авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |

«Федеральная архивная служба России Российский государственный архив социально-политической истории Фонд Джанджакомо Фельтринелли Институт всеобщей истории РАН ...»

-- [ Страница 6 ] --

31 августа за подписью Литвинова была направлена нота НКИД Эрбетту (опубликована 1 сентября в советской прессе), в которой повторялась из­ вестная позиция советской стороны: высказано «глубочайшее сожаление по поводу отсутствия в Парижском пакте каких бы то ни было обязательств в области разоружения», указывалось на «недостаточную определенность и ясность в первой статье самой формулировки о воспрещении войны, допус­ кающей различные и произвольные толкования», подчеркивалось, что «идея устранения в международной политике войн и вооруженных кон­ фликтов есть основная руководящая идея советской внешней политики». В заключение в ноте было сказано, что «советское правительство изъявляет свое согласие на подписание Парижского пакта».

6 сентября 1928 г. в Москве временно исполняющий обязанности нар­ кома иностранных дел СССР Литвинов (Чичерин был болен) подписал Декларацию о присоединении СССР к Договору об отказе от войны, за­ ключенному в Париже 27 августа 1928 г (ДВП. Т. XI. С. 503—508). Поста­ новление Президиума ЦИК СССР о присоединении СССР к договору пос­ ледовало 29 августа 1928 г.

N° Из протокола № 25 августа 1928 г.

Слушали:

п. 12. О Германии (т. Литвинов).

Постановили:

Поручить Наркоминделу дать германскому правительству следующий ответ:

а) Советское правительство приветствует предложение о во зобновлении переговоров и согласно приступить к этим перего­ ворам 1.

б) Советское правительство считало бы желательным перене­ сение переговоров в Москву.

в) Вопрос о корреспондентах не связывать с переговорами2.

Выписки посланы: тт. Литвинову, Микояну.

Ф. 17. Оп. 162. Д. 6. Л. 123.

Примечания:

1 22 августа правительство СССР отказало во въездной визе в Советский Союз трем немецким корреспондентам, которые возвратились временно в Германию. В тот же день Крестинский сообщил в Москву, что по мнению Штреземана этот акт мог помешать возобновлению торговых переговоров, прерванных в марте из-за шахтинского дела (ДВП. Т. XI. С. 738).

2 Это постановление Политбюро было сообщено Литвиновым Крестин­ скому в телеграмме от 25 августа (Там же. С. 483).

№ Из протокола № 25 октября 1928 г.

Слушали:

п. 2. Заявление т. Антонова-Овсеенко (т. Антонов-Овсеенко).

Постановили:

Утвердить предложенный НКИД следующий проект инструк­ ции т. Антонову-Овсеенко, которая должна быть прочитана г. Бенешу текстуально, без оставления копии г. Бенешу:

1) Во время бесед 3 и 24-го августа с.г. Министр Бенеш гово­ рил с Вами по поручению правительств стран Малой Антанты об их стремлении к установлению нормальных отношений с СССР, о том значении, которое такой новый политический фактор имел бы для положения дел на юго-востоке Европы, причем г. Бене­ шем была высказана мысль, что препятствием к установлению нормальных отношений между Югославией, Чехословакией и СССР является неразрешенный бессарабский вопрос. Г. Бенеш просил Вас, поэтому, выяснить отношение советского прави­ тельства к высказанным им мыслям.

2) Ознакомившись подробно с содержанием означенных бесед, советское правительство поручает Вам заявить г. Бенешу нижеследующее:

Советское правительство разделяет соображения Малой Ан­ танты о том благотворном значении, которое имел бы факт уста­ новления нормальных отношений между странами Малой Ан­ танты и СССР. Оно полагает, что этот факт был бы в политичес­ ком и экономическом отношении чрезвычайно выгоден для всех заинтересованных стран. Установление нормальных отношений между СССР, Чехословакией и Югославией несомненно имело бы умиротворяющее значение для всего востока и юго-востока Европы, даже и теперь, до разрешения бессарабского вопроса. С другой стороны, взаимным признанием и установлением дипло­ матических отношений бессарабский вопрос не мог бы считаться устраненным, но, если Румыния, как одна из стран Малой Ан­ танты, от имени которой с Вами беседовал г. Бенеш, действи­ тельно имеет желание вновь вступить в переговоры с советским правительством для улажения всех существующих между ними спорных вопросов, то советское правительство со своей стороны готово пойти на встречу этому желанию, вступить в непосредст­ венные переговоры с представителем румынского правительства и, выслушав его предложения, обсудить возможную базу после­ дующих формальных переговоров.

3) Вам предлагается по существу бессарабского и других спор­ ных вопросов с Румынией никаких разговоров с г. Бенешем не вести (последний абзац не подлежит сообщению г. Бенешу)1.

Выписка послана: т. Литвинову.

Ф. 17. Оп. 162. Д. 6. Л. 141, 142.

Примечание:

1 Помимо утвержденного на заседании Политбюро от 25 октября текста инструкции В.Антонову-Овсеенко, в инструкции, посланной пред­ ставителю СССР в Праге 31 октября за подписью Литвинова, имелись еще два пункта: «4. В случае вопросов со стороны Бенеша о том, как мы пред­ ставляем себе порядок вступления в переговоры с Румынией, Вам следует ответить, что мы считали бы нежелательным созыв конференции для офи­ циальных переговоров раньше, чем не договоримся о возможной базе со­ глашения путем полуофициальных переговоров. Такие разговоры удобнее всего начать при какой-либо полуслучайной встрече ответственных пред­ ставителей обеих сторон где-либо в Европе, как, например, во время какой либо международной конференции. Такой момент, правда, сейчас не пред­ ставится, но, когда он наступит, мы его не пропустим. 5. Вы можете по прежнему вновь объяснить отсутствие торопливости с нашей стороны в этом вопросе повторяющимися и учащающимися сведениями о дальней­ шем сближении между Румынией и Польшей на почве военных соглаше­ ний» (ДВП. Т. XI. С. 559, 560). Данные рекомендации Литвинова были ис­ пользованы Антоновым-Овсеенко во время беседы с Бенешем 26 ноября 1928 г. (Там же. С. 585—587).

№ Из протокола № 6 декабря 1928 г.

Слушали:

п. 6. О советско-германских экономических переговорах (т. Стомоняков, Ксандров, Пятаков)1.

Постановили:

Принять в основном предложенный т. Стомоняковым2 про­ ект постановления, поручив ему внести в редакцию проекта сле­ дующие изменения:

В пункте 2-м (о кредите) изменить первую фразу заявления следующим образом: «Правительство СССР не имеет принципи­ альных возражений против кредитования в советских банках гер­ манских фирм, допущенных к деятельности в СССР (концессио­ неров)» и подчеркнуть автономность отдельных банков, которые при рассмотрении вопросов кредитования руководствуются ис­ ключительно коммерческими соображениями.

Пункт 4-й заменить следующим:

Принять к сведению, что вопрос о членстве в профсоюзах служащих концессионных предприятий будет разрешен в форме оглашения т. Стомоняковым на конференции того ответа, кото­ рый получит от ВЦСПС на его запрос по этому поводу. Ответ ВЦСПС должен состоять в том, что у них в порядке дня стоит вопрос о некотором уточнении той инструкции, которая была дана ранее ВЦСПС по вопросу о приеме в профсоюзы служащих концессионных предприятий, разумеется, при точном соблюде­ нии устава профсоюзов. При оглашении этого ответа т. Стомо няков заявляет, что этот вопрос не может быть, разумеется, пред­ метом суждений при переговорах и решений правительства. По вопросу о зарплате т. Стомоняков заявляет, что это есть дело профсоюзов и рабочих и для его разрешения следует обратиться к существующим законам по вопросу об установлении зарплаты.

Выписка послана: т. Стомонякову.

Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. Л. 7.

Примечания:

1 См документ № 101. Положительный ответ Москвы на предложение германского правительства возобновить переговоры был передан Крестин ским 12 сентября 1928 г. (Дух Рапалло... С. 110—111) 16 октября Литвинов уведомил Крестинского о том, что консорциум немецких банкиров решил принять участие в учреждаемом Международном комитете защиты кредито­ ров России, который должен был собраться в Лондоне 23 октября (ДВП Т. XI. С. 542—543). Несмотря на то, что немецкое правительство раздели­ лось по вопросу о решении банкиров, это вызвало взрыв возмущения в Москве, поскольку откладывало достижение соглашения между двумя сто­ ронами о возобновлении экономических переговоров (Там же. С. 567—570) 12 ноября Литвинов поручил Крестинскому сообщить немецкому ми­ нистерству иностранных дел о согласии советского правительства возобно­ вить переговоры. Они открылись в Москве 26 ноября (Там же. С 572—573).

2 30 октября 1928 г. Стомоняков был назначен главой советской делега­ ции на переговорах с немцами — вместо Шлейфера (РГАСПИ. Ф. 17.

Оп. 162. Д. 7. Л. 4). і № Из протокола № 20 декабря 1928 г.

Слушали:

п. 5. О переговорах с немцами (тт. Рыков, Стомоняков, Лит­ винов).

Постановили:

а) Считать неприемлемой данную немцами последнюю формулировку по вопросу о вступлении группы германских банкиров в Международный комитет защиты кредиторов Рос­ сии1.

б) Признать возможным окончание переговоров только на основе такой формулировки, которая обязывала бы немец­ кое правительство принимать в будущем все возможные для него меры по отношению к бывшим частным собственни­ кам, вытекающие из существующих советско-германских дого­ воров2.

Выписка послана: т. Стомонякову.

Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. Л. 14-15.

Примечания:

1 См. примечание 1 к документу № 103. На завершающем этапе совет­ ско-германских экономических переговоров советская сторона поставила на обсуждение вопрос о вступлении группы немецких банкиров в Между­ народный комитет защиты кредиторов России. Германская делегация за­ явила, что германское правительство выступает против подобного действия немецких банкиров, поскольку оно «несовместимо с существующими между обоими государствами и основанными на заключенных договорах отношениями». При этом было особо подчеркнуто, что «вопрос о довоен­ ных долгах может быть поставлен только в полном соответствии с совер­ шенно ясными постановлениями Рапалльского договора и что действия германских банкиров не имеют ничего общего с позицией германского пра­ вительства в этом вопросе» (ДВП. Т. XI. С. 616). В телеграмме НКИД пол­ преду СССР в Германии от 19 декабря 1928 г. сообщалось, что в ходе дву­ сторонних экономических переговоров советская делегация пошла на ус­ тупки германской стороне в целях «углубления существующих отношений, в особенности для внесения успокоения в германский деловой мир в отно­ шении работы с СССР» (Там же. С. 751) 2 21 декабря был заключен протокол, состоявший из 8 статей, который разъяснял и развивал положения договора от 12 октября 1925 г. (ДВП.

Т. XI. С. 623—626). Один из параграфов документа содержал заявление не­ мецкой стороны, по которой акт немецких банков «не имеет решительно ничего общего с установкой Германского Правительства в отношении Ра­ палльского договора» (Там же. С. 625).

№ Из протокола № 25 марта 1929 г.

Слушали:

п. 37. Вопрос комиссии т. Микояна (ПБ от 14.III.29 г., пр.

№ 68, п. 44) (тт. Бухарин, Ворошилов, Куйбышев, Молотов, Рыков, Сталин, Томский, Микоян, Чубарь, Ярославский, Смир­ нов, Кубяк, Шкирятов, Бауман, Яковлев, Литвинов, Рухимович, Брюханов, Кржижановский, Сокольников, Пятаков, Каменев, Трилиссер).

Постановили:

а) Советская сторона должна добиться, прежде чем выдвинуть свои предложения, получения конкретных предложений от анг­ лийской делегации1.

б) Советская сторона должна выдвинуть программу заказов и покупок продуктов английской промышленности для нужд СССР.

Программа должна быть в достаточной степени реальной и одновременно возбудить серьезный интерес англичан.

в) При этом указать, что такое широкое экономическое со­ трудничество между Англией и развивающимся хозяйством СССР возможно только при возобновлении нормальных дипло­ матических отношений и дополнительном экономическом согла­ шении между обоими правительствами на базе англо-советского соглашения 1924 года с надлежащим расширением его, соответ­ ственно выросшим возможностям англо-советского экономичес­ кого сотрудничества.

г) Образовать комиссию в составе тт. Пятакова (председа­ тель), Хинчука, Рухимовича, Сокольникова и Кржижановского для выслушивания предложений английской делегации, как пра­ вительственную комиссию2.

Обязать комиссию представить к ближайшему заседанию Политбюро проект декларации, содержащей ответы на вопросы наших отношений с Англией и вопросы, могущие быть постав­ ленными английской делегацией. Деловые разговоры о возмож­ ных заказах при условии возобновления дипломатических отно­ шений и соответствующей финансовой базы комиссия должна вести независимо от результатов политических разговоров.

д) При разрешении вопросов о возможных заказах при этих условиях комиссия должна исходить из цифры примерно 1, миллиарда рублей на пятилетие, не считая возможности привле­ чения английского капитала также в порядке подрядных работ и концессий.

е) Комиссии в своей работе исходить из желательности пре­ бывания англоделегации в СССР в 2 недели.

ж) Ответственность за информацию печати возложить на гг. Литвинова и Пятакова.

з) Вопрос о хозяйственно-техническом обслуживании делега­ ции передать на разрешение в советском порядке.

Выписки посланы: тт. Микояну и Пятакову.

Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. Л. 55.

Примечания:

1 Имеется в виду делегация английских промышленников, возглавляе­ мая редактором журнала «Инглиш ре вью» Э. Ремнантом и председателем Англо-русского комитета Дж. Ишервудом. Этот комитет, созданный в фев­ рале 1929 г. и выступавший за развитие экономических связей с СССР, стал инициатором поездки в Советский Союз 88 деловых людей, представляв­ ших 230 английских фирм, которая началась 25 марта 1929 г.

10 января 1929 г. Политбюро поручило комиссии ПБ по Англии, руко­ водимой Микояном, «окончить разработку проекта и представить новый вариант с учетом возможных предложений другой стороны, а также разра­ ботать целый ряд других, связанных с приездом делегации, вопросов»

(РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. Л. 25). 14 января в упомянутую комиссию был введен Брюханов (Там же. Л. 28). 21 февраля ПБ поручило комиссии Микояна подготовить к следующему заседанию ПБ предложения по вопро­ су об обслуживании членов английской делегации (Там же. Л. 35). 25 фев­ раля ПБ приняло два предложения Микояна: 1) поручить полпреду СССР во Франции Довгалевскому, представлявшему советскую сторону, сооб­ щить инициаторам английской делегации промышленников, что с точки зрения занятости членов правительства СССР наиболее удобным сроком для приезда делегации является время от 5 до 20 марта;

2) поручить Довга­ левскому запросить инициаторов английской делегации, «в целях своевре­ менного создания необходимых технических удобств», о количестве делега­ тов, их списочном составе и намеченном сроке пребывания их в СССР (Там же. Л. 41).

9 марта 1929 г. Микоян направил Сталину докладную записку, подго­ товленную и подписанную членами комиссии ПБ по Англии, а 11 марта эта записка была по поручению Сталина послана всем членам ПБ и ЦКК «для ознакомления... ввиду особой конспиративности... только лично». В пре­ проводительном письме Микояна Сталину говорилось, что докладная за­ писка намечает план использования кредитов, «увязав организацию займа с возможным разрешением претензий англичан» и определением границ ус­ тупок с советской стороны. Комиссия предлагала иметь к началу перегово­ ров с англичанами несколько предложений, однако не выдвигать их до вы­ яснения позиции самих англичан и их предложений. В докладной записке содержались: заявленные Англией претензии к СССР от 28 апреля 1924 г. и советские исчисления размеров этих претензий;

различные варианты раз­ меров займа и способов их погашения;

претензии стран, с которыми у СССР имеются договорные отношения (Франция, Германия, Италия, Скандинавские страны);

вопрос о гарантиях;

соображения о характере ис­ пользования привлекаемых английских средств, прежде всего в таких от раслях народного хозяйства, которые могли бы обеспечить развитие совет­ ского экспорта;

формы получения средств и сроки кредита;

тактика перего­ воров и порядок их ведения. По мнению комиссии ПБ, ведение перегово­ ров от имени правительства СССР следовало возложить на существующий состав этой комиссии, но под председательством Литвинова (сам же Литви­ нов был не согласен с этим пунктом). Для подготовки приема английской делегации комиссия выделила подкомиссию в составе Стомонякова (пред­ седатель), Аралова, Шлейфера и Аркуса. Ей предстояло организовать прием и обслуживание делегации, поездки на новые крупные предприятия, ветре-;

чи с хозяйственниками, а также руководить информацией для прессы (Там же. Ф. 84. Оп. 2. Д. 10. JI. 51—65).

Судя по протоколам ПБ, решение по указанной выше докладной запис­ ке комиссии Микояна было принято ПБ 25 марта, т. е. в день выезда деле­ гации из Англии в СССР (Там же. Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. Л. 51). Делегация на­ ходилась в СССР до конца апреля.

2 28 марта, во изменение постановления Политбюро от 25 марта (п. 37-г), была образована «комиссия для выслушивания предложений английской делегации» в следующем составе: Пятаков, Хинчук, Аралов и Рабинович (Там же. Л. 55).

№ Из протокола № 28 марта 1929 г.

Слушали:

п. 8. О директивах делегации подготовительной комиссии по разоружению (т. Литвинов).

Постановили:

Принять с поправкой предложения т. Литвинова.

а) Предложить советской делегации добиваться постановки в порядок дня ранее внесенного ею проекта конвенции частичного сокращения вооружений и, добившись этого, отстаивать проект конвенции статью за статьей.

б) В случае отклонения советского проекта и перехода комис­ сии ко второму чтению ее собственного проекта конвенции, со­ ветская делегация активно участвует в обсуждении этого проекта, критикуя его и внося поправки с целью максимального прибли­ жения проекта к советскому, но настаивая на внесении в проект определенных численных коэффициентов размеров вооруже­ ния1.

в) В случае внесения турецкой делегацией предложения об уравнении армии, советской делегации голосовать за турецкое предложение лишь при условии его распространения на морской и воздушный флот и др. технические средства и запасы вооруже-;

ний, уничтожения военных договоров и одновременном ЗаКЛЮ' чении всеми государствами между собой пактов о ненападении и безусловном нейтралитете, а также при том условии, что это сокра­ щение будет признано первым этапом к полному разоружению2.

Выписка послана: т. Литвинову.

Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. Л. 54.

Примечания:

1 17 января 1929 г. Политбюро приняло предложение Ворошилова о введении в состав делегации для участия в работе подкомиссии по разору­ жению А. Лангового вместо Пугачева, который наряду с Литвиновым, был включен решением ПБ от 16 марта 1928 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 7.

Л. 29). На заседании ПБ 28 февраля было отклонено предложение Литви­ нова «об освобождении его от поездки на заседание подготовительной ко­ миссии по разоружению» и решено «состав делегации оставить прежним, обязав ее подготовительную работу начать немедленно» (Там же. Л. 40).

VI сессия Подготовительной комиссии конференции по разоружению Лиги Наций состоялась в Женеве с 15 апреля по 6 мая 1929 г. Официально эта сессия именуется первой половиной VI сессии, т. к. она не была завер­ шена в 1929 г. Вторая половина сессии проходила в Женеве с 6 ноября по декабря 1930 г.

В начале первой половины VI сессии обсуждался советский проект Конвенции о частичном сокращении вооружений, внесенный в Подготови­ тельную комиссию делегацией СССР еще на V сессии в марте 1928 г. (См. при­ мечание 1 к документу № 59). После его отклонения комиссия провела второе чтение своего проекта Конвенции о разоружении, в основу которого были по­ ложены английский и французский предварительные проекты, озаглавленные «Текст проекта Конвенции, составленный в первом чтении». Директивы ПБ от 28 марта нашли отражение в выступлениях Литвинова и Лангового на VI сессии Подготовительной комиссии (ДВП. Т. XII. С. 206—215, 222—226).

2 Основное содержание предложений турецкой делегации было сфор­ мулировано следующим образом: «Взять за максимум личного состава во­ оруженные силы, нужные большому государству для законной самозащиты против внезапного нападения. Как только это будет установлено, государ­ ства, содержащие большие силы, должны были бы сократить их до установ­ ленного предела, а государствам с вооруженными силами ниже установлен­ ного предела не будет разрешено увеличивать свой личный состав (войск), исходя из того, что основной принцип — сокращение вооружений, а не их хотя бы частичное увеличение» (ДВП. Т. XII. С. 746). После отклонения со­ ветского проекта турецкая делегация на утреннем заседании 24 апреля ото­ звала свое предложение с правом внесения его на предстоящую конферен­ ции по разоружению.

№ Из протокола № 11 апреля 1929 г.

Слушали:

п. 5. Сообщение т. Пятакова (т. Пятаков).

Постановили:

а) Ответить делегации заявлением от имени т. Пятакова, опубликовав этот ответ.

б) В ответе сказать, что: 1) восстановление дипломатических отношений должно предшествовать всем остальным переговорам по основным экономическим вопросам1 2) при наличии восста­ ;

новления нормальных дипломатических отношений, правитель­ ство СССР согласно вести переговоры по всем вопросам на базе договора 1924 г. с тем комитетом или с теми лицами, которых уполномочит английское правительство;

3) что касается вопроса о частных претензиях, то база для переговоров по этому вопросу была предусмотрена в договоре с английским правительством в 1924 г. и на этой базе могут быть возобновлены переговоры и до­ стигнуто практическое соглашение;

4) теперь слово должно быть за правительством Англии;

5) что касается отдельных промыш­ ленников, то отдельным английским промышленникам никто не будет препятствовать вести переговоры с отдельными хозяйст­ венниками для выяснения перспектив о возможных заказах.

в) Поручить т. Пятакову на этой основе составить проект от­ вета. Окончательное утверждение текста ответа т. Пятакова пору­ чить комиссии в составе тт. Пятакова, Сталина и Бухарина.

Выписка послана: т. Пятакову.

Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. JI. 65.

Примечание:

1 Делегация английских промышленников, находившаяся в Москве, апреля 1929 г. приняла резолюцию о том, что нормальные экономические отношения являются невозможными без нормальных дипломатических от­ ношений. Ответное заявление от имени советской стороны по данному и смежным вопросам поручалось сделать председателю Госбанка СССР Пя­ такову, ответственному за прием английской делегации.

В решении Политбюро от 16 апреля содержалось следующее добавле­ ние к заявлению Пятакова в части, касающейся договора 1924 г.: «Что каса­ ется вопроса о частных претензиях английских подданных, также как и о претензиях наших граждан, обсуждение которого совместно с британской стороной советское правительство согласилось в 1924 г. считать одним из условий успешного развития англо-советской торговли, то договор 1924 г.

(раздел III, ст. 6-11), на базе которого остается советское правительство, предусматривает разрешение и этого вопроса». ПБ посчитало целесообраз­ ным вручение англичанам «меморандума, заключающего некоторую дета­ лизацию возможных заказов», а также опубликование в печати сообщения о переговорах Пятакова с английскими промышленниками. Комиссии Ми­ кояна поручалось «рассмотреть конкретные вопросы, поставленные отдель­ ными английскими промышленниками перед правительственной комис­ сией, и дать им дальнейшее направление» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 7.

Л. 69).

19 апреля ПБ решило опубликовать заявление Пятакова со следующим добавлением: «Давая настоящее заверение, мы признаем, что организуя данную важную делегацию, Англо-Русский комитет сделал дружественный жест по отношению к нашей стране, который, мы надеемся, быстро даст результаты. Вы можете полагаться на наше содействие вашим усилиям».

Было принято также решение об опубликовании резолюции английской де­ легации, известив об этом ее руководителей (Там же. Л. 70). 21 апреля ПБ решило опубликовать предложенные Пятаковым «проект его ответа Ише рвуду и все другие документы, предварительно известив об этом англичан»

(Там же. Л. 72).

Об англо-советском договоре августа 1924 г. см. документы № 11—12.

N° Из протокола № 19 апреля 1929 г.

Слушали:

п. 2. О Германии (ПБ от 16.IV.29 г., пр. № 74, п. 2) (т. Микоян).

Постановили:

Создать совершенно секретную комиссию в составе тт. Ми­ кояна, Стомонякова, Рухимовича, Аралова, Пятакова, Шлейфе ра, Розенгольца, Ройзенмана, Сулимова и Фрумкина для предва­ рительного рассмотрения внесенных в Политбюро предложений Наркомторга о германских кредитах1.

Выписка послана: т. Микояну.

Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. Л. 70.

Примечание:

1 Имеется в виду записка Микояна «О кредитных переговорах с немца­ ми», представленная к заседанию ПБ 16 апреля 1929 г., на котором, однако, вопрос не рассматривался. В записке получили освещение проблемы исто­ рии германского кредита, уроки 300-миллионного германского кредита 1926 г., а также содержались предварительные предложения об условиях но­ вого кредитного соглашения, касавшегося объема кредитов, сроков их ис­ пользования и погашения, формы их организации и т.д. Микоян предлагал ведение переговоров возложить на Стомонякова под руководством Нарком­ торга (РГАСПИ. Ф. 84. Оп. 2. Д. 10. Л. 101-109).

В служебной записке на имя Сталина, датированной 9 марта 1929 г. и посвященной главным образом англо-советским отношениям, Микоян (председатель) и другие члены комиссии ПБ — Литвинов, Сокольников, Каменев, Фрумкин, Рухимович и Пятаков — предложили «сообщить не­ мцам, что мы в середине апреля готовы иметь встречу в Москве с их пред­ ставителями для переговоров по кредитам» (Там же. Л. 65). 22 марта Поссе в письме Стомонякову отметил, что целесообразно начать переговоры не­ посредственно с германским послом Дирксеном. Беседа Микояна и Стомо­ някова с Дирксеном «в частном и доверительном порядке» состоялась 11 апреля на приеме в германском посольстве. Дирксен предложил исполь­ зовать пребывание в те дни в Москве советника по экономическим вопро­ сам IV отдела МИД Германии Шлезингера, чтобы «выявить позиции обеих сторон и наметить возможную линию соглашения». Дирксен заявил: нельзя допустить, чтобы в будущем кто-нибудь изобразил дело так, что Германия предложила СССР свои кредиты. Советскую сторону вполне удовлетворяло неразглашение самого факта ведения советско-германских переговоров (ДВП. Т. XII. С. 140-147).

16 апреля ПБ решило вопрос отложить и поручить «предварительный зондаж на данной стадии» Стомонякову, «без выставления своих предложе­ ний». Тогда же было решено «обсудить вопрос в целом, в частности, вопрос о займе» после первой встречи Стомонякова со Шлезингером, «созвав для этого, в случае необходимости, внеочередное заседание Политбюро»

(РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. JI. 69). Беседа Стомонякова со Шлезингером состоялась 17 апреля. В ходе детального обсуждения вопросов позиция Шлезингера свелась к следующему: единственным средством удовлетворе­ ния пожеланий обеих сторон является замена промышленного кредита фи­ нансовым на сумму примерно 500 млн марок;

поскольку германское прави­ тельство не может гарантировать кредитов больше, чем на 60%, правитель­ ство СССР должно было бы взять на себя обеспечение 25% с тем, чтобы ос­ тающиеся 15%, представляющие прибыль промышленников, покрывались советскими векселями;

в этом случае пришлось бы вести переговоры не с промышленниками, а лишь с банками;

Германия не боится притока в СССР не германского, в частности, американского, кредита (ДВП. Т. XII.

С. 191-200).

№ Из протокола № 25 апреля 1929 г.

Слушали:

п. 1. О кредитных переговорах с Германией (тт. Микоян, Пя­ таков, Ройзенман, Фрумкин, Стомоняков).

Постановили:

а) Поручить т. Стомонякову заявить Шлезингеру: 1) что со­ ветская сторона считает наиболее целесообразной формой финансирования экспорта из Германии в СССР организа­ цию финансового кредита нам;

2) мы считали бы наиболее целе­ сообразной формой предоставление кредита в 500—600 млн.

марок, сроком на 10 лет, из которых 200 млн. марок в виде займа и 300—400 млн. марок в виде финансового кредита;

3) мы при этом согласны принять участие в обеспечении кредита в размере 10% с тем, чтобы германское правительство гаранти­ ровало 75%1.

б) Предложить т. Стомонякову добиваться того, чтобы после этого сообщения переговоры были переведены на рельсы офици­ альных переговоров2.

Выписки посланы: тт. Микояну, Стомонякову.

Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. Л. 73.

Примечания:

1 Созданная на заседании Политбюро 19 апреля 1929 г. комиссия (см.

документ № 108) обсудила на своем заседании 21 апреля предложение Ми­ кояна в ПБ о германских кредитах и сообщение Стомонякова о его беседе от 17 апреля. Насколько сложной была дискуссия, можно судить по прото­ колу заседания комиссии, решившей внести на рассмотрение ПБ «три фор­ мулы предложений советского правительства к кредитным переговорам с Германией», к которым были приложены замечания Стомонякова, Фрум кина, Ройзенмана и Розенгольца. ПБ на заседании 25 апреля остановило свой выбор в основном на «первой формуле» с некоторыми дополнениями из двух других. Как указывал Микоян в своей записке от 25 апреля в ПБ на имя Сталина, комиссия решила «пока ограничиться лишь только этими об­ щими предложениями с тем, чтобы все вопросы, связанные с германскими кредитами, более конкретно обсудить во второй стадии, т.е. когда приедут Шефер и Шлезингер для окончательного решения вопроса о кредитах».

Микоян просил поставить вопрос на срочное рассмотрение, поскольку не­ мцам нельзя дать ответа, «пока ПБ не рассмотрит этого вопроса. Других ни­ каких задержек не имеется. Чем мы раньше ответим, тем лучше для нас»

(РГАСПИ. Ф. 84. Оп. 2. Д. 10. Л. 117-121).

2 Решение ПБ от 25 апреля было почти буквально изложено Стомоня­ ковым в письме Крестинскому от 27 апреля: «После длительного промежут­ ка вопрос о кредитных переговорах был, наконец, рассмотрен инстан­ цией», — писал Стомоняков. Во второй части письма Стомоняков сообщил о содержании беседы с Шлезингером от 27 апреля. Германский представи­ тель заявил: заем является невозможным;

другие трудности состоят в по­ вышении гарантий германского правительства до 75% при понижении доли гарантии советского правительства с 25% до 10%;

советская сторона вместо обеспечения наличными или товарами изъявляет желание депонировать облигации железнодорожного займа (ДВП. Т. XII. С. 245—246).

№ Из протокола № 27 апреля 1929 г.

Слу ша ли:

п. 39. Вопрос делегации Подготовительной комиссии по разо­ ружению. (т. Карахан).

Постановили:

Послать следующий ответ т. Литвинову на его запрос от 23.IV.:

«Мы не можем поддержать отмену воинской повинности изо­ лированно от всей системы разоружения при сохранении всех других основных факторов милитаризма. Это значило бы выска­ заться за англо-американскую форму милитаризма. Поэтому вы можете поддержать отмену воинской повинности, лишь как одно из мероприятий в общей связи с системой разоружения или со­ кращения вооружений»1.

Выписка послана: т. Карахану.

Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. Л. 76.

Примечание:

1 Данный текст 27 апреля был послан телеграфом Литвинову за подпи­ сью заместителя наркома иностранных дел Карахана. Литвинов выполнил указание ПБ при произнесении своей речи на 15-м заседании VI сессии Подготовительной комиссии (ДВП. Т. XII. С. 247—248).

№ Из протокола № 6 июня 1929 г.

Слушали:

п. 1. Об Англии (т. Литвинов).

Постановили:

а) Не вступать ни в какие переговоры с Англией о долгах, кредитах и пропаганде до фактического восстановления нор­ мальных дипломатических отношений1.

б) Дать директиву т. Довгалевскому, а не Аренсу, что в случае обращения к нему неофициальных посредников, он должен ук­ лониться от обсуждения каких бы то ни было конкретных вопро­ сов, заявив, что у него нет инструкций, но что он готов передать их предложения, если таковые у них имеются, в Москву, что в Москве, он уверен, ожидают, ввиду устранения незакономернос­ тей и несправедливостей, совершенных консервативным прави­ тельством при разрыве отношений — немедленного восстановле­ ния нормальных отношений полностью, путем обмена послами, без всяких предварительных условий.

в) Предложить т. Аврамову не вступать ни в какие переговоры о восстановлении отношений и вообще на политические темы, ссылаясь на исключительно коммерческий характер своих ф у н к ­ ций.

Выписка послана: т. Литвинову.

Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. Л. 87.

Примечание:

1 5 июня, после победы лейбористов на выборах в мае 1929 г., Болдуин подал в отставку. Во время избирательной кампании лейбористская и либе­ ральная партии высказались за восстановление дипломатических отноше­ ний с Советским Союзом.

№ Из протокола № 4 июля 1929 г.

С л у ша л и :

п. 2. Об Англии (т. Карахан).

Постановили:

а) Так называемые предварительные переговоры с агентами английского правительства и зондаж по этой линии отвергнуть1.

б) Считать целесообразным завтра (5.VII) в «Известиях» и в «Правде» выявить наше отношение к тронной речи английского короля.

в) Рассмотрение статьи для «Известий» поручить тт. Сталину, Молотову и Стомонякову. Статью написать Ротштейну2.

Выписки посланы: тт. Стомонякову, Карахану.

Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. Л. 94.

Примечания:

1 После формирования второго правительства Макдональда 7 июня 1929 г. начался зондаж по поводу дипломатических отношений.

2 Статья без подписи под заглавием «Правительство Макдональда и СССР» была опубликована в «Известиях» 5 июля 1929 г.

№ ИЗ Из протокола № 23 июля 1929 г.

Слушали:

п. 35. Об инструкции Довгалевскому1.

Постановили:

Принять проект инструкции т. Довгалевскому, предложен­ ный НКИД, с внесенными поправками2.

Выписка послана: т. Карахану.

Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. Л. 123.

Примечания:

1 В инструкции говорилось о том, что Довгалевский назначен предста­ вителем правительства СССР для ведения в Лондоне переговоров по вопро сам восстановления англо-советских дипломатических отношений. 17 июля Гендерсон послал в Москву через поверенного в делах Норвегии в СССР ноту, в которой предлагал провести встречу в Лондоне с советским предста­ вителем для обсуждения приемлемой процедуры переговоров о возобновле нии дипломатических отношений (ДВП. Т. XII. С 408;

DBFP. Second Series.

Vol. VII. Doc. 3. P. 7). Ответ советской стороны последовал 23 июля (ДВП.

Т. XII. С. 407-408;

DBFP. Second Series. Vol. VII. Doc. 5. P. 7 -8 ).

Москва считала необходимым немедленный обмен послами, а затем уже обсуждение всех спорных вопросов в Лондоне между новым советским послом и Гендерсоном при помощи экспертов или путем переговоров деле­ гаций обеих сторон. Довгалевский должен был отклонить любые попытки Гендерсона обсуждать существующие между Англией и СССР спорные во­ просы. О директивах НКИД Довгалевскому см.: ДВП. Т. XII. С. 409—411.

В ходе состоявшейся 29 июля первой беседы Довгалевского и Гендерсо­ на выявились серьезные расхождения в позициях сторон. Ссылаясь на на­ чавшиеся трехмесячные каникулы парламента, без согласия которого бри­ танское правительство не могло решить вопрос о восстановлении диплома­ тических отношений с СССР, Гендерсон предложил немедленно присту­ пить к переговорам по существу всех спорных вопросов (о долгах, претен­ зиях, пропаганде) и постараться завершить их в 20-х числах октября, при этом заверив, что советская делегация «будет считаться официальной деле­ гацией советского правительства и пользоваться всеми преимуществами и привилегиями дипломатической миссии». Довгалевский срочно направил в Москву шифротелеграмму с изложением позиции Лондона (Там же.

С. 416-419;

DBFP. Second Series. Vol. VII. Doc. 10. P. 14-15).

31 июля ПБ приняло за основу предложение Сталина и Ворошилова, поручив окончательную редакцию ответа НКИД Молотову, Рудзутаку, Ка рахану и Стомонякову, а также решило опубликовать этот ответ 1 августа в советских газетах, предпослав ему от имени ТАСС краткое изложение сути переговоров Довгалевского и Гендерсона, и начать широкую кампанию в печа­ ти в связи с ответом британскому правительству. Довгалевскому предлагалось по вручении ответа Гендерсону, «ввиду исчерпания его миссии, выехать на место службы», в Париж (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. Л. 126). В тот же день і Довгалевский, получив присланный из Москвы по телеграфу Караханом текст ответа Гендерсону, вручил его адресату тогда же, 31 июля. В заключитель­ ной части этого послания сообщалось о намерении НКИД обратиться в.

ЦИК СССР по вопросу о восстановлении отношений с Великобританией і (ДВП. Т. XII. С. 421-424;

DBFP. Second Series. Vol. VII. Doc. 11. P. 15-16).

2 августа в советской прессе было опубликовано сообщение ТАСС под заголовком «Лжерабочее правительство сорвало переговоры с СССР. Ген­ дерсон — ученик Чемберлена» о ходе переговоров о восстановлении дипло­ матических отношений между СССР и Великобританией (ДВП. Т. XII.

С. 429—430). В нем вкратце, но не совсем точно излагалась суть беседы До­ вгалевского и Гендерсона от 29 июля. Гендерсоновский аргумент об обяза­ тельной необходимости согласия на это ушедшего 29 июля на трехмесячные каникулы британского парламента не был даже упомянут. Зато содержался тезис о том, что «новое обстоятельство, не предусмотренное в ноте Вели­ кобританского правительства от 17 июля с.г., требует нового особого рас­ смотрения вопроса, поэтому НКИД вынужден обратиться к Президиуму ЦИК СССР, очередной пленум которого рассмотрит новые предложения Великобританского правительства». В конце «сообщения ТАСС» говори лось, что Довгалевский после передачи указанного выше текста, «ввиду ис­ черпания его миссии» вернулся в Париж.

2 О директивах НКИД Довгалевскому см.: ДВП. Т. XII. С. 409—410.

№ Из протокола № 22 августа 1929 г.

Слушали:

п. 5. Об Англии (т. Литвинов).

Постановили:

а) Дать ответ Уайзу1 в виде неофициального документа, без подписи, как личное мнение т. Литвинова и коллегии НКИД. В ответе указать: 1) что мы готовы в любой момент на совещание для обсуждения вопроса о процедуре в точном соответствии с нашей нотой от 23.VII.29 г.2;

2) что касается позиции советского правительства по существу, то она изложена в заявлении Пятако­ ва делегации английских промышленников от 5.IV.29 г.3 и 3) об­ суждение материальных вопросов (о долгах и пр.) по существу возможно лишь после восстановления нормальных отношений.

б) Поручить т. Литвинову на этой основе составить проект от­ вета и представить в Политбюро для голосования путем опроса членов Политбюро по телефону4.

в) Предрешить, что ответ советского правительства, о кото­ ром было сообщено в заявлении т. Довгалевского Гендерсону5, будет дан на очередной сессии ЦИК СССР.

Выписка послана: т. Литвинову.

Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. Л. 136.

Примечания:

1 Имеется в виду встреча, состоявшаяся 12 июля в Берлине, между Лит­ виновым и Уайзом (ДВП. Т. XII. С. 761-762).

2 Об этой ноте см. документ № 113.

3 См. примечание 1 к документу № 107.

4 Молотову, Бухарину и Литвинову было поручено составить текст заяв­ ления Литвинова Уайзу (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. Л. 138).

5 Имеется в виду заявление Довгалевского Гендерсону от 31 июля (см.

примечание 2 к документу № 113).

N° Из протокола № 5 сентября 1929 г.

Слушали:

п. 5. Об Англии (ПБ от 29.VIII.29 г., пр. № 95, п. 1) (т. Литвинов).

7 — Постановили:

а) Признать необходимым опубликование интервью т. Литви­ нова в ответ на интервью Гендерсона1.

б) Проект текста интервью поручить составить т. Литвинову.

в) Окончательное редактирование интервью т. Литвинова по­ ручить комиссии, созданной Политбюро для редактирования ин­ тервью по китайскому вопросу2.

г) В случае принятия наших предложений английским прави­ тельством, уполномоченным на ведение переговоров о процедуре назначить т. Довгалевского.

д) Поручить НКИД немедленно разработать проект директив т. Довгалевскому по ведению переговоров о процедуре.

Выписка послана: т. Литвинову.

Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. Л. 143.

Примечания:

1 В упоминаемом интервью Гендерсона, данном 4 сентября 1929 г в Женеве представителю агентства Рейтер, в частности, говорилось: «Дейст­ вительное возобновление отношений не может иметь место до тех пор, пока доклад не будет сделан парламенту. Тем временем предстоит проде­ лать большую работу и промежуток времени между настоящим моментом и открытием парламента мог бы быть с пользой употреблен для разрешения вопроса о процедуре и о программе последующих переговоров, которые, я надеюсь, поведут к разрешению всех спорных вопросов между обеими стра­ нами». Гендерсон подтвердил не только желание британского правительст­ ва восстановить дипломатические отношения, но и оставил в силе его прежнее предложение прислать в Лондон ответственного представителя правительства СССР «для обсуждения наиболее быстрой процедуры» (ДВП.

Т. XII. С. 488). В опубликованном 6 сентября в советских газетах по реше­ нию ПБ заявлении Литвинова представителю ТАСС содержались ссылки на заявление председателя Госбанка СССР Пятакова от 5 апреля 1929 г. и советскую ноту от 23 июля, в которых была изложена позиция правительст­ ва СССР: переговорам по спорным вопросам должно предшествовать вос­ становление дипломатических отношений. Литвинов заявил о готовности советской стороны приступить к «переговорам о процедуре» (Там же.

С. 487, 488).

В ноте британского правительства от 10 сентября предлагалось начать переговоры с советским представителем 24 сентября в Лондоне. В ответной ноте, текст которой был утвержден опросом членов ПБ 12 сентября, акцент был сделан на готовности союзного правительства к обсуждению в настоя­ щее время «исключительно вопросов процедуры последующих переговоров, а не спорных вопросов по существу». В тот же день опросом членов ПБ был утвержден текст интервью Литвинова, опубликованного в советской прессе 14 сентября. В нем говорилось: поскольку в данное время речь идет «только об обсуждении процедуры», то НКИД считает возможным вновь послать в Лондон для этой цели уполномоченного, т. к. «разрешение этого вопроса не требует дополнительных инструкций от Президиума ЦИК СССР»

(РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. Л. 149-150, 154-155).

2 Об интервью Литвинова от 6 сентября см.: ДВП. Т. XII С. 487—488, 505—506;

DBFP. Second Series. Vol. VII. Doc. 16. P. 19;

Известия. 1929.

14 сентября.

N° Из протокола N° 23 сентября 1929 г.

Слушали:

п. 7. Об Англии.

Постановили:

Утвердить следующий проект ответа т. Довгалевскому1 «Если :

Гендерсон официально подтвердит изложенное в Вашем № 153, то Вам предлагается:

1) Выразить свое крайнее изумление по поводу приглашения Вас в Лондон за два дня до заранее решенного отъезда Гендерсо­ на, когда проще было приурочить переговоры к моменту более удобному для обеих сторон.

2) Заявить Гендерсону, что по Вашему мнению предстоящее обсуждение чисто формальных вопросов в процедуре не должно потребовать больше 4—5 дней, но что если Гендерсон сейчас не располагает этим временем и не может обещать Вам беспрерыв­ ного ведения переговоров, то Вы должны вернуться в Париж с тем, чтобы начать переговоры по возвращении Гендерсона из Брайтона, когда можно будет закончить их без перерыва.

3) Предложение Гендерсона о начатии переговоров и перерыв их на неделю — отклонить и ни в коем случае в Лондоне не оста­ ваться.

4) О причинах перерыва, согласованного с Гендерсоном, со­ общения в печать не давать, а дать от себя интервью, отметив в нем, что Вы приехали в Лондон к назначенному самим Гендерсо­ ном сроку и что Вы лишь в Лондоне узнали о предстоящем отъ­ езде Гендерсона через 2 дня после начала переговоров, что Вы, в Целях избежания недоразумений в широком общественном мне­ нии обеих стран, не сочли целесообразным вести переговоры с перерывами и оставаться продолжительное время без дела в Лон­ доне вследствие чего начало переговоров переносится на другой срок. О первой беседе Гендерсона немедленно телеграфируйте.

В случае переговоров настаивайте на вручении Вам проекта процедуры, предлагаемого Гендерсоном, от которого исходит инициатива предварительного обсуждения процедуры. Вырабо­ танного здесь списка вопросов не давайте до получения Гендер соновского проекта и ответа Москвы».

Выписка послана: т. Литвинову.

Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. Л. 158, 159.

Примечание:

1 19 сентября 1929 г. Литвинов сообщил британскому правительству о том, что Довгалевский в сопровождении секретаря и переводчика прибудет в г. Фолкстон 23 сентября.

Еще в Париже советский полпред получил информацию о предполагав­ шемся 26 сентября отъезде Гендерсона в Брайтон на ежегодную конферен­ цию лейбористской партии. В связи с этим переговоры, которые он вел с Довгалевским, могли оказаться прерванными на неделю. Довгалевский со­ общил об этом в Москву. ПБ сразу же отреагировало публикуемым реше­ нием от 23 сентября. На следующий день, 24 сентября, в Лондоне состоя­ лась первая беседа Довгалевского с Гендерсоном. Излагая в телеграмме в Москву суть беседы, Довгалевский отметил, что «ни о каких длительных перерывах Гендерсон не говорил, я же, разумеется, не считал возможным намекнуть на полученную в Париже информацию». По мнению советского дипломата, в случае длительного отсутствия Гендерсона следовало выразить протест, но в то же время предложить «организовать встречу в любом месте» (ДВП. Т. XII. С. 516). 25 сентября Довгалевский получил следующую телеграмму ПБ: «Инстанция констатирует, что Вами нарушена директива от 23 сентября пункт 2: после заявления Гендерсона о его отъезде, Вы не выяснили продолжительности перерыва и не сделали контрзаявления о своем немедленном отъезде в Париж» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 7.

Л. 159).

25 сентября за подписью Литвинова была направлена телеграмма До­ вгалевскому, в которой предлагалось вручить Гендерсону список, состоя­ щий из шести пунктов: 1) отношение обоих правительств к договору 1924 г.;

2) торговый договор и связанные с ним вопросы;

3) претензии и контрпре­ тензии как между правительствами, так и частные, и связанные с ними фи­ нансовые вопросы;

4) рыболовство;

5) взаимные обязательства о пропаган­ де;

6) применение прежних договоров. Вновь ультимативно ставился во­ прос о необходимости прежде всего восстановления дипломатических отно­ шений (ДВП. Т. XII. С. 522). Английская сторона отдавала предпочтение обсуждению первых трех проблем в следующем порядке: 1) пропаганда;

2) соглашение о дипломатических и консульских миссиях и их персонале;

3) долги межправительственные, в том числе военные, претензии держате­ лей ценных бумаг по национализированной собственности. По остальным трем пунктам расхождений особых не было.

25 сентября Гендерсон вручил Довгалевскому официальный документ под названием «Меморандум о процедуре урегулирования спорных вопро­ сов, имеющей вступить в действие немедленно по возобновлении между обоими правительствами полных дипломатических сношений, включая обмен послами». Во вступлении к этому документу отмечалось, что британ­ ское правительство намерено представить открывающемуся 29 октября пар­ ламенту доклад о результатах переговоров о процедуре и по принятии этого доклада парламентом правительство будет готово приступить к возобновле­ нию дипломатических отношений. Далее следовала «расшифровка» упомя­ нутых выше 6 пунктов. Предложенное меморандумом распределение во­ просов между разными органами лишало реального значения (сохраняя, однако, внешнее значение для общественного мнения) проблему последо­ вательности обсуждаемых вопросов списка. Довгалевский намеревался дать ответ на меморандум и другие вопросы 27 сентября (Там же. С. 523—525).

No Из протокола N° 26 сентября 1929 г.

Слушали:

п. 4. Об Англии.

Постановили:

а) Предложить т. Довгалевскому вручить Гендерсону в пись­ менном виде следующий меморандум (см. приложение № I)1.

б) Утвердить следующие директивы т. Довгалевскому (см.

приложение № 2)2.

Приложение № МЕМОРАНДУМ т. ДОВГАЛЕВСКОГО В ноте от 17 июля с.г. великобританское правительство, выра­ зивши готовность восстановить дипломатические отношения между Великобританией и СССР, пригласило правительство СССР послать ответственного представителя в Лондон для об­ суждения процедуры будущих переговоров по спорным между обеими странами вопросам. Несмотря на то, что в отличие от 1924 г., великобританское правительство предложило правитель­ ству СССР до восстановления нормальных дипломатических от­ ношений предварительные переговоры о процедуре, советское правительство пошло навстречу этому предложению. Правитель­ ство СССР в согласии с нотой великобританского правительства от 17 июля с.г. указывало в своем ответе на то, что эти перегово­ ры должны иметь своей целью исключительно обсуждение фор­ мальных вопросов процедуры, а отнюдь не обсуждение между обеими странами вопросов по их существу. Однако в переговорах с представителем СССР 31 июля господин Гендерсон выдвинул в качестве предварительного условия для восстановления нормаль­ ных отношений между обеими странами разрешение по существу сложных и спорных вопросов о взаимных претензиях и контр­ претензиях.


Ввиду этих предложений господина Гендерсона, непредус­ мотренных в ноте великобританского правительства от 17 июля с.г., НКИД вынужден был обратиться в Президиум ЦИКа СССР за новыми указаниями. Получившийся в переговорах перерыв явился результатом указанной позиции, занятой великобритан­ ским правительством при переговорах с представителем СССР 31 июля.

В ноте британского правительства, переданной через норвеж­ ского поверенного в делах в Москве 10 сентября, Союзное пра­ вительство вновь приглашалось послать в Лондон уполномочен­ ного для переговоров, причем нота ссылалась на ранее сделанное господином Литвиновым заявление в печати 6 сентября, где го­ ворилось, что Союзное правительство было бы готово возобно­ вить переговоры лишь для обсуждения процедуры. Сама выше­ указанная нота британского правительства также предлагала встречу для обсуждения только вопроса о процедуре. Посылая вновь в Лондон своего представителя, Союзное правительство имело таким образом все основания полагать, что на этот раз переговоры действительно будут идти исключительно по фор­ мальным вопросам процедуры. Необходимо, к сожалению, кон­ статировать, что во врученном мне 25 сентября меморандуме г-н Гендерсон вновь предлагает при обсуждении процедуры не толь­ ко обсудить, но даже разрешить целый ряд вопросов по существу.

В целях наиболее быстрого завершения переговоров о процедуре я предлагаю принять следующее:

I. По пункту о списке вопросов, подлежащих обсуждению по существу после восстановления дипломатических отношений я готов, идя навстречу представленному мне меморандуму, устано­ вить следующий список (перечислить шесть пунктов, изложен­ ных во вчерашней директиве).

II. По вопросу о месте переговоров — мы предлагаем Москву или Лондон.

III. Что касается порядка ведения переговоров, то мы предла­ гаем их вести дипломатическим путем, т.е. возложив ведение переговоров на соответственного посла одной из сторон и на иностранное ведомство другой стороны с созданием соответству­ ющих комиссий.

Но, поскольку г-н Гендерсон вновь предлагает, вместо обсуж­ дения исключительно формальных вопросов процедуры, обсуж­ дение имеющихся между обоими государствами спорных вопро­ сов по их существу до восстановления нормальных дипломати­ ческих отношений, я должен сделать следующее заявление: пола­ гая вполне достижимым немедленное соглашение по формаль­ ным вопросам процедуры и тем самым скорейшее восстановле­ ние нормальных дипломатических отношений между обоими го­ сударствами, предлагаю снять все выдвинутые в меморандуме во­ просы, касающиеся существа будущих переговоров и, во избежа­ ние дальнейших недоразумений, запротоколировать письменно согласие обеих стран вести дальнейшие переговоры исключи­ тельно в порядке установления процедуры. Советское правитель­ ство считает, что без осуществления этого условия дальнейшие переговоры невозможны и ввиду этого, согласно прежнего заяв­ ления НКИД, вопрос будет перенесен на разрешение Президиу­ ма ДИКа.

Приложение № ДИРЕКТИВА тов. ДОВГАЛЕВСКОМУ 1. По вопросу о пропаганде — Вы должны внести следующий проект протокола:

Обе стороны готовы на основе взаимности подтвердить фор­ мулировку договора 1924 г. по вопросу о пропаганде непосредст­ венно после обмена послами.

2. В случае, если Гендерсон целиком примет наш список во­ просов, или в том случае, если он снимет из своего меморандума все предложения по существу и обязуется новых предложений по существу не делать, то в этом случае мы согласны снять наше ультимативное требование в той части, где идет заявление о со­ вместном протоколе и продолжить обсуждение формальных во­ просов процедуры. Надо оговориться, что это не значит, что мы согласны со всеми формулированными Гендерсоном пунктами или даже с отдельными их формулировками.

3. Ввиду выяснившегося из Вашей телеграммы смысла, вкла­ дываемого Гендерсоном во второй пункт, вчерашняя директива об этом пункте отменяется и предлагается Вам в крайнем случае согласиться на включение дополнительного пункта под заголов­ ком: «О количестве консульств».

4. Формулировка Гендерсона о готовности приступить к во­ зобновлению дипломатических отношений неприемлема;

наста­ ивайте на формулировке, изложенной в 1-ом пункте нашей ин­ струкции, сохранив при этом предлагаемое Гендерсоном загла­ вие меморандума.

5. В Брайтон не ездить.

6. Устно разъяснить Гендерсону, в каких пунктах имеются по­ пытки вовлечь в переговоры по существу, которые в основном указаны в Вашей шифровке.

Выписка послана: т. Литвинову.

Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. Л. 158, 160-163.

Примечания:

1 Довгалевский вручил меморандум Гендерсону 1 октября 1929 г. (ДВП.

Т. XII. С. 525-528).

2 Первое упоминание о «немедленной разработке проекта директив т.

Довгалевскому по ведению переговоров о процедуре» содержится в реше­ нии ПБ от 5 сентября 1929 г. Неделю спустя, 12 сентября, ПБ постановило обсуждение проекта директив Довгалевскому отложить до 19 сентября. В тот же день ПБ решило передать указанный проект директив на рассмотре­ ние комиссии в составе Рыкова (председатель), Бухарина, Молотова, Кага­ новича, Орджоникидзе, Литвинова, Довгалевского и закончить работу над этим документом 20 сентября. 25 сентября ПБ поручило комиссии в составе Литвинова, Бухарина, Мануильского, Кагановича и Молотова отредактиро­ вать текст директивы Довгалевскому на основе состоявшегося обмена мне­ ниями (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. Л. 143, 149, 153, 159).

На утреннем и дневном заседаниях 26 сентября в Англии Довгалевский не давал окончательных ответов на некоторые предложения Гендерсона, ожидая указаний из Москвы. Лишь 27 сентября, получив решение ПБ от сентября (меморандум и директивы), Довгалевский имел полную ясность о позиции ПБ по дискутируемым вопросам. Следующая встреча была наме­ чена в г. Льюисе, между Лондоном и Брайтоном, на 1 октября (ДВП. Т. XII.

С. 525-528).

№ Из протокола № 10 октября 1929 г.

Слушал и :

п. 29. Об англо-советском протоколе.

Постановили:

Утвердить протокол Довгалевского — Гендерсона от имени Совнаркома1.

Выписки посланы: тт. Литвинову, Горбунову.

Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. Л. 178.

Примечание:

1 30 сентября 1929 г. ПБ приняло решение по поводу очередной теле­ граммы Довгалевского, касающейся проекта протокола. В начале этого ре­ шения говорилось о том, что официальное заявление Лондона об аресто­ ванных в Москве двух бывших технических работниках английской миссии в СССР — советских гражданах следует рассматривать как вмешательство во внутренне дела СССР и что со временем советское правительство «отне­ сется благожелательно к частному ходатайству англопосла». Далее в реше­ нии ПБ содержались: замечания к ряду пунктов проекта протокола;

указа­ ния настойчиво добиваться принятия Гендерсоном советского проекта и за­ вершить переговоры не позже 2 октября, «иначе придется их разорвать с мотивировкой в виде указанного меморандума» (от 26 сентября 1929 г.) (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. Л. 168).

1 октября Довгалевский, получив накануне решение ПБ от 30 сентября, телеграфировал в НКИД о завершении в г. Льюисе, работы по составлению проекта протокола: «Заседание началось передачей мною проекта протоко­ ла. Прения были очень тяжелые. Не раз было произнесено слово «разрыв».

Гендерсон раздраженно жаловался на то, что его многочисленные уступки не встретили взаимности с моей стороны и что, вынудив его снять свой ме­ морандум, я теперь привожу его к принятию целиком моего проекта». В конце концов после взаимных уступок стороны пришли к согласию. 2 ок­ тября текст протокола был подписан в Брайтоне Гендерсоном, а на следую­ щий день переслан для подписи Довгалевскому. Последний просил в упо­ мянутой выше телеграмме: «Срочно сообщите о согласии на подписание протокола, после чего выеду в Париж» (ДВГТ. Т. XII. С. 534—536). В тот же день в качестве решения ПБ была оформлена телеграмма Довгалевскому следующего содержания: «После подписания протокола заявите Гендерсо ну, что ввиду опубликования Рейтером и англогазетами основного содержа­ ния протокола, притом с некоторыми неточностями, вызывающими криво­ толки, а также ввиду понятного интереса нашей общественности к резуль­ татам переговоров, мы, к сожалению, не находим возможным задерживать опубликование протокола. Протелеграфируйте завтра же клером полный текст протокола» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. J1. 169). Опросом членов ПБ 2 октября «согласованный» Довгалевским и Гендерсоном протокол был одобрен, в то же время советскому представителю было предложено наста­ ивать (не ультимативно) на следующей заключительной фразе в конце про­ токола: «Настоящим вопросы, связанные с процедурой восстановления нормальных дипломатических отношений между Англией и СССР, счита­ ются исчерпанными» (Там же. JI. 170). Гендерсон, уже подписавший доку­ мент, не согласился на новые дополнения.

Еше одно, третье по счету, решение ПБ опросом членов ПБ было при­ нято 2 октября: принять предложение Довгалевского о замене в п. 9 слов «обсужден в парламенте» словами «одобрен парламентом», использовав эту уступку для включения в протокол заключительной фразы (см. решение ПБ от 2 октября);

оставить в силе решение о немедленном опубликовании до­ кумента;

предложить Литвинову представить 2 октября проект интервью о результатах переговоров в Лондоне и ему же поручить составить совместно с Довгалевским текст краткого заявления последнего для печати перед его отъездом в Париж (Там же. Л. 171).


Подписанный 3 октября Довгалевским и Гендерсоном протокол отно­ сительно процедуры урегулирования спорных вопросов констатировал го­ товность правительств СССР и Англии, немедленно после возобновления дипломатических отношений в полном объеме, включая обмен послами, урегулировать путем переговоров все спорные вопросы. В протоколе был прописан механизм достижения указанных целей (ДВП. Т. XII. С. 537— 538). 4 октября в советской прессе было опубликовано интервью Литви­ нова (текст интервью утвержден ПБ 3 октября) (РГАСПИ. Ф. 17.

Оп. 162. Д. 7. Л. 171), а 5 октября — заявление Довгалевского коррес­ понденту ТАСС.

10 октября официальный Лондон сообщил в Москву, что британско правительство одобрило англо-советский протокол, и просил информиро­ вать его, одобрило ли его правительство СССР. 12 октября Литвинов уведо­ мил британское правительство, что Совнарком утвердил упомянутый про­ токол 11 октября (ДВП. Т. XII. С. 557).

No Из протокола № 10 ноября 1929 г.

Слушал и :

п. 47. Об Англии.

Постановили:

Ответить сегодня же англичанам, что а) со стороны Совпра нет возражений против Ови, б) Совпра хотело бы знать — нет ли возражений со стороны Велпра против кандидатуры Каменева.

В случае возражений против кандидатуры т. Каменева выдви­ нуть кандидатуру т. Сокольникова1.

Выписка послана: т. Литвинову.

Ф. 17. Оп. 162. Д. 8. Л. 6.

Примечание:

I Кандидатура Л.Б. Каменева в качестве полпреда СССР в Англии была намечена ПБ 20 октября 1929 г. Тем же решением Политбюро ЦК ВКП(б) поручалось наметить кандидатуру торгпреда в Англию (РГАСПИ. Ф. 17.

Оп. 162. Д. 7. Л. 183).

II ноября «корреспондент ТАСС» передал из Лондона следующее сооб­ щение, озаглавленное «К слухам о назначении Каменева»: «Слухи о том, что возможно Каменев будет назначен советским послом в Лондоне, вызва­ ли много комментариев в политических кругах. Политические, деятели всех партий удивлены, многие сомневаются в достоверности этих слухов. Кор­ респондент ТАСС беседовал с многими членами либеральной фракции и фракции рабочей партии в палате общин. По общему мнению, кандидатура Каменева будет расценена, как провокационный и недружественный жест.

Все, с кем только ни беседовал корреспондент ТАСС, напомнили, что в 1920 году Ллойд Джордж предложил Каменеву покинуть Англию, так как он лично был больше неприемлем в качестве представителя советского прави­ тельства. Хотя все эти заявления и были сделаны корреспонденту ТАСС, главным образом, рядовыми членами фракций, все же есть основание пола­ гать, что правительство, зная общее настроение, будет вынуждено отклонить предложение кандидатуры Каменева, если таковое последует из Москвы».

Эта «корреспонденция», возможно, сочиненная в недрах НКИД СССР и изначально не предназначенная для опубликования в печати, была при­ ложена к решению ПБ от 12 ноября, постановляющая часть которого гла­ сила: «Ввиду вероятного отказа в агремане т. Каменеву (см. сообщение ТАСС), предложить теперь же кандидатуру т. Сокольникова, не дожидаясь отказа» (Там же. Д. 8. Л. 6, 11).

№ Из протокола N° 25 ноября 1929 г.

Слушал и :

п. 7. Об Англии (ПБ от 21.ХІ.29 г., пр. № 107, п. 42) (тт. Ми коян, Литвинов, Сокольников, Сталин, Брюханов, Томский).

Постановили:

а) Утвердить предложенный комиссией проект директив НКИД о переговорах с Англией (см. приложение)1.

б) Предложить т. Сокольникову выехать в Лондон не позже 1-го декабря;

секретарь полпредства и часть сотрудников долж­ ны выехать не позже 27 ноября.

в) Советником полпредства в Лондоне назначить т. Богомо­ лова.

Первым секретарем полпредства назначить т. Олдфильда, вторым — т. Соколова.

Вопрос об остальных сотрудниках полпредства передать на рассмотрение Оргбюро.

г) Обязать т. Микояна временно предоставить помещение для полпредства в доме «Аркоса» в Лондоне с тем, чтобы к приезду т. Сокольникова оно было готово.

д) Вопрос о назначении торгпреда в Англии отложить, пору­ чив т. Микояну наметить кандидата к следующему заседанию Политбюро.

е) Обязать комиссию по выработке правил конспирации в сношениях с полпредством в Англии в 24-часовой срок закон­ чить свою работу2.

Приложение • ДИРЕКТИВЫ НКИД О ПЕРЕГОВОРАХ С АНГЛИЕЙ I. Отношение совпра к договорам, заключенным с англий­ ским правительством в 1924 г.

1) Заявить, что хотя договоры 1924 г., ввиду значительных экономических изменений, происшедших за истекший период, не удовлетворяют в данное время полностью совпра, тем не менее, стремясь к скорейшему разрешению спорных между обеими странами вопросов, совпра готово было бы теперь же признать оба договора 1924 г.

2) В случае заявления Гендерсона о неприемлемости для анг­ лийского правительства означенных договоров без поправок и изменений, дело вести к тому, чтобы возлагая ответственность за отказ от принятия договоров 1924 г. в целом на англопра, оста­ вить за собой право вносить существенные изменения и поправ­ ки в эти договора.

3) Предложить в первую очередь утвердить без поправок и из­ менений торговый договор, заключенный в 1924 г. При этом ус­ ловии согласиться утвердить без изменений главу вторую «о рыб­ ной ловле» «Общего договора», заключенного в 1924 г.

В случае, если английское правительство пожелает изменить торговый договор частично или полностью, заявить, во-первых, о наличии поправок с нашей стороны к этому договору и, во вторых, снять уступки, сделанные нами в соглашении о рыбной ловле, в частности, по вопросу о 12-мильной полосе.

г 4) Согласиться утвердить первую главу «Общего договора», за исключением п. 4 ст. 3-й о сохранении в силе подписанного в Лондоне и С.-Петербурге 17/29 октября 1904 г. соглашения о де­ нежных почтовых переводах.

II. О претензиях и контрпретензиях.

5) В случае внесения изменений английским правительством в договор 1924 г., например, в части, касающейся гарантий займа и пр., с нашей стороны внести следующие изменения:

а) К разряду претензий или контрпретензий, откладываемых рассмотрением (см. ст. 7-ую договора), кроме тех вопросов, кото­ рые включены в договор, отнести также претензии английских граждан к советскому государству о национализированной соб­ ственности, т.е. претензии, упомянутые в ст. 10-ой договора, в связи с чем ст. 10-ую исключить из договора 1924 г.

6) Что касается претензий по довоенным государственным долгам (см. ст. 6-ую договора) и претензий личного характера, предусмотренных ст. 8-ой договора, — оставить в основном в силе позицию договора 1924 г., при условии, что общая сумма погашения не превысит 120—130 млн. рублей и при условии ре­ ального получения нами займа в сумме 500 млн. руб. (частью на покупку товаров в Англии и частью валютой), или предоставле­ ние долгосрочного кредита в размере 1 миллиарда рублей сроком не менее чем на 10 лет.

б) Вопрос о том, выдвигаем ли мы сами схему получения кре­ дитов и погашения претензий и в какой именно момент, или передаем инициативу в этом вопросе английской стороне, ре­ шить в зависимости от хода переговоров.

А. Микоян.

Выписки посланы: тг. Сокольникову и Москвину — «б», «в», «г», «д»;

Литвинову — «б, «в», «г», «д», «е»;

Ягоде — «е», Микояну — «г», «д», Кагановичу — «б», «в», «г», «д».

Ф. 17. Оп. 162. Д. 8. Л. 4, 8-9.

Примечания:

1 21 Ноября 1929 г. Политбюро поручило комиссии в составе Сталина, Томского, Литвинова, Сокольникова, Микояна и Брюханова разработать на основе обмена мнениями проект директив НКИД о переговорах с Анг­ лией и представить к заседанию ПБ 25 ноября. Упомянутой комиссии над­ лежало учесть предложения, выработанные комиссией Микояна. ПБ также поручило Я годе и Литвинову «выработать правила сношений с нашим по­ слом в Англии, которые гарантировали бы максимальную их конспиратив­ ность» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 8. Л. 6).

2 28 ноября 1929 г. ПБ приняло в окончательной редакции инструкцию о порядке сношений с полпредом в Англии (см. документ № 121).

No Из протокола № 28 ноября 1929 г.

Слушали:

п. 40. О порядке сношений с полпредом в Англии (тт. Сталин, Ягода).

Постановили:

Принять проект инструкции, предложенный т. Литвиновым, с добавлением пункта 12 из проекта т. Ягоды (см. приложение)1.

Приложение ИНСТРУКЦИЯ Лондонскому полпредству по обеспечению секретности документов и сношений (Окончательная редакция) 1. Передача сообщений по телеграфу шифром или кодом не должна считаться достаточной гарантией сохранения передавае­ мого содержания в секрете. Предлагается поэтому ни в коем слу­ чае не передавать по телеграфу шифром таких сообщений или сведений, расшифрование которых могло бы компрометировать совпра или полпредство, хотя бы даже с буржуазной точки зре­ ния, или же могло бы приносить государству вред. Строгое со­ блюдение этого правила остается на личной ответственности полпреда и руководителей НКИД.

2. Соответственно п. 1-му рекомендуется сноситься по сек­ ретным делам преимущественно при помощи дипкурьерской связи, прибегая по таким вопросам к телеграфной переписке лишь в самых исключительных случаях срочности. Особо секрет­ ные сообщения необходимо зашифровывать даже при пересылке диппочтой.

3. В некоторых случаях срочности сообщений рекомендуется, вместо прямой отсылки телеграмм из Лондона, передавать сооб­ щения с курьерами в Берлинское полпредство для телеграфиро­ вания оттуда в Москву.

4. Обеспечить постоянную бдительную охрану секретных до­ кументов в полпредстве, возложив эту охрану на шифровальщиков.

5. Хранить в полпредстве лишь самое незначительное количе­ ство секретных документов, необходимых для текущей работы.

Все остальное необходимо уничтожать или отсылать в архив НКИД.

6. За личной ответственностью полпреда и руководителей НКИД не должно быть допускаемо использование шифроаппа Рата НКИД и торгпредства, а также дипкурьерской связи для нужд ИККИ, Профинтерна, МОП Ра и т. п. организаций.

7. Запретить прием каких бы то ни было сотрудников на месте (не исключая должностей курьеров, дворников, швейца­ ров, уборщиц и личной прислуги). Исключение допускается лишь с предварительного разрешения Москвы.

8. У всех несгораемых шкафов, бывших ранее в употреблении в Лондоне, должны быть переделаны -замки и ключи, по возмож­ ности в Москве. Все помещения полпредства должны быть пери­ одически обследуемы на предмет выявления микрофонов.

9. Запретить вынесение на собрание ячейки или бюро ячейки дел, относящихся к оперативным и вообще секретной работе полпредства.

10. Считать недопустимым хранение секретных бумаг на лич­ ных квартирах полпреда и сотрудников, даже в том случае, если эти квартиры находятся внутри экстерриториальных помещений.

11. Чаще практиковать вызов в Москву полпреда или секрета­ ря посольства для дачи им личных директив.

Выписка послана: т. Литвинову.

Ф. 17. Оп. 162. Д. 8. Л. 16, 20-21.

Примечание:

1 Пункт 12 в документе отсутствует.

№ Из протокола № 3 декабря 1929 г.

Слушали:

п. 72. О тов. Чичерине1. -JT4 “S Постановили:

Ввиду сообщения т. Чичерина и пользующих его врачей, что состояние здоровья позволяет ему выехать в Москву лишь после четырехнедельной подготовки к переезду, максимально ускорить приезд т. Чичерина в Москву. Принять необходимые меры по врачебной линии как к подготовке т. Чичерина к переезду, так и организации самого переезда. Поручить тт. Енукидзе и Карахану принять меры к устройству пребывания и лечения т. Чичерина в СССР.

Выписки посланы: тт. Енукидзе, Карахану.

Ф. 17. Оп. 162. Д. 8. Л. 16.

Примечание:

1 В 1928 г., серьезно заболев, нарком иностранных дел Чичерин выехал в Германию для лечения. В июле 1930 г. он подал в отставку. Внешнеполи­ тическое ведомство СССР возглавил его заместитель М.М.Литвинов.

№ Из протокола № 5 декабря 1929 г.

Сл у ш а л и :

п. 7. Об Англии (т. Литвинов).

Постановили:

Принять предложение НКИД об инструктировании т. Со­ кольникова в том смысле, что он ведет переговоры с Гендерсо ном в плоскости формального признания со стороны доминио­ нов факта существования официальных отношений между ними и СССР и допущения к ним наших торгпредств1.

Выписка послана: т. Литвинову.

Ф. 17. Оп. 162. Д. 8. Л. 13.

Примечание:

1 28 ноября 1929 г. британское правительство направило в НКИД мемо­ рандум, в котором содержались три приложения «А» — проект ноты, пред­ назначавшейся для вручения английским послом в Москве НКИД;

«В» — проект ноты для передачи советскому полпреду в Лондоне министром ино­ странных дел Англии;

«С» — проект ноты английского посла в Москве для вручения наркому иностранных дел СССР. Правительство Великобритании извещало в приложении «С» советское правительство о согласии прави­ тельств Канады, Австралийского Союза, Новой Зеландии, Южно-Африкан­ ского союза, Ирландского Свободного государства и Ньюфаундленда рас­ пространить на взаимоотношение между этими доминионами и СССР обя­ зательства, изложенные в ст. 16 общего договора, подписанного 8 августа 1924 г между СССР и Великобританией. Эта статья гласила- «Договариваю­ щиеся стороны торжественно заявляют о своем желании и намерении жить друг с другом в мире и дружбе, тщательно уважать неоспоримое право Госу­ дарства в пределах своей собственной юрисдикции... свою жизнь по своему усмотрению, воздерживаться и удерживать все лица и организации, находя­ щиеся под их прямым и косвенным контролем, включая организации, по­ лучающие от них какую-либо финансовую помощь, от какого-либо акта, явного или скрытого, могущего каким-либо образом создать опасность для спокойствия или благополучия какой-либо части территории Союза Совет­ ских Социалистических Республик или Британской Империи или имеюще­ го цель обострить отношения Союза или Британской Империи с их соседя­ ми или с какими-либо иными странами» (ДВП. Т. VII. С. 623).

Однако соответствующая нота (приложение «С») не была вручена НКИД. В своем меморандуме от 1 декабря советское правительство предло­ жило обменяться подобными нотами с каждым доминионом в отдельности по установлении с ним дипломатических отношений. В ноте от 7 декабря официальный Лондон подтвердил свою позицию: после того как англий­ ский посол приступит к исполнению своих обязанностей, отношения между правительствами доминионов и советским правительством будут осуществляться в соответствии с обычной практикой, применяемой в слу­ чаях, когда какой-либо доминион не имеет своего представительства в сто­ лице, т. е. через посредство посла» (Там же. Т. XII. С. 598—601, 768, 769).

13 декабря советнику полпредства СССР Богомолову был передан пр ект британской ноты о распространении действия ст. 16 на каждый из до минионов в отдельности (Там же. С. 651—652). В телеграмме в Лондон от декабря Литвинов разъяснял позицию советского руководства: не может быть обмена обязательствами со странами, не установившими с СССР от­ ношений;

поскольку решение Лондона о восстановлении отношений не связывает доминионы и последние оставляют за собой свободу действий в этом вопросе, за Москвой также должна быть оставлена свобода реше­ ния -г с кем из них и на каких условиях возобновить отношения;

другие страны представлены в доминионах консулами, СССР пока требует лишь торгпредств и то не везде;

СССР готов «обменяться обязательствами с до­ минионами немедленно по восстановлении отношений с ними» (Там же.

Л. 657). Телеграмма Литвинова была получена в Лондоне уже после встречи Сокольникова с Гендерсоном и, таким образом, полпреду не удалось пол­ ностью выполнить директиву Москвы.

20 декабря ПБ решило: «Поставить на вид т. Сокольникову нарушени данной Политбюро совершенно категорической директивы по поводу пред­ ложения Гендерсона о нашем заявлении по вопросу о пропаганде в доми­ нионах» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 8. Л. 26). В тот же день Сокольников в ноте Гендерсону сообщил, что как только правительство какого-либо из доминионов урегулирует свои отношения с СССР, советское правительство «будет готово повторить обязательство», изложенное в ст. 16 договора от августа 1924 г. в особом обмене нотами с этими доминионами. В ответной ноте от 20 декабря Гендерсон информировал, что позиция правительства СССР сообщена «правительствам Его Величества» в Канаде, Австралии, Новой Зеландии, Южно-Африканском Союзе, Ирландском Свободном Го­ сударстве и Ньюфаундленде и по поручению этих правительств министр иностранных дел Великобритании заявил, что каждый из них будет рас­ сматривать содержащееся в ст. 16 договора 1924 г. обязательство «как имею­ щее полную силу и действие между ними и правительством СССР» (ДВП.

Т. XII. С. 667;

DBFP. Second Series. Vol. VII. Doc. 46. P. 62). Вопрос об об­ мене обязательствами с британскими доминионами фактически был исчер­ пан в результате обмена согласованными текстами нот при вручении вери­ тельных грамот 20 декабря в Лондоне и 21 декабря в Москве. Как отмечал Литвинов в телеграмме Сокольникову 21 декабря относительно заявления премьер-министра Австралии Скаллина о готовности принять советского дипломатического представителя: «Мы предпочитаем вести переговоры с каждым доминионом в отдельности, хотя бы через Гендерсона, но не со всеми вместе» (Там же. С. 671).

1 9 3 0 -1 9 3 3 гг.

Новые тенденции в европейской политике советского руко­ водства обозначились на рубеже 20—30-х годов. Во многом это было вызвано мировым экономическим кризисом и кардиналь­ ными изменениями в советской внутренней политике. Разверну­ тая в 1929—1930 гг. насильственная коллективизация фактически привела к гражданской войне. Крестьяне ответили на нее восста­ ниями, убийствами местных руководителей. Всего в 1930 г.

ОГПУ зафиксировало 13754 массовых крестьянских выступле­ ний, в которых принимали участие 2,5 млн.человек*. Удерживать ситуацию под контролем правительство смогло только применяя массовый террор. Сотни тысяч крестьян были отправлены в ла­ геря и трудовые поселения в Сибири и на Севере, тысячи рас­ стреляны. Под удар коллективизации попали иностранные под­ данные, а также представители этнических меньшинств (прежде всего, немцы), которые хотя и являлись советскими гражданами, имели определенные связи со своей исторической родиной. Это обстоятельство вызвало сильную антисоветскую кампанию в Германии. Многие страны резко отреагировали на известия о массовом закрытии церквей и преследовании священников и ве­ рующих различных конфессий, которыми сопровождалась кол­ лективизация.

Обострение внешнеполитической ситуации советское руко­ водство старалось погасить при помощи развития экономичес­ ких отношений с Западом. Массовые закупки оборудования за рубежом составляли основу концепции советской индустриали­ зации. Мировой кризис советские руководители рассматривали как фактор, способствующий осуществлению этих планов. Дей­ ствительно, стремление СССР резко активизировать внешнеэко­ номические связи находило отклик в Западной Европе.

Переговоры о расширении торговли и заключении торгового соглашения были самым успешным направлением во взаимоот­ ношениях СССР и Великобритании после восстановления в 1929 г. дипломатических отношений. Британская сторона в усло­ виях кризиса была готова закрыть глаза на медленный прогресс переговоров о долгах, советской пропаганде и т.п. Советское ру­ ководство старалось усилить интерес Великобритании к расши *Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Т. 2 / Под ред. В.П. Данилова и др. М., 2000. С. 787—789.

прению экономических контактов, заявляя о намерении размес­ тить заказы на значительную сумму.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.