авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 15 |

«%* Лев Поляков История антисемитизма.Эпох а знаний Первая часть ВЕК ПРОСВЕЩЕНИЯ Со в р е м е н с р е д н ...»

-- [ Страница 11 ] --

«Во время нынешней отечественной войны все многочисленные национальности, населяющие Россию, за единственным исключением жидов столь сильно сблизились в ходе общей борьбы, что национальные разногласия оказались полностью забытыми. Жиды могли бы воспользоваться этим исключительным историческим м ом ентом, (чтобы восстановить репутацию своего народа, доказать свое человеческое благородство и добиться равенства в правах, раз они всегда указывают на несправедливое к ним отношение. Итак, пусть они воспользую тся этой возм ож н остью проявить свою привязанность и любовь к родине;

они увидят, что такое поведение не останется незамеченным. Пусть они не с помощью хитрости, а благодаря примерным поступкам приобретут право сказать: «Мы проливаем свою кровь за родину», и родина их не забудет. Офицеры должны настойчиво внушать солдатам-евреям, что наступит день, ко гд а в о й н а к о н ч и т с я, и что р у с с к и е с о л д а т ы, вернувшись к родным очагам, непременно расскажут, как русские жиды изобретали всевозможные уловки, чтобы уклониться от необходимости защищать свою родину.

Гнев и ненависть найдут тогда дая себя выход, и это станет гораздо опасней для них, чем риск, которому они подвергаются, уклоняясь от своих военных обязанностей, потому что народное мщение обернется не только против тех, кто своей преступной деятельн остью помогал неприятелю, но и против их родителей и невинных детей»*. (8июля 1915г.) Разумеется, нельзя утверждать, что это гнусное послание являлось отражением состояния умов русского офицерства (хотя в дальнейшем, во время гражданской войны так и произойдет);

еще меньше провокации черносотенной прессы отражали общественное мнение в целом, которое становилось все более враждебным к императорской чете и их окружению и тем охотнее выступало в поддержку евреев, Большинство наиболее известных русских писателей того времени - Горький и Короленко, Мережковский и Леонид Андреев - выступали с протестами, подписывали манифесты в пользу евреев, разоблачали в своих статьях несправедливые обвинения и приговоры. Так Максим Горький писал:

«Наш народ, раздраженный поражениями и часто вводимый в заблуждение, хочет знать, на ком лежит о т в е т с т в е н н о с т ь за наш и в о е н н ы е н е у д а ч и. Ему указывают на евреев и говорят: вся виновный! Уже давно ему повторяют, что евреи - это плохой народ, распявший Христа. Но ему забывают напомнить, что Христос сам был евреем, что все пророки были евреями, так же как и апостолы, эти бедные еврейские рыбаки, создавшие Евангелие. Христос был предан смерти, потому что он был д о р о г с е р д ц а м б е д н я к о в (...). О ж е с т о ч е н и е, вызванное войной, нуждалось в жертве, и хитрецы, стремившиеся свалить свою вину на Других, указали на евреев как виновников всех наших бедствий»*.

Интересно отметить ту настойчивость, с которой Максим Горький стремился в этом эссе, безусловно а д р е с о в а н н о м с а м о м у ш и р о к о м у ч и т а т е л ю (и конф искованном цензурой), оп р овер гн уть древнее обвинение в богоубийсгве.

П р а в и те л ь ств о и го с у д а р с т в е н н ы е органы по-прежнему сохраняли навязчивые идеи о призраках международного еврейства, особенно революционного, Интересно познакомиться со взглядами действующих министров летом 1915 года накануне решения Николая II отправиться в ставку верховного главнокомандования, чтобы взять на себя л и ч н у ю о т в е т с т в е н н о с т ь за проведение военных операций и оставить Россию в женских руках, Речь здесь идет о старых слугах короны, а не о протеже императрицы и Распутина.

И та к, мы в а в г у с т е 1915 го д а, ко гд а п о сл е завоевания всей русской Польши немцы направились к Риге, а охваченный паникой генеральный штаб уже приступил к р а ссм о тр е н и ю вопроса об эвакуац и и Петрограда. Слово берет министр внутренних дел князь Щербатов:

«Н апрасно мы стараемся переубедить высш ее военное командование. Мы все уже пытались вмешаться ко л л е к ти в н о или и н д и в и д у а л ь н о. Но все м о гущ и й Януш кевич соверш енно не принимает во внимание и н т е р е с ы г о с у д а р с т в а. В се, ч то он х о ч е т, это воспользоваться предрассудками против евреев, чтобы возложить на них вину за все наши поражения. Эта политика принесла свои плоды, и в армии усилились погромные тенденции. Мне неловко об этом говорить, но мы здесь находимся среди своих, - я подозреваю, что Янушкевич хочет использовать евреев в качестве алиби.

К тому же даже если верховное командование отдаст приказ положить конец антиеврейским эксцессам, зло уже произошло. Сейчас сотни тысяч евреев независимо от возраста, пола и положения идут на восток. Местные штасти сообщают, что они не в состоянии обеспечить безопасность депортируемых, принимая во внимание в о з б у ж д е н и е у м о в и а г и т а ц и ю за п о гр о м ы, чем занимаются возвращающиеся с фронта солдаты. Итак, мы в ы н у ж д е н ы р а з р е ш и т ь п о с е л е н и е е в р е е в за пределами черты оседлости. Д ей ствую щ и е законы и сх о д и л и из н о р м а л ь н ы х у с л о в и й ;

но се й ч а с мы переживаем катастрофу и должны отдавать себе в этом отчет.

Руководители русского еврейства настаивают на принятии общих мер для облегчения положения своих соотечественников. В пылу разговора мне откровенно сообщали о подъеме револю ционны х настроений в еврейских массах, о планах активной самообороны, об угрозах масш табных беспорядков и так далее. Мне сказали, что за границей та кж е н а ч и н а ю т тер ять терпение, и Россия рискует столкнуться с сокращением кредитов. И наче говоря, просьбы п р е вр ати л и сь в ультиматум: если вы хотите получить деньги для ведения в о й н ы, т о,.. Э ти п р о с ь б ы и ж а л о б ы о з н а ч а ю т необходимость принятия закона, который, облегчает полож ение беж енцев и одноврем енно означает реабилитацию еврейских масс, осуждаемых из-за слухов об их предательстве»*.

Б ольш инство при сутствовавш их министров со гл а си л и сь с п р е д л о ж е н и е м князя Щ е р б а то в а и рассмотрели проект «кон тр ул ьти м атум а», который министр сельского хозяйства Кривошеий сформулировал следующим образом;

«Мы изменим законы, со своей стороны вы должны облегчить наши займы на русском и иностранном рынках и прекратить револю ционную агитацию в прессе». Кроме того, Совет министров признал, что земли казаков на юго-востоке должны оставаться закрытыми для евреев, поскольку, как заявил военный министр Поливанов, «исторически казаки и евреи никогда не могли прийти к согласию, а их встречи всегда плохо кончались». Отметим также несогласие м и н и с т р а с в я з и Р у х л о в а : « М ы г о в о р и л и об экономических, политических и военных соображениях в пользу проеврейского жеста. Но никто еще не говорил об опасности расселения евреев по всей России с точки зр ен и я р а с п р о с т р а н е н и я р е в о л ю ц и о н н о й за р а зы, Достаточно вспомнить о той роли, которую сыграла эта раса в событиях 1905 года;

что касается современного положения, то я думаю, что министру внутренних дел известно, какова доля евреев среди лиц, занимающихся револю ционной пропагандой и участвую щ и х в подпольных организациях». На это Кривошеий возразил, что невозможно «одновременно воевать против немцев и евреев;

даже такая могущественная страна как Россия не в состоянии позволить себе это».

Но в о ч е р е д н о й раз п р е д л а г а е м ы е у с т у п к и натолкнулись на вето Николая П, как это объявил две недели спустя п р ед сед ател ь Совета м инистров Горемы кин: «Господа, я должен сообщить вам, что и м п е р а т о р з а я в и л м не, что ни с чем не м о ж е т согласиться в еврейском вопросе. Остается единственный выход - дей ствовать через Думу. Если она на это способна, пусть займется вопросом равенства прав. В этом вопросе она не зайдет достаточно далеко».

В конце концов черта о сед л о сти бы ла а д м и н и с т р а ти в н о о тм ен ен а без труб и б ар а б ан о в просты м декретом м инистра, которы е м инистр в н у тр е н н и х дел имел право п р и н и м а ть в «исключительных обстоятельствах» в соответствии со статьей 158 Свода законов.

Вскоре разразилась Февральская революция года;

это была совершенно спонтанная народная русская р е в о л ю ц и я, в х о д е к о т о р о й е в р е и не о с о б е н н о отличились как профессиональные революционеры. Тем не менее и те, и другие были первыми, кто выиграл от пр оисходивш их собы тий, поскольку антиеврейские законы были отменены, и одновременно политические заключенные стали возвращаться с каторги и из ссылки.

В течение нескольких недель больших надежд, которые за этим последовали, многочисленные евреи проявили стремление к полной русификации: их специфические требования отныне утратили смысл, и они стремились к «слиянию с массой новых граждан» (Марк Ферро). Это недавнее высказывание французского историка очень близко к яростному заявлению одного из активных д е я т е л е й той эп о хи С е м е н а Д и м а н ш т е й н а, во згл авл я в ш е го « евр ей скую секци ю » стали нско го Комиссариата национальностей:

«Для мелкобуржуазных еврейских партий первое место занимали решение национального вопроса и борьба против револю ции и против больш евизма.

Е врей ская б ур ж у а зи я всех м астей н е м е д л е н н о о бъ ед и н и лась вокруг Временного правительства и прониклась глубоким патриотизмом, выступая за войну до полной победы, за наступление на всех фронтах, а новоиспеченные лейтенанты-евреи, сыновья буржуазных родителей, проявили себя истинными шовинистами, и отправлялись на линию фронта, чтобы воодушевлять солдат на бой».

Л д м а н ш т е й н дел ал и ск л ю ч е н и е л и ш ь для еврейского промышленного пролетариата (которого не было в Петрограде, где разворачивались основные события, а также в целом на собственно русских землях).

Его ретроспективная ярость объясняется очевидной враждебностью подавляющего большинства русских евреев к государственному перевороту Ленина: если на протяжении двух поколений все они почти как один человек выступали против правительства, за изменение режима и энергично боролись во имя этой цели, то это безусловно не было ради большевистского режима. Тем не менее некоторые из них играли в нем первостепенную роль или с самого первого часа, или присоединившись к нему в дальнейшем. Этой роли с избытком хватило, чтобы подтвердить в глазах основной массы противников большевизма всех оттенков и любого происхождения, и прежде всего в глазах офицерского корпуса, старинный миф о «еврейской революции». Итак, в конце концов оказалось, что черносотенцы и другие провозвестники опасности, Победоносцевы и Розановы были правы...

Прежде чем мы рассмотрим, как эта интерпретация всемирной истории распространялась между 1917 и годами сначала в масштабе России, а затем и всего мира, так что привлекла внимание Генри Форда в Соединенных Штатах, Уин-стона Черчилля в Великобритании или Жоржа Клемансо во Франции, мы попытаемся, насколько это возможно, установить реальные факты, которые задним числом окружили этот миф пророческой аурой.

Парадокс этой истории состоит в том, что еврейские революционеры, которые в конце ХЕХ века выступили в роли акушеров для русской социал-демократической партии, в своем большинстве после знаменитого раскола 1903 года вош ли в м е н ьш е ви стскую ф ракцию : их н а с т о р о ж е н н о с т ь к ц е н т р а л и з а т о р с к и м, т. е.

д и к т а т о р с к и м т е н д е н ц и я м Л е н и н а б ы ли х о р о ш о известны, и в 1907 году не кто иной, как Иосиф Сталин п о зв о л я л се б е д в у с м ы с л е н н ы е ш у т о ч к и на т е м у « н е б о л ьш о го погром а» в лоне р осси й ской социал-демократии (В одном из выступлений Сталина на V съезде Российской социал-демократической партии имелся следующий пассаж: «Один большевик (по-моему, товарищ Алексинскпй) туга сказал, что меньшевики составляют еврейскую фракцию, тогда как большевики это настоящие русские, и что нам, большевикам, было бы неплохо устроить небольшой погром в нашей парши»*.).

С р е д и « с т а р ы х б о л ь ш е в и к о в », т. е. т е х, кто присоединился к Ленину до 1917 года, доля евреев, по-видимому, не превышала десяти процентов, но за 1917-1918 годы это число превы сило ш естнадцать процентов, что достаточно много, если учитывать их долю в обшей численности населения, но что отнюдь не выглядит диспропорцией, если исходить из численности городского населения (аналогичной является и проблема революционных питомников, в роли которых выступали гимназии и ун и верси теты ). К то м у же, по о бщ ем у правилу, различные обшины этнических инородцев, испытывавшие больший или меньший гнет, давали более высокий процент «антиправительственных элементов», чем русские;

за первенствовавшими в этом отношении евреями следовали немцы, армяне и грузины. В плане с т а т и с т и к и в н а с т о я щ е е вр е м я мы р а с п о л а г а е м до стато ч н о сер ьезн ы м и и то ч н ы м и дан н ы м и. Так, американский историк У. Моссе, изучавший этническое и социальное происхождение 264 активистов, чьи имена упом инались в энц иклопедическом словаре, опубликованном в СССР до больших чисток, пришел к следующим выводам, которые были им представлены в докладе на конгрессе по истории, состоявшемся в Москве в 1968 году:

«Русские, составлявшие более шестидесяти пяти процентов общей численности населения, дали лишь п я т ь д е с я т пять п р о ц е н т о в (127 ч е л о в е к из 246) революционеров, перечисленных словарем «Гранат».

Соответственно нерусские составляли среди них сорок пять процентов (119 из 246), в то время как их доля в общей численности населения не достигала тридцати пяти процентов. Отдельные цифры для украинцев еще бо льш е уси ли л и бы эту д и с п р о п о р ц и ю. Н аи более зн а ч и тельн ую группу м еньш и н ства составляли революционеры еврейского происхождения. Их доля в общем населении была менее четырех процентов, тогда как их доля среди револю ционеров равнялась 16, процента (41 человек). За ними шли революционеры немецкого происхождения (15 человек) - немногим более шести процентов по отношению к 1,6 процента немцев от о б щ е й ч и с л е н н о с т и н а с е л е н и я, Т о л ь к о эти д в е этн и ч е ск и е группы - евреи и н ем ц ы, в сум м е составлявшие лишь 5,5 процента населения, дали более одной пятой среди революционеров... Доля армян и грузин также была непропорционально велика, но в меньшей степени (...)»

Количественный анализ был весьма тщательным, но при этом практически совершенно не принимался во в н и м а н и е к а ч е с т в е н н ы й ф а к т о р, на к о т о р о м сосредоточился другой американский советолог Леонард Шапиро, а именно захватывающая власть имен или псевдонимов, сеявших ужас: «[На следующий день после Октябрьской революции] тысячи евреев примкнули к большевикам, в которых они видели самых решительных деятелей революции и лучших интернационалистов. В сам момент взятия власти еврейское участие в высших эшелонах партии было достаточно значительным. Пять из двад цати одного полны х членов Ц ен тр альн ого комитета были евреями, среди них Троцкий, а также Свердлов, истинный хозяин аппарата секретариата (...), М н о ги е враги б о л ь ш е в и з м а, с т а р а в ш и е с я объединить антисемитизм с антибольш евизм ом, полагали, что большевизм являлся движением, чуждым сердцам истинных русских, что он был прежде всего еврейским дви ж ен и ем. П одобное отн ош ен и е было распространено среди русских, относящихся к среднему классу, особенно в первые послереволюционные годы.

Ведь после Л ен и н а сам ы м видны м и самы м впечатляющим деятелем был Троцкий;

в Петрограде занимал наиболее видный пост и вызывал наибольшую ненависть Зиновьев;

а у того, кто имел несчастье попасть в руки ЧК, было достаточно много шансов попасть на допрос и, возможно, расстрел к следователю-еврею».

М ож но такж е вспомнить о классиф икации, предложенной накануне Октябрьского переворота года Анатолием Луначарским, будущим комиссаром народного образования:

1. Ленин, 2. Троцкий, 3. Свердлов, 4. Сталин, 5. Дзержинский, 6. Зиновьев, 7. Каменев, т. е. четыре еврея (а также один грузин и один поляк).

Историк, изучавший погромы, совершенные белой армией, ограничил свои исследования «чрезвычайно опасным катализатором», каковым в этом плане являлся Т р о ц к и й, - на сам ом д ел е та кж е п р и м к н у в ш и й к большевикам! - но в ту эпоху «воплощавший в одном себе советскую власть», бывший лучшим персонажем в духе Мефистофеля для антибольшевистских плакатов, которого только можно было пожелать, а также героем одного из самых популярных на юге России куплетов в 1918-1920 годах:

Сахар Бродского, Чай Высоцкого, Россия Троцкого.

Никодгу не приходило в голову ни подвергнуть сомнению коммерческую монополию, приписываемую фирмам Бродского и Высоцкого, ни возмутиться насилием над Россией, совершенным Владимиром Лениным.

Вернемся теперь в 1917 год.

С осени 1916 года агенты охранки сообщали о неизбежности массовых беспорядков в Петрограде, которые, как они думали, могли привести к еврейскому или немецкому погрому. Но никто не сомневался, что гарнизон столицы объ ед и н и тся с гол о д аю щ и м и рабочими, и царский режим будет сметен в три дня, тем более револю ционны е или активно оппозиционны е круги. С в е р ш и в ш и й с я ф акт был встр ечен с удовлетворением большинством населения. Вначале кровопролитие ограничилось несколькими десятками агентов полиции, и офицерский корпус примкнул к новому режиму, как это было предписано Николаем II в его акте об отречении, чего бы это ни стоило некоторым генералам. Временное правительство не замедлило провозгласить равенство всех граждан перед законом к ликованию евреев, его наиболее стойких сторонников, тем более что с первы х недель револю ции слухи, распространявш иеся черносотенцами и бывш ими агентами охранки, как обычно обвиняли их во всех бедах, как старых, так и новых: вздорожание жизни или дезорганизация органов государственного управления, продолжение войны и начинающийся распад армии. С марта и апреля погромы начали происходить в некоторых провинциальных городах;

по всей видимости, дезертиры, десятками тысяч устремлявшиеся в тыл, были основными организаторами этих погромов. Произошли и другие эксцессы;

«в Москве одна военная часть отказалась признавать офицеров-евреев и не позволила говорить ораторам, посланным Советом, потому что он находился в р ук а х е в р е е в. В Е к а т е р и н о д а р е у ч е н и к и ш кол организовали «славянскую группу», которая должна была вести антисемитскую пропаганду в деревнях. Как обы чно, всевозм ож н ы е ан ти сем и тски е проявления достигли наибольшего размаха на Украине, на этот раз все происходило в рамках нового националистического движения, направленного против всех «исторических эксплуататоров». Но северная Россия также не избежала этого, так что в июне 1917 года генеральный прокурор Петрограда потребовал введения специального закона п р о т и в п о г р о м о в, н е о б х о д и м о с т ь к о т о р о г о он обосновывал следующим образом:

«По имеющимся у меня сведениям агитация за погромы все более широко ведется на рынках и в других местах скопления публики. Призывы к антиеврейскому погром у о со б е н н о гром ко зв уч ат в В итебске и П е тр о гр а д е. П о гр о м щ и к и у т в е р ж д а ю т, что евреи захватили милицию, советы и губернские думы, и угрож аю т убийством некоторы х политических деятелей...»* «Параллельная власть» Советов со своей стороны приняла р езолю ц и ю, в которой обвиняла контрреволю ционеров в использовании « о б скур ан ти стски х пр едр ассудков» населения для отвлечения внимания в услови ях общ его кризиса, переживаемого страной, «Эта антиеврейская агитация, часто с и с п о л ь з о в а н и е м р а д и к а л ь н ы х л о з у н г о в, представляет огромную опасность как для еврейского народа, так и для всего революционного движения, поскольку она угрожает утолить в братской крови дело о св о б о ж д е н и я народа и п о кр ы ть р е в о л ю ц и о н н о е движение несмываемым позором...»* Разумеется, антисемитская пропаганда была прежде всего делом рук реакционны х и пром онархических элементов, но часто на фоне общего хаоса происходили поразительные перемены во взглядах и отступничества Адвокат Хрусталев-Носарь, один из револю ционных лидеров 1905 года, попытался провозгласить в своем родном украинском городе «антисемитскую республику».

Черносотенная газета «Гроза» начала вести кампанию за н е м е д л е н н ы й мир, о б в и н я я е в р е е в в с л е д у ю щ и х выражениях:

«Трудящиеся и солдаты столицы провели смотр с в о и х си л во в р е м я [ б о л ь ш е в и с т с к о й ] а н т и к а п и т а л и с т и ч е с к о й д е м о н с т р а ц и и 18 ию ня с намерением положить конец войне и заменить министров буржуазного и купеческого происхождения министрами, вышедшими из их собственной среды. Евреи попытшшсь воспротивиться этому, поддерживая капиталистов и тр е б у я п р о д о л ж е н и я во й н ы. Р а б о ч и е и со л д а ты набросились на евреев, побили их и порвата их флаги»*.

Осторож ное «Новое время» соверш енно иначе описывало эту же демонстрацию 18 июня, в ходе которой п р о яви л ась м ассовая п о д д ер ж ка програм м ы большевиков: в этом варианте демонстранты унижали русских офицеров, которых газета защищала с большим пафосом, а их преследователями оказались евреи, подвергнутые осуждению в достаточно сдержанной, но многообещающей манере. Так какова же была позиция черной сотни? Месяц спустя в коммюнике правительства Керенского объявлялось, что в ходе обыска в главном штабе большевиков (особняке Кшесинской) среди прочих компрометирующих документов был обнаружен запас антисемитской литературы и почтовы е откры тки с и зо б р а ж е н и е м р и ту а л ь н ы х уб и й ств. А н а л о ги ч н ы е материалы были найдены на «даче Д урново», где обосновались анархисты. И нф ормация такого рода потоком шла из провинции - приводимое ниже письмо, датированное апрелем, как нельзя лучше отражает смутную обстановку того времени, царившую в деревнях вечной Руси:

«В деревне Дубово тираспольской губернии толпа солдатских жен во-рватсь к местному торговцу и начата громить его лавку, требуя раздать товары. При этом они говорили, что «хорошо осведомленные лица» объяснили им, что свобода была дарована, чтобы все разделить поровну и отнять у богачей их добро. В самом Тирасполе комиссар полиции Сергеев, много говоривший о своей преданности новой власти, был выбран начальником милиции. На вопрос, есть ли у него оружие, он дал честное слово, что у него ничего нет. Однако у него нашли восемьдесят винтовок и пятьдесят револьверов;

б о е п р и п а с ы он с п р я т а л в к о р о б к е с н а д п и с ь ю «макароны». Полицейский агент, уволенный со службы, дважды пытался симулировать ритуальные убийства»*.

В июле «Новое время» под заголовком «Злодеяния большевиков» описывало действия банды погромщиков, организованной в Москве бывшими агентами полиции. В этих обстоятельствах можно лучше понять, почему Ленин объявил беспощ адную борьбу антисемитизму.

Провокациями занимались повсюду, и именно, пытаясь дискредитировать партию большевиков, правительство Керенского оказалось у истоков самой распространенной м е ж д у н а р о д н о й в е р си и о е в р е й с к о м или еврейско-германском заговоре.

Однако, когда в апреле 1917 года Ленин прибыл в Петроград через Германию и навязал своей партии программу установления немедленного мира, Временное правительство, поддержанное западными союзниками, сначала попыталось делать хорошую мину при плохой игре, (В Париже Жорж Клемансо назвал большевиков « б ессо зн ател ьн ы м и защ и тн и кам и герм анского м и л и т а р и з м а ».) Л и ш ь п о сл е н е у д а ч н о й п о п ы тки государственного переворота в июле правительство Керенского обвинило Ленина и группу большевистских лидеров и активистов в сотрудничестве с противником на основании данных фальшивых документов, переданных и, возможно, сфабрикованных агентами французской контрразведки. В то же время оно развернуло в прессе кампанию по дискредитации большевиков как немецких агентов. Яростные протесты большевиков доказывают, что удар попал в цель. Немного позже (22 июля) правительство решило, что наступил момент для того, ч т о б ы о т к р ы т ь д е т а л и и, о с о б е н н о, и м е н а : в сотрудничестве с противником и подры вной деятельности в армии обвинялись граждане Ульянов, Апфельбаум, Гельфанд, Фюрстенберг и Козловский, дамы Коллонтай и Суренсон и четверо военны х с нейтральными именами. Можно задать себе вопрос о критериях, которые определили выбор имен, отданных на съедение русскому общественному мнению.

Более того, некоторые пропагандисты пытались еще больше усилить напряжение с помощью утверждении, что н а с т о я щ а я ф а м и л и я Л е н и н а Ц е д е р б а у м или Цеделъбаум, рассчитывая на путаницу между лидерами большевиков и меньшевиков (Цедербаумом-Мартовым).

Но эта попьпка не получила поддержки, что, разумеется, было совершенно оправданным. В конце концов, русский в о к р у ж е н и и д е с я т к а е в р е е в, т. е. и с к л ю ч е н и е, подтверж даю щ ее общее правило, делало версию о еврейском заговоре еще более убедительной. Добавим, что как только обви н ен и я и пресл едован и я стали открытыми, Петроградский совет, большинство в котором в то время принадлежало меньшевикам, постановил образовать комиссию для реабилитации Ленина, но по иронии судьбы «комиссия пяти», избранная для этой цели, оказалась состоящей из пяти евреев, так что реш или, что бы ло бы разумней назначить другую ком иссию... В и д и м о, по той ж е л о ги к е в п ервом правительстве, сформированном большевиками в ноябре 1917 года, из пятнадцати человек был только один еврей - Т р о ц к и й. Но в т о г д а ш н е й с и т у а ц и и п о д о б н а я предосторожность едва ли могла принести пользу: разве последние бурж уазны е газеты не утверж дали, что настоящее имя военного комиссара Николая Крыленко Абрам? (Однако нет дыма без огня;

на каком-то этапе его подпольной жизни у Крыленко был такой псевдоним.) И т а к, с т а в к и б ы л и с д е л а н ы ;

т о, ч то в г л а з а х значительной, хотя и точно не определенной части русского общественного мнения речь шла о «еврейской р е в о л ю ц и и », д о к а з ы в а ю т п о сл е д н и е крики уж аса небольшевистской прессы всех направлений, которая еще могла выходить в течение нескольких недель, меняя типограф ии и даж е названия, так что «М аленькая га з е т а » о т к р ы т о п р и з ы в а л а к о б щ е м у п о г р о м у б о л ь ш е в и к о в и евреев. Мы у в и д и м, как эту те м у п о д х в а т и л и в л а ге р е с о ю з н и к о в по обе сто р о н ы Атлантики: лондонская «ТНе "Птез» резюмировала эту идею в нескольких словах 23 ноября 1917 года, написав, что «Ленин и многие его соратники являются авантюристами немецко-еврейской крови на службе у немцев».

Но в головоломке отсутствовала еще одна деталь.

Еврейская или еврейско-немецкая революция - хорошо, но какую роль играют во всем этом международные еврейские капиталисты ? Другая серия ф альш ивок, проданная в трагическом Петрограде зимы 1917- года журналистом Евгением Семеновым американскому дип ломату Эдгару Сиссону, смогла дать ответ на этот вопрос: больше вики, т. е. в первую очередь Троцкий, финансировались и направлялись «рейнско-вестфальским синдикатом» при посредничестве банкира-еврея Макса Варбурга и большевика-еврея Фюрстенберга. Общность взглядов евреев-революционеров и евреев-финансистов не могла не быть столь тесной, поскольку все они были н ем ц ам и. А м е р и к а н ск о е п р а в и те л ь ств о после консультаций двух специалистов-историков решило взять о т в е т с т в е н н о с т ь за э т у и н ф о р м а ц и ю на с е б я, опубликовав эти документы в сентябре 1918 года под заглавием «Н ем ецко-больш евистский заговор». Это со б ы ти е с л е д у е т за п о м н и ть, п о то м у что вп е р вы е официальная публикация антисемитской фальшивки была осуществлена правительством государства, не я в л я в ш е г о с я ни ц а р с к и м, ни н а ц и с т с к и м, но правительством Соединенных Штатов Америки. Таким образом, прием сработал, и западные демократии, как мы ув и д и м, п о п ад ут под власть н авязч и вой идеи иудео-германо-болы певизма, которую диктаторские режимы смогут легко эксплуатировать, убрав средний термин.

Если б о л ь ш е в и к а м у д а л о с ь п р а к т и ч е с к и без сопротивления овладеть обеими столицам и и европейской частью собственно России, то окраинные районы, в первую очередь юг Украины и обширные сибирские территории, постепенно выходили из-под их власти. Самые решительные их противники - десятки тысяч офицеров, - устремились в эти «белые» районы:

последовательность событий заставляет предположить наличие взаимозависимости между их боевым духом и ю д о ф о б и е й. Зга в з а и м о з а в и с и м о с т ь с у щ е с т в е н н о возросла, когда стало известно, что последний царь и его семья были убиты в Екатеринбурге (Свердловске) по приказу, как говорили, еврея Якова Свердлова и под непосредственным руководством евреев Юровского и Г о л о ш е к и н а. Д р а м а н е м е д л е н н о б ы ла у к р а ш е н а д е та л я м и, столь же в п е ч а тл я ю щ и м и, сколь и фантастическими. Процитируем версию английского военного атташе генерала Альфреда Нокса, который телеграфировал английскому правительству в феврале 1919 года:

«В местном совете было два лагеря: один хотел спасти царскую семью, а второй возглавляли пять евреев, двое из которых были яростными сторонниками у б и й с т в а. Эти два е в р е я, В а й н е н и С а ф а р о в, с о п р о в о ж д а л и Л е н и н а в его п у т е ш е с т в и и ч е р е з Германию».

Но эта казнь, которая еще и сегодня волнует многие сердца, сопровож далась другими провиденциально антисемитскими знаками. Разве свастика не была личной э м б л е м о й и м п е р а тр и ц ы А л е к с а н д р ы ? И разве не о б н а р у ж и л и с р е д и кн и г, к о т о р ы е она ч и т а л а в заклю чении, «П ротоколы сионских м удрецов»? По к р а й н е й м е р е и м е н н о эти с в е д е н и я с о о б щ и л и следователи сибирской белой армии Колчака, «верховного правителя» антибольшевистских сил, и можно думать, что те, кто ранее подозревал «немку», отныне горели желанием отомстить за мученицу. В этих условиях пропаганда белых армий пришла к тому, что сделала призывы к избиению евреев одной из главных своих тем. Эта тенденция получила особенное развитие на юге России среди войск генерала Деникина, которые, как известно, в начале осени 1919 года продвинулись вплоть до Тулы, в двухстах километрах от Москвы, пройдя тем самым через часть губерний, входивших в еврейскую «черту оседлости».

В результате белые добровольцы смогли досыта утолить свою жажду мести, постоянную неутолимую жажду - убийства, насилия, грабежи лишь усиливали антиеврейскую ярость благодаря фатальному сплаву угрызений совести и преступлений. К тому же погромы были лишь одним из проявлений общей деградации этих «добровольцев», о которой столь часто свидетельствуют воспоминания и хроники их генералов, «У нас зверские нравы;

наши сердца преисполнены мщением и смертельной ненавистью;

наше правосудие также жестоко, как и оргия убийств, которой предались многие наши добровольцы ». «Армия, привыкш ая к п р о и з в о л у, гр а б е ж а м и п ь я н с т в у,'в о з г л а в л я е м а я командирами, которые сами подают подобные примеры, - такая армия не мож ет спасти Россию » (генерал Врангель). Еше более потрясает осуждение собственной армии, прозвучавшее из уст самого генерала Деникина:

«Народ встречал их с радостью и коленопреклонением, а провожал проклятьями». Из всего этого можно сделать вывод, какие исп ы тания вы пали на долю евреев;

уцелевшим, а это в основном были жители больших городов, тоже пришлось вынести немало при появлении белых, прежде всего муки «пьггки страхом», как это выразительно сформулировал Шульгин.

Совсем как во времена царя-батюшки погромы часто продолжались три дня подряд, в это время военные законы д е -ф а кто переставали дей ство ва ть, и, что соверш енно очевидно, крови проливалось намного больше. Добавим, что «зеленые» и другие украинские банды соперничали в жестокости с так называемой р егулярной арм ией. В ко л лекти вн о й п роклам ац ии основных главарей банд («атаманов») упоминались даже великие национальные святые, и от их имени христиан призывали покончить раз и навсегда с дьявольским еврейским отродьем. Обшее число евреев, убитых на У краине в 1918-1920 годах, оценивается в цифру, превышающую шестьдесят тысяч человек. Что касается белой армии, то генерал Деникин осуждал погромы и другие эксцессы, но был бессилен их остановить. К тому же его постоянно обвиняли в том, что он «продался е в р е я м ». Эти о б в и н е н и я д е л а л и его е щ е м е н е е способным прекратить антисемитскую пропаганду или предотвратить публикацию фальшивок, некоторые из которы х о б о й д ут весь мир в б е сп о ко й н ы е первы е послевоенные годы.

Такова была история с так называемым секретнымА докладом французского правительства, сфабрикованным в Нью-Йорке русским эмигрантом. В этом документе содержался список главных коммунистических лидеров, среди которы х все были евреями за исклю чением Ленина, а также описывались их планы установления все м и р н о го си о н и стск о го госп одства;

«Евреи уж е доби ли сь ф ор м альн ого признания еврейского государства в Палестине;

им также удалось образовать еврейские республики в Германии и Австро-Венгрии;

это первые шаги к мировому еврейскому господству, но это не последнее их действие».

Этот документ был опубликован 23 сентября года в Ростове, перепечатан в 1920 году газетами «1_а увеШе Ргапсе» в Париже и «ТНе Могптд Роз!» в Лондоне.

Рядом с ним м ож но п остави ть « Д о кл ад то вар и щ а Рапопорта», перепечатанный в мае 1920 года в газете «1_'1п1:гап51деап1», а эта перепечатка в дальнейш ем послужила основой для американской компиляции. Каким бы сионистом ни был товарищ Рапопорт, он остановил свой выбор на Украине, а не на Палестине:

«(...) после краха национального сотрудничества украинский национализм утратил свою экономическую базу. Основную роль здесь сыграли вексельные банки, возглаштяемые нашими товарищами Нацер-том, Глоссом, Ф и ш е р о м, Краусом и Ш п и н д л е р о м. Класс русских собственников, легкомысленных и глупых, пойдет за нам и, как б а р а н ы, к о то р ы х вед ут на б о й н ю. Как представитель «Поатей-Цион» я должен выразить свое глубокое удовлетворение тем, что наша партия и партия Бунд стали действенными центрами, управляющ ими огромным стадом русских баранов».

Показательно, что генерал Деникин, которому было и з в е с т н о, что речь зд е сь ш ла о ф а л ь ш и в к е, характери зовал этот докум е н т как м истиф икацию, которая весьма похожа на истину и вылила из-под руки мастера. Итак, этот честный солдат, реш ительны й противник погромов, считал правдоподобным документ, написанный неестественно выспренним языком, что является своеобразны м свидетельством тех химер, которые продолжали господствовать над христианским воображением, возможно хроническим образом;

разве в наши дни советская пресса не приписывала «сионистам»

аналогичны е зам ы слы ? Деникин такж е обвинял еврейских активистов в преследовании русской церкви, как если бы эти «некрещеные большевики» занимались антирелигиозной пропагандой в качестве евреев, а не большевиков. (Эту точку зрения поддержит Солженицын в «Круге первом».) Третьей фальшивкой был «документ Цундера», в 1922 году у д о с т о и в ш и й с я чести б ы ть п о л н о сть ю прочитанны м с трибуны м олодого чехословацкого парлам ента. Согласно четвертой ф альш ивке, распространенной в США в 1922 году автомобильным королем Генри Ф ор д ом, евреи района Ист-Сайд в Нью-Йорке уже выбрали наследника последнего русского царя. Все эти басни, сочиненные в задних комнатах Ростова или Киева, будоражили все или почти все народы земли угрозой всемирного еврейского заговора.

Не сл е д у е т з а б ы в а т ь и об и ст о р и ч е ск и н аи б о л е е действенном мифе «Протоколов сионских мудрецов», которы е п е ч а та л и сь ти р а ж а м и в сотни ты сяч экзем пляров на территориях, контролировавш ихся белыми. В 1924 году генерал Нечволодов так вспоминал об ужасе, который внушал этот миф: «Автор настоящих строк видел в 1919 году в Екатеринодаре трех русских из простонародья, которые пришли из Киева, в то время находивш егося под властью красных, для чего им пришлось преодолеть заслоны Красной армии. Они принесли с собой экземпляр «Протоколов», изданных в 1917 году.

Он был разделен на три части и зашит в одежду. Они сказали, что если бы большевики узнали об этом, то их бы немедленно расстреляли».

В своих воспоминаниях, опубликованных в году, Деникин с ужасом говорил о погромах и убийствах евреев, утверждая даже, что это стало одной из причин падения ди сц и п л и н ы и д е м о р а л и за ц и и его войск, приведших к стремительному краху зимой 1919- года. В то же время он уверял, что добрая воля самых преданных генералов была неспособна остановить эти бесчинства: «Антиеврейское озлобление превратилось в войсках в бешеную ярость, с которой ничего нельзя было поделать». Одна упоминаемая им деталь говорит о степени этой спонтанной ненависти, возможно, не имеющей себе равных в долгой истории антисемитизма, больше, чем любые эпитеты. Деникин сообщает, что он был вынужден принять решение о формировании особых, « и зо л и р о в ан н ы х» частей из со л д ат-евр еев, чтобы избавить их от притеснений и насилия со стороны солдат-христиан, а также о том, как десятки офицеров еврейского происхождения, которые приняли участие в белом движении с самого его начала, в дальнейшем были в буквальном смысле слова изгнаны из армии своими собратьями по оружию.

III. АНГЛОСАКСОНСКИМ МИР Великобритания В эпоху, когда на континенте начали развязывать первые антисем итские камлании, Уильям Гладстон объявил, что в Великобритании агитация против евреев так же невозможна, как и агитация против земного притяжения. Это не означало, что еврейские подданные королевы Виктории были точно такими же подданными как и все остальные, или что еврейские дети такие же дети как другие. Так, когда Л ью ис Кэрролл решил подарить свою «Алису» детским больницам, некий чиновник спросил у него, следовало ли включить в список еврейскую больницу, поскольку, как с легким оттенком возмущенной иронии рассказывал Кэрролл, «он опасался, что у меня могло не быть желания подарить им книги...»

Это была чисто английская предупредительность.

Можно добавить, что уже в первые годы двадцатого сто л е ти я у У и л ь я м а Г л а д сто -н а м огли п о я в и ть ся достаточно веские причины, чтобы пересмотреть свою оценку.

Вначале было дело Дрейф уса, имевшее самые разные аспекты, в частности, в нем проявилось светское различие между католиками и протестантами. В то время как в целом британская пресса метала громы и молнии п р о ти в н е п р а в е д н о г о ф р а н ц у з с к о г о п р а в о с у д и я, католическое меньшинство выражало симпатии к своим единоверцам по другую сторону Ла-Манша, и несколько антиеврейских статей, обязанных своим происхождением английским иезуитам, были опубликованы в 1898- 3 голах. Но лишь после восшествия на престол Эдуарда МТУ в 1901 году климат начал серьезно ухудшаться.

Как известно, беззаботный сын королевы Виктории предпочитал общ ество актрис и евреев общ ению с аристократами и прелатами. Его банкир, немецкий еврей Э р н с т К а с с е л ь был о д н о в р е м е н н о о д н и м из его ближайших друзей, которого он осыпал почестями и титулами. В 1907 году сэр Эрнст Кассель вступил в контакт с Альбертом Баллином, придворным Вильгельма П, и таким образом было похоже, что между двумя м о н а р х а м и, м е ж д у Л о н д о н о м и Б е р л и н о м м огла установиться своеобразная линия срочной связи в лице этих двух евреев, что могло облегчить взаимопонимание сторон.

Легко понять, какую ярость это вызвало у части в ы с ш е го о б щ е с т в а и д и п л о м а т и ч е с к о г о ко р п уса.

Некоторые британские агенты и видные чиновники стали прилагать усилия для противодействия финансовым проектам Касселя, особенно после м ладотурецкой революции, когда он был приглашен в Константинополь для реорганизации османской финансовой системы. В конце концов эти интриги привели к возбуждению в 1 9 1 1 -1 9 1 2 год ах ка м п а н и и в п р е ссе, которая приписывала турецкую революцию иудео-сионистскому заговору, по мнению «ТНе "Птез», или иуцео-масонскому заговору, согласно «ТНе М о гтп д Роз!». Похоже, что англий ские ястребы посещ али ш колу русских ч е р н о с о т е н ц е в. В 1918 году б р и т а н с к и й посол в Вашингтоне сэр Сесил Спринт-Раис распространял эту информацию как совершенно достоверную и сравнивал в этом о т н о ш е н и и О к т я б р ь с к у ю р е в о л ю ц и ю с младотуреикой.

Но возвышение политических деятелей еврейского происхождения раздражало многих еще больше, чем успехи еврейских ф инансистов. В 1909 году Руфус А й зе к е, б уд ущ и й л орд Р и д и н г, был н азн ач ен генеральным прокурором Соединенного королевства;

в 1910 году Г е р б е р т С э м у э л ь стал п ер вы м член ом британского кабинета, который не был христианином (это был либеральный кабинет Асквита). Финансовый скан д ал, р а зр а зи в ш и й ся в 1912 году, т. н. «дело Маркони», в котором оказались замешаны Ллойд Джордж и другие либералы, получил следующую характеристику на страницах недавно появившегося ж урнала «ТНе Еуе-\Л/11;

пезз»:

«Брат Айзекса является президентом общества Маркони, Айзеке и Сэмуэль вступили в секретный сговор, чтобы британский народ вложил в общество Маркони очень больш ую сумму денег через посредничество вышеупомянутого Сэмуэля и к выгоде вышеупомянутого Айзекса...»

Парламентская комиссия по расследованию сняла с обоих евреев все подозрения, но скандал не был забыт.

Р е д ь я р д К и п л и н г п о св я ти л ем у в 1913 году ст и х о т в о р е н и е « Д ж е х а зи » (« С уд ья в И зр а и л е, прокаж енны й, белый как снег»), которое остается истинным шедевром ненависти. И даже в 1936 году католический писатель Г. К. Честертон уверял, что дело Маркони является водоразделом в английской истории, который можно сравнить лишь с первой мировой войной.

Этому нарастанию страстей способствовал еще один фактор совершенно иного порядка. В это время колония, н асчи ты ваю щ ая более ста тысяч евреев родом из Восточной Европы, сформировалась в Лондоне в районах У а й т ч э п е л и С т е п н и, и м е с т н ы е ж и т е л и в е сь м а неодобрительно взирали на эту бесправную и нещадно эксплуатируемую рабочую силу. В 1902 году епископ Сгепни сравнил этих несчастны х с захватнической армией, «которая ест хлеб христиан и изгоняет их от родных очагов». В некоторых объявлениях о найме указывалось, что на работу принимают только коренных англичан, а накануне войны «ТНе "Птез» под заголовком «Лондонские гетто» опубликовала статью, в которой иностранные евреи упрекались в создании государства в государстве. Конечно, британская пресса и политические д е я т е л и в ц е л о м, сл е д у я т р а д и ц и и у п о т р е б л я т ь смягченные обтекаемы е выражения, говорили не о «еврейском вопросе», но о «проблеме иностранцев», как справедливо и то, что в Лондоне нашли убежище и другие иностранные рабочие, в частности немцы;

но народные массы не утруждали себя тем, чтобы различать эти две группы говорящих по-немецки. Тот факт, что основатель евгеники Фрэнсис Гальтон счел необходимым опубликовать в 1910 году апологию «еврейской расы», заставляет предположить, что именно сыновья Израиля о казы вали сь в данном случае первы ми объектам и нападок;

германская раса не нуждалась в заступничестве такого рода.

Начало военных действий резко обострило все эти вопросы. Само собой разумеется, что английские евреи поспешили заявить о своем патриотизме с тем же пылом, что и их собратья в д р у ги х странах. С о в е р ш е н н о естественно также, что первыми жертвами подозрений стали евреи - выходцы из германских стран. Особую роль сыграл Сесил Спринт-Раис, который не переставал предупреждать из Вашингтона британское правительство и своих высокопоставленных друзей по поводу «влияния немцев и особенно немецких евреев, которое здесь очень велико, а в н е к о то р ы х сл у ч а я х и м е ет р е ш а ю щ е е значение». Мы уже достаточно говорили о пронемецких (или антицаристских) чувствах американских евреев, чтобы читатель мог оценить, какие реалии стояли за докладами Спринт-Раиса;

что касается фантастической части, то д остаточн о указать, что он объединял с евреями иезуитов, уверяя, что в целом католики встали на ст о р о н у со ю за [Ц е н т р а л ь н ы х д е р ж а в ]. Из его докладов также следовало, что американская банковская система подразделялась на «христианские банки», подд ерж и ваю щ и е республиканскую партию, и «иудео-немецкие банки», связанные с демократической администрацией президента Вильсона. Даже в январе 1917 года, накануне вступления Соединенных Штатов в войну, Спринт-Раис сообщал о «тайных контактах между Белым домом, Германией и некоторыми иудео-немеикими финансистами». В конце 1918 года во время беседы с судьей Брандесом, безусловным сторонником Германии и ее союзников, он упрекал его в революционных происках международного иудаизма. Вскоре он был отозван со своего поста и умирал от горя, находясь во власти своих навязчивых идей.

В мае 1915 года торпедирование «Лузитании» стало событием, которое взволновало английские сердца намного сильнее, чем все остальны е, и привело к слиянию м ассовой ксеноф обии с изы сканны м а н ти се м и ти зм о м элиты. К о н се р в а ти в н ы е ж урн алы обвиняли в этом военном преступлении лично Альберта Баллина, и началась кампания за лишение сэра Эрнста Касселя его титулов и даже британского подданства.

Разве не были эти двое н ем ец ки х евреев дваж ды виновны в том, что вмешались б дела христиан, пытаясь предотвратить войну, но не сумев этого добиться? Статья в «ТНе "Птез» уверяла, что еврейские круги Гамбурга испытывали особенную радость в связи с гибелью п а ке тб о та. Е в р е й ск и е газеты Л о н д о н а с гор ечью упрекали «ТНе "Птез» в том, что «все евреи считались немецкими», а также в том, «что каждый день народ побуждали к отождествлению евреев с немцами». Кто бы ни был в том виноват, но именно таково было поведение толпы во всех больших английских городах, где громили и гр а б и л и т о р г о в ы е з а в е д е н и я, п р и н а д л е ж а щ и е иностранцам, не разбираясь в их происхождении.

Различные еженедельные журналы заходили еще дальше. Б «ТНе Ыем ХА/Лшезз» Г. К. Честертон вновь развивал те м у р и туа л ьн ы х уб и й ств, со в е р ш а е м ы х евреями;

в «ТНе С1апоп» некий г-н Томпсон просвещал своих читателей об источниках вдохновения прусского милитаризма;

«Пруссаки, подобно евреям, происходят из скудной, скалистой и бесплодной страны, поэтому они также захватили свое место под солнцем с помощью грабежей. У пруссаков, как и у евреев, есть собственный племенной бог, чьи военные принщшы основываются на внушаемом им ужасе», и т. п. Член парламента Лео Макс, который в 1912 году выступал на страницах «ТНе №йопа Кеувем» одним из основных обвинителей Руфуса Айзекса и Герберта Сэмуэля, в марте 1917 года выдвинул гораздо более серьезное, хотя и анонимное обвинение: некий «меж дународный еврей», узнав об отплытии лорда Китченера в Россию, сообщ ил об этом нем ец ко м у в е р х о в н о м у к о м а н д о в а н и ю, чтобы о р га н и з о в а л и торпедирование корабля, на котором плыл национальный герой. Этот «еврей» часто подвергался подобны м о б в и н е н и я м, о б ы ч н о в е д и н с т в е н н о м, а не во множественном числе, как «ничтожное расчетливое существо без государя и родины», так что хорошо видно, как в Великобритании война способствовала росту антисемитизма различными способами, пока Октябрьская революция не дала ему в руки самое эф ф ективное оружие.

П р е ж д е чем п е р е й т и к это й т е м е, о т м е т и м некоторы е ф акты, и л л ю стр и р ую щ и е со хр ан ен и е в 1914-1918 годах противоположной традиции, согласно которой, как писал в книге, озаглавленной «Евреи», католический памфлетист французского происхождения Илер Беллок, евреи рассматривались как «эпические герои, жертвенники религии»;

к этому Беллок добавлял, что подобное отношение особенно распространено среди некоторых провинциальных британцев, воспитанных на Ветхом Завете.

История декларации Бальфура проливает свет на н е к о т о р ы е и н т е р е с н ы е а с п е к т ы э т о го п о д х о д а.

«Валлийский колдун» Дэвид Ллойд Джордж, бывший в то время п р е м ь ер -м и н и стр о м, несмотря на весь свой политический цинизм уверял, что завоевание Палестины а н г л и ч а н а м и б ы л о для пего « е д и н с т в е н н о й по-настояшему волнующей вещью в этой войне». Он объяснял, что здесь речь шла о местах и названиях, которые были ему знакомы гораздо лучше, чем в случае западного фронта или даже его собственной страны: «В детстве меня гораздо лучше учили истории евреев, чем моего собственного народа». В самом деле Ллойд Джорджа воспитывал дядя, баптистский проповедник;

кр асо ч н ы е б и б л е й ски е образы ц елы м и каскадам и возникали под его пером, когда в 1938 году, объясняя свои действия в прошлом, он описывал завоевание «страны Ханаан», которая должна была стать «очагом и убежищем для преследуемых сыновей Израиля на земле, которую величие их национального гения прославило на все времена».

То, что у Ллойд Джорджа, вероятно, было лишь р и то р и ч е ско й э к за л ь т а ц и е й, я в л я л о сь п р е д м е то м глубокой убежденности для шотландского аристократа А ртура Д ж е й м са Бальф ура. По с в и д е т е л ь ств у его племянницы, ставш ей его первым биограф ом, «на п р о тя ж е н и и всей своей ж и зн и он не п е р е ста в а л интересоваться евреями и их историей;


источником этого интереса служило знание Ветхого Завета, с которым его познакомила мать, и шотландское образование (...)»

«Проблема евреев в современном мире казалась ему имеющей огромное значение. Он любил обсуждать ее, и с м о и х д е т с к и х л е т он в н у ш и л м н е и д е ю, что х ри сти ан ская религия и ци ви ли зац и я находятся в огромном, единственном в своем роде долгу перед иудаизмом, который был постыдно плохо оплачен. В году его интерес вызвал отказ евреев-сионистов принять земли в Восточной Африке, которые предложили им их л и д е р ы при п о с р е д н и ч е с т в е г-н а Ч е м б е р л е н а, государственного секретаря по делам колоний».

Б о л е е п о зд н и й б и о гр а ф с ф о р м у л и р о в а л это следующим образом: «Для Бальфура еврейский вопрос не был одной из политических проблем среди прочих, ни даже особо важной проблемой, это было чертой его характера».

Но другие знаменитые англичане звонили в ту эпоху в совсем иные колокола. Так, премьер-министр Герберт А с к в и т о т н о с и л с я в то вр ем я к с и о н и с т а м как к « р а с и с т а м » и и р о н и з и р о в а л по п о в о д у « п р и вл ека тел ьн о сти об щ и н ы », которую евреи собирались создать в Палестине. Лорд Роберт Сесил, которого Хаим Вейцман обратил в сионизм, писал, что энтузиазм этого еврея « заставлял за б ы вать о его отталкивающей и даже мерзкой внепшости». Можно также упомянуть о почти исторической оплошности, соверш ен н ой Д ж о зеф о м Ч е м бер лен о м, заявивш ем итальянскому еврею Сиднею Соннино, занимавшему пост министра иностранных дел, что он презирал только один народ, а именно евреев: «они все по природе трусы».

Ключевая фигура британской политики на Ближнем Востоке сэр Марк Сайке думал и говорил на эту тему еще хуже, ему нравились классические карикатуры, но все это до тех пор пока он не начал метать громы и молнии в защиту сионистского проекта. Отныне его ненависть сконцентрировалась на «семитских антисионистах», которых он подозревал в единодушном сотрудничестве с Г е р м а н и е й. Если, как это и н о гд а с л у ч а е т с я, его первоначальный антисемитизм и стал одной из движущих сил его сионистского энтузиазма, все же то место, к о т о р о е он о т н ы н е о т в о д и л е в р е я м, б ы л о исключительным, особенно для католика, каковым он являлся. Он зашел так далеко, что написал Вейцману;

«Ваше дело имеет непреходящий характер, бросающий вызов нашему времени. Когда все преходящие вопросы, занимающие наш мир, окажутся такими же мертвыми и забытыми, как надушенные и завитые цари Вавилона, которые увели в плен ваших предков, евреи по-прежнему останутся, а раз будут евреи, то сионизм долж ен существовать».

Нельзя не заметить, как стрелы, вы пущ енны е Илером Белло-ком в своих соотечественников, иногда попадали в цель.

Само собой разумеется, что декларация Бальфура, каков бы ни был ее сентиментальный фон, прежде всего была продиктована н ациональны м и интересами, в частности, надеждой привлечь на сторону союзников американских и русских евреев, История не оправдала этот расчет по той простой причине, что в день ее опубликования, 9 ноября 1917 года Соединенные Штаты уже вступили в войну, тогда как в Петрограде ленинский государственный переворот означал выход из войны Р о с с и и. ( З а д е р ж к а на н е с к о л ь к о н е д е л ь с обнародованием декларации Бальфура была вызвана яростны м со п р о ти вл е н и е м Э двина М онтегю, единственного еврея в кабинете Ллойд Джорджа.) Тем не менее Ллойд Джордж уверял, что отныне евреи стали саботировать поставки украинского зерна в Германию.

И нтересно такж е привести вы сказы вание высокопоставленного британского чиновника: «Какая жалость, что наша Декларация не была обнародована четырьмя месяцами раньше. В России все бы пошло по другому пути». Другой эксперт утверждал, что «если бы Декларация была опубликована раньше, это повлияло бы на ход революции в России».

Как бы ни относиться к подобным замечаниям, они весьма красноречиво говорят о том, какое могущество приписывалось в ту эпоху евреям;

если верить тому, что утверждал русский корреспондент «ТНе Типез» Роберт Вилътон, то с самого первого дня это было зловредное м огущ ество. На сл едую щ ий день после отречения Николая II этот ж урналист описывал настроения в в о й ска х так, как если бы ем у д и к то в а л и р усски е генералы-антисемиты. В самом деле моральный дух в войсках якобы был выше всяческих похвал, а один латышский батальон в Риге даже поклялся до смерти хранить верность русскому флагу;

единственным черным пятном в этой картине было поведение евреев:

«...н о в о с т и из Ю р ь е в а ( Т а р т у ) м е н е е удовлетворительны. Студенты-евреи организовали в университете собственную милицию и не признают авторитет местной милиции и Временного правительства.

В результате возникш ей по этой причине анархии произошло разруш ение собственности и пролилась кровь. Я думаю, что необходимо сделать заявление о неправильном поведении евреев. Они стали свободными граж данами России, но они не п роявляю т чувства о т в е т с т в е н н о с т и, с о о т в е т с т в у ю щ е г о их н о в о м у положению».

Итак, с весны 1917 года газета «ТНе "Птез» стала выступать в качестве посредника между черносотенцами и британской элитой. Два года спустя Роберт Вилътон превзош ел самого себя, сообщ ив, что больш евики установили в Москве памятник Иуде Искариоту. Газета «ТНе М огтп д Роз!», старейшина британской прессы, специализировалась со своей стороны на агитации против министров и высших чиновников еврейского происхождения в самой Великобритании, в то время как ее русский корреспондент Виктор Марсден выступал в духе Роберта Вильтона и даже превзошел его, описав, как он сам пострадал от еврейских агитаторов.

Разумеется, эти два почтенных консервативных органа были не единственными в Великобритании, кто придерж ивался подобны х взглядов. Вспомним, что « см утн ы й » 1917 год был та кж е годом зо н д а ж а и косвенных переговоров между воюющими сторонами, р а в н о как и а г и т а ц и и за м и р « б е з а н н е к с и й и контрибуций» или «без победителей и побежденных», причем эта агитация далеко не ограничивалась только Ро сси е й. П о х о ж е, что в этой о б л а ст и е в р е й с к и е капиталисты разделяли с еврейскими социалистами некоторые антивоенные принципы, даже если у них были и более прозаические мотивы. (Верны е старинной семейной традиции Ротшильды также тщетно пытались спасти мир в самый последний момент, в конце июля 1914 года.) В этих условиях вполне понятно, почему кампании сторонников войны до победного конца во многих случаях имели антисемитский характер, и газета «ТНе Е у е п т д 51апс1агс1» о п р а в д ы в а л а свое право предавать позору еврея Льва Бронштейна (Троцкого), в то же время избавляя от этого эпитета австралийского г е н е р а л а Д ж о н а М о н а ш а или а м е р и к а н с к о г о профсоюзного деятеля Сэмуэля Гом-перса по причине их заслуг.

Гораздо более коварными были советы, которые шедро раздавал своим соотечественникам-евреям Г. К.

Честертон:

«Я хотел бы добавить одно слово специально для евреев... Если они будут продолжать распространять свои глупы е п а ц и ф и стски е п р е д л о ж е н и я, возбуж дая общественное мнение против солдат, их жен и вдов, они в первый раз узнают, что означает слово антисемитизм.

Короче говоря, мы согласны терпеть их ошибки, но мы, разумеется, не потерпим, чтобы возобладала их точка зрения. Если они попытаются перевоспитывать Лондон, как они это уже сделати с Петроградом, то они вызовут такое, что приведет их в замешательство и запугает гораздо сильнее, чем обычная война».

В качестве заклю чения знам ениты й эссеист р е к о м е н д о в а л евр е ям не в м е ш и в а т ь с я б о л ь ш е в христианские дела:

«Пусть они говорят, "что они хотят сказать, от имени Израиля, и мы можем обратить внимание на то, что есть трагического или даже привлекательного в их исклю чительной ситуации. Но если они осмелятся сказать хоть одно слово от имени человечества, они потеряют своего последнего друга».

С о гл а с н о И л е р у Б а л л о к у, чьи взгляды часто засл уж и ваю т вним ания, откры ты й и прямой антисемитизм появился в Великобритании как следствие русской революции. Он писал в 1922 году: «Большевизм поставил еврейский вопрос с такой остротой и такой настойчивостью, что его больше не могли отрицать ни самые слепые фанатики, ни самые бесстыдные лгуны.

(...) Ведь б о л ь ш е в и стск о е д в и ж е н и е, или, скорее, большевистский взрыв, были еврейскими, (...) Возникла непосредственная угроза для национальных традиций и для христианской этики в вопросах о собственности».

Далее Бел-лок пишет, что до 1917 года деловые круги видели в евреях лишь финансистов и что антисемитизм казался им опасным для установленного порядка, но что на следующий день после «большевистского взрыва» эти круги, как и об щ е ств ен н о е мнение в целом, были напуганы е в р е я м и -р е в о л ю ц и о н е р а м и. « П р а в я щ и е меньшинства западного капитализма, которые до этого момента хранили молчание в связи с еврейским вопросом по причинам, которые я только что изложил, вновь обрели дар речи. Они смогли свободно высказать все, что у них было на сердце, и они начали говорить, называя вещи своими именами». Затем Беллок высказал предсказание о риске того, что «антисемитский вопрос»

вы зовет более остры е проблем ы, чем «еврейский вопрос».

Эта оценка была верной, но неполной. Дело в том, что на это м э т а п е о р г а н и з а ц и я а н т и с е м и т с к о й деятельности, выпавшая из рук как финансистов, так и ж у р н а л и с т о в, п о п а л а в руки с л у ж б р а з в е д к и и п с и х о л о г и ч е с к о й в о й н ы и т а к и м о б р а з о м ста л а государственным делом.


В самом деле успех коммунистической революции с о з д а л с и т у а ц и ю, ч р е в а т у ю у г р о з а м и. По всей о чевидности, долж н о было произойти неизбеж ное усиление немецких войск на западе и следовало ожидать сокрушительных ударов Людендорфа. Но с точки зрения руководителей Британской империи еще более серьезная угроза нависла над ее мировыми владениями, в первую очередь над Индией. 3 декабря 1917 года Ленин и Сталин о б р ати л и сь со своим призы вом к народам Востока, и особо - к народам Индии, призывая их подняться против евр оп ей ски х «бандитов и поработителей». Британские власти прибегли ко всем возможным средствам, чтобы помешать распространению этого взрывоопасного текста. Никто другой как Уинстон Черчилль допустил в эгой связи возможность заключения компромиссного мира с Германией и Турцией. Летом 1918 года в имперском генеральном штабе всерьез думали, что со временем главная часть Азии может стать н е м е ц к о й к о л о н и е й, если т о л ь к о не п р о и з о й д е т восстановления независимой «демократической России».

Наконец, и это главное, - существовала «угроза для национальных традиций и для христианской этики в вопросах о собственности», как это сформулировал Беллок, угроза, которую военный атташ е в России генерал Нокс описывал более просто в следую щ их выражениях: «Если раздать сегодня земли в России, то через два года нам придется раздавать их в Англии».

О тны не сверж ени е диктатуры пролетариата в Москве становится столь же неотложной задачей, как поражение Центральных государств, и неотрывной от этой последней. Лондон возглавил антибольшевистский крестовый поход. Естественно, британские военные и агенты пытались найти поддержку у своих прежних русских братьев по оружию и мобилизовать их на службу ради обшей цели;

понятно, что британцы при этом прониклись их взглядами и методами. Летом 1918 года британские войска, высадившиеся на севере России, разбрасы вали с самолета для местного населения антисемитские листовки;

в дальнейшем эта практика была запрещена. Но взгляд на коммунистический режим преподобного Б. С. Ломбарда, капеллана британского флота в России, был включен в официальный доклад, немедленно опубликованный по обе стороны Атлантики;

в этом с в и д е т е л ь с т в е с в я щ е н н и к а, б ы в ш е го непосредственным наблюдателем событий, говорилось как о «национализации женщин», провозглашенной новым режимом, так и о его иудео-германской сути:

«[Большевизм] - это продукт немецкой пропаганды, и он направляется международным еврейством. Немцы спровоцировали беспорядки, чтобы в России воцарился хаос (...) Т о р го в л я была п а р а л и з о в а н а, м агазины за к р ы ты, евреи стали х о зя е в а м и б о л ь ш и н ств а п р е д п р и я т и й, у ж а сн ы е сцены голода стали повседневными (...) Когда я уезжал в октябре [ года], национализация женщин рассматривалась как свершившийся факт».

Согласно сенсационной статье, опубликованной в «СЫсадо ТпЬипе» 19 июня 1920 года, к которой мы еще вернемся, секретные службы Антанты слета 1918 года предупреждали свои правительства о революционном движ ении, которое «не было больш евистским», но которое держало в руках все нити, чтобы обеспечить «расовое господство» евреев над миром: Троцкий якобы бы л г л а в н ы м в о ж д е м э т о го з а г о в о р а. С о г л а с н о р а с п р о с т р а н е н н ы м сл ухам, « П р о т о к о л ы с и о н с к и х мудрецов» якобы были переведены и опубликованы в Великобритании в начале 1920 года благодаря заботам « р а зв е д ы в а те л ь н о го уп р а в л е н и я » военного министерства. Фактом является то, что они имели честь быть опубликованными «официальными типографами Его Величества» издательством «Еуге 5роШзмоос1е».

Вспомним, что этот текст был состряпан на кухне русской политической полиции, а его первое издание вышло в обложке императорской гвардии. 1п1е1Пдепсе Вегасе таким образом сменила царскую охранку, видимо, также воспользовавшись августейшим поручительством. Без сомнения, мы никогда не узнаем полной правды обо всех этих д е й стви я х по д е зи н ф о р м ац и и о б щ ествен н о го мнения: ее авторы хорошо умели прятать свои секреты.

Капитуляция Германии вначале не вызвала больших изменений в ситуации, но даже сделала еще более актуальной угрозу свержения установленного порядка во всей Европе, поскольку революционные демонстрации и б у н ты в с к о р е н а ч а л и п р о и с х о д и т ь не т о л ь к о у побежденных, но и в Швейцарии, во Франции и даже в Великобритании, особенно в Белфасте и Глазго, в то время как в Кале произошло до сих пор неслыханное событие - мятеж английских солдат. В этих условиях столкнулись две политические линии: «жесткая линия», п редставленная военным м инистром Уинстоном Черчиллем и владельцем «ТНе 0з\\у МаН» и «ТНе "Пплез»

лордом Нор-тклиффом и поддерживаемая Францией, столкнулась с прим ирительны м и тенденциям и президента Вильсона и Ллойд Джорджа. В начале года на Парижской конференции оба государственных деятеля рассм атривали вопрос о признании б о л ь ш е в и с т ск о го реж им а после п р е д в а р и те л ь н о й конференции, на которую следовало пригласить как белых, так и красных. «ТНе "Пплез» выражала свое возмущение, утверждая, что эта идея принадлежит «крупным еврейским финансистам Нью-Йорка, которые уже давно проявляли интерес к Троцкому», и что она сделает «слово Британия зловонным для носов всех русских патриотов». Генерал Нокс из Сибири телеграфом выразил весь свой ужас при мысли о «запачканных кровью и во згл авл я е м ы х евреям и б о л ь ш е в и ках (Ыоос1-51:атес1, Эеуу- 1ес1 Во1зМеу|кз) на р а в н ы х с муж ественны м и лю дьми, которые здесь защ и щ аю т цивилизацию». Главный редактор «ТНе "Птез» Викхэм С т и д в с в о и х мемуарах приписывает себе честь срыва этого еврей ского проекта. М ож но добави ть, что у Викхэма Стида и лорда Нортклиффа были различные причины не допускать признания большевиков: похоже, что Стид действительно верил в то, что он писал и говорил о связях между коммунизмом, иудаизмом и германизмом, в то время как «Наполеон Флиг-стрит»

преследовал Ллойд Джорджа с ненавистью маньяка.

Другие противники Ллойд Джорджа той эпохи упрекали «валлийского колдуна» в том, что он связался с евреями, что он принимал президента М ильерана в летней резиденции Сэссунов, что он прислушивался к советам Альфреда Монда (будущего лорда Мелчетта).

В целом, эти противоречия соответствовали на английской внутренней сцене разделению на «правых» и «левых», и еврейская пресса и общественное мнение естественно склонялись ко второму лагерю. Между прочим, последовавш ая полемика показы вает, что английские антисемиты продолж али соблю дать некоторые границы, Выступая против «ТНе.ЗемзН могИ»

за ее снисходительное отношение к коммунизму, «ТНе Могптд Роз!» требовала от британских евреев, чтобы они публично отреклись от него, и многие известные деятели, в частности генерал Монаш и Лайонел де Ротшильд так и сделали, безоговорочно осудив как ко м м ун и зм, так и сионизм. Н астоящ ая борьба развернулась в конце 1919 года. В Палате общ ин военный министр Уинстон Черчилль со всем своим обычным красноречием стал доказывать необходимость антибольшевистского крестового похода:

«Ленин был направлен в Россию немцами таким же образом, каким вы можете бросить флакон, содержащий возбудителей тифа или холеры в резервуары с водой в большом городе, и эффект оказался потрясающе точным.

Сразу по прибытии Ленин начал указывать пальцем туда и сюда мрачным личностям, скрывающимся в Нью-Йорке, Глазго, Берне и других местах, и собрат руководящие умы потрясающей секты, самой потрясающей секты в мире, главным ж рецом и вождем которой он был.

О кр уж е н н ы й этими ум ам и, он стач с дьяво л ьско й ловкостью разбивать на куски все учреж дения, на которых держалось русское государство и русская нация.

Россия рухнула в пыль...»

Но что же это была за секта, и кто были эти умы?

Два месяца спустя Черчилль решил уточнить это во время своего вы ступления, коша он обруш ился на английских пораженцев, пацифистов и социалистов: «...

Они хотят уничтож ить все религиозные верования, которые утешают и вдохновляют души людей. Они верят в международный совет русских и польских евреев. Мы продолжаем верить в Британскую империю...» Можно допустить, что его друзья-евреи или иудео-аристократы настаивали на том, чтобы он прояснил свою мысль;

во всяком случае 8 февраля 1920 года он опубликовал большую статью, в которой разделил евреев на три категории: тех, кто ведут себя как лояльные граждане св о и х стран и тех, кто х о ч е т в о с с т а н о в и т ь свою собственную родину, «храм еврейской славы», с одной с т о р о н ы ;

м е ж д у н а р о д н ы е е в р е и, или «евреи-террористы», с другой.

То, как Черчилль описывал эту третью категорию, граничило с бредом, и самые исступленные антисемиты могли здесь что-то для себя почерпнуть. Так, евреи, о т н о с я щ и е с я по Ч е р ч и л л ю к тр е т ь е й к а те го р и и, обвинялись в том, что начиная с XVIII века готовили всемирный заговор. В поддержку этого обвинения он ц и т и р о в а л с о ч и н е н и е н е ко е й Н есты В е б с т е р об оккультных источниках Французской революции. Он уверял также, что в России «еврейские интересы и центры иудаизма оказались вне границ универсальной в р а ж д е б н о ст и б о л ь ш е в и к о в ». О с т а в и в в сто р о н е бесцветны х ассим илированны х и лояльны х евреев, которые могли, по его мнению, оказать большевикам лишь «сопротивление отрицания», в заключение он противопоставил доктора Вейимана и его сторонников Л ьв у Т р о ц к о м у, «чьи проекты к о м м ун и сти ч е ско го го суд ар ств а под е вр е й ски м го сп о д ство м бы ли скомпрометированы и поставлены под угрозу новым [сионистским ] идеалом ». Таким о бр азом, проекты Т р о ц к о го р а с с м а т р и в а л и с ь как ч и сто е в р е й с к и е ;

очевидно, что военный министр использовал трактовку, разработка и пропаганда которой приписывалась его собственным службам.

Статья была о загл авл ен а «Сионизм против большевизма, борьба за душу еврейского народа». Во в с т у п л е н и и Ч е р ч и л л ь г о в о р и т об этом н а р о д е с благоговением, почти в духе Дизраэли:

«Одни любят евреев, другие их не любят, но ни один человек, нацеленный способностью мыслить, не м о ж е т о т р и ц а т ь, что он и б е з в с я к и х о г о в о р о к представляют собой самый замечательный народ из всех, и зв е стн ы х до н аш его врем ени (...) Нигде б о л ь ш е двойственность человеческой природы не проявляется с большей силой и более ужасным образом. Мы обязаны евреям христианским откровением и системой морали, которая, даже будучи полностью отделенной от чуда, остается самым драгоценным сокровищем человечества, которое само по себе стоит дороже, чем все знания и все учения. И вот в наши дни этот удивительный народ создал иную систему морали и философии, которая настолько же глубоко пропитана ненавистью, насколько христианство - любовью».

Только люди, на несколько голов превосходящие обычных смертных, могут позволить себе говорить таким образом об «избранном народе, господствую щ ем и уверенном в себе» (интересно представить в этой связи обмен мнениями на эту тему между Черчиллем и де Голлем в 1940-1945 годах).

«ТНе Иплез» не утруж дала себя соблю дением приличий в обсуждении «еврейского вопроса», и когда Ллойд Джордж объявил о своем решении вступить в переговоры с большевиками, в ответ была развернута полномасштабная кампания. Для начала под заголовком «Ужасы б ольш евизм а» было оп убли кован о письмо офицера, состоящего при штабе Деникина, адресованное его ж е н е. О ф и ц е р, п о д п и с а в ш и й с я « И кс», д о л го рассуждал о руководящей роли еврейских комиссаров.

Читатели-евреи выступили с критикой заявлений «Икс'а», а их в св о ю о ч е р е д ь с т а л и к р и т и к о в а т ь ч и та те л и -х р и сти а н е. В д а л ь н е й ш е м газета смогла открыть на странице писем читателей ежедневную рубрику «Евреи и большевизм», а затем использовать ее для выражения собственного мнения самым резким образом. 27 ноября газета о п убли ковала крупным шрифтом на почетной странице, предназначенной для передовых, свой символ веры, подписанный «Уегах» и гласивший следующее:

«..,в первую очередь евреи это особый народ, чья религия приспособлена к их расовому темпераменту.

Т ем перам ент и религия действовали и взаимодействовали на протяжении тысяч лет, до тех пор пока они не породили такой тип, который с первого взгляда можно отличить от любых других расовых типов.

Наиболее характерной чертой еврейского духа является его неспособность к прощению, или, иными словами, его верность закону Моисея в той части, где он о тл и ч а е тся от за ко н а Х р и ста. По п р ав д е говоря, стремление отомстить России должно было особенно привлекать евреев, и они должны были чувствовать, что никакая цена не была слишком высокой, чтобы получить это удовлетворение...»

Таким образом, «ТНе "Пплез» проявляла самый злобный и откровенный расизм, чтобы дискредитировать Ллойд Д ж ордж а и запугать его евр ей ски х друзей.

Верховный раввин доктор Герц пытался протестовать и з а щ и т и т ь д р е в н и й З а к о н от к л е в е т ы ;

« Н а п а д к и «Верак-са» отличаются такой же нетерпимостью, как и все те, о которых я читал в континентальной прессе.

Если бы я попытался объяснить «Вераксу», как от начала до конца еврейское учение провозглашает уважение и доброжелательность по отношению ко всем, даже к нашим врагам (...) какой был бы в этом толк? В лучшем случае «Ве-ракс» нашел бы другие предлоги в поддержку со б с тв е н н ы х п р е д р а ссу д к о в. Итак, я вы н уж ден обратиться к вам, как к главному редактору самой влиятельной газеты мира...» (29 февраля 1920 года). Как и следовало ожидать, это письмо не было удостоено публикации на странице для передовиц, а вместе с ним было оп убл и кован о ещ е одно, подписанное « п р о -Д е н и ки н », в котором снова п ер е ж е вы ва л и сь основные аргументы «Веракса». Через день «ТНе Эе^взМ У\/ог\6» комментировал: «Письмо «Веракса» отмечает начало новой нехорошей эры... Больше нельзя будет говорить, что антисемитизм отсутствует в этой стране, любившей свою Библию больше всего...»

8 мая «ТНе "Пплез» предприняла заключительный м а н е в р, п р е д п о л о ж и в в с т а т ь е под з а г о л о в к о м «Еврейская опасность», что британский премьер-министр начал переговоры с группой заговорщиков, которые стрем ятся создать всем ирную им перию Давида. В качестве доказательства использовались «Протоколы сионских м удрецов», которы е были опубликованы несколько месяцев тому назад, не произведя до этого момента особого впечатления на мировое общественное мнение. Таким образом, на долю этого эталона мировой прессы выпала задача обеспечить этому тексту мировое признание. Вот как «ТНе "Птез» взялась за это дело:

«...очевидно, что книга была опубликована в году. Некоторые пассажи выглядят как пророчества, ко то р ы е п о л н о стью о п р а в д а л и сь, если то л ь ко не приписывать предвидение «сионских мудрецов» тому факту, что они и были тайными организаторами этих собы ти й. Когда чи таеш ь, что «для н аш их планов н е о б х о д и м о, чтобы войны не п о в л е кл и за собой те р р и то р и а л ь н ы х изменений», как не вспомнить о л озун ге «м ира без ан н е к си й », вы д ви н уто м всеми радикальными партиями в мире, а особенно в России. В то ж е в р е м я : « м ы с п р о в о ц и р у е м в с е м и р н ы й экономический кризис всеми возможными средствами, с помощью золота, которое целиком находится в наших руках» (..-)»

Невозможно также не узнать Советскую Россию в том, что за этим следует:

«В у п р а в л е н и и м и р о м л у ч ш и е р е з у л ь т а т ы достигаются жестокостью и запугиванием», «В политике мы дол ж н ы идти на ко н ф и скац и ю им ущ ества без м а л е й ш и х к о л е б а н и й » (...) Что ж е о з н а ч а ю т эти «Протоколы»? Подлинны ли они? Действительно ли банда преступников разрабатывала подобные планы, и радуются ли они в настоящее время тому, что эти планы выполнены? Идет ли речь о фальшивке? Но как тогда объяснить ужасный пророческий дар, предсказавший все это? Не боролись ли мы все прошедшие годы против мирового господства Германии, чтобы теперь столкнуться с гораздо более опасным противником? Не избежали ли мы иеной огромных усилий «Рах С е г т а т с а », чтобы п о д ч и н и т ь с я « Р а х Эис1а1са»? (...) П р и к а к и х о б с т о я т е л ь с т в а х в о зн и к л и « П р о т о к о л ы » и какие неотложные внутриеврейские нужды они должны были удовлетворить? Должны ли мы закрыть это дело без расследования?»

Антисемитские агитаторы догитлеровской эпохи, для которых эта статья обозначила начало первого года их летосчисления, оказались правы - Урбен Готье писал в «1_а увеШе Ргапсе»: «Когда в 1920 году «ТНе П т е з »

осуществила ггубликаиию «Протоколов» в мировом масштабе и осудила их...» В этом плане кампания, н е м е д л е н н о р а з в я за н н а я в С о е д и н е н н ы х Ш та та х автомобильным королем Генри Фордом, соответствовала триумфальному успеху немецкого издания «Протоколов», вначале оставш егося незамеченным. Но в том, что касается Ллойд Джорджа, главный маневр «ТНе "Пплез», за к о т о р о й п о с л е д о в а л залп п е р е д о в ы х с т а т е й, направленных персонально против него, имели успеха не больше, чем предыдущие: 31 мая Красин был принят британским премьером Ллойд Джорджем. («Г-н Ллойд Д ж о р д ж в с т р е т и л с я с ним и о с т а л с я ж и в », иронизировала на следующий день «ТНе МапсМез1:ег СиагсЛап»). На этом, как если бы у нее кончились боеприпасы, «ТЛе П т е з » прекратила разговоры о еврейском заговоре. На смену немедленно пришла газета «ТЛе М о гтп д Роз!», редакторы которой извлекли из з а п а с о в б е л о й а р м и и д р у г и е д о к у м е н т ы об антихристианском заговоре («Цундер», «Раппопорт» и т.

д.). В результате летом 1920 года были опубликованы восемнадцать статей, которые затем были переизданы в в и д е к н и ги п о д з а г л а в и е м « П р и ч и н ы м и р о в ы х беспорядков». В ту эпоху, видимо, было достаточно почтенных англичан, которые подобно джентльмену, давш ему в Париже интервью редактору «1_'Оеиуге», приписывали все несчастья, и особенно увеличение налога на недвижимость, «сионским мудрецам».

Чтобы лучше оценить непосредственные результаты публикации в «ТНе "Пплез», обратим внимание на весьма серьезный еженедельник «ТНе 5рес1а1ог». Этот орган посвятил «Протоколам» значительную часть своего номера от 15 мая и пришел к следующим выводам:

Во-первых, автором текста без сомнения должен был быть еврей, но речь здесь идет лишь о «мечтах безумного заго во р щ и ка, который разработал план кампании по уничтожению христианства (...) То, что таки е планы могли та й н о в ы н а ш и в а ть с я др уги м и полусумасшедшими еврейскими мудрецами, отнюдь не является невозможным». Безудержные политические спекуляции были среди них самой обычной вещью: «В этом у евреев проявляются их восточные черты». Но сам о б е зу м и е п роекта н е и зв е с т н о го еврея могло привести к его осуществлению;

поэтому его британские единоверцы в целях умиротворения ситуации были приглашены участвовать в расследовании, которого требовала «ТНе Л т е з », и даже сами настаивали на нем, «чтобы показать, что они не собирались подавлять хр и сти ан ство и уста н а в л и в а ть м ировое евр ей ское господство».



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.