авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |

«А.Л.Пунин АРХИТЕКТУРА ПЕТЕРБУРГА СЕРЕДИНЫ X I X ВЕКА Лениздат-1990 Б Б К 85.11 П8 8 ...»

-- [ Страница 3 ] --

Участок, купленный Д е м и д о в ы м, был невелик, и его пришлось з а с т р о и т ь очень плотно: за пышным «итальян ским» ф а с а д о м о с о б н я к а прячутся два узких, вполне пе тербургских, световых д в о р а - к о л о д ц а. Вдоль главного фасада в бельэтаже разместилась небольшая анфилада из трех з а л о в ;

остальные п а р а д н ы е помещения о к р у ж а л и по периметру двор. Такой прием кольцевой а н ф и л а д ы, о к р у ж а ю щ е й световой двор, стал часто применяться в п л а н и р о в к е о с о б н я к о в в XIX веке: он позволял, невзирая на стесненность у ч а с т к а, с о з д а т ь импозантный а н с а м б л ь п а р а д н ы х комнат. В их отделку М о н ф е р р а н, п р и д е р ж и в а ясь в целом приемов к л а с с и ц и з м а, ввел элементы и иных архитектурных стилей — ренессанса и барокко 8 1 '.

В 1835— 1840 годах М о н ф е р р а н перестроил и расширил о с о б н я к на соседнем участке, т о ж е п р и н а д л е ж а в ш е м П. Н. Д е м и д о в у (современный адрес — улица Герцена, 4 5 ) ;

в н а ч а л е 1870-х годов этот дом перешел к княгине В. Ф. Г а г а р и н о й. В композиции этого з д а н и я о б н а р у ж и вается р я д новых черт — ив планировке, и в о б р а б о т к е ф а с а д а. В поисках более выгодного и удобного решения М о н ф е р р а н о т к а з а л с я от симметрии: основной объем зда ния п р е д с т а в л я е т собой довольно обычный дом, «в один Особняк П. Н. Д е м и д о в а.

Архитектор О. Монферран. Вторая половина 1830-х гг.

Фотография автора.

а п а р т а м е н т на погребах», но слева к нему пристроен трех э т а ж н ы й блок. П ы т а я с ь с д е л а т ь в о з н и к ш у ю асимметрию менее з а м е т н о й, М о н ф е р р а н отодвинул верхнюю ч а с т ь бокового о б ъ е м а в глубину, р а з м е с т и в н а д первым его э т а ж о м т е р р а с у, б а л ю с т р а д а которой у к р а ш е н а бюстами.

А с и м м е т р и ч н а я к о м п о з и ц и я о с о б н я к а — прием, явно про т и в о р е ч а щ и й т р а д и ц и я м к л а с с и ц и з м а, да и в декоре ф а с а д а о б н а р у ж и в а ю т с я мотивы, н а в е я н н ы е архитектурой и т а л ь я н с к о г о ренессанса.

В а р х и т е к т у р н о м облике о с о б н я к о в Д е м и д о в а и Га гариной отчетливо видны — п р а в д а, в е щ е незрелом, как бы з а р о д ы ш е в о м виде — те д в е стилевые ветви, которые в середине XIX века стали господствующими в архитек т у р е петербургских о с о б н я к о в : о д н а ( н е о б а р о ч н а я ) опи р а л а с ь на и с п о л ь з о в а н и е мотивов русского и з а п а д н о европейского б а р о к к о, в т о р а я (неоренессансная)—на и с п о л ь з о в а н и е мотивов и т а л ь я н с к о г о ренессанса (обычно в специфической «петербургской» его т р а к т о в к е — не с к о л ь к о произвольной и у п р о щ е н н о й ).

На грани классицизма и эклектики. Первые, еще с р а в н и т е л ь н о редкие примеры отхода от стилевых Гч,рм к л а с с и ц и з м а и и с п о л ь з о в а н и я иных, внеклассицистиче ских, стилевых прототипов н а б л ю д а л и с ь, как у ж е отмеча лось, в проектах и п о с т р о й к а х р я д а архитекторов-класси цистов — К. И. Росси, В. П. С т а с о в а и других — у ж е в 1810—1820-х годах. О д н а к о в их творчестве это были единичные я в л е н и я, не и з м е н и в ш и е их общей стилевой концепции.

Огюст М о н ф е р р а н ( 1 7 8 6 — 1 8 5 8 ), с о з д а т е л ь таких ярких о б р а з ц о в позднего к л а с с и ц и з м а, как дом князя А. Я- Л о б а н о в а - Р о с т о в с к о г о на А д м и р а л т е й с к о м проспек те, 12, построенный в 1817—1820-х годах, Александров с к а я колонна на Д в о р ц о в о й п л о щ а д и (1829—1834 гг.), ав тор проекта и строитель г р а н д и о з н о г о И с а а к и е в с к о г о со б о р а ( 1 8 1 8 — 1 8 5 8 гг.), у ж е в 1820-х годах в а н с а м б л е пост роек Е к а т е р и н г о ф с к о г о п а р к а о б р а щ а е т с я к разным сти л я м — готике, а р а б с к о - м а в р и т а н с к о м у, русскому. А в более поздних своих произведениях — о с о б н я к а х Д е м и д о ва и Г а г а р и н о й и в о т д е л к е интерьера И с а а к и е в с к о г о собо ра — М о н ф е р р а н использует мотивы б а р о к к о и ренессан са. Т а к и м о б р а з о м, его творческий путь отвечал общей э в о л ю ц и и а р х и т е к т у р н ы х воззрений — от к л а с с и ц и з м а к и с п о л ь з о в а н и ю «всех стилей».

30-е годы XIX века о к а з а л и с ь в целом переломным пе риодом в стилистической э в о л ю ц и и русской архитектуры:

классицизм стал все более интенсивно в ы т е с н я т ь с я новы ми тенденциями, которые в с л е д у ю щ е м десятилетии при вели к т о р ж е с т в у эклектики.

Переход от к л а с с и ц и з м а к эклектике очень я р к о ха рактеризуется творчеством А л е к с а н д р а П а в л о в и ч а Б р ю л л о в а (1798 - 1 8 7 7 ) — о д н о г о из самых интересных и та л а н т л и в ы х русских зодчих второй трети XIX века 8 7. В одних своих произведениях он о т д а л д а н ь у х о д я щ е м у клас сицизму, в других — о б р а т и л с я к иным стилевым прото т и п а м : от готики и м а в р и т а н с к о г о стиля до ренессанса и барокко. Последний классик и в то же время первый эк лектик — это, по-видимому, наиболее точно х а р а к т е р и з у ет место А. П. Б р ю л л о в а в х у д о ж е с т в е н н о й эволюции русской архитектуры 3 0 - 4 0 - х годов XIX века. Б р ю л л о в во многих отношениях проявил себя как з о д ч и й - н о в а т о р, ищущий новые пути р а з в и т и я а р х и т е к т у р ы и о т с т а и в а ю щий «принцип, основанный на з д р а в о м смысле, хотя бы и в ущерб а к а д е м и ч е с к о м у х а р а к т е р у » 8 8.

Современники очень высоко о ц е н и в а л и творчество А. П. Б р ю л л о в а : «Александр П а в л о в и ч Б р ю л л о в, профес сор архитектуры, бывший питомец Академии, принадле жит к числу первых по достоинству русских архитекто ров. П р е к р а с н ы й р и с о в а л ь щ и к, отличный орнаментист, хороший практик, он приобрел о б ш и р н у ю известность своими многочисленными р а б о т а м и, в которых о б н а р у жил необыкновенный вкус, глубокое с о о б р а ж е н и е, боль шие хозяйственные сведения, познание удобств, редкую изобретательность» 8 9.

Выбор стиля ф а с а д а в постройках Б р ю л л о в а был, как правило, отнюдь не случайным, а п р е д о п р е д е л я л с я н а з н а чением з д а н и я и х а р а к т е р о м о к р у ж а ю щ е й среды.

Б р ю л л о в у в ы п а л а т р у д н а я з а д а ч а з а в е р ш и т ь архитек турные а н с а м б л и двух центральных п л о щ а д е й Петербур га — Д в о р ц о в о й п л о щ а д и и М а р с о в а поля 9 0. В обоих слу чаях Б р ю л л о в с п р о е к т и р о в а л ф а с а д ы своих построек в т р а д и ц и я х петербургского к л а с с и ц и з м а, п р о я в и в в этом художественный т а к т и тонкое чувство а н с а м б л я.

На Д в о р ц о в о й п л о щ а д и он построил з д а н и е Ш т а б а г в а р д е й с к о г о корпуса. С о о р у ж е н н о е в 1837—1843 годах, оно з а в е р ш и л о с восточной стороны а н с а м б л ь п л о щ а д и.

В строгом, с д е р ж а н н о - т о р ж е с т в е н н о м облике з д а н и я отчетливо о щ у щ а е т с я его в о е н н о - а д м и н и с т р а т и в н а я фун кция.

Приемы к л а с с и ц и з м а Б р ю л л о в и с п о л ь з о в а л и в одной из своих последних крупных построек — С л у ж е б н о м доме М р а м о р н о г о д в о р ц а. П р о е к т С л у ж е б н о г о д о м а был ут в е р ж д е н в мае 1844 года, строительство з а в е р ш и л о с ь в 1850-х годах. З д а н и е, в ы х о д я щ е е своими ф а с а д а м и на М а р с о в о поле, С у в о р о в с к у ю п л о щ а д ь и Д в о р ц о в у ю набе р е ж н у ю, з а н и м а е т ответственное место в а н с а м б л е, и Б р ю л л о в х о р о ш о учел это, с к о м п о н о в а в его уличные ф а с а д ы в классицистических ф о р м а х : первый э т а ж обрабо т а н рустом, д в а в ы ш е л е ж а щ и х охвачены пилястрами к о р и н ф с к о г о о р д е р а. Р а с п о л о ж е н и е пилястр и их архитек т у р н а я т р а к т о в к а п о в т о р я ю т ф а с а д ы соседнего М р а м о р ного д в о р ц а. Очевидно, т а к и м приемом Б р ю л л о в стремил ся усилить композиционную в з а и м о с в я з ь этих зданий.

О д н а к о, п о д ч е р к и в а я подчиненную роль С л у ж е б н о г о д о м а по о т н о ш е н и ю к дворцу, он т р а к т о в а л детали своей постройки с т р о ж е и суше — к тому же и ф а с а д ы ее были о т д е л а н ы не камнем, а ш т у к а т у р к о й. Четвертый — з а п а д ный — ф а с а д С л у ж е б н о г о д о м а, в ы х о д я щ и й в сторону с к в е р а перед М р а м о р н ы м д в о р ц о м, Б р ю л л о в скомпоновал в более свободной и в то же время в более эклектичной манере, с о ч е т а я мотивы к л а с с и ц и з м а с ренессансными н а л и ч н и к а м и окон второго э т а ж а. Головы л о ш а д е й, вком п о н о в а н н ы е в эти наличники, и многометровый ф р и з «Ло ш а д ь на с л у ж б е человека», с о з д а н н ы й скульптором П. К. К л о д т о м, н а п о м и н а л и о том, что за этим ф а с а дом — с л у ж е б н ы й корпус с в е л и к о к н я ж е с к и м и конюшня ми в первом э т а ж е.

З д а н и е Ш т а б а гвардейского корпуса и С л у ж е б н ы й дом М р а м о р н о г о д в о р ц а — это у ж е последние прояв ления уходящего классицизма. Обе постройки ор ганично вписаны в о к р у ж а ю щ у ю среду центра Петер б у р г а, но их д е т а л и, в т р а к т о в к е которых о щ у щ а е т с я д р о б н о с т ь и сухость, и присущий облику этих зданий оттенок о ф и ц и а л ь н о й холодности свидетельствуют о несо мненном о с л а б л е н и и творческой потенции к л а с с и ц и з м а.

Не п о р ы в а я с классицистическими т р а д и ц и я м и и в н у ж н ы х с л у ч а я х умело используя их, Б р ю л л о в в то же в р е м я о б р а щ а е т с я и к иным стилям.

П о с т р о е н н а я им в 1830-х годах церковь в П а р г о л о в е (см. с. 3 4 ) — о д н о из наиболее совершенных проявлений романтической неоготики.

К мотивам а р х и т е к т у р ы з а п а д н о г о средневековья А. П. Б р ю л л о в о б р а т и л с я и при проектировании лютеран ской кирхи С в я т о г о П е т р а на Невском проспекте. З а к а з чик — п е т е р б у р г с к а я лютеранская о б щ и н а — признал проект Б р ю л л о в а л у ч ш и м среди других конкурсных про ектов (в конкурсе у ч а с т в о в а л о е щ е четыре а р х и т е к т о р а ).

Лютеранская церковь Святого Петра.

Архитектор А. П. Брюллов, 1 8 3 3 — 1 8 3 8 гг.

Фотография начала XX в.

Церковь была построена в 1833—1838 годах. Жилые до ма рядом с ней (Невский проспект, 22 и 24) были постро ены в 1830—1831 годах, архитектором Г.-Р. Цолликофе ром (в 1910—1911 годах эти ранее трехэтажные дома бы ли надстроены еще двумя этажами, с сохранением пре жнего характера отделки ф а с а д о в ).

В композиции кирхи Святого Петра Брюллов исполь зовал некоторые мотивы архитектуры романского стиля, господствовавшего в странах Западной Европы в X—XII веках, сочетая их с приемами русского классицизма.

Высокие башни, фланкирующие главный ф а с а д, арочные окна и так называемый перспективный портал, оформленный концентрическими арочками, покрытыми резьбой и опирающимися на пучки тонких колонн,— все эти мотивы, несомненно, навеяны постройками романско го стиля, в частности того его варианта, который сложил ся в Северной Франции, в Нормандии. В этом у б е ж д а е т сопоставление главного фасада брюлловской постройки, например, с западным фасадом церкви Святой Троицы в Кане. Очевидно, и заказчики, и сам архитектор считали, что черты средневековья в облике кирхи больше отвечают назначению здания иноверческой церкви, придают его облику тот романтический оттенок, который импонировал новым художественным вкусам петербуржцев 1830-х го дов.

О д н а к о новое з д а н и е д о л ж н о б ы л о в с т а т ь на Невском проспекте, среди классицистических построек, и это тре б о в а л о п р и д а т ь его ф а с а д а м п о д о б а ю щ у ю этому стилю строгость. С и м м е т р и я, л а к о н и ч н а я г л а д ь стен, четкие ли нии г о р и з о н т а л ь н ы х тяг, к а р н и з ы башен, п о д д е р ж и в а е м ы е модульонами, традиционная «петербургская» окраска в с в е т л о - ж е л т ы й цвет — все эти особенности и детали з д а н и я, непосредственно с в я з а н н ы е с русским классициз мом, к а к р а з и способствуют тому, что ф а с а д кирхи, по ставленный в глубине небольшого д в о р а, в р а з р ы в е меж ду ж и л ы м и д о м а м и с классицистическими ф а с а д а м и, т а к о р г а н и ч н о в о ш е л в о б щ у ю п а н о р а м у проспекта.

Т а л а н т Б р ю л л о в а, свойственное зодчему чувство меры и т а к т а позволили ему создать, используя мотивы роман ского и классицистического стилей, д о в о л ь н о органичную и цельную композицию. Но сам ф а к т соединения в одной постройке элементов р а з н ы х стилей позволяет рассматри в а т ь это з д а н и е как одно из первых и в то же время очень п о с л е д о в а т е л ь н ы х воплощений того нового творче ского метода, который был основан на использовании «всех стилей», корректируемом принципом «умного вы бора».

« К а ч е с т в о у к р а ш е н и я есть р а з н о о б р а з и е » — эти слова, произнесенные а р х и т е к т о р о м М. Л о п ы р е в с к и м в 1834 го ду в его речи на т о р ж е с т в е н н о м а к т е Московского двор цового а р х и т е к т у р н о г о у ч и л и щ а 9 1, очень точно в ы р а ж а ю т одну из основных х у д о ж е с т в е н н ы х тенденций архитекту ры в период н а р а с т а ю щ е г о кризиса к л а с с и ц и з м а. Эту тенденцию у б е д и т е л ь н о иллюстрируют рассмотренные нами выше п р о и з в е д е н и я А. А. М е н е л а с а, О. М о н ф е р р а н а и особенно А. П. Б р ю л л о в а.

О ч е н ь м о щ н о и я р к о эта тенденция п р о я в и л а с ь в а р х и т е к т у р е д в о р ц о в ы х интерьеров, с о з д а в а в ш и х с я на р у б е ж е 1830-х и 1840-х годов.

В а ж н ы м, поистине этапным моментом в истории рус ской а р х и т е к т у р ы этого периода было восстановление З и м н е г о д в о р ц а после к а т а с т р о ф и ч е с к о г о п о ж а р а в де к а б р е 1837 года, почти полностью у н и ч т о ж и в ш е г о его внутреннюю отделку. В о с с т а н о в л е н и е д в о р ц а было осу щ е с т в л е н о в рекордно короткий срок и в основном з а в е р шено весной 1839 года ' "'. При этом б ы л а - с у щ е с т в е н н о у п о р я д о ч е н а в н у т р е н н я я п л а н и р о в к а д в о р ц а, улучшены связи между помещениями, выделены определенные пространственные зоны, отвечающие многообразным ф у н к ц и я м — р е п р е з е н т а т и в н ы м, ж и л ы м, с л у ж е б н ы м, хо з я й с т в е н н ы м и т. д.

Архитектурное решение интерьеров З и м н е г о д в о р ц а, восстановленных после п о ж а р а и с о з д а н н ы х з а н о в о, ха рактерно для конца 30-х годов — периода, переходного от к л а с с и ц и з м а к эклектике. Г л а в н ы е п а р а д н ы е интерье ры, которые в о с с т а н а в л и в а л и с ь по проектам и под руко водством а р х и т е к т о р а В. П. С т а с о в а, были в о с с о з д а н ы в прежних стилевых решениях: И о р д а н с к а я л е с т н и ц а и церковь — в ф о р м а х р а с т р е л л и е в с к о г о б а р о к к о, а н ф и л а ды п а р а д н ы х з а л о в — в ф о р м а х к л а с с и ц и з м а.

Иное решение б ы л о принято при восстановлении тех частей д в о р ц а, где р а с п о л а г а л и с ь личные а п а р т а м е н т ы императорской семьи. Новые интерьеры, о с у щ е с т в л е н н ы е А. П. Б р ю л л о в ы м, были решены в р а з н ы х стилях. Б р ю л л о в и с п о л ь з о в а л мотивы р е н е с с а н с а, греческого и пом пейского стиля, готики, иногда с о ч е т а я в отделке одно го помещения мотивы р а з н ы х стилей, используя как ка ноническую, т а к и д о в о л ь н о свободную их интерпрета цию. В ряде с л у ч а е в он и с п о л ь з о в а л и т р а д и ц и и класси цизма — например, в Белом зале, который с л у ж и л п а р а д ным приемным з а л о м на половине н а с л е д н и к а - ц е с а р е в и ча. Х а р а к т е р отделки помещений, стилистика д е к о р а в а р ь и р о в а л и с ь в з а в и с и м о с т и от их ф у н к ц и о н а л ь н о г о назначения. В этом п р о я в и л с я выдвинутый эклектикой принцип «умного выбора», в противовес прежней «моно стильности» интерьеров, свойственной к л а с с и ц и з м у. Но в а я п л а н и р о в к а и о т д е л к а помещений в З и м н е м дворце, выполненная А. П. Б р ю л л о в ы м, по существу открыла новый этап в истории русской а р х и т е к т у р ы, с в я з а н н ы й с ф о р м и р о в а н и е м новых представлений о соотношении ф у н к ц и о н а л ь н ы х и эстетических аспектов проблемы фор мирования ж и л о й среды и х у д о ж е с т в е н н о г о о б р а з а ин терьера 93.

С о з д а н н ы е А. П. Б р ю л л о в ы м в З и м н е м д в о р ц е ин терьеры получили очень высокую оценку современников.

А. Г1. Б а ш у ц к и й, а в т о р обстоятельной статьи « В о з о б н о в ление З и м н е г о д в о р ц а в С. - П е т е р б у р г е », видел в них «столько же ума и глубокой степенной с о о б р а з и т е л ь ности, сколько пылкой ф а н т а з и и, роскошно в ы р а з и в ш е й в самых поэтических ф о р м а х идею чистой красоты!» 9 Р а з н о о б р а з и е стилистических решений в о с п р и н и м а л о с ь как высокое творческое д о с т и ж е н и е зодчего. « О б о з р е в а я возобновленные и вновь с о з д а н н ы е Б р ю л л о в ы м части,— писал Башуцкий,—...мы удивлялись необыкновенной стройности и величию его идей, чистоте его вкуса... бо гатству изобретения, о б н а р у ж е н н о м у в многочисленных и всегда счастливых х у д о ж е с т в е н н ы х темах, р о с к о ш н о рас сыпанных им в этом труде, и р а з н о о б р а з и ю ф а н т а з и и его» 9 5. Очевидно, что гармоничное соответствие между н а з н а ч е н и е м п о м е щ е н и я и его художественным обликом, которое было найдено Б р ю л л о в ы м, отчетливо о щ у щ а л о с ь с о в р е м е н н и к а м и как их в а ж н е й ш е е достоинство, что и н а ш л о о т р а ж е н и е в оценке Б а ш у ц к о г о.

В композиции с о з д а н н о г о нового А л е к с а н д р о в с к о г о з а л а А. П. Б р ю л л о в и с п о л ь з о в а л элементы двух сти лей — готики и а м п и р а, о д н а к о т а к о е необычное сочета ние б ы л о о б о с н о в а н о вполне определенными и по-своему логичными с о о б р а ж е н и я м и. Б р ю л л о в о т к а з а л с я от клас сицистического плоского подшивного потолка, ибо он по т р е б о в а л бы дорогих металлических стропил. Он решил и с п о л ь з о в а т ь иной тип огнестойкой конструкции — кир пичные своды. Н а и б о л ь ш е г о с о в е р ш е н с т в а сводчатые конструкции достигли в готической архитектуре, и Брюл л о в применил одну из наиболее р а ц и о н а л ь н ы х их разно видностей — систему т а к н а з ы в а е м ы х веерных сводов, о п и р а ю щ и х с я на пристенные столбы. П о э т о м у закономер но, что и сами столбы т о ж е были о б р а б о т а н ы «в готиче ском вкусе»— в виде пучков тонких колонок. Александ ровский з а л, « з а м е ч а т е л ь н ы й по изобретению, архитек тонической роскоши и смелости сводов», был интересным явлением в р а з в и т и и с в о д ч а т ы х конструкций в 1830-х го д а х. О д н а к о готическая структура з а л а соединяется с ам пирным декором в духе русского позднего к л а с с и ц и з м а.

О б ъ я с н я е т с я это тем, что А л е к с а н д р о в с к и й зал был за д у м а н как м е м о р и а л ь н ы й, п о с в я щ е н н ы й военным собы тиям 1812—1814 годов, а т р а д и ц и о н н ы м средством во п л о щ е н и я в о е н н о - м е м о р и а л ь н о й темы была а м п и р н а я во и н с к а я а т р и б у т и к а (античные мечи, панцири, щиты и т. п.). Ее д о п о л н я ю т медальоны с аллегорическими ба р е л ь е ф а м и, п о в е с т в у ю щ и м и о с р а ж е н и я х с наполеонов ской а р м и е й, — увеличенные повторения знаменитых ме д а л ь о н о в, с о з д а н н ы х скульптором Ф. П. Толстым.

Таким о б р а з о м, проектируя Александровский з а л З и м н е г о д в о р ц а, Б р ю л л о в исходил из нового творческого принципа, выдвинутого эклектикой: в з я т ь из архитектур ного н а с л е д и я к а ж д о й эпохи все лучшее, что может быть и с п о л ь з о в а н о д л я решения современных строительных и а р х и т е к т у р н о - х у д о ж е с т в е н н ы х з а д а ч. Он применил готи ческую систему сводов, к а к наиболее целесообразную, и ввел а м п и р н ы е д е к о р а т и в н ы е детали, несущие идейно о б р а з н у ю н а г р у з к у. В о з м о ж н о, что в необычности такого сочетания готики и к л а с с и ц и з м а архитектор видел путь Александровский зал Зимнего дворца.

Архитектор А. П. Брюллов, 1839 г. Фрагмент.

Фотография начала XX в.

обновления художественного язьжа архитектуры. Свое образный архитектурно-художественный образ Алек сандровского зала и логическая обоснованность избран ных Брюлловым стилевых прототипов — наглядная ил люстрация практического воплощения принципа «умно го выбора».

П о я в л е н и е р а з н о с т и л ь н ы х интерьеров в император ском З и м н е м д в о р ц е при его восстановлении после по ж а р а 1837 года и в о с т о р ж е н н ы е о т з ы в ы о них, опубли к о в а н н ы е в прессе, естественно, ускорили отход от клас с и ц и з м а и р а з в и т и е с т и л и з а т о р с к о - э к л е к т и ч е с к и х тенден ций в а р х и т е к т у р е д в о р ц о в ы х интерьеров. С т р е м я с ь най ти новые, более р а з н о о б р а з н ы е и гибкие средства худо ж е с т в е н н о й в ы р а з и т е л ь н о с т и, о т в е ч а ю щ и е новым форми р у ю щ и м с я ф у н к ц и о н а л ь н ы м и эстетическим критериям, а р х и т е к т о р ы и х у д о ж н и к и - д е к о р а т о р ы начали использо в а т ь в отделке помещений р а з н о о б р а з н ы е стилевые про тотипы: вслед за с т и л и з а т о р с к о й готикой в интерьеры д в о р ц о в и о с о б н я к о в стали п р о н и к а т ь мотивы других исторических стилей: ренессанса, барокко, рококо, пом пейского стиля и т. п. Б о л е е устойчиво приемы клас сицизма сохранялись в архитектуре парадных анфилад, особенно на р у б е ж е 30—40-х годов. О д н а к о в дальней шем и эта т р а д и ц и я к л а с с и ц и з м а с т а л а быстро преодоле ваться.

К числу н а и б о л е е з н а ч и т е л ь н ы х и х а р а к т е р н ы х па м я т н и к о в а р х и т е к т у р ы, созданных в период, переходный от к л а с с и ц и з м а к эклектике, относится М а р и и н с к и й дво рец, построенный а р х и т е к т о р о м А. И. Ш т а к е н ш н е й дером.

Андрей И в а н о в и ч Ш т а к е н ш н е й д е р (1802—1865) — один из самых т а л а н т л и в ы х и плодовитых русских зод чих, р а б о т а в ш и х во второй трети XIX века 9б. Он при н а д л е ж а л к поколению а р х и т е к т о р о в, «вышколенных на строгости к л а с с и ц и з м а и з а т е м о т д а в ш и х свои силы на с а м ы е р а з н о о б р а з н ы е прихоти в к у с а » 9 ', в соответствии с новым с о ц и а л ь н ы м з а к а з о м и новыми эстетическими кри териями. О к о н ч и в А к а д е м и ю х у д о ж е с т в в 1820 году, он несколько лет р а б о т а л « р и с о в а л ь щ и к о м при архитекторе»

М о н ф е р р а н е, в «Комиссии о построении И с а а к и е в с к о г о к а ф е д р а л ь н о г о с о б о р а ». С а м о с т о я т е л ь н у ю строительную д е я т е л ь н о с т ь Ш т а к е н ш н е й д е р начал с перестройки «в го тическом вкусе» старинного з а м к а Ф а л л ь в имении А. X. Б е н к е н д о р ф а в Эстляндии.

В своих первых проектах и постройках 1830-х годов Ш т а к е н ш н е й д е р т о п р и д е р ж и в а л с я т р а д и ц и й классициз ма — например, в з д а н и и М а р и и н е к о г о института (сов ременный а д р е с : улица С а л т ы к о в а - Щ е д р и н а, 52), постро енном в 1835—1837 годах, то о б р а щ а л с я к иным стилям:

к «русскому с т и л ю » — в проекте Никольского домика в П е т е р г о ф е, к готике — в проекте ф а с а д а главного дома З н а м е н с к о й д а ч и под П е т е р б у р г о м, на Старой Петергоф Мариинский дворец.

Архитектор А. И. Ш т а к е н ш н е й д е р, 1 8 3 9 — 1 8 4 4 гг.

Ф о т о г р а ф и я н а ч а л а XX в.

ской дороге (1836 г.), интерьеры в котором предпола гались в греческом стиле, помпейском и т. д.

Первой крупной постройкой Штакеншнейдера стал Мариинский дворец на Исаакиевской площади, постро енный в 1839—1844 годах (ныне в этом здании размеща ется Исполком Ленинградского городского Совета на родных депутатов). Д в о р е ц строился как резиденция до чери Николая I— Марии Николаевны, вышедшей з а м у ж за герцога Лейхтенбергского.

Ф а с а д дворца скомпонован в соответствии с принци пами классицизма: центр и края выделены ризалитами, первый этаж обработан рустом, второй и третий объеди нены колоннами и пилястрами коринфского ордера. В то же время в прорисовке ряда деталей ощущается яв ный отход от классики — в частности в мелкой, «брильянтовой» рустовке стен первого э т а ж а. В обработ ке поверхности колонн и пилястр Штакеншнейдер ис пользовал новый прием: помимо углубленных желобков каннелюр они получили в нижней трети дополнительные, так называемые багетные, вставки в виде вертикальных валиков, заполняющих каннелюры. Это был едва ли не Ротонда в Мариинском дворце.

А р х и т е к т о р А. И. Ш т а к е н ш н е й д е р, н а ч а л о 1840-х гг.

Ф о т о г р а ф и я н а ч а л а XX в.

К а б и н е т М а р и и Николаевны в М а р и и н с к о м д в о р ц е.

Архитектор А. И. Ш т а к е н ш н е й д е р, н а ч а л о 1840-х гг.

Ф о т о г р а ф и я н а ч а л а XX в.

первый в а р х и т е к т у р е петербургских ф а с а д о в пример та кого нового, у с л о ж н е н н о г о к а н н е л и р о в а н и я ордерных элементов: они приобрели некоторую дробность и услож ненность, что о т в е ч а л о общей эволюции художественных вкусов в те годы.

Если ф а с а д М а р и и н с к о г о д в о р ц а в ы д е р ж а н еще в приемах к л а с с и ц и з м а, то к р а з р а б о т к е его интерьеров Ш т а к е н ш н е й д е р подошел с иных позиций, явно подска з а н н ы х опытом и р е з у л ь т а т а м и в о с с т а н о в л е н и я Зимнего дворца.

П а р а д н ы е з а л ы М а р и и н с к о г о д в о р ц а были решены в т р а д и ц и я х позднего к л а с с и ц и з м а. Они о б р а з у ю т а н ф и л а ду, р а с п о л о ж е н н у ю в центральной части главного — вто рого — э т а ж а. А н ф и л а д у начинает п а р а д н а я приемная герцога Л е й х т е н б е р г с к о г о, р а с п о л о ж е н н а я за стеной ц е н т р а л ь н о г о р и з а л и т а : ее окна выходят на И с а а к и е в скую п л о щ а д ь. За п а р а д н о й приемной следует освещен н а я верхним светом ротонда, о к р у ж е н н а я д в у х ъ я р у с н о й колоннадой. Ее интерьер о т л и ч а е т с я великолепными про порциями. Белый цвет стен, дополненный легкими вспыш ками м е р ц а ю щ е й позолоты, с о з д а е т настроение торжест венного спокойствия. К ротонде примыкает К в а д р а т н ы й з а л. Р а з д е л я ю щ а я и х д в у х ъ я р у с н а я с к в о з н а я колоннада с о з д а е т интересную игру ритмов и удивительный эффект « п е р е т е к а н и я » п р о с т р а н с т в а, зрительной и функциональ ной в з а и м о с в я з и обоих з а л о в. П о з а д и К в а д р а т н о г о з а л а Ш т а к е н ш н е й д е р р а з м е с т и л зимний сад: здесь круглый год зеленели тропические растения, ж у р ч а л а вода в и з я щ н ы х ф о н т а н а х. А н ф и л а д а п а р а д н ы х помещений М а риинского д в о р ц а в миниатюре п о в т о р я л а композицию главной а н ф и л а д ы Т а в р и ч е с к о г о д в о р ц а, построенного И. Е. С т а р о в ы м в 1783—1790 годах. И с п о л ь з о в а н и е при емов к л а с с и ц и з м а в п л а н и р о в к е и отделке п а р а д н ы х за л о в п р и д а в а л о главной а н ф и л а д е ту т о р ж е с т в е н н о с т ь и импозантность, которые отвечали ее ф у н к ц и о н а л ь н о м у н а з н а ч е н и ю *.

В ином ключе решены интерьеры личных а п а р т а м е н т о в М а р и и Н и к о л а е в н ы. И с п о л ь з у я р а з н ы е стилевые про тотипы, Ш т а к е н ш н е й д е р с о з д а л гамму р а з н о о б р а з н ы х * И н т е р ь е р ы М а р и и н с к о г о д в о р ц а с о х р а н я л и с ь неизменными, пока д в о р е ц о с т а в а л с я во в л а д е н и и г е р ц о г о в Л е й х т е н б е р г с к и х. В 1884 году он был п е р е д а н в к а з н у и приспособлен д л я з а с е д а н и й Г о с у д а р с т в е н ного совета (одно из них -- в п о м е щ е н и и Р о т о н д ы — з а п е ч а т л е н о на и з в е с т н о й к а р т и н е И. Е. Р е п и н а ) и д р у г и х г о с у д а р с т в е н н ы х у ч р е ж д е н и й.

В с в я з и с этим н е к о т о р ы е и н т е р ь е р ы д в о р ц а были п е р е д е л а н ы. На месте з и м н е г о с а д а в 1906—1907 годах с о о р у ж е н б о л ь ш о й з а л з а с е д а н и й, с о з д а н н ы й по п р о е к т у а р х и т е к т о р а Л. Н. Б е н у а.

Б у д у а р М а р и и Николаевны в М а р и и н с к о м д в о р ц е.

А р х и т е к т о р А. И. Ш т а к е н ш н е й д е р, н а ч а л о 1840-х гг.

Ф о т о г р а ф и я н а ч а л а XX в.

художественных образов. Изысканна, но сравнительно сдержанна отделка кабинета, декорированного в стиле «флорентийского ренессанса». Совсем иной эмоциональ ный оттенок приобрело оформление спальни: альков рас писан в темных, сумеречных тонах, с изображением за сыпающих нимф. Помпейский стиль ванной комнаты вы зывал ассоциации с купальнями римских патрицианок:

функцию помещения подчеркивал и белый цвет, преобла давший в его отделке, и кариатиды, и з о б р а ж а в ш и е ан тичных с л у ж а н о к. И з я щ н ы й будуар, оформленный «в стиле Л ю д о в и к а XV» ( т а к н а з ы в а л с я тогда стиль рококо, г о с п о д с т в о в а в ш и й в интерьерах д в о р я н с к и х особняков 1720 — 1740-х г о д о в ), н а п о м и н а я о «золотом веке» дво р я н с т в а, своими небольшими, к а м е р н ы м и р а з м е р а м и и прихотливой рокайльной о р н а м е н т а ц и е й н а с т р а и в а л на беспечную, легкую беседу в интимном кругу.

«В этом б у д у а р е a 'la P o m p a d o u r, — писал Н. Ку кольник,— не хочется з а в о д и т ь с п о р а : тут т а к хорошо, т а к весело, т а к роскошно. Что тут с о с т а в л я е т главное, р е ш и т ь трудно;

кругом и вверху — з е р к а л а ;

но там же и з я щ н а я р е з н а я р а б о т а, я р к о в ы з о л о ч е н н а я ;

там ж е штоф б л и с т а е т своею шелковистою роскошью;

там же разбро с а н ы к а р т и н ы в роде Ватто. Это о с л е п и т е л ь н а я смесь и з я щ н о й мелочи, к о т о р а я с а м а себя у м н о ж а е т до бес конечности» 9 8.

В отделке М а р и и н с к о г о д в о р ц а Ш т а к е н ш н е й д е р чутко о т р е а г и р о в а л и на новые т р е б о в а н и я, п р е д ъ я в л я е м ы е к ф у н к ц и о н а л ь н о й стороне архитектуры, и на происходив шую тогда смену х у д о ж е с т в е н н ы х вкусов. Ему удалось создать в интерьерах д в о р ц а тот «эмоциональный климат», ту х у д о ж е с т в е н н у ю среду, которые наилучшим о б р а з о м отвечали их назначению. Постройка Штакен шнейдера с т а л а предметом искреннего восхищения сов ременников: по с л о в а м Н. К у к о л ь н и к а, «новый д в о р е ц у д и в л я е т утонченностью и б л а г о р о д с т в о м вкуса в укра шениях, богатым р а з н о о б р а з и е м в подробностях» 9 9.

Эти качества стали р а с ц е н и в а т ь с я современниками к а к одно из г л а в н ы х достоинств произведений архитек туры. С л е д у я о б щ е й эволюции художественных воззре ний, а р х и т е к т о р ы, о т к а з а в ш и с ь от свойственных класси цизму л а к о н и ч н о с т и и художественной унифицированно сти форм, с н а ч а л а 1840-х годов решительно повернули на новый путь.

НОВЫЕ КОНСТРУКЦИИ И РАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИЕ ИДЕИ В развитии архитектуры первой половины и середины XIX века в а ж н у ю роль с ы г р а л и и те новые конструктив ные и композиционные приемы, которые были с в я з а н ы с использованием новых строительных м а т е р и а л о в — чу гуна и ж е л е з а.

Применение м е т а л л а в строительстве н а ч а л о с ь е щ е в предшествующие столетия. Из него и з г о т а в л и в а л и с ь отдельные конструктивные и д е к о р а т и в н ы е элементы з д а ний. В частности, ж е л е з н ы е перемычки и тяги использо вались д л я укрепления кирпичных стен и сводов. В 30-х годах XVIII века из чугуна н а ч а л и о т л и в а т ь б а з ы колонн, капители, д е к о р а т и в н ы е у к р а ш е н и я ф а с а д о в. В середи не XVIII века ж е л е з н ы е ребра и обручи применяли в качестве каркаса церковных главок. Подобные примеры м о ж н о найти, например, в п о с т р о й к а х Ф, - Б. Р а с трелли.

В последней трети XVIII века чугун стал использо ваться и д л я строительства б о л ь ш и х с о о р у ж е н и й. П е р в ы е шаги в этом н а п р а в л е н и и были с д е л а н ы в Англии — в технико-экономическом отношении она б ы л а в те годы самой передовой страной, р а н ь ш е других вступившей на путь промышленной революции. В последних де сятилетиях XVIII века английские и н ж е н е р ы н а ч а л и применять чугун и ж е л е з о в ответственных несущих конструкциях мостов, п р о м ы ш л е н н ы х и г р а ж д а н с к и х зданий.

Первые металлические мосты. Н а ч а л о м «эры метал л а » в европейском мостостроении был первый в мире чугунный мост, возведенный в Англии, в городе Коал брукдейле, в 1777—1779 годах. Это было сравнительно небольшое с о о р у ж е н и е : пролет его арки — около 30 мет ров — еще не п р е в ы ш а л пролеты каменных мостов. Но в стройном, а ж у р н о м силуэте моста, столь отличном от силуэтов массивных каменных арок, со всей отчетли востью выступили те новые архитектурно-художествен ные к а ч е с т в а, которые несло с собой использование но вого м а т е р и а л а — м е т а л л а. П р о ш л о е щ е несколько лет, и в 1790-х годах пролеты чугунных мостов, построенных в Англии, превысили 70 метров, достигнув рекордных вели чин д л я конструкций из чугуна.

Вслед за Англией к строительству металлических мос тов приступила Р о с с и я. В 1780-х годах в парках Ц а р с к о го Села было построено несколько пешеходных арочных мостов из чугуна и ж е л е з а — это были первые цельно м е т а л л и ч е с к и е мосты на Европейском континенте. Пер венец этой серии мостов был спроектирован при учас тии а р х и т е к т о р а Д ж. К в а р е н г и и с о о р у ж е н в 1783— годах. М е т а л л и ч е с к и е конструкции мостов — ж е л е з н ы е арки, чугунные плиты настилов, ж е л е з н ы е перила и нр.— и з г о т а в л и в а л и с ь на Сестрорецком о р у ж е й н о м з а в о д е под руководством и н ж е н е р а К. Шпекле. Там же в 1793 году были исполнены пролетные строения д в у х железных мос тов, с о о р у ж е н н ы х в Т а в р и ч е с к о м саду в 1793—1794 го д а х. Один из них имеет пролет 10,6 метра, второй — 13 метров. А р х и т е к т у р н о - х у д о ж е с т в е н н ы е особенности первых ж е л е з н ы х мостов, с о о р у ж е н н ы х в Ц а р с к о м Селе и в П е т е р б у р г е в конце XVIII века, стройность и а ж у р н о с т ь их облика были з а к о н о м е р н ы м следствием высокой проч ности примененного м а т е р и а л а — м е т а л л а.

Р о с с и я вступила в стадию промышленного перево рота н е с к о л ь к о позднее, чем более р а з в и т ы е страны Ев ропы. О д н а к о успехи русской промышленности в ту пору, особенно металлургической, расцвет «наук и художеств», быстрый подъем культуры, интенсивное ф о р м и р о в а н и е к а д р о в в ы с о к о к в а л и ф и ц и р о в а н н ы х строителей — инже неров и а р х и т е к т о р о в, р а з м а х г р а д о с т р о и т е л ь с т в а — все это с п о с о б с т в о в а л о успешному р а з в и т и ю в стране мосто строения. Уступая Англии и Ф р а н ц и и в о б щ е м количест ве возведенных к а п и т а л ь н ы х мостов и в м а к с и м а л ь н ы х р а з м е р а х их пролетов, русское мостостроение в развитии конструкций шло параллельно западноевропейскому.

Ч т о к а с а е т с я а р х и т е к т у р н о - х у д о ж е с т в е н н о й стороны, то в этом русские мостостроители достигли подлинных вершин творческого м а с т е р с т в а.

В первой трети XIX века происходит д а л ь н е й ш е е со в е р ш е н с т в о в а н и е конструкций мостов. Все шире и смелее используются чугун и ж е л е з о. И з я щ е с т в о и стройность о б щ е г о а б р и с а мостов сочетаются с т щ а т е л ь н о й прора боткой их малых архитектурных форм. Мосты стреми лись строить «с н а д л е ж а щ е ю прочностью и к р а с о т о ю » — эта мысль, в ы с к а з а н н а я и н ж е н е р о м и а р х и т е к т о р о м В. И. Гесте, строителем первых чугунных мостов Петер бурга, о п р е д е л я е т с у щ н о с т ь творческих исканий русских мостостроителей первой трети XIX века.

Особенно ярко и п о с л е д о в а т е л ь н о эти черты вопло тились в мостах П е т е р б у р г а, п о р а ж а ю щ и х редкостной гармонией технического и х у д о ж е с т в е н н о г о совершенст ва. Свойственные русскому зодчеству первой трети XIX века широкий а н с а м б л е в ы й р а з м а х и идейно-патриоти ческая н а с ы щ е н н о с т ь архитектурных о б р а з о в в полной мере проявились и в архитектуре мостов.

В 1806 году в П е т е р б у р г е вступили в строй два пер вых в нашей стране т р а н с п о р т н ы х чугунных моста. Один из них, построенный з а в о д о м Ч. Б е р д а, пересек Сальпо буянский к а н а л около берега Невы. П р о л е т моста, рав ный 19,2 метра, был перекрыт а ж у р н о й ребристой аркой, отлитой из чугуна. О д н а к о более н а д е ж н о й и р а ц и о н а л ь ной о к а з а л а с ь д р у г а я система — своды из чугунных бло ков-«ящиков». Возведенный в 1806 году на пересечении Невского проспекта с Мойкой первый мост этого типа с л у ж и т до сих пор. Автором проекта и руководителем строительства был В. И. Гесте. В своем проекте моста он и с п о л ь з о в а л предложение английского инженера Р. Ф у л т о н а, о п у б л и к о в а в ш е г о в книге, изданной в Л о н доне в 1796 году, подобную конструкцию моста (сам Фултон свое проектное п р е д л о ж е н и е не р е а л и з о в а л ).

Конструкция моста о к а з а л а с ь н а д е ж н о й, экономичной и удобной для м о н т а ж а, и в 1807 году проект Гесте был у т в е р ж д е н как « о б р а з ц о в ы й » ;

это был, таким о б р а з о м, первый в истории мостостроения типовой проект метал лического моста. В соответствии с ним вскоре н а ч а л и за г о т а в л и в а т ь чугунные блоки д л я целой серии мостов, но н а ч а в ш а я с я О т е ч е с т в е н н а я война 1812 года з а д е р ж а л а их строительство, и оно было з а в е р ш е н о т о л ь к о в 1814— 1818 годах.

В 1820—1830-х годах в П е т е р б у р г е построили е щ е несколько чугунных мостов: их проекты р а з р а б о т а л и ин женеры-путейцы — педагоги П е т е р б у р г с к о г о института П о л и ц е й с к и й мост через М о й к у.

А р х и т е к т о р В. И. Гесте, 1806 г.

Г р а в ю р а н а ч а л а XIX в. по рисунку В. Патерсена.

П о л и ц е й с к и й мост ч е р е з Мойку. К о н с т р у к ц и я с в о д а.

I f Т е а т р а л ь н ы й и М а л о - К о н ю ш е н н ы й мосты.

И н ж е н е р ы Е. А д а м и Г. Третер, 1 8 2 9 — 1 8 3 0 гг.

Гравюра 1834 г.

Египетский мост ч е р е з Ф о н т а н к у.

И н ж е н е р ы Г. Т р е т е р и В. Х р и с т и а н о в и ч, 1 8 2 5 — 1 8 2 6 гг.

Гравюра 1834 г.

и н ж е н е р о в путей с о о б щ е н и я, с о з д а н н о г о в 1809 году:

П. Б а з е н, Е. А д а м, Г. Третер и др. К 1837 году в Петер б у р г е н а с ч и т ы в а л о с ь 14 чугунных мостов. «Художест в е н н а я г а з е т а » п и с а л а 1 с е н т я б р я 1840 года, что эти мос ты «по своей легкости и и з я щ е с т в у соответствуют общей к р а с о т е столицы» и что «их упрощенный до возможности рисунок, с о с т а в л я я приятную п р о т и в о п о л о ж н о с т ь с тя ж е л ы м и, гранитными н а б е р е ж н ы м и, о т л и ч а е т с я своим о р и г и н а л ь н ы м и вместе с тем превосходным стилем».

Вслед за а р о ч н ы м и мостами из чугуна появился и иной тип м е т а л л и ч е с к и х сооружений — ж е л е з н ы е цепные мосты. В них п р о е з ж а я часть п о д в е ш и в а л а с ь на желез ных т я ж а х к цепям, составленным из длинных, ш а р н и р н о соединенных звеньев. Цепи п е р е б р а с ы в а л и с ь через вы сокие опоры — пилоны, установленные на береговых устоях или на б ы к а х. П е р в ы е висячие ж е л е з н ы е мосты т а к о г о типа п о я в и л и с ь в самом н а ч а л е XIX века в Север ной Америке, з а т е м их стали строить и европейские и н ж е н е р ы. В и с я ч и е цепные конструкции позволяют пере к р ы в а т ь очень б о л ь ш и е пролеты, недоступные для кон струкций других типов. Это свойство висячих систем было быстро усвоено мостостроителями, и пролеты цепных мостов стали стремительно у д л и н я т ь с я : в 1820-х годах они достигли 170 метров, а в середине XIX века в З а п а д ной Е в р о п е и в Северной Америке появились цепные мос ты с п р о л е т а м и по 2 0 0 — 3 0 0 метров.

П е р в ы й висячий мост в П е т е р б у р г е построил в году и н ж е н е р П. Б а з е н. Мост находился в Екатерингоф ском п а р к е и пересекал один из к а н а л о в 2. В 1823— годах и н ж е н е р Г. Третер соорудил второй висячий мост — П о ч т а м т с к и й, соединивший берега Мойки непо д а л е к у от Г л а в н о г о п о ч т а м т а Оба эти моста были рас с ч и т а н ы на пропуск только пешеходов. Но в том же году н а ч а л о с ь строительство и первого в нашей стране т р а н с п о р т н о г о моста цепной системы — Пантелеймонов ского, соединившего берега Фонтанки около И н ж е н е р н о го з а м к а, на п р о д о л ж е н и и П а н т е л е й м о н о в с к о й улицы.

Проект моста р а з р а б о т а л и н ж е н е р Г. Третер, в строи тельстве вместе с ним принимал участие выпускник Пу тейского института, молодой инженер В. Христианович.

Мост был закончен весной 1824 года, причем его метал лические конструкции с о б р а л и всего за 18 дней — срок д л я того времени поистине рекордный.

П а н т е л е й м о н о в с к и й мост одним пролетом длиной метра п е р е к р ы в а л всю ширину' Фонтанки. Его п р о е з ж а я часть, в ы п о л н е н н а я из ж е л е з н ы х б а л о к с деревянным на стилом, была подвешена при помощи тонких ж е л е з н ы х т я ж е й к пяти цепям, которые состояли из длинных звеньев, ш а р н и р н о соединенных в у з л а х. В этих же узлах прикреплялись и т я ж и, поддерживающие проезжую часть. Цепи были переброшены через стройные чугунные пилоны и з а к р е п л е н ы — « з а а н к е р е н ы » в м а с с и в а х камен ной к л а д к и береговых устоев.

Легкий, а ж у р н ы й силуэт П а н т е л е й м о н о в с к о г о моста гармонично в п и с а л с я в п а н о р а м у Ф о н т а н к и и убедитель но д о к а з а л с п р а в е д л и в о с т ь слов его с о з д а т е л я, и н ж е н е р а Третера, у т в е р ж д а в ш е г о в своем т р а к т а т е о цепных мос т а х, что они о б л а д а ю т «такой легкостью л элегантностью, которых нельзя достичь в других конструктивных сис темах» 4.

В 1825—1826 годах в П е т е р б у р г е было построено е щ е три цепных моста. Берега Ф о н т а н к и соединил т р а н с п о р т ный Египетский мост, о ф о р м л е н н ы й по мотивам искус ства Д р е в н е г о Египта (он не с о х р а н и л с я ) ;

берега Екате рининского к а н а л а (ныне к а н а л Г р и б о е д о в а ) — д в а пе шеходных моста — Б а н к о в с к и й и Л ь в и н ы й, существую щие и в наши дни.

Новые архитектурно-художественные возможности, р а с к р ы в а ю щ и е с я перед а р х и т е к т у р о й с применением ме т а л л а, особенно н а г л я д н о и убедительно воплотились в металлических мостах. Те чувства и мысли, которые р о ж д а л и с ь в сознании современников, л ю б о в а в ш и х с я нео бычными, невиданно стройными о ч е р т а н и я м и металличе ских мостов, з а п е ч а т л е л А. С. П у ш к и н, м е ч т а в ш и й о том времени, когда...Мосты чугунные чрез воды Ш а г н у т ш и р о к о ю дугой.

Мечта поэта и с п о л н и л а с ь через несколько лет после его гибели, когда р а з в е р н у л о с ь строительство первого ме таллического моста через Неву, чугунные арки которого «широкою дугой» шагнули н а д ее простором.

Использование металла в гражданской архитектуре.

П р о м ы ш л е н н а я революция с т и м у л и р о в а л а применение металлических конструкций р а з н о о б р а з н ы х типов и при строительстве зданий. П р о ц е с с этот, н а ч а в ш и й с я е щ е в XVIII веке, в первых д е с я т и л е т и я х XIX века шел н а р а с т а ю щ и м и т е м п а м и и к середине XIX века стал одним из в а ж н ы х ф а к т о р о в, все более з а м е т н о в л и я ю щ и х не толь ко на приемы к о н с т р у и р о в а н и я з д а н и й, но и на х а р а к т е р архитектурных решений их интерьеров и ф а с а д о в.

В конце XVIII века и в н а ч а л е XIX века получили до вольно широкое р а с п р о с т р а н е н и е р а з л и ч н ы е разновидно сти т а к н а з ы в а е м ы х а р м о к а м е н н ы х конструкций, в кото рых к а м е н н а я и к и р п и ч н а я к л а д к а а р м и р о в а л а с ь, укреп л я л а с ь ж е л е з н ы м и полосами и т я ж а м и. Такие системы применялись, например, д л я имитации каменных б а л о к — а р х и т р а в о в, п е р е к р ы в а ю щ и х пролеты м е ж д у колоннами.

Армокаменные конструкции применил архитектор А. Н. Воронихин в боковых портиках колоннады К а з а н ского с о б о р а : их пролеты были перекрыты т а к называе мыми клинчатыми п е р е м ы ч к а м и, укрепленными железны ми полосами (эти клинчатые перемычки п р е д с т а в л я ю т со бой, по сути д е л а, очень плоские арки, но внешне выгля дят как б а л к и - а р х и т р а в ы ).

Купол К а з а н с к о г о собора п р е д с т а в л я е т собой двух слойную конструкцию. Ее в н у т р е н н я я оболочка выполне на из кирпича, а н а р у ж н а я — из металлических ребер:

это был один из первых в мире примеров использования м е т а л л и ч е с к и х куполов. Но применение металлических конструкций не о т р а з и л о с ь во внешнем виде купола Ка з а н с к о г о с о б о р а : они з а к р ы т ы н а р у ж н о й кровлей. Тради ционный облик купола соответствует общему х а р а к т е р у архитектурных форм собора.

И н а я с и т у а ц и я н а ч а л а с к л а д ы в а т ь с я в архитектуре у т и л и т а р н ы х построек. В первом десятилетии XIX века м е т а л л и ч е с к и е ребристые купола были применены в зда ниях хлебного рынка в П а р и ж е и королевских конюшен в Б р а й т о н е ( А н г л и я ). Утилитарное н а з н а ч е н и е этих зданий п р е д о п р е д е л и л о и иной подход к проблеме использования м е т а л л и ч е с к и х конструкций: они оставлены о б н а ж е н н ы ми, а м е ж д у ребрами куполов устроены остекленные све товые проемы. Так, в архитектуре утилитарных сооруже ний, где строители не были с в я з а н ы традиционными ху д о ж е с т в е н н ы м и к а н о н а м и, с т а л о ф о р м и р о в а т ь с я новое отношение к металлическим конструкциям, основанное на выявлении их технических особенностей.

В 1820—1830-х годах д л я перекрытия больших з а л о в в д в о р ц а х и о б щ е с т в е н н ы х з д а н и я х стали широко приме нять н е с г о р а е м ы е металлические стропила.

И с к л ю ч и т е л ь н о й смелостью и оригинальностью техни ческого з а м ы с л а о т л и ч а ю т с я конструкции металлического перекрытия н а д зрительным з а л о м Александринского театра (ныне Академический т е а т р д р а м ы имени А. С. П у ш к и н а ). З д а н и е было построено в 1828—1832 го дах по проекту а р х и т е к т о р а К- И. Росси. Его конструкции р а з р а б а т ы в а л совместно с Росси в ы д а ю щ и й с я инженер Металлическая конструкция перекрытия над Георгиевским залом Зимнего дворца.

И н ж е н е р М. Е. Кларк, 1838 г.

М. Е. Кларк — директор казенного Александровского чугунолитейного завода в Петербурге. Перекрытие состо ит из трех основных частей. Непосредственно над зри тельным залом находится сквозная чугунная арка, опи рающаяся на стены зала: ее пролет равен 21 метру. К ар ке на железных т я ж а х подвешен плафон, а сверху на нее опирается пол верхнего помещения — декорационной мастерской. Н а д ним размещена легкая металлическая ферма. Кровлю поддерживает мощная 30-метровая арка решетчатой конструкции, опирающаяся на наружные стены здания. Новизна конструктивного замысла вызвала недоверие со стороны чиновников, ведавших строитель ством, и Росси пришлось потратить немало энергии, что бы отстоять свое инженерное решение. Л о ж и зрительного зала поддерживаются чугунными консолями, закреплен ными в стенах: это позволило избавиться от вертикаль ных стоек и тем самым улучшить обзор и акустику зала.

Новаторские металлические конструкции, примененные Росси и Кларком, благополучно служат у ж е свыше полу тора столетий.

При восстановлении Зимнего дворца после пожара в декабре 1837 года были широко применены железные балки и стропила, изготовленные на Александровском за • воде. Их конструкции разработал инженер М. Е. Кларк, g Экспертизу осуществляли члены специальной комиссии, • созданной для восстановления дворца: генерал-адъютант П. А. Клейнмихель (он руководил восстановительными работами как администратор), инженер А. Д. Готман, архитекторы В. П. Стасов, А. П. Брюллов, А. Е. Штау :


4 А. л. Пунин, берт и др. В о с с т а н о в л е н и е д в о р ц а было закончено в ос новном в ф е в р а л е 1839 года — в рекордно короткие сроки.

В м е ж д у э т а ж н ы х и ч е р д а ч н ы х перекрытиях, где рас стояние м е ж д у несущими стенами не п р е в ы ш а л о б ' / г са ж е н и (13,8 м е т р а ), К л а р к п р е д л о ж и л применить б а л к и, с к л е п а н н ы е из листов ж е л е з а. В поперечном сечении к а ж д а я т а к а я б а л к а состояла и з четырех листов. Д в а в е р т и к а л ь н ы х о б р а з о в ы в а л и стенку б а л к и, по сторонам от них р а з м е щ а л и с ь боковые листы, выгнутые н а р у ж у : их верхние и н и ж н и е кромки были з а ж а т ы у г о л к а м и, а вы пуклость с о з д а в а л а с ь при помощи специальных болтов.

В р е з у л ь т а т е п о л у ч а л о с ь поперечное сечение, напоминаю щее в е р т и к а л ь н о вытянутый эллипс,— т а к а я конструкция о б е с п е ч и в а л а б о л ь ш у ю прочность и устойчивость балки.

О т м е ч а я достоинства изобретенной им конструкции «эллиптических б а л о к » и их экономичность, К л а р к писал после их и с п ы т а н и я : «Способ сей м о ж е т быть введен в у п о т р е б л е н и е с б о л ь ш о ю пользою по простоте сваей и удобности исполнения» 5.

Особенно с л о ж н о й технической з а д а ч е й было констру и р о в а н и е перекрытий н а д з а л а м и Невской а н ф и л а д ы, а т а к ж е Гербовым и Георгиевским з а л а м и. Б о л ь ш и е проле ты помещений, д о с т и г а ю щ и е 21 метра, не позволяли при менять к л е п а н ы е б а л к и со сплошными стенками из ж е л е з н ы х листов: они о к а з ы в а л и с ь слишком т я ж е л ы м и.

Выход был найден в применении конструкций сквозного типа, выполненных из металлических с т е р ж н е й. Такие кон струкции н а з ы в а ю т с я ф е р м а м и. Р а н ь ш е они д е л а л и с ь т о л ь к о из д е р е в а и достигли к н а ч а л у XIX века большого совершенства. Однако опасения пожара вынуждали категорически о т к а з а т ь с я от д е р е в я н н ы х конструкций:

перед в о с с т а н о в и т е л я м и З и м н е г о д в о р ц а встала з а д а ч а с к о н с т р у и р о в а т ь п р и н ц и п и а л ь н о новые типы ферм — из железа.

О р и г и н а л ь н о с т ь ю и смелостью конструктивного реше ния о т л и ч а л и с ь т а к н а з ы в а е м ы е шпренгельные фермы (шпренгели, к а к их тогда н а з ы в а л и ). Это были плоские б а л к и, с о с т о я щ и е из двух г о р и з о н т а л ь н ы х поясов — верх него и н и ж н е г о, — с о е д и н я ю щ и х их вертикальных стоек и т я ж е й и дополнительных элементов: одни из них имели о ч е р т а н и е пологой дуги, другие — пологой цепи. Д у г и в о с п р и н и м а л и с ж и м а ю щ и е усилия, « п о м о г а я » верхним п о я с а м ферм, цепи — р а с т я г и в а ю щ и е усилия, о б л е г ч а я р а б о т у н и ж н и х поясов. В угловых у ч а с т к а х ф е р м ы усили в а л и с ь наклонными подкосами. Шпренгели над Георгиев ским з а л о м, пролет которых достигал 21 метра, были до полнительно усилены к о р а б е л ь н ы м и цепями. Ш п р е н г е л и с л у ж и л и д л я п о д в е ш и в а н и я плоских п л а ф о н о в потолков.

К ним же п о д в е ш и в а л и с ь т я ж е л ы е люстры, о с в е щ а в ш и е парадные залы дворца.

Д в у с к а т н ы е кровли над з а л а м и были устроены при помощи ферм треугольного типа. Эти фермы, т а к ж е скон струированные М. Е. К л а р к о м, о к а з а л и с ь очень рацио нальными и вскоре получили б о л ь ш о е р а с п р о с т р а н е н и е во многих с т р а н а х, хотя за р у б е ж о м их обычно н а з ы в а ю т «фермы Полонсо», по имени ф р а н ц у з с к о г о и н ж е н е р а, часто их п р и м е н я в ш е г о в своих постройках.

Современники высоко оценили новаторские металли ческие конструкции, примененные при восстановлении З и м н е г о д в о р ц а. Ф р а н ц у з с к и й и н ж е н е р Ш а р л ь Экк в 1841 году издал в П а р и ж е большой а л ь б о м, в котором воспроизвел конструкции металлических перекрытий, осуществленные русскими и н ж е н е р а м и в З и м н е м д в о р ц е и в ряде других г р а ж д а н с к и х и п р о м ы ш л е н н ы х з д а н и й.

В этом а л ь б о м е Экк писал: « П р и в о д я здесь многочислен ные примеры... мы д о л ж н ы о т д а т ь с п р а в е д л и в у ю д а н ь признания совершенно новой области з н а н и я, открытой нам иностранным (т. е. русским.— А. П.) народом, за с л у ж и в а ю щ и м нашей глубокой п р и з н а т е л ь н о с т и » 6.

М е т а л л и ч е с к и е с т р о п и л а и б а л к и были и с п о л ь з о в а н ы и при строительстве з д а н и я Н и к о л а е в с к о г о военного гос питаля (современный а д р е с : Суворовский проспект, 6 3 ), построенного а р х и т е к т о р о м А. Н. Акутиным под руковод ством а р х и т е к т о р а А. Е. Ш т а у б е р т а в 1835—1840 годах.

Ц е л ы й р я д интересных технических н о в ш е с т в исполь з о в а л при постройке М а р и и н с к о г о д в о р ц а а р х и т е к т о р А. И. Ш т а к е н ш н е й д е р (основные строительные р а б о т ы были осуществлены в 1839—1842 годах, отделка продол ж а л а с ь до 1844 г о д а ). В конструкцию з д а н и я были вве дены п р о з р а ч н ы е стеклянные ф о н а р и с ж е л е з н ы м к а р к а сом, о с в е щ а в ш и е з а л ы верхним светом, м е т а л л и ч е с к и е стропила и б а л к и, облегченные «горшечные» своды. Д л я большей прочности ш т у к а т у р к а потолков д е л а л а с ь по железной сетке — это был о т д а л е н н ы й п р о о б р а з совре менного ж е л е з о б е т о н а. П о м н я о недавнем п о ж а р е Зимне го д в о р ц а, Ш т а к е н ш н е й д е р стремился с д е л а т ь свою по стройку м а к с и м а л ь н о огнестойкой и п о с л е д о в а т е л ь н о проводил этот принцип в конструировании лестниц и пере крытий.

Железные купола и шпили стали применяться и в конструкциях церковных зданий. Р е ш е т ч а т ы й купол из ж е л е з н ы х с т е р ж н е й был с о о р у ж е н н а д Троицким собо ром, построенным а р х и т е к т о р о м В. П. С т а с о в ы м в 1827— 1835 г о д а х 7. В 1857—1858 годах о б в е т ш а в ш и й деревян ный ш п и л ь П е т р о п а в л о в с к о г о с о б о р а заменили новым — металлическим, конструкция которого была р а з р а б о т а н а в ы д а ю щ и м с я инженером-мостостроителем Д. И. Ж у р а в ским при участии и н ж е н е р а А. С. Рехневского. Высота с а м о г о ш п и л я — 56 метров, а о б щ а я высота колокольни от земли до верха шпиля — о к о л о 122 метров. Элементы металлической конструкции шпиля были изготовлены К а м с к о - В о т к и н с к и м и з а в о д а м и на Урале. Д л я своего вре мени это было в ы д а ю щ е е с я инженерное сооружение 8.

Конструкции б о л ь ш и н с т в а ж и л ы х и общественных з д а н и й, в о з в о д и в ш и х с я в 1840—1850-х годах, п р о д о л ж а ли о с т а в а т ь с я т р а д и ц и о н н ы м и : на кирпичные стены опи р а л и с ь кирпичные своды или д е р е в я н н ы е балки. О д н а к о и здесь о щ у щ а л о с ь в л и я н и е технического прогресса: стре м я с ь повысить огнестойкость и долговечность зданий, ар хитекторы н а ч а л и и с п о л ь з о в а т ь лестницы на металличе ских наклонных б а л к а х — косоурах, ж е л е з н ы е б а л к и перекрытий, а стропила кровель и з г о т а в л и в а т ь в виде ж е л е з н ы х ферм р а з н о о б р а з н ы х типов.

Н а р а с т а ю щ а я плотность з а с т р о й к и в ы з в а л а к жизни новый способ о с в е щ е н и я внутренних помещений — через п р о з р а ч н ы е остекленные ф о н а р и с деревянным или ме т а л л и ч е с к и м к а р к а с о м, устроенные в кровле. Такие фона ри помимо М а р и и н с к о г о д в о р ц а были применены и в не которых помещениях З и м н е г о д в о р ц а. Ф о н а р и верхнего света осветили многие из з а л Нового Э р м и т а ж а. Появи л и с ь они и в некоторых о с о б н я к а х. Но особенно широко этот новый тип о с в е щ е н и я стал применяться в конструи ровании длинных торговых зданий — п а с с а ж е й, которые п р е д с т а в л я л и собой как бы внутреннюю улицу, перекры тую п р о з р а ч н о й кровлей (см. с. 181 — 1 8 2 ).

М е т а л л и ч е с к и е элементы стали все шире использо в а т ь с я в конструктивных и архитектурных решениях бал конов. Б а л к о н ы на более д е ш е в ы х чугунных консолях к 1830-м годам вытеснили б а л к о н ы старой конструкции — из каменных плит, п о д д е р ж и в а е м ы х каменными консоля ми. Строительный устав т р е б о в а л, чтобы «при устройстве в д о м а х б а л к о н о в и терасс... решетки около оных делае мы были ж е л е з н ы е или чугунные» 9. Б а л к о н ы стали в ар хитектуре позднего к л а с с и ц и з м а одним из в а ж н е й ш и х элементов композиции ф а с а д а ж и л о г о д о м а, и их архи тектурным ф о р м а м у д е л я л о с ь особое внимание. Эта тен денция п р о д о л ж а л а с ь и в архитектуре последующих де I сятилетий, но в соответствии с общей эволюцией архитек турных вкусов перильные решетки стали более разнооб р а з н ы м и : н а р я д у с ампирными и готическими м о т и в а м и, которыми о г р а н и ч и в а л и с ь а р х и т е к т о р ы 1830-х годов, в середине XIX века появились решетки, рисунок которых повторял мотивы барокко, ренессанса или раннего клас сицизма. К а к правило, рисунок перильных о г р а ж д е н и й соответствовал о б щ е м у стилевому решению ф а с а д а, но иногда и с п о л ь з о в а л и с ь и типовые решетки — например, с рисунком «чешуйчатого» типа.

О б щ е и з в е с т н о, что новые строительные м а т е р и а л ы и конструкции (металл, ж е л е з о б е т о н и т. д.) о к а з а л и ог ромное воздействие на х у д о ж е с т в е н н о е р а з в и т и е архитек туры н а ч и н а я с р у б е ж а XIX и XX веков: они я в и л и с ь мощнейшими ф о р м о о б р а з у ю щ и м и и с т и л е о б р а з у ю щ и м и ф а к т о р а м и, с ы г р а в ш и м и в а ж н у ю роль в появлении и раз витии новых архитектурных стилей — модерна, конструк т и в и з м а и т. д.


О д н а к о в а р х и т е к т у р е первой половины XIX века сло ж и л а с ь иная к а р т и н а. Р а з в и т и е новых конструкций и их р а с п р о с т р а н е н и е шло тогда г о р а з д о более медленными темпами, чем это было впоследствии, и поэтому процесс их а р х и т е к т у р н о - х у д о ж е с т в е н н о г о освоения был более длительным.

Архитекторы позднего к л а с с и ц и з м а (А. Н. Воронихин, К. И. Росси, В. П. С т а с о в и другие) д о с т а т о ч н о ш и р о к о использовали в своих постройках конструкции из ж е л е з а и чугуна, ибо они видели в этом п р е ж д е всего р а ц и о н а л ь ный способ решения р а з н о о б р а з н ы х у т и л и т а р н ы х з а д а ч.

Но проблема эстетического о с м ы с л е н и я м е т а л л а о к а з а л а с ь д о с т а т о ч н о с л о ж н о й, и процесс в ы р а б о т к и качест венно новых композиционных приемов, о т р а ж а ю щ и х технические и а р х и т е к т у р н о - х у д о ж е с т в е н н ы е свойства м е т а л л а, был медленным и во многом п р о т и в о р е ч и в ы м.

Архитектурный я з ы к к л а с с и ц и з м а основан на з а к о н о м е р ностях, присущих каменным к о н с т р у к ц и я м, а свойствен ная классицизму канонизация архитектурных форм з а к р е п л я л а эти з а к о н о м е р н о с т и, п р е в р а щ а л а их в цель ную х у д о ж е с т в е н н у ю систему, в з н а ч и т е л ь н о й мере про т и в о с т о я щ у ю тем новым композиционным з а к о н о м е р н о стям, которые р о ж д а л и с ь с применением м е т а л л а. Поэто му вполне понятно появление целого р я д а с о о р у ж е н и й, выполненных из м е т а л л а, облик которых тем не менее по вторял а р х и т е к т у р н ы е ф о р м ы, с о о т в е т с т в у ю щ и е камен ным конструкциям.

Типичным примером могут с л у ж и т ь М о с к о в с к и е три у м ф а л ь н ы е ворота, построенные В. П. С т а с о в ы м в 1834—1838 годах. О б л и к их м а с с и в н ы х дорических ко Исаакиевский собор.

А р х и т е к т о р О. М о н ф е р р а н, 1 8 1 8 — 1 8 5 8 гг.

Гравюра середины XIX в.

лонн обманчив: в действительности они полые и выполне ны из чугуна;

хотя их пропорции соответствуют канону, выработанному для каменных колонн. Конечно, если бы Стасов пошел по пути реалистического выявления свойств металла и сделал колонны тонкими, то он навер няка не смог бы создать столь выразительный и монумен тальный образ триумфального сооружения. Для Стасова главным было решение идейно-художественной задачи.

Применение чугуна было рационально с точки зрения технологии строительства, а возникшее при этом противо речие между архитектурной формой и ее инженерным со держанием Стасов решил в пользу традиционной формы, отвечающей канонам классицизма.

Применение новаторских металлических конструкций в Александринском театре и в Зимнем дворце повысило огнестойкость зданий, но практически почти не повлияло на пространственную композицию и архитектурно-худо жественный облик интерьеров.

Аналогичные противоречия между новой конструкци ей здания и его традиционными архитектурными форма ми наблюдаются и в Исаакиевском соборе. Это огромное здание — по общей кубатуре самое крупное среди всех петербургских построек того времени — было возведено в 1818—1858 годах по проекту и под руководством О. Монферрана. В нем были широко использованы армо каменные и металлические конструкции. Особенно ориги нальным и новаторским было инженерное решение глав ного купола, возведенного в 1838—1840 годах. Общий конструктивный замысел принадлежал Монферрану, но к конструированию и расчету купола были привлечены многие инженеры и ученые: в частности, расчеты купола выполнил инженер П. К- Ломновский. Металлические элементы купола были изготовлены на механическом за воде Ч. Берда. Купол состоит из трех оболочек: внутрен ней, к которой прикреплен живописный плафон, наруж ной (она образует видимый снаружи полусферический позолоченный купол собора) и промежуточной, поддер живающей фонарик. Использование металла было очень рациональным с технической точки зрения: оно позволи ло намного уменьшить вес здания и снизить его стои Исаакиевский собор. Поперечный разрез.

НИМАХ. Публикуется впервые.

мость (по подсчетам М о н ф е р р а н а, почти на два миллиона р у б л е й ). Д о к а з ы в а я р а ц и о н а л ь н о с т ь своего конструк тивного п р е д л о ж е н и я, М о н ф е р р а н писал, что «здание, с о о р у ж е н н о е из ж е л е з а, если в ч а с т я х оного соблюдено величие и простота, может, как и здание, составленное из камней, б ы т ь памятником» 1 0. П р и м е н е н и е металлических конструкций не о т р а з и л о с ь в облике И с а а к и е в с к о г о собо ра: архитектурные формы купола, воспринимаемые и в интерьере собора, и при его обозрении с н а р у ж и, име ют о ч е р т а н и я, вполне т р а д и ц и о н н ы е д л я каменных купо лов. О р и г и н а л ь н а я п а р а б о л и ч е с к а я ф о р м а промежу точной ребристой оболочки, столь я р к о о т р а ж а ю щ а я тех ническую специфику м е т а л л а, н и к а к не п о в л и я л а на ар хитектурный облик з д а н и я, т а к как эта п р о м е ж у т о ч н а я о б о л о ч к а и с н а р у ж и, и изнутри з а к р ы т а декоративными куполами т р а д и ц и о н н ы х полусферических очертаний.

Все эти примеры говорят о том, что архитектура к л а с с и ц и з м а, б а з и р о в а в ш а я с я на определенных канонах, нередко о т т о р г а л а те новые ф о р м ы, которые были прису щи м е т а л л и ч е с к и м конструкциям, хотя эти конструкции охотно п р и м е н я л и с ь во имя решения чисто утилитарных з а д а ч. П р о г р е с с строительной техники привел к возник новению определенных противоречий м е ж д у внешним обликом з д а н и й и их новыми конструктивными особенно стями. Эти противоречия т о ж е с ы г р а л и некоторую роль в общем процессе н а ч а в ш е г о с я отхода от к л а с с и ц и з м а. Од н а к о эта р о л ь о к а з а л а с ь все же менее значительной, чем в л и я н и е тех ф а к т о р о в, которые были с в я з а н ы с формиро ванием нового х у д о ж е с т в е н н о г о м и р о в о з з р е н и я (развитие романтических тенденций и т. д. ), и новых в з г л я д о в на ф у н к ц и о н а л ь н у ю сторону з о д ч е с т в а.

Тем не менее в некоторых о б л а с т я х архитектурно строительной д е я т е л ь н о с т и металлические конструкции о к а з а л и с ь в а ж н ы м ф о р м о о б р а з у ю щ и м стимулом у ж е в первых д е с я т и л е т и я х XIX века. В ы ш е говорилось о том, какой с у щ е с т в е н н ы й качественный с к а ч о к произошел в а р х и т е к т у р е мостов в эпоху промышленной революции в р е з у л ь т а т е применения конструкций из чугуна и ж е л е з а.

Это о п р е д е л я л о с ь не только техническими свойствами мостов, присущей им о б н а ж е н н о с т ь ю конструкций, но и характером творческого мышления инженеров-мосто строителей, с т р е м и в ш и х с я соединить в конструкции проч ность и красоту, достичь соответствия между конструк тивными р е ш е н и я м и и архитектурными ф о р м а м и. В этом смысле « и н ж е н е р и з м мышления» сыграл в а ж н у ю роль в о б щ е м процессе а р х и т е к т у р н о - х у д о ж е с т в е н н о г о осмысле ния прогресса строительной техники.

Металлические конструкции в архитектуре промыш ленных зданий. Д р у г о й о б л а с т ь ю строительной д е я т е л ь ности, в которой переход к применению м е т а л л и ч е с к и х конструкций сыграл исключительно в а ж н у ю роль, в том числе и в процессе а р х и т е к т у р н о г о ф о р м о о б р а з о в а н и я, были проектирование и строительство п р о м ы ш л е н н ы х зданий. И в н а р а с т а ю щ е м р а з м а х е их с т р о и т е л ь с т в а, и в их все более крупных р а з м е р а х, и в х а р а к т е р е планиро вочных и конструктивных решений, и, наконец, в архитек турном облике их интерьеров и экстерьеров — во всем этом применение металлических конструкций с к а з а л о с ь самым решительным о б р а з о м. Явное п р е в а л и р о в а н и е тех нологических, ф у н к ц и о н а л ь н ы х и экономических ф а к т о ров, т р е б о в а н и я прочности, долговечности и п о ж а р о с т о й кости — все это т а к ж е с п о с о б с т в о в а л о внедрению нова торских конструктивных решений. В то же время чисто эстетические ф а к т о р ы в промышленной а р х и т е к т у р е я в н о отступали на второй план. У т и л и т а р и з м как проектный метод вступал в противоречия с к а н о н а м и к л а с с и ц и з м а и все более решительно выводил архитектуру п р о м ы ш ленных зданий из-под в л и я н и я системы архитектурно художественных воззрений к л а с с и ц и з м а. Это с о з д а в а л о весьма б л а г о п р и я т н у ю почву д л я применения конструк ций в их наиболее естественном виде, б е з наслоения тех «стильных» мотивов, которые были с в я з а н ы с художест венными приемами к л а с с и ц и з м а, а з а т е м и эклектики. З а кономерно, что именно в промышленной а р х и т е к т у р е ф о р м о о б р а з у ю щ а я роль м е т а л л и ч е с к и х конструкций ока з а л а с ь одним из в а ж н е й ш и х ф а к т о р о в, о п р е д е л я в ш и х и внешний, и внутренний облик з д а н и й.

В н а ч а л е 1790-х годов в Англии п о я в и л и с ь первые м н о г о э т а ж н ы е з д а н и я ф а б р и к с внутренними чугунными колоннами, на которые о п и р а л и с ь б а л к и перекрытий. Это был в а ж н ы й шаг к ф о р м и р о в а н и ю п р и н ц и п и а л ь н о но вой — к а р к а с н о й конструкции з д а н и я. Н а р у ж н ы е стены обычно возводились из кирпича, хотя оконные проемы нередко перекрывали металлическими б а л к а м и - п е р е м ы ч ками. М е ж д у э т а ж н ы е перекрытия, о п и р а в ш и е с я на на р у ж н ы е кирпичные стены и на внутренние чугунные ко лонны, с н а ч а л а д е л а л и из д е р е в я н н ы х б а л о к, но у ж е с конца 1790-х годов стали п р и м е н я т ь и металлические балки.

М е т а л л и ч е с к и е конструкции не только п о в ы ш а л и прочность, долговечность и огнестойкость ф а б р и ч н ы х зданий: они позволяли более р а ц и о н а л ь н о и с п о л ь з о в а т ь их внутренний объем, т а к как тонкие чугунные колонны З д а н и е льнопрядильни на Александровской мануфактуре.

И н ж е н е р А. Я. Вильсон. Проект 1812 г. осуществлен в 1810-х гг.

Продольный разрез (фрагмент). Ц Г И А.

занимали гораздо меньше места, чем кирпичные столбы, и позволяли легко монтировать к ним технологическое обо рудование.

В первых десятилетиях XIX века фабричные здания с внутренним металлическим каркасом получили в Англии повсеместное распространение. Конструкции такого типа начали применять и русские зодчие.

Новаторская каркасная конструкция впервые в Рос сии была применена в здании льнопрядильни Алексан дровской мануфактуры, возведенном по проекту инжене ра А. Я. Вильсона, утвержденному в 1812 году (оно не сохранилось) ". Пятиэтажное здание имело кирпичные сте ны, прорезанные равномерно расставленными окнами, и внутренний каркас. Каркас был образован тремя про дольными рядами тонких чугунных колонн, на которые опирались чугунные балочки. На эти балочки в свою оче редь опирались переброшенные м е ж д у ними пологие кир пичные сводики. Таким образом, вся конструкция здания иоотппиппоиьиисиочапвг.сюоисиааоопсгазиичьпп га fil Q Q f i r с. a f t f t S Q о о о /•-. j-\ rJLni нн 18Й.ЙЙ1 ftB.Eftillj a - t - i а-ir &аш).~ о о Здание льнопрядильни Александровской мануфактуры.

И н ж е н е р А. Я. В и л ь с о н. П р о е к т 1812 г., о с у щ е с т в л е н в 1810-х гг.

Поперечный разрез и ф а с а д. Ц Г И А.

Публикуется впервые.

была прочной, огнестойкой и долговечной. Покрытие бы ло выполнено из чугунных стропильных ферм (позднее, в 1840-х годах, они были заменены железными).

Конструкция новых корпусов Александровской ману фактуры послужила образцом для целого ряда фабрич ных зданий, возведенных в Петербурге в 1830-х годах.

В их числе — пятиэтажные корпуса Бумагопрядильной фабрики барона Штиглица на левом берегу Невы, по строенные в 1833—1834 годах. Автором проекта был, ве роятно, архитектор Н. Я. Анисимов, подпись которого («служащий при Александровской мануфактуре в дол жности архитектора коллежский асессор Анисимов») имеется на чертежах генеральных планов. Эти корпуса не сохранились: во второй половине 1890-х годов их ра зобрали и на их месте возвели новый, более крупный кор пус, который и сейчас возвышается на набережной Невы, на территории Прядильно-ниточного комбината имени С. М. Кирова.

В 1835 году в н и ж н е м течении О б в о д н о г о к а н а л а, на его п р а в о м берегу, была о с н о в а н а « Р о с с и й с к а я бумаго п р я д и л ь н а я м а н у ф а к т у р а » (ныне ф а б р и к а «Веретено»— н а б е р е ж н а я О б в о д н о г о к а н а л а, 2 2 3 — 2 2 5 ). В 1836— годах возвели г л а в н о е з д а н и е — п я т и э т а ж н о е, с н а р у ж ными кирпичными стенами и внутренним металлическим к а р к а с о м. Чугунные колонны д л я к а р к а с а изготовлял за вод Ч. Б е р д а. П р о е к т ы з д а н и я и о б о р у д о в а н и я, з а к а з а н ные в Англии, затем были п е р е р а б о т а н ы петербургским и н ж е н е р о м А. Я- Вильсоном (он был одним из совладель цев п р е д п р и я т и я ) и м а с т е р а м и, р у к о в о д и в ш и м и построй кой з д а н и я, — П. А. Б е р р и и В. Я. Буском1'®. О б щ е е руко водство с т р о и т е л ь н ы м и р а б о т а м и о с у щ е с т в л я л архитек тор Н. Я- Анисимов.

Н е б о л ь ш и е по р а з м е р а м и т р а д и ц и о н н ы е по конструк ции а д м и н и с т р а т и в н ы е з д а н и я, р а с п о л а г а в ш и е с я по « к р а с н ы м л и н и я м » з а с т р о й к и н а б е р е ж н ы х, имели тради ционные классицистические ф а с а д ы. Но в оформлении ф а с а д о в м н о г о э т а ж н ы х производственных корпусов начи н а я с 1830-х годов классицистические мотивы исчезают.

В « С в о д е у с т а в о в строительных» 1836 года прямо указы валось, что «строения з а в о д с к и е и ф а б р и ч н ы е не подле ж а т никаким п р а в и л а м относительно ф а с а д о в, высоты крыши и других а р х и т е к т у р н ы х н а р у ж н ы х правильнос тей». О б л и к п р о и з в о д с т в е н н ы х з д а н и й стал о п р е д е л я т ь с я не к а н о н а м и к л а с с и ц и з м а, а структурой зданий, их ин ж е н е р н ы м и и ф у н к ц и о н а л ь н ы м и особенностями. В част ности, ритм р а в н о м е р н о р а з м е щ е н н ы х о д и н а к о в ы х окон о т р а ж а л структуру внутренних к а р к а с о в, ш а г чугунных несущих колонн, р а с с т а в л е н н ы х на р а в н ы х расстояниях.

Е щ е более специфический облик имели р а з н о о б р а з н ы е производственные сооружения специального назначения:

г а з г о л ь д е р ы, д ы м о в ы е трубы и т. п. Т а к с т а л а з а р о ж д а т ь с я о с о б а я р а з н о в и д н о с т ь а р х и т е к т у р ы — п р о м ы ш л е н н а я ар хитектура, которой с у ж д е н о б ы л о в д а л ь н е й ш е м сыграть очень в а ж н у ю р о л ь в о б щ е м процессе с т а н о в л е н и я и раз вития новых а р х и т е к т у р н ы х принципов, новых конструк ций и ф о р м.

В 1840—1850 годах в П е т е р б у р г е п о я в и л о с ь у ж е не с к о л ь к о д е с я т к о в ф а б р и ч н ы х з д а н и й каркасно-стеновой конструкции. Это были годы стремительного роста тек стильной промышленности. Если в 1814 году в столице России было т о л ь к о д е с я т ь н е б о л ь ш и х ф а б р и к, то к на ч а л у 1860-х годов в о з н и к л о у ж е 52 д о в о л ь н о крупных п р е д п р и я т и я текстильной о т р а с л и. Н а р я д у с ними появи л и с ь и р а с ш и р и л и с ь кожевенные, мыловаренные, к а н а т ные з а в о д ы, т а б а ч н ы е ф а б р и к и, р а з н о о б р а з н ы е предприя тия по производству п и щ е в ы х продуктов.

К а р к а с н о - с т е н о в а я конструкция п р и м е н я л а с ь в сере дине XIX века в двух в а р и а н т а х. В одних с л у ч а я х на чу гунные колонны о п и р а л и с ь д е р е в я н н ы е б а л к и, в других — более прочные и н а д е ж н ы е, но з а т о и более д о р о г и е ме таллические балки. П р о л е т ы м е ж д у м е т а л л и ч е с к и м и б а л ками п е р е к р ы в а л и л и б о д е р е в я н н ы м настилом, л и б о сво д и к а м и из кирпича. К о н с т р у к ц и я м н о г о э т а ж н о г о з д а н и я с внутренним к а р к а с о м из чугунных колонн, ж е л е з н ы х б а л о к и з а п о л н я ю щ и х п р о с т р а н с т в о м е ж д у ними кирпич ных сводиков была наиболее н а д е ж н о й и долговечной.

Н е м а л о зданий т а к о г о типа, построенных в середине XIX века, п р о д о л ж а е т ф у н к ц и о н и р о в а т ь и в н а ш и дни.

Хорошо с о х р а н и л о с ь п я т и э т а ж н о е з д а н и е б ы в ш е й Невской б у м а г о п р я д и л ь н и ( С и н о п с к а я н а б е р е ж н а я, 84, правый корпус) неподалеку от Б о л ь ш о г о Охтинского мос та (ныне оно входит в комплекс построек П р я д и л ь н о - н и точного к о м б и н а т а имени С. М. К и р о в а ). Это П - о б р а з н о е в п л а н е з д а н и е построено в 1857 году по проекту воен ного и н ж е н е р а, о т с т а в н о г о ш т а б с - к а п и т а н а Л. В. Г л а м ы 1 4.

П р о с т р а н с т в о м е ж д у н а р у ж н ы м и кирпичными стенами р а з д е л е н о на четыре продольных пролета т р е м я р я д а ми тонких чугунных колонн. П е р е к р ы т и е н а д первым э т а ж о м было с д е л а н о из м е т а л л и ч е с к и х б а л о к с кир пичными сводиками, перекрытия в ы ш е л е ж а щ и х э т а ж е й — из д е р е в я н н ы х б а л о к. К р о в л я п о к о и л а с ь на д е р е в я н ных стропилах. Стены з д а н и я п р о р е з а н ы монотонной сеткой окон. Их н а р у ж н а я поверхность о с т а в л е н а не о ш т у к а т у р е н н о й, и декор ф а с а д а предельно скуп: он о г р а н и ч и в а е т с я только тонкими р а м к а м и побеленных на личников и полосой к а р н и з а. О д н а к о т а к о е а р х и т е к т у р ное решение вполне соответствует у т и л и т а р н о м у н а з н а чению постройки. Аналогичным о б р а з о м Г л а м а скон струировал двух- и т р е х э т а ж н ы е п р о и з в о д с т в е н н ы е кор пуса, построенные на территории ф а б р и к и в 1857— годах.

З д а н и я подобного типа ш и р о к о и с п о л ь з о в а л и с ь д л я предприятий текстильной и легкой промышленности. П о добную же конструкцию имели и корпуса « ф а б р и к и д л я приготовления р а з н ы х изделий из гумми, л а с т и к а и гут таперчи», в о з в е д е н н ы е в 1859-м — н а ч а л е 1860-х годов архитектором Р. Р. Генрихсеном 1 5. Эта ф а б р и к а, принад л е ж а в ш а я Т о в а р и щ е с т в у Р о с с и й с к о - а м е р и к а н с к о й рези новой м а н у ф а к т у р ы, р а з м е с т и л а с ь на берегу О б в о д н о г о к а н а л а и в последующие д е с я т и л е т и я с т а л а стремитель на Ф а б р и к а Т о в а р и щ е с т в а Р о с с и й с к о - а м е р и к а н с к о й резиновой мануфактуры.

А р х и т е к т о р Р. Р. Г е н р и х с е н, 1 8 5 9 — 1 8 6 0 гг. П р о е к т надстройки д в у х э т а ж н о г о корпуса. П о п е р е ч н ы й р а з р е з.

ЦГИАЛ.

но расширяться (ныне это комплекс зданий производ ственного объединения «Красный треугольник»— набе режная Обводного канала, 138).



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.