрещенными видами предпринимательской деятельности, совершенном повторно в течение года после наложения административного взыскания за такие же нарушения. Занятие предпринимательской деятельностью без регистрации закон отнес к административным правонарушениям.

Административными проступками объявлялись также нарушение банковскими учреждениями порядка открытия счетов юридическим лицам, непредставление или несвоевременное представление сведений по банковским счетам в налоговые органы, неисполнение или задержка исполнения поручений по перечислению в бюджет налоговых платежей, использование неперечисленных сумм налоговых платежей в качестве кредитных ресурсов.

Уголовный кодекс Республики Таджикистан этот же закон дополнил статьей о лжепредпринимательстве (ст. 1754), понимаемом как создание предприятий и других предпринимательских организаций без намерения осуществлять уставную деятельность с целью получения ссуд, кредитов, освобождения прибыли от налогов.

По закону от 4 апреля 1995 г. в УК Азербайджанской республики внесена новая статья о наказании за нарушение правил валютного регулирования, за покупку, продажу, обмен валюты в общественных местах (ст. 1574).

Законом Республики Грузия от 7 марта 1995 г. внесены изменения в ст. 163 Уголовного кодекса о нарушении правил применения купонов в обращении на территории республики, в ст. 163 1 - о нарушении правил валютных операций, в ст.79 - о контрабанде, в ст. 163 - о нарушении правил использования национальной валюты, в ст. 1697 - об ответственности за незаконное предпринимательство.

Законом Республики Туркменистан от 18 июня 1996 г. из Уголовного кодекса исключены ст. 87 - о нарушении правил осуществления валютных операций и ст. 171 - о спекуляции. Новую редакцию получили ст. 173 - об обмане покупателей и заказчиков и ст. 1761, предусматривающая ответственность за нарушение правил торговли. 17 февраля 1996 г. на седьмом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств - участников Содружества Независимых Государств был принят Модельный Уголовный кодекс - рекомендательный акт для Содружества Независимых Государств *. Этот Кодекс должен был послужить основой для формирования уголовного законодательства, относительно единого для всех стран Содружества. Предпосылками для сближения национальных законодательств посредством разработки Модельного УК являются следующие основные обстоятельства:

* См.: Приложение к «Информационному бюллетеню» МПА государств - участников СНГ. 1996. № 10;

Модельный Уголовный кодекс для государств - участников СНГ // Правоведение. 1996. № 1. С.92-150.

- практически все государства - участники СНГ признали новую систему приоритетов, провозгласив курс на создание в своих странах демократического гражданского общества, где человек, его права и свободы являются высшими ценностями;

- экономические системы государств - участников СНГ основываются на признании равноправия всех форм собственности, свободы предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, поддержке конкуренции;

- общность основных характеристик и тенденций развития преступности в государствах Содружества и транснациональный характер многих преступных проявлений;

- сохранившееся принципиальное сходство уголовно-правовых систем государств Содружества, общность правовых традиций, сформировавшихся за несколько десятилетий существования в одном государстве*.

* См.: Волженкин Б.В. Предпосылки и концептуальные проблемы разработки Модельного Уголовного кодекса для государств - участников СНГ // Вестн. МПА. 1995. № 4 (11).

Интересующие нас составы преступлений изложены в гл. 29 Модельного УК, названной «Преступления против порядка осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности». Как представляется, такое название более точно отражает особенности объекта посягательства преступлений, включенных в данную главу, чем принятое в Уголовном кодексе РФ «Преступления в сфере экономической деятельности».

Глава насчитывает 30 статей, предусматривающих ответственность за следующие преступления:

воспрепятствование законной предпринимательской деятельности;

незаконное предпринимательство;

незаконная банковская деятельность;

лжепредпринимательство;

легализация доходов;

полученных противозаконным путем;

незаконное получение кредита;

уклонение от погашения кредиторской задолженности;

неправомерные действия при банкротстве;

злостное банкротство;

фиктивное банкротство;

злостное нарушение правил бухгалтерского учета;

монополистические действия и ограничение конкуренции;

злостное нарушение правил проведения публичных торгов и аукционов;

незаконное использование товарного знака;

заведомо ложная реклама;

незаконное получение информации;

составляющей коммерческую или банковскую тайну;

разглашение коммерческой или банковской тайны;

коммерческий подкуп;

подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов;

изготовление, хранение или сбыт поддельных денег или ценных бумаг;

изготовление или сбыт поддельных кредитных карт и иных платежных документов;

злоупотребление при выпуске (эмиссии) ценных бумаг;

незаконная сделка с валютными ценностями;

нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней;

экономическая контрабанда;

уклонение от уплаты таможенных платежей;

уклонение от уплаты налогов с организаций;

уклонение гражданина от уплаты налога;

обман потребителей;

злоупотребление полномочиями служащими коммерческих или иных организаций;

злоупотребление правомочиями аудиторами, третейскими судьями, нотариусом или адвокатом;

превышение правомочий служащими частных охранных или детективных служб.

Следует обратить внимание на составы преступлений, отсутствующие в УК России (злостное нарушение правил бухгалтерского учета;

злостное нарушение порядка проведения публичных торгов и аукционов), новое решение вопроса об ответственности за контрабанду, помещение в данную главу составов преступлений, отнесенных в УК РФ к числу преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях, более четкое и полное, на мой взгляд, описание признаков таких преступлений, как легализация доходов, полученных незаконным путем, незаконное получение кредита и ряда других.

Так, Модельный кодекс выделяет контрабанду как преступление против общественной безопасности, когда предметом незаконного перемещения через государственную или таможенную границу являются наркотические средства, психотропные, сильнодействующие, ядовитые и другие опасные вещества, вооружение, военная техника, оружие массового поражения и другие опасные вещества, средства или предметы, и экономическую контрабанду, предметом которой будут вещи и ценности, запрещенные или ограниченные к перемещению через таможенную границу за исключением предметов, указанных в статье о контрабанде. Во всех иных случаях можно говорить не о контрабанде, а об уклонении от уплаты таможенных платежей.

Интересно сформулирована статья о незаконном получении кредита. Обман кредитора при этом может быть связан с представлением ему ложных сведений относительно любых обстоятельств, имеющих существенное значение для получения кредита, дотаций, льготных условий кредитования, а равно с несообщением информации о возникновении обстоятельств, могущих повлечь прекращение кредитования, дотирования, отмену льгот либо ограничение размеров выделенного кредита или дотации.

Легализация доходов, полученных противозаконным путем, определена в Модельном УК в понятиях, близких к международно принятым: сокрытие или искажение незаконных источников и природы происхождения, местонахождения, размещения, движения или действительной принадлежности денежных средств или иного имущества либо прав на имущество, заведомо полученных незаконным путем, а равно использование таких денежных средств или иного имущества для занятия предпринимательской или иной экономической деятельностью.

Более широко представлены уголовные правонарушения при выпуске (эмиссии) ценных бумаг.

Предлагается криминализировать не только внесение в проспект эмиссии заведомо недостоверной информации, утверждение проспекта эмиссии, содержащего такую информацию или утверждение заведомо недостоверных результатов эмиссии, но также выпуск ценных бумаг и их публичное размещение без регистрации в установленном порядке либо использование заведомо подложных документов для регистрации ценных бумаг.

Разработчики Модельного кодекса сочли более правильным не выделять составы коммерческого подкупа, злоупотребления полномочиями служащими коммерческих и иных организаций, злоупотребления правомочиями аудиторами, третейскими судьями, нотариусами или адвокатами и превышения правомочий служащими частных охранных или детективных служб в самостоятельную главу «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях», как это было позднее сделано в УК РФ. Самостоятельное существование этой главы сомнительно ввиду отсутствия особого правоохраняемого объекта.

В Модельном УК субъектами коммерческого подкупа предлагается признать не только служащих коммерческих и иных организаций, но и третейских судей, нотариусов, аудиторов, адвокатов в случае получения ими материальных ценностей или пользования услугой имущественного характера за совершение в интересах дающего незаконного действия (бездействия) в связи с занимаемым этими лицами положением, а равно совершенного путем вымогательства за совершение законных действий, входящих в их полномочия.

Можно надеяться, что Модельный УК явится серьезным подспорьем для разработчиков проектов уголовных кодексов и законодателей государств - участников СНГ в создании современного законодательства, направленного на борьбу с экономической преступностью.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Итак, работа завершена.

Читатель имел возможность проследить за стопятидесятилетней историей развития российского законодательства, регламентирующего ответственность за различные правонарушения в сфере экономики, поразмышлять над новеллами Уголовного кодекса РФ 1996 г., касающимися преступлений в сфере экономической деятельности, подумать над некоторыми вопросами их квалификации.

Можно с уверенностью предсказывать, что борьба с экономической преступностью и прежде всего с ее организованными формами будет одной из актуальнейших задач государства как в ближайшей, так и в более отдаленной перспективе. В Прогнозе развития экономической преступности и коррупции на 1997-2000 гг., подготовленном Министерством внутренних дел России, утверждается, что реальных позитивных изменений криминогенной ситуации в экономике к 2000 г. не произойдет. Устойчивый рост экономических преступлений будет сопровождаться повышением их общественной опасности за счет более квалифицированных форм совершения, расширения масштабов коррумпированности и дальнейшего сращивания с общеуголовной преступностью.

Авторы этого документа прогнозируют ежегодный прирост в пределах 100-200 процентов 15- видов экономических преступлений, впервые криминализированных в Уголовном кодексе РФ 1996 г.

(лжепредпринимательство, получение кредита путем обмана, налоговые преступления, ограничение конкуренции, злоупотребление при выпуске ценных бумаг, преднамеренное банкротство и др.) *.

* См.: РГ, 1997. 6 февр.

Жизнь покажет, насколько верным был данный прогноз. Практика проверит и обоснованность новых законодательных решений вопросов борьбы с экономическими правонарушениями, возможно, выявит незаметные сейчас изъяны и пробелы закона, поставит перед правоприменителями подчас неожиданные квалификационные проблемы. Но об этом уже в следующей работе.

Ноябрь 1998 г.

ЛИТЕРАТУРА 1. Астапкина С.М., Максимов С.В. Криминальные расчеты: уголовно-правовая охрана инвестиций.

М., 1995.

2. Афанасьев Н.Н. Преступления в сфере экономической деятельности // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Колл. авт. М., 1997.

3. Афанасьев Н.Н. Преступления в сфере экономической деятельности // Уголовное право.

Особенная часть. Учебник / Под. ред. Н.И. Ветрова и Ю.И. Ляпунова. М., 1998.

4. Банковский бизнес в России: Криминологические и уголовно-правовые проблемы/Руков. авт. колл.

Г.А. Тосунян, М., 1994.

5. Беляев В.Г. Преступления в сфере экономической деятельности // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.И. Бойко. Ростов-на-Дону, 1996.

6. Верин В. Экономические преступления в нормах нового Уголовного кодекса РФ//Закон. 1997. N7 10.

7. Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.И. Радченко. М., 1996.

8. Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Уголовно-правовая охрана финансовой сферы: новые виды преступлений и их квалификация. М., 1995.

9. Гаухман Л. Д., Максимов С.В. Уголовная ответственность за преступления в сфере экономики. М., 1996.

10. Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.Н. Преступления в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Красноярск, 1998.

11. «Грязные» деньги и закон. Правовые основы борьбы с легализацией преступных доходов.

Сборник материалов/Сост. В.С. Овчинский. М., 1994.

12. Дементьева Е.Е. Экономическая преступность и борьба с ней в странах с развитой рыночной экономикой (на материалах США и Германии). М., 1992.

13. Жалинский А.Э. Преступления в сфере экономической деятельности // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М., 1996.

14. Кернер Х.-Х., Дах Э. Отмывание денег. Путеводитель по действующему законодательству и юридической практике. М., 1996.

15. Ларичев В.Д. Как уберечься от мошенничества в сфере бизнеса. М., 1996.

16. Ларичев В. Д. Преступления в кредитно-денежной сфере и противодействие им. М., 1996.

17. Леонтьев Б.М. Преступления в сфере экономической деятельности // Уголовный кодекс Российской Федерации. Постатейный комментарий / Науч. ред. Н. Ф. Кузнецова, Г.М. Миньковский.

М., 1997.

18. Леонтьев Б.М. Преступления в сфере экономической деятельности // Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Под общ. ред. Г.Н. Борзенюва и В.С. Комиссарова. М., 1997.

19. Лопашенко Н.А. Вопросы квалификации преступлений в сфере экономической деятельности.

Саратов, 1997.

20. Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономической деятельности: понятия, система, проблемы квалификации и наказания. Саратов, 1997.

21. Мельникова В. Е. Преступления в сфере экономической деятельности // Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. Учебник для юридических вузов / Отв. ред. Б.В.

Здравомыслов. М., 1996.

22. Новоселов Г.П., Погосян Т.Ю. Преступления в сфере экономической деятельности // Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов / Отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов.

М., 1997.

23. Панченко П.Н. Преступления в сфере экономической деятельности // Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Том первый /Под ред. П.Н. Панченко.

Нижний Новгород, 1996.

24. Погосян Т.Ю. Торговые отношения в призме уголовного законодательства. Историко-правовой аспект. Екатеринбург, 1998.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.