авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Тюменский государственный нефтегазовый ...»

-- [ Страница 5 ] --

Реплика ведущего: у характеристики университетского профессионала как субъекта свободного морального выбо ра два оппонента – администраторы и... сами преподава тели («бегство от свободы... и ответственности).

Относительно фрагмента проекта кодекса «атрибут компетентности профессионала – не только уровень владения специальностью, техническая рациональность, но и компетентность в сфере профессиональной этики, определяющая эффективность профессии» участникам семинара предстояло обсудить вопрос: примут ли коллеги по университету этот тезис? все? или только гуманитарии?

В рамках оправдания раздела, посвященного нормам высокой профессии участникам семинара предстояло оп ределиться: целесообразно ли показывать в кодексе только позитивные нормы или необходима и критика па тоса профессии? надо ли идти на риск спровоцировать негативизм?

Работа над этим заданием обеспечивалась слайдом, содержание которого отражено в табл. 5.3.

Таблица 5. Позитивные нормы и патос профессии Позитивные нормы Патос профессии Честность в преподавании, Ложное понимание педаго оценке успехов студентов, в гической солидарности и карьерном продвижении, в «чести мундира»

присвоении степеней уклонение от личной ответ взаимное доверие в уни- ственности за «педагогичес верситетском сообществе кий брак»

свободный обмен идеями и пороки системы образова свобода самовыражения ния: взяточничество, вымога совместная ответствен- тельство, обмен неправед ность всех членов универси- ными услугами, практика тетского сообщества фиктивных экзаменов, сексу альные домогательства и т.п.

На семинаре, посвященном обсуждению проекта текста кодекса, был использован такой метод организации дискур са, как проблематизация содержания фрагментов кодекса.

Ведущий: в разделе «Преамбула» зафиксирован при знак ситуации-контекста, сопровождающий практику этиче ского кодифицирования большинства видов организаций и профессий – распространенность «антикодексных» настро ений. Вопросы:

* отметили ли вы, что в этих настроениях упущен клю чевой мотив проектирования кодекса – самопознание про фессии, в том числе базовых профессий научно-образо вательной деятельности?

* если отметили, то принимаете ли вы такой тезис обоснования назначения кодекса, согласно которому при неизбежной массовизации университетского образования и при доминировании его рыночной идентификации, базовые профессии научно-образовательной деятельности должны быть – как подчеркнуто в документе «Миссия-Кредо ТюмГНГУ» – «высокими». Высокомерными – в хорошем значении этой характеристики: держать высокую меру слу жения в профессии? Возможно, идея такого высокомерия парирует многие аргументы контркодекса? Например:

«реалистично ли требовать от нас быть более моральными, чем весь народ?».

Участникам семинара был предложен фрагмент рубри ки «Намерения»:

«... * собрать “атомизированных индивидов” в универси тетское сообщество;

* подать сигнал о готовности бороться с наглым и ци ничным попранием профессиональных и корпоративных норм;

* поддержать тех, кто понимает необязательность сов падения профессионального и “денежного” успеха и тех, кто нуждается в моральном оправдании своей ориентации на успех;

* показать скептикам, небезосновательно разочаровав шимся в университетских нравах: кодекс – не гарантия от нарушений профессиональной и/или корпоративной этики и не решебник;

кодекс – своеобразная лоция для творческого акта морального выбора в конкретных ситуациях научно-об разовательной деятельности;

кодекс – шанс поддержать достоинство высокой профессии;

* сориентировать менеджмент университета на небюро кратическое назначение кодекса, на роль кодекса в самопо знании, самоопределении и нравственном развитии уни верситета».

И ведущий задал два вопроса:

* какие из этих намерений наши коллеги по университе ту услышат, а какие – не услышат?

* как сориентировать менеджмент университета на не бюрократическое назначение кодекса?

Естественный интерес по поводу влияния работы рек торского семинара на формирование текста кодекса можно прокомментировать «ответами» в самом тексте кодекса на аргументы, содержащиеся в задании «контркодекс»:

* по поводу контраргумента «реалистично ли требовать от нас быть более моральными, чем весь народ?» в преам буле подчеркнуто: «установка на служение в высокой про фессии предполагает, что университетский профессионал не просто исполняет работу в рамках элементарной поря дочности, которая обращена к каждому человеку, но готов поднять планку моральных требований к себе»;

* по поводу контраргумента «что же, все политики, жур налисты, преподаватели, чиновники, менеджеры изначаль но хамы-грубияны-невежды и не способны работать без ко декса?» в преамбуле подчеркнут «процесс девальвации профессионально-нравственных ориентиров научно-обра зовательной деятельности университетов: то, что еще не давно считалось постыдным, сегодня для многих становит ся нормой»;

* по поводу контраргумента «кодекс может обернуться бюрократическим, формальным документом, провоцирую щим всеобщее равнодушие, либо инструментом автори тарного управления» в преамбуле подчеркнуто: «кодекс – этический документ небюрократического назначения. Сво им форматом он противостоит некомпетентности в предъя влении требований к университетскому профессионалу «от имени профессиональной этики», в том числе спекуляциям на мотивации высокой профессии».

Если говорить об эффекте цикла ректорских семинаров в более широком плане, можно отметить, что его участники договорились о целесообразности разработки системы но рмативно-ценностных документов университета, отказав шись от единого документа «Этический кодекс». Эта систе ма включает уже созданный документ «Миссия-Кредо» и намеченные к созданию «Кодекс воспитателя», «Кодекс студента», «Корпоративные правила университета» и т.д.

5.3. «Примерка» идеи создания кодекса в коллективе преподавателей Как было отмечено выше, дискурс об этическом кодексе университета как пространстве коммуникативных практик формировался и в индивидуальных интервью с универси тетскими преподавателями, и в процессе анкетного опроса среди них. Естественно, что публикация порождаемых эти ми коммуникативными практиками текстов на электронном форуме проекта создавала возможность непосредствен ного и опосредованного вовлечения в дискурс более широ кого круга университетских преподавателей.

Предварительное замечание: в отличие от большинст ва состава участников ректорского семинара – топменедже ров – участники индивидуальных интервью и анкетного оп роса – преподаватели и заведующие кафедрами.

Ниже рассматриваются материалы анкетного опроса.

Подпараграф 5.3 написан в соавторстве с М.В.Богдановой.

АНКЕТНЫЙ опрос преподавателей ТюмГНГУ по теме «Этический кодекс университета» был сосредоточен на экс пертизе (а) эмпирических особенностей ситуации универ ситета в профессионально-нравственном аспекте, (б) по тенциала саморегулирования научно-образовательной дея тельности университета посредством этического кодекса.

Тематические направления опроса: взвешивание по тенциала саморегулирования через кодекс в сфере научно образовательной деятельности;

выявление этически на пряженных зон взаимоотношений в научно-образователь ной деятельности университета;

диагностика регулятивного потенциала кодекса в нравственно-конфликтных ситуациях научно-образовательной деятельности университета;

ис пытание (не)уместности применения международного опы та этического регулирования университетов («Бухарестская декларация»);

характеристика особенностей ситуации уни верситета в координатах «дух университета».

Объектом анализа являются результаты опроса, со держащие данные об (1) этическом кодексе как инструмен те саморегулирования научно-образовательной деятель ности университета;

(2) регулятивном потенциале кодекса в нравственно-конфликтных ситуациях научно-образователь ной деятельности;

(3) проблемных профессионально-нрав ственных аспектах взаимодействия преподавателя и сту дента;

(4) особенностях ситуации университета в координа тах значения «дух университета».

5.3.1.Этический кодекс как инструмент саморегулирования 5.3.1.1. Аргументы «против»

Материалы опроса показывают, что тема профессио нально-этической кодификации научно-образовательной деятельности как способ определения ситуации универси тета, содействующий «овладению обстоятельствами», в ко торых находятся университетские профессионалы, для участников опроса не актуальна. С чем это связано?

В преамбуле ко второму вопросу анкеты говорилось:

«Практика показывает, что в университетах существу ют как сторонники, так и противники создания специаль ного документа, содержащего этические нормы научно образовательной деятельности. Не исключение и наш университет;

как показал предварительный опрос, пре подаватели неоднозначно относятся к идее создания этического кодекса: среди них есть как скептики, так и сторонники такой работы».

Сначала экспертам предстояло отнестись к распростра ненным аргументам «против» создания кодекса, сгруппиро ванным в три позиции: «кодекс излишен», «кодекс бесполе зен», «кодекс вреден», и выбрать в каждой позиции по два аргумента, которые предположительно могли бы выдвинуть их коллеги. В основном это те же аргументы, которые уже представлены выше в параграфе о ректорских семинарах.

* Позиция «кодекс излишен». Наиболее распространен ным оказался аргумент «в университете и без кодекса большой объем документации в рамках системы менедж мента качества» (54,8%). Как можно заметить, такой выбор – следствие идентификации кодекса как бюрократического документа, инструмента управления университетом.

* Позиция «кодекс бесполезен». Наиболее распростра ненным оказался аргумент «порядочность или непорядоч ность в нашей профессии зависит только от самого чело века» (71,0%). Скорее всего такой выбор исходит из пред ставления, что только индивидуальная нравственность да ет надежду сохранить свою профессиональную идентич ность. Конвенциональность норм потенциального кодекса в этом случае не рассматривается участниками опроса как способ и ресурс формирования профессионально-нравст венных ориентиров.

* Позиция «кодекс вреден». Наиболее распространен ным оказался аргумент «"А судьи кто?"…» (48,1%). Скорее всего выбор этого аргумента символизирует либо отсутст вие, либо отвержение моральных авторитетов в профессии как ресурса ее саморегулирования.

Следует отметить, что начало процесса заполнения ан кеты экспертами сопровождалось репликами двух типов.

Первый из них: «вопросы профессиональной этики очень актуальны, мы регулярно их обсуждаем»;

«эти вопросы ва жные, сегодня мы стали больше думать о запретах и раз решениях извне, но меньше или вообще не задумываемся о том, что мы сами не можем себе позволить, являясь пре подавателями университета»;

«эти проблемы у нас наболе ли».

Второй тип реплик: «как мы можем отвечать на вопросы анкеты, если не знаем, что такое кодекс»;

«выходит, что до создания этого кодекса мы вели себя в профессии непра вильно, а создадим его – и начнем вести себя правильно?»;

«наша ментальность не воспринимает формализованное этическое регламентирование профессиональной деятель ности»;

«на вопросы анкеты было бы легче отвечать, если бы мы увидели текст этического кодекса хотя бы “в первом чтении”».

В предшествующем анкетированию экспертном опросе методом индивидуального интервью также было зафикси ровано первоначальное скептическое восприятие самой идеи создания этического кодекса университета. Однако потенциал индивидуального полуструктурированного ин тервью позволял его участнику не только проявить и аргу ментировать свою позицию в отношении обсуждаемого во проса, но критически ее осмыслить, выходя за рамки обы денных представлений.

В условиях анкетного опроса, не позволяющего интер вьюеру вовлечь эксперта в обстоятельную рефлексию пре дложенных вопросов, намерение авторов исследования ак центировать внимание экспертов сразу на контраргументах относительно этического кодифицирования было рассчи тано на взвешенное осмысление участниками опроса скеп сиса относительно кодексов за счет системной конкретиза ции аргументов «против».

5.3.1.2. Аргументы «за»

Как уже было отмечено, анкетному опросу предшество вал экспертный опрос методом индивидуального интервью университетских преподавателей, посвященный диагно стике ситуации университета, определению тематических направлений дискурса о кодексе и предварительному фор мулированию норм кодекса. На основе материалов интер вью и были сформулированы аргументы, конкретизировав шие в анкетном опросе позицию «за» создание этического кодекса.

Участникам этого опроса предстояло отнестись к сле дующему набору суждений:

«этический кодекс может быть инструментом защиты преподавателя от административного давления: пре подаватель должен иметь возможность честно работать, не думая, например, что если его студенты не сдадут “контрольную точку” с первого раза, то он автоматически попадет в разряд плохих»;

«кодекс нужен молодому преподавателю как “навигатор” на старте его профессиональной деятельности»;

«в условиях, когда нормы нравственности утрачивают свое влияние в обществе, а то и ставятся с ног на голову, возвращение к нравственным основам профессии просто необходимо. И университетский кодекс может сыграть такую роль»;

«в повседневной сверхнагруженности преподаватель по рой не задумывается о ценностях своей профессии, а кодекс может послужить напоминанием об ее предназна чении, роли в обществе, о последствиях пренебрежения этикой профессии»;

«созданием этического кодекса мы подадим сигнал кол легам и обществу о готовности бороться с наглым и ци ничным попранием профессионально-этических норм»;

«многие университеты имеют этические кодексы, почему бы и нашему университету не создать свой этический ко декс».

Эксперты должны были выделить из предложенного списка два суждения, которые могли бы выдвинуть их кол леги в качестве аргументации «за» создание этического ко декса университета.

Суждение «этический кодекс может быть инструментом защиты преподавателя от административного давления»

выделили 34,3% участников опроса.

Выбор такого аргумента, на наш взгляд, символизирует, во-первых, повышенную напряженность, порождаемую то тальностью корпоративного управления процессом научно образовательной деятельности, сокращающей профессио нальную автономию университетского преподавателя и, со ответственно, сужающей сферу его профессионально-нрав ственной ответственности, все активнее замещая ее разно образными способами учета.

Во-вторых, характеризует ситуацию внутриинститу ционального перехода. Еще десять-пятнадцать лет назад центральными фигурами университета (авторитетными, ав тономными субъектами, обеспечивающими его успешное развитие) являлись университетский преподаватель и сту дент;

в настоящее время центральное место все более за крепляется за администратором. Кодекс может служить на поминанием о непреходящем значении ценностей профес сии университетского преподавателя для самоопределения университета, а также о том, что ориентация на эти ценно сти требует адекватного «режима» практического воплоще ния профессии в университете.

Соответственно, созданием кодекса может быть подан сигнал о том, что, с одной стороны, профессиональная ав тономия университетского преподавателя как составляю щая природы данной профессии нуждается в защите от чрезмерного управленческого регулирования, с другой – от патоса сложившихся профессиональных нравов37.

Аргумент «Кодекс нужен молодому преподавателю как “навигатор” на старте его профессиональной карьеры» вы делили 29,5% респондентов. К этому выбору следует дать два комментария.

Первый комментарий. Выбор такого аргумента в пози ции «за» создание этического кодекса был сделан препо давателями на основе собственного опыта выстраивания профессиональной траектории в трансформирующейся университетской корпорации. Скорее всего этот опыт фор мирует запрос на возможность/необходимость активизации процесса осмысления университетскими профессионалами своих отношений со сложившимися традициями, разнооб разными университетскими практиками в рамках научно образовательной деятельности, а также природы своей профессии. Хотя данное предположение нуждается в под тверждении, тем не менее результаты опроса указывают на значимость для университетской корпорации рефлексии профессионального пути в координатах «жизнь в профес сии» не только относительно уже состоявшегося универси тетского интеллектуала (чаще всего означенного в универ ситетской иерархии позицией «профессор»), но и позиций «ассистент», «старший преподаватель», «доцент». Пред ставляется, что в этих позициях происходит познание и ус Примечательно, что отраженная в материалах опроса ситуация нарастающей конфликтности профессии университетского препода вателя и корпорации, в рамках которой она осуществляется, похожа по своим основным векторам напряженности с зафиксированной ранее Ю.В.Казаковым (при анализе современной деятельности СМК) ситуацией профессионально-нравственного конфликта, обу словленного «существованием двух корпораций, претендующих на формирование “правил игры” для журналиста: собственно журнали стской (горизонтальной ассоциации) и “вертикальной” (корпорации организации в лице конкретного средства массовой коммуника ции…)». См.: Казаков Ю.В. «"…Предстоит учиться мне…" в каком университете» // Этический кодекс университета. Ведомости. Вып.

34. Тюмень: НИИ ПЭ, 2009. С. 35.

воение этосных особенностей университета. Являясь зна чимыми в профессиональной траектории университетского профессионала, данные статусные позиции нуждаются в самопознании – если университетская корпорация рас сматривает в качестве основания своего успешного разви тия прежде всего человеческий капитал, а не только капи тал экономический, ориентирующий на «оптимизацию за трат», в том числе за счет использования дешевой «рабо чей силы».

Второй комментарий. Современное образование все более отделяется от рынка труда. Выбор и обретение спе циальности являются необходимыми, но недостаточными условиями построения профессиональной карьеры – само определение к профессии, предполагающей характерную для нее нормативно-ценностную систему38, является не менее значимым фактором формирования траектории профессионального пути. Освоение этики базовых профес сий научно-образовательной деятельности характеризует этос конкретного университета39 – систему ориентиров ре ально-должного. Эти ориентиры могут быть конкретизиро ваны, в том числе и в этическом кодексе университета. В таком контексте метафора «навигатор» символизирует по тенциал кодекса формировать и поддерживать профессио нально-нравственную идентичность университетского про фессионала в различных точках его профессиональной траектории и в различных университетских практиках.

См.: Бакштановский В.И., Согомонов Ю.В. Этика профессии:

миссия, кодекс, поступок. Тюмень: НИИ прикладной этики ТюмГНГУ, 2005. С. 191.

«Современный университет не существует как инвариантная модель, в каждом конкретном случае мы имеем дело с культурно институциональной индивидуальностью отдельного университета», – подчеркивает А.Ю.Согомонов. См.: Согомонов А.Ю. Для чего со временному университету свой этический кодекс?//Этический кодекс университета. Ведомости. Вып. 34. Тюмень: НИИ ПЭ, 2009. С. 55.

5.3.2. Потенциал кодекса университета в решении нравственно-конфликтных ситуаций научно образовательной деятельности Участникам опроса было предложено охарактеризовать потенциал кодекса с точки зрения его (не)полезности в раз решении проблемных ситуаций научно-образовательной деятельности, обозначенных университетскими преподава телями в предшествующих опросу пилотных интервью: соз дание кодекса поможет профилактировать ситуацию бюро кратической сверхнагрузки преподавателя, сокращающей возможности повышения квалификации и приводящей к «обеднению уровня его профессиональных знаний»;

кодекс может свести «на нет» коммерческое партнерство препода вателя и студента с целью извлечения прибыли;

кодекс способен повлиять на повышение роли профессионального взаимоконтроля преподавателей на кафедрах;

кодекс мо жет предотвратить эксплуатацию студентов, аспирантов в исследовательской работе преподавателей, в том числе при оформлении их результатов;

кодекс проблематизирует понижение требований преподавателя к студентам, низво дящее университетское образование до уровня обучения в ПТУ;

кодекс профилактирует использование результатов научных исследований своих коллег без принятых в уни верситетской среде правил цитирования и оформления ссылок;

этический кодекс напомнит университетским пре подавателям о том, что в принципе неприемлемо для уни верситетского профессионала ни при каких обстоятельст вах.

Итак, каков, с точки зрения участников опроса, потенци ал кодекса?

* В разрешении каких профессионально-нравственных ситуаций этический кодекс может быть полезен?

Позицию «скорее “да”» в отношении суждения «Этиче ский кодекс может напомнить университетским преподава телям о том, что в принципе неприемлемо для универси тетского профессионала ни при каких обстоятельствах»

выбрали 68,6% участников опроса.

Такой выбор большинства участников опроса свиде тельствует об актуальности проблемы профессионально нравственной идентичности преподавателя университета, о необходимости рефлексии университетскими преподавате лями ценностных оснований профессии. Более того, о зна чимости создания в структуре кодекса «мировоззренческого яруса» как специального раздела: «овладеть ситуацией»

можно лишь видя то, что находится за ее пределами.

Таким образом, одним из значимых направлений разви тия дискурса о профессионально-нравственных ориентирах научно-образовательной деятельности должна была стать конкретизация «ценностно-неприемлемого» университет скими преподавателями для своей профессии.

* В каких проблемных ситуациях, по мнению участников опроса, этический кодекс университета не может быть по лезен?

Как показывают данные опроса, более половины участ вовавших в нём университетских преподавателей (53,8%) полагают, что «кодекс не сможет свести “на нет” коммерче ское партнерство преподавателя и студента с целью из влечения прибыли».

Если трактовать ситуации «коммерческого партнерст ва» преподавателя и студента как следствие профессио нально-нравственной аномии, то, представляется, ни пря мые запреты в этическом кодексе, ни санкции не устранят сегодня этого патоса профессии. Как отмечал Р.Мертон, характеризуя феномен социальной аномии, применение запрещенных средств становится обычным в ситуации, ко гда стимулируемые обществом образы успеха расходятся с институционально-координируемыми значениями средств достижения успеха40.

См.: Мертон Р. Социальная структура и аномия // Социология преступности (Современные буржуазные теории). М.: Прогресс, 1966. С. 299-313. [онлайн]. Дата обращения 13 августа 2009 г. URL Усиливающаяся тенденция доминирования символов лишь денежного успеха ставит университет перед альтер нативами самоопределения.

Либо намеренно создавать многообразные, в том числе материально и финансово подкрепляемые прецеденты, культивирующие на разных этапах и направлениях профес сиональной траектории университетских преподавателей ценности профессионального успеха, во многом обуслов ленного дисциплиной знания41.

Либо «отпустить» ситуацию согласования интересов и целей с институциональными нормами, предоставляя уни верситетских преподавателей индивидуальному выжива нию и целеполаганию в «поле» университета, контролируя профессиональную деятельность преподавателя система ми исчерпывающего учета. Тем самым университет «осво бодит» субъектов базовой профессии его научно-обра зовательной деятельности от обязательного сочетания ими своей «шкалы желаемых целей с моральным и институцио нальным регулированием допустимых и требуемых спосо бов достижения этих целей»42.

Более половины университетских преподавателей, так же участвовавших в опросе (52,9 %), полагают, что кодекс не «поможет профилактировать ситуацию бюрократической сверхнагрузки преподавателя».

Ситуации «бюрократической сверхнагрузки» являются своего рода индикаторами риска трансформации универси тета в бюрократическую систему – в ущерб его миссии про изводить и развивать знания, идеи и идеологии. В то же время зафиксированное участниками опроса негативное http: //scepsis.ru/ library/id_632.html Знание, «по сути своей и методу его получения, зашифрован ное как истинное и правильное, налагает неизмеримо больше соци альных и культурных обязательств на человека, чем навязанные сверху правила поведения» (см.: Согомонов А.Ю. Для чего совре менному университету свой этический кодекс? // Этический кодекс университета. Ведомости. Вып. 34. Тюмень: НИИ ПЭ, 2009. С. 61).

Мертон Р. Социальная структура и аномия. Цит. издание.

последствие «бюрократической сверхнагрузки» – сокраще ние возможности повышения квалификации, приводящее к «обеднению уровня его профессиональных знаний», – сим волизирует доминирование корпоративной идентификации преподавателей конкретного университета за счет ослаб ления их профессионально-нравственной самоидентифи кации.

В отношении суждения «кодекс проблематизирует по нижение требований преподавателя к студентам, низводя щее университетское образование до уровня обучения в ПТУ» позицию «скорее “да”» выбрали 33,3 % участников опроса, и «скорее “нет”» – 36,2 % участников опроса. Воз можно, такого рода амбивалентность в оценках указывает на отсутствие полного алиби (Б.Ридингс) университетско го преподавателя, на неготовность значительной части участников опроса оправдывать снижение требований пре подавателей к студентам влиянием исключительно внеш них обстоятельств. Признание отсутствия такого рода али би сохраняет некоторые предпосылки для развития про фессионально-нравственной субьектности университетских преподавателей.

5.4. О динамике версий текста Кодекса Анализ процесса креации кодекса дает возможность зафиксировать признаки динамики в версиях текста по ряду параметров.

1. Первоначальное название «Этический кодекс уни верситета». Окончательное – «Профессионально-этический кодекс университета». Новое название ограничивает субъ ект и адресат Кодекса базовыми профессиями научно-об разовательной деятельности университета: преподавате лей, научных работников, профессоров-администраторов.

Причина изменения названия – движение проекта от идеи интеграции в кодекс двух равных «малых систем» к идее приоритета требований профессиональной этики базовых профессий научно-образовательной деятельности над требованиями этики корпоративной.

Стоит напомнить, что на этапе разработки концепту ального техзадания (рубрика «Мотивы») проект предпола гал возможность паритетных отношений корпорации-про фессии и корпорации-организации в университетской этике.

В концептуальной модели кодекса говорилось о задаче интеграции в Этический кодекс университета форматов «кодекс профессиональной этики» и «кодекс корпоративной этики». В окончательной версии акценты иные. Речь идет о необходимости системного согласования в жизни универси тета двух конфликтующих этик: профессиональной и кор поративной, в рамках которого интересы корпорации – ско рее средство. Здесь же следует отметить введение особой рубрики «Университетский профессионал в ситуации кон фликта требований профессиональной и корпоративной этик».

2. Динамика концептуального содержания раздела «Минимальный стандарт» отражена в табл. 5.4.

Таблица 5. Динамика содержания раздела «Минимальный стандарт»

Концептуальное Итоговый техзадание текст кодекса «Минимальный стандарт» «Минимальный стандарт»

как способ совместить риго- – не «скидка» в уровне про ризм и реалистичность в тре- фессионально-этических бованиях кодекса, преодо- требований, даваемая со леть, с одной стороны, хан- ссылкой на «трудные об жество завышенных требо- стоятельства», и не инструк ваний к субъектам научно- ция, отчуждающая универси образовательной деятельно- тетского профессионала от сти университета в условиях статуса субъекта морального вполне определенной ситуа- выбора. «Минимальный стандарт» – технология ции в обществе, с другой стороны – попустительские правильного исполнения оправдания ссылками на профессии: незнание нравы, оборачивающимися неисполнение професси уцениванием должного. «Ми- ональных правил подрывает нимальный стандарт» по си- основы профессионализма, лам большинству субъектов не только миссию, но и научно-образовательной функцию профессии деятельности университета уже сегодня Глава Первый результат проекта и его рефлексия 6.1. Итоговый текст ПЭКУ «Профессионально-этический кодекс Тюменского государственного нефтегазового университета»

ПРЕАМБУЛА Профессионально-этический кодекс (далее – Кодекс) – императивно-ценностная декларация базовых профессий научно-образовательной деятельности университета: пре подавателей, научных работников, профессоров-админист раторов;

самообязательство университетских профессио налов;

ориентир самопознания и саморегулирования про фессии.

Проблемная ситуация. Современное общество пре дъявляет научно-образовательной деятельности универси тета вызовы, создающие напряженные профессионально нравственные ситуации:

* массовизация высшего образования, его трансформа ция в коммерциализированную индустрию «образователь ных услуг», провоцирует снижение требований к абитуриен там, студентам, преподавателям;

* самоидентификация университетов как бизнес-корпо раций провоцирует конфликт между миссией высоких про фессий, несущих перед обществом повышенную ответст венность, и требованиями корпоративной этики;

* процесс девальвации профессионально-нравственных ориентиров научно-образовательной деятельности универ ситетов (то, что еще недавно считалось постыдным, сегод ня для многих становится нормой) формирует внутренний конфликт сообщества: профессиональная деятельность – исполнение долга или «деловое предприятие»?

Мотивы и намерения. Кодекс – этический документ профессии. Не просто «рода занятий, не допускающего любительства», «специальности, требующей высокой ква лификации». Кодекс определяет профессию как противо положность и ремеслу, и бизнесу и относит ее к типу дея тельности, предполагающему профессиональное призва ние, служение, саморегулирование через этические кодек сы. «Дух» профессии выражает двойное назначение про фессиональной этики: представлять коренные интересы профессии, защищать свободы и достоинство профессио налов и – через эффективное осуществление профессией своей миссии – проводить интересы общества.

Кодекс – сигнал университетских профессионалов о не обходимости кредита доверия со стороны общества. И од новременно сигнал «профессионалам», для которых науч но-образовательная деятельность все больше становится «деловым предприятием».

Кодекс – способ защититься от огульно-негативных об разов университетского профессионала и ответить на раци ональные претензии общества по поводу его добросовест ности, честности и компетентности.

Кодекс – способ моральной рефлексии университетских профессионалов о напряженных ситуациях научно-образо вательной деятельности.

Кодекс – шанс удержания миссии профессии в ситуации доминирования установок корпоративной этики, по своей природе чреватой подавлением индивидуального профес сионально-нравственного выбора.

Кодекс – «демонстрация флага» университета, его за боты о своей репутации и конкурентоспособности, прямо зависящих от престижа и репутации базовых профессий на учно-образовательной деятельности.

Формат. Кодекс – этический документ небюрократи ческого назначения. Своим форматом он противостоит не компетентности в предъявлении требований к университет скому профессионалу «от имени профессиональной этики», спекуляциям на мотивации высокой профессии.

Устав университета, должностные инструкции для пер сонала, документы менеджмента качества и другие средст ва административного регулирования предписывают строго регламентированное поведение безотносительно к моральному выбору субъекта и потому обеспечивают ско рее легальность поведения.

Не являясь ни «добровольным ошейником», ни инстру ментом «моральной полиции», декларированные Кодексом ценности – предмет внутреннего решения. Но не частного лица, а профессионала, отвечающего перед профессией и за профессию, которой общество доверило саморегулиро вание.

* Формат Кодекса определен установкой на реально должное: содержащиеся в нем нормы соответствуют про фессионально-нравственным ситуациям, складывающимся в координатах здесь и сейчас. В то же время установка на реально-должное не означает попустительского оправда ния нравов ссылками на «трудные обстоятельства».

* Формат Кодекса предполагает культивирование ком петентности университетского профессионала в проблемах морального выбора. Но предлагаемые Кодексом ориентиры не избавляют профессионалов от самостоятельного реше ния профессионально-нравственных конфликтов. Кодекс – своеобразная лоция для творческого морального выбора в конкретных ситуациях научно-образовательной деятельно сти.

МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИЕ ОРИЕНТИРЫ Университетский профессионал – субъект мо рального выбора. Преподаватель, научный работник, уни верситетский администратор – не только объекты внешних требований, «исполнители функции», дисциплинированно следующие должностным инструкциям. Они – субъекты морального выбора:

* осознанно принимающие мировоззренческое решение как относительно сложившихся в профессии нравов, так и отстаиваемых ею нравственных норм: последовательно ис полнять профессиональный долг? предпочесть позицию «двойной морали»? цинично согласиться с профессиональ ными деформациями?;

* лично приверженные ценностям своей профессии, они не делегируют персональный профессионально-нравствен ный выбор своей организации;

* готовые проводить ценности профессии через нрав ственно-конфликтные ситуации, требующие ради следо вания одной из моральных норм поступиться другой. Ти пичные ситуации такого рода: противоречие требований профессиональной этики – и этики организации;

столкнове ние ценностей высокой профессии – и требований от имени «интересов университета», идентифицирующего себя с биз нес-корпорацией по оказанию образовательных услуг;

про тиворечие требований профессиональной этики – и требо ваний общественной морали;

конфликт норм в рамках про фессиональной этики.

Служение в профессии. Ценность Служения Делу прямо не заложена в административных документах уни верситета. Возвышение службы до служения – персональ ная задача университетского профессионала. Пафосное слово «служение» – не заносчивость касты, а ориентация на миссию высокой профессии.

Характеристика высокая противостоит тезису «все профессии обслуживают», выделяя особые профессии, ко торым общество намеренно дает не просто «функцию», но миссию. И – вместе с такой избранностью – сверхнагрузку.

Не от администрации, а от собственного понимания про фессионалом природы его деятельности.

Установка на служение в высокой профессии предпо лагает, что университетский профессионал не просто ис полняет работу в рамках элементарной порядочности, ко торая обращена к каждому человеку, но готов поднять планку моральных требований к себе. Понимая, что цен ность служения в профессии не поддается стоимостному определению – как правило, она больше того, что экономи ка соглашается выплатить университетскому профессиона лу. Сознавая, что мотивация высоких профессий – не толь ко «жизнь за счет профессии», но, во многом, «работа на вечность». И даже в сложных рыночных обстоятельствах миссия науки и образования как гуманистически мотиви рованных профессий не отменяется.

Профессиональный успех. Профессия поощряет мо тивацию достижения, стремление к вершинам успеха, куль тивирует чувство гордости за достигнутое. В ситуации стол кновения одновременно практикуемых в профессии страте гий выживания и агрессивно-циничного успеха, Кодекс под держивает как тех университетских профессионалов, кото рые понимают необязательность совпадения профессио нального успеха с «денежным» (или вообще не ориенти рованы на распространенные критерии успеха), так и тех, кто амбициозен и нуждается в моральном оправдании сво ей ориентации на успех.

Кодекс поддерживает мотивацию достижения, регули руемого нормами этики успеха. Истинный профессионал обязан своим успехом не свободе от моральных ограниче ний, стихии аморализма, а достойному моральному выбору.

Стремление к достижениям предполагает особую заботу о соответствии целей и средств в достижительном процессе требованиям морали.

Своим успехом профессионал обязан не только удаче везению, стечению обстоятельств, а собственным дости жениям, принимая на себя ответственность и за свой не успех: он может «терять почву под ногами», но не ищет ви новатого, отстаивая свое видение успеха как удела личного выбора и ответственности.

Кодекс полагает ограниченной оценку профессиона льного успеха лишь по уровню материального дохода: она уместна скорее в бизнесе. Педагог и исследователь, преж де всего, «успевают» в таком трудноисчислимом вознагра ждении, как исполнение призвания, в успехах своих студен тов и аспирантов.

ИМПЕРАТИВЫ ПРОФЕССИИ Профессионально-этическая компетентность. Не существует некоей исключительной этики, которая бы ос вобождала университетских профессионалов от моральных обязательств, лежащих на всех людях вообще. Более того, Кодекс предъявляет к профессионалам особые требова ния.

Компетентность университетского профессионала не исчерпывается уровнем владения специальностью, «функ циональной», «операциональной» стороной профессиона лизма. Университетский профессионал принимает на себя ответственность не только за правильное исполнение рабо ты, но и за исполнение правильной работы. Правильной – с точки зрения профессионально-этических ценностей науч но-образовательной деятельности – без «скидки» на массо визацию университетского образования, включенную в ин дустрию «образовательных услуг».

Правильной – с точки зрения дисциплины знания. Зна ние, определяемое как истинное и правильное, по сути своей и методу его получения налагает на университетс кого профессионала неизмеримо более строгие обязатель ства, чем административные требования: добывание и рас пространение такого знания дисциплинирует профессиона ла в большей мере, чем регламенты и инструкции.

Императив профессионально-этической компетентно сти предполагает готовность и способность университет ского профессионала:

* не только узнавать ситуации выбора, но и рациональ но формулировать его альтернативы и принимать решение исходя из принципа, что нравственное достоинство средств не менее значимо, чем их эффективность;

* определять и соблюдать пределы власти, которой располагает преподаватель над студентом, ученый – над человечеством, администратор – над преподавателями, учеными и студентами;

* противостоять конфликтогенной трактовке универси тетского образования в терминах сферы обслуживания:

университетский профессионал не отождествляет себя с продавцом услуг и потому считает недопустимым понижать высокую планку Знания.

Профессионально-этическая компетентность в деятельности преподавателя. Педагогическая деятель ность в университете лишь внешне похожа на деятельность школьного учителя. Но студент – не школьник, и профессор – не учитель. Студент мотивирован на те знания, которыми обладает профессор, зная, какого рода эти знания и для ка кой цели он хочет их приобрести. Воспитательное воздей ствие профессора интегрировано в обучение: профессор призван развивать нравственную рефлексию студента, ори ентировать его на ответственное поведение в будущей про фессии и жизни в обществе.

* Реальная ситуация ставит преподавателя перед вы бором: рассматривать себя как продавца образовательных услуг – или как деятеля высокой профессии, академичес кая добросовестность которого значима и сама по себе, и для обеспечения эффективности и качества преподавания.

Выбор преподавателя в пользу академической добросо вестности предполагает последовательное исключение форм нечестного поведения, подрывающих не только каче ство, но и смысл образования: продажа студентам контро льных, курсовых, дипломных работ;

попустительство по средством зачета работ, не являющихся результатом их собственного труда, или учетом «связей» студентов для получения более высокой оценки;

упрощение содержания учебного курса.

Выбор преподавателя в пользу академической добро совестности предполагает, что в стремлении к степеням и званиям он основывается на законных, прозрачных, спра ведливых критериях, исключающих предъявление к защите квалификационных работ, которые не являются результа том его собственного труда, в том числе обладающих при знаками воровства (плагиата), использование родственных или служебных связей для получения искомых степеней и званий и т.д.

Академическая добросовестность преподавателя пред полагает, что он прежде сам должен стремиться к честно сти и лишь на таком основании распространяет это стрем ление на остальных членов университетского сообщества.

* Актуальным предметом проявления академической добросовестности является диспозиция преподавателя по отношению к студенту. Асимметрия их отношений рискова нна деградацией в назидательную или снисходительную тональность, высокомерное обращение со студентами, зло употребление их зависимым положением. Профессор стоит выше студента только в единственном аспекте – в знании своего предмета.

* Профессионально-этическая компетентность препо давателя испытывается осознанием сформулированной академическим сообществом нравственной конфликтности ситуации оценки успехов студентов: в ходе экзамена препо даватель должен оценивать только предъявленные студен том знания, умения и навыки? Или он должен делать по правки на личность студента, его особые жизненные обсто ятельства, объясняющие неудовлетворительный уровень знаний?

Кодекс рекомендует предложенный академическим со обществом принцип: гарантом обеспечения справедливо сти как главной ценности в любой оценочной деятельности является объективность. В ходе итогового оценивания не следует «нагружать» оценку несвойственными ей функция ми – воспитательной, мотивирующей, ориентирующей, под держивающей (утешительной). Все эти функции адекватны только промежуточным оценкам.

Профессионально-этическая компетентность препода вателя предполагает готовность противостоять порокам со общества: групповому эгоизму, противопоставленному об щеобщественному интересу, беспредельности границ педа гогической солидарности, ложному пониманию престижа профессии, «чести мундира», уклонению от личной ответ ственности за «педагогический брак» и т.п.

Профессионально-этическая компетентность в исследовательской деятельности. Университетский профессионал разделяет принятые в международном ака демическом сообществе ценности интеллектуальной сво боды и социальной ответственности и полагает значимым самоопределение к сформулированным научным сообще ством принципам, нарушение которых приводит к деграда ции научного сообщества, снижению качества произво димого знания, появлению псевдонауки.

Универсализм. Знание не зависит ни от каких внешних аргументов, но только от аргументов самого знания.

Всеобщность (коммунизм). Научное знание только то гда легитимно, когда оно является достоянием всех. Даже постоянная борьба за научный приоритет не отменяет принципа всеобщности знания.

Внезаинтересованность. Беспристрастность парадок сально отделяет профессиональную деятельность научно го сотрудника от иных видов деятельности.

Организованный скептицизм. Этот принцип предпола гает ответственность каждого члена сообщества за все, что написано коллегами, и потому лежит в основе полемики и аргументации в науке. Научный сотрудник – сам себе оппо нент.

Профессионально-этическая компетентность исследо вателя предполагает готовность противостоять порокам со общества: недозволенным методам конкуренции исследо вателей, практике насаждения культов тех или иных уче ных, созданию «клик», групповщине, самовозвеличиванию, «подсиживанию», зависти и т.п. признакам «загрязнения»

научной атмосферы.

Профессионально-этическая компетентность в деятельности профессора-администратора. Совре менный университет – крупномасштабная организация, сложность которой повышает ответственность университет ского администратора. Однако предмет этой ответствен ности не тождествен заботам топ-менеджера бизнес корпорации или чиновника госслужбы: специфика «пред мета» управления определяется предназначением универ ситета, тем более что университетский администратор и сам одновременно принадлежит профессиям, которыми управляет. Кодекс идентифицирует университетского адми нистратора с профессором-администратором.

* Профессор-администратор – субъект выбора в ситуа ции столкновения ценностей высокой профессии и требо ваний университета-корпорации в тех случаях, когда уни верситет идентифицирует себя в качестве «корпорации предприятия по оказанию образовательных услуг». Кодекс предполагает, что при необходимости такого выбора про фессор-администратор отдает приоритет ценностям базо вых профессий научно-образовательной деятельности, сознавая, что такого рода корпоративность не должна раз мывать университетские этические ценности, нанося тем самым ущерб качеству преподавания и исследований.

* Профессор-администратор действует в ситуации стол кновения требований профессиональной этики и этики ор ганизации в том случае, если университет забюрократизи рует научно-образовательную деятельность. Профессио нальная этика понимает и оправдывает добросовестное исполнение профессором-администратором своих функци ональных обязанностей, но требует последовательного преодоления бюрократизма как профессиональной дефор мации.

* Профессиональная этика профессора-администрато ра понимает и оправдывает его стремление к карьерным достижениям, но требует последовательного преодоления карьеризма как профессиональной деформации. Для про фессора-администратора естественна значимость статуса и должности, целеустремленность к карьере. Однако профес сиональная этика не одобряет такую цену карьеры, как де персонализация и конформизм, лояльность организации в ущерб нравственной независимости и критическому мыш лению.

* Профессиональная этика профессора-администрато ра понимает и оправдывает его ориентацию на честный за работок профессионала, но требует бескомпромиссного неприятия коррупции и скрытого лоббизма. Кодекс предпо лагает приоритет ценностей Служения над ценностями, присущими «деловым отношениям».

* Профессиональная этика понимает и оправдывает со средоточенность профессора-администратора на заботе о престиже, репутации, имидже университета, но противо стоит профанации, псевдоновизне, формальному новатор ству, борьбе за имидж, неадекватный реальным успехам университета.

Университетский профессионал в ситуации конф ликта требований профессиональной и корпоратив ной этик. Императивы профессии не существуют в замк нутом пространстве: университетский профессионал однов ременно выступает и субъектом корпорации-организации.

Первый тип объективного конфликта требований про фессиональной и корпоративной этик к университетскому профессионалу – следствие нравственных оппозиций кор поративизма:

* защищенность социального и профессионального ста туса, удовлетворение потребности в профессиональном признании, профессиональном общении – зависимость мо ральной позиции университетского профессионала от кор поративной солидарности, чреватой возможной жертвой ценностями высокой профессии во имя «моральной спай ки»;

* корпоративная лояльность – отчуждение индивиду ального выбора как атрибута профессиональной этики, пе ренос ответственности за моральный выбор с индивида на организацию;

* солидаризация университетского профессионала с интересами корпорации – патрониально-клиентельные ус тановки, подмена профессионального достоинства безро потным исполнительством, отказ от непредписанной «ин станциями» суверенности решений, оценок внутрикорпо ративной политики с помощью нравственных критериев.

Ориентир снятия моральных рисков культивирования корпоративности при пренебрежении ее нравственными оппозициями – служебная роль корпоративной этики и при оритетная роль этики профессии.

Второй тип объективной конфликтности требований профессиональной и корпоративной этик к университет скому профессионалу – следствие дуализма корпоративной самоидентификации университета.

* Если университет идентифицирует себя в качестве корпорации-предприятия по оказанию образовательных ус луг, возникает ценностное напряжение: корпорация-пред приятие, рискующая вольно-невольно трансформироваться в бизнес-корпорацию, – или научно-образовательная кор порация, организующая деятельность высоких профессий.

В такого рода конфликтной ситуации Кодекс – вслед за Миссией-Кредо – исходит из университетского приори тета ценностей высокой профессии.


* Если университет идентифицирует себя в качестве научно-образовательной корпорации, организующей дея тельность высоких профессий, Кодекс предполагает необ ходимым системное согласование в жизни университета двух конфликтующих этик: профессиональной и корпора тивной. В таком согласовании интересы корпорации – ско рее средство. Очень важное средство: без корпоративной организации базовые профессии научно-образовательной деятельности современных университетов бессильны. Но – все же – средство, а цель – ценностные ориентиры высо кой профессии.

«Минимальный стандарт» профессионально-пра вильного поведения. «Минимальный стандарт» – не «скидка» в уровне профессионально-этических требований, даваемая со ссылкой на «трудные обстоятельства», и не инструкция, отчуждающая университетского профессиона ла от статуса субъекта морального выбора. «Минимальный стандарт» – технология правильного исполнения профес сии: незнание-неисполнение профессиональных правил подрывает основы профессионализма, не только миссию, но и функцию профессии. Требования «минимального стан дарта» – этическая рационализация этих правил, в том числе «секретов» профессии, которые не всегда известны за ее пределами и потому могут быть использованы недоб росовестно.

Предполагая продолжение работы университета над своими этическими документами, Кодекс фиксирует «мини мальный стандарт» профессионально-правильного поведе ния профессора-администратора.

* Профессор-администратор не допускает подмены со держания формой, превращения формального следования инструкции или распоряжению в «служебное рвение», гос подства рутинных процедур над продуктивностью, домини рования бюрократического стереотипа «инициатива нака зуема».

* Профессор-администратор сохраняет открытость для общественного контроля над своей деятельностью, готов к предъявлению университетскому сообществу критериев принятия решений и к объяснению способов их применения в конкретных ситуациях.

* Профессор-администратор готов противостоять таким порокам иерархических отношений, как бесчувственность по отношению к «управляемым», грубость и запугивание;

равнодушие, барство и надменность;

авторитарность, стре мление к личному благополучию за счет других.

ДЕЙСТВЕННОСТЬ КОДЕКСА * Кодекс не сосредоточен на внешнем контроле и санк циях, не допускает превращения этического по своей при роде документа в репрессивный инструмент, в способ то тального контроля за поведением университетского профес сионала. Кодекс предполагает, что профессионализм участ ников аттестационных процедур удержит их от интерпрета ции этического документа в духе документов администра тивно-правовых. Применение Кодекса за рамками интерва ла его эффективности может обернуться скорее ущербом для репутации университета.

* Действенность Кодекса поддерживается этической комиссией. Не являясь ни «моральным начальством», ни «моральным судом», комиссия выступает институцией са морегулирования профессии.

* Относительно ситуаций профессионально-нравствен ных конфликтов комиссия выполняет экспертно-консуль тативную роль. Этической комиссии предстоит преодо леть искушение свести свою работу к санкциям и решиться на придание самостоятельного значения процессу анализа нравственно-конфликтных ситуаций: процедура важнее «приговора».

* Относительно ситуаций нарушения требований «"Ми нимального стандарта" профессионально-правильного по ведения университетского администратора» комиссия вы ступает в роли инстанции нравственного контроля, не до пускающей при этом возможной бюрократизации.

* В задачи комиссии входит мониторинг профессиональ но-этических конфликтов, разработка программ повышения профессионально-этической культуры университетских про фессионалов, распространение информационных и дидак тических материалов, проведение деловых игр, семинаров.

*** Многолетняя практика деятельности университета по зволяет говорить о нем как о «постоянно обучающейся кор порации». Соответственно, Кодекс – предмет непрерывного совершенствования и развития. Создание Кодекса – не ра зовое «мероприятие», но нравственно ответственный спо соб жизнедеятельности университетского сообщества, не «раз и навсегда» законченный документ, но текст, который постоянно обновляется и развивается.

(Принят на заседании ученого совета.

Протокол № 4 ОТ 28.12.2009.) 6.2. Кодекс принят. Что дальше?

В этом параграфе обсуждается проблематика, возни кающая в полном соответствии с заключительным сюжетом текста «Профессинально-этического кодекса университе та», согласно которому создание Кодекса – и не разовое «мероприятие», и не «раз и навсегда» законченный текст.

Правда, этот сюжет был воспринят по-разному.

Приведу два суждения. А.А.Сычев: «Определяющим является даже не сам кодекс как результат кодификации, а процесс создания, обсуждения, внедрения, изменения его...

Идея процессуального характера кодекса прописана здесь достаточно четко»43. Р.Г.Апресян: «Это действительно так – на этапе создания кодекса. Однако созданный кодекс не может и не должен все время пересматриваться, пусть и творчески... И уж, конечно, сама по себе изменчивость ко декса не может быть критерием для оценки его действен ности – ни положительной, ни отрицательной. Кодекс – это инструмент дисциплины, а не творчества»44.

Эти цитаты – из рефлексивной жизни проекта на сле Сычев А.А. О внутренних и внешних условиях действенности этического кодекса // Практичность морали, действенность кодекса.

Ведомости. Вып. 36 / Под ред. В.И.Бакштановского, Н.Н.Карнаухова.

Тюмень: НИИ ПЭ, 2010. С. 110-118.

Апресян Р.Г. Мораль: практичность и действенность // Модерни зация. Университет. Этика гражданского общества. Ведомости. Вып.

37 / Под ред. В.И.Бакштановского, Н.Н.Карнаухова. Тюмень: НИИ ПЭ, 2010.

дующем этапе его реализации, после принятия текста «Профессинально-этического кодекса университета». Со держание этапа и определялось девизом «Что дальше?»

Дальше – с точки зрения действенности (прогноз рабо тоспособности, эффективности и т.п.) кодекса в рамках сформулированного в тексте назначения этого этического документа. И развития самого текста кодекса именно в этом отношении. Об этом – 6.2.1.

Дальше – с точки зрения роли кодекса как института «политики развития» университета. Об этом – 6.2.2.

6.2.1. Концептуальная экспертиза проблематизации действенности кодекса и практический прогноз его «работоспособности»

ПЕРВЫЙ из пунктов программы нового этапа проекта «Профессинально-этический кодекс университета» – реф лексия феномена действенности Кодекса, далеко не сво дящегося к теме его «внедрения», если иметь в виду трак товку термина, обычно подразумеваемую в менеджерист ском видении природы и роли кодексов.

Стоит напомнить, что тема действенности кодекса была поднята еще на этапе внешней экспертизы его первона чальной модели, а суждения экспертов прокомментированы в аналитическом обзоре (см.: 4.3), в котором речь шла о том, что требования к действенности кодекса определяются его форматом, границами самообязательства профессиона ла. А в заключительном варианте текста кодекса в специ альном разделе «Действенность кодекса» подчеркивалось, что применение Кодекса за рамками интервала его эффек тивности может обернуться скорее ущербом для репутации университета.

Важно иметь в виду, что само содержание этого разде ла было уже на этапе проектирования модели кодекса оп ределено вполне внятным приоритетом относительно раз ных образов действенности этических кодексов. Намерен ный выбор формата «Профессинально-этический кодекс университета» как императивно-ценностной декларации базовых профессий научно-образовательной деятельности университета, самообязательства университетских профес сионалов, ориентира самопознания и саморегулирования профессии определил и намеренное уклонение от ориен тации на известные образы действенности кодексов, пре дусматривающие указание конкретных путей решения акту альных проблем университетской практики;

видящих в ко дексе инструмент корпоративного контроля;

предполагаю щих для этической комиссии роль «моральной полиции»;

уповающих на инфраструктуру организационной этики, рас считанную на исключение ситуаций морального выбора профессионала.

Надо ли было при таком уклонении от известных об разов действенности кодексов обосновать и расписать в тексте кодекса характеристику его действенности как ин ститута профессионально-этической ориентации? На эта пе проектирования кодекса было решено, что достаточно сказать об этой его роли применительно к выбору в кон кретных ситуациях в Преамбуле (Кодекс – своеобразная ло ция для творческого морального выбора);

применительно к мировоззренческому самоопределению – в соответствую щем разделе, в том числе в рубрике «Университетский про фессионал – субъект морального выбора». А на завер шающей стадии работы над текстом было решено, во первых, что даже при самой серьезной заботе о действен ности кодекса не следует нарушать избранный формат, по строенный на доверии свободе морального выбора универ ситетского профессионала, и, во-вторых, сосредоточить от ветственность за действенность кодекса вокруг экспертно консультативной работы этической комиссии.

Предполагалось, что поиск способов поддержки собст венных нравственных исканий университетских профессио налов, ориентированных на установки и нормы кодекса, станет одним из предметов будущего раздела «Коммента рии» и основной задачей проектирования экспертно-кон сультативной работы этической комиссии (в том числе, на основе опыта исследования моделей этической комиссии в журналистской этике). И именно в рамках «Комментариев»

и «Положения об этической комиссии» позиция проекта бу дет соотнесена с укрепляющейся в практике этического ко дифицирования организаций тенденцией вписывания про ектируемых кодексов в этическую инфраструктуру, приня тая модель которой уже терминологией типа «этический режим» отводила этическим комиссиям далеко не кон сультативную роль.


Экспертиза рискованного решения вывести оба направ ления этой работы за рамки текста кодекса стала одним из предметов исследовательской части нового этапа жизни проекта.

СРАЗУ после публикации итогового текста «Професси нально-этический кодекс университета» постоянные экс перты проектов НИИ ПЭ и ряд новых авторов получили предложение отрефлексировать текст кодекса с точки зре ния его совершенствования по критерию работоспособно сти (здесь речь шла скорее о позиции, согласно которой кодекс – не «раз и навсегда» законченный текст), при этом посмотрев на проблему (не)действенности кодекса с точки зрения этико-философского видения феномена практич ности морали и видения кодекса как института прикладной этики (морали). Проблематизация темы предполагала со четание философствования на тему практичности морали, действенности ее институтов – и прогноза-рекомендации по поводу действенности университетского кодекса.

В приглашении потенциальным авторам «Ведомостей»

выпусков 36, 37 – напоминалось, что тема философствова ния о действенности морали и реалистичности этических проектов давно назревала в работе НИИ ПЭ. В частности, предлагалось вспомнить суждения И.М.Клямкина об огра ниченности наших экспертных проектов. «Даже самое эф фективное лекарство бессильно перед болезнью, для ле чения которой оно не предназначено... А в лечении соци альных недугов такие подмены все еще не редкость. По крайней мере в нашем отечестве... Это действительно важ но – конкретизировать общие принципы и нормы морали применительно к различным сферам человеческой дея тельности. Но такие разработки могут повлиять на сознание и поведение людей лишь тогда, когда безнравственность проистекает от незнания того, как приложить универсаль ные этические принципы к той или иной профессиональной деятельности и присущим ей коллизиям. Если же речь идет о сознательном аморализме (или имморализме), то лече ние от этической непросвещенности равносильно лечению рака таблетками от гриппа. К тому же в ситуации, когда больной никаких болезненных симптомов еще не ощущает, а потому и спроса на лечение у него не возникает» («Ведо мости». Вып. 32).

Что касается скепсиса в связи с действенностью кодек са университета, предлагалось вспомнить статью Б.Н.Каш никова («Ведомости». Вып. 34). Например, следующий ее фрагмент: «Минимальным требованием к созданию суда чести является наличие чести, а к созданию этического ко декса – морали... Наличие того и другого очень сомнитель но. Речь идет не столько об индивидуальной морали, сколь ко о морали общественной, которая выражается в социаль ных ценностях, нормах, институтах, ролях и реализуется в публичной сфере… Патримониальное общество, в котором мы живем, в принципе не имеет рефлективной обществен ной морали, к которой мог бы апеллировать моральный ко декс. Мораль здесь – в лучшем случае – личностная, инди видуальная мораль сострадания, честности, порядочности или личного совершенства. Но это не мораль обществен ных институтов, ценностей, норм или социальных ролей.

Все это в равной степени наивно, пока в стране нет граж данского общества,... пока университет не станет элемен том гражданского общества».

Как всегда, авторы интерпретировали тему по-своему, исходя из своего понимания природы морали, роли кодек сов и способа их существования.

Задача следующего ниже краткого аналитического об зора – организовав суждения, в которых авторы а) перево дят этико-философский уровень теоретизирования о при роде морали на уровень этико-прикладной, (б) обсуждают вопрос об условиях реалистичности кодекса, (в) о процеду рах, по которым должен работать кодекс, (г) о статусе и ро ли этической комиссии, – попытаться наметить проблема тизацию будущего раздела «Комментарии» и «Положения об Этической комиссии».

ОЧЕВИДНО, непосредственно этико-философская реф лексия на тему практичности морали не станет предметом ни того, ни другого текстов. Однако анализ представленных авторами подходов к этой теме может сработать на пони мание связи между концептуализацией морали и представ лениями о действенности кодексов.

Основные подходы коллег в вопросе практичности мо рали можно представить следующим образом.

1. «Вопрос о практичности (действенности) морали при обретает следующий смысл: можно ли эффективно доби ваться заповеданных моралью целей, опираясь на само обязывание и фронесис индивидов?», – полагает А.В.Про кофьев.

С точки зрения автора, «вопрос о практичности (дейст венности) морали исходно предполагает некую двойствен ность этого явления». С одной стороны, «мораль выступает в нем как сфера ценностей и императивов, противопостав ленная иным ценностям (например, эстетическим или рели гиозным)», с другой – «как особая форма регулирования поведения или воздействия на него. Во втором своем каче стве она противопоставлена праву, авторитарному обычаю, административному регулированию, внеправовому приме нению силы, то есть централизованным и принуждающим способам воздействия». Автор полагает, что «на фоне этой двойственности вопрос о практичности (действенности) мо рали приобретает следующий смысл: можно ли эффектив но добиваться заповеданных моралью целей, опираясь на самообязывание и фронесис индивидов? Ответы на него распределяются между двумя крайностями: мыслью Тол стого о том, что совмещение морали и иных форм регули рования безнадежно подрывает притягательность нравст венного образа жизни, и мыслью Канта о том, что сущест вует возможность мудрым распределением наград и нака заний обеспечить мирное и кооперативное сосуществова ние наделенных рассудком “дьяволов”».

При этом «современные споры о практичности морали уклоняются от столь жестких противопоставлений. Не толь ко потому, что целью современной социальной этики явля ется поиск оптимального совмещения разных регуляторов, но и потому, что сама мораль рассматривается в ней в ме нее жестких дефинитивных рамках». С точки зрения А.В.

Прокофьева «не случайно в предложенной НИИ приклад ной этики ТюмГНГУ анкете осуществляется столь легкий и не сопровождающийся дополнительными комментариями переход от вопроса о “практичности морали” к вопросу о “действенности ее институтов”, несмотря на то, что сочета ние самообязывания и фронесиса можно было бы передать с помощью понятия “неинституциональность”».

Автор полагает, что «для ориентированной на практику этики (профессиональной, прикладной, этики организаций и т.д.) предметом исследования является не только фроне сис как таковой, но и все формы регулирования, в рамках которых значительную роль играет ситуативная интерпре тация норм каждым попадающим под их действие субъек том, не только сфера самообязывания, но и все те явления, которые находятся на ее границах... Тем самым вопрос о действенности морали органично переоформляется в во прос об эффективности различного рода стратегий, стиму лирующих и активизирующих этические механизмы регули рования поведения для обеспечения общественного блага.

Есть запрос общества на мораль»45.

Прокофьев А.В. Аспекты практичности морали. // Практичность морали, действенность кодекса. Ведомости. Вып. 36. С.52-68.

2. «Мораль действенна в любом обществе, поскольку оно способно к самоорганизации и самовоспроизводству.

Она как раз и выступает способом такой самоорганизации с помощью норм и ценностей», – полагает Е.В. Беляева.

Следуя этому тезису, автор считает, что «для произ водства действенных кодексов поведения этическая теория должна соответствовать конкретному типу нравственности данного социума. Конечно, этика выполняет по отношению к нравственной реальности функцию критики и идеалпо лагания, формулировки должного в его отношении к суще му. Однако без определенной корреляции между типом нравственности и характером этической теории трудно обеспечить практическую эффективность последней»46.

3. «”Философствование на тему о практичности морали” будет адекватным существу дела, если мы будем говорить о моральной практике, которая является составной частью (аспектом, формой, особым случаем) человеческой практи ки в целом. Ключевым и при рассмотрении моральной практики являются вопросы о том, как мораль входит в структуру поведения индивида, какую в ней играет роль и какое занимает место, как в реальных опытах индивиду альной и общественной жизни сочетается с другими, вне моральными факторами», – полагает А.А.Гусейнов.

Начиная свои рассуждения с «самой формулы “дейст венность морали”», автор считает, что «словосочетание “действенность морали” кажется внутренне противоречи вым. Ведь мораль – категория практики, а не познания, теории. Она представляет собой определенный срез, ха рактеристику деятельности, поведения человека... Мораль – это всегда действия, поступки, их индивидуально и соци ально упорядоченные ряды. И она не может не быть дейст венной... Выражение “действенность морали” тавтологично.

Говорить так – всё равно, что говорить о моральности мо Беляева Е.В. Тип нравственности современного общества и действенность этического кодекса / Практичность морали, дейст венность кодекса. Ведомости. Вып. 36. С. 69-80.

рали или о действенности действий».

Переводя свое рассуждение на проблематику кодифи цирования, А.А.Гусейнов в рамках своей трактовки при кладной этики как этики открытых проблем констатирует, что «в случае открытых моральных проблем субъектом вы ступает конкретная совокупность лиц, число которых долж но быть а) достаточным, чтобы учесть все компетенции и интересы, создавшие напряжение подлежащей разреше нию ситуации, и б) непосредственно обозримым и способ ным принимать такое совместное решение, за которым стоит индивидуализированная ответственность каждого из них в отдельности». И потому ставит весьма существенную проблему: «Возможно ли, чтобы группа лиц действовала как одно лицо, оставаясь в логике нравственного выбора?

В этом вопросе заключается основной вызов, который сопряжен с открытыми моральными проблемами и с при кладной этикой в целом, он требует и новых теоретиче ских обобщений, и исторического развития, расширения нравственных возможностей человека» (разрядка моя. – В.Б.)47.

4. «Действенность любого этического кодекса опреде ляется не столько его содержательными характеристиками, сколько желанием и возможностью моральных субъектов действовать в соответствии с вмененными им требования ми. Это обозначает, что рассмотрение кодекса с позиций его действенности должно касаться, прежде всего, тех внут ренних и внешних факторов и условий, которые позволяют воплотить положения кодекса в жизнь», – такова исходная позиция А.А.Сычева.

Автор подчеркивает: «даже если содержательная сто рона этического кодекса во всех отношениях безупречна, о его действенности нельзя говорить до тех пор, пока декла Гусейнов А.А. О моральной практике, прикладной этике и уни верcитетском кодексе (рассуждение на заданную тему) // Модерни зация. Университет. Этика гражданского общества. Ведомости. Вып.

37.

рируемые принципы не подкреплены внутренней убежден ностью, а для их соблюдения не предоставлены реальные возможности»48.

5. «Вопросы о “действенности” или “практичности мора ли” базируются на особом видении морали как экстракти рованной из культуры и социума. Таковой мораль сущест вует только в головах исследователей, абстрагирующих для удобства исследования интересующий их феномен из его реального социокультурного контекста. Мораль не су ществует отдельно от сообщества, от культуры, чтобы быть действенно “приложенной” к ним. Мы оцениваем не дейст вие морали в сообществе, а моральность самого сообще ства – по тому, в какой мере в нем осуществлены, действу ют названные ценности», – полагает Р.Г.Апресян.

«Другое дело, – уточняет автор, – частные, искусствен ные нормативные комплексы, которые в виде, чаще всего, кодексов привносятся в сообщества разного рода, нередко, искусственные же. Здесь говорить о показателе (критерии) действенности морали, имея в виду кодекс и сопровож дающую его активность, вполне уместно».

Ставя вопрос о том, что же выступает критерием дейст венности, Р.Г.Апресян подчеркивает: «мы не можем гово рить о действенности конкретного кодекса, полагаясь лишь на текст самого кодекса, но только анализируя наличную практику применения кодекса и опыт функционирования ор ганизации в условиях применения кодекса (желательно в сравнении с условиями отсутствия кодекса)».

Полемизируя с позицией А.А.Сычева, Р.Г.Апресян по лагает, что «предположение о “внутренней убежденности” противоречит общей диспозиции кодекса – воздействовать на функционирование организации (профессии) с помощью регуляторов, имеющимся порядком существования органи зации (профессии) не предусмотренных. Если сотрудников организации (профессионалов) отличает “внутренняя убе Сычев А.А. О внутренних и внешних условиях действенности этического кодекса // Ведомости. Вып.36. С.110-118.

жденность”, то, наверное, нет нужды в таком внешнем ре гуляторе, как кодекс. В то же время, принятие кодекса пре дполагает, что он должен быть действенным и при отсутст вии внутренней убежденности. В любом случае принимаю щие и внедряющие кодекс должны допускать, что внутрен нее содержание кодекса может быть интериоризировано не всеми или, по меньшей мере, не сразу. Я бы модифициро вал тезис о “внутренней убежденности” таким образом, что кодекс сможет по-настоящему заработать при условии фор мирования, развития и обогащения у сотрудников органи зации, в которой он действует, способности и навыка этико нормативного и этико-рационального мышления»49.

Следует отметить, во-первых, что проблематика связи представлений о практичности морали с вопросом о дейст венности кодекса пока лишь затронута новым этапом про екта. Во-вторых, обстоятельный анализ представленных материалов – задача следующей работы.

Но уже на данном этапе очевидно, что полученные за делы обязывают в приемлемой для такого рода текста форме представить в будущем разделе кодекса «Коммен тарии» концепт практичности морали, из которого исходит идея этого кодекса в целом, понимание действенности ко декса – в том числе. Прежде всего, речь должна идти об описанной выше (2.1.1) дуалистической природе морально го феномена: сочетании в нем ориентирующей миссии и ре гулирующей функции морали. Без этого кодекс будет, во первых, постоянным предметом внешней критики экспер тов, исходящих из собственных представлений о природе морали и ее институтов. Во-вторых, без этого кодекс будет разочаровывать тех, кто ждет от него действенности по мо дели регламентирующих административно-правовых доку ментов.

В ЭТОЙ связи следует учесть и проблематизацию уча стниками нового этапа проекта степени утопичности-реали Апресян Р.Г. Мораль: практичность и действенность // Ведомо сти. Вып. 37.

стичности кодекса.

1. Категорическая критическая позиция. «Этический ко декс может быть эффективен тогда и только тогда, когда он описывает положение дел не в идеальном, а в реальном университете. В обсуждаемом здесь кодексе Тюменского нефтегазового университета сложно увидеть документ, связанный с реальным университетом, имеющим вполне определенные реальные проблемы», – полагает П.А.Сафронов.

Автор уточняет: «это не означает, разумеется, что в этическом кодексе любой институции должна абсолютизи роваться локальная специфика». Тем не менее, утвержда ет, что «кодекс не может оставаться только “декларацией”, всегда рискующей превратиться в набор утопичных благих пожеланий. Кодекс, скорее, должен актуализировать для членов того или иного профессионального сообщества тру дности и проблемы, повседневно возникающие в контексте их профессиональной деятельности, и обозначать конкрет ные пути решения этих проблем»50.

2. Критика с указанием на интервал эффективности «Профессионально-этического кодекса университета».

М.Рогожа полагает, что «насыщенность Кодекса фило софско-этическими размышлениями и пояснениями приво дит к тому, что сформулированные принципы загроможда ются, заслоняются излишне усложненными теоретическими выкладками. Теоретически перегруженные, они оказывают ся малопонятными, а следовательно, и малопригодными для использования в повседневных рутинных ситуациях, из которых и состоит в основном жизнь университета».

Автор говорит, что Профессионально-этический кодекс выглядит «более декларацией, чем кодексом. На это ука зывают и определение его в самом тексте в качестве ло ции, и мотивация его создания (среди подпунктов которой Сафронов П.А. Этика как возможность: к обсуждению этическо го кодекса ТюмГНГУ // Практичность морали, действенность кодек са. Ведомости. Вып. 36. С.175-181.

“сигнал о необходимости доверия со стороны общества”)».

В качестве «программного документа, рамочные поло жения которого призваны стать основой дальнейшей кон кретизации в правилах (собственно кодификации) как пояс нениях действенности принципов, данный документ, без сомнения, выполняет свое предназначение», – пишет М.Ро гожа. «Но этот Кодекс сложно представить в качестве прак тического, рабочего этического документа не только всей жизнедеятельности университета, но и конкретного профес сионала из профессорско-преподавательского сообщест ва»51.

3. Позитивная оценка реалистичности кодекса связана с другими критериями, (не)явно предусмотренными в его ид еологии.

Один из них формулирует Е.В.Беляева. «Если истори ческое развитие движется в направлении постмодерна и “пострациональной морали”, то для действенности морали будет необходимо не только формирование кодексов, рас считанных на рационального субъекта, но и создание эти ческой среды, сетевой нравственной коммуникации, ценно стного самоопределения сообществ в некодифицирован ных формах. В этом отношении Кодекс ТюмГНГУ как раз и пытается создать такую среду. Его структура, включающая мировоззренческое обоснование, мотивы и намерения, не только очерчивает, но и “распахивает” поле нравственных проблем, с которыми сталкиваются университетские про фессионалы. Его действенность обеспечивается не только этической комиссией, но и его внутренней дискуссионно стью, наличием коммуникативных площадок для обсужде ния действительных нравственных проблем сообщества:

“процесс важнее приговора”»52.

Рогожа М.М. О путях продвижения этического кодекса в универ ситете // Практичность морали, действенность кодекса. Ведомости.

Вып. 36. С.182-189.

Беляева Е.В. Тип нравственности современного общества и действенность этического кодекса // Ведомости. Вып.36. С. 69-80.

Другой критерий выделяет А.А.Сычев: «Профессио нально-этический кодекс ТюмГНГУ позиционирует себя, в частности, как “сигнал университетских профессионалов о необходимости кредита доверия со стороны общества”. Как представляется, эту идею можно развернуть, показав, что университет претендует не только на определенный кредит доверия, но и на нечто большее – на возможность стать для общества образцом, примером морального отношения к своей деятельности»53.

Фактический «заказ» для раздела «Комментарии»: ха рактеристика реалистичности кодекса с точки зрения его глобальности, не требующей от текста «запаха нефти и газа»;

оправдание формата «Профессионально-этический кодекс университета» через наглядное сравнение его с дру гими форматами этических документов, защита статуса «лоции», ничуть не подрывающего его реалистичности;

фиксация потенциала «сетевой нравственной коммуника ции». Вопрос для размышления: уместно ли формулиро вать в «Комментариях» амбицию «стать для общества об разцом, примером морального отношения к своей деятель ности».



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.