авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |

«А.Л.Пунин АРХИТЕКТУРА ПЕТЕРБУРГА СЕРЕДИНЫ X I X ВЕКА Лениздат-1990 Б Б К 85.11 П8 8 ...»

-- [ Страница 7 ] --

К середине XIX века в Петербурге стало появляться все больше новых особняков, принадлежавших разбога тевшим коммерсантам, купцам, фабрикантам. И в облике фасадов своих особняков, и в их внутренней отделке пе тербургские нувориши стремились подражать аристокра тии. Появляющиеся в отделке аристократических двор цов разнообразные «неостили»: «второе барокко», неоре нессанс и т. д.— стали применяться и в архитектуре особ няков, принадлежавших представителям «третьего сосло вия». Один из наиболее наглядных примеров, иллюстри рующих этот процесс,— стоящий на набережной Обводно го канала, 155, особняк Тимофея Дылева, привлекающий внимание своим нарядным необарочным фасадом. Тимо фей Дылев — выходец из крестьян, ставший крупным ма стером лепного и штукатурного дела. Возглавляемая им, а затем его сыном Петром артель в середине XIX века ис полнила отделку многих особняков и дворцов, в том числе Д о м сенатора Митусова.

Ф а с а д до перестройки и проект перестройки (внизу).

Архитектор А. К. К о л ь м а н, 1848 г.

Ц Г И А Л. Публикуется впервые.

Д о м г в а р д и и полковника Т р о ф и м о в а.

Ф а с а д д о перестройки и проект перестройки ( в н и з у ).

А р х и т е к т о р Г. М. Барч, 1859 г.

Ц Г И А Л. Публикуется впервые.

и членов царской семьи. О с о б н я к Д ы л е в а был построен по проекту, р а з р а б о т а н н о м у в 1849 году И. А. Монигетти — молодым архитектором, тогда только н а ч и н а в ш и м свою строительную деятельность, а впоследствии с т а в ш и м од ним из ведущих м а с т е р о в русской а р х и т е к т у р ы третьей четверти XIX века 1 3.

Мотивы «второго б а р о к к о » в середине XIX века с т а л и д о в о л ь н о часто и с п о л ь з о в а т ь с я и в а р х и т е к т у р н ы х реше ниях и отделке богатых вилл и дач в окрестностях Петер бурга. Исключительной пышностью ф а с а д о в о т л и ч а е т с я вилла княгини 3. И. Юсуповой в Ц а р с к о м Селе (ныне го род Пушкин, улица М а я к о в с к о г о, 10), с о о р у ж е н н а я архи тектором И. А. Монигетти в 1856 году 1 4.

Одной из самых блистательных с т и л и з а ц и й «под Р а с трелли», выполненных в России в середине XIX века, не сомненно, я в л я е т с я д в о р е ц великого к н я з я Н и к о л а я Нико л а е в и ч а в З н а м е н к е — з а г о р о д н о й усадьбе, р а с п о л о ж е н ной на С т а р о й Петергофской дороге, неподалеку от Петер гофа.

Вся местность вдоль ю ж н о г о берега Финского з а л и ва м е ж д у Стрельной и П е т е р г о ф о м, по з а м ы с л у П е т р а I, была п р е д н а з н а ч е н а д л я з а г о р о д н ы х у с а д е б а р и с т о к р а тии. Участок к востоку от П е т е р г о ф а, получивший н а з в а ние З н а м е н с к о й мызы, в середине XVIII века п р и н а д л е ж а л г р а ф у К. Р а з у м о в с к о м у. Построенный д л я него не большой д в о р е ц затем перешел к другим в л а д е л ь ц а м и многократно п е р е д е л ы в а л с я и р а с ш и р я л с я. В 1835— годах З н а м е н с к и й дворец, п р и н а д л е ж а в ш и й тогда импе ратрице, был перестроен А. И. Ш т а к е н ш н е й д е р о м в неого тическом стиле.

В 1856 году З н а м е н к а п е р е ш л а во в л а д е н и е великого князя Н и к о л а я Н и к о л а е в и ч а (сына Н и к о л а я I ), и в течение четырех лет д в о р е ц был снова переделан и р а с ш и р е н архи тектором Г. А. Боссе, при этом его ф а с а д ы получили иное стилевое решение — в духе « р а с т р е л л и е в с к о г о » б а р о к к о.

З н а м е н с к и й д в о р е ц п р е д с т а в л я е т собой очень длинное здание, вытянутое вдоль верхней бровки приморского склона. Его композиция строго с и м м е т р и ч н а, центр выде лен увеличенной высотой и о д и н а к о в ы м и выдвинутыми вперед о б ъ е м а м и, ф л а н к и р у ю щ и м и ц е н т р а л ь н ы й р и з а л и т.

Мощная горизонталь дворца, масштабно соизмеримая с прославленными т в о р е н и я м и Р а с т р е л л и — д в о р ц а м и в Петергофе и в Ц а р с к о м Селе, производит очень сильное впечатление. У м е л о ' н а й д е н н ы е пропорции и ритм архитек турных членений д е л а ю т композицию з д а н и я цельной и собранной, несмотря на его б о л ь ш у ю п р о т я ж е н н о с т ь. Вы сокое п р о ф е с с и о н а л ь н о е м а с т е р с т в о и с а м о г о а р х и т е к т о р а, Д о м Т. Дылева.

А р х и т е к т о р И. А. М о н и г е т т и, конец 1840 — н а ч а л о 1850-х гг.

Фотография автора.

и исполнителей его проектного замысла сказалось в точно найденной «мере» декора, в изяществе тонко исполненных лепных деталей. В архитектурном облике Знаменского дворца стилизация под барокко проведена очень последо вательно — ив общей композиции плана здания, вытяну того в длинную горизонталь с почти растреллиевским раз махом, и в масштабном, ритмическом и пропорциональном построении фасадов, и в рисунке лепнины. Д в о р е ц в Зна менке стал своего рода апофеозом необарокко, вдохнов ляемого «стилем Растрелли».

Неоренессанс в архитектуре особняков. Другим «нео стилем», не менее популярным в архитектуре аристокра тических особняков, был неоренессанс, основанный на ис пользовании итальянской архитектуры XV—XVI веков.

Архитектурные решения неоренессансных фасадов петер бургских особняков были очень разнообразны: это опре делялось не только вкусами владельцев и архитекторов, но и объективными к а ч е с т в а м и с а м о г о стилевого прото типа — итальянского р е н е с с а н с а, п р и с у щ и м ему обилием разных х у д о ж е с т в е н н ы х оттенков.

В петербургском неоренессансе середины XIX века м о ж н о выделить несколько р а з н о в и д н о с т е й. Д л я одних было х а р а к т е р н о и с п о л ь з о в а н и е о р д е р а, д л я других — о т к а з от него: х у д о ж е с т в е н н ы м лейтмотивом компози ции ф а с а д а с т а н о в и л и с ь н а р я д н ы е наличники ренессанс ного типа в сочетании с т я г а м и и рустовкой нижних э т а ж е й либо с п л о ш н а я рустовка ф а с а д а — в соответ ствии с т р а д и ц и е й флорентийского ренессанса XV века.

Особенностью б е з о р д е р н ы х неоренессансных стили заций середины XIX века я в л я е т с я то, что м е ж д у ними и произведениями позднего к л а с с и ц и з м а трудно про вести резкую границу: на п р о т я ж е н и и 1840—1850-х го дов идет постепенное п е р е р о ж д е н и е позднеклассицисти ческих композиционных приемов в неоренессансные.

Это м о ж н о проследить в а р х и т е к т у р е р я д а о с о б н я к о в, построенных в 1840-х годах а р х и т е к т о р о м Г. А. Боссе.

Он был одним из первых, кто, чувствуя необходимость отхода от у с т а р е в ш и х канонов к л а с с и ц и з м а и не ж е л а я в то же время резко п о р в а т ь с его т р а д и ц и я м и, с о з д а л в н а ч а л е 1840-х годов особый — переходный, «компро миссный» — в а р и а н т стиля, в котором черты к л а с с и ц и з ма с п л е т а л и с ь с чертами неоренессансного х а р а к т е р а.

Типичный пример т а к о г о ф а с а д а переходного, полу классицистического — полуренессансного, типа — особ няк Н а р ы ш к и н ы х на Сергиевской улице (улица Ч а й к о в ского, 7), спроектированный Боссе в 1841 году 1 5. П е р е с т р а и в а я с т о я в ш е е на этом участке д в у х э т а ж н о е з д а ние, Боссе сохранил п р е ж н ю ю к о н ф и г у р а ц и ю его стен, но удлинил з д а н и е вправо, р а з м е с т и в в первом э т а ж е пристройки п а р а д н ы й п о д ъ е з д и подворотню. В итоге композиция з д а н и я о к а з а л а с ь несимметричной. О т д е л к а ф а с а д а (до перестройки — предельно л а к о н и ч н а я ) б ы л а о б о г а щ е н а легким, г р а ф и ч н ы м рустом и н а л и ч н и к а м и классицистического типа. Д е к о р ф а с а д а в целом е щ е тяготеет к к л а с с и ц и з м у, но дополнен отдельными рене ссанеными мотивами. Х а р а к т е р н о, что Боссе совсем иначе, чем архитекторы к л а с с и ц и з м а, т р а к т о в а л с а м у плоскость стены: в 1840-х годах л а к о н и ч н о с т ь клас сицизма у ж е к а з а л а с ь с т а р о м о д н о й, и Боссе расчленил рустами всю поверхность стены в обоих э т а ж а х — о т цоколя до к а р н и з а.

Д а л ь н е й ш у ю эволюцию творческой манеры Боссе от классицизма к неоренессансу иллюстрирует о с о б н я к от 8 А. Л. П у н и н ставного штаб-ротмистра И. В. Пашкова на Литейном проспекте, 39, построенный в 1841 —1844 годах. По сравнению с особняками Нарышкиной и генерал-май ора А. В. Пашкова (современный адрес — набережная Кутузова, 10) в композиции ф а с а д а дома И. В. Паш кова Боссе у ж е почти отошел от классицизма — хотя форма наличников второго э т а ж а и прием выделения центра ф а с а д а портиком восходят к классицистическим канонам. Однако и форма портика, и наличники пер вого э т а ж а, и обильная рустовка, и мощный, тяжелова тый антаблемент, зрительно увеличивающий высоту здания,— все это были мотивы новые, несвойственные русскому классицизму и «перефразирующие» приемы итальянского ренессанса.

Интересно отметить, что большая часть поверхности стен особняка И. В. Пашкова оставлена неоштукату ренной. Однако это вовсе не означает, что отделка до ма осталась незавершенной или что у владельца не хватило средств на штукатурку,— судя по пышной внут ренней отделке, хозяин этого особняка обладал весьма солидным капиталом. В данном случае неоштукатурен ность ф а с а д а — новаторский художественный прием, сознательно использованный архитектором. В нем отра зилось возникшее в те годы стремление найти более рациональные способы отделки зданий. Обнаженная кирпичная кладка стен позволила избавиться от штука турки, требующей периодической окраски и ремонтов.

В то же время она создала и интересный художествен ный эффект: лейтмотивом архитектурной композиции стала естественная фактура кладки из высококачест венного кирпича, красный цвет которого был удачно оттенен штукатурными деталями и гранитом цоколя 16.

Следует учесть и то, что обнаженная кирпичная кладка нередко использовалась архитекторами эпохи Ренессан са, особенно в Северной Италии, и сочетание обнажен ного кирпича с ренессансными деталями Боссе рас сматривал как признак «стильности» фасада.

Д о м И. В. Пашкова — первый пример использова ния в архитектуре городских особняков Петербурга об наженной кирпичной кладки. Это было интересным и рациональным художественным новшеством, знаме нующим начало движения к «кирпичному стилю», ко торый распространился в архитектуре последней трети XIX века.

Начиная с 1843 года Боссе все более настойчиво обращается к приемам ренессанса, избрав в качестве первоисточника ранний итальянский ренессанс, возникший в архитектуре Флоренции в XV веке. Д л я этого этапа в развитии ренессанса было типично, в частности, ши рокое использование рустовки и арочных окон. Приме нялись и двойные окна специфической формы — разде ленные колонкой и охваченные сверху большой аркой, в тимпане которой размещалось либо круглое окошеч ко-люкарна, либо медальон. Первым в Петербурге при мером обращения к мотивам «флорентийского ренес санса» был дом графа А. А. Закревского на Исаакиев ской площади, 5, спроектированный Боссе в 1843 году 1 7.

Его ф а с а д на всю высоту, от цоколя до карниза, был обработан рустом. Правда, в отличие от Флоренции, где русты исполнялись из камня, Боссе имитировал их шту катуркой, и поэтому ф а с а д дома Закревского по срав нению с его итальянскими прототипами выглядел более сухим и графичным*.

Безордерную разновидность неоренессанса иллюст рируют фасады особняков князей братьев Л. В. и М. В. Кочубеев.

Строительство особняка князя Л. В. Кочубея на Сергиевской улице (улица Чайковского, 30,— ныне в здании размещается Исполнительный комитет Д з е р жинского райсовета) началось в 1844 году по проекту архитектора Р. И. Кузьмина и было завершено в 1845— 1846 годах архитектором Г. А. Боссе. Ф а с а д здания выполнен в формах итальянского ренессанса: первый этаж рустован, стены прорезаны широкими арочными окнами, причем во втором э т а ж е окна, в соответствии с традицией итальянской архитектуры XV—XVI веков, сдвоенные и охвачены поверху широкими арками, в тим панах которых помещены круглые люкарны. Ф а с а д за вершает массивный карниз на арочках-машикулях (по добные карнизы типичны для построек итальянских архитекторов XIV—XV веков). Слева от главного кор пуса размещена одноэтажная пристройка, выполненная тоже «в стиле ренессанс»,— в ней был устроен зимний с а д (ныне здесь размещается зал собраний).

Дальнейшее развитие безордерного неоренессанса в архитектуре петербургских особняков иллюстрируется домом князя М. В. Кочубея на Конногвардейском буль варе (дом № 7 ), перестроенным и расширенным Боссе в 1853—1855 годах. Лейтмотив композиции фасада — широкие арочные окна;

обработанные рустом стены * В начале 1870-х годов дом, перешедший к графу П. П. З у б о в у, был перестроен архитектором К. К. Шульцем.

О с о б н я к Нарышкиных.

А р х и т е к т о р Г. А. Б о с с е. Проект. 1841 г.

ЛГ'ИА. Публикуется впервые.

расчленены лопатками и завершаются массивным ароч ным карнизом ренессансного типа. Большие размеры ренессансных арочных окон, столь не свойственные классицизму, позволили обильно осветить комнаты,— таким образом, мотив, заимствованный в архитектуре Возрождения и «переаранжированный» в соответствии Особняк И. В. Пашкова.

А р х и т е к т о р Г. А. Б о с с е, 1841 — 1 8 4 4 гг.

Ф о т о г р а ф и я автора.

О с о б н я к г р а ф а А. А. З а к р е в с к о г о.

А р х и т е к т о р Г. А. Б о с с е. П р о е к т. 1843 г.

ЦГИАЛ.

О с о б н я к князя М. В. К о ч у б е я.

А р х и т е к т о р Г. А. Б о с с е, 1 8 5 3 — 1 8 5 5 гг.

Фотография автора.

с петербургскими условиями, улучшил функциональ ные качества з д а н и я. Интересной особенностью дома М. В. Кочубея я в л я ю т с я отдельно с т о я щ и е ворота, ук р а ш е н н ы е б о л ь ш и м и бюстами « а р а п о в » с л и ц а м и из черного и ч а л м а м и из белого м р а м о р а.

В о с о б н я к а х Л. В. и М. В. Кочубеев хорошо со х р а н и л и с ь многие интерьеры. П а р а д н ы е з а л ы, р а з м е щ е н ные в верхних э т а ж а х, Боссе в обоих з д а н и я х оформил в духе б а р о к к о и рококо. Это стилевое н а п р а в л е н и е получило очень б о л ь ш о е р а с п р о с т р а н е н и е в интерьерах о с о б н я к о в петербургской а р и с т о к р а т и и. К о н т р а с т меж ду относительно с д е р ж а н н ы м и ф о р м а м и неоренессан сных ф а с а д о в и роскошной отделкой п а р а д н ы х з а л о в был одним из р а с п р о с т р а н е н н ы х приемов в архитектуре о с о б н я к о в середины XIX века.

Если ф а с а д ы о с о б н я к о в Л. В. и М. В. Кочубеев ил л ю с т р и р у ю т б е з о р д е р н у ю р а з н о в и д н о с т ь неоренессанса, то д р у г а я его р а з н о в и д н о с т ь — о р д е р н а я — м о ж е т быть п р е д с т а в л е н а ф а с а д а м и особняков двух других брать ев — г р а ф о в Г. А. и Н. А. К у ш е л е в ы х - Б е з б о р о д к о, сы новей б о г а т е й ш е г о с а н о в н и к а времени п р а в л е н и я Ека терины II. О с о б н я к и р а с п о л о ж е н ы у н а ч а л а улицы Фур манова (быв. Г а г а р и н с к а я ) и о б р а з у ю т своеобразный микроансамбль.

Угловой участок (ныне угол н а б е р е ж н о й Кутузова и улицы Ф у р м а н о в а, дом № 2 4 / 1 ) в середине прошлого века п р и н а д л е ж а л камер-юнкеру г р а ф у Григорию Алек с а н д р о в и ч у К у ш е л е в у - Б е з б о р о д к о. С т о я щ и й на этом участке угловой т р е х э т а ж н ы й дом, выходящий главным ф а с а д о м на н а б е р е ж н у ю К у т у з о в а, а боковым — на улицу Ф у р м а н о в а, свой современный облик получил в итоге перестройки, осуществленной в 1857—1858 годах а р х и т е к т о р о м Р. Р. Генрихсеном 1 8. П р и перестройке о с о б н я к а конструкции стен п р е ж н е г о т р е х э т а ж н о г о зда ния и ф о р м а оконных проемов были полностью сохра нены, но ф а с а д получил новую отделку, типичную д л я петербургского неоренессанса середины XIX века: первый э т а ж был о б р а б о т а н рустом, второй и третий — пиляст рами, р а з м е щ е н н ы м и п о э т а ж н о. Второй э т а ж, в кото ром р а с п о л а г а л и с ь п а р а д н ы е комнаты, выделен не толь ко увеличенной высотой окон, но и б а р е л ь е ф а м и с тан цующими путти. Р е н е с с а н с н а я система п о э т а ж н ы х пи л я с т р и по-ренессансному т р а к т о в а н н ы е б а р е л ь е ф ы до вольно у д а ч н о сочетаются со строгой, классицистичес кой формой наличников. О б л и к з д а н и я импонирует изя ществом д е т а л е й, и только несколько грузные фронто О с о б н я к г р а ф а Г. А. К у ш е л е в а - Б е з б о р о д к о.

Архитектор Р. Р. Г е н р и х с е н, 1 8 5 7 — 1 8 5 8 гг.

Фотография автора.

О с о б н я к г р а ф а Н. А. К у ш е л е в а - Б е з б о р о д к о.

А р х и т е к т о р Э. Я. Ш м и д т. П р о е к т ф а с а д а. 1859 г.

Ц Г И А Л. Публикуется впервые.

ны, предназначавшиеся для установки герба и эмблем владельца, пожалуй, нарушают его пропорции.

К особняку Г. А. Кушелева-Безбородко примыкает особняк, принадлежавший его брату — Николаю Алек сандровичу (современный адрес — улица Фурманова, 3).

Этот дом был построен в 1857—1862 годах архитек тором Э. Я- Шмидтом. Ф а с а д здания сплошь облицован мрамором. Это был уникальный случай в петербургской архитектуре: почти сплошная облицовка фасадов мра мором была применена только в Мраморном дворце, построенном в 1768—1785 годах, и в Исаакиевском со боре. Однако граф Н. А. Кушелев-Безбородко, один из богатейших людей Петербурга, мог позволить себе по добную роскошь — построить «палаццо» с фасадом из рускольского мрамора. Некоторые орнаментальные де тали (капители пилястр, львиные маски, «зонтики» над подъездами) были отлиты из чугуна. Автор проекта ар хитектор Э. Я. Шмидт проявил себя хорошим знатоком форм итальянского зрелого ренессанса. Спроектирован ный им ф а с а д — одна из лучших интерпретаций этого стиля в петербургской архитектуре. Несомненно, что удаче архитектора во многом содействовал и сам мате риал — мрамор: благодаря ему формы здания приобре ли особую законченность, декоративность и благород ство.

Очень эффектна и нарядна внутренняя отделка особ няка Н. А. Кушелева-Безбородко, частично сохранив шаяся до нашего времени. В соответствии с художест венными вкусами середины XIX века парадные комна ты получили отделку в духе разных исторических сти лей (преимущественно в формах «стиля Людовика XIV» и «стиля Людовика XV»*) и обильно декорированы кариатидами, резвящимися амурами, разнообразной леп ниной.

Обращение петербургских архитекторов при проек тировании фасадов особняков к мотивам итальянского ренессанса было вызвано не только желанием обновить и разнообразить художественный язык архитектуры:

оно стимулировалось и определенными идеологическими и функциональными предпосылками.

Заимствованные в архитектуре эпохи Возрождения широкие арочные окна позволяли лучше осветить по * «Стиль Людовика XIV» — стиль французских интерьеров пос ледней трети XVII века;

«стиль Людовика XV» — рококо.

мещения, чем окна прямоугольной формы, распростра ненные в архитектуре классицизма. Свойственное италь янскому ренессансу подчеркивание поэтажных члене ний горизонтальными тягами и ордерными элементами, охватывающими каждый этаж по отдельности, более реалистично отражало внутреннюю структуру зданий, разделенных на этажи, чем принятый в классицизме «гигантский» ордер, охватывающий два этажа.

Однако еще большее значение имели соображения идейно-художественного характера: фасады петербург ских особняков, оформленные «в итальянском вкусе», вызывали столь лестные для их владельцев ассоциации со старинными палаццо древних итальянских аристо кратических фамилий. А для многих представителей военно-бюрократической элиты, которые выдвинулись в царствование Николая I, но не могли похвастаться особой древностью и знатностью рода, такие ассоциа ции были особенно важны. Значение подобных стиму лов в начавшемся увлечении неоренессансом точно под метил Ф. М. Достоевский: характеризуя «дворцы иных наших дворянских фамилий, но гораздо позднейшего времени», построенные в царствование Николая I «на манер иных итальянских палаццо», он писал, что их воз вели «с претензией на столетия: слишком уж крепким и ободрительным казался установившийся тогдашний порядок вещей, и в появлении этих палаццо как бы вы разилась вся вера в него: тоже века собирались про жить» 19.

С особняками богатейших аристократов наряднос тью отделки конкурировал особняк финансово-промыш ленного туза, банкира, железнодорожного магната и из вестного мецената барона А. Л. Штиглица на Ан глийской набережной (ныне набережная Красного Флота, 66—68, см. с. 2 9 5 ). Приобретая на одной из са мых фешенебельных набережных столицы сразу два со седних участка, Штиглиц распорядился построить но вый, большой особняк с эффектным фасадом «под ре нессанс». Постройка была осуществлена в 1859— годах. Автор проекта архитектор А. И. Кракау придал особняку облик монументального палаццо в духе про изведений позднего Возрождения. Здание двухэтажное, но, несмотря на это, его высота намного превышает вы соту соседнего трехэтажного дома. Ф а с а д сплошь обработан глубоким рустом и завершается мощным ан таблементом ренессансного типа. Очень высокие окна второго этажа оформлены наличниками в виде порти ков из двух ионических полуколонн, п о д д е р ж и в а ю щ и х а н т а б л е м е н т, увенчанный треугольным фронтоном. В центре первого э т а ж а — п р е к р а с н о прорисованный пор тик из двух колонн коринфского о р д е р а, п о д д е р ж и в а ю щий б а л к о н. За ним вестибюль и б е л о м р а м о р н а я л е с т н и ц а, о ф о р м л е н н а я в духе раннего итальянского барокко. От п л о щ а д к и второго э т а ж а, вдоль главного ф а с а д а, р а з в е р н у т а а н ф и л а д а высоких п а р а д н ы х за лов.

На протяжении первой половины XIX века комплекс помещений в о с о б н я к а х с т а н о в и л с я все более с л о ж н ы м и р а з н о о б р а з н ы м, а гак как цены на земельные участ ки стремительно росли и з а с т р о й к а д е л а л а с ь все более плотной, то а р х и т е к т о р а м приходилось п р о я в л я т ь не мало творческой выдумки в планировке. П о я в и л и с ь кольцевые а н ф и л а д ы, о х в а т ы в а ю щ и е внутренние све товые д в о р ы. Ж и л ы е комнаты стали р а з м е щ а т ь во внут ренних ф л и г е л я х, соединяя их с п а р а д н о й частью особ няка коридорами. В целях большего удобства сооб щения м е ж д у к о м н а т а м и а н ф и л а д ы стали д у б л и р о в а т ь длинными соединительными к о р и д о р а м и ( с л о ж н а я си стема т а к и х коридоров была применена архитектором А. И. Штакеншнейдером во д в о р ц е Белосельских Белозерских). Усложняющиеся ф у н к ц и о н а л ь н ы е тре б о в а н и я вели к тому, что план о с о б н я к а с т а н о в и л с я не симметричным;

в частности, довольно большое распро странение получила Г - о б р а з н а я ф о р м а п л а н а. О д н а к о л и ц е в ы е ф а с а д ы при этом обычно получали традицион ную симметричную композицию, к о т о р а я и в середине XIX века п р о д о л ж а л а считаться одним из главных п р и з н а к о в х у д о ж е с т в е н н о й законченности.

В б о л ь ш и х о с о б н я к а х комплекс помещений иногда н а с т о л ь к о у с л о ж н я л с я, что помимо главного, л и ц е в о г о корпуса и боковых флигелей стали возводить и внут ренние поперечные ф л и г е л я : п л а н и р о в к а таких особ н я к о в с т а л а п р и б л и ж а т ь с я к п л а н и р о в к е доходных до мов.

Д о м А. И. Штакеншнейдера. В середине XIX века стал с к л а д ы в а т ь с я новый тип городского особняка — о с о б н я к д е л о в о г о человека. Т а к и е особняки строили д л я себя к о м м е р с а н т ы, дельцы, п р о ц в е т а ю щ и е врачи, адвокаты и архитекторы, занимающиеся обширной частной практикой и имеющие б о л ь ш и е доходы. Ха рактерной особенностью таких з д а н и й был д о в о л ь н о развитый комплекс помещений, п р е д н а з н а ч е н н ы х д л я работы хозяина и его сотрудников.

Один из л у ч ш и х о б р а з ц о в о с о б н я к о в этого нового типа — дом а р х и т е к т о р а А. И. Ш т а к е н ш н е й д е р а на Большой Миллионной улице (ныне улица Х а л т у р и н а, 10).

Д о м протянулся через весь к в а р т а л, выходя своей южной стороной на н а б е р е ж н у ю Мойки (дом № 9 ).

Участок этот был застроен е щ е в XVIII веке: л и ц е в о й т р е х э т а ж н ы й корпус появился в 1730-х годах, в после дующие десятилетия постепенно росли и н а д с т р а и в а лись внутренние ф л и г е л я.

Проект перестройки д о м а был выполнен Ш т а к е н шнейдером е щ е в 1851 году, когда им владели т и т у л я р ные советники М. Е. и Д. Е. Петровы. А через несколь ко месяцев Ш т а к е н ш н е й д е р купил этот дом, о ф о р м и в покупку на имя своей ж е н ы : высокие г о н о р а р ы за ис полнение многочисленных а р х и т е к т у р н ы х з а к а з о в по зволили ему с д е л а т ь это приобретение.

В 1852—1854 годах Штакеншнейдер перестроил дом: надстроил внутренние ф л и г е л я, внес р я д изме нений во внутреннюю планировку и переделал ф а с а д ы.

П о с л е перестройки дом состоял из лицевого корпуса, выходящего на Б о л ь ш у ю М и л л и о н н у ю (со стороны ули цы он был т р е х э т а ж н ы м, а со стороны д в о р а — четы р е х э т а ж н ы м ), боковых продольных флигелей, высота которых к о л е б а л а с ь от одного до четырех э т а ж е й, двух поперечных флигелей и о д н о э т а ж н ы х построек, окру ж а в ш и х ю ж н ы й двор, п р и м ы к а ю щ и й к н а б е р е ж н о й Мойки 2 0.

Л и ц е в о й ф а с а д дома Ш т а к е н ш н е й д е р а, о б р а щ е н ный на Б о л ь ш у ю Миллионную, получил при перестрой ке новую отделку. Ш т а к е н ш н е й д е р — едва ли не пер вым среди своих с о в р е м е н н и к о в - а р х и т е к т о р о в — ис пользовал в ней мотивы того специфического в а р и а н т а итальянского ренессанса, который с л о ж и л с я в архи тектуре Флоренции в первой четверти XVI века (в част ности, в творчестве в е д у щ е г о флорентийского архитек тора того времени Б а ч ч о д ' А н ь о л о 2 1 ). О д н а к о мотивы стилевого прототипа были претворены Ш т а к е н ш н е й д е ром в более графичной и несколько суховатой т р а к товке. Окна о б р а м л е н ы строгими н а л и ч н и к а м и, плос кость стены расчленена л и н и я м и филенок и рустован ными л о п а т к а м и. Простенки ц е н т р а л ь н о г о р и з а л и т а де корированы п а р я щ и м и музами и а л л е г о р и ч е с к и м и ат рибутами «трех з н а т н е й ш и х х у д о ж е с т в » — они указы Собственный дом архитектора А. И. Штакеншнейдера.

вают на род занятий владельца дома, ставшего к тому времени профессором Академии художеств.

В просторном доме Штакеншнейдера удобно раз местилась и многочисленная семья зодчего, и его архи тектурная мастерская, быстро обраставшая штатом сотрудников. В флигелях, занимавших северную часть владения, размещались квартиры, сдаваемые внаем 22.

В 1855—1862 годах дом Штакеншнейдера был од ним из известнейших литературно-художественных са лонов Петербурга. З д е с ь собирались поэты, писатели, артисты, художники. На штакеншнейдеровских «суб ботах» бывали Я. П. Полонский, В. Г. Бенедиктов, И. А. Гончаров, Ф. М. Достоевский, И. С. Тургенев и другие, приходило много молодых художников, архи текторов, актеров, в помещении столовой часто устра ивались любительские спектакли 23.

Парадные комнаты дома, отделанные по проекту хо зяина, располагались со стороны Мойки (дом № 9) и выходили окнами в небольшой двор.

Со двора крыльцо вело в оранжерею — зимний сад, за ним следовала диванная;

легкая арка отделяла ее от столовой, к которой сбоку примыкала небольшая го стиная. К сожалению, впоследствии все это было пере строено и уничтожено, но красочное описание парадных комнат дома, приведенное в дневнике дочери архитек тора Елены Андреевны Ш т а к е н ш н е й д е р, п о з в о л я е т мыс ленно воссоздать их былой облик.

« П о д ъ е з д был с Мойки. Входили через зимний сад, и э ф ф е к т был совсем о ч а р о в а т е л ь н ы й. З и м н и й с а д был освещен, но местами листья б а н а н о в б р о с а л и гигант скую тень, и эта тень б ы л а к а к а я - т о т а и н с т в е н н а я, и таинственен к а з а л с я шум п а д а ю щ и х капель... С а м а я а т м о с ф е р а н а ш е г о с а д а, к а к а я - т о о с о б е н н а я, приятно т е п л а я и р а с т в о р е н н а я з а п а х о м растений, имеет, д л я меня по крайней мере, н е о т р а з и м у ю прелесть. Из с а д а входили в нашу л ю б и м у ю комнату, н а з в а н н у ю почему то диванной;

в ней всего д в а д и в а н а, а то все стулья.

З д е с ь прямо против широких д в е р е й с а д а стоит т е а т р, окаймленный легкой, грациозной аркой — предметом восхищения всех, и х у д о ж н и к о в, и не х у д о ж н и к о в » 2 4.

В с в я з и с болезнью А. И. Ш т а к е н ш н е й д е р а, обо стрившейся в н а ч а л е 1860-х годов, семья в ы н у ж д е н а была продать дом на М и л л и о н н о й улице. З д а н и е б ы л о перестроено в доходный дом, на месте зимнего с а д а был возведен м н о г о э т а ж н ы й флигель. В 1898 году был надстроен четвертым э т а ж о м корпус со стороны М и л лионной улицы.

Дачи в окрестностях Петербурга. В первой половине XIX века с т а л о р а з в о р а ч и в а т ь с я строительство д а ч в окрестностях П е т е р б у р г а и в его б л и ж а й ш и х пригоро д а х — Ц а р с к о м Селе, П а в л о в с к е, П е т е р г о ф е, С т р е л ь н е и др. В а р х и т е к т у р е д а ч — в отличие от городских особ няков — т р е б о в а н и я внешней импозантности станови лись менее существенными, зато особое значение приобрели требования иного порядка — связанные с ф у н к ц и о н а л ь н о с т ь ю, комфортом, уютом, экономично стью построек.

Они с в о е о б р а з н о п е р е п л е т а л и с ь с новы ми художественными з а д а ч а м и, п о р о ж д е н н ы м и роман тическими тенденциями. Все это в совокупности стиму л и р о в а л о отход от т р а д и ц и о н н ы х методов проектирова ния, в ы р а б о т а н н ы х к л а с с и ц и з м о м, и поиски новых объ емно-планировочных решений и новых средств эстети ческой выразительности. Ф о р м и р у ю щ а я с я во второй четверти XIX века н о в а я методика п р о е к т и р о в а н и я д а ч и коттеджей, с одной стороны, и п р и с у щ е е з а р о ж д а ю щейся эклектике о б р а щ е н и е к н а с л е д и ю «всех стилей», с другой, п о р о ж д а л и исключительное р а з н о о б р а з и е по строек. А творческие установки а р х и т е к т о р о в и лич ные вкусы и т р е б о в а н и я в л а д е л ь ц е в у с у г у б л я л и этот процесс.

Рассмотренный нами выше (см. с. 70, 71) император ский Коттедж в Александрии (на территории Петер гофа) явился одной из первых построек, открывших но вый этап не только в истории проектирования дач, но и в эволюции всей русской архитектуры в целом. В 1830-х годах, по мере все более решительного преодо ления канонов классицизма, новаторские тенденции в архитектуре дач и коттеджей стали проявляться все более активно.

Это можно очень наглядно проиллюстрировать твор чеством архитектора А. П. Брюллова.

В конце 1 8 3 0 — н а ч а л е 1840-х годов А. П. Брюллов спроектировал для Павловска целый ряд дач с «разно образными, легкого и приятного вида» фасадами. В их композиции он широко и смело вводил многочисленные балконы, лоджии, эркеры, веранды, широкие, большие окна, добиваясь того, что внутреннее пространство до ма как бы раскрывалось навстречу окружающей при роде, навстречу свету и воздуху.

В конце 1830-х годов он построил в Павловске, не подалеку от Славянки, деревянные дачи для себя и для Брюллова 2 5.

своего брата — живописца Карла Оба здания получили свободную, асимметричную плани ровку. Такое решение было продиктовано принципом функциональной целесообразности: оно позволило до биться оптимальной ориентации и взаимосвязи комнат.

Асимметрия плана не завуалирована, а напротив — под черкнута живописной компоновкой архитектурных объ емов. Террасы, эркеры, балконы сделали дачи очень удобными и комфортабельными, усилили их взаимо связь с ландшафтом, пластически обогатили их компо зицию.

Архитектурный облик каждой из этих построек ор ганично отвечает их функции загородной дачи: в них у ж е нет той «претензии смахивать на храм», которая нередко ощущалась в усадебных постройках и виллах позднего классицизма — например, в облике дома Стру кова в Петергофе, построенного архитектором В. Ф. Фе досеевым в 1827—1828 годах (Красный проспект, 11,— улица Аврова, 4 ). Дачи, построенные Брюлловым, бы ли уютны и удобны внутри, их назначение отчетливо читается в их реалистических архитектурных образах.

А высокая кирпичная башня-бельведер собственной дачи А. П. Брюллова была не только данью романти ческой моде на старину: она служила наблюдательной Д а ч а художника Карла Брюллова в Павловске.

Архитектор А. П. Б р ю л л о в. П р о е к т. 1838 г.

вышкой для хозяина дома, увлекавшегося на досуге астрономией.

В середине XIX века строительство дач в окрест ностях Петербурга приняло очень большой размах.

К сожалению, построенные тогда дачи почти не со хранились. Но об общем характере их планировки и ар хитектурного облика можно судить по тем рекоменду емым проектам, которые поместил П. Фурманн в своей Д а ч а а р х и т е к т о р а А. П. Б р ю л л о в а в П а в л о в с к е, п о с т р о е н н а я им в конце 1830-х гг. Ч е р т е ж.

НИМАХ. Публикуется впервые.

«Энциклопедии русского городского и сельского хозя ина — а р х и т е к т о р а, с а д о в о д а, з е м л е м е р а, мебельщика и м а ш и н и с т а », изданной в П е т е р б у р г е в 1842 году. Фур м а н н считал, что «при композиции з а г о р о д н ы х домов или д а ч в о о б р а ж е н и е имеет более свободы;

и здесь есть известные п р а в и л а, но они не т а к строги: легкость, раз н о о б р а з и е и с о г л а с о в а н и е с о к р у ж а ю щ е й природой д о л ж н ы б ы т ь р у к о в о д и т е л я м и с о с т а в л я ю щ е г о проект дачи»26.

Несколько проектов дач выполнено в классицисти ческом стиле: у них симметричный или почти симмет ричный план, портики, наличники с с а н д р и к а м и и т. п.

Они скорее н а п о м и н а ю т увеселительные павильоны, не очень удобные д л я ж и л ь я. Ж е л а н и е с д е л а т ь планы бо л е е удобными приводит к о т к а з у от их симметрии, и по я в л я ю т с я эклектичные сочетания ф а с а д а «в греческом вкусе» с ж и в о п и с н ы м, асимметричным пятном плана.

Д о в о л ь н о б о л ь ш у ю часть рекомендованных проек тов с о с т а в л я ю т проекты дач «в англо-готическом вку се», несомненно н а в е я н н ы е петергофским К о т т е д ж е м и постройками А. М е н е л а с а в Ц а р с к о м Селе. Н а р я д у с ними в «Энциклопедии» Ф у р м а н н а помещены проекты дач «в ш в е й ц а р с к о м вкусе» — в виде скромного двух э т а ж н о г о д о м и к а, о б ш и т о г о д о с к а м и, с галереей по все му второму э т а ж у («этот род о т л и ч а е т с я простотою и спокойствием ф о р м » ) ;

«в деревенском стиле» — с ко л о н н а м и из н е о б р а б о т а н н ы х стволов деревьев и соломен ной крышей — и д а ж е один « ф а с а д дачи с минаретом в м а в р и т а н с к о м вкусе», который, по мнению составителя, « м о ж е т иметь чудесный э ф ф е к т, если будет поставлен на месте». В некоторых рекомендуемых проектах ощу щ а е т с я в л и я н и е творчества А. П. Б р ю л л о в а, в частности его дач в П а в л о в с к е.

Есть и проект « д в у х э т а ж н о й дачи в русском вку се» — несомненно, п о д с к а з а н н ы й Никольским домиком, построенным А. И. Ш т а к е н ш н е й д е р о м (см. с. 6 0 — 6 2 ).

Он о т л и ч а е т с я р а ц и о н а л ь н о й, хорошо продуманной пла нировкой и свидетельствует о хорошем з н а к о м с т в е ав т о р а «Энциклопедии» с композиционными и конструк тивными приемами д е р е в я н н о г о народного зодчества.

П. Ф у р м а н н во введении к р а з д е л у «Энциклопедии», п о с в я щ е н н о м у строительству дач, писал: «Я с т а р а л с я выполнить все т р е б о в а н и я... З д е с ь всякий найдет собра ние д а ч самых р а з н о р о д н ы х и во всех вкусах». Действи тельно, приведенные им проекты дач о т л и ч а ю т с я разно о б р а з и е м п л а н и р о в о ч н ы х и стилевых решений, и в этом смысле его «Энциклопедия» я в л я е т с я х а р а к т е р н ы м па мятником архитектурной мысли переходного периода от классицизма к ранней эклектике, о т р а з и в ш и м творческие искания русских зодчих на р у б е ж е 30—40-х годов XIX века.

Р а з в и т и е архитектурного типа д а ч и в середине XIX века м о ж н о проследить на примере т в о р ч е с т в а архитек тора И п п о л и т а Антоновича Монигетти (1819—1878).

В период с 1848 по 1860 год он с п р о е к т и р о в а л и построил в Ц а р с к о м Селе по з а к а з а м частных л и ц более 26 д о м о в.

К н а с т о я щ е м у времени с о х р а н и л о с ь только д в а из них:

роскошная вилла княгини 3. И. Юсуповой (улица М а я ковского, 10) и с к р о м н а я по отделке д а ч а Д м и т р и е в а (улица К о м м у н а р о в, 18);

об облике о с т а л ь н ы х приходит ся судить по старым ф о т о г р а ф и я м и проектным ч е р т е ж а м Монигетти 27.

Широкий д и а п а з о н планировочных и художественно декоративных приемов в а р х и т е к т у р е д а ч приводил к то му, что в их облике п р о я в л я л и с ь р а з н о о б р а з н ы е, нередко противоречивые черты. С одной стороны — намеренное стилизаторство, то «под готику», то «под ренессанс», то «под барокко» ( д а ч а 3. И. Ю с у п о в о й ). Д е р е в я н н ы е по стройки иногда д е к о р и р о в а л и с ь мотивами, з а и м с т в о ванными в отделке каменных з д а н и й ( н а п р и м е р, ф а с а д ы деревянной дачи В. А. Новосильцева в Ц а р с к о м Селе Монигетти д е к о р и р о в а л «под к а м е н ь » — « в англо-готиче ском вкусе»).

Однако наряду с ретроспективно-стилизаторскими тенденциями стали р а з в и в а т ь с я и иные - р а ц и о н а л и с т и ческие тенденции, в ы р а з и в ш и е с я в реалистическом вы явлении ф у н к ц и о н а л ь н ы х и конструктивных особенностей зданий. Асимметричная композиция, продиктованная стремлением д а т ь удобное и экономичное п л а н и р о в о ч н о е решение;

живописный силуэт, г а р м о н и р у ю щ и й с купами деревьев, башенки, мезонины, б а л к о н ы, о т к р ы т ы е и застекленные веранды, п р е о д о л е в ш и е з а м к н у т о с т ь дома и с о з д а ю щ и е м н о г о о б р а з н у ю с в я з ь его внутреннего про странства с о к р у ж а ю щ е й природной средой,— все эти черты х а р а к т е р н ы д л я многих дач, п о я в и в ш и х с я в сере дине и второй половине XIX века в пригородах П е т е р б у р га и у его северных д а ч н ы х о к р а и н — в Л е с н о м, в Ш у в а лове, в П а р г о л о в е. Все большей популярностью с т а л о пользоваться « ф о л ь к л о р и з и р у ю щ е е н а п р а в л е н и е » : дере вянные д а ч и «в русском вкусе» и м п о н и р о в а л и ж и в о п и с ностью компоновки, нарядностью деталей, умелым раскрытием конструктивных и х у д о ж е с т в е н н ы х в о з м о ж н о Д а ч а Ушакова в Павловске.

А р х и т е к т о р А. В. П е т ц о л ь т, 1 8 5 9 — 1 8 6 0 гг.

Л и т о г р а ф и я X. Т р а н ш е л я по рисунку И. Н. Медведева, 1860 г.

стей дерева, романтичностью, сказочностью облика.

Появление и распространение таких построек подготав ливало тот бурный расцвет фольклоризирующего вариан та «русского стиля», который наступил в последней чет верти XIX века.

Поиск новых композиционных приемов. Новые приемы объемно-пространственной композиции, сформировавши еся в практике дачного строительства, стали постепенно проникать и в архитектуру городских особняков. Одним из первых примеров может служить собственный дом ар хитектора Г. А. Боссе на 4-й линии Васильевского остро ва, 15.

Гаральд Андреевич Боссе (1812—1894) принадлежал к числу наиболее выдающихся русских зодчих середины XIX века 28. В Петербурге и его окрестностях он построил десятки зданий — особняки, доходные дома, виллы, дачи и два больших великокняжеских дворца — в Знаменке и в Михайловке. По его проектам было оформлено огром ное количество интерьеров, в том числе несколько комнат в Зимнем дворце. Боссе пользовался большим авторите том у современников. Петербургский журнал «Архитек турный вестник» писал в 1861 году: «Постройки, возве денные Боссе, остаются памятниками его полезной дея тельности, его творчества и глубокого понимания архи тектурного искусства» 29.

Одно из наиболее интересных произведений Боссе — его собственный дом на 4-й линии Васильевского острова, построенный в 1847—1849 г о д а х 3 0.

Главный ф а с а д здания, выходящий на улицу, доста точно обычен для суховатого неоренессанса середины XIX века: стены расчленены рустами, арочные окна, за ключенные в прямоугольную рамку ренессансных налич ников («брамантовы окна»), размещены в несколько мо нотонном ритме. Однако за этим довольно тривиальным фасадом находится здание, заметно отличающееся от большинства петербургских особняков тех лет своей не обычной, новаторской планировкой.

В плане дома нет ни одной оси симметрии: его объемы прихотливо и свободно соединяются друг с другом, обра зуя сложную, живописную объемно-пространственную композицию, которая раскрывается перед зрителем, когда он входит внутрь здания.

Подвальный этаЖ был отведен для хозяйственных по мещений, для комнат прислуги и т. д. З д е с ь же находи лись топки многочисленных печей: нагретый воздух, про ходящий по каналам внутри стен, обогревал комнаты бельэтажа.

Сохранился детальный план бельэтажа дома Боссе, выполненный, очевидно, самим архитектором. На нем по казаны не только очертания стен, но и расстановка мебе ли во всех комнатах. В этом отношении план дома Боссе является особенно интересным и ценным историческим документом, так как позволяет судить и об общем харак тере меблировки комнат, и о том, как расстановкой мебе ли достигалась определенная организация самого прост ранства комнат.

В доме три лестницы: парадная, начинающаяся под аркой въездных ворот, черная и две внутренние, служа щие для сообщения между этажами. Парадная лестница ведет в переднюю;

из передней — вход в восьмигранный зал, служащий своего рода «транспортной развязкой».

С запада на восток его пересекает ось небольшой анфи лады из трех помещений — самого зала и двух гостиных.

Одна из них завершается эркером, выступающим в сто рону сада. Широкий проем соединяет эту гостиную с уют ной угловой комнатой, через которую можно было пройти в оранжерею и далее — в зимний сад. Д р у г а я гостиная, выходящая окнами в сторону улицы,— главное парадное О с о б н я к а р х и т е к т о р а Г. А. Б о с с е.

А р х и т е к т о р Г. А. Б о с с е, 1 8 4 7 — 1 8 4 9 гг. План.

НИМАХ.

'^gMfrУлике• *.»»*•»i:•"»»»//j.i»i.ijr.г«.

г гя ЦЙЙ W9' bf4 %-Щ f %.* 1 J! 1 | |:.if | i О с о б н я к а р х и т е к т о р а Г. А. Б о с с е.

Ф а с а д с о стороны улицы.

НИМАХ.

помещение дома. У стены стоял рояль, в центре — круг лый стол, окруженный стульями;

углы были заняты мяг кими, покойными диванами, небольшими круглыми столами и креслами — здесь возникали уютные уголки, располагающие к беседе или слушанию музыки. В центре дома — зал, освещенный верхним светом через стеклян ный фонарь;

судя по небольшому количеству мебели, он использовался для танцев. К нему с востока примыкала комната, соединявшаяся тройным проемом, с лоджией, выходившей в сад. В углу лоджии стояли угловой диван, кресла и круглый стол — здесь было удобно и прохладно пить чай в жаркие летние дни.

Юго-западная и южная часть дома были заняты спальнями, туалетными комнатами и ванной комнатой.

Кабинет архитектора, очевидно, располагался между спальней и большой гостиной: на плане отчетливо виден, рабочий стол, удобно поставленный у окна, углом к нему.

Анализ плана дома Боссе показывает, что и в функци г ональном, и в художественном отношении планировка до ма продумана исключительно тщательно. Принцип анфи ладности сохраняется в «нанизывании» дверных проемов на одну ось — это позволило избежать неудобных диаго нальных «переломов» осей. Помещения соединились в пространственные группы по функциональному призна ку. Умело размещенные лестницы и тамбуры изолировали ;

парадную группу помещений от личных апартаментов.

Расстановка мебели, примененная Боссе, очень типич [ на для особняков и барских квартир середины XIX века.

;

Мебель образует своего рода микроансамбли, выделяя в i пространстве комнат особые зоны для работы, бесед, му зицирования и т. д. План с расстановкой мебели — новый вид проектной документации, возникший в архитектуре середины XIX века и отразивший углубляющееся внима, * ние к а р х и т е к т у р н о - х у д о ж е с т в е н н о й и ф у н к ц и о н а л ь н о й о р г а н и з а ц и и п р о с т р а н с т в а интерьера.

В построении плана своего о с о б н я к а Боссе исходил из принципа ф у н к ц и о н а л ь н о й целесообразности, стремясь с о з д а т ь удобную, к о м ф о р т а б е л ь н у ю планировку. В пла н и р о в к е о с о б н я к а Боссе с редкой д л я середины XIX века п о с л е д о в а т е л ь н о с т ь ю воплотился тот р а ц и о н а л ь н ы й, фун кционалистический подход к решению архитектурных з а д а ч, который позднее, на р у б е ж е XIX—XX веков, полу чил ш и р о к о е и с п о л ь з о в а н и е в а р х и т е к т у р е модерна, а за тем, в 1920-х годах, с т а л о с н о в о п о л а г а ю щ и м принципом функционализма.

П р я м ы м следствием композиционного принципа, поло ж е н н о г о Боссе в основу планировочного решения его дома, я в л я е т с я с в о е о б р а з н а я многоликость, многогран ность с о з д а н н о г о им а р х и т е к т у р н о - х у д о ж е с т в е н н о г о об р а з а. Со стороны улицы дом строг, подтянут, несколько о ф и ц и а л е н, словно «застегнут на все пуговицы». В этом с м ы с л е он соответствует и т р а д и ц и о н н ы м приемам за стройки, с л о ж и в ш и м с я в столице Российской империи, и теоретическим а р х и т е к т у р н ы м в о з з р е н и я м того времени:

считалось, что « х а р а к т е р городских строений в о о б щ е дол жен быть серьезнее, проще, спокойнее» 3 1.

С о в е р ш е н н о иное впечатление производит з д а н и е со стороны с а д а : его асимметричный о б ъ е м, прорезанный о к н а м и самых р а з н о о б р а з н ы х очертаний, дополненный э р к е р о м с к а р и а т и д а м и, л о д ж и е й и о р а н ж е р е е й, создает ж и в о п и с н у ю игру архитектурных масс. П р о с т р а н с т в о з д а н и я и о к р у ж а ю щ е е п р о с т р а н с т в о с а д а вступают здесь в иную в з а и м о с в я з ь : они у ж е не р а з д е л я ю т с я жесткой плоскостью ф а с а д а, а словно в з а и м о п р о н и к а ю т друг в д р у г а. И это в з а и м о п р о н и к н о в е н и е п р о с т р а н с т в придает иную э м о ц и о н а л ь н у ю и н т о н а ц и ю архитектурному образу з д а н и я : городской о с о б н я к приобретает черты загородной виллы.

П р и м е н е н н ы й Г. А. Боссе в собственном особняке на В а с и л ь е в с к о м острове новаторский прием свободного п р о с т р а н с т в е н н о г о р а з м е щ е н и я о б ъ е м о в получил д а л ь нейшее р а з в и т и е в композиции з а г о р о д н о г о д в о р ц а вели кого к н я з я М и х а и л а Н и к о л а е в и ч а в М и х а й л о в к е, постро енного Боссе в 1858—1861 годах. Д в о р е ц стал главным з д а н и е м б о л ь ш о г о а н с а м б л я, в о з н и к ш е г о в середине XIX века на С т а р о й П е т е р г о ф с к о й дороге, м е ж д у Стрельной и Петергофом, в итоге деятельности архитекторов И. И. Ш а р л е м а н я, Г. А. Боссе, А. И. Ш т а к е н ш н е й д е р а, А. И. Р е з а н о в а и других Д в о р е ц в Михайловке.

Архитектор Г. А. Боссе, 1858—1861 гг.

Гравюра 1860-х гг.

Д в о р е ц стоит н а д бровкой приморского откоса. Н а верхней т е р р а с е п р о с т и р а е т с я великолепный тенистый парк с вековыми д е р е в ь я м и, с целой системой прудов, ка налов и мостиков. У откоса р я д о м с д в о р ц о м — искус ственная горка, с которой о т к р ы в а л с я вид на н и ж н ю ю террасу п а р к а и на Финский з а л и в. В ю г о - з а п а д н о й и з а падной части у с а д ь б ы р а с п о л о ж е н ы о р а н ж е р е и, кухон ный корпус, конюшни и к а в а л е р с к и й корпус, перестроен ный Боссе и Ш т а к е н ш н е й д е р о м из с т а р о г о д в о р ц а конца XVIII века.

Фасады дворца в Михайловке обработаны суховато трактованными мотивами ренессансного и классицистиче ского х а р а к т е р а — колоннами, п и л я с т р а м и, к а р и а т и д а м и и т. д. Этот тип д е к о р а Боссе часто применял на ф а с а д а х своих построек — например, в собственном д о м е на Ва сильевском острове, в о с о б н я к а х П а ш к о в ы х (см. с. 226— 228) и т. д. Ф а с а д ы д в о р ц а в М и х а й л о в к е — с т и л и з а ц и я, довольно т и п и ч н а я д л я а р х и т е к т у р ы середины XIX века.


Но его план и его о б ъ е м н о - п р о с т р а н с т в е н н а я компози ция — явление с о в е р ш е н н о необычное и во многих отно шениях новаторское. П р и н ц и п свободной, а с и м м е т р и ч н о й компоновки о б ъ е м о в, с г р у п п и р о в а н н ы х по ф у н к ц и о н а л ь ному п р и з н а к у, достиг в нем своего апогея. Д в о р е ц в Ми х а й л о в к е — с а м о е крупное з д а н и е во всей русской архи тектуре середины XIX века, с к о м п о н о в а н н о е по этому но в а т о р с к о м у принципу.

При обходе вокруг д в о р ц а з р и т е л ь получает целый комплекс р а з н о о б р а з н ы х впечатлений: о б ъ е м ы з д а н и я словно п о в о р а ч и в а ю т с я перед ним своими г р а н я м и, то п р и б л и ж а я с ь, то о т д а л я я с ь ;

их ж и в о п и с н а я игра допол няется р а з н о о б р а з и е м д е т а л е й и малых архитектурных форм. З д а н и е и о к р у ж а ю щ е е п р о с т р а н с т в о как бы взаи мопроникают, в з а и м о п е р е т е к а ю т друг в д р у г а, что дости г а е т с я не т о л ь к о игрой о б ъ е м о в, но и многочисленными к р ы л ь ц а м и, л е с т н и ц а м и, перголами, портиками, л о д ж и я ми, б а л к о н а м и, п р о р ы в а ю щ и м и, р а с т в о р я ю щ и м и границы м е ж д у внутренним и н а р у ж н ы м пространством. И это со з д а е т ту тесную с в я з ь с природой, к о т о р а я в ы д в и г а л а с ь т о г д а в качестве одного из в а ж н е й ш и х критериев в оцен ке достоинств з а г о р о д н ы х домов.

Архитектурный о б л и к д в о р ц а в М и х а й л о в к е, собствен ного д о м а Б о с с е и р я д а других з д а н и й подобного типа, построенных в середине XIX века, о б л а д а е т определенной внутренней противоречивостью. С одной стороны — их п л а н и р о в к а и с в о б о д н а я, ж и в о п и с н а я объемно-простран ственная композиция, продиктованная функциональными с о о б р а ж е н и я м и, х а р а к т е р и з у ю т с я многими новаторскими ч е р т а м и и, к а к у ж е о т м е ч а л о с ь, в известной мере пред в о с х и щ а ю т те приемы, которым с у ж д е н о было получить д а л ь н е й ш е е р а з в и т и е в б у д у щ е м. С другой стороны, де кор ф а с а д о в этих з д а н и й о с н о в а н на повторении мотивов исторических архитектурных стилей: ренессанса, барокко, готики и т. д.

К о н т р а с т а р х а и ч н о г о д е к о р а с н о в а т о р с к и м объемно п р о с т р а н с т в е н н ы м решением п о р о ж д а е т противоречи вость и особую «внутреннюю эклектичность» т а к и х по строек. Это прямое следствие творческого метода а р х и т е к т о р о в - э к л е к т и к о в, х а р а к т е р н о й чертой которого был принцип «умного в ы б о р а ». Р а ц и о н а л ь н о б ы л о отка з а т ь с я от т р а д и ц и о н н о й классицистической симметрии, и а р х и т е к т о р о т к а з ы в а л с я от нее, компонуя план з д а н и я и его о б ъ е м на оснойании «удобств во внутреннем распо л о ж е н и и ». А т а к к а к новый я з ы к д е к о р а т и в н ы х архитек турных ф о р м в те годы е щ е не успел в ы р а б о т а т ь с я, то ар хитектор, р а с п л а н и р о в а в постройку, затем о б л е к а л ее в « к р а с и в у ю форму», о д е в а л в т р а д и ц и о н н ы й н а р я д ре нессансного или барочного, готического или русского д е к о р а. Т а к о е сочетание н о в а т о р с к о г о и т р а д и ц и о н н о г о встречается в целом р я д е построек середины XIX века, и в этом з а к л ю ч а е т с я одна из г л а в н ы х стилистических осо бенностей архитектуры того периода.

Д в о р ц ы и особняки, виллы и дачи, несмотря на со циальную ограниченность этих типов з д а н и й, р а с с ч и т а н ных на потребителей и з а к а з ч и к о в с достаточным к а п и т а лом, тем не менее с ы г р а л и в а ж н у ю роль в о б щ е й эволю ции русского зодчества на п р о т я ж е н и и 1830—1850-х го дов. В них — порою р а н ь ш е и п о с л е д о в а т е л ь н е е, чем в других о б л а с т я х с т р о и т е л ь с т в а, — п р о я в и л и с ь тенденции, с в я з а н н ы е с ф о р м и р о в а н и е м не т о л ь к о новых х у д о ж е с т венных воззрений, но и новых в з г л я д о в на ф у н к ц и о н а л ь ную сторону з о д ч е с т в а. В их а р х и т е к т у р н ы х р е ш е н и я х во плотились поиски новых, более р а ц и о н а л ь н ы х приемов планировки и о б ъ е м н о - п р о с т р а н с т в е н н о й композиции, р а з в е р н у в ш и е с я в середине XIX в е к а. В итоге о к а з а л о с ь, что в этих типах з д а н и й особенно п о с л е д о в а т е л ь н о отра зился процесс у г л у б л я ю щ е й с я г у м а н и з а ц и и а р х и т е к т у р ы, связанный с более в н и м а т е л ь н ы м и всесторонним о т р а ж е нием у т и л и т а р н ы х и эстетических з а п р о с о в.

ДОХОДНЫЕ ДОМА У т в е р ж д е н и е к а п и т а л и с т и ч е с к и х отношений и рост на селения П е т е р б у р г а с т и м у л и р о в а л и строительство до ходных д о м о в «под ж и л ь ц о в » — с к в а р т и р а м и, сдаваемы ми в н а е м. Оно шло н а р а с т а ю щ и м и темпами, о х в а т ы в а я все новые и новые районы, и с т а л о одной из характерней ших особенностей г р а д о с т р о и т е л ь н о г о р а з в и т и я столицы России в XIX веке.

М н о г о к в а р т и р н ы е д о м а «под ж и л ь ц о в » появились в П е т е р б у р г е е щ е в XVIII веке. В первых десятилетиях XIX века они с т а л и п о л у ч а т ь все б о л ь ш е е распростране ние и в середине XIX века с о с т а в л я л и у ж е большинство вновь построенных з д а н и й. П р и стремительном росте на селения столицы это было з а к о н о м е р н о : только такой тип з д а н и й мог обеспечить город д о с т а т о ч н ы м количеством ж и л ы х помещений, р а з м е щ е н н ы х на с р а в н и т е л ь н о не б о л ь ш и х по п л о щ а д и земельных у ч а с т к а х. С д а в а н и е к в а р т и р внаем приносило д о м о в л а д е л ь ц а м огромные прибыли, и это с п о с о б с т в о в а л о широкому привлечению ч а с т н о г о к а п и т а л а в с ф е р у строительства многоквартир ных ж и л ы х домов.

И. П у ш к а р е в, а в т о р « О п и с а н и я С а н к т - П е т е р б у р г а », из д а н н о г о в 1839 году, писал, что «постройка новых з д а н и й в П е т е р б у р г е п р о и з в о д и т с я с быстротою почти невероят ною... Е д в а только п о л о ж а т ф у н д а м е н т, как через пять м е с я ц е в д е л а е т с я у ж е огромный каменный дом, в три и более э т а ж е й, в котором на другой год все комнаты, от ч е р д а к а д о уголка д в о р н и к а, н а п о л н я ю т с я постояльца ми... Т о р г о в л я д о м а м и приносит здесь б о л ь ш и е выго ды»'.

Строительство доходных д о м о в велось очень высокими темпами. С в о е о б р а з н ы й рекорд был п о с т а в л е н в 1845 го ду при возведении ж и л о г о доходного д о м а № 3 1 / 3 4 на углу С а д о в о й и Гороховой (ныне у л и ц а Д з е р ж и н с к о г о ) улиц, п р и н а д л е ж а щ е г о купцу и ф а б р и к а н т у В. Г. Ж у к о ву 2. Ч е т ы р е х э т а ж н ы й дом, с п р о е к т и р о в а н н ы й архитекто ром Н. П. Гребенкой, был с о о р у ж е н под его руковод ством вчерне (без внутренней отделки) всего за 50 дней.

Р а с с к а з ы в а я о б этом, ж у р н а л « И л л ю с т р а ц и я » писал:

«9 августа этого года на углу С а д о в о й и Гороховой н а ч а ли л о м а т ь с т а р ы й каменный дом, а о к о л о половины ок тября на этом месте у ж е к р а с о в а л с я под к р ы ш е й новый каменный дом, в четыре э т а ж а, с п о д в а л а м и, и з я щ н о й, благородной архитектуры, словно в о л ш е б с т в о м создан ный к а п и т а л о м и с т а р а н и я м и Ж у к о в а и т а л а н т о м моло дого н а ш е г о а р х и т е к т о р а Н. П. Гребенки» 3. Н. П. Гребен ка приобрел многочисленную клиентуру: он построил и перестроил в П е т е р б у р г е десятки ж и л ы х домов, с т а в од ним из с а м ы х п о п у л я р н ы х а р х и т е к т о р о в - с т р о и т е л е й середины XIX века.

Увеличивающиеся темпы строительства доходных домов вели к с о к р а щ е н и ю числа о с о б н я к о в : предприим чивые люди с к у п а л и участки, з а н я т ы е о с о б н я к а м и, и з а страивали их м н о г о э т а ж н ы м и д о м а м и «под ж и л ь ц о в ».

Процесс вытеснения о с о б н я к о в доходными д о м а м и про исходил и по-другому: лицевой ф л и г е л ь, в ы х о д я щ и й на улицу, о с т а в а л с я о с о б н я к о м в л а д е л ь ц а, а В глубине учас тка возводили м н о г о э т а ж н ы е ф л и г е л я с к в а р т и р а м и, с д а ваемыми внаем, л и б о н а д с т р а и в а л и ж и л ы е э т а ж и н а д служебными постройками. З а т е м надстройки и пере стройки п р о д о л ж а л и с ь, пока в н у т р е н н я я ч а с т ь в л а д е н и я не п р е в р а щ а л а с ь в типичный доходный дом.

Н е м а л о е р а с п р о с т р а н е н и е, особенно в ц е н т р а л ь н ы х районах, получил и такой прием з а с т р о й к и, когда и «особняковая», и д о х о д н а я части з д а н и я строились од новременно,— типичным примером м о ж е т с л у ж и т ь рас смотренный нами в ы ш е (см. с. 234—237) собственный дом а р х и т е к т о р а А. И. Ш т а к е н ш н е й д е р а на М и л л и о н н о й улице.

Планировка доходных домов. В середине XIX века этот новый тип зданий — доходный дом «под ж и л ь ц о в » — стал п р и о б р е т а т ь свои специфические черты 4. С т р е м я с ь к повышению доходности участков, д о м о в л а д е л ь ц ы стали з а с т р а и в а т ь их все более плотно. У ж е в 1836 году сбор Д о м В. Г. Жукова.


А р х и т е к т о р Н. П. Г р е б е н к а, 1845 г. Ф а с а д и генеральный план участка.

Ц Г И А Л. Публикуется впервые.

ник «Статистические сведения о П е т е р б у р г е » о т м е ч а л, что доходные дома или растут в вышину, или р а с ш и р я ю т ся внутри своих дворов, которые от этого здесь б о л ь ш е ю частью тесны, не всегда доступны с в е ж е м у воздуху и не вполне о с в е щ а е м ы » 5.

П о м и м о лицевых корпусов, в ы х о д я щ и х ф а с а д а м и на улицу, в глубине у ч а с т к а, вплотную к его боковым грани цам, возводились внутренние д в о р о в ы е ф л и г е л я. Т а к воз никла п е р и м е т р а л ь н а я з а с т р о й к а участков, х а р а к т е р н а я д л я доходных домов у ж е в первой трети XIX века и ши роко п р и м е н я в ш а я с я в середине столетия.

На более просторных у ч а с т к а х кроме п е р и м е т р а л ь н о р а с п о л о ж е н н ы х флигелей стали возводить и поперечные флигеля. П е р в о н а ч а л ь н о е единое п р о с т р а н с т в о д в о р а д е л и л о с ь ими на отдельные з а м к н у т ы е д в о р ы н е б о л ь ш о г о р а з м е р а. Т а к были застроены, в частности, участки куп цов В. Г. Ж у к о в а на углу С а д о в о й и Гороховой улиц, 3 1 / 3 4 (архитектор Н. П. Г р е б е н к а ), и М е й н г а р д а на углу Садовой улицы и Т а и р о в а (ныне Б р и н ь к о ) переулка, 4 4 / 6 (архитектор А. И. Л а н г е, 1855—1856 гг.). На учас тках, п р о с т и р а ю щ и х с я внутрь к в а р т а л а, внутренние дворы подчас в ы с т р а и в а л и с ь в своего рода а н ф и л а д у, со единенную а р к а м и проездов.

П р а в и т е л ь с т в о, п ы т а я с ь хоть в какой-то мере регули р о в а т ь плотность застройки, в ы н у ж д е н о б ы л о ввести р я д ограничительных норм. Строительный устав, у т в е р ж д е н ный в 1857 году, т р е б о в а л :

«Во всяком отдельном участке д о л ж е н быть по край ней мере один двор, пространством не менее 30 кв. с а ж., причем н а и м е н ь ш а я ширина его д о л ж н а быть не менее 3-х с а ж., о с т а л ь н ы е дворы могут быть и менее 30 кв. с а ж., но д о л ж н ы с о о б щ а т ь с я п р о е з д а м и не менее 4,5 а р ш. с улицей или другими д в о р а м и.

Кроме обыкновенных д в о р о в д о з в о л я е т с я у с т р а и в а т ь исключительно д л я о с в е щ е н и я лестниц, коридоров, отхо жих мест, ч у л а н о в и т. п. помещений световые дворики.

Н а и м е н ь ш и й р а з м е р световых двориков, какой бы формы они ни были, д о л ж е н быть т а к о в, чтобы в его пло щ а д ь м о ж н о было вписать к в а д р а т в с а ж е н ь ».

Строительный у с т а в р а з р е ш а л с т а в и т ь м н о г о э т а ж н ы е каменные ф л и г е л я очень тесно: л и ш ь бы м е ж д у ними ос т а в а л о с ь р а с с т о я н и е не менее двух с а ж е н (т. е. 4 м 26 с м ). Совершенно очевидно, что т а к и е плотные нормы застройки противоречили т р е б о в а н и я м гигиены, но з а т о отвечали интересам домовладельцев. Тесные, плохо проветриваемые, полутемные д в о р ы - к о л о д ц ы стали ха р а к т е р н о й чертой многих доходных д о м о в капиталистиче ского П е т е р б у р г а.

В строительных п р а в и л а х были и т а к и е гуманные статьи, которые гласили, что « в о с п р е щ а е т с я у с т р а и в а т ь ж и л ы е э т а ж и с п о л а м и н и ж е поверхности т р о т у а р а », что «устройство приспособлений д л я ж и л ь я под к р ы ш а м и — на ч е р д а к а х в о с п р е щ а е т с я ». О д н а к о на деле эти требо в а н и я не с о б л ю д а л и с ь. П о д в а л ь н ы е и полуподвальные э т а ж и стали все ч а щ е з а с е л я т ь с я городской беднотой, а ч е р д а к и — п р и с п о с а б л и в а т ь с я под ж и л ы е м а н с а р д ы.

З а т о неукоснительно с о б л ю д а л о с ь правило, з а п р е щ а ю щ е е в стенах, р а с п о л о ж е н н ы х вдоль границ у ч а с т к а, ус т р а и в а т ь проемы, д а ж е если на соседнем участке стояли низкие строения. Т а к и е глухие, л и ш е н н ы е окон стены б р а н д м а у э р ы с т а н о в и л и с ь х а р а к т е р н о й чертой архи тектурного облика Петербурга.

П р о ц е с с у п л о т н е н и я з а с т р о й к и на п р о т я ж е н и и XIX ве ка шел н а р а с т а ю щ и м и т е м п а м и. Если в середине XIX ве ка у многих доходных д о м о в е щ е о с т а в а л и с ь относитель но просторные д в о р ы, то во второй половине столетия они стали быстро исчезать, их вытесняли г р о м а д ы внут ренних флигелей. Особенно высока б ы л а плотность за стройки в ц е н т р а л ь н ы х ч а с т я х П е т е р б у р г а : порою почти весь у ч а с т о к о к а з ы в а л с я з а н я т строениями, а в узкие д в о р ы - к о л о д ц ы едва п р о н и к а л солнечный свет.

И все же а р х и т е к т о р, п р о е к т и р о в а в ш и й дом, да и его з а к а з ч и к - д о м о в л а д е л е ц д о л ж н ы были в той или иной ме ре у ч и т ы в а т ь потребности ж и л ь ц о в. Это в ы н у ж д а л о ис к а т ь т а к и е п л а н и р о в о ч н ы е решения, в которых у д а в а л о с ь бы достигнуть компромисса м е ж д у интересами ж и л ь ц о в и интересами владельца. Таким образом, компоновка доходных домов с т и м у л и р о в а л а с ь р а з л и ч н ы м и тенденция ми: стремлением к ф у н к ц и о н а л ь н о й целесообразности, удобству, к о м ф о р т у и ж е л а н и е м д о м о в л а д е л ь ц а получить н а и б о л ь ш у ю прибыль. В некоторых а с п е к т а х эти тенден ции с о в п а д а л и : к о м ф о р т а б е л ь н ы е к в а р т и р ы с д а в а л и с ь к в а р т и р о н а н и м а т е л я м за б о л ь ш у ю плату. О д н а к о в ос новном эти тенденции о б ъ е к т и в н о противостояли друг другу, и их переплетение и противоборство п о р о ж д а л и многие п р о т и в о р е ч и я в архитектуре доходных домов.

П л а н и р о в к а к в а р т и р в доходных д о м а х о т л и ч а л а с ь б о л ь ш и м р а з н о о б р а з и е м. Д и а п а з о н их р а з м е р о в и их к о м ф о р т а б е л ь н о с т и был очень широк — от огромных « б а р с к и х » к в а р т и р до скромных к в а р т и р в одну-три ком наты.

З н а ч и т е л ь н у ю д о л ю с о с т а в л я л и к в а р т и р ы, рассчи танные на представителей «средних к л а с с о в », — в четы ре — шесть комнат. Р а з м е р ы и пропорции комнат в них были р а з л и ч н ы : от роскошных гостиных до узких клету шек и к а м о р о к. Л и ш ь редко у д а в а л о с ь д е л а т ь комнаты, по о ч е р т а н и я м близкие к к в а д р а т у ;

г о р а з д о ч а щ е с целью увеличения прибыльности к о м н а т ы в ы т я г и в а л и в глубину, что у х у д ш а л о их о с в е щ е н н о с т ь и воздухообмен.

В лицевых корпусах, в ы х о д я щ и х на улицу, р а з м е щ а лись большие многокомнатые к в а р т и р ы, р а с с ч и т а н н ы е на состоятельных ж и л ь ц о в. Одну из л у ч ш и х к в а р т и р здесь часто з а н и м а л а семья с а м о г о д о м о в л а д е л ь ц а. Б о л ь шие квартиры непременно имели д в е л е с т н и ц ы — п а р а д ную, вход на которую вел с улицы, и черную, в ы х о д я щ у ю во двор. В н а и б о л е е к о м ф о р т а б е л ь н ы х доходных д о м а х п а р а д н ы е лестницы нередко о ф о р м л я л и с ь очень н а р я д н о и обогревались каминами. Черные лестницы служили для подъема дров, ими п о л ь з о в а л а с ь прислуга, по ним прохо дили т о р г о в ц ы - р а з н о с ч и к и, полотеры и т. п. В б л и з и выхо дов на черные лестницы в к в а р т и р а х р а з м е щ а л и с ь кухни, комнаты прислуги, уборные. Т а к и м о б р а з о м, наличие двух лестниц п р е д о п р е д е л я л о с в о е о б р а з н о е з о н и р о в а н и е квартир, их р а з д е л е н и е на « б а р с к у ю » и х о з я й с т в е н н у ю зоны, причем в больших к в а р т и р а х « б а р с к а я » зона в свою очередь д е л и л а с ь на п а р а д н ы е к о м н а т ы, р а с с ч и т а н ные на прием гостей, и на ж и л ы е.

Во внутренних, д в о р о в ы х ф л и г е л я х, где р а з м е щ а л и с ь сравнительно н е б о л ь ш и е и более д е ш е в ы е к в а р т и р ы, ог р а н и ч и в а л и с ь устройством одной лестницы. Кухня, сану зел, к л а д о в ы е в т а к и х к в а р т и р а х р а с п о л а г а л и с ь вблизи входов.

В н у т р е н н я я структура доходных д о м о в д и к т о в а л а с ь особенностями с о ц и а л ь н о г о з а к а з а. С п е ц и ф и ч е с к о й чер той застройки П е т е р б у р г а было то, что не т о л ь к о в одном к в а р т а л е, но з а ч а с т у ю в одном и том же доме и р а з м е р ы квартир, и уровень их к о м ф о р т а б е л ь н о с т и были р а з н ы м и, рассчитанными на ж и л ь ц о в р а з н о г о д о с т а т к а. П л а н мно гоквартирного доходного д о м а и его в е р т и к а л ь н ы й архи тектурный р а з р е з с т а н о в и л и с ь с в о е о б р а з н о й х а р а к т е р и стикой социального р а з р е з а о б щ е с т в а : типы к в а р т и р и н а с е л я ю щ и е их ж и л ь ц ы с о о т в е т с т в о в а л и ступеням соци альной лестницы.

С л о ж и в ш а я с я в П е т е р б у р г е система з а с т р о й к и при вела к тому, что д а ж е в ц е н т р а л ь н ы х р а й о н а х города рядом с роскошными о с о б н я к а м и и доходными д о м а м и «под б а р с к и е к в а р т и р ы » н а х о д и л о с ь много ж и л и щ, пред с т а в л я в ш и х собой н а с т о я щ и е т р у щ о б ы. Их распростране нию с п о с о б с т в о в а л о и то, что нередко к в а р т и р о н а н и м а т е ли, с н я в к в а р т и р у у в л а д е л ь ц а д о м а, в свою очередь сда вали ее покомнатно своим п о с т о я л ь ц а м, о б р а щ а я собира емую с них плату в источник своих доходов. Т а к а я двой ная система найма могла п р е в р а щ а т ь с я в тройную, т а к как н а н и м а т е л ь к о м н а т ы мог с д а т ь «угол», получая день ги с «углового ж и л ь ц а » в свою пользу. Все это вело к по лному произволу в р а з м е р а х к в а р т и р н о й платы и созда в а л о невыносимые у с л о в и я, особенно д л я бедных и мно госемейных ж и л ь ц о в. В то же с а м о е время т а к а я система н а й м а п р и в о д и л а к с о в е р ш е н н о а н т и с а н и т а р н о й плотно сти з а с е л е н и я к в а р т и р доходных домов: ведь она не рег ламентировалась никакими законами, а увеличение количества ж и л ь ц о в приводило к увеличению доходов до мовладельца.

В середине XIX века в П е т е р б у р г е стали формиро в а т ь с я н а с т о я щ и е т р у щ о б н ы е районы — одно из самых х а р а к т е р н ы х и самых мрачных д е т и щ к а п и т а л и з м а. Эти р а й о н ы о х в а т и л и многие к в а р т а л ы м е ж д у « к а н а в о й » — так нелестно н а з ы в а л и в те годы п е т е р б у р ж ц ы Екатери нинский к а н а л (ныне к а н а л Г р и б о е д о в а ) — и Фонтанкой и перекинулись за Ф о н т а н к у, постепенно р а с п р о с т р а н я я с ь в сторону О б в о д н о г о к а н а л а. К в а р т а л ы здесь были плот но з а с т р о е н ы м н о г о э т а ж н ы м и доходными домами, причем многие к в а р т и р ы были з а с е л е н ы «комнатными» и «угло выми» ж и л ь ц а м и.

О том, каковы были ж и л и щ н ы е условия в домах та кого типа, свидетельствуют произведения многих писа телей тех лет. В качестве примера м о ж н о привести хотя бы описание д о м а, с т о я в ш е г о где-то вблизи Ф о н т а н к и, в котором жил Макар Д е в у ш к и н — герой романа Ф. М. Д о с т о е в с к о г о « Б е д н ы е люди». В доме, как и обыч но, две л е с т н и ц ы. Одна п а р а д н а я — « ч и с т а я, с в е т л а я, ши р о к а я, все чугун да красное дерево». И н а ч е в ы г л я д е л а ч е р н а я л е с т н и ц а : « в и н т о в а я, с ы р а я, г р я з н а я, ступеньки п о л о м а н ы и стены т а к и е ж и р н ы е, что рука прилипает, когда на них о п и р а е ш ь с я. На к а ж д о й п л о щ а д к е стоят сундуки, стулья и ш к а ф ы поломанные, ветошки р а з в е ш а ны, окна повыбиты;

л о х а н к и стоят со всякой нечистью, с грязью, с сором, с яичною скорлупою да с рыбьими пузы р я м и ;

з а п а х дурной... одним словом, нехорошо».

К в а р т и р а, в которой М а к а р Д е в у ш к и н снимает ком натку-конуру за кухней,— по его с л о в а м, «Ноев ковчег»:

она очень типична д л я п о л у т р у щ о б н ы х домов с много комнатными к в а р т и р а м и под «комнатных» и «угловых»

ж и л ь ц о в. « В о о б р а з и т е, примерно, д л и н н ы й коридор, совершенно темный и нечистый. По п р а в у ю его руку будет глухая стена, а по л е в у ю все двери да двери, точно номе ра, все т а к в р я д п р о с т и р а ю т с я (обычный д л я тех лет прием внутренней планировки доходного д о м а : темные коридоры проходят в д о л ь б р а н д м а у э р о в, к о м н а т ы выхо дят окнами во д в о р. — А. П.). Ну, вот и н а н и м а ю т эти но мера, а в них по одной к о м н а т е в к а ж д о м ;

ж и в у т в одной и по двое, и по трое». Причем это отнюдь не п р о л е т а р ская беднота, а люди «все т а к и е о б р а з о в а н н ы е, ученые.

Чиновник один есть (он где-то по л и т е р а т у р н о й ч а с т и ), человек начитанный... Д в а о ф и ц е р а ж и в у т и все в к а р т ы играют. М и ч м а н ж и в е т ;

а н г л и ч а н и н - у ч и т е л ь ж и в е т ». Что к а с а е т с я р а с п о л о ж е н и я комнат, то «оно — нечего ска зать,— удобно, это п р а в д а, но как-то в них д у ш н о, то есть не то чтобы оно п а х л о дурно, а т а к, если м о ж н о вы разиться, немного гнилой, остро-услащенный запах какой-то... Ч и ж и к и т а к и мрут. М и ч м а н уж пятого поку пает — не ж и в у т в н а ш е м воздухе, да и только» 6.

В архитектуре доходных д о м о в со всей достовер ностью и убедительностью о т р а з и л и с ь с о ц и а л ь н ы е про тиворечия эпохи — ив п л а н и р о в к е з д а н и й, и в у с и л и в а ю щ е м с я контрасте м е ж д у обликом л и ц е в ы х ф а с а д о в д о м о в и их « и з н а н к о й » — системой тесных д в о р о в - к о л о д ц е в.

А т а к к а к доходные д о м а с т а л и с о с т а в л я т ь б о л ь ш и н с т в о построек в П е т е р б у р г е XIX века, то п р и с у щ и е им архи тектурные особенности очень сильно п о в л и я л и на градо строительное р а з в и т и е города в целом, на э в о л ю ц и ю его общего а р х и т е к т у р н о - х у д о ж е с т в е н н о г о о б л и к а.

Новые приемы в компоновке ф а с а д о в доходных домов.

У с и л и в а ю щ е е с я внимание к ф у н к ц и о н а л ь н о й стороне архитектуры и общий, свойственный XIX веку «дух прак т и ц и з м а » стали все более о щ у т и м о в л и я т ь на архитекту ру доходных домов, в ы з ы в а я появление и р а с п р о с т р а н е ние р я д а новых композиционных и конструктивных прие мов — эркеров, окон увеличенных р а з м е р о в, ш и р о к и х витрин, перекрытых ж е л е з н ы м и б а л к а м и, и т. п. Многим из этих приемов с у ж д е н о было в д а л ь н е й ш е м получить очень широкое р а с п р о с т р а н е н и е и с т а т ь своего р о д а лейт мотивами архитектурной композиции городских мно гоквартирных домов.

Новые тенденции в п л а н и р о в к е и к о н с т р у и р о в а н и и м н о г о к в а р т и р н ы х ж и л ы х д о м о в с ы г р а л и в а ж н у ю роль в общем процессе х у д о ж е с т в е н н о й э в о л ю ц и и а р х и т е к т у р ы А. л. Пунин от к л а с с и ц и з м а к эклектике. Этот тип зданий с т а л наибо лее м а с с о в ы м в з а с т р о й к е П е т е р б у р г а — естественно, что приемы, в о з н и к а в ш и е в компоновке планов и ф а с а д о в до ходных д о м о в, быстро т и р а ж и р о в а л и с ь, существенно м е н я я о б щ у ю а р х и т е к т у р н у ю ф и з и о н о м и ю города.

Свойственное архитектуре позднего классицизма стремление к м о н у м е н т а л и з а ц и и и героизации архитек т у р н ы х о б р а з о в п р и в е л о к появлению в центре Петербур га в первой четверти XIX века р я д а доходных домов, ф а с а д ы которых были д е к о р и р о в а н ы колоннами и п и л я с т р а ми и з а в е р ш е н ы ф р о н т о н а м и, что п р и д а в а л о им облик, в ы з ы в а ю щ и й а с с о ц и а ц и и с о с о б н я к а м и и административ ными з д а н и я м и. Х а р а к т е р н ы й п р и м е р — у п о м и н а в ш и й с я в ы ш е дом К о с и к о в с к о г о ( у л и ц а Г е р ц е н а, 14;

см. с. 15—16).

М н о г о к о л о н н ы е портики и с к а ж а л и представление об истинной функции и внутренней структуре многоквартир ного д о м а, а г л а в н о е, у д о р о ж а л и з д а н и е и у х у д ш а л и его ф у н к ц и о н а л ь н ы е и э к с п л у а т а ц и о н н ы е качества.

З а к о н о м е р н о, что с 1830-х годов, когда начали ф о р м и р о в а т ь с я новые в з г л я д ы на ф у н к ц и о н а л ь н у ю сторо ну з о д ч е с т в а, в а р х и т е к т у р е доходных д о м о в стали возни к а т ь иные тенденции.

Вопросы экономичности в строительстве доходных д о м о в п р и о б р е т а л и особенно б о л ь ш о е значение и во мно гом п р е д о п р е д е л я л и х а р а к т е р архитектурной композиции ф а с а д о в. П о э т о м у в а р х и т е к т у р е доходных домов в пери од к р и з и с а к л а с с и ц и з м а р е з к о усилилось иное направле ние, которое о с н о в ы в а л о с ь на компромиссе м е ж д у эстети ческими н о р м а м и к л а с с и ц и з м а и стремлением д о м о в л а д е л ь ц е в получить н а и б о л ь ш и е доходы при наименьших затратах. Фасады домов декорировались предельно просто. При этом п р и с у щ и е к л а с с и ц и з м у у н и ф и ц и р о в а н ность и л а к о н и з м архитектурных форм о б о р а ч и в а л и с ь монотонностью: н а г л я д н ы м примером с л у ж а т д в а больших четырехэтажных дома, принадлежавших процветав шему к о м м е р с а н т у, коммерции советнику И. А. Ж а д и м и р о в с к о м у, — дом на углу н а б е р е ж н о й Мойки и Коню шенного переулка, 6 / 1, и соседний дом № 8 н а н а б е р е ж ной Мойки;

они были перестроены в 1842—1844 годах а р х и т е к т о р о м Е. И. Д и м м е р т о м (см. с. 2 2 ) 1.

О т х о д от а р х и т е к т у р н ы х приемов к л а с с и ц и з м а сти м у л и р о в а л с я не только о б щ е й эволюцией х у д о ж е с т в е н н ы х воззрений: в а ж н у ю роль с ы г р а л и те новые т р е б о в а ния и з а д а ч и, которые п р е д ъ я в л я л и с ь к архитектуре ж и л ы х д о м о в в с в я з и с развитием капиталистических отно шений и ф о р м и р о в а н и е м новых в з г л я д о в на функцио нальный аспект архитектуры.

Р а з в и т и е торговли привело к тому, что первые э т а ж и в ж и л ы х д о м а х на ц е н т р а л ь н ы х у л и ц а х П е т е р б у р г а все ч а щ е стали и с п о л ь з о в а т ь с я д л я р а з м е щ е н и я л а в о к и ма газинов. «В последнее в р е м я, — о т м е ч а л статистический справочник 1836 года,— получила ч р е з в ы ч а й н о е р а з в и т и е торговля в м а г а з и н а х, отчего в многолюдных у л и ц а х з н а чительная часть ж и л и щ о б р а щ а е т с я в л а в к и ;

в о з в ы ш а ю щ а я с я от сего цена к в а р т и р з а с т а в л я е т к л а с с ы менее до статочные и с к а т ь себе помещений или в строениях надво рных, или в п о д в а л а х, или переселяться в о т д а л е н н е й ш и е части города» 8.

Л а в к и и м а г а з и н ы в первых э т а ж а х стали х а р а к т е р ной чертой центра П е т е р б у р г а. Это новое явление, по р о ж д е н н о е бурным р а з в и т и е м т о в а р н о - д е н е ж н ы х отноше ний, имело в а ж н ы е последствия и д л я э в о л ю ц и и архитек туры, способствуя пересмотру п р е ж н и х композиционных приемов, р а з р а б о т а н н ы х к л а с с и ц и з м о м, и внедрению новых.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.