авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |

«1 ББК 67.99(2)8 УДК 343.7 В 67 Редакционная коллегия серии «Теория и практика уголовного права и ...»

-- [ Страница 6 ] --

Как подчеркивается в Законе «О несостоятельности (банкротстве)», конкурсное производство осуществляется с целью соразмерного удовлетворения требований кредиторов.

Гражданский кодекс РФ (ч.3 ст.25) и названный Федеральный закон (ст. 106, 161) устанавливают следующую очередность удовлетворения претензий кредиторов за счет имущества, принадлежащего должнику, признанному банкротом или объявившему о своем банкротстве:

- в первую очередь удовлетворяются требования граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью путем капитализации соответствующих повременных платежей, а также требования о взыскании алиментов;

- во вторую очередь производятся расчеты по выплате выходных пособий и оплате труда с лицами, работающими по трудовому договору, в том числе и по контракту, и по выплате вознаграждений по авторским договорам;

- в третью очередь удовлетворяются требования кредиторов, обеспеченные залогом принадлежащего банкроту имущества;

- в четвертую очередь погашается задолженность по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды;

- в пятую очередь производятся расчеты с другими кредиторами.* * В случае банкротства страховой организации установлен определенный порядок удовлетворения требований кредиторов, относящихся к пятой очереди (ст. 147 Федерального «О несостоятельности (банкротстве)».

Требования каждой очереди удовлетворяются после полного погашения требований предыдущей очереди. При недостаточности денежных средств должника для полного удовлетворения всех требований кредиторов соответствующей очереди эти требования удовлетворяются пропорционально сумме, причитающейся каждому из них. Требования кредиторов, не удовлетворенные из-за недостаточности имущества должника, на которое может быть обращено взыскание, считаются погашенными.

Изложенная выше процедура признания несостоятельными организации и индивидуального предпринимателя и порядок действий по удовлетворению требований кредиторов к несостоятельному должнику при банкротстве нередко нарушается различными неправомерными действиями собственника или Руководителя организации-должника, индивидуальным предпринимателем или их кредиторами.

При этом неправомерные действия могут быть совершены до признания организации или гражданина банкротами или объявления себя банкротами и открытия конкурсного производства, т.е. в предвидении банкротства, а также и после открытия конкурсного производства, когда решение о банкротстве уже состоялось. При предвидении банкротства речь идет о случаях, когда еще не появились внешние признаки банкротства, однако очевидно, что организация (предприниматель) заведомо не будет способна обеспечить требования кредиторов при наступлении сроков их исполнения*.

* См.: Витрянский В. Когда спорят должники и кредиторы // Закон. 1993. № 7. С.21.

Федеральный закон РФ «О несостоятельности (банкротстве)» упоминает преднамеренное и фиктивное банкротства и говорит о возможности уголовной ответственности за неправомерные действия при банкротстве.

В Уголовном кодексе сформулировано несколько статей, содержащих признаки составов преступлений, совершаемых при банкротстве: неправомерные действия при банкротстве (ст. 195), преднамеренное банкротство (ст. 196), фиктивное банкротство (ст. 197).

Часть 1 ст. 195 УК имеет в виду ситуации, когда юридическое лицо или индивидуальный предприниматель признаны банкротами или объявили себя таковыми, а также когда субъекты, упомянутые в законе (руководитель, собственник организации-должника или индивидуальный предприниматель), предвидят банкротство. Предстоит удовлетворение имущественных требований кредиторов, за счет имущества обанкротившегося должника. В целях извлечения материальный выгоды, в нарушение интересов кредиторов, субъекты преступления скрывают имущество, подлежащее взысканию и продаже для удовлетворения требований кредиторов, имущественные обязательства организации или индивидуального предпринимателя, сведения о размере и местонахождении имущества либо иную о нем информацию, передают имущество в иное владение, а также в этих же целях скрывают, уничтожают, фальсифицируют бухгалтерские и иные учетные документы.

Часть 2 ст. 195 УК предусматривает самостоятельный состав преступления с иной, по сравнению с ч.

1 этой же статьи, объективной стороной и другими субъектным составом. В ней говорится об ответственности за неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов руководителем или собственником организации или гражданином-предпринимателем, знающими о своей фактической несостоятельности, заведомо в ущерб другим кредиторам, и за принятие такого удовлетворения кредитором, знающим об отданном ему предпочтении должником в ущерб иным кредиторам. При установлении признаков объективной стороны данного преступления следует руководствоваться положениями Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Так, с момента принятия арбитражным судом к производству заявления о признании должника банкротом кредиторы не вправе обращаться к должник) в целях удовлетворения своих требований в индивидуальном порядке. Все действия в отношении должника от имени кредиторов осуществляются собранием кредиторов и комитетом кредиторов (ст. 11). С этого же момента приостанавливается производство по делам, связанным со взысканием с должника денежных средств и иного имущества, за исключением исполнения исполнительных документов, выданных на основании судебных решений о взыскании задолженности по заработной плате, выплате вознаграждений по авторским договорам, алиментов, а также о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, и морального вреда, вступивших в законную силу до момента принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом;

запрещается удовлетворение требований участника - должника - юридического лица о выделе доли (пая) в имуществе должника в связи с выходом из состава его участников и т.д.

(ст.57) Нужно также помнить положения закона об очередности удовлетворения требований кредиторов.

Критерием дифференциации уголовной и иных видов ответственности за неправомерные действия при банкротстве как по ч. 1, так и по ч. 2 ст. 195 УК, является причинение крупного ущерба. Этот ущерб может быть причинен гражданам, перед которыми должник несет ответственность за нанесенный вред их жизни или здоровью или имеет обязательства по оплате труда, выплате авторских вознаграждений и т.п., государству - в связи с задолженностью по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды, другим организациям и частным лицам - кредиторам.

Признание причиненного ущерба крупным зависит от конкретных обстоятельств, когда во внимание принимается в том числе материальное положение потерпевшего гражданина, финансовое положение организации, которой причинен ущерб.

Субъектом изложенных выше преступных деяний по ч.1 и 2 ст.195 УК может быть собственник или руководитель (директор, управляющий, президент и т.п.), а равно индивидуальный предприниматель.

Соучастниками преступления могут быть любые другие лица, организующие, подстрекающие или содействующие совершению неправомерных действий при банкротстве или в предвидении банкротства.

Преступление совершается умышленно, с прямым или косвенным умыслом, при осознании виновным всех фактических обстоятельств объективной стороны составов преступлений, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 195 УК, желании или сознательном допущении причинения крупного ущерба, безразличном отношении к этому.

Мотивы преступления, как правило, корыстные, хотя могут быть и иными, что на квалификацию содеянного не влияет. Например, мотивы, по которым должник в нарушение очередности отдает предпочтение отдельным кредиторам, могут иметь сугубо личный характер.

Руководитель коммерческой организации-должника, совершивший неправомерные действия при банкротстве за вознаграждение, несет ответственность по совокупности ст. 195 и 204 УК.

Преследуются в уголовном порядке по ч. 2 ст. 195 УК и кредиторы, добившиеся от должника банкрота удовлетворения своих имущественных требований или просто принимающие такое удовлетворение, заведомо зная, что это делается в ущерб законным интересам других кредиторов, которым в итоге причиняется крупный ущерб.

Преднамеренное банкротство определяется в ст. 196 УК как умышленное создание или увеличение неплатежеспособности, совершенное руководителем или собственником коммерческой организации, а равно индивидуальным предпринимателем в личных интересах или интересах иных лиц, причинившее крупный ущерб либо иные тяжкие последствия.

Действия, составляющие суть преднамеренного (умышленного) банкротства, выполняются до открытия конкурсного производства, т.е. до решения арбитражного суда о несостоятельности организации или индивидуального предпринимателя, либо до того, как организация (предприниматель) совместно с кредиторами объявила о своей несостоятельности и добровольной ликвидации.

В случаях, которые подпадают под признаки ст. 196 УК, организация или индивидуальный предприниматель действительно оказались несостоятельными должниками. Но произошло это не в результате конкурентной борьбы, непродуманных действий предпринимателей, их неопытности, рискованных операций, недобросовестности контрагентов и т.п., а в результате сознательных действий, направленных на создание или увеличение неплатежеспособности. Зачем же это делается?

В практике встречается немало случаев, когда юридические лица - коммерческие организации или граждане-предприниматели, приняв на себя явно завышенные обязательства, получив кредиты, с целью невыполнения обязательств по заключенным договорам, неуплаты долгов, налогов и т.п. умышленно создают или увеличивают свою неплатежеспособность с тем, чтобы объявить себя банкротами и самоликвидироваться. Смысл подобной операции состоит в том, что требования кредиторов, не удовлетворенные из-за недостаточности имущества ликвидируемого юридического лица, считаются погашенными. Индивидуальный предприниматель-банкрот также освобождается от исполнения обязательств и иных требований, предъявленных к исполнению и учтенных при признании его банкротом, удовлетворить которые оказалось невозможным из-за недостаточности имущества предпринимателя.

Умышленное создание или увеличение неплатежеспособности влечет уголовную ответственность при условии причинения этими действиями крупного ущерба либо иных тяжких последствий. Эти последствия могут быть причинены гражданам, другим индивидуальным предпринимателям, коммерческим и некоммерческим организациям, государству. Тяжкие последствия преднамеренного банкротства необязательно имеют имущественный характер. Преднамеренное (а также фиктивное) банкротство может привести к краху организаций, которые были контрагентами обанкротившейся (якобы обанкротившейся) организации или предпринимателя, нарушению трудовых прав граждан, работавших в обанкротившейся организации, вынужденной их безработице и т.д.

Преступление совершается с прямым или косвенным умыслом. Руководитель или собственник коммерческой организации либо индивидуальный предприниматель намеренно создает или увеличивает неплатежеспособность коммерческой организации или свою собственную как индивидуального предпринимателя, предвидит наступление вследствие этого крупного ущерба или иных тяжких последствий и желает либо сознательно допускает наступление таких последствий или же безразлично относится к возможности наступления таких последствий.

При этом субъект руководствуется своими личными, как правило, корыстными интересами или же может действовать в интересах других лиц.

Совсем иная ситуация имеется при фиктивном банкротстве, когда коммерческая организация или индивидуальный предприниматель обладают достаточными для удовлетворения кредиторов активами, однако заведомо ложно объявляют о своей несостоятельности в целях введения кредиторов в заблуждение для получения отсрочки или рассрочки причитающихся кредиторам платежей, скидки с долгов или вообще для неуплаты долгов.

Такое объявление о несостоятельности также осуществляется до открытия конкурсного производства. Оно может быть реализовано в заявлении о возбуждении производства по делу о несостоятельности (банкротстве), поданном в арбитражный суд, подписанном руководителем должника - юридического лица или лицом, его заменяющим, либо должником-гражданином, а также в обращении к кредиторам о получении у них согласия на добровольную ликвидацию и официальное объявление о несостоятельности, принятом руководителем организации (индивидуальным предпринимателем).

В заявлении должника указываются суммы требований кредиторов и причины, по которым должник якобы не может выполнить свои обязательства. К заявлению должны быть приложены список кредиторов и должников с расшифровкой их дебиторской и кредиторской задолженности, бухгалтерский баланс либо заменяющие его бухгалтерские документы и другие документы (ст. 33 и Закона «О несостоятельности (банкротстве)». Содержащаяся в этих документах ложная информация способна ввести в заблуждение о якобы имеющей место несостоятельности (банкротстве) должника.

Согласно Закону «О несостоятельности (банкротстве)» в отношении должника могут быть приняты реорганизационные и ликвидационные процедуры, но на любой стадии рассмотрения дела о банкротстве может быть заключено мировое соглашение, когда достигается договоренность между должником и кредитором о прекращении обязательств должника, прощении долга, отсрочке или рассрочке причитающихся кредиторам платежей или скидке с долгов и др. Именно к такому результату прежде всего стремятся предприниматели или руководители организаций-должников, фиктивно заявляющие о своем банкротстве. В ряде случаев фиктивные банкроты добиваются проведения ликвидационной процедуры с целью освобождения от долгов.

Обязательным условием уголовной ответственности при фиктивном банкротстве является причинение крупного ущерба, определяемого прежде всего потерями кредиторов в виде реального материального ущерба и упущенной выгоды. Причинение этого ущерба охватывается прямым или косвенным умыслом лиц, являющихся субъектами фиктивного банкротства.

§ 4. Преступления, связанные с проявлениями монополизма и недобросовестной конкуренции Основной характерной чертой рыночной экономики является конкуренция на рынке товаров, работ и услуг. Именно конкуренция в условиях рыночной системы является главным рычагом ее прогресса, вынуждая предпринимателей и других хозяйствующих субъектов в борьбе за потребителя работать эффективнее, качественнее, повышать производительность труда, осваивать новые технологии, снижать себестоимость продукции и т.д. В России имеется законодательное определение конкуренции в Федеральном законе «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (в ред. от 25 мая 1995 г.)*: «Конкуренция - состязательность хозяйствующих субъектов, когда их сознательные действия эффективно ограничивают возможность каждого из них односторонне воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке».

* СЗ РФ: 1995. № 22. Ст. 1977.

У рыночной экономики имеются два злейших врага: монополизм, монополистическая деятельность и недобросовестная конкуренция. Побеждая в ходе конкурентной борьбы, организация добивается монопольного положения на рынке определенного товара (работ, услуг), начинает диктовать свои условия рынку, что тормозит прогресс и не отвечает интересам потребителей. Нередко при конкурентной борьбе используются приемы недобросовестной конкуренции, под которой названный выше закон понимает «любые направленные на приобретение преимуществ в предпринимательской деятельности действия хозяйствующих субъектов, которые противоречат положениям действующего законодательства, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и могут причинить или причинили убытки другим хозяйствующим субъектам конкурентам либо нанести ущерб их деловой репутации». Характерными проявлениями недобросовестной конкуренции являются: распространение ложных, неточных или искаженных сведений, способных причинить убытки другому хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации;

введение потребителей в заблуждение относительно характера, способа и места изготовления, потребительских свойств, качества товара;

некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами других хозяйствующих субъектов;

продажа товара (работ, услуг) с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполнения работ, услуг;

получение, использование, разглашение научно-технической, производственной или торговой информации, в том числе коммерческой тайны без согласия ее владельца.

Что же касается монополистической деятельности, направленной на ограничение конкуренции, то она может выражаться в самых различных действиях, связанных с злоупотреблением хозяйствующим субъектом своим доминирующим положением на рынке (изъятие товаров из обращения с целью создания дефицита или повышения цен, навязывание контрагенту невыгодных для него условий договора, включение в договор дискриминирующих контрагента условий, создание препятствий к доступу на рынок, установление монопольно высоких или низких цен и др.), соглашениями хозяйствующих субъектов, ограничивающих конкуренцию, направленными на установление (поддержание) (цен, раздел рынка, ограничение доступа на рынок или устранение с него других хозяйствующих субъектов и т.д.

В соответствии с Конституцией РФ, запрещающей экономическую деятельность, направленную на монополизацию и недобросовестную конкуренцию (ст.34), государство разрабатывает антимонопольное законодательство, в котором предусматриваются гражданско-правовые, административные и уголовно-правовые меры ответственности для лиц, нарушающих это законодательство.

Нормы Уголовного кодекса, связанные с проявлениями монополизма и недобросовестной конкуренции, устанавливают ответственность за: монополистические действия и ограничение конкуренции (ст. 178), принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст. 179), незаконное использование товарного знака (ст. 180), заведомо ложную реклам) (ст. 182), незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну (ст. 183), подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст. 184).

Монополистические действия и ограничение конкуренции (ст. 178 УК) Закон «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»определяет монополистическую деятельность как противоречащие антимонопольному законодательству действия (бездействие) хозяйствующих субъектов (российские и иностранные коммерческие организации и их объединения, некоммерческие организации, занимающиеся предпринимательской деятельностью, индивидуальные предприниматели) или федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления, направленные на недопущение, ограничение или устранение конкуренции.

Уголовный закон, конкретизируя это положение, предусматривает ответственность в ст. 178 УК за монополистические действия, совершенные путем установления монопольно высоких или монопольно низких цен, а также за ограничение конкуренции путем раздела рынка, ограничения доступа на рынок, устранения с него других субъектов экономической деятельности, установления или поддержания единых цен.

Ответственность повышается при совершении этих деяний неоднократно либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (ч.2 ст. 178);

особо отягчает ответственность применение в этих случаях физического насилия, уничтожения или повреждения чужого имущества или угроз совершения этих действий (ч. 3 ст. 178).

Таким образом, объективная сторона преступления, именуемого «монополистические действия и ограничение конкуренции», может быть выражена в разнообразных действиях (бездействии) субъектов, каждое из которых требует самостоятельного анализа. Характерно, что во всех случаях преступление будет оконченным с момента совершения деяния независимо от того, какие последствия это деяние вызвало*.

* С моей точки зрения, ст. 178 УК содержит описание не двух составов преступлений - монополистические действия и ограничение конкуренции (См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / Под общ.

ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. С. 184-187), а одного с альтернативными признаками, характеризующими объективную сторону преступления. Монополистические действия в виде установления монопольно высоких или низких цен - это тоже ограничение конкуренции, тогда как раздел рынка, ограничение доступа на рынок и т.д. - это монополистическая деятельность.

Установление монопольно высоких или монопольно низких цен осуществляется хозяйствующими субъектами, занимающими доминирующее положение на рынке определенных товаров (работ, услуг).

Доминирующим признается исключительное положение хозяйствующего субъекта или нескольких субъектов на рынке товара (работ, услуг), не имеющего заменителя, либо взаимозаменяемых товаров (работ, услуг), дающее ему (им) возможность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара (работ, услуг) на соответствующем товарном рынке или затруднять доступ на рынок другим хозяйствующим субъектам. Доминирующим признается положение хозяйствующего субъекта, доля которого на рынке определенного товара (работ, услуг) составляет 65% и более. Доминирующим также признается положение хозяйствующего субъекта, доля которого на рынке определенного товара (работ, услуг) составляет менее 65%, если это установлено антимонопольным органом исходя из стабильности доли хозяйствующего субъекта на рынке, относительно размера долей на рынке, принадлежащих конкурентам, возможности доступа на этот рынок новых конкурентов или иных критериев, характеризующих товарный рынок. Не может быть признано доминирующим положение хозяйствующего субъекта, доля которого на рынке определенного товара (работ, услуг) не превышает 35%.

Под рынком, о котором говорится в данной статье, скорее всего, понимается товарный рынок, т.е.

«сфера обращения товара, не имеющего заменителей, либо взаимозаменяемых товаров на территории Российской Федерации или ее части, определяемой исходя из экономической возможности покупателя приобрести товар на соответствующей территории и отсутствия этой возможности за ее пределами» (ст.

4 Закона «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» в ред.

Федерального закона РФ от 21 апреля 1995 г.).

В этом же Законе содержатся определения монопольно высокой и монопольно низкой цен.

Соответственно, монопольно высокой ценой считается цена товара (работы, услуги), устанавливаемая хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение на товарном рынке с целью компенсации необоснованных затрат, вызванных недоиспользованием производственных платежей, и (или) получения дополнительной прибыли в результате снижения качества товара. Монопольно низкой считается цена приобретаемого товара, устанавливаемая хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение на товарном рынке в качестве покупателя, в целях получения дополнительной прибыли и (или) компенсации необоснованных затрат за счет продавца, или цена товара, сознательно устанавливаемая хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение на товарном рынке в качестве продавца, на уровне, приносящем убытки от продажи данного товара (работ, услуг), результатом установления которой является или может являться ограничение конкуренции посредством вытеснения конкурентов с рынка*.

* Методика выявления монопольных цен, устанавливаемых хозяйствующими субъектами, изложена во Временных методических рекомендациях по выявлению монопольных цен, принятых Государственным комитетом РФ по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур 21 апреля 1994 г. // ЭиЖ. 1994, № 23.

Эти сложные определения описывают в общем-то достаточно понятное и простое явление. По установленному порядку хозяйствующие субъекты должны реализовывать свою продукцию по свободным (рыночным) ценам, кроме продукции, цены на которую регулируются постановлениями Правительства РФ. Оптовые и отпускные цены и тарифы устанавливаются хозяйствующими субъектами самостоятельно или на договорной основе, исходя из сложившегося соотношения спроса и предложения (коньюктуры рынка). Поэтому установление монопольно высоких или низких цен - это повышение или поддержание свободных оптовых, отпускных или розничных цен на уровне, который не определяется действием объективных факторов, связанных с себестоимостью продукции, качеством товаров и коньюнкгурой рынка, а является результатом злоупотребления доминирующим положением на товарном рынке*.

* См.: Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. Учебник / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. С.203.

Монопольно высокие или монопольно низкие цены могут быть установлены одним хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение на товарном рынке, или по сговору несколькими хозяйствующими субъектами.

Законодатель особо выделяет такие виды монополистической деятельности, направленные на ограничение конкуренции, как раздел рынка, ограничение доступа на рынок, устранение с него других субъектов экономической деятельности, установление или поддержание единых цен.

Закон «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»

запрещает соглашения и вытекающие из них или совершаемые без особого соглашения согласованные действия конкурирующих хозяйствующих субъектов (потенциальных конкурентов), имеющих (могущих иметь) в совокупности долю на рынке определенного товара (работ, услуг) более 35 %, направленные на раздел рынка по территориальному принципу, объему продаж или закупок, ассортименту реализуемых товаров (работ, услуг) либо по кругу продавцов или их покупателей (заказчиков). Равным образом запрещаются подобного рода соглашения (согласованные действия) органа власти или управления с другим органом власти или управления либо с хозяйствующим субъектом. Если в результате этих действий будет осуществлен реальный раздел рынка, наступает ответственность по ст. 178 УК.

Ограничение доступа на рынок и устранение с него других субъектов экономической деятельности может выражаться в совершении различных действий, вследствие которых другие хозяйствующие субъекты лишаются доступа к рынку соответствующих товаров (работ, услуг) или такой доступ становится возможным лишь при условии выполнения невыгодных или неприемлемых для них требований. Это может быть введение необоснованных запретов на продажу (покупку, обмен) товара из одного региона в другой, создание неблагоприятного режима деятельности, непредоставление места для торговли, воспрепятствование перевозке, размещению или хранению товаров, принудительная скупка товаров у хозяйствующих субъектов, проведение необоснованных проверок, запрет на производство определенным хозяйствующим субъектам определенных товаров (работ, услуг), уничтожение или повреждение товаров, физическое или психическое воздействие и т.д*.

* См.: Уголовное право России. Особенная часть. Учебник / Под ред. А.И. Рарога. С. 166;

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В. М. Лебедева. С.186-187.

Установление единых высоких или низких цен достигается в результате соглашения (согласованных действий) конкурирующих хозяйствующих субъектов, занимающих в совокупности доминирующее положение на рынке определенного товара (работ, услуг).

Все названные выше действия совершаются умышленно. Виновные лица сознают, что устанавливают монопольно высокие или низкие цены, осуществляют раздел рынка, ограничивают на него доступ или вообще устраняют с него конкурента, устанавливают или поддерживают единые цены и желают совершения этих действий. Целями совершения данных действий может быть не только непосредственное извлечение более высокой прибыли, но и недопущение, ограничение или устранение конкуренции.

Субъектами монополистической деятельности и ограничения конкуренции могут быть руководители коммерческих и некоммерческих организаций, занимающиеся предпринимательской деятельностью, индивидуальные предприниматели, а также должностные лица федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Федерации и органов местного самоуправления, которые могут действовать в сговоре с хозяйствующими субъектами или самостоятельно.

Должностным лицам, в частности, запрещается принимать акты и (или) совершать действия, которые ограничивают самостоятельность хозяйствующих субъектов, создают дискриминирующие или, напротив, благоприятствующие условия деятельности отдельных хозяйствующих субъектов, если такие акты или действия имеют или могут иметь своим результатом ограничение конкуренции и (или) ущемление интересов хозяйствующих субъектов и граждан. Запрещаются соглашения (согласованные действия) органов исполнительной власти и органов местного самоуправления с другими органами исполнительной власти и местного самоуправления либо с хозяйствующими субъектами, направленные на повышение, снижение или поддержание цен (тарифов), раздел рынка, ограничение доступа на рынок или устранение с него хозяйствующих субъектов (ст. 7 и 8 Федерального закона «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности...»).

При подобной деятельности должностных лиц возникает конкуренция нескольких уголовно правовых норм: ст. 169 (воспрепятствование законной предпринимательской деятельности), ст. (монополистические действия и ограничение конкуренции) и ст.285 (или ст.286) - злоупотребление должностными полномочиями (превышение должностных полномочий). В этом случае специальной нормой по отношению к воспрепятствованию законной предпринимательской деятельности выступает ст. 178 УК, поэтому, если злоупотребление полномочиями должностного лица, связанное с ограничением самостоятельности или иным незаконным вмешательством в предпринимательскую деятельность, выражалось в совершении действий, предусмотренных ст. 178 УК I как ограничением конкуренции, содеянное квалифицируется по соответствующей части ст. 178 УК в совокупности со ст.

285 (286) УК. Последнее, на мой взгляд, необходимо, чтобы отразить в квалификации, что монополистические действия и ограничения конкуренции совершились именно должностным лицом с использованием служебных полномочий*.

* Иное мнение у Н.А. Лопашенко : «В том случае, когда должностное лицо по договоренности и в интересах конкретного индивидуального предпринимателя или коммерчески организации препятствует доступу на рынок новым хозяйствующим субъектам того же профиля, отказывает им в регистрации или лицензировании, оно совершает Преступление, предусмотренное ст. 169 и 178 УК» (См.: Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономической деятельности: понятия, система... С.241).

Среди участников организованной группы, совершающей деяния, предусмотренные ст. 178 УК, могут быть и лица, не отвечающие названным выше признакам специального субъекта данного преступления. Они, в частности, могут совершать действия, предусмотренные ч.3 этой статьи (насилие, угрозы, уничтожение и повреждение имущества).

Неоднократность как квалифицирующее обстоятельство по ч.2 ст. 178 УК может выражаться в совершении любого из названных в статье деяний не менее двух раз (например, установление монопольно высоких цен на разные товары (работы, услуги) или единых цен на один и тот же товар дважды либо одновременно на два и более разных видов товаров (работ, услуг). Неоднократность признается и при совершении монополистических действий и ограничении конкуренции лицом, ранее судимым за такое же преступление.

Особо квалифицированным видом данного преступления является совершение деяний, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 178 УК, с применением насилия или с угрозой применения насилия, а равно с уничтожением или повреждением чужого имущества при отсутствии признаков вымогательства (ч.3 ст. 178). В этих случаях совершается посягательство не только на установленный порядок осуществления экономической деятельности, но и на личность или на собственность.

Диспозицией ч.3 ст. 178 УК охватывается нанесение потерпевшему побоев, совершение иных насильственных действий, вызвавших физическую боль, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, уничтожение или повреждение чужого имущества любым способом и в любом размере. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, а также убийство требуют дополнительной квалификации по соответствующим статьям УК.

Потерпевшими от этих насильственных действий, угроз, уничтожения и повреждения имущества могут быть не только конкурирующие предприниматели и руководители организаций - хозяйствующих субъектов, должностные лица органов исполнительной власти и органов местного самоуправления, но и члены их семей, а также любые близкие им лица. Насилие и угрозы, применяемые ко всем этим лицам, в данном случае должны быть связаны с достижением целей ограничения конкуренции в тех ее разновидностях, которые указаны в ч.1 ст.178 УК.

Оговорка «при отсутствии признаков вымогательства» вызвана тем, чад вымогательство (ст. 163 УК), являясь преступлением против собственности, может заключаться не только в требовании передать имущество или право на имущество, но и совершить действие имущественного характера. При этом вымогательство сопровождается теми же угрозами, насилием и уничтожением либо повреждением имущества, о которых говорится в ч. 3 ст. 178 УК. Таким образом, в отличие от вымогательства монополистические действия и ограничение конкуренции с применением насилия или угроз будут иметь место, когда эти угрозы или насилие не связаны с требованием совершить действие имущественного характера*.

* Ошибочным является мнение о возможности идеальной совокупности преступлений, предусмотренных ст. 163 и 178 УК (См.: Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Том первый/ Под ред. П.Н.

Панченко. С. 494). Если имело место вымогательство, ответственность за монополистические действия и ограничение конкуренции исключаются.

Принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст. 179 УК) Свобода экономической деятельности, в частности, означает и самостоятельность лиц, участвующих в этой деятельности, в принятии решения о совершении сделок или их расторжении в соответствии с нормами гражданского права. «Граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством» (п. 1 ст.421 ГК).

Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК). Сделки могут быть односторонними, для совершения которых достаточно волеизъявления одной стороны, двух - или многосторонними (договоры);

они совершаются устно или в письменной форме (простой или нотариальной). Гражданский кодекс предусматривает такие сделки, как договоры купли-продажи, поставки товаров, контрактации, мены, дарения, ренты, аренды, проката, финансовой аренды (лизинг), подряда, безвозмездного пользования, выполнения научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, возмездного оказания услуг, займа и кредита, банковского вклада и банковского счета, доверительного управления имуществом и др.

В Гражданском кодексе особо оговаривается (ст. 179), что сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия или угрозы, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась, признаются судом недействительными.

Поскольку в результате сделок устанавливаются, изменяются или прекращаются гражданские права и обязанности, следует обратить внимание, что к объектам гражданских прав (ст. 128 ГК) относятся не только вещи (включая деньги и ценные бумаги), иное имущество (в том числе имущественные права), но и работы, услуги, информация, а также результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность), и нематериальные блага.

Объективная сторона преступления заключается в принуждении к совершению сделки или к отказу от ее совершения любым из указанных в ст. 179 УК способов: 1) путем угрозы применения насилия, 2) путем угрозы уничтожения или повреждения чужого имущества, 3) путем угрозы распространения сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких. Эти угрозы, по словам преступника, так или иначе их высказавшего (устно, письменно, по телефону или с использованием других средств связи, с демонстрацией оружия или других предметов и т.п.), будут реализованы, если потерпевший не выполнит требование о совершении конкретной сделки или, в другом случае, не откажется от совершения той или иной сделки *.

Понуждение к совершению сделки может сводиться к попытке заставить потерпевшего совершить ненужную ему сделку, навязать ему другую сторону сделки, заключить договор на невыгодных потерпевшему условиях и т. п.

* В этой статье речь идет именно о требовании совершить конкретную сделку или отказаться от ее совершения, поскольку «перекрывание кислорода» конкуренту в целом, устранение его с рынка с помощью различных угроз и насилия предусмотрено ч.3 ст. УК.

Угроза насилием как способ понуждения к совершению сделки или отказу от ее совершения должна быть реальной, т.е. у потерпевшего должны иметься основания опасаться действительного осуществления этой угрозы. По своему содержанию это угроза любым физическим насилием (побои, истязание, причинение вреда здоровью любой степени тяжести, убийство, изнасилование, насильственные действия сексуального характера). При этом преступник может угрожать применением такого насилия как в отношении самого лица, от которого добивается согласия на сделку или на отказ от сделки, так и в отношении его близких. Судебная практика понимает под «близкими» не только членов семьи и других близких родственников потерпевшего, но и всех тех лиц, судьба, здоровье и благополучие которых в силу сложившихся обстоятельств дороги потерпевшему*.

* См.: п.8 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 4 мая 1990 г. № 3 с изменениями от 18 августа 1992 г. «О судебной практике по делам о вымогательстве»// БВС РСФСР. 1990. № 7;

1992. №11.

Принуждение может сопровождаться реальным применением физического насилия, что рассматривается как квалифицирующее обстоятельство преступления (п. «б» ч.2 ст. 179 УК). При этом следует иметь в виду, что насилие, предусмотренное п.»б» ч.2 ст. 179 УК, охватывает нанесение побоев (ст. 116 УК), истязание (ст.117 УК), причинение легкого (ст.115 УК), средней тяжести (ст. 112 УК) и тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 111 УК), кроме случаев причинения тяжкого вреда здоровью при отягчающих обстоятельствах (ч.2 и 3 ст. 111 УК) и убийства (ст. 106 УК), а также изнасилования (ст.

131 УК) и насильственных действий сексуального характера (ст. 132 УК).

Любое насилие, учиненное в отместку за неподчинение требованиям совершить сделку или отказаться от ее совершения, не является квалифицирующим обстоятельством данного преступления и нуждается в самостоятельной квалификации.

Угроза уничтожения или повреждения чужого имущества также должна быть реальной. Фактическое уничтожение или повреждение чужого имущества при понуждении к совершению сделки или к отказу от ее совершения не предусмотрено в качестве квалифицирующего обстоятельства, поэтому в этом случае необходима квалификация по совокупности ст. 179 и ст. 167 УК.

Сведения, под угрозой распространения которых виновный стремится принудить потерпевшего совершить сделку или отказаться от нее, могут быть самыми разнообразными, касающимися интимной жизни, состояния здоровья, тайны частной или семейной жизни, позорных фактов биографии, коммерческих тайн предпринимательской деятельности и т.д. Они могут соответствовать действительности и быть ложными. Важно лишь, что предание их огласке способно причинить вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких.

Преступление считается оконченным с момента совершения действий, которые могут быть расценены как принуждение к сделке или к отказу от нее одним из указанных в законе способов.

Удалось или не удалось преступнику добиться желаемого, для правовой оценки содеянного безразлично.

Субъектом преступления может быть любое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста. Если принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения осуществляется лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации (см. примеч. 1 к ст. 201 УК), или должностным лицом (см. примеч. 1 к ст.285 УК), использующим свои полномочия, то в соответствующих случаях содеянное квалифицируется по совокупности ст. 179 УК и ст.201 УК или ст.285 (286) УК.

Преступление совершается с прямым умыслом. Его мотивы не имеют значения для квалификации.

Помимо применения насилия, квалифицированными видами деяния являются совершение его неоднократно (п. «а» ч. 2) и организованной группой (п. «в» ч. 2). Характерно, что совершение преступления группой лиц по предварительному сговору в данном случае не предусмотрено в качестве квалифицирующего обстоятельства.

Наиболее сложной является проблема отграничения принуждения к совершению сделки или к отказу от ее совершения от такого преступления, как вымогательство (ст. 163 УК). Вымогательство определяется законом как требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близким. Как видно, способы требования (принуждения) совершить определенные действия практически совпадают, поэтому различие нужно искать в характере (содержании) самих требований.

Вымогательство относится к числу преступлений против собственности, посягающих на право собственника владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом по своему усмотрению. Принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения - преступление, посягающее на установленный порядок осуществления экономической деятельности, в частности, на свободу граждан и юридических лиц в заключении договора. Поэтому, как правильно замечено, «отсутствие признаков вымогательства имеет место, если принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения не направлены на изменение отношений собственности»*. Вымогательством, а не понуждением к совершению сделки, будет требование передать имущество или право на имущество, сопровождаемое соответствующими угрозами.

* Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М.

Лебедева. С. 188.

Однако предметом вымогательства может быть и совершение действий имущественного характера.

Поэтому, когда лицо принуждается к совершению или отказу от совершения сделки, носящей имущественный характер, в отношении таких объектов гражданских прав, как вещи, деньги, ценные бумаги, иное имущество, имущественные права, в содеянном содержатся признаки вымогательства.

Сделки же, о которых говорится в ст. 179 УК, связаны с такими объектами гражданских прав, как работы и услуги, информация, результаты интеллектуальной деятельности (договоры бытового и строительного подряда, подряда на выполнение проектных и изыскательских работ, подрядные работы для государственных нужд, договоры на выполнение научно-исследовательских, опытно конструкторских и технологических работ, договоры возмездного оказания услуг, перевозки, поручения, комиссии, и т.п.). Кроме того, как отмечается рядом авторов, к случаям, квалифицируемым по ст. 179 УК, относятся принуждение лишь к возмездным сделкам, когда принуждающий выражает готовность взять на себя соответствующие имущественные обязательства по сделке. При принуждении к совершению сделки или к отказу от её совершения отсутствуют такие признаки вымогательства, как безвозмездность и корыстная цель*.

* См.: Тенчов Э.С., Корягина О.В. Вымогательство. Иваново, 1998. С.49-50;

Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.Н.

Преступления в сфере экономической деятельности... С.66.

Незаконное использование товарного знака (ст. 180 УК) Данное преступление является характерным проявлением недобросовестной конкуренции в предпринимательской деятельности, когда незаконно используются средства индивидуализации другого юридического лица и его продукции.

Российское законодательство о товарных знаках основывается на положениях Парижской конвенции по охране промышленной собственности от 20 марта 1983 г.*, которая относит товарные знаки, знаки обслуживания, фирменные наименования и указания мест происхождения товаров к объектам охраны промышленной собственности. Актом недобросовестной конкуренции, - указывается в статье 10 big Парижской конвенции, - считается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и товарных делах. В частности, подлежат запрету: 1) все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной, или торговой деятельности конкурента;

2) ложные утверждения при осуществлении коммерческой деятельности, способные дискредитировать предприятие, продукты либо промышленную или торговую деятельность конкурента;

3) указания или утверждения, использование которых при осуществлении коммерческой деятельности может ввести общественность в заблуждение относительно характера, способа изготовления, свойства, пригодности к применению или количества товара.

* См.: Законодательство СССР по изобретательству. Т.З. М., ВНИИПИ. 1983. С.126-156. СССР присоединился к Парижской конвенции в соответствии с Постановлением Совета Министров СССР № 148 от 8 марта 1965г. «О присоединении СССР к Парижской конвенции по охране промышленной собственности».

Диспозиция статьи 180 УК охватывает широкий круг действий. Она предусматривает не только незаконное использование чужого товарного знака, но и случаи незаконного использования чужого знака обслуживания, а также наименования места происхождения товаров или сходных с ними обозначений для однородных товаров (ч.1), предупредительной маркировки в отношении незарегистрированного в Российской Федерации товарного знака или наименования места происхождения товара (ч.2). Российское гражданское законодательство средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т.п.) относит к интеллектуальной собственности.

Использование средств индивидуализации может осуществляться третьими лицами только с согласия правообладателя (ст. 138 ГК РФ).

Правовой режим товарных знаков, знаков обслуживания и наименования мест происхождения товаров в Российской Федерации определяется Законом от 23 сентября 1992 г. «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров»*. Товарный знак и знак обслуживания - это обозначения, позволяющие отличать соответственно товары и услуги одних юридических или физических лиц от однородных товаров и услуг других юридических или физических лиц (ст.1). Наименование места происхождения товара - это название страны, населенного пункта, местности или другого географического объекта, используемое для обозначения товара, особые свойства которого исключительно или главным образом определяются характерными для данного географического объекта природными условиями или людскими факторами, либо тем и другим одновременно (ст.30). В качестве товарных знаков и знаков обслуживания могут использоваться словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации в любом цвете или цветовом сочетании.

* Ведомости РФ. 1992. № 42. Ст.2322.

Правовая охрана товарного знака, знака обслуживания и наименования мест происхождения товара осуществляется на основании их регистрации в установленном порядке в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания РФ. На зарегистрированные знаки и наименования мест происхождения товара выдается свидетельство на имя юридического лица или индивидуального предпринимателя сроком действия в десять лет, который может быть продлен каждый раз на десять лет.

Свидетельство на товарный знак и знак обслуживания удостоверяет Исключительное право его владельца на данный знак в отношении товаров и услуг, указанных в свидетельстве. Согласно этому владелец знака имеет исключительное право пользоваться и распоряжаться им, а также запрещать его использование другими лицами. Никто не может использовать охраняемый в Российской Федерации товарный знак или знак товарного обслуживания без разрешения его владельца. Сам же владелец может по договору уступить знак другому юридическому или физическому лицу или предоставить лицензию на его использование*.

* См.: Правила регистрации договоров об уступке товарного знака и лицензионных Договоров о предоставлении права на использование товарного знака, утв. Роспатентом 26 сентября 1995 г. // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств РФ. 1996.

Юридические лица и граждане РФ могут зарегистрировать товарный знак, знак обслуживания и наименование места происхождения товара за рубежом или произвести его международную регистрацию.


Права иностранных юридических и физических лиц в отношении охраны товарного знака и знака обслуживания защищаются наравне с правами юридических лиц и граждан России в силу международных договоров Российской Федерации или на основе принципа взаимности. Право на регистрацию в Российской Федерации наименований мест происхождения товаров предоставляется юридическим и физическим лицам государств, предоставляющих аналогичное право юридическим и физическим лицам Российской Федерации.

Нарушением прав владельца товарного знака или знака обслуживания считается несанкционированное изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа, иное введение в хозяйственный оборот или хранение в этой целью знака или товара, обозначенного этим знаком, или обозначения, сходного с ним до степени смешения, в отношении однородных товаров (услуг). Однако уголовный закон говорит об ответственности только за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования мест происхождения товаров или сходных с ними обозначений для однородных товаров. Использованием знака считается применение его на товарах и (или) упаковке, а также применение знака в рекламе, печатных изданиях, на официальных бланках, вывесках, при демонстрации экспонатов на выставках и ярмарках, проводимых в Российской Федерации.

Использованием наименования места происхождения товара считается применение его на товаре, упаковке, в рекламе, проспектах, счетах, бланках и иной документации, связанной с введением товара в хозяйственный оборот.

Объективная сторона преступления может выражаться также в использовании в качестве товарного знака, знака обслуживания или наименования места происхождения товара сходных с ними до степени смешения обозначений в отношении однородных товаров.

Уголовная ответственность за незаконное использование чужих товарного знака, знака обслуживания или наименования места происхождения товара сходных с ними обозначений для однородных товаров наступает лишь в случае совершения этого деяния неоднократно или причинения крупного ущерба.

При неоднократном совершении деяния достаточно для ответственности установления самого факта, даже при отсутствии последствий в виде крупного ущерба. Возможны несколько вариантов неоднократности совершения данного деяния: 1) лицо было судимо за незаконное использование товарного знака, знака обслуживания или наименования места происхождения товара и вновь совершает какое-либо из этих деяний;

2) лицо незаконно использует два или более чужих знака;

3) лицо использует чужой знак на различных (двух или более) товарах либо одном и том же виде товара, но изготавливаемого самостоятельными партиями. Многократное проставление чужого товарного знака на товарах, входящих в одну партию (например, использование этикеток с чужим товарным знаком на бутылках одной партии алкогольной продукции) признака неоднократности совершения данного преступления не создает.

Крупный ущерб может быть причинен владельцу знака, конкурирующему хозяйствующему субъекту, а также гражданам-потребителям. Помимо сугубо материального ущерба, он может быть связан и с подрывом деловой репутации предпринимателя - владельца знака. Право окончательного вывода о признании ущерба крупным принадлежит суду*.

* Представляется, что ущерб при незаконном использовании чужих знаков или сходных с ними обозначений может чаще всего быть в виде упущенной выгоды. Для этого надо определить ту прибыль, которую владелец знака мог бы получить, но не получил вследствие появления на рынке однородных товаров, маркированных знаком, идентичным или сходным с его знаком. Как считает В. Мельников, «другим путем оценки упущенной выгоды является определение размера лицензионного вознаграждения, которое мог бы получить владелец товарного знака, если бы нарушитель купил лицензию». Он также указывает, что в ряде стран размер упущенный выгоды определяется по прибыли, которую получил нарушитель в результате продажи своих товаров под чужим товарным знаком (См.: Мельников В. Права владельца товарного знака // ЭиЖ. 1997. № 32. С.28). Это интересный и довольно перспективный способ.

Владелец товарного знака (обладатель свидетельства на право пользования наименованием места происхождения товара) может проставлять рядом с товарным знаком (наименованием места происхождения товара) предупредительную маркировку, указывающую на то, что применяемое обозначение является товарным знаком (наименованием места происхождения товаров), зарегистрированным в Российской Федерации (ст.24 и 41 Закона «О товарных знаках обслуживания и наименования мест происхождения товаров»). Об ответственности за незаконное проставление такой предупредительной маркировки рядом с товарным знаком или наименованием места происхождения товара, незарегистрированными в Российской Федерации, говорится в ч. 2 ст. 180 УК, которая, по существу, предусматривает самостоятельный состав преступления. Ответственность наступает также при условии совершения этого деяния неоднократно или при причинении им крупного ущерба.

Субъектами преступления (по ч. 1 и 2 ст. 180 УК) могут быть граждане России, лица без гражданства и иностранные граждане, занимающиеся предпринимательской деятельностью как зарегистрированной, так и незарегистрированной, а также руководители организаций - юридических лиц, принимавшие решение о незаконном пользовании чужим товарным знаков, знаком обслуживания, наименования мест происхождения товара или предупредительной маркировкой.

Преступления (ч. 1 и 2) совершаются умышленно. Виновный осознает, что он незаконно использует чужой товарный знак, знак обслуживания, наименование мест происхождения товаров, предупредительную маркировку или обозначения для однородных товаров, сходные с чужим товарным знаком, знаком обслуживания, наименованием мест происхождения товаров, и желает совершить эти действия. Если в результате этого причинен крупный ущерб другим хозяйствующим субъектам (физическим или юридическим лицам), вина по отношению к такому ущербу может характеризоваться косвенным умыслом. Мотивы и цели данного преступления могут быть различными: корысть, стремление преуспеть в конкурентной борьбе, испортить деловую репутацию конкурента и т.д.

Если при помощи чужих товарного знака, знака обслуживания и наименования места происхождения товара потребитель вводится в заблуждение относительно потребительских свойств и качества товара (услуги), то при наличии всех признаков состава ст. 200 УК виновные будут нести ответственность по совокупности этих преступлений (возможно, в составе организованной группы).

Заведомо ложная реклама (ст. 182 УК) В условиях планово-распределительной системы хозяйствования и хронического товарного дефицита расхожее выражение «реклама - двигатель торговли» звучало довольно нелепо. Потребитель, не имея возможности для выбора, приобретал товары и пользовался услугами, которые ему предлагали.

В ситуации конкурентной борьбы за потребителя между хозяйствующими субъектами реклама действительно становится движущей силой торговли и сферы услуг. В стремлении вызвать интерес потребителей к соответствующим товарам, работам и услугам, обеспечить их максимальную реализацию на рекламу расходуются огромные средства.

Однако не всегда информация, содержащаяся в рекламе, полностью соответствует действительности.

Поэтому законодатель в Федеральном законе РФ от 18 июля 1995 г. «О рекламе»* вводит понятие заведомо ложной рекламы, определив ее как рекламу, с помощью которой рекламодатель (рекламопроизводитель, рекламораспространитель) умышленно вводит в заблуждение потребителя рекламы, и запрещает ее использование.

* СЗ РФ. 1995. № 30. Ст.2864.

Установление уголовной ответственности за заведомо ложную рекламу имеет целью не только пресечение недобросовестной конкуренции, но и защиту интересов потребителей. Особенно опасна ложная реклама банковских, страховых, инвестиционных услуг и иных услуг, связанных с пользованием денежными средствами, а также ценных бумаг. Сотни тысяч россиян, поверив рекламным обращениям таких организаций, как «Чара», «Русский дом Селенга», «Хопер-инвест» и другие, оказались обманутыми.

Под рекламой понимается распространяемая в любой форме, с помощью, любых средств информация о физическом или юридическом лице, товарах, работах, услугах (включая банковские, страховые и иные услуги, связанные с пользованием денежными средствами граждан и юридических лиц и размещением ценных бумаг), идеях и начинаниях, которая предназначена для неопределенного круга лиц и призвана формировать или поддерживать интерес к этим физическому или юридическому лицу, товарам, работам, услугам, идеям и начинаниям и способствовать реализации этих товаров, работ, услуг, идей и начинаний (см. ст. 1 и 2 Федерального закона РФ «О рекламе»).

Реклама может распространяться в виде плакатов, стендов, световых табло, иных технических средств стабильного территориального размещения (наружная реклама), на транспортных средствах и почтовых отправлениях, печатной продукции, видео-, аудио - и кинопродукции, средствами радиовещания и телевизионного вещания и т. п.

Не являются рекламой объявления физических лиц, в том числе и в средствах массовой информации, не связанные с осуществление предпринимательской деятельности.

Объективная сторона преступления заключается в использовании в рекламе заведомо ложной информации, следствием чего является причинение значительного ущерба. Уголовный закон в ст. УК конкретизирует, что использованная информация в заведомо ложной рекламе относится к товарам, работам или услугам, а также к их изготовителям (исполнителям, продавцам). При этом в рекламе могут присутствовать заведомо не соответствующие действительности сведения о природе, составе, потребительских свойствах товаров, наличии сертификата соответствия сертификационных знаков и знаков соответствия государственным стандартам*, о наличии товара и услуг на рынке и возможности их приобретения в указанном объеме, периоде времени и месте, о стоимости (цене) товара, работ, услуг на момент распространения рекламы, о гарантийных обязательствах, сроках службы годности, об исключительных правах на результаты интеллектуальной деятельности и т.д. Заведомо ложными могут быть и ссылки на статистические данные, относящиеся к товарам и услугам, и на какие-либо гарантии потребителю рекламируемых товаров, работ, услуг, ссылки на рекомендации либо одобрение юридических или физических лиц, результаты исследований и испытаний и т.п.


* О сертификации и знаках соответствия см.: 1) Закон РФ от 10 июля 1993 г. «О сертификации продукции и услуг»// Ведомости РФ. 1993. № 26. Ст.966;

2) Правила по проведению сертификации в Российской Федерации. Утв. постановлением Госстандарта РФ от 16 февраля 1994 г. № 3 // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств РФ. 1994. № 6;

3) Порядок проведения сертификации продукции в Российской Федерации. Утв. постановлением Госстандарта РФ от сентября 1995 г., № 15 // Российские вести. № 100. 1 июня 1995 г.

Как уже отмечалось выше, особо тяжкие последствия может принести заведомо ложная реклама на рынке банковских, страховых и иных услуг, связанных с пользованием денежными средствами физических и юридических лиц, и на рынке ценных бумаг. Поэтому в целях упорядочения деятельности по рекламе услуг банков, финансовых, страховых, инвестиционных организаций и граждан предпринимателей, пресечения недобросовестной конкуренции и защиты прав потребителей на получение достоверной информации Указом Президента России от 10 июня 1994г. № 1183 «О защите потребителей от недобросовестной рекламы»* было установлено, что при опубликовании и ином обнародовании рекламы рекламодатели обязаны, в частности, указывать реальные размеры дивидендов, выплаченные по простым именным акциям в течение последнего финансового года;

указывать реальные проценты, выплаченные по различным видам вкладов в течение последнего финансового года с разбивкой по месяцам (кварталам), если выплаты производились ежемесячно (ежеквартально);

указывать дату и номер регистрации выпуска рекламируемых ценных бумаг;

место их регистрации и место, где можно ознакомиться с условиями выпуска;

не допускать объявления гарантий, обещаний или предположений о будущей эффективности (доходности) своей деятельности.

* СЗ РФ. 1994. № 7. Ст.695.

Федеральным законом от 22 апреля 1996 г. «О рынке ценных бумаг»* рекламодателям, являющимся профессиональными участниками рынка ценных бумаг, запрещается указывать в рекламе недостоверную информацию о своей деятельности и о видах и характеристиках ценных бумаг, предлагаемых к покупке или продаже либо другим сделкам с ними, и условиях этих сделок, и другую информацию, направленную на обман или введение в заблуждение владельцев и других участников рынка ценных бумаг. Рекламодатель не имеет права указывать в рекламе предполагаемый размер доходов по ценным бумагам и прогнозы роста их курсовой стоимости. Недобросовестной рекламой признается также публичное гарантирование или доведение иным образом до сведения потенциальных владельцев данных о доходности ценной бумаги, ее обеспеченности по сравнению с другими ценными бумагами или иными финансовыми инструментами, а также сообщение заведомо ложной или недостоверной информации, способной повлечь или повлекшей заблуждение потенциальных владельцев относительно приобретаемых ценных бумаг (ст. 34).

* Там же. 1996. № 17. Ст.1918.

Примерно те же требования к рекламе финансовых, страховых, инвестиционных услуг и иных услуг, связанных с пользованием денежными средствами, а также ценных бумаг сформулированы в ст. Федерального закона «О рекламе». Закон запрещает: 1) приводить в рекламе количественную информацию, не имеющую непосредственного отношения к рекламируемым услугам и ценным бумагам;

2) гарантировать размеры дивидендов по простым именным акциям;

3) рекламировать ценные бумаги до регистрации проспектов их эмиссии;

4) предоставлять любого рода гарантии, обещания или предложения о будущей эффективности (доходности) деятельности, в том числе путем объявления роста курсовой стоимости ценных бумаг, 5) умалчивать хотя бы об одном из условий договора, если в рекламе сообщается об условиях договора.

Обязательным условием уголовной ответственности по ст.182 УК является причинение значительного ущерба в результате заведомо ложного рекламирования товаров, работ, услуг, а также их изготовителей (исполнителей, продавцов). Этот ущерб может выражаться в причинении вреда здоровью граждан, имуществу граждан или юридических лиц (реальный ущерб и упущенная выгода), окружающей среде, чести, достоинству, деловой репутации граждан и организаций. Каких-либо критериев для признания причиненного ущерба значительным закон не указывает, предоставляя возможность решения этого вопроса правоприменителям.

Если заведомо ложная реклама была связана с выпуском или продажей товаров, выполнением работ, оказанием услуг, не отвечающих требованиям безопасности для жизни и здоровья потребителей, что повлекло по неосторожности причинение вреда здоровью человека, содеянное должно быть квалифицировано по совокупности ст. 181 и ст. 238 УК.

В процессе рекламирования товаров, работ и услуг принимают участие рекламодатель, рекламопроизводитель и рекламораспространитель. Рекламодателем выступает физическое или юридическое лицо, являющееся источников рекламной информации для производства, размещения и последующего распространения рекламы. Рекламопроизводители осуществляют полное или частичное приведение рекламной информации к готовой для распространения форме, а рекламораспространители - размещение и (или) распространение рекламной информации путем предоставления и (или) использования имущества, в том числе технических средств - радиовещания, телевизионного вещания, каналов связи, эфирного времени и иными способами.

Согласно Федеральному закону «О рекламе» ответственность за содержание информации, предоставляемой для создания рекламы, несет рекламодатель. Рекламопроизводитель и рекламораспространитель отвечают соответственно за нарушение законодательства о рекламе в части оформления, производства, подготовки рекламы и в части, касающейся времени, места и средств размещения рекламы (ст.30).

Поэтому субъектом уголовной ответственности за заведомо ложную рекламу прежде всего являются достигшие 16-летнего возраста граждане России, иностранцы и лица без гражданства, являвшиеся рекламодателями как физические лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью, или как руководители коммерческих и некоммерческих организаций. Однако, если лица, выступившие в качестве рекламопроизводителей и рекламораспространителей, находясь в сговоре с рекламодателем, осознавали заведомую ложность содержащейся в рекламе информации, они являются соучастниками данного преступления *.

* В литературе высказано и иное мнение, согласно которому субъектами данного преступления могут быть, кроме рекламодателей, также рекламопроизводители и рекламораспространители (См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. С. 194;

Уголовное право России.

Особенная часть. Учебник / Под ред. А.И. Рарога. С. 173;

Уголовное право. Особенная часть./ Учебник для вузов / Отв. ред.

И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. С.301;

Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.Н. Преступления в сфере экономической деятельности... С.77-78;

Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономической деятельности: понятия и система... С. 101).

Преступление совершается умышленно. Виновное лицо заведомо (достоверно) представляет, что излагаемая в рекламе информация полностью или частично не соответствует действительности, является ложной, предвидит, что вследствие этого может быть причинен значительный ущерб потребителям рекламы, государственным или общественным интересам и желает этого или (как правило) допускает наступление таких последствий.

Мотив преступления - корыстная заинтересованность, чаще всего связанная с желанием получения прибыли в результате использования в рекламе заведомо ложной информации.

В отличие от обмана потребителей (ст.200 УК) заведомо ложная реклама I товаров и услуг, связанная с введением потребителей в заблуждение относительно потребительских свойств и качества товаров, адресована не конкретному потребителю, а неопределенному кругу лиц.

Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну (ст. 183 УК) Развитие свободного предпринимательства и связанной с ним конкуренции настоятельно требует правового обеспечения защиты информации, представляющей коммерческую ценность, разглашение которой может причинить вред субъектам экономической деятельности. Закон «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» относит получение, использование и разглашение информации, составляющей коммерческую тайну, к типичным проявлениям недобросовестной конкуренции.

Специалисты указывают, что в настоящее время в России в сфере правового регулирования отношений, связанных с защитой коммерческой тайны, действует более ста законодательных и иных нормативных актов. К ним, в частности, относятся: Конституция РФ (ст. 34), Гражданский кодекс РФ (ст. 139, 727), Таможенный кодекс РФ (ст.16, 158, 161, 163, 165, 167, 186, 286, 287, 344), Арбитражный процессуальный кодекс РФ (ст. 9), Федеральные законы «Об информации, информатизации и защите информации» (ст.8, 10, 21), «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (ст. 10, 15), «О государственной тайне» (ст. 10), «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» (ст. 3), «О средствах массовой информации» (ст. 4, 20, 40, 41, 58), «О федеральных органах правительственной связи и информации» (ст.10, 11, 18, 23), «О государственной налоговой службе Российской Федерации» (ст. 7), «О федеральных органах налоговой полиции» (ст. 10), «О стандартизации» (ст. 4), «О недрах» (ст.27, 43, 49), «О естественных монополиях»

(ст. 13), «Об основах государственной службы» (ст. 10, 12, 21), постановление Правительства РСФСР от 5 декабря 1991 г. № 3 «О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну», Положение о Судебной палате по информационным спорам при Президенте Российской Федерации, утвержденное Указом Президента РФ от 31 января 1994 г. № 228 и др*.

* См.;

Куликов А. О коммерческой и служебной тайне // Хозяйство и право. 1996. № 11. С.99.

Само понятие коммерческой тайны раскрывается в ч. 1 ст. 139 Гражданского кодекса РФ, согласно которой информация составляет коммерческую тайну в случае, когда эта информация имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности*.

* В современном отечественном законодательстве впервые понятие коммерческой тайны было сформулировано в ст. Закона СССР от 4 июня 1990 г. «О предприятиях в СССР», где под коммерческой тайной понимались не являющиеся государственными секретами сведения, связанные с производством, технологической информацией, управлением, финансами и другой деятельностью предприятия, разглашение (передача, утечка) которых может нанести ущерб его интересам.

В.А. Плаксин и Ю.В. Макогон полагают, что «коммерческая тайна есть любая деловая информация, имеющая для предприятия действительную или потенциальную ценность по коммерческим причинам, утечка которой может нанести ему ущерб;

она не является общеизвестной или общедоступной на законных основаниях;

она соответствующим образом обозначена, и предприятием осуществляются надлежащие меры по сохранению ее конфиденциальности;

она не является государственным секретом и не защищается авторским и патентным правом;

она не касается негативной деятельности предприятия, способной нанести ущерб обществу (нарушений законов, неэффективной работы, административных ошибок, загрязнения окружающей среды и т.д.)» (См.: Плаксин В.А., Макогон Ю.В. Коммерческая тайна: правовые проблемы // Государство и право. 1992. № 8. С.75).

Состав и объем сведений, составляющих коммерческую тайну, порядок ее защиты определяются самим предпринимателем. Прежде всего, коммерческая тайна охраняется в области внедрения достижений научно-технического прогресса и ноу-хау. Коммерческой тайной могут являться и другие «секреты» хозяйствующих субъектов, как-то: сведения о производстве, планах развития предприятия, финансах, сроках и сумме кредитования, состоянии рынка, партнерах, переговорах, контрактах и др.

Вместе с тем существует перечень сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну. В настоящее время такой перечень установлен постановлением Правительства РФ от 5 декабря 1991 г. № 35*. В него входят: учредительные документы и Устав, документы, дающие право заниматься предпринимательской деятельностью (регистрационные удостоверения, лицензии и патенты), сведения по установленным формам отчетности о финансово-хозяйственной деятельности и иные сведения, необходимые для проверки правильности начисления и уплаты налогов и других обязательных платежей, документы о платежеспособности, сведения о численности и составе работающих, их заработной плате и условиях труда, а также о наличии свободных рабочих мест, документы об уплате налогов и обязательных платежей, сведения о загрязнении окружающей среды, нарушении антимонопольного законодательства, несоблюдении безопасных условий труда, реализации продукции, причиняющей вред здоровью населения, а также других нарушениях законодательства и размерах причиненного при этом ущерба и др.

* См.: Егоров А. Правовые основы тайны // Закон. 1998. №2. С.75;

В Федеральном законе от 23 февраля 1996 г. «О бухгалтерском учете» (п.4 ст. 10) установлено, что коммерческой тайной является содержание регистров бухгалтерского учета и внутренней бухгалтерской отчетности организации (См.: СЗ РФ. 1996. № 48. Ст.5369).

Кроме того, в целях предупреждения злоупотреблений в процессе приватизации указанное постановление Правительства запретило государственным и муниципальным предприятиям относить к коммерческой тайне данные о размерах имущества предприятия и его денежных средствах, о вложении средств в ценные бумаги других предприятий, в процентные облигации и займы, в уставные фонды совместных предприятий, о кредитных, торговых и иных обязательствах предприятия, о договорах с кооперативами, иными негосударственными предприятиями и отдельными гражданами*.

* См.: СП РФ. 1992. № 1-2. Ст.7.

Нужно отметить, что сведения, которые не могут составлять коммерческую тайну, не исчерпываются указанным Перечнем. В ряде других нормативных актов также можно встретить положения, что соответствующие сведения не могут считаться коммерческой тайной. Например, в ст. 32 Федерального закона от 12 января 1996 г. «О некоммерческих организациях»* подчеркнуто, что не могут быть предметом коммерческой тайны размеры и структура дохода такой организации, сведения о ее расходах, численности и составе работников, об оплате труда, использовании безвозмездного труда граждан в деятельности некоммерческой организации. Чрезвычайно важным являются положения ст. Федерального закона от 20 марта 1996 г. «О рынке ценных бумаг»**, где сформулированы требования об обязательном раскрытии определенной информации на рынке ценных бумаг.

* См.: СЗ РФ. 1996. № 3. Ст.145.

** Там же. 1996. № 17. Ст.1918.

Таким образом, организация, предполагающая придать каким-либо сведениям режим коммерческой тайны, должна определить крут сведений, составляющих такую тайну, установить порядок ознакомления с этими сведениями и круг лиц, имеющих право знакомиться с названными сведениями, т.е. обеспечить их конфиденциальность.

Применительно к деятельности банков и других кредитных организаций следует различать коммерческую тайну самих кредитных учреждений как коммерческих организаций и банковскую тайну. «Под банковской тайной понимаются профессиональное обязательство банка держать в строжайшей тайне всю информацию, относящуюся к финансовым и личным аспектам деятельности клиентов и некоторых третьих лиц при условии, что такая информация получена в результате нормального банковского обслуживания этих клиентов». * В отличие от коммерческой тайны, когда крут относящихся к ней сведений устанавливается самой организацией, круг сведений, являющихся банковской тайной, определен законом и одинаков для всех банков, их клиентов и корреспондентов.

Законом определяется также круг лиц, которые в соответствующих случаях имеют право получать сведения, составляющие банковскую тайну. Сама кредитная организация по своему усмотрению не может ни расширить, ни сузить ни перечень сведений, отнесенных к банковской тайне, ни крут лиц, имеющих право получать эти сведения. На мой взгляд, прав О. Олейник, полагающий, что банковская тайна - это компромисс частных интересов и потребностей банка и клиента с публичной необходимостью обеспечения прозрачности или открытости банковской или иной ** предпринимательской деятельности.

* Куршаков Д. Банковская тайна // Закон. 1998. №2. С.65.

** См.: Олейник О Правовые проблемы банковской тайны // Хозяйство и право. 1997. № 6. C.134-135.

Основные принципиальные положения о составе сведений, составляющих банковскую тайну, и о режиме этой тайны изложены в ст. 857 Гражданского кодекса РФ и в ст. 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» (в ред. от 7 июля 1995 г.)*.

* См.: СЗ РФ. 1996. № 6. Ст.492.

Так, ст. 857 ГК РФ устанавливает, что банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте. Сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям. Государственным органам и их должностным лицам такие сведения могут быть предоставлены исключительно в случаях и в порядке, предусмотренных законом.

Это положение конкретизируется в ст.26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», согласно которой кредитные организации и Центральный банк России гарантируют тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов. Банк России не вправе разглашать сведения о счетах, вкладах, а также сведения о конкретных сделках и об операциях из отчетов кредитных организаций, полученные ими в результате исполнения лицензионных, надзорных и контрольных функций. Аудиторские организации также не вправе раскрывать третьим лицам сведения об операциях, счетах и вкладах кредитных организаций, их клиентов и корреспондентов, полученные в ходе проводимых ими проверок.

Таким образом, банковскую тайну составляют сведения об операциях, счетах и вкладах клиентов банка и его корреспондентов, а также сведения о самих клиентах В то же время в интересах борьбы с преступностью, осуществления правосудия, соблюдения налогового, антимонопольного и таможенного законодательства рядом нормативных актов определен круг организаций и лиц, которые в соответствующих случаях имеют право на получение информации, составляющей коммерческую или банковскую тайну.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.