авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |

«1 ББК 67.99(2)8 УДК 343.7 В 67 Редакционная коллегия серии «Теория и практика уголовного права и ...»

-- [ Страница 5 ] --

Создание лжепредпринимательской коммерческой организации с целью противоправного безвозмездного изъятия и обращения чужого имущества в пользу виновного или других лиц путем обмана или злоупотребления доверием и фактическое завладение чужим имуществом подобным образом, на мой взгляд, следует квалифицировать как мошенничество по ст. 159 УК. Привлечение к ответственности по совокупности ст. 173 и ст. 159 УК возможно лишь в случае реальной совокупности данных преступлений, в частности, когда в результате лжепредпринимательства имело место извлечение имущественной выгоды, не связанное с хищением чужого имущества, но причинившие крупный ущерб гражданам, организациям или государству.

В юридической литературе высказана и иная точка зрения по этому вопросу. Так, по мнению Н.А.

Лопашенко, при создании лжепредпринимательской организации с целью хищения имеются признаки двух различных общественно опасных деяний, требующих самостоятельной квалификации. Сам факт создания фиктивной коммерческой организации остается за рамками мошенничества.

Лжепредпринимательство посягает не на собственность, а на принципы осуществления хозяйственной деятельности. Изъятие имущества и обращение его в пользу виновного или других лиц, совершенное в рамках фиктивной организации, составом лжепредпринимательства не охватывается. * * См.: Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономической деятельности: понятия, система. С. 244-245;

См.: также:

Котин В. Ответственность и лжепредпринимательство. С.16-17;

Уголовное право. Особенная часть / Отв. ред. И.Я.

Казаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. С.219-220.

И.В. Шишко и Г.Н. Хлупина, высказываясь за квалификацию лжепредпринимательства по совокупности с мошенничеством, в то же время признают, что в таком случае один и тот же ущерб рассматривается в качестве последствий двух преступлений, что противоречит принципу законности (См.: Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.Н. Преступления в сфере экономической деятельности... С.34-36).

Однако при привлечении к уголовной ответственности по двум статьям УК, даже в случаях идеальной совокупности, необходимо установить, что в действиях виновного содержались все признаки составов соответствующих преступлений, т.е. применительно к анализируемому вопросу - что создание лжепредпринимательской структуры само по себе, помимо мошеннических действий, направленных на завладение имуществом, причинило крупный ущерб. В подобных же ситуациях ущерб причиняется не созданием фиктивной коммерческой организации, а другими действиями, образующими состав хищения чужого имущества путем мошенничества. Создание фиктивной организации было одним из способов для осуществления обмана в намерениях;

при этом данный способ не содержал всех признаков состава лжепредпринимательства.* * Правильно пишет В. Лимонов, что в этой ситуации лжепредпринимательство - одна из разновидностей мошеннического обмана, квалифицируемого по ст. 159 УК РФ (См.: Лимонов В. Отграничение мошенничества от смежных составов // Законность. 1998. №3. С.40).

Учредители и руководители лжепредпринимательской организации, освобожденной от уплаты налогов, не могут привлекаться по ст. 199 УК за уклонение от уплаты налогов с организаций в силу отсутствия в этом случае признаков объективной стороны данного преступления.

Легализация (отмывание) денежных средств или имущества, приобретенных незаконным путем (ст. 174 УК) Федеральной программой Российской Федерации по усилению борьбы с преступностью на 1994 1995 г., утвержденной Указом Президента РФ № 1016 от 24 мая 1994 г., среди первоочередных мер были предусмотрены разработка и принятие Федерального закона «Об ответственности за легализацию преступных доходов». Постановка этой задачи была обусловлена размахом криминального предпринимательства и другой незаконной экономической деятельности и отсутствием правовой регламентации борьбы с «отмыванием грязных денег». Отсутствие законодательства, препятствующего легализации средств, добытых преступным путем, ставило Россию в условия, благоприятствующие теневому бизнесу, проведению крупномасштабных финансовых афер, «отмыванию» денег, полученных от незаконного оборота наркотиков и оружия, рэкета, проституции и других видов организованной преступной деятельности. Как указывалось в концепции проекта Федерального закона РФ «Об ответственности за легализацию преступных доходов», по оценкам МВД России, общий размер доходов, полученных преступными группировками в России в 1993 г., составил почти 2 трлн руб.

Основная часть этих доходов легализовалась посредством неконтролируемого ввода в коммерческий оборот, на чем специализировалось свыше 3 тыс. организованных преступных группировок, для чего многие из них (почти 1,5 тыс.) образовали в этих целях собственные легальные хозяйственные структуры. Преступными группами установлен контроль над более чем 40 тыс. хозяйствующих субъектов, среди которых более 400 банков, 47 бирж, около 1,5 тыс. государственных предприятий и объединений, используемых как для извлечения преступных доходов, так и для их легализации. Две трети легализируемых средств вкладывались в развитие криминального предпринимательства, пятая часть - расходовалась на приобретение недвижимости. Значительная часть доходов от преступной и иной незаконной деятельности легализовалась путем обмена на иностранную валюту и перевод за рубеж.* 1993-1994 гг. из России было вывезено за границу не менее 40 млрд. долларов США. В это же время около 16 млрд. долларов с Запада, в основном полученных от торговли наркотиками, были отмыты в России.** * См.: «Грязные» деньги и закон. Правовые основы борьбы с легализацией преступных доходов. Сборник материалов / Под ред. Е.А. Абрамова. Сост. В.С. Овчинский. М., 1994. С.8-10.

** См.: Основы борьбы с организованной преступностью / Под ред. B.C. Овчинского, В.Е. Элимова. Н.П. Яблокова. М., 1996. С. 186.

В последующие годы положение, если и изменилось, то в худшую сторону. В аналитическом докладе «О состоянии и мерах усиления борьбы с экономической преступностью и коррупцией в Российской Федерации», подготовленном МВД России в 1996г.*, отмечается, что, по мнению специалистов, объем теневой экономики достиг 40% валового внутреннего продукта, до 70% доходов, полученных незаконным путем, вкладывается в различные формы предпринимательской деятельности. Однако к моменту написания настоящего пособия Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем» не был принят. Единственным уголовно правовым средством борьбы с отмыванием «грязных» денег является предусмотренная ст. 174 УК РФ 1996 г. ответственность за совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или имуществом, приобретенными заведомо незаконным путем, а равно использование указанных средств для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности.

* См.: Щит и меч. 1996. № 11-12.

Законодательное регулирование ответственности за отмывание «грязных» денег необходимо прежде всего в интересах борьбы с организованной преступностью с тем, чтобы подорвать финансовую основу этой преступности. Данная задача актуальна для многих стран, о чем свидетельствуют Конвенция Совета Европы об «отмывании», выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности, принятая в Страсбурге 8 ноября 1990 г., и другие документы мирового сообщества. * Колоссальные средства, полученные от торговли наркотиками и оружием, незаконного игорного и наркобизнеса, контрабанды, хищений, другой незаконной деятельности, преступники стремятся легализовать, придать им видимость законных, пустить в оборот. Способы подобного «отмывания»различны. Полученные незаконным способом наличные деньги превращаются в другие ценности, например, вклады в банки или недвижимое имущество. Недвижимость затем продается, а средства, полученные от перепродажи, выглядят законными. Нередко с целью отмывания грязных денег создаются ложные коммерческие организации или деньги вкладываются в создаваемые либо реально действующие структуры. Большую роль в легализации незаконно нажитых средств играют банки.

«Непосредственная связь банков с преступным миром, - считает В.Д. Ларичев, - позволяет преступникам легализовать доходы от своей преступной деятельности, подкрепляет их намерение продолжать совершение преступлений. Тем самым создается общий криминальный фон, в орбиту которого вовлекается все большее количество людей... Обозначенная проблема имеет и другой аспект, внешнеэкономический. Речь идет о том, что если не перекрыть каналы поступления преступных доходов в российскую экономику, то это явится серьезным препятствием для вхождения страны в мировую экономическую систему, где нет доверия криминальным капиталам».** * О зарубежном законодательстве, направленном на борьбу с легализацией преступных доходов, см. в разд. III настоящего пособия.

** Банковский бизнес в России: криминологические и уголовно-правовые проблемы/ Руков. авт. колл. ГА. Тосунян. М., 1994. С.55-56.

Роль и назначение законов, предусматривающих ответственность за «отмывание» денег, высоко оценивают германские специалисты Харальд-Хане Кернер и Эберхард Дах, полагая, что эти законы «призваны не допустить утаивания или сокрытия истинной природы, происхождения, состояния, местонахождения или движения имущественных объектов или прав, а также их обладателей и распорядителей;

не допустить запуска незаконных, полученных преступным путем прибылей в легальный финансовый оборот, то есть воспрепятствовать подрыву экономической системы организованной преступностью, для чего требуется изоляция и самого лица, совершившего уголовно наказуемое деяние, и его «грязных денег». «Грязные деньги» должны быть лишены возможности поступить в обращение с тем, чтобы преступления утратили для преступников всякий смысл».* * Кернер Х.-Х., Дах Э. Отмывание денег. Путеводитель по действующему законодательству и юридической практике. М., 1996. С.36-37. Эту же идею проводит А.Э. Жалинский в предисловии к данной книге: «Отмывание денег — это заключительный этап превращения Преступности в высокодоходное и эффективное производство, в ходе которого происходит противоправная и вредная для общества концентрация экономической, а вслед за ней и политической власти в руках неконтролируемой группы лиц. Допустить отмывание денег - значит сделать выгодным торговлю наркотиками, уклонение от налогов, проституцию, вымогательство, взяточничество» (См.: Там же. С.8).

Под легализацией денежных средств и иного имущества, приобретенных незаконным путем, следует понимать различные действия (финансовые операции, другие сделки), осуществляемые с целью скрыть наличие и (или) происхождение имущества, полученного таким способом, для того, чтобы затем извлекать из него доходы.* * В Федеральном законе «О противодействии легализации и отмыванию доходов, полученных незаконным путем», принятом в первом чтении, это деяние определяется как умышленное придание правомерного вида пользованию, владению или распоряжению денежными средствами, иным имуществом, приобретенным заведомо незаконным путем.

В качестве предмета этого преступления могут выступать денежные средства, ценные бумаги в российской или иностранной валюте и иное движимое или недвижимое имущество, приобретенные как в России, так и за ее пределами. Закон подчеркивает, что способ приобретения этого имущества должен быть незаконным, хотя и необязательно преступным. Таким образом, предметом легализации прежде всего является имущество, полученное в результате совершения таких преступлений, как хищение, контрабанда, вымогательство, незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ, оружия, незаконное предпринимательство и банковская деятельность, организация или содержание притонов для занятия проституцией, незаконное распространение порнографических материалов или предметов, получение взятки, уклонение от уплаты налогов и ряда других.

В первоначальных проектах УК предполагалось установить ответственность за легализацию имущества, приобретенного именно преступным путем. Это вызвало замечание у некоторых специалистов, полагавших, что такая формулировка усложнит борьбу с отмыванием «грязных денег», поскольку потребует точного установления всех признаков и обстоятельств преступления, которым были получены отмываемые деньги или иное имущество. Формулировка - «приобретенных незаконным путем» - допускает таким образом, что предметом данного преступления может быть имущество, приобретенное в результате административного нарушения или гражданско-правового деликта (например, путем совершения недействительной сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности и т.

д.). * Характерно определение доходов (именно доходов, а не имущества. - Б.В.), полученных незаконным путем, содержащееся в проекте Типового Соглашения между Правительством Российской Федерации и правительством иностранного государства о сотрудничестве и взаимной помощи в области борьбы с незаконными финансовыми операциями, а также финансовыми операциями, связанными с легализацией (отмыванием) доходов, полученных незаконным путем, одобренном постановлением Правительства РФ № 840 от 8 июля 1997 г.: «Доходы, полученные незаконным путем» - вещи, включая деньги и ценные бумаги, движимое и недвижимое имущество, имущественные права, работы и услуги, результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность), иные объекты гражданских прав, приобретенные в результате нарушения национального законодательства каждой из Сторон, влекущего за собой уголовно-административную или гражданско-правовую ответственность»**.

* См.: Уголовное право России. Особенная часть. Учебник / Под ред. А.И. Рарога. С. 160;

Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Том первый / Под ред. П.Н. Панченко. С.479;

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. С. 175. В то же время в последнем из названных Комментариев к УК оговаривается, что «такое понимание незаконности соответствует тексту закона, однако нуждается в ограничительном толковании. Незаконность должна состоять в нарушении уголовно правового запрета, иначе применение данной статьи будет незаконным в силу п.2 ст.14 настоящего Кодекса ввиду отсутствия общественной опасности деяния»(там же). Эта мысль заслуживает внимания.

** РГ. 1997. 2 авг.

В юридической литературе последнего времени все же подчеркивается необходимость свести толкование понятия «незаконное приобретение отмываемых средств» к преступному способу их получения, как это сформулировано в международных правовых актах, в частности, Страсбургской конвенции Совета Европы 1990г.* * См.: Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономической деятельности: понятия и система... С. 180;

Горелик АС., Шишко И.В., Хлупина Г.Н. Преступления в сфере экономической деятельности... С.40;

Викулин А.Ю. Работа коммерческого банка по предотвращению легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем // Банковское дело. 1998. №1.

С.17-19;

Вершинин А. Легализация средств и иного имущества, приобретенных незаконным путем // Уголовное право. 1998.

№3. С.6-7.

Согласно закону легализация денежных средств или иного имущества, приобретенного заведомо незаконным путем, может быть осуществлена тремя различными способами: 1) посредством совершения с этим имуществом финансовых операций;

2) посредством совершения с ним других сделок;

3) в результате использования этих средств для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности.

Понятие финансовых операций не имеет общепризнанного содержания. Однако следует заметить, что закон называет финансовые операции как разновидность сделок. Поэтому правильным представляется мнение, что совершение финансовых операций образуют такие действия, как размещение на счетах в банках по договору банковского вклада;

приобретение на эти средства акций, облигаций и других ценных бумаг, выпускаемых коммерческими организациями;

обмен таких средств на иностранную валюту и т.п.* Безусловно, финансовой операцией будут действия по кредитному договору, когда «грязные деньги» кредитной организацией выдаются в кредит.

* См.: Уголовное право России. Особенная часть. Учебник / Под ред. А.И. Рарога. С. 160;

Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов / Отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. С.281-282.

В названном выше проекте Типового Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством иностранного государства о сотрудничестве и взаимной помощи в области борьбы с незаконными финансовыми операциями, а также финансовыми операциями, связанными с легализацией (отмыванием) доходов, полученных незаконным путем, незаконные финансовые операции понимаются как сделки и другие действия физических и юридических лиц, резидентов и нерезидентов с денежными средствами, Ценными бумагами и платежными документами независимо от формы и способа их осуществления, направленные на установление, изменение или прекращение связанных с ним» гражданских прав и обязанностей, совершенные с нарушением национального законодательства, влекущим уголовную, административную или гражданско-правовую ответственность (РГ. 1997. 2 авг.).

Под сделками в гражданском праве понимаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. ГК РФ). С легализацией незаконно полученных доходов могут быть связаны сделки купли-продажи, мены, сдача имущества в наем, аренду и некоторые другие.

В Федеральном законе «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем», принятом Государственной Думой в первом чтении, содержание понятия «операция с денежными средствами или иным имуществом» охватывает как финансовые операции, так и иные сделки с имуществом: действия физических и юридических лиц, независимо от формы и способа их осуществления, с денежными средствами, в том числе в иностранной валюте, ценными бумагами, валютными ценностями, иным имуществом, направленные на установление, изменение или прекращение связанных с ними гражданских прав и обязанностей, включая:

а) банковские операции и другие сделки кредитных организаций и их филиалов, связанные с денежными средствами, ценными бумагами, драгоценными металлами, драгоценными камнями и иными ценностями, предусмотренные Федеральным законом «О банках и банковской деятельности»;

б) сделки с ценными бумагами, влекущие за собой переход права собственности или иных имущественных прав на эти ценные бумаги;

в) почтовые и телеграфные переводы денежных средств, почтовые отправления с ценными вложениями;

г) получение выигрыша в казино, лотерее, тотализаторе, системной (электронной) игре и других основанных на риске играх;

д) перемещение через таможенную границу РФ иностранной валюты, валютных ценностей, валюты РФ, ценных бумаг в валюте РФ, товаров, транспортных средств и другого движимого имущества;

е) передача в ломбард на хранение ценных бумаг, драгоценных металлов и камней, иных драгоценных вещей и ценностей;

ж) внесение страхователем денежных средств (страхового взноса) страховщику по договору имущественного или личного страхования, а также получение страхового возмещения либо страховой суммы по этим договорам;

з) вклад денег, ценных бумаг, другого имущества или имущественных прав, имеющих денежную оценку, в уставный капитал либо внесение паев (приобретение долей) при создании (реорганизации) организации, а равно при увеличении уставного капитала организаций.

Одним из распространенных способов легализации средств, добытых незаконным путем, является вложение их в уже существующие предпринимательские структуры или использование при создании новых коммерческих организаций, благотворительных фондов и т.п.

Таким образом, норма, содержащаяся в ст. 174 УК, направлена на пресечение любых попыток ввести в легальный оборот незаконно приобретенные средства. Никаких указаний о размере подобных операций статья, к сожалению, не содержит. Это, однако, не должно мешать правоприменителю в соответствующих случаях руководствоваться положениями ч. 2 ст. 14 УК о том, что не является преступлением действие, хотя формально содержащее признаки деяния, предусмотренного УК, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Субъектом преступления являются все лица, участвующие в финансовой операции или сделке с имуществом, приобретенным заведомо незаконным путем, как те, кто непосредственно приобретал незаконным путем данное имущество, а затем принимает меры по его легализации *, так и иные лица граждане России, иностранцы, лица без гражданства. В частности, нередко в легализации имущества, заведомо приобретенного незаконным путем: в составе организованной группы принимают участие работники банков, фондовых и иных бирж, инвестиционных фондов, трастовых компаний, дочерних и брокерских контор, иных коммерческих организаций, осуществляющих получение, выплату, передачу, перевозку, пересылку, обмен, хранение финансовых средств, а также работники учреждений, документально удостоверяющих или регистрирующих право на имущество.

* Таково же мнение по этому вопросу Б.В. Яцеленко (См.: Уголовное право России. Особенная часть / Под ред. А. Рарога.

С.161);

Н.А Лопашенко (См.: Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономической деятельности: понятия, система...

С.186);

И.В. Шишко и Г.Н. Хлупиной (См.: Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.Н. Преступления в сфере экономической деятельности... С.41);

Л.К. Виноградовой, Н.А. Гаража (См.: Л.К. Виноградова, Н.А. Гаража Проблема борьбы с легализацией незаконных доходов в России// Проблема уголовного права в связи с реформой уголовного законодательства.

Сб. науч. тр. М., 1997. С.58), А. Вершинина (См.: Вершинин А. Указ. соч. С.9). Напротив, А.Э. Жалинский полагает, что субъектом легализации является иное лицо, а не тот, кто непосредственно незаконным путем приобретал соответствующее имущество (См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / Под общ. ред. Ю.И.

Скуратова и В.М. Лебедева С.175-176).

Текст ст. 174 УК не оставляет никаких сомнений в умышленном характере этого преступления. Для привлечения к ответственности лиц, участвующих в легализации денежных средств и иного имущества, приобретенных незаконным путем, необходимо установить и доказать (что чрезвычайно сложно) осознание ими того обстоятельства, что финансовая операция или другая сделка с их участием, а равно предпринимательская или иная экономическая деятельность осуществляются с денежными средствами или другим имуществом, приобретенным незаконным путем, и желание совершить такие действия.

Хотя в тексте ст. 174 УК нет слова «цель», очевидно, что из названия статьи вытекает цель легализации незаконно полученных средств, которая должна присутствовать при совершении с ними финансовых операций и других сделок. Это важный признак, который может быть использован при разграничении данного преступления и приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 175 УК).

Законом предусмотрены квалифицирующие (ч. 2 ст. 174 УК) и особо квалифицирующие (ч. 3 ст. УК) признаки легализации (отмывания) денежных средств или имущества, приобретенных незаконным путем. Квалифицирует данное деяние совершение его а) группой лиц по предварительному сговору;

б) неоднократно;

в) лицом с использованием своего служебного положения.

Выработанное теорией и практикой положение, что преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления, ныне закреплено в уголовном законодательстве (ч.2 ст.35 УК). Участниками группы применительно к данному преступлению будут все лица, которые так или иначе непосредственно участвовали в совершении финансовых операций и других сделок с денежными средствами и иным имуществом, приобретенными заведомо незаконным путем, либо использовали эти средства для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности. Надо иметь в виду, что процесс отмывания «грязных денег» подчас может быть достаточно продолжительным, включающим в себя множество финансовых операций и других сделок. При наличии предварительного сговора все участники этих операций несут уголовную ответственность за единое групповое преступление.

Содержание квалифицирующего признака неоднократности раскрывается на основе положений ст.

16 УК. Преступление будет считаться совершенным неоднократно, если субъект совершил два или более самостоятельных преступлений, выражающихся в легализации имущества, приобретенного незаконным путем, и все они ему вменяются, или же если он, будучи судимым по ст. 174 УК, вновь совершил данное преступление.

Под лицом, использующим сове служебное положение при легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем, понимается должностное лицо государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, Вооруженных сил РФ, других войск и воинских формирований РФ, а также яйцо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации. Это могут быть банковские служащие, сотрудники налоговых и правоохранительных органов, управленческие работники различных коммерческих организаций и т.д.

Лицо, участвующее в отмывании «грязных денег» совместно с лицом, использующим при этом свое служебное положение, также несет ответственность по п.»в» ч.2 ст. 174 УК.

Особо квалифицированными видами легализации незаконно полученным доходов является совершение этих действий организованной группой или в крупном размере.

Поскольку к легализации преступно приобретенного имущества стремится прежде всего организованная преступность, то и в процессе легализации) нередко участвуют разветвленные устойчивые группы преступников, заранее объединившихся для этой деятельности. Понятие организованной группы и некоторые признаки ее устойчивости излагались выше. Здесь же следует подчеркнуть, что лицо, создавшее организованную группу или руководившее, ею подлежит уголовной ответственности за все совершенные группой преступления, если они охватывались его умыслом.

Другие участники организованной группы несут ответственность за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали. При этом, независимо от характера выполненных ими действий, связанных с преступлением, они привлекаются к ответственности как соисполнители преступления.

Легализацией средств, добытых незаконным путем, может заниматься и преступное сообщество (преступная организация), под которой понимается сплоченная организованная группа (организация), созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп, созданное в тех же целях (ч.4 ст.35 УК)*. Преступление, предусмотренное ч.3 ст. 174 УК, является тяжким, поэтому может быть совершено и преступным сообществом. Признав наличие преступного сообщества (преступной организации), занимающегося легализацией (отмыванием) денежных средств или имущества, приобретенных незаконным путем, организаторов и руководителей данного сообщества необходимо дополнительно привлечь к ответственности по ч. 1 ст. 210 УК, а участников преступного сообщества (организации) - по ч.2 ст.210 УК.

* Данное определение нельзя назвать удачным. Получается, что преступное сообщество отличается от организованной группы двумя признаками: 1) это сплоченная группа, которая 2) создана для совершения тяжких или особо тяжких преступлений. Но чем сплоченность отличается от устойчивости, как основной характеристики организованной группы, указать чрезвычайно трудно. Что же касается второго признака, то характерно, что в целом ряде статей УК преступление отнесено к числу тяжких не само по себе, а именно потому, что оно совершено организованной группой.

Крупный размер легализации незаконных доходов в законе не определен. Однако, решая вопрос о совершении анализируемого преступления в крупном размере, целесообразно ориентироваться на понятие крупного размера хищения чужого имущества (примечание 2 к ст. 158 УК). Вполне логично заключить, что, если совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц стоимостью, в 500 раз превышающей минимальный размер оплаты труда, является крупным, то и легализацию противоправно приобретенного имущества в таком размере тоже следует считать крупной.

Резонен вопрос: чем отличается легализация (отмывание) денежных средстве или имущества, приобретенных незаконным путем, от такого «классического» преступления, как приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем. Таких отличий немало, но самым принципиальным обстоятельством является цель совершения сделок с имуществом, приобретенным незаконным путем. При квалификации финансовых операций и других сделок по ст. 174 УК необходимо устанавливать наличие у лица, участвующего в этих операциях и сделках, цели на легализацию (отмывание) денежных средств и иного имущества, приобретенного незаконным путем, внедрение их в легальный оборот. Далее, в отличие от приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем, субъектом легализации являются и лица, непосредственно незаконным путем приобретшие соответствующее имущество. Отмечу еще, что предметом преступления по ст. УК может быть имущество, приобретенное любым незаконным путем, не обязательно преступным.

Давая в целом оценку действующей уголовно-правовой норме об ответственности за легализацию доходов, полученных незаконным путем, следует отметить, что недостаточно четкая ее формулировка вызывает трудности в применении данного закона. Здесь целесообразно присмотреться к аналогичной норме, содержащейся в Модельном Уголовном кодексе для государств - участников СНГ, одобренном Межпарламентской Ассамблеей 17 февраля 1996 г., которая разрабатывалась с учетом рекомендаций, содержащихся в Конвенции Совета Европы об «отмывании», выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности от 8 ноября 1990 г.

В Модельном УК легализация доходов, полученных противозаконным путем, определена как сокрытие или искажение незаконных источников и природы происхождения, местонахождения, размещения, движения или действительной принадлежности денежных средств или иного имущества либо прав на имущество, заведомо полученных незаконным путем, а равно использование таких денежных средств или иного имущества для занятия предпринимательской или иной экономической деятельностью*.

* См.: Правоведение. 1996. № 1. С. 137.

Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 175 УК) В УК РСФСР 1960 г. приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, рассматривалось как преступление против общественной безопасности или общественного порядка.

Это вряд ли было правильно. Более уместной является регламентация ответственности за это преступление в главе «Преступления в сфере экономической деятельности», поскольку оно посягает на самые общие принципы предпринимательской и иной экономической деятельности, запрещающие совершать какие-либо сделки с имуществом, добытым преступным путем.

Ст. 175 УК предусматривает ответственность за заранее не обещанные приобретение имущества или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем. В ряде случаев лицо, приобревшее имущество, заведомо зная, что оно добыто преступным путем, затем его же сбывает, однако для наличия состава Данного преступления в поведении виновного лица достаточно наличия любого из указанных действий.

Поэтому ответственности по ст. 175 УК подлежит и лицо, которое не приобретало имущество, добытое преступным путем, а только лишь сбывало.

Приобретение - это возмездное или безвозмездное получение имущества, в любой форме (покупка, получение в дар, в обмен, в счет долга, в порядке возмещения убытков и т.п.), в результате которого приобревший получает возможность пользоваться и распоряжаться этим имуществом как своим собственным. Получение имущества только лишь на временное хранение не может рассматриваться как его приобретение, точно так же как передача имущества на хранение - его сбытом.

Сбыт - это возмездная или безвозмездная передача имущества, его отчуждение любым способом (продажа, дарение, обмен, передача в счет уплаты долга, возмещения причиненных лицом убытков и т.п.).

Предметом преступления является имущество, понимаемое как совокупность вещей, денег и ценных бумаг. Все виды вещей как предметов материального мира, удовлетворяющих те или иные потребности людей и имеющих материальную (экономическую) ценность, могут быть предметами данного преступления: средства производства и средства потребления, движимые и недвижимые, потребляемые и непотребляемые, индивидуально определенные (что чаще всего) и родовые, одушевленные и неодушевленные и т.д. Необходимо, чтобы эти материальные ценности были добыты преступным путем (хищением чужого имущества, совершенным каким-либо из указанных в законе способом, в результате вымогательства, бандитизма, незаконной добычи водных животных и растений, незаконной охоты и др.).

Под признаки ст. 175 не подпадают приобретение и сбыт заведомо добытых преступным путем драгоценных металлов, природных драгоценных камней, жемчуга, наркотических средств, психотропных, наркотических и ядовитых веществ, оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, радиоактивных материалов, порнографических материалов и изделий, ответственность за незаконных оборот которых предусмотрена в других статьях Уголовного кодекса (ст. 191, 220, 222, 228, 234, УК).

Преступление признается оконченным с момента совершения указанных в ст. 175 действий, независимо от наступления каких-либо последствий.

Действующий закон не предусматривает уголовную ответственность за одно лишь заранее не обещанное хранение имущества, заведомо добытого преступным путем. Заранее не обещанное хранение с целью последующего сбыта подобного имущества может рассматриваться как приготовление к совершению данного преступления, однако в соответствии со ст. 30 УК приготовление к совершению преступления небольшой или средней тяжести (ч. 1 и 2 ст. 175 УК) не влечет, уголовной ответственности. Однако, если лицо хранит имущество, заведомо добытое преступным путем, являясь членом группы, по предварительному сговору приобретающей или сбывающей такое имущество, или членом организованной группы, занимающейся подобной деятельностью, оно несет ответственность как соисполнитель преступления по ч. 2 или ч. 3 ст. 175 УК.

Хорошо известно, что приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, признается соучастием (пособничеством), если эти действия были обещаны исполнителю хищения, вымогательства, бандитизма и т д. до или во время совершения им преступления либо по другим причинам, например, в силу систематического совершения подобных действий ранее исполнитель преступления имел основания рассчитывать на такую помощь. Эта позиция неоднократно высказывалась в решениях судов по конкретным уголовным делам. Нашла она закрепление и в руководящих постановлениях Пленума Верховного Суда СССР от 31 июля 1962 г. № 11 «О судебной практике по делам о заранее не обещанном укрывательстве преступлений, приобретении и сбыте заведомо похищенного имущества* и от 11 июля 1972 г. № 4 «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества»**. Поэтому приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, признаются заранее не обещанными, если субъект не давал обещания (согласия) на выполнение таких действий лицам, непосредственно путем преступления добывающим имущество, до или во время совершения ими преступления или иным путем не давал им основания рассчитывать на подобное содействие.

* См.: Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР (1924-1986 гг.). М., 1987. С.683-686.

** См.: БВС СССР. 1972. № 4.

Субъектом преступления может быть любое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста, но только если оно не участвовало в первичном преступлении, которым было добыто соответствующее имущество.

Заранее не обещанные приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, совершенные должностными лицами государственных органов, органов местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждений, Вооруженных Сил РФ, других войск и воинских формирований РФ (примеч. 1 к ст.285 УК) с использованием служебного положения либо лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой или иной организации (примеч. 1 к ст. УК), также с использованием своего служебного положения, квалифицируются по ч.3 ст. 175 УК.

Субъективная сторона анализируемого преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный достоверно знает, что он приобретает или сбывает имущество, добытое преступным путем, и желает совершить такие действия. При этом не является обязательным точное знание, каким именно преступным путем добыто данное имущество, кто, когда и при каких обстоятельствах совершил соответствующее преступление.

Мотивы преступления, как правило, корыстные, хотя могут быть и иными, что не имеет значения для квалификации. Например, лицо может сбывать имущество, заведомо добытое преступным путем, руководствуясь мотивами личного характера. Цели данного преступления тоже могут быть любыми, за исключением цели маскировки преступного происхождения имущества. При наличии цели легализации преступно добытого имущества содеянное, как говорилось выше, становится более опасным преступлением, преследуемым по ст. 174 УК Квалифицированными видами данного преступления являются заранее не обещанные приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, совершенные: 1) группой лиц по предварительному сговору;

2) в отношении автомобиля или иного имущества в крупном размере;

3) лицом, ранее судимым за хищение, вымогательство, приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем.

Если один из членов группы по предварительному сговору с другим преступником приобретает имущество, заведомо добытое преступным путем, а функцию сбыта этого имущества выполняет другой участник группы, содеянное в целом можно квалифицировать как преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Крупный размер приобретаемого или сбываемого имущества, заведомо добытого преступным путем, нужно, на мой взгляд, определять в денежном исчислении, руководствуясь критерием определения хищения в крупном размере, т.е. 500 минимальных размеров оплаты труда.

Особое упоминание автомобиля как предмета преступления по п.»в» ч.2 ст. 175 УК вызвано широко распространенными в настоящее время фактами, хищений автомобилей с целью их последующей продажи. Существует немало число преступных групп, специализирующихся на приобретении с целью перепродажи ворованных автомашин.

Судимость как квалифицирующее обстоятельство по п.»в» ч. 2 ст. 175 УК создает не снятая и не погашенная судимость по ст. 158 - 164, 175 УК 1996г. или за аналогичные преступления по статьям УК РСФСР 1960 г.

Особо квалифицированными видами приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем, признается совершение этих действий организованной группой или лицом с использованием своего служебного положения.

В данном случае имеется в виду организованная группа лиц, занимающаяся именно приобретением и сбытом добываемого преступным путем имущества, а не хищением его с последующей реализацией.

Если же лицо, являясь участником организованной группы лиц, совершающих хищения чужого имущества, выполняя возложенную на него функцию, обеспечивает сбыт похищенного, его действия следует квалифицировать как действия соисполнителя хищения организованной группой.

§ 3. Преступления против интересов кредиторов В уголовном праве стран с рыночной экономикой предусмотрены различные способы защиты прав кредиторов от неправомерных действий должников. В уголовном законодательстве современной России такие нормы впервые появились в УК 1996 г. К ним, на мой взгляд, относятся: незаконное получение кредита, злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, а также группа норм об ответственности за преступления, связанные с банкротством (неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное банкротство, фиктивное банкротство).

Незаконное получение кредита (ст. 176 УК) Серьезной проблемой для банков и других кредитных организаций в настоящее время является невозвращение ссудозаемщиками взятых кредитов. Кредиторская задолженность в 1993г. составила 3, трлн руб., в 1994 г. - 27, в 1995 г. - 46, а в 1996 г. – уже 58 трлн руб*. Какая-то часть этой суммы была похищена путем мошенничества. Но немало и таких случаев, когда кредиты получались без умысла на безвозмездное их обращение в свою пользу или пользу других или, если даже такой умысел и имелся, по уголовному делу он доказан не был.

* См.: Степанов О. Когда «плачут»ваши деньги // Экономика и жизнь. 1997. № 29.

Слово «кредит» произошло от латинского creditum - ссуда. В Толковом словаре живого великорусского языка В.И. Даля «кредит» определяется как «доверие, вера в долг, забор, дача или прием денег или товаров на счет, на срок»*. Современный русский язык понимает под кредитом «ссуду, предоставление ценностей (денег, товаров) в долг;

коммерческое доверие»**.

* Даль Владимир. Толковый словарь живого великорусского языка. Том второй. М., 1994. С. 189.

** Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1964. С.296.

В соответствии с гражданским законодательством по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее (ст.819 ГК). Кредитный договор должен быть заключен в письменной форме.

Гражданский кодекс предусматривает и другие виды кредита: товарный кредит и коммерческий кредит. По договору товарного кредита одна сторона предоставляет другой вещи, определенные родовыми признаками (ст. 822 ГК), а при коммерческом кредите в договорах, исполнение которых связано с передачей другой стороне денежных сумм или других вещей, определенных родовыми признаками, предусматривается предоставление кредита в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки и рассрочки оплаты товаров, работ или услуг (ст.823). Представляется однако, что по смыслу ст. 176 Уголовного кодекса речь идет о незаконном получении кредита по кредитному договору в соответствии со ст.819 ГК, когда кредитором выступает банк или иная кредитная организация, предоставляющая заемщику кредит в виде денежных средств.

Банки и небанковские кредитные организации, имеющие лицензию на проведение банковских операций, осуществляют кредитование на основе принципов возвратности, срочности, платности, обеспеченности и целенаправленности*.

* См.: Ефимова Л.Г. Банковское право. Учебное и практическое пособие. М., 1994. С.184-198;

Банковское дело / Под ред.

В.И. Колесникова, Л.П. Кроливецкой. М., 1995. С.216-220.

Принцип возвратности означает, что денежные средства, полученные в виде ссуды, должны быть возвращены банку или иной кредитной организации в установленные сроки (принцип срочности), нарушение которых влечет за собой применение определенных санкций. За предоставление кредита, как правило, взимается определенная плата в виде процента от ссуды. Размер кредитной ставки определяется сторонами кредитного договора самостоятельно. Принцип обеспеченности проявляется в том, что банки и другие кредитные организации с целью обеспечения возврата кредита, как правило, выдают его под различные формы обеспечения: под залог товарно-материальных ценностей, недвижимости, под гарантию, поручительство, под обязательства в других формах, принятых в банковской практике*. Наконец, банковский кредит обычно выдается на строго определенные цели (принцип целенаправленности).

* В ст.329 ГК указывается, что исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором.

Суть преступления, предусмотренного ст. 176 УК, состоит в том, что индивидуальные предприниматели, коммерческие или некоммерческие организации любой организационно-правовой формы и формы собственности получают в банке или небанковской кредитной организации кредит либо добиваются льготных условий кредитования (по сроку, размеру процентной ставки и др.) вследствие того, что они ввели кредитора в заблуждение относительно гарантий обеспеченности своевременности и полного возврата кредита, предоставив ему заведомо ложные сведения о своем хозяйственном положении либо финансовом состоянии, обрисовывая их в более выгодном для себя свете.

Понятие сведений, отражающих хозяйственное положение либо финансовое состояние организации и индивидуального предпринимателя, основательно освещено в работах В. Д. Ларичева. Хозяйственное положение, - считают В. Д. Ларичев и В.Ю. Абрамов, - это совокупность внутренних и внешних данных, характеризующих ведение экономического хозяйства предприятия, его производственную сторону дела*. К заведомо ложным сведениям о хозяйственном положении относятся следующие:

неверные данные об учредителях, руководителях, акционерах, основных партнерах, связях, кооперации с другими фирмами;

фиктивные гарантийные письма, поручительства, предоставленное в залог имущество, на которое нельзя обратить взыскание, не соответствующее объявленной стоимости, не являющееся собственностью залогодателя и т.п.;

технико-экономическое обоснование, в котором неверно, указаны основные направления использования заемных средств, конкретные хозяйственные операции;

сфальсифицированные договоры, платежные, транспортные и иные документы о хозяйственной операции, на которую направляется кредит;

поддельные договоры и другие документы, неправильно свидетельствующие о возможности реализации заемщиком своей продукции, его конкурентоспособности, положении на рынке и т. п.;

данные складского и бухгалтерского учета и др.

* См.: Ларичев В.Д., Абрамов В.Ю. Проблемы совершенствования уголовного законодательства в области защиты прав кредиторов // Государство и право. 1998. №8. С.98.

К заведомо ложным сведениям о финансовом состоянии, т.е. о наличии и характеристике денежных средств, относятся сфальсифицированные: бухгалтерские документы о регистрации в налоговой инспекции, в которых финансовое состояние показано в более лучшем положении (баланс - форма № 1, отчет - форма № 2 и др.);

справка о дебиторской и кредиторской задолженности, о полученных кредитах и займах в других банках, выписки из расчетных и текущих счетов и др. *.

* См.: Ларичев В. Объективная сторона незаконного получения кредита // Законность. 1997. №7. С. 10;

Ларичев В.Д., Абрамов В.Ю. Указ. соч. С.98-99.

В уголовно-правовой литературе дается различная правовая оценка распространенных в практике случаев, когда в целях получения кредита или льготных условий кредитования заемщик вводит в заблуждение кредитора относительно гарантий возврата кредита, предъявив фиктивные поручительства либо гарантийные письма. Так, Н.А. Лопашенко, солидаризируясь с В.И. Михайловым, полагает, что подложное гарантийное обязательство, представленное с достоверными сведениями о заемщике, не может рассматриваться как характеризующее хозяйственное состояние или финансовое положение заемщика*. Таково же мнение И.В. Шишко, подчеркивающей, что банковская гарантия и поручительство непосредственно на хозяйственное положение не указывают **. Представляется более правильной позиция авторов, придерживающихся противоположной точки зрения ***.

* См.: Михайлов В.И. Законодательство и борьба с преступностью: проблемы и предложения// Преступность и законодательство. М, 1997. С.236;

Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономической деятельности: понятия, система...

С. 115. В ранее опубликованной работе Н.А. Лопашенко занимала другую позицию (См.: Лопашенко Н.А. Вопросы квалификации преступлений в сфере экономической деятельности. Саратов, 1997. С.101).

** См.: Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.Н. Преступления в сфере экономической Деятельности... С.48. И.В. Шишко не относит также к сведениям, характеризующим хозяйственное состояние, информацию о связях с другими фирмами, об учредителях, неправильное указание основных направлений использования заемных средств, о хозяйственной операции, на которую направляется кредит. В то же время она отмечает, что буквальное толкование диспозиции ч. 1 ст. 176 УК не позволяет дать надлежащую правовую оценку многим общественно опасным случаям получения кредита путем обмана;

считает, что распространительное толкование сведений о хозяйственном положении соответствует интересам охраны объекта преступления, однако оно должно быть сделано высшей судебной инстанцией (См.: Там же. С.47-48).

*** См.: Гарифуллина Р. Ответственность за преступления в сфере финансово-кредитных отношений // Российская юстиция. 1997. №2. С.35-36;

Ларичев В. Объективная сторона незаконного получения кредита. С.10;

Ларичев В.Д., Абрамов В.Ю. Указ. соч. С.9.

Обязательным условием уголовной ответственности при получении кредита или льготных условий кредитования путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации является причинение этими действиями крупного ущерба. Необходимо установить, что ложные сведения, представленные кредитору, повлияли на принятие им решения о выделении кредита или о льготных условиях кредитования и что если бы такая информация об обеспеченности возврата кредита ему не поступила, решение о кредитовании этого заемщика не было бы принято.


Закон не уточняет, кому в этом случае причиняется крупный ущерб, но очевидно, что имеется в виду прежде всего введенный в заблуждение кредитор (банк, небанковская кредитная организация). Ущерб может выражаться в виде реальных имущественных потерь, связанных с невозвратом полученного с нарушениями кредита, упущенной выгоды, также связанной с невозвратом или несвоевременным возвратом кредита, и иных негативных последствиях. Исследователи указывают на такие возможные последствия незаконного получения кредита, как банкротство организации-кредитора, нарушение режима его нормальной работы, включая срыв запланированных сделок, снижение финансового оборота;

вынужденная неуплата налогов, невыполнение других принятых на себя обязательств;

необходимость провести вынужденное сокращение штатов и т. д*.

* См.: Ривкин К.О., Новый Уголовный кодекс Российской Федерации: ответственность за злоупотребление кредитами // Экономика и жизнь. №3. январь 1997г.;

Максимов С. Уклонение от погашения кредиторской задолженности // Уголовное право. 1998. №2. С.4.

Как и в других статьях главы «Преступления в сфере экономической деятельности» понятие крупного ущерба в ст. 176 УК легального разъяснения не имеет, оставаясь оценочным понятием, толкуемым применительно к особенностям каждого конкретного случая. Мне кажется достаточно обоснованным высказанное в литературе мнение, что при незаконном получении кредита для определения крупного ущерба целесообразно ориентироваться на понятие кредиторской задолженности в крупном размере, установленном в примечании к ст. 177 УК для организаций, т.е. 2500 минимальных размеров оплаты труда*.

* См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. С. 181;

Гарифуллина Р. Указ. соч. С.36. И.В. Шишко, отмечая сходство этого деяния с мошенничеством, предлагает в случае реального ущерба относить к крупному ущерб на сумму свыше 500 минимальных размеров оплаты труда (См.: Горелик А.С., Шишко А.С., Хлупина Г.Н. Преступления в сфере экономической деятельности... С.49).

Специальный субъект преступления по ч.1 ст.176 УК определяется как индивидуальный предприниматель, а также руководитель коммерческой или некоммерческой организации, уполномоченный на заключение кредитных договоров*. Остальные управленческие работники и иные лица, так или иначе участвовавшие в незаконном получении кредита, являются соучастниками этого преступления.

* В ст.2 Федерального закона от 21 ноября 1996 г. «О бухгалтерском учете» руководитель организации определяется как руководитель исполнительного органа организации либо лицо, ответственное за ведение дел организации (СЗ РФ. 1996. № 48. Ст.5369).

Преступление совершается умышленно. Индивидуальный предприниматель или руководитель организации при заключении кредитного договора совершенно сознательно вводят кредитора в заблуждение относительно своего хозяйственного положения или финансового состояния. При этом они предвидят возможность (иногда и неизбежность) причинения этими действиями крупного ущерба и желают этого либо, как правило, сознательно допускают. Встречающиеся в юридической литературе высказывания о возможности по отношению к причинению крупного ущерба неосторожной вины (легкомыслия или небрежности)* представляются ошибочными. Незаконное получение кредита - это не преступление, совершенное с двумя формами вины (ст. 27 УК). Если не наступили указанные в законе последствия, состав преступления вообще отсутствует.

* См., напр.: Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. С.200-201;

Научно практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Том первый / Под ред. П.Н. Панченко. С.487.

За редким исключением во всех случаях незаконного получения кредита встает вопрос о разграничении этого преступления и мошенничества (ст. 159 УК) путем получения денежных средств в кредитной организации якобы в качестве кредита. При этом также происходит обман кредиторов путем представления мнимых данных, фальшивых балансов, ложных сведений о своем финансовом и хозяйственном состоянии или иным образом создается ложное представление об обеспечении возврата кредита. Здесь нужно иметь в виду, что мошенничество является способом хищения чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием, когда умысел преступника уже в момент введения кредитора в заблуждение направлен на противоправное и безвозмездное с корыстной целью изъятие и обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц. При незаконном получении кредита (ч. 1 ст. 176 УК) умысел преступника направлен на временное получение кредита с последующим, пусть и несвоевременным возвращением денежных средств, взятых в кредит.

Конечно, большинство лиц, изобличенных в получении кредита путем обмана, будут выдвигать версию о временном характере, о намерении рассчитаться с кредиторами. Установление умысла на хищение в подобных ситуациях представляет значительную трудность, но возможно, особенно когда хищение совершается путем создания ложных организаций. Практике известны многочисленные случаи хищений под видом получения банковского кредита, когда создается фиктивная коммерческая организация, которая после получения и присвоения кредита прекращает существование, а ее руководители скрываются. Существует множество вариантов реализации такой схемы *.

* См.: Банковский бизнес в России: криминологические и уголовно-правовые проблемы / Руковод. авт. колл. Г.А.

Тосунян. С.58-61;

Кушниренко С.П. Расследование хищений, совершаемых с использованием лжепредприятий. Учебное пособие. СПб., 1995;

Ларичев В.Д. Преступления в кредитно-денежной сфере и противодействие им. М., 1996.

К. Ривкин, проанализировав норму об ответственности за незаконное получение кредита, сформулировал несколько вопросов, «на которые нет однозначных ответов», полагая, что они должны стать предметом рассмотрения Пленума Верховного Суда РФ*. По моему мнению, ответы на эти вопросы могут быть следующими.

* Ривкин К. Указ. соч. // ЭиЖ. № 3. январь 1997 г.

Подпадают ли под действие данной статьи сделки, аналогичные по сути и характеру кредитным отношениям, например, договор займа? Ответ отрицательный. Закон совершенно определенно говорит о кредите, кредитовании. Расширительное толкование невозможно.

Подлежит ли ответственности лицо, незаконное получившее кредит в организации, не имевшей право на проведение подобных операций? И здесь ответ должен быть отрицательным. Организация, не имеющая права на заключение кредитных договоров, осуществляет незаконную банковскую деятельность, влекущую при определенных условиях уголовную ответственность. Кредитный договор в этом случае является сделкой, совершенной с целью, заведомо противной основам правопорядка (ст.

169 ГК). Такая сделка недействительна, ничтожна и все полученное по сделке взыскивается в доход Российской Федерации.

Норма, содержащаяся в ч. 1 ст. 176 УК, является специальной по отношению к общей норме ст. УК (причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием). В силу этого незаконное получение кредита квалифицируется только по ч. 1 ст. 176 УК, а не по совокупности со ст.

165 УК*.

* См.: Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.Н. Преступления в сфере экономической деятельности... С.53-54;

Ларичев В.Д., Абрамов В.Ю. Указ. соч. С.99.

Часть 2 ст. 176 УК описывает признаки двух несколько иных составов преступлений, хотя и связанных с кредитными отношениями:

1) незаконное получение государственного целевого кредита;

2) использование государственного целевого кредита не по прямому назначению, если эти деяния причинили крупный ущерб гражданам, организациям или государству.

В этих случаях в качестве кредитора выступает государство, размещая свои средства на условиях возвратности, срочности, платности и по целевому назначению для выполнения различных инвестиционных программ*. Незаконным получение государственного целевого кредита будет в случаях умышленного нарушения субъектом, получающим кредит, установленных нормативными актами правил, определяющих материально-правовые основания получения кредита**. Нельзя признать законным получение государственного целевого кредита и в случаях, когда государственные органы, решающие вопрос о предоставлении кредита, вводятся в заблуждение относительно оснований для такого решения.

* «Государственный целевой кредит, - пишет В.Д. Ларичев, -это кредит, который выдает государство субъектам Российской Федерации, отраслям хозяйственного комплекса, организациям и гражданам для реализации определенных экономических программ (конверсионные, инвестиционные программы, техническое содействие), на поддержку отдельных регионов (СЭЗ, северные районы), отраслей хозяйства (сельского, угольной промышленности), отдельных предприятий, новых форм хозяйствования (фермерство, малый и средний бизнес), для создания рабочих мест, обустройства беженцев, индивидуального жилищного строительства и т.п.»(Ларичев В. Указ. ст. // Законность. 1997. № 7. С. 13).

** См.: Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Особенная часть / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. С.

182.

Использованием государственного целевого кредита не по назначению будет распоряжение полученными средствами в противоречие с теми целями, которые имелись в виду и отражены в решении о предоставлении государственного целевого кредита. Это явление достаточно широко распространено, что заставляет органы финансового контроля постоянно наблюдать за целевым использованием бюджетных средств. Так, в постановлении Правительства РФ от 17 июля 1995 г. № 714, утвердившем Порядок контроля за целевым использованием средств краткосрочной финансовой поддержки*, говорится, что заемщик при получении бюджетной ссуды обязан использовать средства только по целевому назначению и не может зачислять их на депозитные счета в качестве кредитных ресурсов, использовать для покупки свободно конвертируемой валюты, отвлекать на другие финансовые операции (приобретение валюты в целях получения доходов от ее продажи, осуществление взносов в уставный фонд другого юридического лица, оказание ему финансовой поддержки и др.).


Единственно, что может служить оправданием использованию не по назначению государственного целевого кредита - это состояние крайней необходимости, в котором оказался заемщик (ст. 39 УК).

* См.: СЗ РФ. 1995. № 30. Ст.2940.

Государственное целевое кредитование осуществляется из целевых бюджетных фондов, определяемых Законом о федеральном бюджете на предстоящий год. Так, известен фонд государственной поддержки завоза продукции (товаров) в районы Крайнего Севера и приравненные к ним местности. Использование средств фонда осуществляется путем предоставления возвратных ссуд регионам, а также предприятиям, производящим закупку и завоз продукции в порядке централизованных поставок. Средства фонда поддержки Вооруженных Сил Российской Федерации должны использоваться на социальную защиту военнослужащих, строительство жилья, конверсию оборонной промышленности. Другим источником государственного кредитования являются государственные внебюджетные фонды и целевые фонды Правительства РФ*.

* См.: Финансовое право. Учебник / Отв. ред. Н.И. Химичев. М, 1995. С.183-195.

Незаконное получение государственного целевого кредита, а также использование его не по прямому назначению способно причинить крупный ущерб гражданам, организациям или государству (например, нецелевое использование средств, выделенных на закупку продовольствия и топлива для региона Крайнего Севера* или для ликвидации последствий стихийного бедствия), что является обязательным условием ответственности по ч.2 ст. 176 УК.

* См.: Кривенко Т., Куранова Э. Квалификация посягательств на целевые бюджетные средствa// Законность. 1996. №7.

С.7.

Ответственность за незаконное получение государственного целевого кредита или за его использование не по назначению несут лица, в компетенцию которых входит соответственно окончательное утверждение заявок на получение целевого кредита либо принятие решений о распоряжении полученными кредитными средствами*.

* См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. С. 182;

Российское уголовное право. Особенная часть/ Под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. М., 1997.

С.190.

Эти преступления также совершаются умышленно, как правило, с косвенным умыслом. Мотивы преступления могут быть любыми и будут учитываться при назначении наказания.

При использовании государственного целевого кредита не по назначению также может возникнуть вопрос о разграничении этого преступления и хищений чужого имущества, особенно в случаях, если государственные кредитные средства расходуются на нужды своей организации или, более того, на личные нужды (приобретение квартир, автомобилей, оплату поездок за рубеж или учебы, погашение банковских кредитов, уплату налогов и т.д.). При этом нужно иметь в виду такие признаки хищения, как корыстная цель и умысел на безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу свою или других лиц. При отсутствии (или недоказанности) этих признаков содеянное не может считаться хищением.

Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст. 177 УК) Нормальное функционирование рыночных отношений возможно лишь при безусловном выполнении их участниками принятых обязательств. Невыполнение этих обязательств влечет прежде всего гражданско-правовые последствия, предусмотренные нормами Гражданского кодекса (гл.25 ГК РФ). В частности, за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Если убытки, причиненные кредитору неправомерным пользованием его денежными средствами, превышают причитающуюся сумму процентов, он вправе требовать от должника возмещения убытков в части, превышающей эту сумму (ст.395 ГК).

Однако интересы кредиторов защищает и уголовное право. Так, согласно ст. 177 УК уголовную ответственность влечет злостное уклонение руководителя организации или гражданина от погашения кредиторской задолженности в крупном размере или от оплаты ценных бумаг после вступления в законную силу соответствующего судебного акта. При этом крупной кредиторской задолженностью признается задолженность гражданина в сумме, превышающей 500 минимальных размеров оплаты труда, а организации - в сумме, превышающей 2500 минимальных размеров оплаты труда.

Из положений гражданского законодательства можно заключить, что понятие кредиторской задолженности имеет отношение не только к кредитному договору. По нормам обязательственного права всегда одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п. либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности (ст. 307 ГК). Поэтому в широком смысле кредиторская задолженность образуется по любому договору при неисполнении обязанностей должником. Отсюда делается вывод, что ст. 177 УК охватывает весьма широкий круг договорных прямых отношений, когда должник игнорирует законные требования кредитора. «Это может быть не только невозвращение полученного кредита, но и неисполнение договоров поставки, подряда, аренды, неудовлетворение требований при ликвидации юридического лица, обязательств по возмещению причиненного вреда и т.д. В качестве отдельного случая законодатель выделяет злостное уклонение от платы ценных бумаг»*.

* Ривкин К. Указ. соч.// ЭиЖ. № 3. январь 1997 г. (См. также: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. С. 183). Напротив, Б.В. Яцеленко полагает, что данной статьей охватываются лишь случаи неисполнения должником обязательства по кредитному договору и уклонения от оплаты ценных бумаг (См.: Уголовное право России. Особенная часть. Учебник / Под ред. А.И. Рарога. С. 185).

Ценной бумагой является документ (государственная облигация, облигация, вексель, чек, депозитный или сберегательный сертификат, сберегательная книжка на предъявителя, коносамент, акция и другие документы), удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможна только при его предъявлении (ст. 142 ГК). Законный владелец ценной бумаги имеет право в указанный в ней срок или же по своему усмотрению требовать исполнения обязательства от физического или юридического лица, выдавшего ценную бумагу, либо учинившего передаточную подпись (на ордерной ценной бумаге), либо от всех обязанных лиц.

В случае неисполнения должником своих обязательств по договору и образования кредиторской задолженности кредитор вправе обратиться в суд (арбитражный суд) за защитой своего права. После вступления в законную силу судебного решения, признавшего обоснованность претензий кредитора и обязавшего должника погасить кредиторскую задолженность, и возможно совершение преступления злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности.

Преступление совершается путем бездействия. Должник уклоняется от погашения кредитору своей задолженности или уклоняется тем или иным способом от оплаты предъявленной ему к оплате ценной бумаги, что он должен несомненно был сделать после того как вступил в законную силу судебный акт, признавший наличие, возможно, оспариваемых им кредиторской задолженности или обязательств по ценной бумаге и обязавший должника погасить задолженность или оплатить ценные бумаги.

Злостность уклонения, о которой говорится в законе, означает прежде всего умышленность данного деяния при наличии у субъекта возможности погасить задолженность или оплатить ценную бумагу.

При этом будут приниматься во внимание причины и продолжительность неисполнения должником возложенной на него обязанности, создание им препятствий к обеспечению возможности взыскания задолженности, факты незаконного воздействия на кредитора и т.п *.

* По мнению И.В. Шишко, о злостности может свидетельствовать неоднократное игнорирование требований судебного исполнителя описать имущество, попытки скрыть местонахождение имущества, передать все имущество другому лицу, непринятие мер к взысканию дебиторской задолженности для возвращения своего долга и т.п. (См.: Горелик Р.С., Щишко И.В., Хлупина Г.Н. Преступления в сфере экономической деятельности...

Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности или оплаты ценных бумаг длящееся преступление. Оно начинается после вступления в законную силу судебного акта, подтвердившего законность требований кредиторов, и очевидного после этого уклонения от погашения задолженности и длится до тех пор, пока виновный не исполнит свои обязательства и не погасит задолженность или не будет привлечен за это к уголовной ответственности.

В связи с этим можно определиться в ответе на вопрос: распространяется ли действие ст. 177 УК на ситуации, когда кредит был получен до вступления в силу нового Уголовного кодекса, а решение суда о взыскании задолженности вынесено позже? Поскольку преступление начинает совершаться после вынесения судебного решения, значит в это время УК РФ 1996 г. уже действовал и, следовательно, виновный подлежит ответственности по ст. 177 УК.

Способ уклонения - открытое уклонение;

совершенное путем обмана или злоупотребления доверием и др. - не имеет значения для квалификации содеянного по ст. 177 УК *, если, конечно, он не связан с совершением каких-либо иных преступлений (например, подделки документов).

* См.: Максимов С. Уклонение от погашения кредиторской задолженности. С.4.

Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности имеет место и в случаях, когда заемщик умышленно растягивает на длительное время процесс погашения задолженности *.

* См.: Ларичев В.Д., Абрамов В.Ю. Указ. соч. С. 102.

Субъектом преступления может быть руководитель (директор, начальник, управляющий, президент и т.п.) коммерческой и некоммерческой организации любой формы собственности, обязанной погасить кредиторскую задолженность или оплатить ценные бумаги, а равно лица, исполняющие обязанности руководителей, а также гражданин, достигший шестнадцатилетнего возраста, являющийся должником, при этом не обязательно занимающийся предпринимательской деятельностью *.

* В.Д. Ларичев и В.Ю. Абрамов анализируют ситуацию, когда при получении кредита организацию возглавлял один руководитель, кредитные средства израсходовал другой, а к моменту погашения кредиторской задолженности организацией руководит уже третье лицо. Авторы полагают, что в подобных ситуациях трудно принять правильное решение о субъекте ответственности (См.: Ларичев В.Д., Абрамов В.Ю. Указ. соч. С. 102). Однако ответ может быть лишь один: ответственность несет тот руководитель, который от имени организация обязан погасить задолженность и не делает это, имея такую возможность.

Преступление совершается с прямым умыслом, по различным мотивам, особенности которых будут учитываться при определении меры ответственности.

На первый взгляд, закон ничего не говорит о стоимости ценных бумаг, подлежащих оплате. Это позволяет некоторым специалистам сделать вывод, что обязанность оплатить ценные бумаги после вступления в законную силу соответствующего судебного решения в законе не связывается с крупным размером обязательства*.

* См.: Гарифуллина Р. Указ. соч. С.36;

Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономической деятельности: понятия и.

система.., С.121.

Данный вывод может быть оспорен. Известно, что в ценной бумаге закреплено имущественное право. Лицо и организация, выдавшие ценную бумагу, становятся должником по отношению к держателю ценной, бумаги (кредитору). Невыполнение обязательств по предъявленной к оплате ценной бумаге приводит к образованию no-существу той же самой кредиторской задолженности, что по другим договорам. Поэтому думается, что определение крупного размера кредиторской задолженности в примеч. к ст. 177 УК имеет отношение и к случаям злостного уклонения от оплаты ценных бумаг.

Наконец, последнее. Являясь посягательством на интересы кредиторов, злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, связанное с неисполнением вступившего в законную силу судебного акта, одновременно посягает и на дополнительный объект - интересы правосудия. Поэтому в случаях, когда злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности совершается представителем власти, государственным или муниципальным служащим, служащим государственного или муниципального учреждения, коммерческой или иной организации, возникает конкуренция между ст. 177 и ст. 315 УК, предусматривающей ответственность за злостное неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта. По правилу конкуренции общей и специальной нормы предпочтение должно отдаваться специальной норме, более точно фиксирующей особенности преступления, каковой в данном случае будет норма о злостном уклонении от погашения кредиторской задолженности.

Преступления, связанные с банкротством. Неправомерные действия при банкротстве (ст. УК). Преднамеренное банкротство (ст. 196 УК). Фиктивное банкротство (ст. 197 УК) Как известно, предпринимательство - это деятельность, осуществляемая самостоятельно, под свою ответственность и на свой риск. Поэтому банкротство предпринимателя вследствие недостаточно умелого и продуманного хозяйствования, рискованных сделок и финансовых операций, а также конкуренции - вещь достаточно типичная для рыночной экономики. В США ежегодно происходит порядка 300 тыс. банкротств, в Канаде - 100 тыс. В России в 1993 г. было зафиксировано 9 банкротств предприятий, в 1994 - 300, в 1995 - 1108, в 1996-2800, а в 1997 г. - уже 3700 банкротств*. В этом случае возникает проблема обеспечения интересов кредиторов и других лиц, которым обанкротившиеся организация или индивидуальный предприниматель не в состоянии погасить долги и выполнить другие имеющиеся имущественные обязательства. Обеспечению интересов кредиторов прежде всего и служит законодательство о банкротстве. На эти же интересы посягают преступления предпринимателей банкротов, называемые соответственно неправомерными действиями при банкротстве, умышленным банкротством и фиктивным банкротством.

* См.;

Докучаев Д. Россия вступает в эпоху цивилизованных банкротств // Известия. 1998. 27 февр.

Уяснение содержания этих уголовно-правовых норм невозможно без обращения к положениям Гражданского кодекса РФ о банкротстве (ст.25 и 65) и к Закону РФ от 8 января 1998 г. «О несостоятельности (банкротстве)»*. Названный закон (ст.2) определяет банкротство как признанную арбитражным судом или объявленную должником неспособность должника (гражданина или организации) удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. Юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены им в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения, а гражданин, если к тому же сумма его обязательств превышает стоимость принадлежащего ему имущества. Банкротство считается имеющим место только после признания факта несостоятельности арбитражным судом или после официального объявления о нем должником при его добровольной ликвидации.

* См.: СЗ РФ. 1998. №2. Ст.222.

Гражданским кодексом установлено, что по решению суда может быть признано несостоятельным (банкротом) юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, за исключением казенного предприятия, юридическое лицо, действующее в форме потребительского кооператива либо благотворительного или иного фонда (ст.65), а также индивидуальный предприниматель (ст.25), который не в состоянии удовлетворить требования кредиторов. Кроме того, юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, а также юридическое лицо, действующее в форме потребительского кооператива либо благотворительного или иного фонда, может совместно с кредиторами принять решение об объявлении о своем банкротстве и о добровольной ликвидации (ч. ст.65 ГК РФ). Гражданин-предприниматель также вправе самостоятельно объявить себя банкротом (ч. ст.25 ГК). Подобные нормы содержатся и в Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» ст. 24, 181.

Основанием для возбуждения судебного производства по делу о несостоятельности (банкротстве) в связи с неисполнением денежных обязательств является заявление самого должника, кредитора (кредиторов), прокурора, а в связи с неисполнением обязанности по уплате налогов, сборов, иных обязательных взносов в бюджет соответствующего уровня и во внебюджетные фонды - должник, прокурор, налоговые и иные уполномоченные в соответствии с федеральным законодательством органы. Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве) установлены случаи обязательного обращения должника в арбитражный суд (ст. 8).

К заявлению должника необходимо приложить список его кредиторов и должников с расшифровкой их дебиторской и кредиторской задолженности, бухгалтерский баланс на последнюю отчетную дату, документы о составе и стоимости имущества должника - гражданина. По результатам рассмотрения дела арбитражный суд может принять решение о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства, т.е. процедуры, направленной на ликвидацию несостоятельной организации, в результате чего осуществляется распределение конкурсной массы (имущество должника, на которое может быть обращено взыскание) между кредиторами. В решении арбитражного суда о признании банкротом должника - индивидуального предпринимателя указывается о признании утратившей силу регистрации должника в качестве индивидуального предпринимателя. Вместе с тем суд может отказать в признании должника банкротом, если будет выявлена фактическая состоятельность должника и возможность удовлетворения требований кредиторов, или же принять решение о проведении реорганизационных процедур, направленных на поддержание деятельности и оздоровление организации-должника с целью предотвращения его ликвидации (внешнее управление).

Решение о добровольной ликвидации организации-должника и об официальном объявлении организацией или гражданином-предпринимателем о своей несостоятельности (банкротстве) принимается руководителем организации (гражданином-предпринимателем) - должника при условии письменного согласия всех кредиторов на основе анализа экономического состояния должника в результате которого устанавливается, что должник не может платить по своим обязательствам и нет возможности восстановить его платежеспособность. Добровольное объявление о банкротстве должника и его ликвидации может быть сделано на основании решения собственника имущества - унитарного предприятия или органа, уполномоченного в соответствии с учредительными документами должника на принятие решения. Руководитель должника обязан рассмотреть требования кредиторов, включить их в реестр требований и приступить к расчетам с кредиторами.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.