авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 |

«%* Лев Поляков История антисемитизма.Эпох а знаний Первая часть ВЕК ПРОСВЕЩЕНИЯ Со в р е м е н с р е д н ...»

-- [ Страница 14 ] --

Резкое и почти полное и счезн о в е н и е в 1931 году просветительской проеврейской литературы совпало с полным наступлением сталинской эры: в том же году диктатор на десять лет обозначил паузу, провозгласив, что антисемитизм - это пережиток каннибализма. Затем на фоне трагедий и хладнокровных убийств тридцатых годов большие чистки имели свою, не вполне ясную долю антисемитизма, предш ествую щ его расистской паранойе или, по свидетельству его дочери, "ни с чем не сопоставимому отвращению" стареющего Сталина, в то время как запуганные и порабощенные народные массы молчали как прежде.

Летом 1941 года германское нашествие позволило им, наконец, в полный голос назвать козла отпущения:

оставшиеся в живых согласны с тем, что с первыми отступлениями и эвакуациями языки развязались, и а н т и с е м и т и з м н ач а л п р о я в л я т ь с я о т к р о в е н н о и б е сп р е п я т с т в е н н о. Мы не станем зд е сь пы таться о б ъ ясн и ть скры ты е м еханизм ы осв о бо ж д ен и я или ком пенсац ии;

вы слуш аем лучш е свидетеля, эмансипированного на сто процентов, - сына полковника Красной Армии:

"Мой отец был направлен в военную академию в Москву. Как раз когда он закончил учебу, началась война, и он уехал на фронт, в то время как наша семья отправилась в эвакуацию. Начался новый этап нашей жизни.

Именно во время войны на Урале я впервые от м а л ь ч и ш е к на у л и ц е у сл ы ш а л сл о в о "ж ид". Мои товарищи по играм спросили меня: "Ты жид?" Я сразу же ответил отрицательно, потому что, во-первых, я не знал, что это значило, а во-вторых, сам тон вопроса означал, что речь шла о чем-то плохом...

Я в с п о м и н а ю, как в Т а ш к е н т е, ко то р ы й для антисемитов стал означать место, где "евреи окопались в тылу во время войны", у нас был сосед - офицер НКВД, у которого прятался его брат-дезертир. Боясь выходить на ул и ц у, он пр оводил время с нам и, д етьм и, рисуя карандашом порнографические картинки и рассказывая неп р и л и чн ы е истории. С п окой н о, уверен н о и с удовольствием он объяснял нам. почему евреи плохие:

они ленивые и трусливые, они не хотят ни работать, ни воевать, они устраиваются на выгодные места и воруют все, что можно. Я просто не мог ему сказать, что моя мать работает с утра до вечера, что мой отец на фронте с первого дня войны, и что мы живем в большой нужде, тогда как он б е зд е л ь н и ч а е т в глубоком ты л у, не испытывая никаких лишений благодаря специальным п а й к а м Н К В Д. Но в о д и н п р е к р а с н ы й д е н ь его беззаботное существование внезапно изменилось, когда мой отец, раненный на передовой, приехал к нам, чтобы пройти курс лечения в ташкентском госпитале. Какая метаморфоза! - бедный дезертир не покидал больше своей комнаты, он как мышь проскальзывал в общую туалетную комнату, а когда встречался с нами, то лебезил и пресмыкался. Но потом он сумел отомстить.

К о гд а м ой о т е ц в е р н у л с я на ф р о н т, он у к р а л американские консервы, которые отец нам оставил, а когда моя бабушка обвинила его в этом, он показал ей топор: "Заткнись, жидовская морда, а то я тебя убью!" Вот так м еж д у этим д е зе р ти р о м и С тал и н ы м Советский Союз продвигался по пути, ведущему к охоте на еврейских ведьм в рамках мистико-полицейского восприятия мира, возведенного в энную степень.

Германия Эрих Мария Ремарк, знаменитый автор романа "На З а п а д н о м ф р о н т е без п е р е м е н ", в о п л о т и л свои пациф истские взгляды в сценах конф ликта меж ду капитаном Геелем и санитаром М аксом Вай-лем в "Возвращении". Геель был героическим воином, солдаты любили его;

в 1919 году он поступает на службу новой власти, чтобы поддерж ивать порядок;

в конце этой истории во время демонстрации он убивает, по сути дела не ж е л а я это го и д а ж е не п о д о з р е в а я об это м, револю ционера-еврея, которого он всегда презирал.

Вначале, когда в ноябре 1918 года немецкая армия в с т а е т на п у т ь " в о з в р а щ е н и я ", Г е е л ь и В а й л ь оказываются лицом к лицу:

"Геель обошел наш отряд и пожал руку каждому из нас. Когда он подошел к Вайлю, то сказал ему: "Вот и наступает ваше время, Вайль..."

- Оно будет не таким кровавым, - спокойно ответил Макс.

- И не таким героическим, - возразил Геель - Это совсем не самое высшее, что бывает в жизни, - сказал Вайль.

- Но самое лучшее, что в ней есть, - ответил Геель.

- И л и есть что-то еще?

Вайль помолчат одну минуту. Потом он сказал: "Это дурно звучит сегодня. Господин капитан, есть доброта и любовь. В них тоже есть героизм".

- Нет, - немедленно ответил Геель, как если бы он давно об этом думал. - В этом только мученичество (...) Он говорил со страстью, как будто хотел убедить самого себя. За несколько дней он стал желчным и постарел на несколько лет. Но и Вайль изменился очень быстро. Он всегда держался в стороне, и никто не знал, что у него на уме. Теперь он внезапно выдвинулся на п е р в ы й п л ан и ста л п р о я в л я т ь все б о л ь ш е решительности. Никто бы не подумал, что он может рассуждать таким образом. Чем больше нервничал Геель, тем спокойней становился Макс, Тихим и строгим голосом он сказал: "Нищета миллионов людей - это слишком высокая плата за героизм немногих".

Разумеется, это - лубочные картинки, но довольно точно отражающие многие аспекты немецких реалий последних недель 1918 года. Прежде всего я имею в виду описания эф ем ер н ы х со л д атски х ком итетов, естественных мест для людей, подобных Максу Вай-лю, и з -з а их а н т и м и л и т а р и с т с к и х у б е ж д е н и й и ли издевательств таких, как Геель;

затем - описание тех кругов, на долю которых выпала ответственность за принятие крупных политических решений после бегства Вильгельма II, когда начались восстания моряков, Б армии усиливалось разложение, а бессильные органы государства и верховного командования стремились лишь к передаче власти тем, кто хотел ее, взяв на себя сохранение общественного порядка.

Как удачно сформулировал современный историк Гельмут Гей-бер, "партиям недоставало стремления к власти". Социал-дем ократия такж е была пропитана прусской м ен тал ьн остью вер н о п о д д ан ств а (11п(ег1х1пептеп1х1П(а(:). В это время время оппозиционно настроенные евреи, относящиеся к буржуазии, такие как Пауль Кассирер, Гуго Гаазе, Лео Кестенберг, Отто Л андсберг и многие другие с уже давно забы тыми и м ен а м и, б р о си л и сь в о б р а зо в а в ш и й ся пролом и выступили в качестве спасителей немецкого имущества, вызывая лютую злобу у господствующих слоев, которые, освободившись от своих страхов, смогли в начале года вновь взять в свои руки бразды правления в политической и экономической областях, восстановить свои университетские цитадели, объясняя по мере необходимости свое временное исчезновение со сцены тезисом о еврейском заговоре.

В этой связи другой немецкий историк Вернер Киниц убедительно показывает контраст между этими неделями хаоса, когда по его осторожному выражению "число е в р е е в -п о л и ти к о в, п о я в и в ш и хся в вы сш и х государственны х сф ерах, казалось чрезм ерны м ", и ч е т ы р н а д ц а т ь ю го д а м и с о б с т в е н н о В е й м а р с к о й республики, когда они почти все исчезли с поверхности, по кр а й н е й м ере в п у б л и ч н о й п а р л а м е н т с к о й и п р а в и т е л ь с т в е н н о й д е я т е л ь н о с т и. С реди т р е х с о т в о с ь м и д е с я т и се м и ч е л о в е к, п о с л е д о в а т е л ь н о занимавших министерские посты в республике, в которой между 1919 и 1933 годами сменилось девятнадцать п р а в и те л ь с тв, бы ло за все это врем я л и ш ь пять м инистров евр ей ского п р оисхож дения! А тм осф ера периода поражения в войне хорошо передана в дневнике графа Гарри Кессле-ра, "красного аристократа", крупного з е м л е в л а д е л ь ц а, для к о то р о го не с у щ е с т в о в а л и проблемы расового или классового происхождения. 20 и 21 ноября 1918 года он отмечал:

"Есть ощущение, что дело не в людях, а в системе, не знавшей иных средств, кроме прямого насилия, и рухнувш ей в тот момент, когда она лиш илась этих средств (...) Коротко говоря, война была колоссальной спекуляцией, крах которой повлек все остальное;

это самая большая катастрофа всех времен".

Агентами по распродаже имущества, оставшегося в результате крушения империи, стали евреи. Мы уже говорили, что генералы и промышленники хотели, чтобы с предлож ени ем о капитуляции вы ступил Баллин, который предпочел покончить жизнь самоубийством. Как сообщает граф Кесслер, в Берлине в эти смутные дни надеялись, что удастся вновь завязать прежние связи м еж ду ф р ан ц узски м и и нем ец ким и со ц и ал и стам и :

сначала думали о кандидатуре Гуго Гаазе, убитого в октябре 1919 года, затем остановились на эльзасце Рене Шикеле и на Пауле Кассирере, которые и отправились в Ш вейц арию... (К ак и зв е стн о, К а сси р е р со в е р ш и л самоубийство в 1926 году.) Не и м е л о сь ли зд е сь в в и д у, что все евр еи "выступаю т заодно", и не следует ли видеть в этом п р о я в л е н и е ф р а н к о - а н г л и й с к о г о в ы м ы с л а об и у д е о -п а н г е р м а н с к о м р е в а н ш и с т с к о м з а г о в о р е ?

Немецкие евреи различной ориентации действительно имели некоторые претензии, которые хотя и были вполне достойными, тем не менее могли послужить предлогом для подобных обвинений - об этом социалист Эдуард Бернштейн писал в 1914 году, а сионист Наум Гольдман повторил в феврале 1919 года;

речь идет о претензиях евреев на роль лучших посредников доброй воли между народами.

Добавим к этому некоторые действия провокационного характера - в жанре художника-дадаиста Герцфельде, "топтавшего в грязи все, что б ы л о д о р о г о н е м е ц к и м с е р д ц а м ", или памфлетиста Курта Тухольского, бывшего фронтовика, сатира которого была направлена против ветеранов войны, и особенно вторую волну, а именно евреев, в о з г л а в и в ш и х р е в о л ю ц и ю в Б а в а р и и, т а к и х как Аксельрод, Эйснер, Ландауэр, Левине, Мюзам, Толлер.

Это были точные копии Макса Вайля;

всех их убили как револю ционеров и оклеветали как евреев. Клевета расползлась в общеевропейском масштабе;

например, вот как описывали ключевую фигуру - мюнхенского фельетониста Курта Эйснера в "1_е Тетрз";

"Маленький, хруп ки й ста р и к, Ш е й л о к в п отер том рединготе...

галицийский еврей... с головой, покрытой засаленной ермолкой". Войска Носке и Тренера подавили революцию 1 мая 1919 года, и Мюнхен естественно превратился в столицу реакции, где могли свободно развернуться сначала Лю-дендорф, а затем Гитлер.

М о ж н о т а к ж е в с п о м н и т ь об и с т о р и ч е с к о м столкновении между депутатом-социалистом Оскаром Коном и маршалом Паулем фон Гинденбургом 18 ноября 1919 года, когда маршал буквально извлек на свет легенду об ударе ножом в спину (непобедимой армии) [ОоТсН51о551едепс1е];

эту легенду с больш им шумом со е д и н и л и с м иф ом о "ев р ей ско й р е сп уб л и ке" рийепгериЬНк].

Отметим, что в противоположность подпольному советскому антисемитизму, выражавшему глухой протест м асс, в Г е р м а н и и он о тн ы н е в н у ш а л ся с в е р х у и включался в систему ценностей, гарантами которой выступали армия и университеты. Но в этих условиях картина, изображающая евреев, свергающих монархии, издевающихся над святыней армии, усевшихся в кресло Бисмарка, что было сделано Гуго Гаазе, естественным образом отходит на второй план. Основным оказывается решение пангерманистов и генералов возложить на Израиль ответственность за все беды Германии. Мы видели как эта тенденция созревала и стала воплощаться в жизнь с лета 1918 года. Их методы проведения этих кампаний можно квалифицировать как шедевр немецкой организованности.

П реж де всего бесп р ец ед ен тн ы м ф еном еном в анналах антиеврейской агитации стала патриотическая координация деятельности в этой области всех партии, объединений и группировок. Созванный в феврале года в Б а м б е р ге "А н т и р е в о л ю ц и о н н ы й к о н в е н т " завершился основанием "Оеи15сНуо1к15сНег5сНи1:2-ипс Тги1:2ЬипсГ("Союз немецкого народа для обороны и наступления". (Прим. ред.)) (как это перевести?... может быть, просто "Лига" ) для ведения борьбы на главном фронте. В течение последую щ их месяцев эта Лига послужила ядром для "Общества союзов расовых немцев" ("СететзсМаГ! с1еи1;

зс1пуо1к13сГ|ег Випйе"), которые отныне стали вести согласованную деятельность, чтобы открыть глаза народным массам. Можно привести некоторые цифры: в 1920 году "Общ ество" насчитывало около трехсот тысяч активных членов, оно распространило 7, м илли он а б р о ш ю р, 4,7 м иллиона п р о сп е ктов, 7, миллиона карикатур и иллюстраций. Благодаря этому обществу, а также независимой спонтанной деятельности энтузиастов огромное количество литературы было посвящено ознакомлению немцев с еврейскими тайнами.

И н тер есн о о тм ети ть, что первая п уб л и ка ц и я, вышедшая в марте 1919 года и рассматриваемая как "п р о гра м м н о е со чи н ен и е" - "Книга дол гов Иуды ", заставляла звучать садомазохистские струны благодаря описаниям приемов и уловок, с помощ ью кото рых евреям уд а е тся с о б л а з н я ть или ги п н о т и з и р о в а т ь арийских женщин. Эта тема "греха перед кровью" была подхвачена и развита в том же году самим патриархом Ф ричем лично под заго л о вком "Тайна е вр е й ского успеха". Он подписал свой тр актат псевдони мом;

приводимая ниже цитата, вероятно, поможет понять причину:

"М о л о д а я д е в у ш к а из х о р о ш е й с е м ь и, едва вышедшая из периода отрочества, выходит на улицу;

некий еврей пристально смотрит на нее и что-то шепчет ей на у х о ;

о н а о с т а н а в л и в а е т с я, з а м и р а е т в нерешительности и не может оторвать свой взгляд от еврея. Немного позже она идет за ним в его лавку...

Возникает вопрос: идет ли речь о тайном талмудическом и скусств е? (...) Кто м ож ет р азга д ать эту за га д ку?

Заключается ли она во взгляде (возможно, итальянцы н а з ы в а ю т это з е й а Ш г а ), или н е о б ы к н о в е н н ы й талмудический разум и опыт вызывают тайный отклик, какие-то тайные притягательные силы? Или необходимо учитывать энергию евреев..."

Б е з у с л о в н о, эта п р о п а г а н д а б ы л а о ч е н ь эффективной. (Добавим, что этот вид психологического насилия для просты х лю дей, который был отрадой Юлиуса Штрейхера и Адольфа Гитлера, нашел своих сторонников и в Советском Союзе под покровительством военных кругов.) (В 1970 году "Воениздат" опубликовал в М оскве б ольш ой роман Ивана П е в ц о в а "Л ю б о в ь и ненависть", посвященный главным образом описанию приемов, с помощью которых евреи соблазняют русских женщин. В общем контексте советской литературной продукции этот роман следует квалифицировать как в высшей степени порнограф ический.) В 1919 году в Германии возникает и совершенно иная тема - тема еврейского каннибализма: в "образовательной" брошюре описывались сосиски, изготовленные из детского мяса, при этом ставка д е л а л а сь на тя ж ел о е п олож ен и е н а р о д н ы х м а с с, п р е ж д е в с е г о на н е х в а т к у продовольствия. В самом деле, в дальнейшем пропаганда Треть его рейха воздерживалась от использования этой темы.

Разруха той эпохи получила также отражение и в пропаганде на высшем уровне, предназначенной для образованных кругов: парижские философы абсурда после второй мировой войны были знакомы с немецкими интеллектуалами "потерянного поколения" периода после первой мировой войны. Обратимся к сочинению Ганса Блюера, властителя умов молодежных движений, написавшего в 1912 году трактат об этих движениях "как об эротическом феномене". В данном случае имеется в виду его книга 1922 года с длинным названием "Зесеззю ^ис1а 1са. Ф и л о с о ф с к и е о с н о в а н и я и с т о р и ч е с к о г о полож ения иудаизма и антисем итского движ ения", выдержанная в духе ученых университетских традиций.

Вот что можно было прочитать в этом сочинении:

"Бесполезно и дальше "опровергать" "выдумку об ударе ножом в спину". Можно все опровергнуть и все оправдать. Но у каждого немца в крови содержится зн а н и е, п о л у ч е н н о е о п ы тн ы м путем : п русский патриотизм и героизм неразрывно связаны, точно так же, как иудаизм и пораженчество. Каждый немец знает, что дух, которы й после наш его пораж ения заставл яет презирать самих себя, - это еврейский дух... Здесь никакие аргументы "за" и "против" ничего не могут изменить, даже если сто тысяч евреев отдали жизнь за родину. Немцы скоро поймут, что еврейский вопрос составляет ядро всех политических проблем..."

Таков ответ на притчу из "Возвращения" Ремарка, Инверсия приобретает особую остроту, когда читаешь у Блю ера, что в крайнем случае еврей мож ет стать хорошим немцем, но никогда - просто немцем, и при этом думаеш ь о широко известной ф ормуле второй мировой войны о том, что "хорошие немцы" бывают то л ь к о м ертвы м и... Д о б а в и м к это м у, что Б лю ер испытывал большое уважение к сионизму и философам Мартину Буберу и Густаву Лашауэру, и что "Бесеззю ]ида\са" ("Отделение евреев") в его книге означало уже начавшееся изгнание евреев народами, принявшими их, вопреки той любви, которую они к ним питали. Понятно, что этот и д еол ог герм ан ски х ф ратрий хотел быть сп р а ве д л и вы м, и его предсказани я греш или лиш ь неполнотой.

Можно гораздо больше сказать о многочисленных лю теранских пасторах, прим кнувш их к "5сНи1:2-ипс ТгиИэипсГ, продолжавших заниматься германизацией христианства и провозглашавших, что "немецкая душа была изнасилована Ветхим Заветом" (пастор Андерсен из Ф ленсбурга), что "расистская мысль дает больш ую надеж ду" (пастор Йонсен из Б ерлин а), или новая транслитерация слова Христос: вместо "СМпзГ - "КпзГ (анонимная статья в "йег Н а тте г"). Но в данном случае я не и м е ю в о з м о ж н о с т и д о л ж н ы м о б р а з о м характеризовать этот неогностицизм, прикрываемый патриотизмом, это очень большой вопрос, который, по моему мнению, составляет суть немецкой проблемы первой половины XX века, о чем я уже писал в других своих книгах. Я надеюсь вернуться к этому еще раз.

Все эти германские противоречия догитлеровской эпохи я хотел бы п р о и л л ю стр и р о в а ть ссы лкой на неразрешимую проблему немецкого терроризма, который (за пятьдесят лет до "банды Баадер"...) мог быть лишь нигилистическим, как это показы ваю т "Отщ епенцы" Эрнста фон Заломона;

всякий, кто внимательно читал эту знаменитую книгу, должен прийти к выводу, что автор и его то ва р и щ и Керн и Т еш ов убили Ратен ау из-за чрезмерного восхищения им, точнее потому, что они стрем и ли сь п р едотвр ати ть исцеление Герм ании семитским врачом... Интеллектуалы говорили все больше вздора. Альберт Эйнштейн с иронией заметил, что "этот класс легче всего подпадает под воздействие роковых массовых внушений из-за того, что он не имеет привычки обращаться непосредственно к жизненному опыту, но быстро поддается полному влиянию печатного слова".

Каковы были результаты всей этой пропаганды? В плане непосредственны х политических последствий одним из них было распространение гитлеровского влияния на всю Германию. В самом деле, как пишет В е р н е р Й о х м а н, "поч ти все о т д е л е н и я национал-социалистической партии, образованные за пределами Баварии до путча 1923 года, были основаны членами "5сМи1;

2-ипс1 Тги^ЬипсГ.

Это, безусловно, было вполне логично, поскольку Гитлер дебю тировал в политике летом 1919 года в качестве информатора майора Майра, офицера, которому было поручено очистить отвоеванную Баварию строго в духе "5сНи1:2-ипс1 ТгиЫэипсГ. Что касается воздействия антисемитской пропаганды на немецкий народ в целом, писатели говорят об этом а роз1:епоп в выражениях столь ж е и м п р е с с и о н и с т с к и х, ск о л ь п р и б л и з и т е л ь н ы х.

Свидетель Эрнст фон Заломон писал в 1951 году, что "все националистическое движение было антисемитским, хотя и в разной степени";

французский историк Пьер Сорлен говорил [об антисемитизме] "широких слоев населения" (1969);

немецкий историк Вернер Йохман "значительной части населения" (1971);

Голо Манн (сын Томаса Манна) - о "многих миллионах" (1962). Однако не следует забывать, что были также и многие миллионы испытывавших отвращение к расовым мифам: почти весь рабочий класс, сотни тысяч берлинцев, ш едш их за гробом Ратенау.

С другой стороны, Голо Манн особо выделял первые годы Веймарской республики:

"Уж асный нравственны й упадок и дикость под знаком пораж ения, всеобщ ая нищета и социальное д екл асси р о в ан и е м иллионов лю дей вследствие инфляции, все эти события, полностью выходившие за пределы понимания обычного человека, обеспечили первый мощ ный отклик на призыв: "Евреи - наше несчастье!" "Я бы осм елился утверж дать;

никогда антисемитские страсти не кипели столь бурно, как в 1919-1923 гг. Они были более н еистовы м и, чем в 1930-1933 или в 1933-1945 годах".

Процитируем также в этой связи замечательную д и ссе р та ц и ю, за щ и щ ен н ую в П ариж е в 1975 году Г а б р и э л ь М и к а л ь с к и. В ней с о д е р ж а т с я в е сь м а многозначительные социологические данные: в 1922 году в М ю нхене п ятьд есят один процен т студентов происходил из "среднего пролетаризированного класса", а двадцать пять процентов были детьми "отставников".

Остается двадцать один процент принадлеж ащ их к "верхнем у ср ед нем у классу" и три процента детей рабочих. Но само собой разумеется, что эти весьма красноречивые цифры имеют лишь весьма отдаленную связь с грандиозным планом, который госпожа Микальски резюмирует следующим образом: "После первой мировой войны м ож н о б ы л о н а б л ю д а ть н а с т о я щ и е оргии антисемитизма, которые охватили также и университеты.

Цель: подчинить молодежь политическим директивам правящего класса. Ненависть к евреям стала "долгом совести". Среди выразительных текстов, которые она в больш ом ко л и честве ц итирует в под д ер ж ку своей концепции, есть еще более лапидарный, принадлежащий перу проф ессора ф и л ос о ф и и университета Г р е й ф с в а л ь д а : "А н т и с е м и т и з м с о с т а в л я е т ч а сть немецкого сознания".

Таким бы ло за д есять лет до Т р е тье го рейха коллективное антисемитское сверхсознание, оставившее далеко позади интриги царской охранки или паранойю немецких милитаристов. Однако все взаимосвязано:

провокационная статья в "ТНе Твтез" в мае 1920 года, без которой "Протоколы сионских мудрецов" остались бы клочком бумаги как в Германии, так и за ее пределами, политико-полицейское образование Гитлера, доп ол н ен ное урокам и гер м ан ско-р усски х "балтов";

наконец, манихейство, или линейная причинная связь, характерная для полицейской концепции мира и мании преследования, которой страдали германоманы.

Если при Веймарской республике евреи в целом имели лиш ь психологические проблемы, то, как мы видели, они довольно быстро оказались вынужденными покинуть политическую авансцену. Вто же время две старых цитадели - армия и университеты - укрепили свою оборону. Итак, если в 1919 году молодые евреи не надеялись сохранить военную форму, они продолжали осаждать кафедры и другие места в университетах. Как сообщает Макс Вебер, это были безнадежные усилия;

сразу после войны он писал о научных амбициях такого рода: "Если речь идет о евреях, то им говорят: "Оставьте всякие надеж ды ". У этих студентов были и другие причины для отчаяния;

процитируем сына Томаса Манна:

"Я о б н а р у ж и л с у щ е с т в о в а н и е ф е н о м е н а антисемитизма, когда был еще ребенком, из-за истории со студ е н то м -е вр е ем, после возвращ ения с войны исключенным из патриотической ассоциации, одним из основателей которой он был, и покончившим жизнь с а м о у б и й с т в о м в с о с е д н е й к о м н а т е во в р е м я мемориального праздника".

Р е в а н ш и с т с к и е стр а сти н е м е ц к и х с т у д е н т о в получали различное выражение. В Берлине их протесты и угрозы воспрепятствовали университетским властям организовать церемонию памяти Ратенау на следующий день после его убийства. Несколько месяцев спустя больш инством в две трети они провозгласили, что немецкий республиканец не мож ет быть лояльны м немцем. В университетах Мюнхена (ноябрь 1921 года) и Л е й п ц и га (се н тя б р ь 1922 год а) сх о д н ы е прием ы вынудили Альберта Эйнштейна отменить свои лекции о теории относительности. Обращает на себя внимание, как этот гений, свободный человек, как никто другой, в свою очередь поддался р ас п р о с т р а н е н н ы м представлениям;

он писал своему другу Максу Борну: "В конце концов, следует понимать антисемитизм как реальную вещ ь, которая опи рается на подлинны е н а с л е д с т в е н н ы е к а ч е с т в а, д а ж е есл и это ч а сто о к а з ы в а е т с я н е п р и я т н ы м д л я н а с, е в р е е в ". Он рекомендовал организацию сбора пожертвований, чтобы п о м о ч ь е в р е й с к и м у ч е н ы м п р о д о л ж а т ь свои исследования вне университетов.

Со своей стороны Макс Борн ему описывал, как директор его института физики отклонил кандидатуру будущего третьего нобелевского лаурета, которого он хотел взять ассистентом: "Я очень ценю Отто Штерна, но его е в р е й с к и й и н т е л л е к т ст о л ь р а з р у ш и т е л е н !" Н ап ом ни м, что в 1919 году "со сто ян и е зн ан и й " в биологии не позволяло отбросить "на объективны х о с н о в а н и я х " п о д о б н ы е с у ж д е н и я, ч тобы н а у ч н о разоблачить зарождающееся проституирование науки. Но вскоре ф и зи ка, главная и ведущ ая наука, см огла представи ть для дискуссии объ екти вн ы е критерии оценки.

Эта история имеет далеко идущие последствия: в самом деле, впервые в новейшее время политическая группировка, претендующая на принадлежность к науке, попыталась узаконить свое понимание научной истины, к тому же через пятьдесят лет дискуссия персониф ицировалась в двух лидирую щ их ф игурах современной физики - Альберте Эйнштейне и Вернере Гейзенберге. Этот символизм еще больше усиливается тем о б с т о я т е л ь с т в о м, что е с л и в м о р а л ь н о м и гуманистическом отношении потомки скорее встали на сторону пацифиста и интернационалиста Эйнштейна, то общее мнение ученых склоняется в пользу п р и м и р е н ч е с т в а Г е й з е н б е р га, а в то р а "п р и н ц и п а неопределенности". Таким образом, мы в последний раз в неожиданном ракурсе и, если можно так выразиться, на последнем рубеже сталкиваемся с теми проблемами причинности, являющимися фундаментальной основой всякого знания, в которых коренится антисемитизм в его неистовых чрезмерных формах;

Альберт Эйнштейн смог трактовать эти проблемы с проникновением и точностью, непревзойденными и в наши дни.

По сути дела, в историческом плане речь идет о трехстороннем сраж ении. Л иш ь в самом начале, в Берлине 1920 года противостояли только два лагеря: с одной стороны, триумфатор относительности, поддержанный старой гвардией немецких физиков Планком, фон Лауэ, Зоммерфелъдом, с другой - Пауль Вейланд, темный аферист, располагающий значительными средствами, который сумел привлечь д р у ги х в и д н ы х уч е н ы х, в том числ е н о б е л е в ск и х лауреатов Филиппа Ленарда и Йоханнеса Штарка, чтобы опровергнуть теорию относительности как "еврейский обман". Как пишет биограф Эйнштейна Рональд Кларк, "постоянный рост антисемитизма в период между двумя войнами по крайней мере частично был вызван той л е г к о с т ь ю, с к о т о р о й его с т о р о н н и к и могли сосредоточить свои нападки против Эйнштейна и "новой физики". Однако эта ученая полемика не особенно интересовала народные массы, к тому же даже среди старых членов партии, активистов с самого первого часа, лишь около трети были в глубине души антисемитами.

Поэтому наступило время молодых интеллектуалов, отдаленных потомков студентов-германоманов 1815- годов, которые на этом весьма специфическом фронте выставляли бойцов, готовых на все. В теоретическом пл ан е ка м п а н и я п р о ти в те о р и и о т н о с и т е л ь н о с т и опиралась на "тройственную" эпистемологию, основным автором которой был X. С. Чемберлен:

"Любое человеческое знание опирается на три ф ун д а м е н та л ьн ы е ф ормы - Врем я, П ростр ан ство, Причинность (...);

короче говоря, образующая единство троичность окружает нас со всех сторон, составляет первичный феномен и отражается во всех деталях (...) Тот, кто м е х а н и ч е с к и о б ъ я с н я е т э м п и р и ч е с к у ю действительность, воспринимаемую органами чувств, исповедует идеалистическую религию или не исповедует никакой религии... Евреи не создали ни одного вида механизма;

от сотворения "из ничего" до мечты о м е с с и а н и с т и ч е с к о м б у д у щ е м они ви д ел и то л ь к о произвольность, сознательно предаваясь всемогущему а б со л ю ту. П о это м у они никогда не могли ничего открыть".

В результате, с гордостью заключал Чемберлен, "мы приобрели сумму знаний и господство над природой, которых никогда не имела ни одна другая человеческая раса".

В 1933 году с приходом к власти нацистов борьба достигла апогея и стала действительно трехсторонней.

Тогда оказалось, что против легких побед Ленарда, Ш тарка и других поборников "германской ф изики" вы ступил новый лагерь, приш едш ий им на см ену, состоящий из молодых немецких физиков как и положено "ар ийского п р о и схо ж д е н и я", сф о р м и р о в а в ш и хся в с м у т н ы е годы войны и В е й м а р с к о й р е с п у б л и к и, патриотически поддерживающих Гитлера, но склонных вести бой во имя более глубоко понимаемых интересов н е м е ц к о й ф и з и к и, к о р о ч е г о в о р я тех, для кого относительность являлась ребенком, которого следовало сохранить, а евреи - водой, которую можно выплеснуть.

Истинны й хорош ий граж данин Третьего рейха Вернер Гейзенберг, ставший их главой, в 1937 году с трудом избежал концентрационного лагеря как "белый еврей ". Здесь находится главны й путь к п ол н о м у пониманию гитлеровского феномена: в государстве, правители которого распространили действие своих расовых законов до звезд, что угодно, вплоть до лагерей м ассового ун и ч то ж е н и я, могло бы ть о п р а в д а н о и осуществлено.

II. ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ Теперь следует говорить на простом и ясном языке.

В есной 1933 года п р а в и те л ь с тв о Т р е ть е го рейха в ы п у с т и л о з а к о н ы, не д о п у с к а в ш и е е в р е е в на об щ е ств ен н ы е д ол ж ности и в ад в о ка тур у и ввело демагогические показательные меры, такие как день бойкота еврейских коммерсантов и публичные сожжения книг еврейских авторов. Но только летом 1935 года, когда Германия и иностранные государства, если так м о ж н о в ы р а з и т ь с я, п р и в ы к л и к идее р а си стск о й д и с к р и м и н а ц и и в ц ен тр е Е в р о п ы, а с п о с о б н о с т ь протестовать иссякла, Гитлер издал знаменитые "законы Нюрнберга", устанавливавшие новые расовые барьеры, запрещавшие под угрозой тюремного заключения как браки, так и "внебрачны е связи" меж ду евреями и "подданными немецкой крови". Это означало поставить евреев вне закона, придать законную силу сексуальным табу, которые Гитлер охотно затрагивал в своих речах и сочинениях:

"М олодой еврей с черны м и глазам и и лицом, озаренным сатанинской радостью, часами выслеживает молодую девушку, не подозревающую об опасности, чтобы затем осквернить своей кровью..." ("Моя борьба") Однако при отсутствии малейших биологических критериев, позволяющих отличать "еврейскую кровь" от "немецкой крови", законники Третьего рейха были вынуждены исходить из религиозной принадлежности п р е д к о в ;

в к а ч е с т в е " н е а р и й ц е в " ("N 1с1п1:аг1ег") рассматривались те, у кого среди бабушек и дедушек было по крайней мере два человека иудейской веры. В дальнейшем, другие законы запретили евреям сидеть на общественных скамейках, еврейским детям посещать общ ественны е ш колы;

были введены специальны е удостоверения личности и предусмотрены обязательные имена Израиль для мужчин и Сара для женщин.

До начала военных действий нацистские р у к о в о д и т е л и о т к р ы т о п р и з н а в а л и св о е й ц елью стремление очистить Германию от всех евреев, сделать ее "]ис1епгет" ("очищенной от евреев"). В результате поток эмиграции постоянно возрастал, между 1933 и 1939 годами добрая половина из ш е сти со т ты сяч немецких евреев смогла обосноваться за границей, хотя так называемые цивилизованные страны выдавали визы крайне неохотно.

Итак, в эту эпоху корабли стали бороздить моря, не имея возможности высадить на землю свой человеческий груз;

с т а л а ш и р о к о и з в е с т н о й о д и с с е я к о р а б л я "Сент-Луис", который не смог высадить пассажиров ни на Кубе, ни в Соединенных Штатах.

В н о я б р е 1938 года в л а с т и Т р е т ь е г о р е йх а о р г а н и з о в а л и з н а м е н и т у ю " х р у с т ал ь н у ю ночь" ("Х рустальн ая ночь" получила это названи е из-за многочисленны х осколков, усы павш их улицы после р а з г р о м а м а г а з и н о в. В к а ч е с т в е п р е д л о г а дл я "х р уста л ьн о й ночи" бы ло и сп о л ь зо в а н о у б и й ств о еврейским подростком Гершелем Гриншпаном сотрудника немецкого посольства в Париже Эрнста фон Рата. В качестве дополнительной репрессивной меры нацистские власти наложили на общину немецких евреев штраф в миллиард марок. Кроме того они конфисковали в пользу германского государства всю сумму денег, выплаченных немецкими и иностранными страховыми компаниями еврейским собственникам недвижимости, помещений и товаров, которые были разрушены и повреждены.) взрыв контролируемой жестокости, когда разрушили и разграбили сотни магазинов, принадлежащих евреям, а десятки синагог были сожжены. В то же время более двадцати тысяч евреев были арестованы и интерн и ро ван ы в ко н ц е н тр а ц и о н н ы х лагерях. Так началась эра ф изического насилия. В гитлеровской п ер сп екти ве это насилие давало д о п о л н и те л ьн ую возможность приучить активистов и будущих бойцов к беспрекословному повиновению самым садистским и безумным приказам во имя любимого фюрера. К тому же на этом этапе ни немецкое население в целом, ни его крупные организованные части, такие как судейский корпус, армия и церкви не осмелились протестовать против этого развязывания организованной преступной деятельности.

30 января 1939 года, за несколько месяцев до начала военных действий, Гитлер лично объявил всему миру о той участи, которую он отвел всем европейским евреям:

"С егодня наступи л день, ко тор ы й, возм ож н о, останется в памяти не только немцев, и я хотел бы добавить следующее: в моей жизни, во время моей борьбы за власть я часто оказывался пророком, но меня часто высмеивали, прежде всего еврейский народ. Я думаю, что этот смех немецких евреев теперь застрянет у них в горле. Сегодня я снова буду пророком. Если международное еврейство сумеет в Европе или в других местах ввергн уть народы в м ировую войну, то ее результатом будет отнюдь не большевизация Европы и победа иудаизма, но уничтожение еврейской расы в Европе".

Семь месяцев спустя, непосредственно в день объявления войны. Гитлер распорядился о начале первого геноцида. Но чрезвы чайно характерно, что сначала это делалось во имя улучшения высшей расы.

Для Гитлера речь шла о "лишении жизни тех, кто ее недостоин", т.е. неизлечимых слабоумных и сумасшедших немцев. Для этих целей в Германии были организованы шесть так называемых учреждений для эвтаназии, в которые направлялись после общего обследования эти дефективные, которые в то же время были лишними ртами. После нескольких проб приняли процедуру удушения окисью углерода. С осени 1939 года до августа 1941 года более ста ты сяч д уш е в н о б о л ьн ы х были отправлены на смерть таким образом, так что они сыграли роль испытательного полигона для евреев, как мы сейчас это увидим.

"Программу эвтаназии" окружили тайной, насколько это б ы л о в о з м о ж н о : с е м ь я м п о с ы л а л и к р а т к и е извещения, в которых сообщаюсь о сердечных приступах или о каких-то других формах внезапной естественной смерти. Но смерти такого рода в пси хиатрически х лечебницах были слишком частыми, и правда стала известной. Происходили инциденты во время эвакуации больных;

стали собираться толпы, и свящ енники не замедлили открыто выступить против подобной практики. Один пастор восклицал в циркулярном письме:

"Где гр а н и ц а ? Кто н о р м а л е н, кто а со ц и а л е н, как определить безнадежные случаи? Какова будет участь солдат, которые рискуют в боях за свою родину заболеть неизлечимыми болезнями? Некоторые из них уже задают себе эти вопросы..."

Воздадим должное мужеству этого пастора, вскоре отправленного в концентрационный лагерь, а также многих других христианских оппонентов. При этом необходимо отметить, что евреи не нашли подобных защ итников среди немецкого духовенства. Однако в сложившейся ситуации, учитывая чувства народа, Гитлер решил приостановить "программу эвтаназии" на время войны. Оказавш ийся незанятым персонал был тогда направлен в Польшу, чтобы организовать там огромные лагеря смерти, предназначенные для евреев.

Охота на евреев в Польше Глобальное и плановое уничтожение европейских евреев началось летом 1941 года, сразу после нападения на Россию, и мы увидим, как это происходило. Но до этого польские евреи, которых насчитывалось около трех миллионов, пережили два года мучений.

Сначала были приняты классические, так сказать, патентованные меры. Отрезать евреям бороды было распространенным развлечением. Считалось хорошим тоном после этого заставить ж ертву возить себя в повозке. С колько немцев посы лали своим родным фотографии, увековечившие эти подвига! Другое модное р а з в л е ч е н и е с о с т о я л о в том, чт обы в о р в а т ь с я в еврейскую квартиру или дом и заставить молодых и старых раздеться и танцевать в обнимку голыми под звуки патеф она, последую щ ие изнасилования были ф а к ул ьтати вн ы м и по причине сер ье зн о го риска н аказан ия за "п р е ступ л е н и е против расы ". Более уравновешенные умы соединяли полезное с приятным:

ловили на улице евреек и заставляли своих жертв мыть места своего расквартирования (полезное) собственным нижним бельем (приятное).

П осле заво еван и я и п орабощ ени я П ольш и по отношению к евреям была принята очень простая и радикальная мера в рамках расовой политики Третьего р е йх а : в г о р о д а х и м е с т е ч к а х все они б ы л и сконцентрированы в специальных кварталах или "гетто", иногда о к р у ж е н н ы х стеной, чтобы полностью изолировать их от местного христианского польского населения, которое также рассматривалось как "низшая раса", поскольку относилось к славянам. Более того, евреи были обязаны носить нарукавную повязку в качестве позорного опознавательного знака. Лишенное всех средств к сущ ествованию и обы чны х занятий население гетто было обречено на крайние муки голода и нищеты и казалось приговоренным к медленной смерти от болезней, вызванных истощением, пока Гитлер не принял реш ения ускор и ть этот п роцесс в л агер ях немедленного уничтожения. Между прочим, в гетто было введено некоторое подобие самоуправления, а также система обязательного труда для мужчин в возрасте от шестнадцати до шестидесяти лет. На практике еврейское население, значительная часть которого специализировалось в области шитья одежды и других видах ремесленной деятельности, использовалось в качестве почти бесплатной рабочей силы, которую по собственному произволу могли эксплуатировать военные поставщики и специалисты по военной экономике, так что даже стали говорить о "совершенно необходимых рабочих". Но когда наступил роковой час, то для специалистов СС по геноциду это не имело никакого значения.

Особое положение во Франции В побежденных и оккупированных странах Запада события вначале приняли совсем другой оборот. (Я ограничусь здесь рассмотрением ситуации во Франции.) Забота о соблюдении "корректности", характерная для первых месяцев оккупации, препятствовала открытому проявлению жестокости и вообще любому антисемитскому эксгибиционизму, К тому же нацисты надеялись, что в конце концов Франция сама прозреет. В ожидании этого речь шла о том, чтобы "избегать в этой области негативной реакции французов против всего, исходящего из Германии", как писал капитан СС Лишка, направленный в Париж. Итак, было необходимо, чтобы антиеврейские меры выглядели вполне французскими.

Это б ыл о в п о л н е о с у щ е с т в и м о, п о с к о л ь к у сред и руководителей "Ф ранцузского государства" маршала Петена господствовали настроения фашистского толка;

з н а ч и т е л ь н а я ч а с т ь э т и х д е я т е л е й с о с т о я л а из н а с л е д н и к о в или х р а н и т е л е й п р о ш л ы х стр а сте й противников Дрейфуса. Поэтому они по собственной инициативе приняли первые меры, которые к тому же оказались гораздо более жесткими по отнош ению к иностранным евреям, чем к французским. В этом смысле д е я те л и Виши про яви л и себя к се н о ф о б а м и, а не истинными расистами. С лета 1940 года десятки тысяч иностранных евреев были интернированы в лагерях Гур, Ривезальт, Ресебеду и др., где они были привлечены к принудительным работам в "трудовых отрядах", что же касалось ф р ан ц узски х евреев, то "статус евреев", принятый в октябре 1940 года, ограничивался введением запрета на служ бу в армии, на занятие выборных и государственных должностей и работу в прессе, причем в н е ко то р ы х сл у ч а я х д о п у ск а л и сь и ск л ю ч е н и я. Эти противоречия в антисемитских проявлениях режима Виши хорошо видны на примере следующей короткой переписки:

"17 января 1941 г. Господин маршал Петен, Я прочла в местной газете: "В соответствии с законом от 3 декабря 1940 г. г-н Пейрутон уволил (среди прочих) Казна, начальника канцелярии префектуры Кот-д'Ор".

Прежде чем принимать это решение, г-н Пейрутон долж ен был бы навести справки;

он бы узнал, что аспирант (воинское звание. - Прим, ред.) Жак Казн был убит 20 мая и похоронен в Абвиде. Он последовал славным традициям своих кузенов, погасших за Францию в 1914-1918 годах в возрасте 24 и 25 лет: один был альпийским стрелком, другой - офицером 7-го полка инженерных войск. Это наши единственные сыновья, и их останки дол ж н ы со д р о гн уться от уж аса перед подобной несправедливостью. Примите и проч."

"Канцелярия маршала Петена Виши, 31 января г. Мадам, Маршал прочел письмо, которое вы послали ему по поводу вашего племянника.

Его это тем более взволновало, что один из его сотрудников был вместе с г-ном Ж. Каэном 20 мая года за несколько часов до его гибели.

М а р ш а л П е т е н о б р а т и т с я к г - ну М и н и с т р у внутренних дел с просьбой пересмотреть меры, принятые в отношении вашего племянника. Примите мои самые почтительные уверения".

Из этой переписки ясно видно, что в это время ф р ан ц узски й еврей мог д а же стать п о л н о ц ен н ы м французом - при условии, что он был мертв...

Первая фаза геноцида: уничтожение под открытым небом.

Как и в случае с душевнобольными, уничтожение евреев, называвшееся также "окончательным решением еврейского вопроса", было окружено тайной, которую о р г а н и з а т о р ы в с е ми с и л а м и с т а р а л и с ь с д е л а т ь н е п р о н и ц а е м о й. П р е жд е всего они и сп о л ьзо в а л и с п е ц и а л ь н у ю т е р м и н о л о г и ю с б о л е е или м е н е е безобидны м и словам и, таким и как "окончательное реш ение" ("ЕпсИозипд") и л и "спец и альны й реж им" ("5опс1егЬеМапс11ипд"), еще лучше было использование г л а г о л о в, т а к и х как " с д е л а т ь н е о п а с н ы м и ", или "избавиться", или "позаботиться". Первый гитлеровский указ по поводу глобального уничтож ения получил название "Приказ о комиссарах".

За несколько недель до нападения 21 июня года шеф СС Гим м лер, п олучи вш и й н ео б хо д и м ы е полномочия от Гитлера, известил немецкий генеральный штаб, что война против коммунистической России была войной нового типа, "чисто идеологической" войной, и на части СС была возложена задача по мере продвижения германской армии уничтожать всех политкомиссаров, всех коммунистических чиновников и всех евреев, в том числе и детей, поскольку "в противном случае, когда эти дети, чьи родители были убиты, вырастут, то они станут не менее опасными, чем их родители". Немедленно были с ф о р м и р о в а н ы ч е т ы р е о с о б ы е ч а с т и, т.н.

"ЕтзаЬгдгирреп", численностью примерно от пятисот до восьм исот человек, которы е прош ли срочны й курс обучения и идеологической подготовки.

Эти части были введены в действие с самого начала немецкого вторжения и обычно осуществляли следую щ ую программ у: в каждом оккупированном населенном пункте или районе проводилась расовая перепись и образовывался "еврейский совет". Через несколько дней или недель евреям сообщалось, что они должны переселиться на свою "автономную территорию", и их направляли, чаще всего пешком, в какой-нибудь б л и ж а й ш и й и з о л и р о в а н н ы й л е с или о в р а г, где расстреливали на месте. Иногда, особенно на побережье Черного моря, эти "Еюза^дгирреп" т о п и л и жертв в воде.

Мы еще коснемся "передвижных газовых камер", но расстрелы, которым предшествовало раздевание жертв в целях обесп ечения сбора одеж ды, были наиболее расп р остр ан е н н ы м способом ун и ч то ж е н и я. С ам ы е массовы е из них в местечке Бабий Яр под Киевом получили широкую известность в России. Некоторые сцены у ж а с а ю щ е й ж ест око сти были сняты кинолюбителями из числа эсэсовцев и простых солдат и таким образом сохранены для истории.

Потрясаю щ ая характерная деталь этих убийств з а к л ю ч а л а с ь в т о м, чт о о н и р а с с м а т р и в а л и с ь командованием СС как миссия, имеюшая разрушительные и опасные последствия для здоровья убийц. В докладе от 31 июля 1941 года после перечисления трудностей п е р в ы х н е д е л ь в о й н ы - "но н а ши л ю д и с у м е л и преодолеть все тяж елы е ф изические испытания" говорилось следующее: "Необходимо особо отметить крайнее физическое напряжение, вызванное большим количеством ликвидации". Применялось правило, по которому полагалось избегать формирования "специальных команд для расстрелов, т.е. не следовало и с п о л ь з о в а т ь о д н и х и т ех же с о л д а т на м н о г и х операциях". Чаще всего убийствам предш ествовали попойки, и сохранилось следующее замечание непосредственного свидетеля: "Акция в Новогрудеке осуществлялась под руководством офицера СС, который из идеалистических соображении проводил уничтожения, не прибегая к алкоголю".

Н еко то р ы е вое н ач а л ьн и ки и д а же о тд е л ьн ы е видные деятели нацистской партии, возмущ енные и потрясенные, выражали протест в письменном виде. Так, некий майор Ресслер наивно писал:

"Я не видел ничего подобного ни во время первой мировой войны, ни во время граж данской войны в России;

я пережил много отвратительного, когда был в составе нерегулярных войск в 1919 году, но я никогда не видел ничего подобного. Я не могу понять, на основе каких юридических решений проводятся эти казни. Все, что з д е с ь п р о и с х о д и т, к а ж е т с я мне а б с о л ю т н о несовместимым с нашими взглядами на образование и с нашими обычаями;

совершенно открыто, как на сцене, одни человеческие существа уничтожают других".

Более дипломатично выражался гаулейтер Лозе, один из старых товарищей Гитлера:

"То, что к евреям следует применять особые меры, не требует комментариев. Но кажется невероятным, чтобы события разворачивались таким образом, как это описывается в прилагаемом докладе. Что такое Катынь по сравнению с этим? ("Катынь": в начале 1941 года Сталин отдал приказ "ликвидировать" несколько тысяч польских офицеров, интернированных в сентябре года в катынском лагере после ввода советских войск в восточную Польшу. Во время своею наступления летом 1941 года немцы обнаружили захоронения и развернули широкую международную пропагандистскую кампанию о "советских зверствах".) Достаточно представить себе, что эти события станут известны нашим врагам и будут использованы ими соответствующим образом: подобная пропаганда может не иметь эффекта только потому, что читатели и слушатели этому не поверят".

Необходимо уточнить, что протесты такого рода были достаточно редки. "Отводить глаза" тем или иным способом - таково было наиболее распространенное отношение, которое отражало многочисленные директивы и приказы военного командования на всех уровнях. Но очевидно, что открытые расстрелы не могли не получить огласку, прежде всего в самой Германии.

"Передвижные газовые камеры", позволявшие более скрыто проводить казни, поскольку удуш ение жертв происходило внутри кузова грузовика, должным образом з а к а м у ф л и р о в а н н о г о, в п е р в ы е п о я в и л и с ь на оккупированных русских землях весной 1942 года, т.е.

когда четыре "Ет5а12дгирреп" уже выполнили основную ч а с т ь их у ж а с н о й м и с с и и. Н о в а я т е х н о л о г и я использовала опыт, полученный в немецких учреж дениях, заним авш ихся эвтаназией, так что в качестве см е р те л ьн о го газа и сп ол ьзо в ал ась окись углерода, которая поступала в кузов грузовика или в прицепы по шлангу, подсоединенному к выхлопной трубе.

В конце концов эта попытка сохранить тайну не достигла желаемых результатов, как можно узнать из доклада лейтенанта СС Бе-кера, главного механика "передвижных газовых камер". Он жаловался в мае года по этому поводу:


"Как правило, газ используется неверно. Чтобы покончить с этим как можно быстрее, шофер жмет на акселератор до упора. При подобном подходе смерть лю дей вы зы вается уд уш е н и е м, а не постепен ны м усыплением, как было предусмотрено (...) Я приказал за м а ск и р о в а т ь грузо ви ки группы О типа фу р г он, разместив с каждой стороны по два откидных щита, какие часто можно видеть на наших деревенских фермах.

Эти автомобили стали столь хорошо известны, что не только власти, но и местное население называет их "гр узо ви кам и см ер ти ", как тол ько они гд е-н и буд ь п о яв л я ю тся. По мое му м н ению, д а же с п о м о щь ю маскировки невозможно больше скрывать назначение этих автомобилей".

В п ри ло же н ии к нашей книге содержатся ста ти сти че ски е д а н н ы е о тн о си т е л ь н о этих беспорядочных массовых казней, которые происходили только на территории двух стран, России и Югославии, преданных огню и залитых кровью. За их пределами, в других оккупированных странах, как и в самом Третьем рейхе, нацисты взялись за дело иначе.

Механизм депортаций Само собой разумеется, что с приходом Гитлера к власти в министерстве внутренних дел было образовано бюро по еврейским делам одновременно с печально знаменитым гестапо. В 1935 году полковник СС Адольф Эйхм ан был назначен р уко води тел ем этого бю ро, известного как "бюро IV В 4". Со временем его функции расширялись: в 1938 году они распространились на Австрию и Чехосл ова кию ;

в 1940-1941 годах з на чительна я часть ев р о пе йс к ого континента превратилась в полигон для акций СС. Как только заверш алась военная оккупация какой-либо страны, эмиссары Эйхмана, наделенные обширными полномочиями, организовывали там отделение бюро IV В 4;

прежде всего они приступали к проведению переписи евреев с помощ ью всех немецких местных органов власти. Во многих странах, начиная с самой Германии, это не составляло проблемы, потому что там религиозная принадлежность указывалась в удостоверениях личности или в каких-либо регистрационны х книгах, так что "р асо вая п р и н а д л е ж н о с ть ", якобы се м и тск а я или арийская, в действительности отражала лишь религиозную принадлежность предков. Но в такой стране как Ф р а н ц и я, п о л н о с т ь ю с т а в ш е й при Т р е т ь е й р еспублике светским госуд ар ством, это создавал о определенные проблемы.

Франция По сути дела, распоряжения оккупационных властей в зон е о к к у п а ц и и, равно как и з а к о н о д а т е л ь н ы е положения в свободной зоне, требовали, чтобы евреи сами заявляли о своем "неарийском" происхождении.

В результате наиболее д а л ьн о в и д н ы е из них, о со б е н н о если у них б ыл о п р е и м у щ е с т в о в виде нетипичной ф амилии, воздерж ивались от подобных заявлений, что позволяло им избежать особых угроз и опасностей, вызванных фактом рождения в той, а не в иной постели.

Но эта простая предосторожность была принята лишь незначительным меньшинством не только потому, что она была практически невозможна для людей с фамилиями Леви, Казн и Блок, но главным образом потому, что для здравого смысла простых смертных уж асн ы е п осл едстви я переписи были сов е рш ен н о невообразимыми. Фиаско существ, наделенных разумом, были ли они иудеями или христианами, министрами или консьерж ами, ф ранцузами или немцами, когда они столкнулись с безумием фюрера, которому подчиняются как богу, красной нитью проходит через всю историю геноцида и даже в наши дни оказывается причиной споров и несогласий по этому поводу.

Эта п с и х о л о г и я п о л у ч и л а с вое о т р а ж е н и е в рассуждении капитана СС Лиш ки по поводу одного французского еврея, у которого нашлись высокопоставленные заступники:

"Я не могу освободить его, потому что еще один раз французы скажут, что среди немцев нет настоящ их антисемитов кроме фюрера".

Вернемся к механизму депортаций. Во Франции полож ени е за р е ги стр и р о в а н н ы х евреев постоянно ухудшалось вследствие ряда мер, принимаемых с одной стороны властями Виши, а с другой - людьми Эйхмана.

Прежде всего речь идет, особенно во время первого года оккупации, об антисемитской пропаганде, увольнениях, отставках и конфискациях, так что возникла, особенно в Париже, особая порода жуликов и мошенников на почве этого неоантисемитизма. В результате в феврале года непосредственный начальник Лишки полковник СС Кнохен писал:

"Оказалось, что почти невозмож но воспитать у французов антиеврейские чувства, которые бы опирались на идеологическую базу, тогда как предоставление экономических преимуществ легко привлекает симпатии к антиеврейской борьбе. Интернирование около ста тысяч иностранных евреев, проживающих в Париже, может дать возможность многим французам подняться из низших слоев в средний класс".

Это интернирование не заставило себя ждать. Под контролем бюро IV В 4 префектура полиции составила подробную картотеку;

в мае 1941 года около трех тысяч ш естисот бы вш их польских и чеш ских евреев были арестованы и отправлены в два лагеря, организованных ф ранцузской ж андарм ерией в департам енте Луаре.

Аналогичная операция была проведена в августе, и с этого времени возникло специф ическое напряжение м е ж д у а д м и н и с т р а ц и е й В и ш и, не х о т е в ш е й ин терн ировать и вы давать ф р ан ц узски х евреев, и людьми из IV В 4, в принципе враждебных к подобным нюансам и всегда действовавших в оккупированной зоне по собственному усмотрению. В результате, в феврале 1943 года полковник Клохен мог гордиться следующим достижением:

" Евреи, и м е ю щ и е фр а н ц у з с к о е г р а жд а н с т в о, которых арестовали за то, что они не носили звезду, или по другим причинам, должны быть депортированы. Буске (Г-н Рене Бускс в то время исполнял обязанности го с у д а р ст в е н н о ю с е к р е т а р я по д е л а м п о л и ц и и в правительстве Пьера Лаваля.) заявил, что французская полиция не будет выполнять это распоряжение. На наш ответ, что этим займутся немецкие войска, французская полиция п р о р еа ги -р о в ата о р га н и зац и е й облавы и арестовав 1300 иностранных евреев. Эти евреи были переданы немецкой полиции с заявлением, что они долж ны бы ть д еп ор ти р ован ы вм есто ф р ан ц узски х евреев. Совершенно очевидно, что в подобных случаях депортации подлежат обе категории евреев".

Характерно, что парижский отдел IV В 4 не поставил в известность Виши, когда в декабре 1941 года была арестован а ты сяча "видны х" ф р ан ц узски х евреев, которые были отправлены в "лагерь медленной смерти" в Руалье около К ом пьеня. В том ж е м есяце евреев, содержавшихся в департаменте Луаре, перевели в лагерь Дранси в предместье Парижа. Все тот же декабрь был отмечен вводом в действие в Польше вблизи Хелмно первого лагеря смерти. Однако в случае западных стран механизм депортации наталкивался на препятствие в области транспорта, поскольку германский военный кризис, вызванный тяжелыми боями во время зимней кампании под Москвой и в других местах, был прежде всего кризисом снабжения и материально-технического обеспечения. Благодаря этому евреи Франции, а также Бельгии, Н идерландов и самой Германии получили многомесячную отсрочку.

Более того, проблема транспорта стала постоянной, так что часто отдел IV В 4 не мог обеспечить отправку эш е л о н о в со гл а сн о плану. И ногда сл уч а л о сь, что эшелоны уходили не полностью загруженными из-за отсутствия жертв. В одном из подобных случаев, когда в эшелоне, сформированном в Бордо, насчитывалось лишь сто в о се м ь д е ся т е вр е е в, Э йхм ан впал в я р о сть и пригрозил своим подчиненным в Париже "подвергнуть депортации всю Францию". Все это достаточно полно проясняет психологическую основу того ожесточения, с которым его сотрудники выслеживали евреев.

Лиш ь в июле 1942 года префектуре парижской полиции было поручено организовать массовые облавы для депортации иностранных евреев;

однако благодаря предупреж дениям некоторы х чиновников, сотрудничавших с Сопротивлением или просто гуманно настроенных, добрая половина из намеченных двадцати пяти тысяч жертв смогла ускользнуть.

Остается добавить, что в том же июле власти Виши со своей стороны передали немцам около девяти тысяч и н о стр а н н ы х евр е ев, но в д а л ьн е й ш е м м асш табы подобных операций сильно сократились. После протестов французской католической церкви летом го д а и тем б о л е е п о с л е п о р а ж е н и я под Сталинградом весной года двойная игра политиков и чиновников на всех уровнях привела к тому, что люди Э й х м а н а не м огл и р а с с ч и т ы в а т ь на с о д е й с т в и е администрации и французской полиции, в том числе и в оккупированной зоне (В июле 1943 года эсэсовец Ретке, бывш ий тогда начальником бю ро IV В4 в Париж е, сообщил Эйкмаиу, что отныне их деятельность могла эф ф ективно осущ ествляться во Ф ранции Лиш ь при поддержке немецких войск.

1942 ). Именно по этой причине, по крайней мере частично, общее число французских евреев, погибших в газовых камерах, не превышает ста тысяч человек.

Эти трагические события все еще продолжают и через сорок лет оказывать воздействие на французскую политическую жизнь. Незнание породило или усугубило н е к о то р ы е ск а н д а л ы. Т ак, в хо д е п р е зи д е н тск о й кампании в апреле-мае 1981 года министр финансов М орис П апон, которы й при нац истской оккупации исполнял о б язан н о сти ген ер ал ьн о го секретаря преф ектуры Ж и ронды, был обвинен в депортации евреев, тогда как другие документы были предъявлены в его защиту - он сумел спасти некоторых из них. Однако в о б о и х с л у ч а я х он л и ш ь п о д ч и н я л с я п р и к а з а м правительства Виши относительно различий, которые следовало соблю дать меж ду иностранны м и и французскими евреями. Если хотели найти для г-на Папона смягчающие обстоятельства, то следует также сослаться на недостаток информации: полная и всеобщая осведомленность относительно участи депортированных евреев возникла лишь после освобождения Франции;

до этого информация была довольно противоречивой.


Нидерланды и Бельгия За и с к л ю ч е н и е м н е к о т о р ы х с п е ц и ф и ч е с к и х особенностей в системе порабощения Франции охота на людей развернулась в Бельгии и Нидерландах по той же модели. Для нас представляет особый интерес ситуация в Нидерландах, поскольку здесь выступают на первый план н е р а зр е ш и м ы е вопросы эти ч е ско го п о р яд ка, в о зн и к а ю щ и е в связи с п р е сл е д о в а н и е м е вр е е в.

Голландский народ, имеющий славные традиции борьбы за свободу, видимо, оказал самое сильное сопротивление среди народов Европы;

первы е облавы привели в ф еврале 1941 года к возникновению ф еномена, не имевшего аналогий в странах, оказавшихся под немецким сапогом. Я имею в виду забастовку докеров, а акты мужества при проявлении солидарности с евреями не поддаются счету. Тем не менее было уничтожено более трех четвертей голландских евреев, в то время как во Франции процент потерь составил лишь около тридцати.

П р е ж д е все го это о б ъ я с н я е т с я г е о г р а ф и ч е с к и м фактором, поскольку маленькие Нидерланды само свое название получили благодаря плоскому низменному рельефу, тогда как во Франции десятки тысяч евреев смогли найти укры тие в больш их горных массивах, благоприятных для партизанского движения. Но следует такж е отметить, что какова бы ни была моральная оценка французского соглашательства 1940-1944 годов, сравнительная автоном ия, м ахинации Л аваля и всевозможные варианты двойной игры в целом также в зн ачительной степени способствовал и вы ж иванию евреев.

Аналогичная ситуация сложилась и в Дании, где не было оказано сопротивления немецким захватчикам, вследствие чего эмиссары Эйхмана не могли действовать там по своему усмотрению, так что более девяноста процентов датских евреев оказались спасены.

Италия Еще более парадоксальная ситуация сложилась в ф а ш и стск о й И тал и и. В 1934 и д а ж е в 1936 году Муссолини насмехался над расизмом Гитлера. После подписания "С тального пакта" в 1938 году он был вы нуж ден идти по следам б ы вш его а в стр и й ско го ефрейтора в том числе и в еврейском вопросе и ввел антисемитское законодательство. Однако пока дуче оставался у власти не могло быть и речи о депортациях.

Престиж нации или диктатора часто являлся главным фактором спасения евреев. Более того, итальянское военное командование предприняло в 1941-1942 годах на иностранны х территориях, оказавш ихся под его контролем (южная Греция, Хорватия, юго-восточная Франция) акции по систематическому спасению евреев, не только запретив доступ на эти территории Эйхману и его подручным, но даже доходя до того, чтобы вырывать "неарийиев" из рук французских жандармов и хорватских убийц, Этому парадоксу был положен внезапный конец осенью 1943 года после падения дуче и капитуляции Италии. Н аступило время реванш а: на территории марионеточной "Итальянской социальной республики" бюро IV В 4 смогло развернуться по своему усмотрению, вплоть до организации облавы, в ходе которой были арестованы более тысячи римских евреев, так сказать, прямо под окнами папы Пия XII, который, порвав с ты сячелетней традицией покровительства "народу-свидетелю ", даж е в этот трагический день воздерж ался от публичного протеста. Он никак не объяснил свое молчание, сказав лишь следующее:

"Не забывайте, что тысячи католиков служ ат в немецких армиях: разве я могу обречь их на конфликт со своей совестью?" Балканский полуостров На Б ал ка н ах часть ю го сл а в ск и х евр еев была уничтожена под открытым небом, как мы уже говорили выше. Напротив, Болгария была союзницей Третьего р е й х а, ц а р ь Б о р и с и е го п р а в и т е л ь с т в о в в е л и антиеврейские законы. Более того, было подписано общее соглашение с представителем бюро IV В 4, по которому для начала надлежало депортировать двадцать тысяч евреев (из общего числа пятьдесят тысяч).

Но этот договор был выполнен лишь частично из-за сп он тан н ы х протестов населения, вы разителем настроения которого был болгарский правящий класс и особенно духовенство. М ораль, которую извлек из событий посол Третьего рейха в Болгарии, содержится в его докладе в Берлин:

"Болгары не видят в евреях таких пороков, которые бы оправдывали принятие особых мер против них, эти н а и в н ы е сл а в я н е п о л н о сть ю л и ш е н ы п о н и м а н и я немецкой идеологии".

В Гр е ц и и, п о б е ж д е н н о й п о сл е ге р о и ч е с к о го сопротивления, основная часть ее семидесяти семи тысяч граждан-евреев, почти все из которых были древнего испанского происхождения (что достаточно характерно для всех б ал кан ски х стран), ж или в С алониках. В условиях военного оккупационного режима механизм депортации мог функционировать в обычном режиме, но в данном конкретном случае были некоторы е дополнительны е тонкости, заслуж иваю щ ие особого упоминания. Как и в других местах, евреям сообщалось, что они будут направлены на "автономную территорию", созданную для них в Польше, более того, их заставляли обменять свои деньги на специальные дорожные чеки, предназначенные для покупки земли (своеобразный черный юмор);

короче говоря, удалось нарисовать им такую радужную картину будущей жизни, что некоторые добровольно регистрировались для ближайшего отъезда!

Судьба более семисот тысяч румы нских евреев оказалась более милосердной.

Хотя Румыния и была, вероятно, единственной б а л к а н с к о й с т р а н о й, где с у щ е с т в о в а л а м е стн а я антисемитская традиция, но, возможно, именно в рамках этой традиции румынские руководители сочли делом чести самостоятельно распорядиться судьбой "своих" евреев. В то же время важно проводить различие между тремястами тысячами евреев в аннексированных в году провинциях Бессарабии и Буковине, перемешенных с а м и м и р у м ы н а м и на с о в е т с к и е т е р р и т о р и и, о к к у п и р о в а н н ы е их а р м и е й ( " Т р а н с н и с т - р и я " ), большинство из которых умерло от голода, болезней и солдатских погромов, и евреями "старого королевства", которые вопреки всяческому германскому давлению на "кондуктора" Анто-неску и вмешательству местных сил до последнего дня были избавлены от посягательств бюро IV Б 4.

Венгрия Весной 1944 года, т.е. в каком-то смысле уже под занавес, Эйхман сумел добиться в Венгрии большого успеха.

Эта страна, которая с 1919 года находилась под властью адмирала Хорти (носившего титул "регента"), также придерживалась определенной антиеврейской политики, а в 1938 году по примеру Германии там были введены более жесткие законы.

Но ста р ы й р е ге н т та кж е не хотел д о п у ск а ть иностранного вм еш ательства, так что Эйхман смог приступить к своим операциям в Венгрии лишь с марта 1944 года, когда немецкая армия оккупировала страну, чтобы отстранить Хорти от власти. Эйхман, обычно руководивший деятельностью местных отделов IV В 4 из Берлина, немедленно прибыл в Будапешт, чтобы лично р уко во д и ть о п е р а ц и е й. По словам его ад ъ ю тан та Вислицени, "единственной целью нового венгерского кабинета министров было решение еврейского вопроса".

Исключительные усилия потребовались от министерства транспорта, чтобы отправлять в Освенцим по четыре эшелона в день. Венгрия была разделена на пять зон:

север, восток, юг, запад и Будапешт. Евреи четырех первых зон общей численностью примерно в четыреста пятьдесят тысяч человек были арестованы в ходе облав в апреле и депортированы за шесть недель, с 15 мая по июня. Евреев столицы, которых насчитывалось более двухсот тысяч человек, должны были депортировать в июле.

Но к этому времени англо-американцы уже твердо закрепились в Нормандии, и даже в высших нацистских сферах стали задавать себе вопросы о будущем. Так, "рейхсф ю рер" СС Гим млер якобы заинтересовал ся фантастическим проектом, разработанном в Будапеште, об обмене еще уцелевш их евреев на американские поставки, грузовики или медикаменты. Этот проект натолкнулся на запрет военных и диплом атических властей союзников, но Гиммлер так им заинтересовался, что без ведома Гитлера он за это время успел отдать приказ о приостановке депортаций. Таким образом, оставленные про запас в качестве разменной монеты, евреи Будапешта смогли избежать шестерен депортации.

Германия С момента его вступления в должность на Эйхмана была возложена задача "расового очищения" Германии.

Как только он получил зеленый свет для организации депортаций, он сосредоточил основное внимание на евреев "великогерманской" территории: в данном случае о р га н и за ц и я их ар е ста не п р е д ста в л я л а н и ка ки х т р у д н о с т е й, п о то м у что все эти евр еи бы ли уж е т щ а т е л ь н о з а р е г и с т р и р о в а н ы и н а х о д и л и с ь под контролем.

Около семидесяти тысяч из них были "эвакуированы на восток" в октябре и ноябре 1941 года, но затем проблемы с транспортом вызвали задержку в несколько месяцев.

В течение этой осени Эйхману пришлось среди прочего заняться и совсем другой задачей. Поскольку осуществление гитлеровского "окончательного решения" уже началось, следовало в общих чертах ввести в курс дела некоторых министров и высших чиновников. Шеф IV В 4 должен был не только подготовить досье, но и составить краткий текст, с которым руководитель всех полицейских служ б Германии Гейдрих намеревался вы ступ и ть л и чн о перед этим со б р а н и е м. С начала за се д а н и е бы ло н азн ач ен о на 9 н оября, но бы ло отложено до 20 января из-за нападения на Перл-Харбор 7 декабря и вступления в войну Соединенных Штатов.

Сначала Гейдрих объявил своим слушателям, что он только что получил все полномочия для "подготовки окончательного решения еврейской проблемы в Европе" и что на него была возложена задача "очистить немецкое жизненное пространство от евреев". Это пространство о х в а т ы в а л о всю Е в р о п у ;

ч и сл о е в р е е в зд е сь по статистике бюро IV В 4 доходило в целом до одиннадцати миллионов. Что касается уготованной им участи, то характерно, что даже в этой тщательно подобранной аудитории Гейдрих, не скрывавш ий, что все они до последнего будут уничтожены, предпочитал изъясняться намеками, например:

"В рамках окончательного решения проблемы евреи долж ны быть отправлены на восток под надеж ной о х р а н о й и там и с п о л ь з о в а н ы как р а б о ч а я си л а.

О рганизованны е в рабочие колонны, дееспособны е евреи, мужчины и ж енщ ины по отдельности, будут доставлены на эти территории для строительства дорог;

само собой разум еется, что значительная их часть п о ги б н е т е сте ств е н н ы м путем из-за ф и зи ч е ск о го истощения.

С оставшимися, которые в конце концов выживут и которых следует рассматривать как самую устойчивую часть, поступят соответствующим образом, В самом деле, и с т о р и ч е с к и й о п ы т п о к а з ы в а е т, ч то в с л у ч а е освобождения эта природная элита несет в зародыше элементы нового еврейского возрож дения. В целях практического осуществления окончательного решения Европа будет очищена с запада до востока. Трудности с жильем 1 и другие соображения из области социальной политики привели нас к решению начать с территории Рейха, включая протекторат Богемии и Моравии".

Д а л ь н е й ш а я р е ч ь Г е й д р и х а, т а к ж е ка к и последовавш ая за ней дискуссия были посвящ ены проблеме "метисов": какой должна быть доля "арийской крови", иначе говоря, число христианских предков, чтобы эти полукровки могли быть оставлены в живых? Как к ним относиться? Это были трудные вопросы: задолго до того, как Бисмарк рекомендовал случать "еврейских кобыл" с "христианскими жеребцами", обещая хорошие результаты от этого скрещивания, именно прусская знать начала объединяться через брачные связи с богатыми еврейскими семьями, так что известное количество оф ицеров и лиц первостепенной значимости имели б о л ь ш е, чем о д н у б а б у ш к у или п р а б а б у ш к у со м н и т е л ь н о го п р о и сх о ж д е н и я. Г о с у д а р ств е н н ы й с е к р е т а р ь В и л ь ге л ь м Ш т у к а р т, п р е д с т а в л я в ш и й министерство внутренних дел, предложил сохранять жизнь даже метисам, "семитизированным более, чем на пятьдесят процентов", но стерилизовать их. После чего доктор Б ю лер, п ред ставл явш и й польское генерал-губернаторство, попросил, чтобы приоритет был п р е д о с т а в л е н п о л ь ск о й т е р р и т о р и и по п р и ч и н е количества и плотности населения еврейских гетто, "этих очагов заразы", и отметил, что в данном случае проблема транспортировки не представляет трудностей. Затем был предложен легкий завтрак, и совещание было закрыто.

В действительности вопрос о смеш ении кровей являлся лишь крайним случаем тех проблем, которые возникли в связи с геноцидом евреев Германии в целом.

Многие убежденные нацисты были обеспокоены судьбой своих прежних товарищей по оружию, отличающихся безупречным патриотизмом, преследованиями инвалидов войны и военных сирот "неарийского происхождения".

Поэтому тех, кого посчитали достойными, отправили в лагерь Терезиенштадт в Богемии, привилегированное гетто, к о то р о е о р га н и з а т о р а м и "о к о н ч а т е л ь н о г о р еш ен и я" бы ло п р е д н а зн а ч е н о для п осещ ен и я делегатами Международного красного креста и другими нейтральными делегациями, чтобы показать им, что Третий рейх обращается с евреями строго, но гуманно.

Часть этих депортированных смогла выжить, тогда как тысячи других в конечном итоге были переведены в Освенцим и там уничтожены. Аналогичным образом, немецкие евреи, депортированные "на восток" осенью 1941 года, не были уничтожены немедленно;

сначала они были интернированы в гетто Лодзи, Риги или Минска.

Остается добавить, что эта последняя группа нашла неож иданного защ итника в лице Вильгельма Кубе, "генерального комиссара" Белоруссии, нацистского активиста первого призыва.

В декабре 1941 года в конфиденциальном письме своему другу Генриху Лозе, который, как мы видели, критиковал массовые уничтожения, Кубе сообщал ему о своем возмущении:

"Среди этих евреев находятся ветераны войны, награжденные Ж елезным крестом, инвалиды войны, наполовину или даже на три четверти арийцы. У меня достаточно жесткости, и я готов внести своей вклад в реш ени е е вр е й ско й п р о б л ем ы, но л ю д и, которы е происходят из тех же кругов, что и мы сами, это все-таки что-то совсем другое по сравнению с автохтонными нечеловеческими ордами".

В глазах агентов Гейдриха и Эйхмапа в Минске Кубе был виновен в весьма серьезных упущениях: разве не заявил он публично, что любит музыку Мендельсона и Оф ф енбаха, пожал руку еврею, который вывел его автомобиль из охваченного пламенем гаража, пообешал безопасную жизнь всем своим протеже? 31 июля года Кубе лаконично сообщал Лозе: "В Минске около десяти тысяч евреев были ликвидированы 28 и 29 июля.

О сновная их часть была депортирована в М инск в прошлом ноябре по приказу фюрера из Вены, Брно, Бремена и Берлина".

Лагеря смерти в Польше Как мы уже видели, технология уничтожения групп л ю д е й, р а с с м а т р и в а е м ы х как в р е д н ы е или как недостойные жизни, начала разрабатываться осенью 1939 го д а. В о к т я б р е 1941 го д а, в с к о р е п о сл е приостановки "программы эвтаназии", были установлены к о н та к ты м е ж д у Э й х м а н о м и д о к т о р о м Б р а к о м, представителем ф ю рера, в результате которых два основных сотрудника Брака комиссар полиции Вирт и химик Кальмейер были направлены в Польшу, чтобы "помочь в создании Необходимых помещений и газового оборудования".

В декабре первый лагерь смерти в Хелмно вступил в строй. Три других, в Белжеце, Собиборе и Треблинке, оснащенных все лучше и лучше, были соответственно пушены в дело марте, мае и июле 1942 года. Эти лагеря находились под высшим руководством генерала СС Одило Глобокника, бывшего гаулейтера Вены, таким образом не подпадая под командование Эйхмана. Эти лагеря имели много общего. Собственно уничтожение осуществлялось эсэсовцами Глобокника при поддержке вспомогательной гвардии, в основном состоявшей из украинцев. Команда из нескольких сот евреев занималась вывозом трупов и другими работами. Во время прибытия эш елонов принимались больш ие предосторож ности, чтобы обмануть евреев, насколько это было возможно, и тем с а м ы м и з б е ж а т ь о т ч а я н н ы х п р е д с м е р т н ы х выступлений.

Поскольку депортированные якобы направлялись в трудовой лагерь на "автономной еврейской территории", ф ал ьш и вы е надписи были разм ещ ены при входе, зам аскированном под обы чны й вокзал, а такж е на зданиях: "Вход на автономную территорию", "Синагога", "Душевая" и т.п. Дополнительная задача состояла в сбо ре п о сл е д н и х л и ч н ы х вещ ей, п р и н а д л е ж а щ и х жертвам, прежде всего одежды, предназначенной для неимущих немцев. Получатели не всегда оказывались д о в о л ь н ы, что вп о л н е п о н я тн о, если п р и н я ть во внимание обстоятельства, при которых собирали эту одеж ду. В результате делегат немецкого общ ества "зимней помощи" направил руководству СС следующий протест:

"Комплекты, отправляемые вами, столь низкого качества, что в большинстве случаев их невозможно распределять среди нуждающихся. Значительная часть одежды очень грязная и испачкана кровью. Воротники большинства пиджаков и курток столь засалены, что т р е б у е т с я д о п о л н и т е л ь н а я ч и с т к а (...). Л и ш ь с опозданием при вскрытии тюков было обнаружено, что в партии, направленной адм инистрации П ознани, на п яти д еся ти одном п и д ж аке из д в у х со т ещ е бы ли прикреплены желтые звезды!" Вот описание последних минут эшелона евреев, депортированны х в Треблинку, принадлеж ащ ее Эли Розенбергу, который входил в "ком анду по вы возу трупов" этого лагеря и остался в живых:

"Эсэсовцы с собакам и, держ а в руках плети и штыки, стояли вдоль Н|гате1551;

га55е ( " Ы т т е ^ г а з з е " ("Небесная улипа") - так в насмешку назвали дорогу, которая вела в Треблинке в газовые камеры.). Евреи шли молча. Они не знали, куда их ведут. При входе в газовые камеры стояли два украинца;

одного звали Иван, а другого Николай. Они пускали газ. Газ постулат из двигателя. В него заправляли что-то - нефть или мазут.

Последних в очереди подгоняли ударами штыков, потому что первые уже видели, что происходит внутри, и не хотели входить. Ч еты реста человек могли войти в газовую камеру. Тогда с трудом удавалось закрыть наружную дверь. Когда их там запирали, мы находились с другой стороны. В этот момент мы слышали только крики "Слушай, Израиль", "папа", "мама". Через тридцать пять м и н у т все они бы ли м е р тв ы. Д в о е н е м ц е в находились там и слушали, что происходило внутри.

Затем они говорили: "Все тихо..."

Ниж е приводятся н екоторы е исторические подробности, а также особенности каждого из этих польских лагерей.

ХЕЛМНО Этот лагерь располагался в шестидесяти километрах от Лодзи и предназначался для уничтожения евреев из зап ад н ой части П ол ьш и, вкл ю ч ен н о й в "В ел и кую Германию". Этот лагерь действовал с декабря 1941 по лето 1943 года. Его газовая камера была лишь фургоном грузовика смерти, подобного тем, что использовались в России. П осле каж д о го газового се а н са, которы й обеспечивал четыре десятка убитых, грузовик отвозил трупы к длинной траншее или общей яме, выкопанной в соседнем лесу. В среднем каждый день происходила д ю ж и н а с е а н с о в. Л е т о м 19 44 год а л а г е р ь бы л использован последний раз, чтобы л и кви д и р о вать оставшихся в живых обитателей гетто Лодзи, которым до того времени сохраняли жизнь как полезным работникам.

Из постоянной еврейской команды выжили лишь два человека. Общее число жертв оценивается Польской комиссией по военным преступлениям в двести пятьдесят тысяч человек, а на судебном процессе в Бонне в году - в сто пятьдесят тысяч при дюжине эсэсовских палачей.



Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.