авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Тюменский государственный нефтегазовый ...»

-- [ Страница 6 ] --

БОЛЬШИНСТВО участников нового этапа проекта предсказуемо связали вопрос о действенности кодекса с темой этической инфраструктуры университета и такого элемента инфраструктуры, как этическая комиссия. Оче видный инвариант такой связи можно показать цитатой из текста Р.Г.Апресяна. «Расходясь с А.А.Сычевым в оценке практичности кодекса как текста, не могу не согласиться с ним в том, что кодекс по-настоящему заработает при усло вии реального изменения социального пространства орга низации, в которой он принят, или, говоря словами автора, при условии “формирования особых локальных про странств, где моральные нормы могли бы работать в бес перебойном, устойчивом режиме”». И далее: «организация Сычев А.А. О внутренних и внешних условиях действенности этического кодекса // Ведомости. Вып.36. С.110-118.

этих пространств предполагает создание на уровне кон кретного университета разветвленной этической инфра структуры»54. В этом же духе совершенно справедливо и более строго высказывается А.В. Прокофьев: «оценка эф фективности конкретного кодекса имеет смысл только то гда, когда он является органичной частью этического режи ма в целом. Основой этого режима является орган, осуще ствляющий мониторинг этической ситуации в организации и обеспечивающий контроль за этой ситуацией (собственны ми силами или силами администрации).

Наличие такого органа постулируется Кодексом Тюм ГНГУ: “Действенность Кодекса поддерживается этической комиссией”. Однако функции комиссии в Кодексе прописа ны нечетко. Кодекс должен был бы иметь внутри себя или в качестве приложения описание процедур, по которым рабо тает комиссия, точнее, посредством которых обеспечивает ся действенность, т.е. реализованность кодекса на практи ке»55.

Наряду с очевидным инвариантом, вполне можно вы делить несколько аспектов, характеристики этической ин фраструктуры в целом, этической комиссии как ее элемен та – в том числе.

1. А.А.Сычев «склонен рассматривать вопрос о внедре нии кодекса в перспективе его использования для форми рования и развития этической инфраструктуры того научно образовательного пространства, одним из элементов кото рого является ТюмГНГУ». С точки зрения автора, необходи мо, с одной стороны, «интегрировать окончательный вари ант текста кодекса в сложившуюся систему внутренней до кументации ТюмГНГУ. Для этого необходимо проделать масштабную работу по приведению в соответствие тексту кодекса всех ранее принятых документов, регулирующих внутренний распорядок вуза». Во-вторых, «необходимо, Апресян Р.Г. Мораль: практичность и действенность // Ведомо сти. Вып. 37.

Прокофьев А.В. Аспекты практичности морали. С.52-68.

чтобы все – вновь принимаемые и подписываемые – доку менты содержали прямую отсылку к кодексу во всех тех случаях, когда они затрагивают сферу его действия»56.

2. П.А.Сафронов полагает, что эффективность внедре ния кодекса «зависит от насыщенности инфраструктуры различными типами элементов». При этом контроль за действенностью кодекса «не может осуществляться исклю чительно изнутри той самой организации, деятельность ко торой регулирует кодекс. Происходящая при этом своего рода этическая инкапсуляция грозит превращением любой контролирующей инстанции в инстанцию самоконтроля, проникнутую апатией или административным восторгом.

Внедрение кодекса требует инструментов публичного, вне шнего по отношению к конкретной институции, контроля за соблюдением его предписаний. Разумеется, сохраняются также и инструменты внутреннего контроля в пределах са мой институции».

Соответственно, «этическая комиссия не должна моно полизировать функции “нравственного контроля” в универ ситете. Полноправными участниками процесса этического регулирования могут быть также попечительский совет уни верситета, ассоциация выпускников университета, пред ставители региональных и федеральных СМИ и т.д. Суще ственно важным является то, что в состав перечисленных органов входят лица, которые не зависят непосредственно от администрации вуза и его подразделений. К деятельно сти, связанной с этическим регулированием, могут быть также привлечены представители региональных подразде лений профсоюзных организаций» 57.

3. Е.В.Беляева считает, что «создатели Кодекса ТюмГНГУ разумно отказались наделить этическую комис Сычев А.А. О внутренних и внешних условиях действенности этического кодекса. С.110-118.

Сафронов П.А. Этика как возможность: к обсуждению этическо го кодекса ТюмГНГУ // Практичность морали, действенность кодек са. Ведомости. Вып. 36. С.175-181.

сию функциями “морального начальства” или “морального суда”, что было поддержано и другими участниками дискус сии» и цитирует текст коллег: «Исследовательская группа “Этический поворот” полностью разделяет точку зрения, в соответствии с которой комиссия должна быть не каратель ной, а экспертно-консультативной инстанцией с рекоменда тельными функциями»58.

4. Обстоятельная рефлексия предстоящей этической комиссии работы представлена в тексте Ю.В.Казакова.

Прежде всего автор прогнозирует «известную опасность превращения Этической комиссии либо в своего рода бю ро жалоб (если серьезные конфликты будут решаться “на верху”, на уровне университетского руководства), либо в специфический “неопартком”: с постепенным превращени ем (при определенных условиях, разумеется;

в логике мас сированной ротации кадров комиссии, например) в тот са мый “моральный суд”, участи которого Этическая комиссия изначально, по букве (а во многом и по духу) Профессио нально-этического кодекса ТюмГНГУ, намерена последо вательно, осознанно избегать». Отсюда – «конкретные ре комендации будущим членам Комиссии, с учетом опыта членства автора в органах саморегулирования».

Формулируя первую из них, Ю.В.Казаков пишет, что «успех (и неуспех) Этической комиссии, качество ее репу тации будут закладываться не столько даже в документах или на заседаниях, сколько на “комиссионной” страничке сайта ТюмГНГУ. Этот вывод основывается одновременно и на позитивном, и на негативном опыте органов саморегули рования в медийной сфере: важность и качество работы с “именным” пространством сайта обязательно нужно обсуж дать задолго до первого “конфликтного” заседания. Логика работы на этом направлении, очевидно, должна быть та кой: максимум необходимой информации о работе Этиче ской комиссии – и разумный минимум информации, которая Беляева Е.В. Тип нравственности современного общества и действенность этического кодекса // Ведомости. Вып.36. С. 69-80.

может быть использована кому-то во вред, оказаться зара нее спланированным или случайно задействованным инст рументом сведения счетов, выражением скрытого конфлик та интересов. За сайтом нужно тщательно следить (в том числе за “почтовым ящиком” на нем, выполняющим роль “бюро претензий”, “справочного окна”, “жалобной книги”);

это затратная работа. Но в отсутствие сайта, без необхо димой открытости, в том числе – дистантной, Этическая комиссия рискует если и не превратиться в род специали зированной университетской “инквизиции”, то восприни маться таковой или выдаваться за таковую. А это – проб лема репутационных рисков;

качества доверия, за истонь шением которого Комиссии придется самораспуститься».

Вторая рекомендация эксперта предполагает, что «Эти ческая комиссия должна быть лишена (и это уже вопрос о Регламенте, очевидно необходимом Комиссии) права са мостоятельно открывать “дела”, инициативно рассмат ривать складывающиеся где-то конфликтные ситуации. Ус тавное “невмешательство” по собственной инициативе убе регло Общественную коллегию, например, от множества мелких и грубых ошибок».

Еще одна рекомендация, которую Ю.В.Казаков полага ет главной по смыслу. «Любая замкнутая система (а кон кретный Университет – система замкнутая) обещает упор но работать против целей и ценностей Этической комис сии, превращая ее – самой логикой своей замкнутости – в бюрократический механизм особого свойства и назначе ния… Есть сравнительно простой и при этом очень важный в репутационном смысле, а не просто эффективный, путь превратить врожденный недостаток (замкнутость Комиссии внутри Университета) в преодолевающее недостаток до стоинство. Я говорю о сознательном размыкании конкрет ной университетской оболочки путем создания контура Вне шней экспертизы. Этот рабочий контур (но и контур-га рант, в известном смысле;

в том числе – в борьбе за вос становление доброго имени самих членов Этической коми ссии, если в этом возникнет нужда) мог бы формироваться на основе именных приглашений к сотрудничеству профес сиональных и моральных авторитетов из других универси тетов.

Автору представляется, что появление некоторого (не большого, разумеется) круга таких экспертов существенно укрепит авторитет Этической комиссии, с одной стороны, и повысит ее реальный потенциал – с другой. С третьей же, этот путь открывает дорогу созданию своего рода эксперт ного кольца и возможно даже (со временем) банка преце дентных ситуаций и решений. Обмен такого рода (модель ной) информацией мог бы существенно продвинуть качест во работы Этической комиссии как специализированного, именно университетского профессионально-морального института саморегулирования»59.

«Заказ» для будущего Положения об этической комис сии университета в этой группе экспертных текстов очеви ден.

ПОСТАНОВКА проблемы действенности кодекса обре ла в процессе экспертизы еще одну конкретизацию – с точ ки зрения его жанровой адекватности: «Что же это за доку мент: Кодекс, Декларация, научная статья о Кодексе?», – вопрошает Г.Лазутина.

Автор полагает: «чтобы составить прогноз жизнеспо собности и работоспособности профессионально-этическо го кодекса ТюмГНГУ (далее – Кодекса), следует дать себе отчет в том, насколько положения Кодекса а) состоятельны с научной точки зрения;

б) доступны для освоения профес сиональной общностью;

в) легко поддаются запоминанию;

г) способны вызывать мгновенный эффект “всплывающей подсказки”».

С одной стороны, «документ представляет собой ре зультат серьезного научного исследования этических осно Казаков Ю.В. «Лаборатория» и опыт. О некоторых «вызовах»

кодексам и кодификаторам // Практичность морали, действенность кодекса. Ведомости. Вып. 36. С.81-109.

ваний профессии педагога высшей школы. Он содержит в себе целый ряд важных заключений. Определяется место этой профессии в системе разделения общественного тру да, ее особенности как “высокой профессии”, значение профессионально-этического регулирования деятельности работников высшей школы, его отличия от администра тивного регулирования, механизмы этического регулирова ния. Четко обозначается положение этического кодекса в системе этих механизмов, выявляется его функциональная предназначенность, выстраивается его структура – опреде ляяется моральное кредо профессии и формулируются признаки профессионально-этической компетентности всех категорий университетских работников: преподавателей, исследователей, административных руководителей.

При этом в кодексе обоснованы все перечисленные по ложения: каждое из них не только излагается, но сопровож дается развернутой аргументацией. Данное обстоятельство существенным образом влияет на интенцию документа: он оказывается направленным на внедрение в профессиона льное сознание педагогической общности научных пред ставлений об этической составляющей профессии. И поня тийный ряд текста, и его стилистика, и синтаксис подчиня ются этой задаче».

С другой стороны, «жанровое решение обретает при знаки научной статьи, а иногда – научно-методических ре комендаций по разработке этических кодексов. В силу этого между текстом документа и его функциональной предна значенностью возникает некоторое противоречие».

Отсюда пожелание: «разработать формат документа, точно ориентированный на жанровые характеристики Ко декса как особого рода текста;

сохранив концептуальную направленность Кодекса, выполнить литературную редак цию текста в соответствии с разработанным форматом»60.

Лазутина Г.В. Прогноз работоспособности профессионально этического кодекса ТюмГНГУ // Практичность морали, действен ность кодекса. Ведомости. Вып. 36. С. 169-174.

В свою очередь, М.Рогожа считает важным, что кодекс должен быть «формализированным документом, в котором важен не пафос высказываний, а четкость формулировок, разъясняющих процедуры деятельности, регламентацию и регулирование… Возникают вопросы о формальной сторо не Кодекса: Как возможно следовать этому документу про цедурно? Как возможно действовать Этическому комитету на основании этого Кодекса? Чем ему руководствоваться в вынесении решений по поводу нравственно-конфликтных ситуаций?».

По мнению М.Рогожи, в тексте Кодекса «отсутствуют четко сформулированные (сосредоточенные в краткой ем кой формулировке) ценности, руководствование которыми и составляет собственно этическое поведение универси тетского профессионала. А мера соответствия его действий такому руководству как раз и может быть «промониторена»

Этическим комитетом.

Функции комитета очень емко и, на мой взгляд, всецело верно указаны в документе. Но сам документ не дает до рожной карты действий комитету в связи с отсутствием чет ко выписанных стандартов/ норм/правил поведения, пункты которых были бы не только понятны в своих формулиров ках каждому члену профессорско-преподавательского со общества, но и реально достижимы (как воплощение ре ально – должного, о чем много и подробно писали коллеги из НИИ ПЭ). И что немаловажно, эти принципы должны быть сформулированы так, чтобы комитет мог практически проводить мониторинг их выполнения и экспертизу дея тельности отдельного университетского профессионала в соответствии с этими принципами и основанными на них правилами. В представленном тексте эти принципы, безусловно, присутствуют, но в растворенном в теоре тических формулировках виде».

Рекомендация автора: «Необходимая конкретизация, прояснение принципов Кодекса, может быть представлена в отдельном, дополнительном документе (типа “Дорожной карты Кодекса”), в котором бы четко, лаконично и в доступ ной форме были изложены практические “выжимки” данно го Кодекса»61.

«Заказ» очевиден. Менее очевидна реалистичность ав торских рекомендаций. В любом случае, это значимая про блематизация для отражения в «Комментариях».

В ЦЕЛОМ, в предполагаемом разделе «Комментарии» и в специальном документе об этической комиссии, предсто ит еще раз обосновать и расписать критерии и технологии действенности «Профессинально-этического кодекса уни верситета» как определенного типа-формата этических ко дексов. Особо обращая внимание на характеристику его действенности как декларированного в Преамбуле способа моральной рефлексии университетских профессионалов о современной ситуации университетского образования и продуцируемых ею ситуациях морального выбора, рефлек сии, направленной на самопознание-самоопределение сво ей профессии.

И попытаться найти подход к так и не отрефлексирован ной участниками нового этапа проекта «проблемы Клямки на-Кашникова». В этой связи важное тематическое направ ление раздела «Комментарии» – опережающая рефлексия вполне ожидаемого вопроса от тех, кому адресован «Про фессинально-этический кодекс университета»: стоит ли за ниматься поисками в сфере моральной идентификации и самоидентификации базовых профессий научно-образова тельной деятельности университета в реальных отечест венных обстоятельствах? Что, кроме шизофренического ра здвоения сознания между сущим и должным, эти поиски дадут преподавателю, исследователю, университетскому менеджеру в его практической деятельности?

В качестве возможного аналога текста раздела по этому тематическому направлению уместно освоить несколько Рогожа М.М. О путях продвижения этического кодекса в уни верситете // Практичность морали, действенность кодекса. Ведомо сти. Вып. 36. С.182-189.

суждений из опыта проектирования Тюменской медиакон венции: «Отказ от поисков в сфере моральной самоиден тификации журналистской профессии, даже со ссылкой на реальные отечественные обстоятельства, равен от казу от профессии в принципе».

Еще одно важное тематическое направление Коммен тариев связано с распространением пессимистического ди агноза моральной ситуации, в которой университет совер шает свое самоопределение. В тексте Комментариев стоит взвесить целесообразность следующей ниже реакции на этот диагноз.

Да, у большей части негативных оценок нравов в со временной университетской среде есть основания. Но, при знавая нынешнюю ситуацию крайне сложной, соглашаться ли с теми, кто предлагает определять вектор изменений моральной ситуации в обществе и в сообществе в терми нах «катастрофического» ряда? Совсем не обязательно. И далеко не только потому, что с помощью такого диагноза легко оправдывается любая, даже самая циничная, про фессиональная позиция. Но потому, что речь идет не о ка тастрофе, а о трудном рождении нового ценностного мира, новой гражданской и профессиональной самоидентифика ции. При таком диагнозе-прогнозе переходной ситуации по иск университетским сообществом новой идентичности требует рационального подхода, помогающего пережить неприятность узнавания себя в «зеркале» критики и само критики.

6.2.2. Потенциал кодекса как ориентира экспертизы модернизационной стратегии развития университета Как показано в 5.2, одна из технологий проектирования кодекса ТюмГНГУ – «ректорский семинар». Однако в более широком плане такие семинары – институция гуманитарной экспертизы стратегии развития университета, гуманитарной прежде всего с точки зрения ценностных ориентиров, зало женных в этических документах университета.

Ректорские семинары выступали как институция гума нитарной рефлексии каждого из этапов развития универси тета: становление – самоопределение – модернизация. В последнем случае речь идет о новых кризисных обстояте льствах, сформировавших ситуацию выбора между инер ционной и модернизационной стратегиями. Инерционная («сырьевая») стратегия – развитие университета через то тальную коммерциализацию образовательной деятельно сти – чревата риском превращения в «псевдоуниверситет».

Модернизационная стратегия – ставка на доходы от НИОКР в ситуации сокращения доходов от «образовательных ус луг» – чревата риском превращения в «корпоративный уни верситет».

И каждая из них несет в себе риск утраты ценности профессионализма в сфере научно-образовательной дея тельности. Поэтому цикл семинаров 2010 года так и назы вался: «Удержание профессионально-этических ориенти ров университета в новых кризисных обстоятельствах».

Сосредоточенность на удержании этической полноцен ности профессионализма университетских интеллектуалов обусловлена, например, таким тезисом Миссии-Кредо ТюмГНГУ: «Именно ценностный мир науки и образования как профессий, призванных к служению (не отменяя стрем ления к честному заработку профессионала), – системооб разующий ориентир самоопределения ТюмГНГУ». И, напри мер, такой установкой Профессионально-этического кодек са университета: «...В строгом употреблении термин “про фессия” противоположен и ремеслу, и бизнесу и относится к типу деятельности, предполагающему профессиональное призвание, служение, саморегуляцию через этические ко дексы. ”Дух” профессии выражает двойное назначение про фессиональной этики: представлять коренные интересы профессии, защищать свободы и достоинство профес сионалов – и, через эффективное осуществление профес сией своей миссии, проводить интересы общества».

Замысел цикла семинаров: удержание в кризисных об стоятельствах университета его миссии и профессиона льно-этических ориентиров базовых профессий универси тета через рефлексию возможности и путей культивиро вания этической полноценности профессионализма уни верситетских интеллектуалов62.

План-программа цикла семинаров 1. Экспертиза гипотезы о рисках, обременяющих как инерционную, так и модернизационную стратегии развития университета.

Гипотеза: выбор стратегии университета в рамках аль тернативы инерционной и модернизационной стратегий не полноценен.

Инерционная («сырьевая») стратегия – развитие униве рситета через тотальную коммерциализацию образователь ной деятельности – чревата риском превращения в «псев доуниверситет» – модель, зафиксированную современны ми западными исследователями. Модернизационная стра тегия – ставка на компенсацию сократившихся доходов от «образовательных услуг» доходами от НИОКР – чревата риском превращения в «корпоративный университет».

Риски обеих альтернатив – Сцилла и Харибда на пути развития университета в кризисных обстоятельствах.

2. Экспертиза идеи удержания этической полноценно сти профессионализма университетских интеллектуалов.

Стратегический ориентир пути между Сциллой («псев доуниверситет») и Харибдой («корпоративный универси тет»): установка на удержание, культивирование и сис темную поддержку этически полноценного професcиона лизма университетских интеллектуалов.

2.1. Анализ «кризисных обстоятельств» университета с точки зрения вызовов-угроз для этической полноценности профессионализма университетских интеллектуалов.

Экспертиза моделей профессионализма выпускников универси тета – предмет последующего цикла семинаров.

Некоторые угрозы профессионализму:

- фактически легитимировано понижение уровня-пла нки профессионализма в сфере научно-образовательной деятельности всеми тремя типами ее субъектов: препода вателями, студентами, администраторами;

- морально девальвировано содержание образов-образ цов успеха университетских профессионалов: то, что еще недавно считалось постыдным, сегодня для многих стано вится нормой;

это формирует внутренний конфликт сооб щества: профессиональная деятельность – исполнение дол га или «деловое предприятие»?

- обострена склонность корпорации-организации изба вить университетского интеллектуала от персональной от ветственности в ситуации морального выбора: принимать на себя ответственность только за правильное исполнение ра боты – или еще и за исполнение правильной работы. Пра вильной – с точки зрения профессионально-этических цен ностей научно-образовательной деятельности, без «скидки»

на массовизацию образования, «демографическую яму» и т.п.

2.2. Рефлексия образов профессионализма и профес сионального успеха университетских интеллектуалов:

- доминирование достижительной мотивации как аль тернативы установке на выживание;

- сосредоточенность на этике профессионального ус пеха как альтернативе нигилизму и цинизму в стремлении к успеху;

- профессионализм, реализуемый вопреки слабой мо тивации студентов эпохи «демографической ямы» и вопре ки трансформации менеджмента качества в бюрократиче ское цунами, склонности администраторов к спекуляциям на мотивации «служения в профессии» в виде сверхнагруз ки преподавателей;

- проектирование биографии успешного университет ского интеллектуала за счет понижения планки профессио нализма;

- проектирование биографии успешного университет ского интеллектуала через ориентацию на дисциплину зна ния (его добывание и распространение дисциплинирует профессионала в большей мере, чем регламенты и ин струкции).

2.3. Рефлексия идеи создания и системной поддержки «польдеров» успешного профессионализма как технологии удержания этически полноценного профессионализма уни верситетских профессионалов.

Профессионализм мотивирован свободным и осознан ным выбором профессии, поддерживается сообществом и администрацией, опирается на стремление проектировать свою биографию, рефлексируя опыт жизни в профессии своих коллег с точки зрения удержания этически полноцен ного профессионализма.

Nоtа bеnе: ниже представлена сценарная разработка двух из цикла семинаров63.

ТЕМА ПЕРВОГО семинара цикла: «Между “псевдоуни верситетом” и “корпоративным университетом”: гума нитарная экспертиза практикуемых и проектируемых стратегий развития университета».

Сопровождающая семинар презентация открывается слайдом-эпиграфом – образом Сизифа, поднимающего ка мень в гору. Ведущий семинара (ректор и консультант се минара) директор НИИ ПЭ комментируют слайд, подчерки вая разницу между характеристикой «сизифов труд» в практике русского языка (как «артель напрасный труд») и экзистенциалистской интерпретацией мифа о Сизифе.

Метафорой, настраивающей на обсуждение первого пункта программы семинара (на экспертизу гипотезы о рис ках, обременяющих как инерционную, так и модернизаци онную стратегии развития университета) послужил слайд с иллюстрацией мифа об Одиссее, которому предстояло Фрагменты стенографических записей работы семинаров с ана литическими комментариями публикуются в ж. «Ведомости» НИИ ПЭ. Вып. 37.

провести свой кораблю между двумя скалами – Сциллой и Харибдой (картина Эжена Делакруа).

Консультант: Итак, в программе семинара выдвинут те зис о том, что наш университет сегодня находится в ситуа ции формирования стратегии в кризисных экономических обстоятельствах – уменьшения числа абитуриентов в связи с «демографической ямой». Причем, эта ситуация опреде лена с помощью метафоры «Между Сциллой и Харибдой», говорящей, что не только инерционная, но и модернизаци онная стратегия тоже несет в себе рискованные трансфор мации университета. И сам выбор стратегии университета в рамках этих альтернатив неполноценен.

На каком основании применена эта метафора?

В первой из стратегий, инерционной, выделен риск вольной или невольной трансформации нашего универси тета в псевдоуниверситет. Описание характерных осо бенностей «псевдоуниверситета» мы находим в статье Фи липпа Альтбаха, директора Центра международного выс шего образования колледжа Бостона. На экране – слайд:

* Быстро пересматриваемые учебные планы, переключаемые на удовлетворения спроса на спе циалистов из одной области в другую;

* решения, касающиеся не только предприни мательской деятельности, но и программ, прини мают менеджеры;

* менеджеры нанимают преподавателей только для чтения курсов: своей доли прибыли они не по лучают, превращаясь в наемных рабочих;

* у преподавателя нет возможности выразить свое мнение по поводу избранных направлений развития или решений управленческого плана: все ключевые решения принимают менеджеры.

Вопрос участникам семинара: Справедлива ли оценка риска тотально коммерциализирующегося университета с помощью характеристики «псевдоуниверситет»?

* Обсуждение Во второй стратегии, модернизационной, предполагаю щей ставку университета на доходы от НИОКР, программа семинара акцентирует риск вольной или невольной его тра нсформации в корпоративный университет.

Характеристика такого типа университета американским социологом Н.Сторерером – в следующем слайде:

* Крупные ассигнования на исследования стано вятся символом научной квалификации;

* приглашение консультировать правительство или корпорацию начинает олицетворять собой про фессиональное признание;

* ученый работает только над теми проблемами, которые важны для работодателя и принесут пользу заказчику, а не науке в целом;

* тенденция извращения системы ценностей, на которой зиждется наука: не только образование, но и наука становится «сферой услуг».

Вопрос экспертам: Справедлива ли характеристика рис ка модернизационной стратегии выхода университета из кризисных обстоятельств с помощью НИОКР через иден тификацию «корпоративный университет»?

* Обсуждение Консультант: Итак, рискованны обе стратегии: на карти не Эжена Делакруа как шестиголовкая Сцилла, так и Ха рибда – ужасные создания.

После этих ужасных образов вполне ожидаема реакция семинара на предложенную гипотезу: «это алармизм!!!».

Вполне ожидаемые возражения:

- представленные выше риски трансформации универ ситета не адекватны реальным стратегиям, по которым наш университет живет сегодня и намерен жить завтра;

- обе стратегии экономически эффективны в кризисных обстоятельствах. Первая – это уже доказала в прежние го ды, второй – это предстоит доказать, и шансы на ее успех велики.

Вопрос участникам гуманитарной экспертизы: Даже ес ли обе стратегии экономически эффективны, то совместима ли такого рода эффективность с ценностными ориентира ми университета, его Миссией:

«…Университет подчиняет свою прагматическую стратегию ценностным ориентирам базовых профес сий научно-образовательной деятельности».

и Профессионально-этическим кодексом:

«... Кодекс – вслед за Миссией-Кредо – исходит из университетского приоритета ценностей “вы сокой профессии”».

* Обсуждение Два уточнения к вопросу о совместимости:

- может ли отменить риски первой стратегии намерение компенсировать выпадение доходов университета в связи с «демографической ямой» вполне коммерческая идея уве личить бюджет университета прежде всего за счет доходов от НИОКР?

- может ли отменить риски второй стратегии надежда на подкрепление этически полноценного профессионализма в сфере научно-образовательной деятельности университета тем, что НИОКР:

(а) ориентированы на реальные, востребованные прак тикой, и при этом конкурентоспособные результаты и (б) будут применяться в учебном процессе?

* Обсуждение Вывод из обсуждения. Вероятно, вопрос «Можно ли пренебречь этими рисками ради выхода из кризиса?» был бы скорее риторическим. Более конструктивен тезис второ го пункта плана семинара: стратегический ориентир пути между Сциллой («псевдоуниверситет») и Харибдой («кор поративный университет») – установка на удержание, куль тивирование и системную поддержку этически полноцен ного профессионализма университетских интеллектуалов.

Способом конкретизации предложенной на экспертизу идеи Удержания может послужить анализ «кризисных об стоятельств» университета с точки зрения вызовов угроз для этической полноценности профессионализма.

Некоторые из этих угроз – на слайде:

* Фактически легитимировано понижение уровня планки профессионализма в сфере научно-обра зовательной деятельности всеми тремя типами ее субъектов: преподавателями, студентами, админист раторами;

* морально девальвировано содержание образов образцов успеха университетских профессионалов: то, что еще недавно считалось постыдным, сегодня для многих становится нормой;

это формирует внутренний конфликт сообщества: профессиональная деятель ность – исполнение долга или «деловое предприятие»?

* обострена склонность корпорации-организации избавить университетского интеллектуала от персо нальной ответственности в ситуации морального выбо ра: принимать на себя ответственность только за пра вильное исполнение работы – или еще и за исполнение правильной работы. Правильной – с точки зрения про фессионально-этических ценностей научно-образова тельной деятельности, без «скидки» на массовизацию образования, «демографическую яму» и т.п.

Три вопроса участникам экспертизы:

- действительно ли можно говорить о состоявшейся ле гитимации понижения планки профессионализма?

- в какой мере можно говорить о смене образов-образ цов профессионального успеха как о моральной девальва ции прежних образов-образцов?

- реальна ли угроза давления корпоративных требо ваний на свободу морального выбора профессионала?

* Обсуждение Возможно, эксперты единодушно отвергнут наличие вызовов-угроз для этической полноценности профессиона лизма или хотя бы проявят скепсис. В таком случае им бу дет предложен слайд, на котором классифицированы неко торые признаки непрофессионализма, подрывающие не только качество, но и смысл научно-образовательной дея тельности университета и задан вопрос об их реалистич ности для жизни университета:

* Нечестное поведение преподавателя, под рывающее не только качество, но и смысл обра зования: продажа студентам контрольных, кур совых, дипломных работ;

попустительство по средством зачета работ, не являющихся резуль татом их собственного труда, или учетом «свя зей» студентов для получения высокой оценки;

упрощение содержания учебного курса;

* предъявление к диссертационной защите квалификационных работ, которые не являются результатом собственного труда, в том числе обладающих признаками воровства (плагиата), использование родственных или служебных свя зей для получения искомых степеней и званий и т.д.;

* недозволенные методы конкуренции иссле дователей, практика создания «клик», группов щина, «подсиживание» и т.п.;

* отождествление предмета ответственности профессора-администратора с заботами топ менеджера бизнес-корпорации или чиновника госслужбы;

* деформация добросовестного исполнения функциональных обязанностей в бюрократизм;

* патрониально-клиентельные установки, подмена профессионального достоинства без ропотным исполнительством, отказ от непред писанной «инстанциями» суверенности реше ний, оценок внутрикорпоративной политики с помощью нравственных критериев * Обсуждение Вторым способом конкретизации предложенной на эк спертизу идеи Удержания служит рефлексия основных об разов профессионализма и профессионального успеха в сфере базовых профессий научно-образовательной дея тельности.

Участники семинара видят на слайде представлены ил люстрации разных образов успеха: жар-птица, весы для зо лота, финиш, вершина горы и т.д. Они символизируют ус пех как удачу (жар-птица), успех как достижение, успех как финиш в соревновании, успех как цель движения, успех как карьеру, деньги как символ успеха.

Предлагается «домашнее задание» – подумать: рабо тают ли эти образы в жизни университетских профессиона лов? Какие из них доминируют? Какие надо добавить в спи сок?

С обсуждения этих вопросов начнется семинар № 2.

ТЕМА ВТОРОГО ректорского семинара: «Дилемма ус пеха университетского интеллектуала в модернизаци онной стратегии университета»

Тезисы вступительного слова ведущего 1. Направления модернизации стратегии развития уни верситета определены: достижение статуса исследова тельского университета, причем значимы реальные иссле дования для промышленности, а не просто рост диссерта ционных работ (это часто – мнимые успехи университета).

2. Теперь важно понять модернизационные риски, сре ди которых – утрата моральной составляющей в оценке ус пеха университетских профессионалов, вольное или не вольное распространение псевдостандартов профессио нализма.

3. Особая проблема, побуждающая гуманитарную экс пертизу нашей стратегии: мы пока не определили интер вал эффективности коммерциализации научно-образова тельной деятельности университета, за рамками которого утрачивается его миссия.

4. Именно установка на коммерциализацию как в учеб ной, так и в научной сферах оборачивается риском заслу жить ярлык псевдоуниверситета. В такого рода универси тете преподаватели позволяют себе превратить профес сию в индивидуальное деловое предприятие, администра торы отождествляют научно-образовательную деятель ность с деятельностью предпринимательской. Не меньше риск и в случае, когда наша стратегия уклоняется в сторону модели корпоративного университета, ориентируя иссле дователя работать только над теми проблемами, которые важны для работодателя и принесут пользу заказчику, а не науке в целом.

5. Идея нашего семинара – возможность удержания вы сокой миссии университета в условиях рыночной конкурен ции. При этом шанс выиграть в такой конкуренции сущест вует не вопреки, а именно благодаря развитию этически по лноценного профессионализма.

6. В каком смысле полноценный? Во-первых, не допус кающий понижения уровня-планки профессионализма. Во вторых, исключающий моральную девальвацию содержа ния образцов успеха университетских профессионалов: то, что еще недавно считалось постыдным, сегодня для мно гих становится нормой.

7. Задача второго семинара определана в Программе:

гуманитарная экспертиза практикуемых моделей про фессионального успеха университетского преподавателя, исследователя, администратора и тех ориентиров успеха, которые задает им модернизационная стратегия развития университета.

Вступительное слово консультанта Первый семинар цикла был посвящен рефлексии рис ков выбора стратегии развития университета между Сцил лой «псевдоуниверситета» и Харибдой «корпоративного университета».

Не трудно допустить, что ряд участников семинара счи тал такую постановку вопроса скорее интеллектульной игрой: стратегия к тому моменту – независимо от нагнетае мых от имени НИИ ПЭ «страхов» – уже была определена, и на практике университет начал жить по одной из этих стра тегий.

И если отношение к семинару как лишь интеллек туальной игре, далекой от реалий университета домини рующая тенденция, то разработчикам цикла семинаров ос тается лишь сценировать продолжение интеллектуальных игр, забыв при этом о Миссии-Кредо и Кодексе.

Если не общая, можно пытаться повлиять на профилак тику рисков модернизационной стратегии университета.

В поставленной ведущим задаче семинара важно ак центировать один момент: совместимо ли представление стратегов университетского развития о практикуемых и проектируемых образах-моделей профессионального успе ха университетских интеллектуалов с Профессионально этическим кодексом, особенно в ситуации дуализма моде лей успеха, которая, как мы увидим далее, реально поку шается на этически полноценный профессионализм?!

Предлагаю начать с «домашнего задания» – рассужде ний о феномене успеха в нашей жизни, который с помощью слайда был представлен на предшествующем семинаре.

Вопрос для экспертизы: Работают ли эти образы в жиз ни университетских профессионалов? Какие из них домини руют? Какие надо добавить в список?

* Обсуждение К сожалению, художники не захотели, или не смогли, предложить образную проблематизацию представленных на слайде видов успеха с моральной точки зрения, предпо лагающую внимание к теме моральной цены успеха: «дос тойный успех», «честный успех».

За этой темой – моральный выбор, который начинается с вопроса: «стремиться ли к успеху или не стремиться к не му? В чем выбор? Многие не хотят стремиться к успеху по тому, что не желают оказываться в тех напряженных ситуа циях морального выбора, с которыми неизбежно связано само стремление к успеху». (С. Новопрудский).

А художественная метафора на эту тему была бы очень важна именно применительно к теме профессионального успеха университетских интеллектуалов. И это становится ясно сегодня, в ситуации модернизации стратегии универ ситета. Почему?

На старте трансформации Тюменского индустриального института в университет акцент на достижительной моти вации рассматривался как альтернатива мотивации выжи вания. Слайд с фрагментом интервью, которое НИИ ПЭ взяло 15 лет назад у одного из менеджеров университета:

Мотивация достижения против мотивации выживания «Главная мысль – которой я заряжен – сформи ровать в университете механизм мотивации такой деятельности, которая позволяла бы жить безбедно.

Такой механизм создаст ситуацию, когда крутятся все: заведующие кафедрами, преподаватели, дека ны, а ректорат только сдерживает их начинания: “это нельзя, потому что противозаконно”, “этого делать не будем, потому что не время” и т.д.

Важно создать атмосферу, в которой каждый член университета нечто инициировал, и такие ини циативы вели бы к успеху всего коллектива. Первое – что мы должны сделать – поискать, у кого есть ка кая струнка, и как менеджерам надлежит на ней по играть».

Подчеркну: в то время значима была сама установка на мотивацию достижения, и это была действительная аль тернатива модели выживания.


Сегодня мотивация достижения, судя по некоторым элементам модернизационной стратегии университета, пе реживает второе рождение. Но отвечает ли интерпрета ция мотивации достижения изменившейся ситуации?

Обратим внимание на этапы жизни идеи успеха на отечественной почве:

(а) ограничение на саму идею достижительности: успех стыден («не высовывайся») – советский традиционализм;

(б) достижительная революция: «Даешь успех!» – эпоха первоначального накопления капитала на старте россий ской буржуазной революции 1991-2010гг. Любые ограниче ния как на смысл, так и способы достижения успеха сняты:

доминирует образ денежного успеха, успеха агрессивного, циничного.

Так предполагает ли модернизационная стратегия раз вития университета преодоление моральных противоре чий идеи успеха, столь обострившихся в постсоветском об ществе?!

Предполагаемая модернизационной стратегией ставка на достижительную мотивацию совместима ли с этически полноценным профессионализмом?

В духе этих вопросов – конкретизация направления на шей экспертизы: образы-модели успеха университетских интеллектуалов с акцентами на способы достижения успе ха, практикуемые и культивируемые стратегией развития университета. Типология этих моделей – на слайде:

Модели успеха в университете 1. Успех за счет тотальной коммерциализации профессии – гонка за грантами и хоздоговорами;

доход в копилку университета как основной пока затель профессионального успеха.

2. Успех за счет превращение профессии в «индивидуальное деловое предприятие», ресурс которого – эксплуатации патоса профессиона лизма (продажа студентам контрольных, курсовых;

попустительство через зачет работ, не являющих ся результатом их труда;

упрощение учебного кур са и т.д.).

3. Успех в административной карьере за счет подмены профессионального достоинства безро потным исполнительством, деперсонализацией и конформизмом;

лояльности организации в ущерб нравственной независимости и критическому мыш лению профессионала и т.д.

4. Успех за счет профессионализма в педаго гической и исследовательской деятельности, пре дполагающего профессионально-этическую компе тентность. Успех, достигнутый не за счет пониже ния планки профессионализма, а благодаря ори ентации на Дисциплину Знания: его добывание и распространение дисциплинирует профессионала в большей мере, чем регламенты и инструкции.

Вопросы для экспертизы: Имеют ли эти модели отно шение к нашему университету? Надо ли изменить этот спи сок? Какие модели доминируют, а какие слабо выражены?

Исключают ли эти модели друг друга или дополняют?

* Обсуждение Остановимся на четвертой альтернативе: «Успех за счет профессионализма в педагогической и исследователь ской деятельности, предполагающего профессионально этическую компетентность».

Гипотеза: атрибут этой альтернативы – противоречие между «успеть в жизни» и «успеть в профессии»;

повыше ние профессионализма часто не дает успеха, во всяком случае в его современном понимании – успеха денежного.

В процессе социологического опроса преподавателей ТюмГНГУ на тему «Миссия университета» в рамках обсуж дения проблемы статуса профессии преподавателя участ ники опроса сфокусировали свое внимание на образе ус пешности-неуспешности в этой профессии. Характерное су ждение на слайде:

Подвижник как неудачник?

«У студентов, в связи с тем, что они видят нищего преподавателя, возникает представление о нем как о человеке неуспешном: "что, вас боль ше никуда не берут, раз вы здесь работаете за эту заработную плату?". Есть, конечно, среди студен тов такие, которые смотрят на преподавателей как на подвижников, но большинство видят в них не удачников. Чем может преподаватель ответить на такое восприятие? Лишь только предстать в роли некоего идеалиста».

Теперь можно конкретизировать гипотезу: экспертиза модернизационной стратегии развития университета не может пройти мимо дилеммы успеха университетского ин теллектуала. Ее суть – на слайде:

Дилемма успеха университетского интеллектуала * Либо стремиться к доминирующему в массо вом сознании символу успеха – денежному успеху, который сегодня мало связан с этически полноцен ным профессионализмом;

* либо ориентироваться на символы профессио нального успеха, значимые по гамбургскому счету профессионального сообщества и ожидаемые от профессии общественным мнением. Эти символы сегодня мало связаны с денежным успехом.

Нетрудно заметить, что эта дилемма самой фиксацией необходимости выбора между символами успеха отражает повышенное моральное напряжение в профессии.

Вопрос: Эта дилемма фатальна для нашей профессии?

Или ее напряжение может быть ослаблено? За счет чего?

* Обсуждение Конструктивная гипотеза для экспертизы: напряжение дилеммы профессионального успеха может ослабить вклю чение в модернизационную стратегию установки на ин ституциональную поддержку этически полноценного про фессионализма.

В поддержку этой гипотезы – фрагмент экспертного оп роса 2008 года:

«Безусловно, преподавателю важно самому не уронить свой статус перед студентами. Но в целом проблему низкого статуса профессии один препо даватель только своими индивидуальными уси лиями решить не сможет. Прежде всего ее должен решить университет».

Однако в случае выбора установки на институциональ ную поддержку, университетским стратегам предстоит са моопределение как относительно модели успеха универси тетского профессионала, так и образа стратегии институ циональной поддержки. На слайде – аналог ситуации вы бора: либо успех по критериям продюсера, либо успех по критериям режиссера, описанный композитором В. Дашке вичем:

Продюссер и/или режиссер «У нас продюсер – добытчик и распорядитель денег, больше никто. Образное содержание кар тины его совершенно не интересует. Он давит на режиссера, заставляет его работать на успех, со образуясь при этом с собственным пониманием успеха... чтобы картина понравилась всем.

Я очень часто отказываюсь подписывать до говор, где сказано, что музыку принимает продю сер. Я сразу говорю: если вы доверяете режис серу, если он у вас доверенное лицо по творче ским вопросам, то я сдаю музыку ему, работаю с ним.

...Произошла печальная вещь: режиссеры стали внутренне превращаться в продюсеров. То есть начали становиться на их позицию. Я пом ню, Куросава в работе над картиной "Идиот", три месяца ждал, когда пойдет густой снег. А снег не шел и не шел. Явился продюсер и сказал: “Гос подин Куросава, я требую, чтобы вы продолжали съемки, иначе я разорюсь”. На что Куросава от ветил: “Хорошо, я сниму картину в обозначенный вами срок, но я сделаю себе харакири”. И продю сер от него отстал, потому что альтернатива бы ла такая: он разорится либо в ожидании снега, либо от того, что на него все станут показывать пальцем: “Глядите, это человек, из-за которого Куросава покончил с собой”».

Итак, стратегам университета предстоит самоопреде ление к двум парадигмам успеха. Причем цена выбора в пользу первой парадигмы – эксплуатация патоса профес сии.

Вопрос: Безусловна ли такая цена? Есть ли в универси тете прецеденты реализации «парадигмы режиссера»?

* Обсуждение Заключение от консультанта семинара. В рамках пред ложенной семинару гипотезы следует: если ориентировать ся на ПЭКУ, то стратегия университета должна ориентиро вать на институциональную поддержку успеха профессора – «парадигма режиссера».

Это – мостик к ректорскому семинару № 3, которому предстоит экспертиза идеи системной поддержки универ ситетским сообществом и администрацией «польдеров» ус пешного профессионализма как технологии удержания эти чески полноценного профессионализма университетских интеллектуалов.

Заключение Прикладная этика как фронестика морального выбора УЖЕ ПЕРВЫХ два из задуманного НИИ ПЭ цикла мас тер-классов с общей темой «Проектирование профессио нально-этического кодекса университета в инновационной парадигме прикладной этики» (на кафедрах этики МГУ и Ки евского национального университета) побудили меня еще раз вернуть тему проектирования кодексов на уровень реф лексии потенциала инновационной парадигмы прикладной этики.


Непосредственная задача цикла мастер-классов – на глядно, используя потенциал такого рода способа работы с аудиторией, продемонстрировать коллегам работу иннова ционной парадигмы в действии, представляя ее ноу-хау как взаимосвязь (а) проектно-ориентированной исследова тельской деятельности, программируемой форматом кон цептуального «техзадания» к проектированию кодекса, и (б) практической реализации «техзадания» посредством этико прикладных технологий.

Но режим обратной связи на том и другом мастер классе поработал и на сверхзадачу – на развитие самой парадигмы: анализ стенограмм потребовал сосредоточить ся на идее, согласно которой не только проектируемые в инновационной парадигме этические кодексы, но вся эта парадигма может характеризоваться как фронестика мо рального выбора.

Для актуализации этой идеи выделю из стенограммы обсуждения московского мастер-класса критический тезис, согласно которому «Профессионально-этический кодекс университета» – не нормативный документ, и потому «по этому кодексу жить нельзя», а из стенограммы киевского мастер-класса – тезис: «это скорее не кодекс, а деклара ция, которая требует дорожной карты и конкретизации для того, чтобы служить в качестве кодекса».

Одно из дополнений к первому тезису. Участник мос ковского мастер-класса следующим образом смоделировал ситуацию, в которой оказывается человек, читающий Пре амбулу кодекса: «то ли мне выполнять кодекс, то ли ду мать: выполнять или не выполнять. Может, и не выпол нять? А если выполнять – стоит ли? В чем мне поможет ко декс?». Одно из дополнений ко второму тезису: участник киевского мастер-класса полагает, что кодекс рассчитан на действие «в социальном пространстве, на взаимодействие с людьми как профессионалами, а не на индивидуальный выбор в пределах пространства собственной ответственно сти».

Представляется, что оба выбранных мной из стено грамм тезиса исходят из абсолютизации представления о кодексе как регулятивном институте нормативной этики. И кодекс, в свою очередь, трактуется, с одной стороны, как элементарные аппликации нормы на конкретную ситуацию;

с другой стороны, в духе современных представлений – как сопряженный с этической инфраструктурой организации. В итоге особенности инновационной парадигмы прикладной этики, связанные с характеристикой акта приложения, ос таются вне сферы специального внимания. Полагая свое представление единственно возможным, коллеги не прини мают во внимание предъявленные в самом тексте «Про фессионально-этического кодекса университета» аргумен ты в пользу иной модели этического кодекса, основываю щейся на иной парадигме прикладной этики.

АПЕЛЛИРУЮ к тексту этого кодекса, рискуя повторить весь параграф 6.1. Рискуя ради того, чтобы подчеркнуть уже содержащиеся в нем опережающие ответы на тему возможности-невозможности «жить по этому кодексу» и оп ределенности-неопределенности установки кодекса на его исполнение.

* Уже в рамках Преамбулы профессионально-этический кодекс характеризуется как «ориентир самопознания и са морегулирования профессии». Более того, сам Кодекс трактуется как способ «рефлексии университетских про фессионалов о напряженных ситуациях научно-образова тельной деятельности».

* Субъекты базовых профессий научно-образователь ной деятельности – преподаватель, научный работник, уни верситетский администратор – рассматриваются Кодексом не как «объекты внешних требований, “исполнители функ ции”, дисциплинированно следующие должностным инст рукциям», но прежде всего как «субъекты морального вы бора, осознанно принимающие мировоззренческое реше ние как относительно сложившихся в профессии нравов, так и отстаиваемых ею нравственных норм: последователь но исполнять профессиональный долг? предпочесть пози цию “двойной морали”? цинично согласиться с профессио нальными деформациями?».

* В Преамбуле подчеркивается, что избранный для Ко декса формат «предполагает культивирование компетент ности университетского профессионала в проблемах мора льного выбора». Работая как «своеобразная лоция для творческого морального выбора в конкретных ситуациях на учно-образовательной деятельности», Кодекс предлагает ориентиры, которые отнюдь «не избавляют профессиона лов от самостоятельного решения профессионально-нрав ственных конфликтов». При этом сам Кодекс идентифици рует себя как «шанс удержания миссии профессии в ситуа ции доминирования установок корпоративной этики, по своей природе чреватой подавлением индивидуального профессионально-нравственного выбора».

* Противопоставляя свое назначение как функции «добровольного ошейника», так и инструменту «моральной полиции», Кодекс исходит из того, что декларированные им ценности – «предмет внутреннего решения. Но не частного лица, а профессионала, отвечающего перед профессией и за профессию, которой общество доверило саморегулиро вание». Именно поэтому – «лично приверженные ценнос тям своей профессии» – преподаватель, исследователь, профессор-администратор «не делегируют персональный профессионально-нравственный выбор своей организа ции».

* Конкретизация роли Кодекса в консультировании ре шений университетского профессионала в различных ситу ациях морального выбора представлена вполне системно.

Один пример. «Реальная ситуация ставит преподавате ля перед выбором: рассматривать себя как продавца обра зовательных услуг – или как деятеля высокой профессии, академическая добросовестность которого значима и са ма по себе, и для обеспечения эффективности и качества преподавания. Выбор преподавателя в пользу академиче ской добросовестности предполагает последовательное ис ключение форм нечестного поведения, подрывающих не только качество, но и смысл образования: продажу студен там контрольных, курсовых, дипломных работ;

попуститель ство посредством зачета работ, не являющихся результа том их собственного труда, или учитывания “связей” сту дентов для получения более высокой оценки;

упрощение содержания учебного курса. Выбор преподавателя в пользу академической добросовестности предполагает, что в стремлении к степеням и званиям он основывается на за конных, прозрачных, справедливых критериях, исключаю щих предъявление к защите квалификационных работ, ко торые не являются результатом его собственного труда, в том числе обладающих признаками воровства (плагиата);

использование родственных или служебных связей для по лучения искомых степеней и званий и т.д.».

Второй пример. «Профессионально-этическая компе тентность преподавателя испытывается осознанием сфор мулированной академическим сообществом нравственной конфликтности ситуации оценки успехов студентов: в ходе экзамена преподаватель должен оценивать только предъ явленные студентом знания, умения и навыки? Или он дол жен делать поправки на личность студента, его особые жизненные обстоятельства, объясняющие неудовлетвори тельный уровень знаний?».

Третий пример. «Профессор-администратор – субъект выбора в ситуации столкновения ценностей высокой про фессии и требований университета-корпорации в тех слу чаях, когда университет идентифицирует себя в качестве “корпорации-предприятия по оказанию образовательных услуг”. Кодекс предполагает, что при необходимости такого выбора профессор-администратор отдает приоритет цен ностям базовых профессий научно-образовательной дея тельности, сознавая, что такого рода корпоративность не должна размывать университетские этические ценности, нанося тем самым ущерб качеству преподавания и иссле дований».

* Трудно не заметить в Кодексе специальную рубрику «Университетский профессионал в ситуации конфликта требований профессиональной и корпоративной этик», ко торая дает классификацию типов объективного конфликта требований профессиональной и корпоративной этик к уни верситетскому профессионалу как следствия нравственных оппозиций корпоративизма.

* Особо должен был обратить внимание сторонников модели кодекса-регулятора на раздел «Минимальный стан дарт» профессионально-правильного поведения.

Один из фрагментов: «Профессор-администратор не допускает подмены содержания формой, превращения формального следования инструкции или распоряжению в “служебное рвение”, господства рутинных процедур над продуктивностью, доминирования бюрократического сте реотипа “инициатива наказуема”».

ЗАДАЧА заключения: подчеркнуть прямую связь этих положений Кодекса – иного относительно распространен ных представлений о модели этического кодекса – с поло жениями инновационной парадигмы, характеризующими ее именно как фронестику морального выбора.

* Смысл прилагательного «прикладная» к существи тельному «этика» менее всего предполагает элементарную аппликацию, ибо речь идет о приложении как процессе мо рального творчества, процедуре конкретизации, акте мо рального выбора. Ситуация выбора – универсальная струк тура приложения. В инновационной парадигме modus vi vendi прикладной этики – моральный выбор.

* В природе морального выбора содержится важнейшая предпосылка формирования и развития прикладной этики в обеих ее ипостасях. Сущностная предпосылка: ситуация выбора – универсальная структура приложения.

Ситуация морального выбора – предпосылка креации прикладной этики (морали). Во-первых, потому, что предпо лагает выбор в пользу моральности и акт самоопределения субъекта к той или иной системе нравственных ценностей.

Во-вторых, потому, что предполагает акт приложения как конкретизации универсальной (общеобщественной, обще человеческой) моральной системы применительно к «ма лым системам». В-третьих, потому, что выбор является ак том конкретизации морали в поступке. В-четвертых, по тому, что в ситуации выбора содержится запрос на «фроне зис», «этическое умение» в сфере принятия моральных ре шений, запрос, который по мере развития и практики, и те ории морали, становится существенным моментом этико прикладного знания (вторая ипостась прикладной этики).

* Однако в природе морального выбора важно видеть не только предпосылку, но и одно из оснований прикладной этики, способ ее существования. И, может быть, даже так:

способ существования прикладной этики как науки и искус ства морального выбора. Морального выбора как науки и искусства приложения.

Приложения как рациональной процедуры конкретиза ции морали в ипостаси нормативно-ценностной системы.

Рациональной процедуры морального творчества. Рацио нальных оснований: предпочтения субъектом, принявшим саму моральность, в пользу нормативно-ценностной систе мы гражданского общества (этика гражданского общества, «постестественная», рациональная мораль);

самоопреде ления субъекта, принявшего нормативно-ценностную сис тему гражданского общества, к ценностям и нормам той или иной конкретизированной морали – в рамках изобрете ния гражданским обществом «малых систем»;

выбора, со вершаемого субъектом в такой ситуации приложения, как нормоприменение (в том числе морального решения в си туациях нравственного конфликта). И не только в ситуаци ях, характерных для «малых систем», но и, в допустимой мере, в ситуациях индивидуальной нравственной жизни.

* В акте креации «малых систем» повышенную роль иг рают институциализированные субъекты этики публич ных арен: профессиональные ассоциации, группы внепро фессиональных мнений, центры этической экспертизы, эти ческие офисы бизнес-компаний, организации публичного контроля, действующие на основе специализированных ко дексов этические комитеты и т.д. В то же время этика пуб личных арен не отменяет последнюю инстанцию мораль ного выбора – индивидуальное решение.

* Рассматривая технологичность как один из ключевых факторов квалификации этического знания в качестве эти ко-прикладного, важно интерпретировать технологии инно вационной парадигмы как фронестические и на этапе их создания, и в процессе их применения.

Не забывая о том, что понятие «фронезис» использует ся в различных методологических подходах и, соответст венно, трактуется и употребляется далеко не однозначно, целесообразно выделить разделение Гадамером техниче ского и гуманитарного ноу-хау, различение элементарной аппликации знания как технической процедуры – и интер претации как творческой конкретизации.

* Для инновационной парадигмы прикладной этики идея фронезиса – один из гносеологических и социокультурных идеалов, дающий основание для интерпретации технологий приложения этического знания как этического ноу-хау. В целом освоение идеи фронезиса в прикладной этике – зна ние-умение в сфере морали, сильно ориентированное на индивидуальность приложения – проявляется и в мягком теоретизировании, например, в этике воспитания, и в мудрости индивидуального морального выбора, и в техно логиях связи первого со вторым. Идея фронезиса эври стична не столько в процедуре применения нормы к кон кретной ситуации (в чем, кстати, весьма успешна модель этики как практической философии), сколько в разработке технологий прикладной этики – этического моделирования, экспертизы, проектирования и т.п. Так, например, фроне стична технология проектирования, снимающая противоре чие между абстрактно-научным знанием и собственно прак тическим умением: диалогическая, «понимающая» природа фронезиса предполагает нe просто передачу «готового» ре зультата научного исследования для «внедрения», но со вместный (эксперта и субъекта, принимающего решение) поиск решения проблем.

* Характеризуя технологии исследования прикладных этик (моралей) – во-первых, технологии проектирующего воздействия результатов этих исследований на практику «малых систем» – во-вторых, инновационная парадигма прикладной этики считает риторическим вопрос о том, мо жет ли и должно ли этико-прикладное знание дать мораль ному субъекту нечто большее, чем квалификацию ситуации морального выбора как «бремени», передав ответствен ность за выбор всецело самому субъекту.

Передать ответственность за выбор всецело самому субъекту этико-прикладное знание не только может, но и должно – чтобы не подменить нравственные искания лич ности, сообщества, общества в целом. Но вполне может – и должно – не позволить себе «умыть руки». Может и должно создавать многообразные технологии приложения.

НЕ ИМЕЯ здесь возможности возвратиться к критиче ским суждениям участников мастер-классов, остановлюсь лишь на одной реплике по поводу Кодекса.

«Вы как будто намекаете каждому, что он сам дол жен с этим разобраться. Но люди, естественно, разбе рутся по-разному, каждый по-своему. Этот момент неоп ределенности вполне интересен в пределах какой-то об разовательной практики. Но когда мы говорим о разра ботке нормативного документа, мне кажется, такой под ход не проходит».

Полагаю, приведенные в заключении аргументы дают возможность оспорить последнее суждение. Более того, в полемике с ним – одно из важных направлений развития идеи и технологии проектирования этических кодексов. И всей инновационной парадигмы прикладной этики.

Научное издание Бакштановский Владимир Иосифович Прикладная этика: лаборатория ноу-хау Том Кодексы, которые нас выбирают:

этическое проектирование как ноу-хау инновационной парадигмы прикладной этики Подписано в печать 20.11.2010.

Формат 62х90/16. Гарнитура Arial. Усл.печ.л. 17.

Тираж 300 экз. Заказ № …. Бесплатно.

НИИ прикладной этики ТюмГНГУ.

625000, г.Тюмень, ул.Володарского, 38.

Контактный телефон: (3452) 46-92-44.

E-mail: priclet@tsogu.ru.

Типография библиотечно-издательского комплекса.

625039, Г.ТЮМЕНЬ, УЛ. КИЕВСКАЯ, 52.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.