авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и науки Российской Федерации

ФГБОУ ВПО «Амурский государственный университет»

Биробиджанский филиал

Г.З. Арутюнова, Н.Н.

Деева

ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПОДДЕРЖКА

ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ

ЛИЧНОСТИ

МОНОГРАФИЯ

Биробиджан

2012

УДК 159.99

ББК 88.4

А 86

Рецензенты:

доктор психологических наук, профессор К.И. Воробьева доктор психологических наук, профессор Т.Х. Невструева доктор философских наук, профессор Б.В. Смирнов Арутюнова Г.З.

А 86 Психолого-педагогическая поддержка профессионального самоопреде ления личности: монография / Г.З. Арутюнова, Н.Н. Деева;

Биробиджанский филиал ФГБОУВПО «Амурский государственный университет». – Бироби джан, 2012. – 127 с.

ISBN 978-5-902452-29- В монографии изучены проблемы профессионального самоопределения в русле опережающей психолого-педагогической поддержки личности. В работе обоснованы сущность, содержание и структура функционирования психолого-педагогической поддержки, которая создаёт для индивида «расширяющуюся действительность», в которой он действует, познаёт, осваивает культурно-исторический опыт и в которой происходит раскрытие его сущностных сил на разных этапах обучения профессии.

Представленное в монографии исследование наполнит смыслом профессиональ ное развитие педагогов, психологов, аспирантов, будущих специалистов.

© Арутюнова Г.З., Деева Н.Н., © БФ АмГУ, ISBN 978-5-902452-29- ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Глава I. Теоретико-методологические основы профессионально го самоопределения личности 1.1. Философско-социологические вопросы самоопределения 1.2. Психологические аспекты проблемы профессионального Самоопределения личности 1.3. Среднее профессиональное образование как фактор активизации процесса профессионального самоопределения Выводы по главе I Глава II. Постановка проблемы и обоснование стратегии психолого-педагогической поддержки личности в процессе профессионального самоопределения 2.1. Личностно-профессиональные характеристики способству ющие самоопределению 2.2. Проектирование модели психолого-педагогической поддержки личности в профессиональном самоопределении 2.3. Результаты исследования изучения профессионального са моопределения личности Выводы по главе II Заключение Список литературы ВВЕДЕНИЕ Ведущей тенденцией, определяющей идеологию обучения и воспитания, является то, что содержание образования должно быть ориентировано на обеспечение самоопределения личности, создание условий для её самореализации.

Однако, декларируя ориентацию на обеспечение самоопре деления, система профессионального образования испытывает значительные трудности в её реализации, главным образом, из за отсутствия технологических средств и способов решения по ставленных задач. С другой стороны, сами эти средства вне опо ры на теоретическое обоснование стратегии их применения мо гут оказаться неадекватными целям самоопределяющегося чело века.

Общество не может социально защитить молодёжь, предо ставить гарантии получения желаемого образования, трудо устройства. Основа планирования будущего представляется раз мытой для современных молодых людей, подрастающее поколе ние лишено ориентиров, в результате некоторые аспекты своей будущей жизни они воспринимают как проблемные. Это застав ляет рассматривать по-иному социально-воспитательные моде ли, которые закреплены в культуре, системе ценностей обще ства, и которые не могут быть сведены только к трансляции опыта предшествующих поколений, ориентированных на вос производство как на алгоритм действия. Требуются иные формы социально-воспитательного воздействия, включающие деятель ное отношение к будущему, выстраивание самостоятельной ли нии, основанной на принципах рефлексивной организации раз вития в новом режиме.

Процесс формирования самостоятельности неизмеримо сложен, что подразумевает учёт влияния социальной ситуации на внутренний мир растущего человека. Такого рода деятель ность возможна в случае адекватной оценки ситуации со сторо ны педагогической системы, ориентированной на личность, её внутренние мотивы, устремления, потребности. Смысл педаго гической поддержки состоит не только в том, чтобы помочь устранить имеющиеся препятствия, но и в том, чтобы помочь человеку овладеть способом обнаружения и решения своих про блем, что, безусловно, связано с процессом социализации и определяет шаги в профессиональном выборе.

Можно сказать, что в настоящий момент психологическая и педагогическая наука утвердились во мнении о включении куль туры самоопределения в число показателей базовой культуры личности.

Проблематика самоопределения и её актуализация на совре менном этапе имеет глубокие культурно-исторические корни в обществе. Прежде всего, это объясняется непрерывной сменой проблемных ситуаций, которыми характеризуется наше суще ствование. Попытки её осмысления предпринимались в следу ющих направлениях: обнаружения своей уникальной персональ ной идентичности (Г. Гегель, Г. Зиммель, С. Кьеркегор, А.Ф.

Лосев, Ортега-и-Гассет, Ж.-П. Сартр, М. Хайдеггер, Г. Хёнстен берг, С. Франк, В. Франкл и др.);

включения индивида в челове ческий мир, в котором происходит раскрытие того, «кто есть этот человек» (Д. Андреев, Ю.В. Громыко, Йи Тхеге, А.Н. Леон тьев, Протагор, С.Л. Рубинштейн, С. Франк, и др.).

Самоопределение личности многими исследователями изу чался как результат:

- во-первых, обретения собственного пути в форме конкрет но-исторической данности, являющегося предпосылкой проек ции будущего (Н. Аббаньяно, А.Ф. Лосев, Г. Хенстенберг, Э.

Фромм, П.Г. Щедровицкий, К. Ясперс и др.);

- во-вторых, признания растущей личности непассивным участником процесса роста (Г.С. Батищев, Э. Ильенков, О.С.

Газман, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн, Д.А. Леонтьев и др.);

- в-третьих, проявления себя в присутствии других (Л. Вирт, Р. Маккензи, Р. Парк, У. Томас, Дж.Г. Мид, Г. Тэджфел и др.);

- в-четвёртых, восприятия мира и воздействия на него через социальную установку (Д. Брунер, У. Томас, С. Знанецкий, Д.Т.

Кэмпбелл, М. Рокич, А.Е. Шерозия, Д.Н. Узнадзе, А.Г. Асмолов, А.П. Ситников, П.Н. Шихирев и др.);

- в-пятых, смыслотворчества (М. Бубер, А.Н. Леонтьев, К.

Ясперс, Н. Бердяев, Д.А. Леонтьев, О.С. Газман, Н.Б. Крылова, Т. Анохина и др.).

Профессиональное самоопределение связано с глубокими, сильными эмоциональными переживаниями развивающегося человека;

здесь возникают серьёзные нарушения внутреннего мира человека, так как в жизни большинства людей это первый нормативный выбор, т.е. обязательный вынужденный выбор, от которого нельзя уйти (хотя можно отложить). Этот момент жиз ни является переломным для социальной позиции. Проблема в том, что необходимо, завершая определённый этап своей жизни, определить дальнейший путь, причём ответственность ложится на его собственные плечи.

В контексте изучения проблемы профессионального само определения, определение личностного «Я» является первич ным. Анализ работ, посвящённых проблеме самоопределения (Л.И. Божович, М.Р. Гинзбург, И.С. Кон, В.Ф. Сафин, Н.Б. Кры лова, О.С. Газман, А. Тубельский, В.А. Якунин и др.), позволил выявить ряд факторов, способствующих развитию этой способ ности: ориентация на личностную направленность с учётом внутренних потребностей личности;

субъект-субъектные отно шения;

свобода выбора действий сообразно субъективным це лям.

Одним из важнейших факторов самоопределения в педаго гической науке выделяется психолого-педагогическая поддерж ка. Психолого-педагогическая поддержка оптантов (термин Е.А.

Климова) рассматривалась в контексте изучения профессио нальной направленности личности и её формирования в школь ные годы (В.Н. Парамзин, М.Р. Гинзбург, В.И. Журавлев, А.И.

Смирнов, Е.А. Климов);

в изучении интересов к определённой профессии (Я.Л. Коломенский, В.Г. Немировский, Л.В. Сохань и др.);

психологических предпосылок профессионального само определения (А.Б. Орлов, В.Ф. Сафин, Г.П. Ников, Л.В. Сохань, М.В. Кириллова, Е.А. Климов и др.);

в изучении возможностей построения путей жизненной программы (Н.И. Соболева, А.Ю.

Винокур, Н.С. Пряжников и др.). В связи с этим ситуация выбо ра профессии после окончания школы традиционно рассматри вается в контексте психологии труда и профессионального обу чения. Такой взгляд представляется односторонним, не учиты вающим того воздействия, которое оказывает данная проблема и её разрешение на весь жизненный путь человека. Знания об огромном множестве профессий не делает их автоматически альтернативами профессионального самоопределения. Сделав выбор, большинство оптантов (термин Е. Климова) оказываются не готовыми к принятию ответственности за него.

В то же время, на теоретическом и практическом уровне не достаточно раскрыты вопросы психолого-педагогической под держки личности, сделавшей выбор и уже оказавшейся в новой образовательной среде;

влияния педагогических условий в про цессе профессионального самоопределения;

особенности психо лого-педагогического сопровождения личности при решении ею своих личностных проблем в условиях включенности в учебно педагогическое пространство;

особенности выбора содержания творческого сотрудничества, отвечающие потребностям лично сти через стимуляцию внутренней активности, и помощь в дея тельной самореализации ее социальности и индивидуальности.

Исследования Н.А. Ветлугиной, Г.Н. Годиной, А.А. Люб линской, Г.В. Митиной свидетельствуют, что одного желания человека недостаточно для достижения значимых для него це лей. Стремясь самостоятельно действовать, проявляя интерес к определённого рода деятельности, обучающийся сталкивается с трудностями, и только его умение справляться с ними в склады вающихся для него сложных ситуациях позволяет достигать це ли, проявляя инициативу, творчество, что существенно влияет на его дальнейшую способность самоопределения.

В монографии обоснована целесообразность оказания пси холого-педагогической поддержки личности в профессиональ ном самоопределении: в теоретическом плане представлено обоснование и раскрытие проблемы профессионального само определения, характеризующего соответствующую направлен ность личности будущего специалиста. В практическом плане определены компоненты психолого-педагогической поддержки в преодолении возникших препятствий в процессе профессио нального самоопределения, сопровождающие ценностно ориентированную деятельность обучающегося.

Принимая во внимание тот факт, что выбор личностью про фессии является, по сути, на момент поступления в образова тельное заведение, сценарием, замыслом, отражающим страте гическую цель субъекта, обусловленную системой установок личности. Следует признать, что психологические последствия выбора (вызванные идеальным проецированием себя в «буду щее» и требованиями ситуации) связаны с недостаточной сфор мированностью тактической цели, т.е. способов достижения це ли. Кроме того, «следствия этих следствий» мешают более пол ному и адекватному представлению о содержании профессио нального выбора. Принимая во внимание данный факт, необхо димо отметить, что, оказавшись в новых условиях, личность мо жет находиться в роли оператора сомнения в правильности сде ланного выбора. С этой точки зрения успешным процесс про фессионального самоопределения становится тогда, когда при обретает для личности определённый смысл. Именно в этом случае особую значимость приобретает психолого-педаго гическая работа, посредством организации которой можно побу дить личность к преодолению возникших препятствий в реали зации стратегической цели. Такой подход приобретает особую значимость в приобретении навыка самоопределения при усло вии сочетания соответствующей поддержки, адекватной потен циальным возможностям личности.

ГЛАВА I. Теоретико-методологические основы профес сионального самоопределения личности 1.1. Философско-социологические вопросы «самоопреде ления»

Первое десятилетие XXI в. ознаменовалось интересом к че ловеку как индивидуальности в её комплексном изучении, обос нованием её права быть «субъектом» собственной жизни. Этот аспект описывается как процесс самоопределения.

В общеязыковом значении «самоопределение» отождествля ется с понятием «самоопределиться - определить своё место в жизни» [121]. Ряд авторов (Е.А. Климов, Н.Б. Крылова, М. Ку кушкин и др.) индивидуальное самоопределение соотносят с по нятием самоориентирование, то есть - преобразование себя на основе ориентации на будущее [63;

71].

«Ориентация» и «ориентирование», по сути, есть направ ленность деятельности, определение своего нахождения, направления движения.. [121].

В указанном выше смысле слово «само» выводит нас на по нятие субъекта самоопределения. В аспекте данного принципа среди различных исследовательских позиций практически нет разногласий. Изначально таким субъектом выступает единичный человек. При этом процесс самоопределения рассматривался с двух сторон: обнаружение своей уникальной персональной идентичности (первая сторона) - характеристика того, как чело век, самоопределяясь, саморазвивается;

вторая сторона характе ризует включение индивида в человеческий мир, в котором про исходит раскрытие того, «кто» есть этот человек.

В философском аспекте двойственный характер человече ской множественности получил выражение ещё у великих мыс лителей Востока Конфуция, затем у Йи Тхеге. Их идея исходила из того, что самоопределение есть долгий, полный компромис сов процесс социализации. Обретение индивидуальности и со циализация для Конфуция - две стороны одного процесса – са моопределения [30].

Содержанием процесса самоопределения у древних филосо фов выступает регулятивный принцип для выбора способа пове дения как обязанности человека.

В классической античной философии природа человека по стигается в движении человека к своему бытию в культуре. В качестве яркого представителя такого подхода можно назвать Протагора. Суть его высказываний «человек есть мера всех ве щей» в том, что «мир таков, каким его видит и понимает чело век». У каждого, по мнению Протагора, своя проекция мира.

Сущее у греческих философов то, что определяется мерою само определяющегося человека [154]. Древний грек самоопределяет ся в пределах своей культурной ойкумены.

Средневековая философия ориентирована на будущее;

бу дущее возвращает возможности и ориентировано на новое об новление, которое есть повтор фундаментальных структур, это своего рода возвращение в будущее, представленное как мир возможностей. В Средневековье повтор заключается в том, что бы повторить жизнь Христа, то есть выявить уникальность, а она проявляется через различие. В данном случае выражение «вер нуться к началам» двусмысленно. Философия Фомы Аквинского допускает в определённых рамках самостоятельность индивида.

На связь «замысла» с личным мастерством указывает Августин.

По его мнению, с пути, по которому идёт человек, можно свер нуть и развернуть веер возможностей, который он имеет по при роде, выбрав путь правильный [115]. В схоластике индивид и общность находятся в таком же соотношении, как часть и целое.

Самоопределение зависело от того, на какой ступени иерархиче ской лестницы находится индивид, в соответствии с чем ему присуща та или иная структура наклонностей.

Иное положение сложилось в Новое время, когда возрожда ется та тенденция в решении проблемы индивидуального и все общего, природного и социального, которая была характерна для античных философов. Последние различали то, что существует «по природе», от того, что обязано своим бытием человеческим «установлениям».

Понимание человека как существа природного обосновано Ж.Ж. Руссо. По его мнению, именно чувственные склонности рассматриваются как основное стремление к самоопределению человеческого существа.

Близкая идея поддерживается И. Кантом. И. Кант утвержда ет, что все акты человеческого существа подвластны природно му детерминизму [59]. Немецкий философ не согласен с Х.

Вольфом, который выявлял возможности детерминации поведе ния иначе. Х. Вольф полагает, что человек детерминирован в своём физическом поведении, поскольку он есть тело, но свобо ден в поведении психическом, поскольку он есть субъект. Эту идею затрагивают в своих трудах отечественные исследователи С. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев. Согласно принципу детерми низма С. Рубинштейна, в процессе развития - от неорганической природы к органической - всё более сложной становится внут ренняя природа явлений и тем большим становится удельный вес внутренних условий по отношению к внешним [138].

Аналогичный вопрос затрагивает А.Н. Леонтьев, который считает, что научный подход к проблеме личности выражается в следующем тезисе: не внешнее через внутреннее, а внутреннее через внешнее [79;

76].

Данные позиции сводят все к идее о том, что в процессе вза имодействия сторон осуществляется своеобразная стыковка двух основных потребностей человека, в которых и реализуется его общий план саморазвития: это потребность в самоопределе нии как проявлении и утверждении себя, потребность в профес сиональном самоопределении «вписаться» в мир, найти в нем своё место.

С.Л. Рубинштейн раскрывает категорию человека в сово купности различных его отношений к миру. По его мнению, диалектическое положение человека в мире состоит в том, что мир – это совокупность способов бытия, в том числе способов жизни самого человека [4]. Различие же идёт, утверждает автор, по линии детерминации.

Следовательно, с позиций детерминизма, правомерно пере несение этих идей на проблему профессионального самоопреде ления, рассматривая его как неотъемлемый компонент самораз вития человека.

Согласно С. Рубинштейну, возможность человека опреде лять своё будущее есть возможность определения каждого из прошедших этапов своей жизни, поскольку и он был в свое вре мя будущим [137;

87].

Сторонниками самодетерминации развития можно назвать, говоривших на разных языках, разделённых пространством и временем, Гегеля и Достоевского. Они использовали одно и то же слово - личность, состоящей в возможности быть причиной себя, свободно определять себя к жизни [111]. Философы трак туют человека как причину происходящего, при этом человек не замечает, как сам он самоопределяется. Следует отметить, что В.Ф.Ломов такие изменения в самодетерминации называет са моопределением личностного «Я» [89].

Для того чтобы объяснить самоопределение в контексте са моразвития личности, обратимся к философии экзистенциализ ма. С позиции философии экзистенциализма Ж.-П. Сартра диа лектическое соотношение категорий «человек» и «личность»

формулируется следующим образом: «Человеком он становится впоследствии, причём таким, каким он делает себя сам» [140].

Далее Ж.-П. Сартр отмечает, что «экзистенциализм» отдаёт во владение каждому человеку его бытие и возлагает полную от ветственность за существование» [141].

Объявляя человека центром своей философской системы, М.

Хайдеггер полагает, что человек выступает как существо, кото рое имеет проект, замысел, цель, соотносящуюся с условиями и выходящую за пределы ситуации [173]. Философ отождествляет недетерминированность наличным бытием, ситуацией, в кото рой находится человек, с недетерминированностью вообще. Че ловек, согласно мнению философа, имеет «проект», потому что в нём существование предшествует сущности, в нём нет готовой сущности, он сам её делает, сам из себя что-то делает [169].

В данном ракурсе можно предположить, что это есть роль человека в наличном бытии, определяющая его дальнейшее са моопределение.

Основная тенденция подхода, развиваемая Г. Хёнстенбер гом, связана с подчёркиванием личностного самоопределения.

Сформулированный им методологический принцип, согласно которому индивидуальный проект бытия и смысла, есть норма бытия и образа действий конкретного человека. Проект бытия потому что здесь заложено развитие бытия «с заданным значе нием», которое в каждом случае должно быть ещё достигнуто.

Проект смысла, по мнению автора, - потому, что с началом жиз ни конкретного человека, направление актуализации хотя и да но, однако, оно лишь постепенно достигает исполнения своего смысла [170]. Г. Хёнстенберг отмечает, что существуют индиви дуальные вариации, которые, в случае их изменения в результате творческих инициаций или получают дополнительный акцент, а, следовательно, импульс к усиленному развитию, или же, наобо рот, происходит снижение акцента. Автор подчёркивает соб ственное практическое преобразование, что является сутью раз вития.

М. Бубер сводит данный принцип к двойственности, а имен но: принцип, определяющий смысл человеческого бытия не од носложен, он строится на двойственном движении таким обра зом, что одно движение является условием другого [28]. Лич ностное самоопределение осмысливается автором только в кон тексте взаимосвязи с процессом саморазвития.

Рассматривая проблему самоопределения в контексте фило софской концепции бытия человека, Э. Фромм подчёркивает, что всё живое может существовать только в процессе становле ния, только изменяясь. Эти категории есть неотъемлемые каче ства жизненного процесса [166]. Главная идея в этих рассужде ниях Э. Фромма заключается в том, что человек слаб в борьбе против детерминирующих его поведение общественных сил, од нако он «может создать сферу свободы и постоянно увеличивать её посредством расширения сознания и правильных действий».

Благодаря «расширению сознания» проявляются такие челове ческие потенции, о которых он даже не имел представления. По этому, осознание человеком своих потенций, проявляющихся в активной регулирующей роли сознания можно рассматривать в качестве предпосылки профессионального самоопределения.

Э. Фромм обращает внимание на то, что К. Маркс и З.

Фрейд, по-разному характеризуя сущность общественных про цессов, считали предпосылкой освобождения человека от до влеющих над ними внешних сил осознание человеком своих по требностей, интересов и возможностей, а также активную волю и готовность к преодолению препятствий. По мысли Э. Фромма, человек состоится как человек только тогда, когда человек будет во всём руководствоваться сознанием [166;

95].

С позиций русской философской мысли в аспекте обсужда емой проблемы, следует отметить линию, ведущую С. Франком.

Философ определяет жизнь, к которой мы стремимся, по своему содержанию, как средство, и притом как средство для сохране ния жизни. По С. Франку, её разумность может заключаться лишь в том, что эта цель есть такая бесспорная, самодовлеющая ценность [164]. Развивая эту мысль, автор отмечает, что если че ловек основной целью своей деятельности считает достижение какого-либо определённого результата, то – с одной стороны, должен преувеличивать свои собственные силы, и, с другой сто роны, будучи неуверенным в успехе, и тем самым ставить свою жизнь в зависимость от условий [164;

13]. То есть, отношение человека к определённой жизненной ситуации есть загадка смысла жизни.

Созвучную идею мы находим у В. Франкла:

«…субъективные усилия самого человека определяют смысло жизненный поиск» [165].

Особенно ценным здесь представляется введённый Сокра том принцип целесообразности, который возводит целесообраз ность из оценочных понятий в ранг идеальных ценностей. Бу дучи их общим принципом («архэ»), смыслом («логос») и общ ностью («католои»), цель («телос») связывает воедино внутрен нее и внешнее, содержание и форму предмета, становясь осно вой его соответствия своему назначению. То есть цель, опреде ляемая конкретной личностью и являющаяся значимой, несёт в себе определённый смысл.

Разработка этого сложного противоречивого единства смыс ложизненной проблемы осуществлена А.Н. Леонтьевым. Мыс литель переходит от определения личностного смысла к рас смотрению механизмов порождения личностного смысла в структуре предметной деятельности. Согласно этому рассмотре нию личностный смысл порождён отношением мотива деятель ности к цели действия. Для автора мотив - это всегда предмет деятельности, отсюда становится понятным, что и смысл пред метен. В результате смысловая вертикаль сводится к мотиваци онной, к лестнице предпочтений тех или иных предметов (моти вов) деятельностей, которая выстраивается, складывается в дан ный момент [79].

В общем виде соотношение мотива, цели и результата дея тельности в поиске смысла, характеризуется А.Н. Леонтьевым в рамках противоречивого единства. Смысл не существует в со знании в готовом виде, утверждает автор, он является продуктом внутренней активности субъекта, с помощью которой он опре деляет, является ли действие оптимальным с точки зрения соот ветствия его мотиву. Следовательно, личностный смысл опреде ляется здесь как оценка жизненного значения для субъекта объ ективных обстоятельств и его действий в этих обстоятельствах.

Резюмируя позицию автора, можно отметить, что смысл жизни, несущий значение, должен быть обретён своим соб ственным путём в каждой данной жизненной ситуации, с другой стороны - важно человека направлять в духе поиска и уверенно сти в возможности обретения им определённой профессии, не сущей ему смысл.

Достаточно очевидно высвечивается схожая с идеей А.Н.

Леонтьева позиция К. Ясперса, который рассматривает само определение человека в форме конкретно-исторической данно сти. Согласно К. Ясперсу, погружение в историю не совершается по предписанию;

оно становится явлением самобытия, если ак тивно и длительно преследует в ней смысл, который вырастает в человеке как концентрация непрерывности его воли к труду в сознании его определенной направленности [169].

Смысл этих высказываний сводится к тому, что, следуя пла тоновской традиции, охватывающей в единстве бытие и время, философ ищет корни человеческих мыслей и поступков, актуа лизируя их в настоящем и составляя проекции на будущее. Дан ное положение подтверждает эволюционная теория, что ничто не возникает из ничего. Взгляды П.Т.-де Шардена указывают на человеческое воплощение эволюции в пространстве и времени.

Человеку не безразлично, по мнению автора, какой была его эволюция. Познавая своё природное и социальное, человек по стигает себя как результат эволюции [175].

Отметим: философы рассматривают самоопределение чело века, как конкретно-историческую данность, а не как универ сально-деятельностную способность человека (М.С. Коган [61], А.Г. Мысливченко) [110].

При этом понятие «конкретно-историческая данность»

определяется, как участие каждого входящего в эту культуру Я представлений, которые этой культурой вырабатываются, отли ваясь «в формы цикла» (термин Д. Андреева) социальных уста новлений, жизненных норм. Нов и необычен принцип отноше ния к культуре Д. Андреева. Культура есть нечто иное, как об щий объём творчества человека [8].

Как нам представляется, в диалектике «человек - культурно историческая среда» не может быть равенства сторон, ибо под линное понимание развития человека требует их «включения» в реальный контекст жизни и деятельности людей [137].

Таким образом, в экзистенциальной концепции, воссоздан ной из взглядов философов экзистенциалистов, ключевыми по нятиями процесса самоопределения теоретики называют: выбор, ответственность, риск, что в совокупности образует жизненный проект человека, в котором и осуществляется профессиональное самоопределение.

Представляется интересной позиция Н. Аббаньяно, связан ная с «выбором». Выбор есть обретение риска и обладание им.

Выбор есть не точечный акт, а непрерывность решения [1]. В этом философ видит истоки понятия ответственности за лич ностный выбор.

Основная тенденция подходов, развиваемая С. Кьеркегором и Ортегой-и-Гассетом, связана с подчёркиванием личностного самоопределения. С. Кьеркегор отмечает: «выбирая себя самого, человек выделяет своё «Я» из своих отношений к миру, пока, наконец, человек, благодаря тому же выделению, не придёт к осознанию своей тождественности с миром» [54].

В свою очередь, Ортега-и-Гассет отмечает, что жизненная программа есть «Я» каждого человека, которое он выбрал из различных в каждый момент времени открывающихся перед ним возможностей бытия [120]. При этом Ортега замечает, что люди и общество испытывают недостаток в жизненном проекте, который направлял бы человеческую жизнь. Заметим: акценти руется внимание на том, чтобы помочь организовать эту направ ленность.

Классический антропологизм искал единства человека и природы, освещающее собою то «между», внутри которого «от ношение субъекта к объекту» может существовать (М. Хайдег гер) [169].

Сущность самоопределения отсюда - в движении, в посто янном преобразовании себя. Как отмечал Н. Бердяев, дополняет отношение к будущему и невозможно без деятельности. Отно шение к будущему - определяется не только как забота, но также как творчество, не только как страх, но также как надежда [19].

Близкие идеи отражены в философии В. Соловьёва: человек должен сделать внешнюю реальную среду сообразною внутрен нему всеединству идей. И в этом смысле эта задача сложная и трудная в конкретном осуществлении [143].

На средоточие человеческой активности, мотивации его дея тельности в разрешении проблемы, прежде всего самоопределе ния, указывают идеи А.Ф. Лосева. Личность – она - факт в исто рии, имеющая пребывающее ядро и переменчивые акциденции, связанные с этим ядром как его энергийные проявления [90].

Путь развития её является стержнем личности.

Следовательно, самоопределение – есть «выбор намеченно го пути» и процесс, характеризующийся отношением человека к реалиям его бытия.

Рассмотрение данных философских позиций приближает нас, с одной стороны к пониманию проблемы профессионально го самоопределения, а с другой - затрудняет изучение процесса профессионального самоопределения. Чтобы приблизиться к ре альной сложности проблемы, необходимо заметить, что помимо намеченного «пути» развития, его подъёмных уровней, суще ствует шкала ФЖД2У443454 - степеней присвоения смысловых содержаний и мотивационных устремлений. Так, можно гово рить о смысловом содержании профессионального самоопреде ления, характеризующееся эпизодичностью, зависимостью от внешних обстоятельств;

о личностных ценностях, определяемых как осознанные и принятые человеком наиболее общие генера лизованные смыслы его жизни.

Субъект способен вносить коррективы в свой «жизненный проект», изменяя обстоятельства, и, тем самым, самого себя, ис ходя из поставленной цели. Современный аспект указанного подхода отражен в теории «О принципе активной неадаптивно сти» В.А. Петровского, согласно которому человек есть активно неадаптивное существо, свободно, и вместе с тем, ответственно выходящее за границы предустановленного. Автор отмечает возможность совершенно особого целеполагания, когда человек заранее знает, что результат активности может оказаться иным, чем желаемый или должный, но именно эта возможность «ино го», отмечает автор, определяет выбор действия, что оказывает заметное влияние на процедуру профессионального самоопреде ления. В случае признания выбора действия как ценности оно квалифицируется как «внутренне необходимое», в противном случае человек отрицает внутреннюю причастность к деянию, ссылается на случай, обстоятельства, мнения [126].

В работах других современных отечественных исследовате лей самоопределение представлено как признание растущей личности непассивным участником процесса.

Так, слово «самоопределение» (а оно содержит значение «предел», то есть - граница, ограничение) может осмысливаться и как самоограничение, постановка себе определённых преде лов. По мнению П.Г. Щедровицкого, нельзя ориентироваться на однозначные «пределы» и «пространства», иначе исчезнет сам смысл слова «самоопределение». Исследователь характеризует самоопределение как способность человека строить индивиду альную историю, в умении переосмысливать собственную сущ ность [187].

Безусловно, изучение проблемы профессионального само определения есть непременно и некоторое уменьшение неопре делённости представлений о будущем. Однако, предпочитая и избирая профессиональный путь, человек в то же время обретает новые, недоступные ранее возможности профессионального раз вития, а этот процесс не имеет принципиальных ограничений.

Здесь успешность данного процесса зависит от решения лич ностных задач.

Подтверждение этому мы находим у Ю.В. Громыко, кото рый конкретизирует идею самоопределения. По его мнению, смысл процедуры самоопределения заключается в выработке отношения к наиболее острым, неоднозначным элементам ситу ации и в занятии позиции в соответствии с выработанным отно шением [41]. Необходимо констатировать, что самоопределение, у автора данного подхода, предшествует действию. Автором ставится проблема формирования этой способности, которая влияет на дальнейший процесс профессионального становления и развития личности.

Сходные позиции во взглядах на процесс самоопределения лежат в основе «педагогики свободы» О.С. Газмана. По О.С.

Газману самоопределение - процесс и результат выбора лично стью собственной позиции, целей и средств самоосуществления в конкретных обстоятельствах жизни [34].

Данная тенденция стала доминирующей в общем спектре концепций самоопределения в исследованиях отечественных специалистов. Личность рассматривается как субъект деятельно сти, направляющий свою активность на самопознание и самосо вершенствование через самоопределение.

Э. Ильенков предлагает модель, которая предусматривает то, что силы человека реализуются в мире, в котором существует гармония между бытием и мышлением, и которую автор пытает ся выразить через понятие деятельности. Понятие деятельности оказывается определённо первичным. Следует заметить, что и у Фихте субъект есть, прежде всего, деятельность, причём ни как результат, а как процесс [54]. Если Э. Ильенков проводит идею первичности деятельности, то, согласно Б.Ф. Ломову, понятие деятельности при объяснении ментальных феноменов должно рассматриваться как вторичное [89].

А.П. Ситников, в дополнение к подходу Э. Ильенкова, пола гает, что деятельность всегда сообразуется с целью, направлена на достижение цели, но вовсе необязательно достигает её [145].

Анализ теоретических концепций о деятельности позволяет акцентировать внимание на положении о том, что представление о самоопределении как результате функций «единой совокупно сти внутренних условий, через которые преломляются все внешние воздействия», следует считать ведущим показателем и внутренней сущностью социально созревшего субъекта.

Большое значение для понимания проблемы профессио нального самоопределения представляют подходы Д.А. Леонть ева, Г.С. Батищева. Д.А. Леонтьев исходит из того, что деятель ностные способности человека, наполненные конкретно историческим содержанием определяют сущностные силы чело века [83;

161], выступающие связующим звеном личностного и профессионального самоопределения. Автор сопоставляет при родный и социальный характер сущностных сил, при этом отме чает, что природные силы в процессе деятельного освоения мира субъектом превращаются в сущностные силы, «вычерпывая» из мира человека его сущностное содержание. В этом становлении и происходит, по мнению Д.А. Леонтьева, слияние двух сущ ностных характеристик человека.

К осознанию механизма профессионального самоопределе ния нас подводит идея Г.С. Батищева, который рассматривает становление «сущностных сил» человека как процесс их «выра щивания» из предметных форм культуры путём распредмечива ния последней. Далее автор пишет, что мир человека образуют объекты или явления, созданные и/или деятельностно освоенные совокупной общественной практикой, ставшие тем самым пред метами. Прикладывая к ним свою универсальную «отмычку», человек распредмечивает их внутреннее содержание, овладевая кристаллизованными в них силами и способностями, вырабо танными человечеством за всю историю. Следовательно, рас сматривать распредмечивание можно лишь в единстве с обрат ным процессом - опредмечиванием сущностных сил, их перехо дом из деятельностных в предметные формы существования [17]. Очевидно, что эти процессы оказываются неразделимы в рамках одной деятельности.

Между тем, автор выдвигает положение, что процесс опред мечивания имеет социальный характер: других субъектов, кото рые распредмечивают выработанный человечеством опыт.

Таким образом, автор акцентирует внимание на социальной обусловленности процесса профессионального самоопределе ния.

В работах по теории деятельности, ранее почти не затраги вавшаяся проблема опредмечивания как творчества, стала в по следние годы выдвигаться на передний план.

Конкретизация содержания и механизмов профессионально го самоопределения позволяет уточнить понятие выбор. Выбор есть принятие решения среди нескольких альтернатив, который вне зависимости от его исхода обогащает личность, позволяет строить альтернативные модели будущего. Выбор – это опреде ление личностью целей и средств их достижения.

Таким образом, самоопределение личности можно тракто вать как определение личностного «Я». Следовательно, в кон тексте проблемы профессионального самоопределения личност ное самоопределение является определенно первичным. Отсюда, самоопределение профессиональное есть содержательная сторо на направленности, взаимодействующая с призванием, которое актуализируется посредством включения человека в социальную целостность.

Основным понятием, которое описывает такого рода вклю чения, является «социализация». Данное понятие является осно вой и социологического рассмотрения профессионального само определения. Последнее обстоятельство обусловлено фактом социальной активности человека, а, следовательно, его способ ностью при взаимодействии со средой не просто усваивать тре бования среды, но и изменять эту среду, влиять на неё. В иссле дованиях отношений человека и общества у структурофункцио налистов и у культурологов (от К. Маркса до Э. Дюркгейма) преобладающее течение в социологии приспосабливалось к то му, чтобы рассматривать общество «как вещь», откуда пошли аналогии с машиной или живым телом. Это называют «холиз мом». Минус холистического подхода заключается в том, что он затрудняет понимание социальных изменений и переносит ана лиз индивидуальных поступков в ту область социологии, где они рассматриваются вне социального контекста.

Общество, которое развивается, как накапливающий про цесс, в американской социологии, восходящей к Чикагской шко ле, анализируется через взаимодействие индивидов. При таком подходе учитывается значение символов, участвующих в этом взаимодействии. Исследователями (Л. Вирт, Р. Маккензи, Р.

Парк, У. Томас, Дж.Г. Мид) акцент делается на временную по следовательность социальных фактов и изучение индивидов в ситуации, полностью соответствующей жизни группы. Иной подход в концепциях С. Московичи и Г. Тэджфела, западноев ропейских исследователей. С позиции системного анализа обще ство, по С. Московичи, - это «система связей между социальны ми субъектами, групповыми и индивидуальными, которые само определяются через отношения друг к другу» [177].

С. Московичи отмечает, что когда социальное изучается, как проявление присутствия других индивидов или как множествен ность, то на самом деле изучаются не фундаментальные харак теристики общества, определяющие суть социальности, а одна из подсистем общества - подсистема межиндивидуальных отно шений. Социальное качество, по мнению С. Московичи, детер минировано внутренними свойствами системы более высокого уровня - общества, имеющего свою структуру, которая неопре делима через характеристики индивидов;

эта структура детер минирована процессами производства и потребления, институ тами, нормами и ценностями. Суть социального в концепции Г.

Тэджфела состоит в соучастии с другими в восприятии мира и воздействии на него. Центральная характеристика соучастия со стоит в том, что, будучи включённым в этот коллективный про цесс, человек мыслит с точки зрения норм и ценностей той общ ности, в которую он включён [177;

205]. Автор определяет фор мирование нормативно-ценностной системы через понятие «со циальная установка».

Весьма очевидным предстаёт вывод о том, что социальная установка может выполнять здесь две функции: идентификация с группой или противопоставление себя группе.

Для исследования установки оказываются характерным од новременно разные её интерпретации в разных теоретических схемах и единое методологическое ограничение сферой индиви дуального поведения.

Интересные подходы к анализу функций социальной уста новки в социальной общности намечены в работах М. Смита, Д. Брунера, Р. Уайта. В частности, основной постулат работы М. Смита состоит в том, что индивид выражает то или иное мнение потому, что оно используется как средство сохранения отношений с другими людьми, либо как орудие их разрыва [177].

Таким образом, авторы многочисленных теорий пользуются различными постулатами, в основе их теорий лежат разные мо тивы, и они специализируются на объяснении разных конкрет ных эффектов. Сторонники теории «центрального пути» счита ют, что установка изменяется в результате тщательного рас смотрения человеком информации, отражающей истинные с точки зрения данного человека преимущества определённой установочной позиции. Если при внимательном рассмотрении аргументы будут сочтены убедительными и неоспоримыми, то возникнут мысли, благоприятные для изменения установки в желательном для выдвигающей аргументы стороны направле нии. Если аргументы будут сочтены слабыми и поверхностны ми, то против них будут выдвинуты контрагрументы, и сообще ние вызовет сопротивление.

Изменения установок по второму, «периферийному пути», происходят не из-за того, что человек тщательно рассмотрел все «за» и «против» по данному вопросу;

они происходят потому, по мнению Э. Пайнс, К. Маслач, что человек ассоциирует вопрос или объект установки с позитивными или негативными призна ками или делает простое умозаключение о достоинствах защи щаемой позиции [129].

Отсюда, многие переменные (мотивы, идентификация), вли яющие на данный процесс, находятся в зависимости от мотива ции (её усиления или снижения). Значит, важным мотивацион ным регулятором выбора пути формирования мнения является актуальность данного вопроса для этого человека. По мере воз растания актуальности данной проблемы для человека или серь ёзности возможных последствий, возрастает адаптационное зна чение формирования обоснованного и соответствующего дей ствительности мнения, и у людей усиливается мотивация сде лать когнитивные усилия, необходимые для оценки подлинных достоинств предложения.

Идея о социальных причинах устойчивости проявления установки была обоснована Келмэном. Он выделил три процес са, способствующие этой устойчивости: подчинение, идентифи кация, интернализация.

В первом случае установка сохраняется под влиянием внеш него контроля.

Во втором - для поддержания социальных связей.

В третьем - устойчивость установки объясняется тем, что сам объект установки имеет для индивида личное значение.

Среди зарубежных концепций в области исследования соци альной установки наиболее интересен подход У. Томаса, С. Зна нецкого. Введя понятие «социальная установка» (или аттитюд), авторы определяли её как психологический процесс, рассматри ваемый в отношениях к социальному миру и взятый, прежде всего, в связи с социальными ценностями. Установка, по мне нию исследователей, есть индивидуальная (субъективная) сто рона социальной ценности [177]. В соответствии с данной кон цепцией социальная установка представлена как психологиче ское переживание индивидом значения или ценности социально го объекта. Социальная установка функционирует одновременно как элемент психологической структуры личности и как элемент социальной структуры, поскольку содержание психологического переживания определяется внешними, локализованными в соци уме объектами.

Следовательно, социальная установка может являться выра жением ценностных ориентаций личности.

В работах других зарубежных исследователей социальная установка рассматривается преимущественно в индивидуально психологическом аспекте (Д.Т. Кэмпбелл, М. Рокич, С. Аш, М.

Шериф, К. Ховлэнд и др.). В работах указанных выше исследо вателей в определении социальной установки подчеркивается характерная одна общая черта - ограничение сферы действия установки областью индивидуального поведения.

В целом ряде работ отечественных исследователей и публи каций по изучению феномена установки подчёркивается данный феномен, в основном, в рамках теории деятельности (А.Е. Шеро зия, Д.Н. Узнадзе, А.П. Ситников, А.Г. Асмолов и др.). Разраба тывая особое направление - психологию установки, определяя данный феномен как состояние готовности субъекта к опреде лённой активности, Д.Н. Узнадзе указывает на два условия, от наличия которых зависит возникновение установки: «потреб ность, актуально действующая в данном организме, и объектив ная ситуация удовлетворения этой потребности» [159].

Представители «психотехники» (Д.А. Ошанин, С.Г. Геллер штейн) рассматривают установку как состояние предрасполо женности индивида к определённым действиям.

А.Е. Шерозия выявляет соотношение между установкой и деятельностью, обосновывая данное соотношение тем, что дея тельность и установка обусловливают друг друга в общей для них сфере отношений [176].

Общим для вышеуказанных подходов является понимание установки как состояния готовности субъекта к определённого рода активности.

Современным исследователем П.Н. Шихиревым предложен подход, который подразумевает моделирование социальной установки по субъект-объектному типу. П.Н. Шихирев характе ризует данный феномен как факт его функционирования в соци альной системе и как свойство регуляции поведения человека как существа, способного к активной, сознательной, преобразу ющей производственной деятельности [177].

Важно отметить, что установка может выступать и как «кон сервативный элемент», тем самым, затрудняя приспособление деятельности к изменяющейся ситуации. Собственно, именно в процессе профессионального самоопределения личностью «под вергается» сомнению социальная установка.

Таким образом, социализацию можно трактовать как про цесс вхождения индивида в общество по двум взаимоперепле тающимся направлениям.

С одной стороны, включаясь в систему социальных отноше ний, индивид приобретает опыт и усваивает установки, выража ющиеся в форме ценностного отношения. В данном случае он является объектом общественного воздействия.

С другой стороны, социализируясь, человек выступает как активное действующее лицо.

Отсюда, социализацию можно определить как процесс и ре зультат усвоения человеком исторически выработанного куль турного опыта, норм, ценностей, отношений, способов общения с духовной и материальной культурой, что происходит во взаи модействии человека со стихийными условиями жизни;

как об разование у индивида аттитюдов в соответствии с ценностями, которые являются «относительно» устойчивыми, имеющими возможность трансформироваться в быстро изменяющемся об ществе. Это зависит от того, насколько социальная необходи мость стала смысловым «надо» для человека. Тогда цель пере живается личностью со смысловой стороны. Значит, овладение целью может формировать у человека новые качества.

Поэтому профессиональное самоопределение может быть понято в единстве процесса самоопределения и социализации личности. Они, взятые в целом, создают для индивида «расши ряющуюся действительность», в которой он действует, познаёт, осваивает культурно-исторический опыт и в которой происходит раскрытие его сущностных сил. Здесь мы подошли к определе нию синтетического знания относительно связи «часть-целое», которое М.К. Мамардашвили называет «органическим целым»

[96].

Профессиональное самоопределение - это двусторонний процесс, который предполагает, с одной стороны, усвоение ин дивидом исторически выработанного культурного опыта, норм, отношений в соответствии с аттитюдами и, с другой стороны, активно-преобразующая деятельность индивида с целью актуа лизации своих сущностных сил, что является движущими сила ми развития личности.

Сущность профессионального самоопределения при таком подходе связывается со способностью человека создавать новые возможности для собственного развития. Человек при этом ис пытывает влияние возможных последствий, вытекающих из аль тернативного выбора.

Предпосылками профессионального самоопределения явля ются:

- выбор профессии, обусловленный личностно-значимыми мотивами;

- ценностные ориентации, имеющие различное содержание и характер проявления в социальной установке.

Говоря о сознательном самоопределении личности в про фессии, необходимо учитывать, насколько человек осознаёт и соотносит свои потребности, возможности, наличные качества, необходимые для овладения профессией. Основной механизм профессионального самоопределения заключается в фиксации личностью определённой позиции в значимой для неё (лично сти) ситуации.

Таким образом, проблема самоопределения осознаётся как одна из наиболее актуальных междисциплинарных проблем.

Этим вызвана необходимость её психологического обоснования.

1.2. Психологические аспекты проблемы профессио нального самоопределения Рассмотрев философско-социологические особенности про блемы профессионального самоопределения, важно выяснить, можно ли говорить о доминирующей роли самоопределения личностного «Я» в данном процессе? То есть, как человек управляет ситуацией, изменяет её, достигает цели, которая для него имеет смысл? Для этого необходимо выявить внутренние механизмы самоопределения.


На сегодняшний день нет какой-то единой теории, способ ной дать чёткое представление о процессе профессионального самоопределения личности. Разные подходы во главу рассмот рения ставят различные составляющие личности, считая их наиболее значимыми.

Из отечественной психологии значимыми в ракурсе решения проблемы профессионального самоопределения представляются работы Л.С. Выготского, Е.П. Климова, А.Н. Леонтьева, Д.А.

Леонтьева, В.Ф. Сафина, Н.С. Пряжникова и др.

Отечественные исследователи рассматривают в качестве со держания процесса самоопределения «строение» целокупных деятельностей субъекта, которое возникает на определённом этапе развития его человеческих связей с миром.

А.Н. Леонтьев указывает на то, что самоопределение, разви тие личности представляет собой процесс непрерывный, состо ящий из ряда последовательно сменяющихся стадий, качествен ные особенности которых зависят от конкретных условий и об стоятельств [82].

Основной теоретический аспект психологического содержа ния этой проблемы связан с рассмотрением особенностей лич ностного самоопределения и индивидуальной детерминации процесса профессионального самоопределения.

Психологический механизм самоопределения, обусловли вающий появление новых модификаций «Я сам», несмотря на то, что они вызревают в недрах интегрированного «Я», был определён в теоретических положениях Л.С. Выготского, С.Л. Рубинштейна. Авторы единицу «Я сам» связывали с выбо ром действий.

Так, согласно Л.С. Выготскому, ситуация выбора действий определяет восхождение на более высокий уровень развития личности в целом, но не исключает возможности временного нисхождения, «скатывания вниз» в социальном плане, ведущие в своей основе новообразования.

В данном случае выбор действий осуществляется на основе диспозиций через соотнесение элементов сущностных сил с уче том особенностей ситуации [33].

Рассмотренные Л.С. Выготским ситуация выбора действий и новообразования строго взаимосвязаны и взаимообусловлены.

Л.С. Выготский при соотношении этих понятий подчёркивает, «что ситуация выбора представляет собой исходный момент для всех динамических изменений» [33].

В.Ф. Сафин конкретизирует содержание понятия «выбор», рассматривая выбор действий как вовлечённость личности в овладение сферой деятельности. Автор выделяет следующее со держание данного понятия:

1. Стратегический выбор - такой выбор, когда речь идёт о жизненно важных целях, охватывающих личность целиком в рамках социальной культуры.

2. Тактический выбор ограничен по времени, чем стратеги ческий, может быть видоизменён со стороны способов и средств достижения.

3. Ситуативный выбор подчиняется конкретному мотиву, потребности [142].

Отсюда следует, что ситуативный выбор действий не выте кает из стратегических и тактических целей, тогда как стратеги ческие и тактические цели определяются интеграцией «хочу», «могу», « надо», но на разных уровнях и с различной интенсив ностью.

Следовательно, смысл выбора действий выражается и ста новится достоянием сознания лишь при соотнесении тактиче ской и стратегической целей. При этом любая тактическая цель может выступать как стратегическая по отношению к цели более низкого порядка (например: цель учёбы и цель получения про фессии, цель приобретения профессии и цель жизни).

На противоречивую сущность выбора указывает подход со временного исследователя Н.Б. Крыловой. Человек, как дей ствующий самоопределяющийся индивид, с одной стороны – обладает свободой выбора, с другой – как член социума – огра ничен в своём выборе потребностями и интересами других лю дей [71].

Заметим, в данном случае происходит некоторое «стыкова ние», «согласование» человека с объективными потребностями.

Однако выбор связан с определённой жизненной позицией лич ности.

По Л.С. Выготскому, в своей основе, позиция личности при выборе вытекает из сути новообразования. Аналогичное поло жение выдвигает С.Л. Рубинштейн: «благодаря самосознанию личность избирательно и целенаправленно относится к жизни, и это составляет позицию личности в самоопределении» [137;

71,79].

Этим положением признаётся индивидуальное различие личности, которая сознательно выделяет себя из окружающего.

В.П. Зинченко предлагает подход к анализу данной психо логической единицы самоопределения, который отражает в сво ём единстве два вышеуказанных утверждения исследователей.

В.П. Зинченко в дополнение их утверждений полагает, что вы деление личностью себя из потока своей жизни, осознание не совпадения «своего Я» и объективно разворачивающегося жиз ненного процесса и есть позиция, которая может быть, выбрана, найдена, завоёвана им самим по его осознанному выбору [52].

Следовательно, выбор профессии есть длительный процесс, ведущий к саморазвитию через «приращение» себя.

Исследователи Д.А. Леонтьев, В.В. Махнач, С.А. Шапкин и др. связывают жизненную позицию с процессом личностной де терминации.

Д.А. Леонтьевым предложены четыре типа жизненной пози ции:

1. Действенная позиция характеризуется автором осознан ностью и активностью (такой человек осознаёт течение своей жизни, способен стать по отношению к ней в активную позицию и управлять ею).

2. Импульсивная позиция характеризуется автором активно стью и отсутствием осознанности (управление своей жизнью принимает характер импульсивных решений и изменений, не связанных единой целью и логикой).

3. Созерцательная позиция характеризуется осознанностью и отсутствием активности (такой человек не в состоянии воздей ствовать на события его жизни, либо убеждённости и невозмож ности это сделать, либо неуверенности в себе, либо того или другого вместе).

4. Страдательная позиция - есть полное пассивное подчине ние обстоятельствам, отсутствие осознанности и активности по отношению к своей жизни [86].

Итак, ясно, что «позиция» рассматривается как наиболее це лостная характеристика человека как личности.

А.В. Махнач в своих исследованиях указывает на влияние личностных особенностей в рамках изучения личностной детер минации жизненных позиций [101].

Данное направление исследований параллельно развивается в работах С.А. Шапкина, Л.Г.Дикой. По С.А. Шапкину, ведущая роль целевой активности, задающей направленность процессу самоопределения, обусловлена структурой мотивации [174].

Интересен подход В.Э. Чудновского, согласно которому для самоопределяющейся личности профессиональное будущее представляется как «разноуровневый сетевой график» поведения с остановками для пересмотра позиций при относительной устойчивости стратегической цели [188;

132]. Именно на основе фиксации новой позиции, считает автор, развёртывается соци альная активность.

Однако необходимость определения варианта действий, способа выполнения в ситуации профессионального самоопре деления, обусловливает высокую значимость принятого реше ния.

Дело в том, что влияние процессов принятия решения на профессиональное самоопределение недостаточно изучено, что, прежде всего, обусловливается сложностью этих процессов.

Сошлёмся на исследования Г.М. Зараковского, В.Д. Магазанни ка, которые выделили три этапа в процессе принятия решения:

- интенциональный, связанный с осознанием и переживани ем ситуации неопределенности;

- операциональный (информационная подготовка решения), направленный на уменьшение неопределённости выбора и поиск критериев оптимизации выбора;

- санкционирующий, связанный с формированием уверенно сти в завершении информационной подготовки решения [94].

Можно сказать, что принятие решения в ситуации выбора профессии есть не что иное, как примеривание на себя требова ний цели.

Анализ зарубежной психологической и социально психологической мысли, касающейся проблемы выбора профес сии (Д. Сьюпер, Ф. Парсонс, Эл. Ро и др.) показывает, что ис следователи переносят центр внимания на личностные факторы во взаимосвязи с мотивационно-потребностной сферой (Х.

Мюррей, Мак. Клелланд и др.) [107].

Бостонский деятель Ф. Парсонс, разрабатывая проект «руко водства по выбору призвания» сформулировал три основных принципа в ситуации выбора профессии:

- необходимость ясного понимания потенциальным профес сионалом самого себя, интересов, притязаний, возможностей, ограничений и их причин;

- знание требований, преимуществ и недостатков, возмож ностей и перспектив в направлениях работы;

- правильное и обоснованное соотношение этих двух групп факторов.

Отсюда, именно понимание личностью самого себя, своих сущностных характеристик является основополагающей предпо сылкой активизации профессионального самоопределения.

Американский исследователь Эл. Ро конкретизировал пра вила выбора профессии, которые состояли в предварительном изучении собственных способностей для удовлетворения по требностей. К избираемой профессии должно быть предъявлено безусловное требование предоставления возможности удовле творения потребностей, находящихся на возможно более высо ком уровне в иерархии группы вторичных потребностей. Иде альным выбором автор считал выбор такой профессии, которая в будущем представляла бы возможность для непрерывного со вершенствования способностей и возвышения потребностей данной личности [107].

Данные конкретно-практические проекты выявляют соот ношение между мотивационно-потребностной сферой личности и процессуальной стороной профессиональной деятельности, заключая в себе идею рассмотрения этого соотношения в разви тии.

При этом в ряде работ отечественных исследователей (Е.М. Борисова, Т.В. Кудрявцев [72], Т.Л. Ядрышникова [194] и др.) также отмечается связь между процессуальной и мотиваци онно-потребностной компонентой профессиональной деятельно стью.

В частности, Е.М. Борисова указывает, что по мере овладе ния профессией происходит развитие, упрочение профессио нальной мотивации, совершенствуются профессиональные каче ства личности, изменяются самооценка и уровень профессио нальных притязаний.


Общим здесь является раскрытие влияния интегральных факторов личности на психологически обоснованный выбор профессии.

Любой выбор профессии должен быть осознанным, а значит мотивированным (Н.А. Даниличева, Л.А. Балакирева) [42].

Трактовка понятия «мотив» представляет определённую научную проблему. Зарубежные исследования имеют двоякую ориентацию в понимании мотива (А. Адлер, К. Левин, А. Мас лоу, К. Роджерс, Б. Скиннер). Одни (А. Маслоу, К. Роджерс) ис ходят из представлений о человеке как биологическом существе, поведение которого мотивировано для поиска личных целей, существующих в пределах внутренней системы координат чело века. Из этого следует, что субъективное восприятие и пережи вания представляют собой не только личную реальность челове ка, но также образуют основу для его действий.

Сторонники социально-психологической ориентации (А. Адлер, Б. Скиннер), напротив, полагают, что мотивы (пове дения) определяются внешними, объективными факторами [172;

487;

338].

Исследователи отмечают творческую силу человека, дела ющей его самоопределяющимся индивидуумом, архитектором своей собственной жизни.

Обратимся к точке зрения К. Левина. С позиции гештальп сихологии К. Левин предложил концепцию, которая представля ла мотивацию как детерминированную одновременно и внут ренне, и внешне. В ней заложены идеи:

- о зависимости поведения индивида (части) от его положе ния в системе социальных отношений (целого);

- о необходимости изучения содержания субъективно ценностного процесса отражения внешнего мира и, прежде всего социального;

- о динамичности индивида как системы.

Большое значение во внешней среде имеют, согласно этой модели, социальные объекты и, в первую очередь, другие люди.

Однако данный подход лишает индивида личностного моти вационного импульса, заменяет его комплексом психологиче ских реакций на реакции других.

Изучив ряд авторских исследований и теоретических поло жений в отечественной психологии (В.Г. Асеев, В.К. Вилюнас, В.А. Иванников, В.И. Ковалев, Е.С. Кузьмин, М.Ш. Магомед Эминов и др.), считаем, что представляет интерес понимание мотива как нового возможного источника активности индивида.

Заслуживает внимания подход А.Н. Леонтьева. С позиции деятельностного подхода исследователь рассматривает мотив как фактор построения деятельности, т.е. это то, ради чего осу ществляется действие, он определяет смысл того, что делает че ловек [80]. При этом, в качестве мотива выступает не сама по требность, а предмет потребности.

Границу мотивов определяют, с одной стороны, потреб ность, понимаемая как «переживание человеком состояния пси хологического напряжения, возникающего вследствие отраже ния в сознании необходимости в чём-то в данный момент ини циирующего (побуждающего) психическую активность, связан ную с целеполаганием», с другой – побуждение к достижению цели.

Научный вклад в разработку проблемы соотношения «моти ва» и «цели» внесли исследования А.Г. Асмолова [14], Б.С. Бра тусь [25], А.В. Ермолина [48], Н.П. Сащенко [149], Ю. Куля, в которых анализируются вопросы связи «мотива» и «цели» в определённой сфере деятельности.

А.Н. Леонтьев отмечает, что «если развёртывается конкрет ный процесс - внешний или внутренний, то со стороны мотива он выступает в качестве деятельности человека, а как подчинён ный цели в качестве действий или системы действий» [80].

Понимая мотив, в общем как сложное психическое образо вание, А.В. Ермолин включает в его содержание и потребность, и цель, и побуждение, и намерение. Отсюда, мотив может осу ществлять следующие функции:

- побудительную;

- направляющую;

- смыслообразующую;

- стимулирующую [48].

На изменение ранга мотивов, побуждающих к деятельности указывает Н.П. Сащенко, рассматривая превращение значимых мотивов-стимулов в мотивы-цели [149].

Б.С. Братусь предлагает иной теоретический ход, согласно которому категория соотношения мотива с целью есть категория иного порядка, категория «отношения», соотношения не только мотива с целью, но вообще событий человеческой жизни. Мотив не столько предметен, сколько межпредметен. Один из возмож ных синонимов в этом плане – «субъективно устанавливаемая и личностно переживаемая связь между предметами, явлениями, людьми, окружающими человека в пространстве и времени, те кущих, бывших, предполагаемых событий» [25;

85-86]. Здесь смысл увязывает, связует. Исследователь считает, что смысловая вертикаль есть передача по цепи некоторых самых общих прин ципов, способных проявить себя, оттискиваться на разнообраз ном конкретном жизненном материале.

То есть, смысловой уровень регуляции не предписывает го товых рецептов, но вырабатывает общие принципы, которые в разных ситуациях и деятельностных пересечениях могут быть реализованы разными внешними (но едиными по внутренней сути) действиями.

При всех разночтениях – понимание мотива как побуди тельной причины поступков и деятельности, связанного с удо влетворением потребности, не вызывает сомнения.

Следовательно, отвечая на вопрос о правомерности предпо ложения о роли личностного самоопределения, отметим, именно мотив определяет смысл того, что делает человек. Это подводит человека к необходимости определить своё место в социуме. С другой стороны, мотив как подчинённый цели в качестве дей ствий, в определённой сфере деятельности заставляет человека вырабатывать общие принципы, способные проявить себя.

Таким образом, выбор профессии, как смысловая вертикаль в профессиональном самоопределении, сводится к мотивиро ванной лестнице предпочтений тех или иных мотивов (предме тов) деятельности, которая выстраивается, складывается, в ре альном контексте жизни и деятельности человека. Если отсут ствует один из элементов в «связке» мотив-цель-способ дости жения цели или недостаточно представлен, то возникает непол ноценное намерение, работающее на поддержание состояния, мешая выполнению основной функции системы – регуляции ак туального поведения.

Рассмотрение механизмов профессионального самоопреде ления невозможно без такого феномена как самооценка. Обра щение к данному феномену является необходимым, потому что в процессе обучения, по мере осознания различных сторон про фессиональной деятельности, происходит коррекция и пере смотр возможностей, что проявляется в последующих сдвигах в показателе самооценки. Самооценка определяет меру активно сти личности;

адекватное представление о собственных досто инствах и недостатках, побуждает человека предпринимать уси лия. Умение субъекта производить самостоятельную оценку со стояний самого себя, рассматриваемое нами в качестве необхо димой составляющей профессионального самоопределения, в указанном аспекте практически не выступало предметом специ альных исследований (по крайней мере, применительно к юно шескому возрасту).

Данный феномен в зарубежных отечественных исследова ниях представлен в гуманистической психологии (А. Маслоу, К.

Роджерс), подчёркивающей уникальность субъективного опыта личности, которая обладает наиболее полной информацией о се бе.

Так, согласно К. Роджерсу, образ «Я», складывающийся в результате жизненного личного опыта, оказывает, в свою оче редь, влияние на восприятие человеком мира других людей, на оценки, которые даёт человек своему собственному поведению.

Рассматривая вопрос о Я-концепции, автор полагает, что она может неверно отражать реальность, быть вымышленной. То, что не согласуется с Я-концепцией человека, может быть вытес нено из его сознания, отвергнуто, хотя на самом деле может ока заться истинным [135].

А. Маслоу придерживался мнения о том, что опыт человека регулируется иерархией потребностей, существенно влияющей на оценку и приятие себя [98;

99].

Эти два положения являются взаимодополняющими, по скольку самооценка в данном случае побуждает двигаться в направлении большей сложности, к переживаниям, которые вос принимаются как Я-интенсифицирующие и как Я-отрицающие.

У. Джемс рассматривает самооценку через соотнесение сво его отношения с оценкой его «значимыми другими». Осознание своей значимости для других тесно связано с самоуважением, считающимся им одним из самых интегральных характеристик личности [43].

Однако самоуважение более глубокое образование, чем са мооценки, равные отдельным Я-образам. Я-образы больше ко гнитивные образования, а самоуважение – эмоционально ценностное отношение.

Родственными понятиями самооценки являются «самость» и «Я-концепция».

Отождествляя Я-концепцию с Я-образом, Х. Ремшмидт определяет Я-концепцию как абстрактное выражение всех суще ственных признаков «самости» в представлении самого человека и окружающих. Различая две формы Я-концепции: идеальную и реальную, исследователь указывает на их различие. Автор пола гает, что их дивергенция может превратиться в важный источ ник конфликта, когда высокие запросы столкнутся с далёкой от них психической ситуацией [133].

Диссонанс между реальной и идеальной Я-концепциями становится очевидным в период юношеских кризисов, когда обучение прямо или косвенно нацелено на освоение профессии.

Созвучными с идеей Х. Ремшмидта представляются теории социально-психологического направления Х. Маркуса, Д. Май ерса. В частности, Х. Маркус отмечает, что именно возможные «Я» мотивируют людей к достижению особой цели.

В сущности, идеальное – «Я» у Х. Ремшмидта есть возмож ное – «Я» у Х. Маркуса.

Д. Майерс понимает под Я-концепцией я-структуры, что означает специфические убеждения, с помощью которых чело век определяет, кто он есть. Я-структуры, составляющие Я концепцию, по Д. Майерсу, иллюстрируют эффект ссылки на себя [95]. То есть, в центре субъективного мира лежит ощуще ние самого себя.

Отечественные исследователи, работающие в данной обла сти (Т.В. Говорун, М.Г. Козак, Л.С. Сапожникова и др.), отож дествляют самооценку с Я-образами, выделяя при этом наличное – Я, желаемое – Я, представляемое – Я, идеальное – Я, реальное – Я. Авторы отмечают, какой из этих Я-образов актуализируется в данный момент и зависит от целей, обстоятельств, опыта. Од нако они не рассматривают внутренние условия взаимодействия между разными Я-образами и их соответствие поведению. Кро ме того, из системы Я-образов трудно вывести целостную само оценку. Как отмечает И. Кон, при таком подходе вместо единого целостного действующего субъекта можно увидеть только ко гнитивные схемы [64].

В.Ф. Сафин с группой исследователей называет связь позна вательных и интеллектуальных возможностей, определяющих в целом самооценку, уровнем «могу» (потенции) [142].

Однако, реализуя потенциальные возможности, человек вы ходит за рамки исходных представлений о себе, осуществляя расширенное воспроизводство себя в себе.

Определённый вклад в исследование данной проблемы внесли работы А.В. Захаровой, И.С. Кона, Я.Л. Коломинского, Е.Т. Соколовой, В.В. Столина, А.А. Реан, в которых в целом определено, что отношение человека к самому себе является наиболее поздним образованием в системе его мировосприятия.

Так, в работах И.С. Кона, В.В. Столина акцентируется вни мание на изменении самооценки в процессе взаимодействия и деятельности, поскольку ситуация вносит определённые коррек тивы [150;

64;

65].

А.А. Реан, раскрывая суть термина «самооценка», указывает на его понятийное содержание, предполагающее оценочный компонент [132]. Следует отметить, что самооценка может находиться в противоречии с оценкой социума (родителей, сверстников, педагогов и др.). В этом заключается пусковой ме ханизм фактора дистресса, и, отсюда, Я-концепция является ди намическим психологическим образованием.

Ряд других отечественных исследователей (Н.Д. Константи нова, А.Р. Ратинов, С.Н. Хоружий) указывает на связь самооцен ки с процессом социальной адаптации и дезадаптации личности.

Позиции авторов сводятся к выяснению того, какой характер но сит самооценка – завышенный или заниженный. В связи с этим отмечается, что завышенная, неадекватная самооценка, обуслов ленная социальной дезадаптацией личности, создаёт широкую зону конфликтных ситуаций. Можно выделить три аналогичных момента для понимания самооценки:

Во-первых, в её формировании важную роль играет сопо ставление образа реального «Я» с образом того идеала, каким мы хотим его видеть. Повысить самооценку можно либо добив шись чего-то (У), либо снизив требования к идеалу (П).

Во-вторых, человек склонен оценивать себя так, как его оценивают другие. Сознание человека оказывается своеобразной «раковиной», открывающейся для новых знаний в определённой ситуации.

В-третьих, самооценка зависит от отношения к собственным успехам, к неудачам, тому, что человек извлекает из своей жиз ни.

Отсюда развитие и изменение Я-концепции обусловлены факторами внутреннего и внешнего порядка.

Современная наука признаёт сложность и комплексность «Я» и противоречивость информации, которая постоянно под вергается оценке, осмыслению для выработки решения о своих действиях. Это требует в определённых ситуациях специальных усилий и знаний.

Таким образом, рассмотрение данного вопроса привело к выработке следующего положения о Я-концепции: являясь сум мой относительно устойчивых осознанных представлений субъ екта о самом себе, его Я-концепция вырабатывается реализацией определённых когнитивных процедур, направленных на прояс нение личностной конфликтности, на рефлексивное осознание и возможный пересмотр своей собственной личностной позиции.

В этой ситуации у самоопределяющегося человека цель пере конструирует имеющееся «хочу-могу-надо», которые становятся содействующими. «Я» человека выступает в качестве объекта познания - сложного динамического образования.

Следовательно, самоопределение как стержневой процесс профессионального самоопределения мотивируется и проблема тизируется самопознанием.

Выбор профессии – основа самоутверждения, он является фундаментальной предпосылкой профессионального самоопре деления.

На специальном научном уровне эта проблема была впервые исследована австрийским психологом А. Адлером. Самоутвер ждение связывалось Адлером с преодолением жизненных труд ностей, здесь предполагалось использование силы и наличие та ких феноменов, как превосходство, лидерство, возвышение, до минирование по отношению к этим трудностям, а зачастую и по отношению к людям.[5] Под превосходством А. Адлер имел в виду что-то очень схожее с юнговским архетипом «самости» или принципом самоактуализации Гольдштейна. По А. Адлеру пре восходство – это стремление к полному совершенству.

Следующий качественно новый этап в разработке проблемы самоутверждения связан с именем Курта Левина. К. Левин вы двинул положение, согласно которому, основными побудителя ми человеческого поведения являются потребности (и, соответ ственно, мотивы и цели): конкретные (каждая из которых может быть в принципе удовлетворена);

истинные (профессиональная потребность). Аналогичным образом разграничивались и цели – реальные и идеальные. Данное положение позволяет подойти к наиболее важному вопросу. Известно, что в конкретной про блемной ситуации перед субъектом может возникнуть несколько различных целей, и его первая задача будет состоять в выборе одной из них. К.Левин и его ученики показали, что на этот вы бор существенно влияет то, что они назвали «уровнем притяза ний». Процесс изменения уровня притязаний зависит от реаль ной и идеальной целей и факторов, определяющих его (ситуаци онных, культурных, индивидуальных). То есть уровень притяза ний исследовался ими как некая существеннейшая характери стика человека, влияющая на эффективность его деятельности.

Однако уровень притязаний К. Левина составляет лишь ас пект интересующего нас феномена профессионального само определения [77].

Важной характеристикой самоутверждения теоретических концепций персонологического направления (Г. Олпорт, А. Маслоу, К. Роджерс) является самораскрытие.

К. Роджерс усматривает цель самораскрытия в расширении личностного опыта, в конечном счёте – в росте осознания себя.

При этом самораскрытие и осознание себя относятся к потенци алу самоутверждения.

Следовательно, сочетание этих мотивов может выступать как деятельность, направленная субъектом на самого себя. Но человек стремится ещё к развитию, стараясь получить возмож ность самореализоваться таким образом, чтобы в дальнейшем воспользоваться эффектом этой самореализации.

А.В. Петровским такой феномен описан как феномен квази персонализации – стремления к получению обратной связи, что является мотивационной основой для самоутверждения.

На актуализацию потенциалов, способностей как принятие личностью собственной внутренней природы указывают идеи А.

Маслоу [98].

В рамках бихевиоризма теоретической основой самоутвер ждения стали социальные умения (Р. Альберти [6], Дж. Вольпе, А. Лазарус и др.). В исследованиях данного направления, про цесс овладения умением протекает при сознательном контроли ровании условий ситуации, при наличии внешней обратной свя зи и внутренних критериев, объективируемых в желаемой цели субъекта.

Аналог феномена самоутверждения с интеракционистского взгляда – феномен уверенности в себе. Дж. Вольпе «уверенность в себе» рассматривает как показатель открытости личности в от ношениях с другими людьми;

А. Лазарус - как «социально при емлемое выражение своих прав и чувств» [116].

Концепция уверенности в себе, исходя из анализа теорети ческих положений указанного направления, отражает внешние аспекты самоутверждения, поскольку в ней оценивается пове денческая сторона самоутверждения, при этом игнорируются более глубокие образования (мотивы, намерения, Я-концепция, защитные механизмы).

Следовательно, условием, фактором и средством осуществ ления самоутверждения является саморегуляция.

В работах отечественных исследователей самоутверждение рассматривалось И.А. Ильиным, Е.П. Никитиным, Н. Трубнико вым, Н.Е. Харламенковой.

И.А. Ильин с позиции функционального анализа полагает, что самоутверждение - это то, что рождает в человеке чувство собственного достоинства [55].

Данное положение неизбежно оказывается перед дилеммой:

либо признать, что это происходит не всегда и не со всяким че ловеком, либо объявить чувство собственного достоинства атри бутом каждого человека (на что указывал Н. Бердяев).

С данной версией не сталкивается другая, менее распро странённая версия, по которой ценность самоутверждения за ключается в том, что благодаря ей человек обретает смысл свое го бытия (Н. Трубников). Согласно Н. Трубникову, человек в меру своих сил строит свою конкретную жизнь с её конкретным – как в плане его содержания, так и в плане его понимания чело веком – смыслом. Есть основания полагать, что самоутвержде ние не в состоянии в одиночку справиться с такой задачей и ре шает её в кооперации с другими формами деятельности. Под тверждение данного положения мы находим у Д.А. Леонтьева, который утверждает, что у одного человека может присутство вать одновременно как направленность на самореализацию, так и на самоутверждение.

Интересной является предпринятая Е.П. Никитиным, Н.Е.

Харламенковой попытка конкретизировать понятие «само утверждение». В отдельно взятом акте самоутверждения в каче стве его необходимой составной части содержится противопо ложный ему элемент – отрицание. Исследователи полагают, что утверждение себя в новом качестве, невозможно без предвари тельного или одновременного отрицания своего прежнего каче ства [116].

Таким образом, этот процесс связан с деятельностью, направленной на самого себя, с деятельностью саморазвития.



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.