авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |

«БЛИЖНИЙ ВОСТОК И СОВРЕМЕННОСТЬ 27 27 Москва 2006 БЛИЖНИЙ ВОСТОК И СОВРЕМЕННОСТЬ 28 ...»

-- [ Страница 2 ] --

Традиция сохранялась, но одновременно она подверга лась существенной трансформации. Тому содействовали ве сомые обстоятельства – события 11 сентября 2001 г., дока завшие значительную вовлеченность саудовских граждан в международную террористическую деятельность, и последую щая активность моджахедов, апеллирующих к религиозной норме на территории самого королевства. Истеблишменту бросала вызов оппозиция, оправдывавшая свое существова ние обычным для государства мусульманским дискурсом, – на этот раз он был инструментом делегитимации режима. Отве чая на ее вызов, саудовский «правящий класс» ускорял, в том числе, и процесс политических реформ. Организуя муници пальные выборы, этот «класс», не переставая обращаться к традиции, создавал прецедент ее принципиальной коррекции.

I Длительность избирательной кампании свидетельствовала о серьезности и тщательности ее подготовки. В свою очередь, готовя эту кампанию, саудовский истеблишмент исходил из уже действовавшего в стране правового акта – принятого еще в 1977 г. (время правления короля Халеда бен Абдель Азиза) Закона о муниципальных и сельских административных обра зованиях.

Этот закон определял в первую очередь понятие «муници палитет» в контексте саудовских реалий. Речь шла о «юриди ческом лице (шахсыйя иъатибарийя), обладающем финансо вой и административной автономией и действующем в рамках предписанной ему сферы полномочий». Деятельность муни ципалитетов была подчинена министерству по делам муници пальных и сельских административных образований (Визара аш-шуун аль-балядийя ва аль-каравийя). Задача главы этого ведомства состояла в том, чтобы «в момент образования му ниципалитета назначить комитет, исполняющий функции и полномочия муниципального совета … и действующий в тече ние двух лет, вплоть до формирования муниципального сове та». В свою очередь, процесс формирования (призванного действовать в течение четырех лет) самого муниципального совета («высшей административной инстанцией» по отноше нию к которому объявлялось профильное министерство) все также определялся как сфера полномочий главы соответству ющего министерства.

В число этих полномочий входила и фиксация размера за работной платы членов муниципального совета. Министр определял число его членов (как минимум четверо, максимум – четырнадцать). Закон гласил, что половина членов муници пального совета должна избираться (на практике это положе ние никогда не претворялось в жизнь), а половина – назна чаться министром, основываясь «на деловых качествах (аль кифаа) и известности (аль-ахлийя) этих людей». В любом слу чае совет не мог рассматриваться в качестве сформированно го и действующего, если его члены не утверждены «распоря жением (карар) министра». Более того, все тот же министр «в случае необходимости» мог распустить совет.

В состав совета (вне зависимости от того, шла ли речь об избираемых или назначаемых членах) могли войти «саудовцы по крови или рождению, а также натурализовавшиеся граждане при условии, что с момента их натурализации прошло не ме нее десяти лет», если они достигли «возраста двадцати пяти лет». Всем этим людям следовало проживать в границах свое го муниципального образования в течение всего срока их пре бывания в должности депутатов совета. Они должны были быть грамотными, не являться банкротами и пользоваться уважением в обществе. Наконец, членами совета не могли быть лица, ранее судимые за совершение «преступлений про тив чести или достоинства (представителей саудовского «пра вящего класса» – Г.К.)».

Равным образом возможность членства в совете зависела и от того, «отстранялся» ли «в принудительном порядке» кан дидат на эту должность «от какой-либо иной работы на благо общества». Иными словами, отбор кандидатов на пост члена муниципального совета контролировался министерством внут ренних дел, что специально оговаривалось законом. Закон о муниципальных и сельских административных образованиях определял и другие условия членства в муниципальном сове те. Речь, в частности, шла о недопустимости для кого-либо из его депутатов «быть подрядчиком работ, выполняемых для муниципального совета» или «занимать пост» в руководстве компании, «имеющей отношение к деятельности муниципали тета». Контролировать выполнение этих двух условий также поручалось министерству внутренних дел.

Члены совета самостоятельно избирали своего главу (мэ ра) и его заместителя, утверждавшихся в дальнейшем «распо ряжением» министра по делам муниципальных и сельских ад министративных образований. После первых двух лет работы и тот, и другой должны были переизбираться.

Закон о муниципальных и сельских административных об разованиях, конечно же, определял и сферу полномочий муни ципального совета. Она включала «подготовку проекта муни ципального бюджета» и «проекта заключительной (по истече нии срока полномочий совета – Г.К.) сметы его финансовых расходов», передававшихся в дальнейшем на утверждение «специализированных органов государства», что, естественно, предполагало значительное расширение круга правитель ственных ведомств, призванных контролировать деятельность муниципального совета. Совет мог всего лишь предлагать «проекты развития муниципального образования и их техниче ское и архитектурное обоснование», а также «налоги, форми рующие бюджет муниципалитета».

Конечно же, совет пользовался большей автономией в том, что касалось его реальной деятельности на поприще раз вития руководимого им административного образования, – «поддержание чистоты», «прокладка коммуникаций», «осуше ние болот», «посадка деревьев для защиты от наступления песка», «контроль за деятельностью рынков и поступающей на них животноводческой и сельскохозяйственной продукцией», «создание скотобоен», «борьба с пожарами», «организация автомобильных стоянок», «охрана исторических и архитектур ных памятников», «поощрение культурной и спортивной дея тельности», а также «создание общественных парков». Тем не менее эта автономия распространялась на решение только технических вопросов, а не, например, финансовых. Наконец, муниципальный совет ни в коей мере не мог рассматриваться в качестве органа политики или идеологической деятельности, – он проводил курс государства, был жестко подчиненной ему структурой, когда решение даже технических проблем должно было всегда исходить из «духа норм и установок шариата».

II Итак, первые в саудовской истории муниципальные выбо ры должны были прежде всего исходить из основных положе ний Закона о муниципальных и сельских административных образованиях. Иными словами, речь вовсе не шла о радикаль ной коррекции его положений. Напротив, они едва ли не в пол ном объеме сохраняли свою силу. Вопрос касался и девятой статьи Закона об избрании половины членов муниципального совета, – саудовским гражданам предлагалось проголосовать только за половину членов новых муниципальных советов, вторая же их половина должна была по-прежнему назначаться.

Принятое в канун проведения избирательной кампании «рас поряжение Совета министров № 224» гласило: «Расширение участия граждан в деятельности органов местного самоуправ ления на основе выборов основывается на необходимости ак тивизации работы муниципальных советов в соответствии с Законом о муниципальных и сельских административных обра зованиях, провозглашающим избрание половины состава чле нов каждого совета».

Подчеркивая значение избирательной кампании, саудов ский истеблишмент был красноречив: «Выборы будут прохо дить на основе признанных во всем мире международных норм голосования. Они важны, поскольку общенародное участие в управлении муниципальными службами послужит делу коррек ции тех решений правительства, которые в большей мере, чем это было прежде, будут служить интересам гражданина. Это участие сделает гражданина, а не только официальные власти, ответственным за принимаемые решения. … В итоге высшие национальные интересы и интересы простых граждан страны станут окончательно совпадающими, что самым непосред ственным образом повлияет на процесс претворения в жизнь принципов справедливости и равенства, а также подчеркнет значение фактора общенационального единства».

Проведение кампании (как и подведение ее результатов) провозглашалось сферой деятельности министерства по де лам муниципальных и сельских административных образова ний. Под эгидой этого министерства (его возглавляет принц Мутаб бен Абдель Азиз ) должны были действовать формиро вавшиеся им же Центральная (ее председателем стал принц Мансур бен Мутаб бен Абдель Азиз ) и провинциальные изби рательные комиссии (их возглавляли губернаторы провинций).

Организуя подготовку выборов, министерство в течение 2004 г.

разработало постановления (в дальнейшем утвержденные Со ветом министров), дополнявшие распоряжение № 224 и вво дящие в действие Инструкцию по проведению выборов членов муниципальных советов, Инструкцию по организации дея тельности региональных избирательных комиссий, Инструк цию по организации избирательных кампаний и Инструкцию по организации деятельности комиссий по обжалованию итогов выборов.

В муниципальных выборах могли принимать участие (ко торое вовсе не рассматривалось «обязательным – ильза мий» ) все саудовские граждане мужского пола, достигшие возраста двадцати одного года по мусульманскому календа рю. Из числа избирателей исключались военнослужащие.

Право на участие того или иного гражданина страны в выборах (речь шла, конечно же, об определенном муниципальном обра зовании) зависело от ценза оседлости, составлявшего двена дцать месяцев постоянного проживания в пределах админи стративных границ того или иного муниципалитета на момент проведения выборов. В свою очередь, министерство по делам муниципальных и сельских административных образований специальным распоряжением утвердило границы избиратель ных округов, соответствующих существующим или вновь со здаваемым муниципальным образованиям. Оно же создало комиссии по регистрации избирателей в том или ином избира тельном округе и входящих в него избирательных участков, как и комиссии по подсчету голосов, в обязанность которых входи ла одновременно и регистрация кандидатов в депутаты. Нако нец, все то же министерство утвердило порядок проведения выборов, – они должны были проходить на основе прямого и тайного голосования. Каждому из зарегистрированных избира телей следовало лично прибыть на свой избирательный уча сток для того, чтобы отдать свой голос тому или иному канди дату в депутаты. Разумеется, на глубоких стариков или инва лидов это положение не распространялось, – они могли прого лосовать дома, получив переносную урну, доставленную одним из членов избирательной комиссии.

Связанные с проведением муниципальных выборов доку менты подчеркивали, что каждый саудовский гражданин мужско го пола имеет право выставить свою кандидатуру на выборах в органы муниципальной власти. Естественно, что потенциальный кандидат должен был удовлетворять требованиям, полностью соответствовавшим тем условиям членства в муниципальных советах, которые содержались еще в Законе о муниципальных и сельских административных образованиях. Эти условия были повторены в изданной министерством по делам муниципальных и сельских административных образований брошюре «Справоч ник кандидата», включая как положения о происхождении и возрасте, так и вопросы, связанные с запретом на вступление в финансовые или служебные отношения между кандидатом и муниципальными органами власти. Кроме того, эта же брошюра определяла порядок регистрации кандидата комиссией по под счету голосов, а также его доверенного лица из числа жителей соответствующего муниципального образования.

Другие же называвшиеся выше документы определяли по рядок проведения кандидатом его избирательной кампании. Из Инструкции по организации избирательных кампаний вытека ло, в частности, что каждый кандидат должен «лично (би сура фардийя)» вести свою избирательную кампанию. Это пред полагало недопущение возможности создания каких-либо бло ковых объединений кандидатов или «достижение ими прямого или косвенного взаимопонимания (тадамун мубашир ау гейр мубашир)» в ходе выборов. По согласованию с избирательной комиссией кандидат мог вывешивать в заранее определенных местах свои агитационные материалы, листовки или плакаты.

Он имел право публиковать программные документы в газетах и журналах (но не использовать в ходе предвыборной борьбы радио и телевидение), организовывать (в заранее определен ных избирательной комиссией местах) встречи со своими из бирателями. Однако при этом сама избирательная комиссия должна была относиться к кандидатам, соблюдая принцип их «равенства (мусават)», – в месте ее работы вывешивались одинаковые по размеру и типографскому оформлению биогра фии кандидатов, членам комиссии (выступавшим в качестве представителей государства) категорически запрещалось «оказывать прямое или косвенное содействие» тому или иному из конкурирующих между собой кандидатов. Наконец, «никакая государственная организация (джиха хукумийя), компания или предприятие, частью акций которых владеет государство», не могли в какой-либо форме оказывать «материальную или мо ральную помощь и поддержку» потенциальному депутату му ниципального совета.

Все это не означало, тем не менее, что кандидат не мог «воспользоваться (истиъана) по своему усмотрению (ли ман яраху)» помощью «лиц, предприятий или компаний» при усло вии, что он несет «личную ответственность» за возможные «недостойные действия (мухаляфа)» своих спонсоров. Кроме того, ему вменялось в обязанность предоставить «заявление об источниках получаемой им спонсорской помощи в регио нальную избирательную комиссию». Одновременно в ходе проводимой избирательной кампании кандидат был обязан «следовать законам и инструкциям, связанным с проведением выборов», «уважать общественную нравственность и ценности саудовского общества». Он обязан был вести «честную (ша рифа) конкурентную борьбу», предполагающую «ненанесение ущерба единству отечества и его безопасности», и «уважать права других кандидатов».

Расшифровывая мысль о «единстве отечества и его без опасности», цитируемый документ подчеркивал, что кандидаты или их доверенные лица не должны «разжигать конфессио нальную (таифий), племенную (кабалий) или регионалистскую (иклимий) рознь (фитна)». Им категорически запрещалось ис пользовать в ходе проведения избирательной кампании «ме чети, учебные заведения (дур аль-ильм), спортивные клубы, учреждения культуры, благотворительные общества и государ ственные органы власти» (как в равной мере «иностранные посольства и консульства, а также представительства между народных организаций»). Кандидатам запрещалось использо вать государственную символику (герб и флаг королевства, символы государственных учреждений), а также какие-либо образы религиозного и исторического характера, имена, порт реты или фотографии политических деятелей прошлого и настоящего. Конечно же, цитируемая Инструкция по организа ции избирательных кампаний требовала от кандидата «не до пускать предоставления подарков (хиба) или содействовать в получении места работы» его избирателям. Разумеется, в день проведения выборов любые формы пропагандистской дея тельности запрещались.

Статья 24 Инструкции по проведению выборов членов му ниципальных советов предусматривала создание комиссий по обжалованию итогов выборов. Последовавшая за ней Инструк ция по организации деятельности этих комиссий определяла сферу их полномочий, включавшую «заслушивание претензий сторон, заявляющих об ущемлениях (тазаллюмат) их прав в ходе избирательной кампании», «получение необходимой ин формации по этому поводу от заинтересованных структур», «за слушивание точки зрения глав или представителей избиратель ных комиссий по этим вопросам» и, наконец, «вынесение реше ния» и «отмену результатов голосования» в случае, если пре тензия «ущемленной» стороны будет доказана. Решение ко миссий по обжалованию, непосредственно подчиненных мини стру по делам муниципальных и сельских административных образований, должно было рассматриваться как «окончатель ное» и «не подлежащее дополнительному рассмотрению». Если комиссия принимала решение об отмене результатов выборов в соответствующем избирательном округе, то в нем должны были состояться повторные выборы.

Усилиями Центральной избирательной комиссии были подготовлены и изданы необходимые для проведения кампа нии брошюры, содержавшие основные законодательные поло жения, касавшиеся действий кандидатов в депутаты, порядка проведения выборов, а также порядка работы избирательных комиссий. Среди них, в частности, уже цитировавшийся выше «Справочник (Далиль) кандидата». Кроме него, в число этих материалов входили также «Справочник по проведению выбо ров в муниципальные советы» и «Справочник избирателя».

23 Первая из этих двух брошюр содержала определение це лей муниципальных выборов, а также описание этапов избира тельной кампании (регистрация избирателей, регистрация кан дидатов в депутаты, предвыборные кампании кандидатов, го лосование, подсчет голосов и обнародование результатов вы боров). Она же рассказывала и о деятельности комиссии по обжалованию. Некоторые ее положения достойны цитирования не столько потому, что они несут в себе ранее неизвестную информацию (впрочем, если речь шла о саудовском избирате ле, то он, житель страны, где впервые проводились пусть и ча стичные выборы в местные органы власти, такую информацию, конечно же, получал), сколько потому, что они подтверждают, что в ходе выборов ранее сложившаяся традиция взаимоотно шений власти и подданных действительно корректировалась.

Популяризируя идею выборов, составители этих брошюр вы ражали точку зрения национального истеблишмента, содер жавшую мысль о необходимости осуществляемой коррекции.

Более того, отказываясь законодательно закрепить положение об обязательности регистрации граждан в составляемых изби рательными комиссиями списках, саудовский истеблишмент сознательно обращался к политически активной (и молодой) страте национального социума.

«Справочник по проведению выборов в муниципальные со веты» подчеркивал, в частности, что «избирательная кампания кандидата в депутаты значима не только для него, но и для из бирателя. Эта кампания дает избирателю возможность (фурса) решить, кто из кандидатов является наиболее подходящим для того, чтобы занять место в муниципальном совете. Тем самым, решая судьбу того или иного кандидата, избиратель решает и свою дальнейшую судьбу, судьбу своего муниципального обра зования и всего отечества». Или, например: «День голосования является наиболее важным среди остальных этапов избира тельной кампании. В этот день избиратель, отдавая свой голос тому или иному кандидату, решает, как будет развиваться его страна». В свою очередь, «Справочник избирателя» содержал информацию о порядке регистрации будущих участников голо сования, о цензах, определяющих возможность регистрации и последующего голосования, а также о порядке регистрации пре старелых и инвалидов. Описывая, разумеется, сухие фор мальные действия, он тем не менее постоянно подчеркивал важность избирательной процедуры для «сохранения нацио нального единства» как основы «будущего страны».

Наконец, каждая провинциальная избирательная комиссия публиковала собственные документы (основанные на законах, распоряжениях и инструкциях вышестоящих органов). Это был в первую очередь справочник избирательных участков (того или иного муниципального округа). Название такого справочника обязательно содержало в себе наименование соответствующего административного образования и дату проведения муници пальных выборов – «1425 г. Хиджры (2005 г. Р.Х. – Г.К.)».

Каждый из этих справочников открывался предисловием региональной избирательной комиссии, в котором обязательно подчеркивалось значение избирательной кампании как эле мента «расширения участия граждан в управлении королев ством и принятии политического решения». Далее следовали ответы на наиболее часто задаваемые избирателями вопросы, например: «Что такое муниципальный совет?», «В чем состоит значение муниципальных выборов?», «Что я должен сделать, прибыв в центр регистрации избирателей?», «Кто такой канди дат в депутаты?», «Могу ли я несколько раз зарегистрировать ся в качестве избирателя в Эр-Рияде или в пределах террито рии королевства?». Эти ответы сопровождали графическое изображение этапов избирательной кампании, схема кварта лов города и их распределение по избирательным участкам и адреса этих участков, чаще всего располагавшихся в зданиях школ, общественных библиотек и факультетов университетов.

Наконец, справочник завершался цветными планами тех ча стей города, где располагались избирательные округа.

III Саудовские муниципальные выборы вновь подтвердили ограниченность развивающегося в королевстве процесса полити ческих реформ. Следуя за известным американским политоло гом, стоило бы заметить, что если королевство и движется в направлении демократических перемен, то местная демократия – «нелиберальна – illiberal». Тем не менее, признавая его движе ние в этом направлении, нельзя не отметить принципиально важ ное обстоятельство, связанное с саудовскими муниципальными выборами. Речь идет об ожесточенной предвыборной борьбе многочисленных кандидатов в депутаты муниципальных советов, – с одной стороны, как и об очевидно высокой для, казалось бы, патриархального, религиозного и традиционного общества доле участия избирателей в прошедшей кампании, – с другой. Оба этих обстоятельства требуют внимательного рассмотрения.

Муниципальные выборы, как доказывают связанные с их организацией документы, как, собственно, и функциональные обязанности саудовских муниципалитетов, абсолютно далеки от политики. Депутаты нынешних муниципальных советов за няты только той деятельностью, которая, в лучшем случае, может быть названа «сферой коммунального хозяйства».

Впрочем, это было известно еще тогда, когда они только вы ставляли свои кандидатуры на занимаемые ими ныне посты.

Тем не менее это обстоятельство ни в коей мере не помешало многим представителям саудовского «образованного класса»

предложить себя в качестве людей, стремящихся немедленно заняться этим «коммунальным хозяйством».

Кто были эти люди, и с какими программами они обраща лись к своим избирателям?

Возраст подавляющего большинства кандидатов колебал ся от 30 до 50 лет. Они были образованы (и скорее всего, по настоящему амбициозны). Тому лишь несколько примеров, ограниченных (в силу технических причин) только столичными кандидатами в депутаты.

Доктор Ибрагим бен Хамад Аль-Куайид – кандидат в депу таты по шестому избирательному округу (кварталы Ад-Дира, Арка, Аль-Маазар и Атика) Эр-Рияда. Свою докторскую сте пень (специальность «методика преподавания английского языка») он получил в университете штата Индиана (США).

Его «послужной список (сира – curriculum vitae)» сообщал, что он возглавляет административный совет группы «Аль-Маарифа (Знание)», в состав которой входит и Центр переводов «Аль Куайид». В рамках этой группы И.Х.Аль-Куайид выступает в ка честве организатора курсов по подготовке кадров управленцев, нуждающихся в повышении квалификационных навыков, свя занных с английским языком, «мастерских (workshops) перево да» прежде всего технических текстов. Одновременно он руко водит магистрантами и бакалаврами, представляющими раз личные саудовские университеты и специализирующимися в области перевода с английского языка. Естественно, что он участник различных научных конференций и конгрессов (как саудовских, так и зарубежных), посвященных проблемам его профессиональной деятельности. Иными словами, И.Х.Аль Куайид – успешный предприниматель (оказывающий спонсор скую поддержку, в том числе, и некоторым благотворительным центрам, помогающим инвалидам), исследователь и препода ватель (доцент кафедры английского языка Эр-риядского уни верситета им. короля Сауда).

Его предвыборная программа разворачивалась под лозун гом: «Открытый человек, открытое сердце, стремление слу жить (Инсан мафтух, кальб мафтух, хамас лиль хидма)».

И.Х.Аль-Куайид обещал своим избирателям «улучшить сферу обслуживания», «обратить особое внимание на развитие транс порта для перевозки школьников», «озеленить» кварталы, вхо дившие в его округ, «добиться усиленного контроля за прода ваемыми в магазинах продуктами питания, а также за ценами на эти продукты». Он собирался «пополнить библиотеки мече тей, где собираются старики и молодежь», «содействовать раз витию спорта и культуры как орудия противодействия росту по требления наркотиков и других проявлений недостойного пове дения молодежи», «создать больше мест отдыха, включая об щественные парки, и развлечений для молодежи и семей с ограниченным доходом», «развивать систему помощи инвали дам». И.Х.Аль-Куайида интересовали вопросы «контроля над средствами из муниципального бюджета», как и создание «спе циального бюджета для избирательного округа». В центре его внимания была и проблема занятости молодежи, – ее следовало «трудоустроить в рамках приносящих прибыль проектов». Он со бирался содействовать «развитию ремесленного производства», снижать уровень «бюрократизма в деятельности муниципаль ных органов». Наконец, его волновали вопросы экологии и со хранения архитектурного наследия.

На том же шестом участке свою кандидатуру в депутаты муниципального совета выставлял и Абдель Рахман бен Ха мад бен Абдалла Аль-Хумайди – доцент кафедры управления того же столичного университета им. короля Сауда. Лозунгом его избирательной кампании было: «Саудовские выборы – опыт реформирования личности (Аль-Интихабат ас-саудийя – таджруба исляхийя затийя)». Предлагая своим избирателям программу, во многом идентичную той, которую выдвигал и его соперник, А.-Р.Х.А.Аль-Хумайди вместе с тем считал необхо димым сказать своим избирателям, что происходящие в коро левстве политические реформы «отвечают чаяниям граждан».

Тем не менее, чтобы эти реформы стали успешными, «обще ство должно быть готово к переменам». Более того, подчерки вал этот кандидат, в интересах граждан политические рефор мы «должны быть последовательными и эволюционными (та таввурийя), лишь так их сможет принять обычный человек, осознающий неизбежность задачи общественной перестрой ки». Однако же, по словам А.-Р.Х.А.Аль-Хумайди, саудовское политическое руководство в большей мере, чем саудовские граждане, проявляет «настойчивость в деле выдвижения ре форматорских проектов», стремясь «обеспечить участие всей нации в принятии решения и содействовать развитию процесса социальной мобильности в направлении создания высших форм гражданского общества (аль-муджтамаа аль-маданий)».

Чем руководствовался этот кандидат, подчеркивая боль шую заинтересованность саудовского «политического класса»

(а не самого социума) в политическом реформировании?

А.-Р.Х.А.Аль-Хумайди считал, что граждан не характери зует «высокая активность (хамас) в деле регистрации в каче стве избирателей или кандидатов в депутаты». По его мне нию, они «пассивны», хотя «государство создало избиратель ные округа в большинстве кварталов Эр-Рияда и развернуло широкую пропагандистскую кампанию с тем, чтобы подтолк нуть своих граждан воспользоваться открывшимися перед ними горизонтами». Государство же, подчеркивал он, осозна ет, что «саудовское общество готово к новым, инициирован ным им модернизационным (тахдисийя) переменам». В усло виях, отмечал А.-Р.Х.А.Аль-Хумайди, когда саудовский соци ум и государство более чем когда-либо ранее, ощущают единство своих целей и чаяний, «было бы странно, было бы доказательством шизофрении отказывать государству в по мощи и не пойти на выборы как части осуществляемого госу дарством реформаторского проекта».

Д-р Малек бен Ибрагим бен Аш-Шейх Насыр Аль-Ахмед был кандидатом в депутаты эр-риядского муниципалитета от третьего избирательного округа (квартал Аль-Урейджа). Он со общал о себе, что окончил инженерный факультет университе та им. короля Сауда в Эр-Рияде, получил магистерскую сте пень (специальность – «инженерия») в Великобритании и за нимает пост доцента кафедры инженерного дела в том универ ситете, который он окончил. Кандидат подчеркивал также, что наряду с преподавательской деятельностью занимается консультированием министерства водных ресурсов, саудов ской службы электрификации, компаний АРАМКО и Сабек.

Кроме того, послужной список М.Аль-Ахмеда включал в себя упоминания о том, что этот кандидат является членом париж ской Всемирной Ассоциации журналистов, членом Ассоциации издателей газет в регионе Залива, издателем, менеджером и главным редактором трех саудовских изданий – журналов «Аль-Усра», «Санин» и «Шабаб», принимал участие во «многих научных конференциях, семинарах и конгрессах», а также опубликовал «несколько научных работ, посвященных вопро сам журналистики». Итак, вновь успешный предприниматель и представитель академического мира.

Его предвыборные лозунги включали в себя: «Да – правам людей! (Наам ли хусуль ан-нас аля хукукихим!)», «Да – улуч шению работы муниципалитета! (Наам ли таяссур аль муамалят фи аль-балядийя!)», «Да – расширению муници пальных служб! (Наам ли таусиа хадамат аль-балядийя!)», «Да – большей доле молодых сотрудников муниципалитетов!

(Наам ли таузыф акбар ли аш-шабаб фи аль-балядийят!)» и, наконец, «Да – реальной и позитивной роли муниципалитетов!

(Наам ли даур хакикий ва иджабий лиль балядийят!)». Пред выборная программа М.И.Ш.Н. Аль-Ахмеда была также оформлена как совокупность лозунгов, называвшихся «Точка зрения участника выборов (Ар-Руайя аль-интихабийя)».

Его предвыборные обещания мало чем отличались от тех, которые высказывал И.Х.Аль-Куайид (иного быть и не могло в силу специфики муниципальной работы), но порой были сфор мулированы более четко: «Мы стремимся к тому, чтобы фи нансовые доходы муниципалитета в максимально большей степени служили интересам граждан». Порой в эти обещания вносились новые оттенки: «Объединим усилия ради безопас ности на дорогах», «объединим усилия для того, чтобы строи тельство в квартале лучше планировалось, обеспечим непри косновенность жилищ от краж и безопасность детей», «мы стремимся к тому, чтобы граждане могли строить многоэтаж ные жилища», «мы стремимся к тому, чтобы при развитии квартала на его территории выделялись площадки под строи тельство учреждений здравоохранения, образования и обще ственно значимых социальных нужд».

Порой депутаты строили свои предвыборные кампании, выделяя в своих программах определенное направление своей деятельности. Так поступил, например, соперник М.Аль Ахмеда по четвертому избирательному округу Абдалла бен Саад Абу Хаймад, доцент технического факультета универси тета им. короля Сауда и выпускник университета штата Огайо, подчеркивавший, что приоритетным направлением его буду щей депутатской деятельности станет воспитание «нового по коления молодежи, активно участвующего в процессе созида ния и обновления отечества». Действуя под лозунгом «Я со зидаю реальность, а не раздаю иллюзорные обещания (Аджъаляху вакиъийян ля вуъудан вахмийя)», он обещал от крыть в своем квартале молодежный клуб, основой деятельно сти которого должна была стать «исламская специфика».

Наряду с этим он, разумеется, говорил о проблемах пожилых, о борьбе с наркотиками, о расширении помощи нуждающимся, внимании к «семьям с ограниченными доходами», как и в це лом о развитии системы социальных служб в квартале.

Итак, пример всего лишь четырех депутатов и их программ.

Еще в ноябре 2004 г., характеризуя будущие выборы, жи вущий в Лондоне политический аналитик саудовского проис хождения Зияд Ас-Салих подчеркивал, что программные уста новки кандидатов «должны быть приемлемы как с точки зрения закона, так и находиться в центре общественного внимания».

Иными словами, по его мнению, кандидат станет «приводным ремнем между избирателями и государством». И далее З.Ас Салих подчеркивал: «Уже сегодня можно определить те про блемы, которые, видимо, станут основными для любой пред выборной программы любого из будущих кандидатов. Они, несомненно, будут касаться безработицы в молодежной среде и трудоустройства молодежи. Среди них будут присутствовать … идеи, связанные с образованием, а также с расширением сферы участия граждан в социальном развитии. Каждый из кандидатов будет говорить о чистоте города или квартала, а также о развитии инфраструктуры. Каждый из них включит в свое программное заявление мысль о снижении цен на элек троэнергию, воду и телефон, поскольку это волнует каждую саудовскую семью с ограниченными доходами. Наконец, каж дый из них будет обращать внимание своих избирателей на распространение наркотиков и рост преступлений, связанных с кражами, или, иными словами, он непременно затронет вопро сы безопасности, экологии и охраны окружающей среды». По сути дела, цитировавшиеся выше программные документы кандидатов, ни в коей мере не выходя за рамки закона, дей ствительно обращались к реальным нуждам граждан.

Это характерно не только для программ столичных канди датов, но и кандидатов в провинциальные органы муниципаль ной власти. Число претендентов на депутатские посты всех уровней (в столице и провинциях) было огромно. Как сообщала газета «Ар-Рияд», в эр-риядском квартале Ар-Руэйда на четыре депутатских места претендовало 20 кандидатов. В админи стративно подчиненной столице провинции Эр-Рияд на 38 депу татских мест в муниципальных советах претендовало более 1800 кандидатов. В городе Хуфр Аль-Батын (Восточная провин ция) за пять депутатских мест конкурировали 86 кандидатов. На шесть депутатских мест в городке Аль-Хафджи (в прилегающей к Ираку провинции Северные границы – Аль-Худуд аш-шималийя) были выдвинуты кандидатуры 57 человек. Не менее значитель ным было число кандидатов в западных провинциях страны: на семь депутатских мест в муниципальном совете Медины пре тендовал 371 кандидат, а на равное количество депутатских мест в Джидде – 500. В провинции Аль-Кусейм (центральная часть Саудовской Аравии) число кандидатов составляло 979 на 61 место в местных муниципальных советах. Наконец, в Мекке на 7 мест в городском муниципальном совете претендовало 600 кандидатов. Стоило бы добавить, что и в сельских изби рательных округах число кандидатов на одно место не опуска лось ниже пяти-шести человек.

Первые саудовские муниципальные выборы продемон стрировали значительную активность избирателей. Количества избирателей, принявших участие в голосовании в провинции Эр-Рияд, составило 104 тыс. чел. от общего количество заре гистрированных – 150 тыс. чел. или около 70%. Если в самой столице доля участвовавших в выборах составила 65%, то в административно подчиненной ей провинции она колебалась от 79,5% до 85%. Доля участвовавших в голосовании жителей Мекки составляла около 60% (30135 избирателей от общего числа зарегистрированных 17871 чел.). В свою очередь, эта до ля повышалась в провинции, административным центром кото рой является этот город – почти 77% или 1856 чел. из 2427 за регистрированных. В провинции же Аль-Кусейм эти цифры составляли 79,7% (42290 из 53060 избирателей). В Медине процент участия составил 74%, в Янбо (запад страны) – 70%, в провинции Северные границы – 87%. Наконец, в городах Во сточной провинции королевства (Даммам, Дахран) доля уча стия зарегистрированных избирателей в голосовании колеба лась от 65 до 72%, все так же повышаясь в сельских насе ленных пунктах и небольших городах.

IV Стоило бы вновь поставить вопрос о том, кто стал новы ми депутатами саудовских муниципалитетов, дополнив его вопросом о том, как проходила избирательная кампания. От веты на них существенны в силу того, что они могут дать представление о тех, кто стремится стать частью политиче ской элиты королевства, заняв место в системе государ ственного управления, что, видимо, в конечном итоге превра тит их в реальный элемент национального «правящего клас са», способного (в определенной мере) составить новый центр, воздействующий на принятие политических решений. В свою очередь, анализ форм и методов ведения избиратель ной кампании поможет понять, насколько саудовское обще ство готово принять этих людей или, говоря иначе, насколько оно предрасположено к углублению инициируемых государ ством политических реформ. В конце концов, консервативно охранительный характер действий государства в этой сфере может рассматриваться и как часть проводимого нынешним «правящим классом» важного «эксперимента», позволяющего этому «классу» понять, в какой мере его действия адекватны развивающимся в стране событиям.

Вместе с тем существовал и еще один аспект темы сау довских выборов, который, казалось бы, не связан с пробле мой жесткого государственного контроля над их проведением.

Цитировавшиеся выше слова одного из эр-риядских кандида тов в депутаты столичного муниципального совета (им был А. Р.Х.А.Аль-Хумайди, говоривший, в том числе, и о необходимо сти формирования в стране «гражданского общества») не мо гут рассматриваться как всего лишь предвосхищение жела тельности развития событий в определенном направлении.

В канун начала первого этапа избирательной кампании группа саудовских интеллектуалов создала Координационный совет контроля над выборами (Аль-Маджлис ат-тансикий ли мура каба аль-интихабат), включивший в свой состав двенадцать активистов, представлявших Национальный комитет прав человека, Ассоциацию саудовских журналистов, Саудов скую ассоциацию информации и коммуникаций, Саудовскую ассоциацию управления, Саудовскую ассоциацию геогра фов, Саудовскую ассоциацию экономистов и Саудовскую ассоциацию юристов.

Разумеется, этот Совет (как и все представленные в нем организационные структуры) мог стать реальностью королев ства только после январской встречи 2003 г. принца Абдаллы с представителями местной интеллигенции. Более того, Совет не мог бы возникнуть, если бы не позитивная позиция ис теблишмента, занятая им в связи с инициативой его формиро вания и осуществлявшейся им деятельности (в частности, ор ганизация мастерских и семинаров для кандидатов и избира телей). Конечно же, деятельность Координационного совета была связана, в первую очередь, с разъяснением основных положений официальных документов, определявших порядок проведения избирательной кампании, но также и с анализом опыта выборов на Западе.

Саудовский «образованный класс» в максимально воз можной степени стремился использовать вновь возникшую в стране ситуацию для того, чтобы заявить (пусть пока очень скромно) о своих предпочтениях, как и о своем стремлении действовать в интересах реализации этих предпочтений. Во всяком случае, еще накануне начала избирательной кампании один из (будущих) членов Координационного совета контроля над выборами и председатель административного совета Сау довской ассоциации информации и коммуникаций Али бен Шуэйль Аль-Карни заявил, что члены руководимой им обще ственной организации стремятся к «реализации инициирован ных правительством общенациональных реформ, которые от вечают устремлениям каждого гражданина страны, созидая современное государство, соответствующее духу нынешнего двадцать первого столетия».

Избирательная кампания действительно демонстрировала высокую степень участия саудовского «образованного класса»

в процессе политических реформ. Однако кто представлял этот «класс» в ходе состоявшихся выборов? Насколько выход цы из его рядов оказывались свободны от традиционных пред ставлений породившего их социума?

Результаты выборов в Эр-Рияде (первый этап избира тельной кампании) четко продемонстрировали, кому отдано предпочтение избирателей. Самому молодому среди семи победителей на выборах в столичный муниципальный совет (этот список включал и И.Х.Аль-Куайида) было 42 года, а са мому старшему – 54. Пять новых депутатов этого совета (один из них «предприниматель») имеют докторские степени (специальности – «технические науки», «гражданская инже нерия», «мусульманская цивилизация», «управление» и «об разование»), а еще один – диплом выпускника университета (им. короля Сауда в Эр-Рияде). Все обладатели докторских степеней получили их за рубежом, в университетских цен трах США и Великобритании. Наконец, седьмой из вновь ставших депутатами столичных победителей – «преподава тель и имам-хатыб».

Трое (кроме И.Х.Аль-Куайида) обладателей докторских степеней были сотрудниками различных государственных учреждений. Так, Сулейман Ар-Рашуди работал помощником генерального директора Института исследований в области ядерной энергии Центра (мадина) науки и техники им. короля Абдель Азиза. Омар Басудан исполнял обязанности генераль ного директора Центра профессиональных исследований Ин ститута технико-профессиональной подготовки. Абдель Азиз Аль-Умри был преподавателем столичного Исламского уни верситета им. имама Мухаммеда бен Сауда, а ранее занимал должность заместителя директора Института исламских ис следований в Вашингтоне. Обладатель же диплома выпускника университета (специальность «гражданская инженерия») Тарик Аль-Касби был сотрудником частной кампании «Делла Аль Барака», занимающейся подрядными работами в сфере строи тельства. Обращение всех семи новых депутатов столичного муниципального совета к религиозной легитимации своих из бирательных кампаний представляло собой неотрицаемую ре альность. Достаточно подчеркнуть лозунг, объединивший всех победителей: «Отдадим голоса тому, кто учился по Книге (Ко рану – Г.К.)!».

Итоги второго этапа избирательной кампании – выборы в Восточной провинции всего лишь повторяли столичную ситуа цию. Абсолютное большинство победивших там кандидатов (более ста) – речь шла прежде всего об основных городах этой провинции Даммаме и Дахране – были выходцами из рядов «образованного класса». Это естественно, поскольку этот сау довский регион – основная зона нефтедобычи и нефтеперера ботки. 95 этих победителей имели докторские степени (основ ная специальность – «технические науки») и были выпускника ми западных университетских центров. Все они работали на государственных или частных предприятиях и в компаниях.

Тем не менее предвыборные лозунги победителей чаще всего «представляли собой айяты Священной Книги, адаптирован ные к задаче защиты окружающей среды, обеспечению без опасности граждан и борьбе с молодежной преступностью».

Семь победителей на выборах в муниципальный совет Медины представляли в первую очередь «академическую сре ду (академийун)» (так их определяет фиксируемое прессой саудовское общественное мнение): из четверых двое препода вателей местного Исламского университета (профессор шари ата и профессор богословия), заведующий отделом внешней информации в городском представительстве министерства культуры и информации, а также детский врач. Кроме них, в списке победителей двое служащих – сотрудник Издательского центра Священного Корана им. короля Фахда и заведующий отделом бронирования билетов в городском представитель стве компании «Саудовские воздушные линии». Наконец, в этом списке присутствовал молодой предприниматель (рад жуль аъамаль шабб).

Любопытен уровень поддержки местными избирателями того или иного претендента на пост члена муниципального со вета. Наибольшее число голосов получил заведующий отде лом бронирования (6720), за ним следовали детский врач (5901) и молодой предприниматель (5723). Представители же «академической среды» получили, соответственно, 4305 и 3751 голос (преподаватели университета) и 3908 голосов (со трудник Издательского центра). Существенно и место нахож дения избирательных участков, где баллотировались те или иные победившие кандидаты, – центральные районы города с расположенными религиозными святынями и окраины Медины или прилегающие к этому городу поселки избрали представи телей «академической среды». В формальном отношении под держка тех, кто в качестве своей сферы деятельности избрал преподавание специфических дисциплин, характеризовала только жителей определенных городских кварталов, где, есте ственно, сосредоточены учреждения (в том числе и универси тет), связанные с религией. Казалось бы, что чем более изби ратели были удалены от центра города, тем в большей мере их интересовали «земные» проблемы.

Тем не менее каждый из представителей «нерелигиозных»

профессий (впрочем, это относилось и к каждому из не добив шихся победы кандидатов) в ходе своей избирательной кампа нии подчеркивал «святость» Медины, акцентировал свое му сульманское происхождение и обещал в случае своей победы «неизменно придерживаться норм шариата» в ходе своей бу дущей деятельности. А молодой предприниматель, встречаясь со своими избирателями, подчеркивал, что «только следова ние шариатским нормам» позволило ему стать «успешным бизнесменом». Всех победителей выборов в Медине объеди няла приверженность религиозной догме. Различие между ни ми состояло лишь в том, что если одни посвятили следованию ей свою жизнь, то другие отчетливо понимали, что, не под тверждая своей веры, они никогда не смогут добиться успеха.

Ситуация в Мекке была, по сути дела, идентична той, ко торая сложилась в Медине. Семь победителей в ходе выбо ров в местный муниципальный совет все так же представляли «академическую среду» (четверо преподавателей местных университетских центров, специализирующихся на чтении ре лигиозных дисциплин) и трое предпринимателей. Комменти руя их победу, саудовские политические аналитики отмечали, что мекканские предприниматели смогли завоевать поддерж ку избирателей потому, что следовали исламской доктрине и были выпускниками западных университетов, получившими докторскую степень.

В свою очередь, ситуация в провинции Аль-Кусейм, где в течение всего 2004 – начала 2005 гг. происходили наиболее значительные и ожесточенные столкновения между силами государственной безопасности и сторонниками «заблудшей секты», имела собственную специфику. Практически все побе дившие кандидаты в этой провинции (61 чел.) были молодыми служащими государственных учреждений (в списке победите лей присутствовал только один предприниматель). Речь шла о людях, получивших образование в первую очередь в саудов ских университетах. Их возраст колебался между 30 и 35 года ми. Они, как подчеркивалось в их программах, руководствова лись «положениями благородного шариата», но были катего рическими противниками антисистемной оппозиции. Не прихо дится говорить, что эта группа нынешних депутатов муници пальных советов – часть национального «образованного клас са». Однако эта часть своеобразна: она представляет собой тот элемент саудовской интеллигенции, который отнюдь не ви дит себя сторонником выходцев из «академической среды» – институционализированных улемов (ни один из них в этой про винции не добился победы).

Ход предвыборной кампании в Джидде – крупнейшем цен тре саудовской экономической жизни был, по всей видимости, центральным элементом избирательной кампании. В этом го роде основными союзниками представителей «академической среды» выступали коммерсанты (туджджар). Еще накануне проведения там избирательной кампании местные аналитики подчеркивали, что в силу особого хозяйственного статуса Джидды «в существующих в ней государственных и коммерче ских учреждениях всегда господствовали выходцы из академи ческой среды и коммерсанты». Результаты выборов в Джид де были объявлены 31 апреля 2005 г., – в «золотой список (аль-каима аз-захабийя)» победителей вошло семь человек, представлявших в первую очередь коммерческие структуры города. Кроме того, представители коммерческих структур добились ощутимой победы в Таифе и Табуке.

Комментируя результаты выборов в Джидде, один из по бедителей – предприниматель и обладатель докторской степе ни Абдель Рахман Ямани заявил в сделанном им 1 мая 2005 г.

интервью: «Мы, по сути, глубоко верующий народ. Лаицисты в нашей стране не приемлемы (Иннана шааб мутадайин би та биъатихи. Ва аль-ульманийун ляйса ляхум кубуль)». Для че ловека, произносившего эти слова, религиозная основа сау довского социума была неоспорима, как и то, что ислам явля ется важнейшим маркером национальной политической куль туры. Впрочем, это в равной мере относилось и к другим побе дителям на выборах в Джидде, как и ко всем саудовским кан дидатам. Отказ учитывать это обстоятельство мог бы иметь для всех них катастрофические последствия. Это означает лишь, что любой из победивших кандидатов, выходец из рядов «образованного класса» (включая предпринимателей и ком мерсантов) может быть с полным основанием назван ислами стом, но исламистом умеренным, ни в коей мере не покушаю щимся на основы существующего режима, но стремящимся, используя выборы, войти в состав политической элиты страны.

Религиозная составляющая саудовских муниципальных выборов не ограничивалась лишь этим ее аспектом. В избира тельной кампании присутствовала и другая ее сторона – от крытая поддержка тем или иным законоучителем определен ных групп кандидатов. Речь шла о появлении того, что нынеш ний саудовский дискурс называет «покровительствуемыми списками (аль-каваим аль-музкат)». Одним из наиболее ярких примеров этой поддержки стал «золотой список» тех, кто по бедил в Джидде. Тем не менее примеры взаимодействия зако ноучителей и кандидатов более многочисленны – несколько «поддерживаемых списков» в Мекке (на их стороне стояли не которые имамы Главной мечети ), идентичная ситуация в про винции Хаиль или некоторых районах Восточной провинции, как и (хотя и в меньшей мере) в Эр-Рияде.

В свою очередь, специфика выборов в провинции Аль Кусейм определялась, в том числе, и тем, что, несмотря на поддержку выходцев из «академической среды» местными имамами, они были побеждены «молодыми служащими», что многое говорит об отношении этой фракции «образованного класса» к страте институционализированных улемов. Сложив шиеся в ходе выборов тандемы «кандидат – законоучитель» и не раз возникавшие в связи с ней скандалы заставляли неко торых известных представителей религиозного истеблишмента публично заявлять о своем отказе «покровительствовать» ко му-либо из кандидатов.


Однако саудовская политическая культура ни в коей мере не определяется только ее религиозной составляющей. Едва ли не в равной степени (а может быть, в определенном регио нальном масштабе и гораздо больше) она окрашена в тона родоплеменных связей и отношений.

Эти связи стали решающим фактором, определившим по беду «стариков» – вождей племен, часто выступающих в роли религиозных законоучителей в провинции Северные границы (хотя и там победы добился один предприниматель и 5 пред ставителей «академической среды»). Однако вопрос не ка сался только этого, по сути дела, удаленного от основных цен тров королевства региона.

Сообщая о развитии избирательной кампании в Медине, корреспондент «Аш-Шарк Аль-Аусат» отмечал ее важнейшее качество – «туманность (дабабийя) ситуации», проявлявшую себя в первую очередь в том, что на ранней стадии этой кам пании кандидаты не обращались к «единственному и влия тельному каналу связи между ними и избирателями – племе ни». В дальнейшем же, стремясь использовать и эту линию, некоторые из кандидатов «стали открывать свои представи тельства за пределами избирательных участков, где были вы ставлены их кандидатуры, в городских районах, населенных членами их племен». Поиск поддержки со стороны «своего»

племени заставлял кандидатов-выходцев из одного племени «идти на уступки друг другу».

Поддержка того или иного кандидата представителями его племени была очевидным фактором, определявшим ход изби рательной кампании в провинции Хаиль (к северу от Эр Рияда). Местные кандидаты открыто заявляли: «Племя – это существующая реальность. В нашей стране его поддержка – это залог успеха. Если кто-то из кандидатов желает победить, он должен обратиться к шейху своего племени». Обращения за поддержкой к членам «своего» племени содержались в разме щавшейся на сайтах этой провинции предвыборной агитации, и это казалось естественным: «Ныне Интернет вошел в каждый дом, за перелистыванием его страниц люди проводят много времени. Именно в Интернете следует помещать призывы к помощи и финансовой поддержке со стороны племени».

Обвинения, предъявлявшиеся не добившимися успеха кандидатами своим более удачливым соперникам в том, что победившие добились успеха только потому, что опирались на поддержку «своего» племени, едва ли не основная тема тре бований о пересмотре итогов выборов, подававшихся в комис сии по обжалованию (исключение составил, пожалуй, только Эр-Рияд). Впрочем, существует и косвенное подтверждение регионального характера влияния родоплеменных связей на результаты муниципальных выборов. Это – значительно более высокая явка избирателей к урнам для голосования в неболь ших городах и сельских округах, чем в столице или других крупных городах страны. Единственным объяснением высокой активности жителей провинциальных центров может быть только прочность родоплеменных уз, уже начинающих распа даться там, где сосредоточена основная доля саудовского го родского населения.

Говоря о влиянии этого фактора, саудовский политический аналитик подчеркивал, в частности: «Королевство возникло в результате движения за объединение населенных разными племенными образованиями регионов. … Несомненно, что от крытие нефти во многом содействовало сплочению жителей страны. Однако ее единство все еще «молодо». … Это означа ет, что в стране все еще отсутствует единая общенациональная культура, способная вызвать к жизни ощущение «национального единства», – это единство все еще формируется». Далее он продолжал: «Регионализм (ан-назъа аль-манатыкийя) и трай бализм (ан-назъа аль-кабалийя), как и конфессионализм (ан назъа ат-таифийя) – … все еще неоспоримо присутствующая в нашей жизни реальность. … Саудовское «национальное един ство» еще нуждается в длительном времени для того, чтобы о нем можно было бы говорить, как об устоявшемся и укоренив шемся в нашу жизнь явлении». Красноречивое замечание!

V Из сказанного выше вытекает, что в ходе избирательной кампании определяющие ее развитие законодательные акты неоднократно нарушались – обращение к религиозным тек стам, создание «покровительствуемых списков», обращение за поддержкой к «своему» племени. Впрочем, перечень этих нарушений может быть продолжен.

Избирательные комиссии отстраняли от участия в выборах кандидатов, связанных с финансированием деятельности преж них муниципальных советов (в частности, осуществлявших подрядные строительные работы). Слишком часто эти от странения были связаны с непредставлением кандидатами сведений об источниках финансирования их избирательной кампании (впрочем, речь могла идти и о том, что порой это финансирование осуществлялось из источников, близких к ан тисистемной оппозиции). Кандидаты завоевывали голоса своих избирателей, устраивая пышные банкеты, приглашая на них «звезд общества (нуджум аль-муджтамаа)» – известных богословов, журналистов, спортсменов или артистов.

Накануне выборов (так происходило, в частности, в Эр Рияде) шло формирование «черного рынка голосов (сук сауда ли шира асват ан-нахибин)», когда нелегальные маклеры предлагали тому или иному кандидату купить оптом голоса их «близких или коллег». Впрочем, торговля голосами осу ществлялась и без посредников, – некоторые студенты эр риядского университета им. короля Абдель Азиза продавали свои голоса за 5000 риалов. Более того, стремясь получить голоса студентов, некоторые кандидаты в депутаты столичного муниципалитета предлагали им (в качестве максимума) спон сирование обучения или (в качестве минимума) оплачиваемую ночную работу. Порой речь могла идти об оплате счета за те лефонный разговор или об оплате съемной квартиры. Как под черкивала «Аш-Шарк Аль-Аусат», «если раньше в студенче ской аудитории говорили о спорте, преподавателях, экзаменах или Интернете, то с началом предвыборной агитации в кори дорах университета и столовых стали задавать друг другу во прос: "А ты согласен продать свой голос?"».

Наиболее существенными обвинениями, предъявлявши мися как избирательными комиссиями, так и комиссиями по обжалованию, было тем не менее создание избирательных блоков, обычно квалифицировавшихся как «публикация сов местных избирательных списков и солидарность кандидатов (исдар аль-каваим аль-интихабийя аль-муштарака ва ат тадамун байн аль-мурашшахин)». Речь, однако, шла не толь ко об этом. Избирательная кампания показала, что кандидаты могли вместе со своими избирателями (несомненно, соплемен никами) создавать «координационные центры (маракиз ат тансик)» с целью завоевания голосов в избирательном окру ге. Эти «центры» открывали банковские счета, на которые по ступали «пожертвования и денежные дары» лиц, не прожива ющих в соответствующем округе. Очень часто членами таких «координационных центров» были и действующие (иными сло вами, назначаемые) депутаты муниципальных советов. Нако нец, кандидаты могли получать подложные свидетельства о своем проживании в пределах того избирательного округа, где они выдвигались в качестве будущих депутатов.

Иными словами, атмосфера, сложившаяся вокруг выборов, была абсолютно идентична той, которая обычна для избира тельных кампаний в любой другой (и прежде всего развиваю щейся) стране мира. Массовые нарушения закона о выборах, использование «грязных» технологий, откровенная покупка и продажа голосов избирателей (пусть и объяснимая ссылками на традиции социума) – это лишь ставшая доступной сред ствам массовой информации правдивая картина. Речь при этом вовсе не шла о ситуации, складывавшейся в столице или крупных городах королевства, – нарушения стали частью изби рательной кампании и в провинции.

Прогнозируя развитие избирательного процесса, цитиро вавшийся выше саудовский политолог отмечал, что, конечно же, в Саудовской Аравии «существуют современные города, где имеется значительное население, достигшее высокого уровня и определяющая поведение человека инфраструктура, где естественны те же цивилизационные проявления, что и в самых развитых государствах, где сосредоточены высшие учебные заведения, университеты и центры профессиональ ной подготовки, которые ежегодно оканчивают тысячи молодых людей и девушек, получающих высокий уровень научных зна ний и знаний о мире». Тем не менее, продолжал он далее, са удовское общество в целом «продолжает оставаться консерва тивным с точки зрения своего поведения и взглядов на жиз ненные проблемы, включая и вопросы будущего нации».

На деле избирательная кампания опровергла этот вывод:

саудовское общество оказалось более многогранно. Оно при менило новейшие избирательные технологии, и ни в коей мере не подтвердило свою «консервативность» в отношении, например, «грязных» методов предвыборного действия канди датов или «продажности» избирателей. По крайней мере, ни одно саудовское издание (как «внутренняя» пресса королев ства, так и те газеты, которые издаются за его пределами) не опубликовало сколько-либо заметных протестов граждан (за исключением, разумеется, протестов тех кандидатов, кто не смог стать депутатами муниципальных советов ). Годы после довательной модернизации увенчались ставшими необрати мыми итогами, – саудовский социум более не может рассмат риваться как отсталое и косное человеческое сообщество.

Все это вовсе не означает, что саудовское общество «в целом» окончательно избавилось от присущих ему консерва тивных настроений. Его консерватизм имеет отношение в первую очередь к двум принципиальным основам, все еще продолжающим играть существенную роль в жизни социума королевства. Если первая из них – сохранение в значительном объеме духа родоплеменных связей и отношений, то вторая – высокий уровень религиозности в ее традиционной, восходя щей к М.Абдель Ваххабу форме. Недаром, все участники изби рательной кампании обращались, стремясь обеспечить себе победу, к поддержке своих соплеменников. Однако важно и другое обстоятельство – возможность нанесения жесткого уда ра по своим противникам, используя их же высказывания, ка сающиеся религиозной сферы. Эти удары, как доказывали по следствия избирательной кампании, оказывались понятными и приемлемыми для общества.


Выше уже цитировались слова одного из победителей вы боров в Джидде, предпринимателя и обладателя докторской степени А.-Р.Ямани, говорившего о «неприемлемости лаициз ма» для саудовских граждан. Сразу же после объявления ре зультатов подсчета голосов в этом крупнейшем саудовском порте на Красном море проигравшие соперники А.-Р.Ямани заявили о том, что ему удалось добиться победы только пото му, что он назвал их «лаицистами (ульманийун)» или, иными сло вами, «обвинил их в отходе от религии». Заявление А.-Р.Ямани стало основанием для возбуждения против него уголовного дела – любопытный опыт применения западных методов поли тической борьбы, преподносимых в, конечно же, типично сау довском обрамлении! В итоге победивший А.-Р.Ямани не смог приступить к исполнению своих депутатских обязанностей еще и потому, что (вновь сочетание западных форм политики и са удовских реалий!) его противников поддержал один из извест ных в Джидде законоучителей, отметивший, что «мусульмане должны знать, что им необходимо принимать любую мысль, несущую в себе пользу для веры и для повседневной жизни (хейр ли ад-дин ва ад-дунья)».

Способно ли сегодняшнее саудовское общество стать кардинально иным? В этом приходится лишь сомневаться.

В жизни этого социума постоянно воспроизводятся обе осно вы его существования. Как показывают проводимые в коро левстве опросы, источниками знаний о мире и стране для аб солютного большинства молодых саудовцев выступают «се мья, школа и телевидение». Если «семья» – это воспроиз водство приверженности родоплеменным устоям (как, впро чем, и религии), то «школа и телевидение» – сфера безраз дельной монополии религиозного воспитания. Недаром же имам Главной мечети в Мекке Усама бен Абдалла Хайят под черкивал, что «ангелы осеняют своими крылами стремящего ся к науке (в ее религиозном смысле – Г.К.), следующего пу тем Господа, поскольку Господь простит его на небесах и на земле». В конечном итоге, это естественно, – деятельность антисистемной оппозиции заставляет саудовский ис теблишмент обращаться к испытанным орудиям стабилиза ции консервативных общественных настроений. Этими оруди ями всегда были родоплеменные структуры и религия. Так почему же не использовать их и сейчас?

И тем не менее это общество уже иное. В нем уже нашли свое место принципиально важные элементы политического процесса. Более того, эти элементы приняты саудовским соци умом. Причем это принятие не абстрактно (и поэтому поверх ностно и, в конечном итоге, неглубоко и бесплодно). Напротив, оно соединено с непрерывно существующей традицией, пусть даже этот симбиоз выглядит порой странно и непривычно. Од нако такое соединение – единственно возможный путь к укоре нению необходимых форм современности и на их основе к действительно адекватному политическому реформированию страны.

VI Определяя саудовские реформы как движение в направ лении «нелиберальной демократии» (включая и методы ее со зидания), нельзя тем не менее забывать и о других, более об щих аспектах уже состоявшихся там муниципальных выборов, как и о том, что их проведение создало принципиально важный прецедент, способный подтолкнуть королевство к углублению развивающегося там политического процесса. Для этого выво да есть действительно серьезные основания.

Комментируя начало избирательной кампании, министр обороны и авиации принц Султан бен Абдель Азиз (ныне наследный принц) заявил 25 января 2005 г.: «Мы стремимся к демократической жизни на основе выборов, служащих интере сам общества и нации». Эти слова показательны. Саудовский «правящий класс» един в своем стремлении осуществить по литические реформы. Это было вновь подтверждено в первом заявлении нынешнего короля Абдаллы бен Абдель Азиза, под черкнувшего, что своей «первоочередной задачей» он считает «продолжение процесса реформы (истимрар аджаля аль ислях)». Это движение, по его словам, необходимо для того, чтобы «сохранить и укрепить ценности взаимопонимания, то лерантности (ат-тасамух), диалога, сосуществования и сбли жения культур». Для нынешнего саудовского монарха (как и для его предшественников на троне) очевидно, что процесс политических реформ необходим его стране для того, чтобы сохранить свою роль в современном мире и остаться участни ком мирохозяйственных связей. Именно поэтому он потребо вал «искоренить все формы мысли, призывающей к ненависти и подстреканию к террористическим акциям, категорически не приемлемым верой и законом (дин ва канун)».

В апреле 2005 г. в саудовской столице состоялась презен тация «Отчета ООН о человеческом развитии в арабском мире (Report of Arab Human Development). 2004. К свободе в араб ском отечестве». В саудовском разделе отчета подчеркива лись принципиальная важность осуществленного в стране расширения состава Консультативного совета (ныне в нем назначаемых депутатов ), реформы судебной системы, а так же официально признанного саудовскими правящими кругами существования бедности в королевстве. В контексте происхо дящих в стране перемен, направленных, как подчеркивалось в этом документе, на «повышение уровня благосостояния сау довского гражданина в качестве основной цели политического истеблишмента, а также стремление правительства к созданию отношений партнерства с неправительственными организаци ями» (в ряду которых стоит в первую очередь Национальная ассоциация прав человека), «муниципальные выборы стали показателем все более ощутимого прогресса» в сфере челове ческого развития.

Тем не менее проблема муниципальных выборов кажет ся шире, чем она была поставлена в цитировавшемся выше документе.

Выступая в начале сентября 2005 г. в Нью-Йорке в ходе проводившегося ООН второго совета Международного кон гресса глав парламентов, заместитель спикера саудовского Консультативного совета шейх Салех Ас-Сауд Аль Али под черкнул назревшую необходимость изменения принципов со здания в королевстве высшего органа законодательной власти.

По его словам, он постепенно станет избираемым, поскольку Саудовская Аравия «последовательно движется по пути ре форм, что отвечает нуждам национального социума». Разуме ется, С.С.Аль Али не преминул подчеркнуть, что «реформы не могут осуществляться на основе уже готовых рецептов, а должны отталкиваться от того, что уже достигнуто народами в ходе их собственной эволюции и на основе того понимания процесса развития, которое свойственно тому или иному госу дарству». Однако подтверждение (ставшее уже общим ме стом саудовского дискурса) эндогенности проводимых в его стране политических преобразований не столь существенно, куда как важнее кажущееся сегодня очевидным стремление национального истеблишмента распространить систему изби раемости и на саудовский парламент.

Движение в этом направлении лишь активизировалось по сле проведения муниципальных выборов. Во всяком случае, состоявшаяся в середине сентября 2005 г. встреча между ко ролем Абдаллой и депутатами Консультативного совета под твердила заинтересованность обеих сторон в «нахождении но вых механизмов повышения роли Совета, объединяющего представителей народа». Одновременно в качестве первооче редных шагов к этой цели, как подчеркнул саудовский монарх, станет «расширение полномочий Консультативного совета в сфере контроля над деятельностью правительства».

Не менее важно и другое обстоятельство: выборы (как и сопровождающая их альтернативная избирательная кампа ния) становятся важнейшим способом формирования руко водства саудовских торгово-промышленных палат. В начале сентября 2005 г. министерство торговли и промышленности королевства официально заявило о предстоящем (их дата еще не установлена) проведении выборов в Административ ный совет Торгово-промышленной палаты Джидды, подчерк нув (что беспрецедентно для страны), что в них смогут при нять участие и женщины-предпринимательницы. Итогом при нятого решения стало формирование коалиционного блока претендентов (Блок мелких предприятий – Маджмуа аль муассасат ас-сагыра) на будущие посты в руководстве, про возгласившего в своих программных установках идею «борь бы с непотизмом и взяточничеством в органах Палаты» в Джидде, как и намерение «поощрять развитие мелкого и среднего предпринимательства».

В королевстве продолжается процесс политических ре форм, во все большей мере вводящий национальный «образо ванный класс» (тесно смыкающийся с бизнес-сообществом) в систему государственного управления. Выборы в этой связи становятся важнейшим средством осуществления внутренних перемен в саудовской политической системе. Если ранее она опиралась только на два центра – правящее семейство Ааль Ас-Сауд и лидирующее звено корпуса улемов, потомков ре форматора М.Абдель Ваххаба Ааль Аш-Шейх, то сегодня си стема обретает новые, четко видимые очертания. В нее (пусть медленно) последовательно внедряется численно более зна чительный слой во многом модернизированного общества – его «разночинная» интеллигенция. Тем самым не только сама конструкция власти становится устойчивее, но стабильнее ста новятся и позиции традиционного «политического класса»

страны, представленного в первую очередь королем Абдаллой и наследным принцем Султаном.

Провозглашение же первоочередной задачей ис теблишмента «заботы о саудовском гражданине» естественно вводит в круг его сторонников эту «разночинную» интеллиген цию.

Начав свою работу, вновь созданный муниципальный со вет Аль-Катифа (города на западном берегу Персидского зали ва в населенной шиитами Восточной провинции) приступил к реализации «жизненно важных для города проектов развития».

Среди них – «создание технического училища (аль-куллийя ат таканийя), центра профессионального обучения и средней коммерческой школы (аль-маахад ас-санавий ат-тиджарий)».

Речь идет о формировании «предназначенной для молодежи базы развития». Не приходится говорить, сколь важно это начинание для демографически и конфессионально иного, чем остальные провинции королевства, региона. Новые члены му ниципального совета (представленные инженерами, предста вителями мелкого и среднего бизнеса, работниками системы образования), как сообщала «Аш-Шарк Аль-Аусат», откровен ны: «Мы рассчитываем на помощь правительства, благодаря усилиям которого мы стали активными участниками процесса принятия решения».

Их искренность (но это только один пример курса на со здание прочного союза с истеблишментом) естественна. Как отмечал цитировавшийся выше один из представителей сау довского «образованного класса», «общество стремится играть новую роль в процессе инициированного политическим ис теблишментом обновления». Далее он добавлял: «Эта роль не должна быть поспешной, поскольку ее невозможно сыграть без прочного союза между обществом и властью».

Арабское «низам», используемое в названиях всех трех кон ституционных актов, лишь частично соответствует русскому терми ну – «закон». В свою очередь, обычное для современной арабской правовой лексики слово «канун», употребляемое для выражения по нятия «закон», не могло быть применено саудовскими законодателя ми в силу того, что это слово имеет очевидно ощущаемый светский подтекст: «канун» – результат творчества человека, а не Божествен ного провидения. Принимая «канун», человек руководствуется соб ственными представлениями о том, как должно быть устроено обще ство и как должны строиться взаимоотношения между составляю щими социум индивидуумами. Принятие всех трех конституционных актов вовсе не отменило действия «реальной» конституции королев ства – Корана и Сунны Пророка. Иными словами, все три саудовские «низамы» формально выступают не как итог осуществляемого чело веком законотворчества, но в качестве определяемого иджтихадом – одним из принципов мусульманской юриспруденции – осмысления Божественного предписания.

Ст. 1 Основного закона правления гласит: «Королевство Сау довская Аравия – арабское мусульманское государство …, религией которого является ислам, а конституцией – Книга Всевышнего Гос пода и Сунна Его Пророка». – Ан-Низам аль-асасий лиль хукм (Ос новной закон правления). – Цит. по его тексту в: Бен Баз А.А. Ан Низам ас-сиясий ва ад-дустурий лиль Мамляка Аль-Арабийя Ас Саудийя (Политический и конституционный строй Королевства Сау довская Аравия). Эр-Рияд, 2000. С. 264.

Руая хадыр аль-ватан ва мустакбилихи. Автор располагает компьютерной распечаткой этого документа. Здесь и далее он цит.

по этой копии, с. 2.

Среди этих айятов, в первую очередь: «И советуйся с ними о деле (Ва шавирхум фи аль-амр)» (сура Семейство Имрана) и «А дело их – по совещанию между ними (Ва амрухум шура байнахум)» (сура Совет). – Коран. 3:153 (159) и 42:36 (38). – Коран. Перевод и ком ментарии И.Ю.Крачковского. М., 1986, с. 398.

Низам аль-балядийят ва аль-кура ас-садыр биль марсум аль малякий аль-карим ракм мим/5 фи 21.2.1397 Х. (Закон о муници пальных и сельских административных образованиях, опубликован ный благородным королевским указом № мим/5 21.2.1397 г. Х.). Эр Рияд, 2005.

Закон о муниципальных и сельских административных образо ваниях. Ст. 1. – Там же, с. 9.

Там же. Ст. 2-А.

Там же. Ст. 2-Б.

Здесь и далее: Там же. Ст. 7–22, с. 11–14.

Здесь и далее: Там же. Ст. 23–24, с. 14–15.

Цит. по: Далиль интихабат аль-маджалис аль-балядийя (Спра вочник выборов в муниципальные советы). Эр-Рияд, 2005, с. 3.

Там же, с. 2–3.

Ас-Саудийя: аль-мувафака аля аль-джадваль аз-заманий ли интихабат аль-балядийят (Саудовская Аравия: одобрение расписания проведения муниципальных выборов) // Аш-Шарк Аль-Аусат, Л., 12.09.2004.

Здесь и далее издающаяся в Лондоне газета «Аш-Шарк Аль Аусат» цит. по ее электронному изданию – http://www.asharqalawsat.com.

Аль-Амир Мансур бен Мутаб: ан-натаидж аввалийя ва мин хакк аль-муаридын ляхя аль-люджу иля ляджна ат-туъун ва ат тазаллюмат (Принц Мансур бен Мутаб: результаты выборов предва рительны, недовольные ими могут обратиться в комиссию по обжа лованиям). // Аш-Шарк Аль-Аусат, 14.02.2005.

Ляиха интихаб аада аль-маджалис аль-балядийя. Эр-Рияд, 2004.

Ад-Далиль аль-иршадий ли амаль лиджан аль-ишраф аль-ма халлийя. Эр-Рияд, 2004.

Ад-Далиль аль-иршадий ли танзым аль-хамалят аль-интиха бийя. Эр-Рияд, 2004.

Ад-Далиль аль-иршадий ли амаль ляджна ат-туъун ва ат тазаллюмат. Эр-Рияд, 2004.

Далиль ан-нахиб. Эр-Рияд, 2004, с. 4.

Цит. издание подчеркивало: «Этап регистрации избирателей … не является обязательным для гражданина. Однако тот, кто в поло женное время не зарегистрируется, не сможет принять участия в го лосовании». – Там же.

Здесь и далее см.: Ляиха интихаб аада аль-маджалис аль балядийя. Ст. 3–20, с. 1–4.

Здесь и далее эта брошюра цит. по ее арабскому названию:

Далиль аль-мурашшах. Эр-Рияд, 2004, с. 1–6.

Здесь и далее см.: Ад-Далиль аль-иршадий ли танзым аль хамалят аль-интихабийя. Ст. 1–13, Гл. 2;

Ст. 1–4, Гл. 3;

Ст. 1–11, Гл. 4, с. 1–4.

Здесь и далее см.: Ад-Далиль аль-иршадий ли амаль ляджна ат-туъун ва ат-тазаллюмат. Ст. 1–11, Гл. 1, с. 1–3.

Далиль интихабат аль-маджалис аль-балядийя. Эр-Рияд, 2004.

Далиль ан-нахиб. Эр-Рияд, 2004.

Здесь и далее см.: Далиль интихабат аль-маджалис аль балядийя. С. 4–7.

Здесь и далее см.: Далиль ан-нахиб. С. 1–6.

Автор располагает образцом такого справочника. Это: Ад Далиль аль-иршадий ли мавакиъа аль-маракиз аль-интихабийя лиль аль-маджлис аль-балядий ли мадина Ар-Рияд ли амм 1425 Х. (Спра вочник расположения избирательных участков по выборам в муни ципальный совет города Эр-Рияда на 1425 г. Х.). Эр-Рияд, 2005.

Автору известно также, что аналогичные эр-риядскому Спра вочнику издания других провинциальных избирательных комиссий абсолютно ему идентичны, поэтому он позволяет себе, опираясь на столичное издание, экстраполировать содержащиеся в нем сведения и на подобные ему документы.

Здесь и далее см.: Ад-Далиль аль-иршадий ли мавакиъа аль маракиз аль-интихабийя лиль аль-маджлис аль-балядий ли мадина Ар-Рияд ли амм 1425 Х. С. 5–62.

Выражение «illiberal democracy» принадлежит Фариду Зака рийе. См.: Zakaria F. The Rise of Illiberal Democracy // Foreign Affairs, Nov. / Dec. 1997, Vol. 76, N 6, с. 22.

Автор был первым российским исследователем, который ис пользовал эту эвристически важную формулу. См.: Косач Г.Г. Демо кратизация в странах Арабского Востока: реальность и перспективы (взгляд арабских политологов) // Арабские страны Западной Азии и Северной Африки. Вып. 3. М., 1999.

Здесь и далее сведения об этом кандидате цит. по его личному электронному сайту – http://www.alquayid.com/cv_w.asp, а его про грамма по: http://www.alquayid.com/alantkhaby.asp.

Здесь и далее сведения об этом кандидате и его программе цит. по его личному электронному сайту – http://www.alhumedhi.com.

Здесь и далее сведения об этом кандидате и его программе цит. по его личному электронному сайту – http://www.khdmat.com/drmalek.htm.

Здесь и далее см.: Мурашших ад-даира ар-рабиа муадллим аль-фаннийя Абу Хаймад (Кандидат от четвертого избирательного участка преподаватель технических наук Абу Хаймад) // Ар-Рияд, Эр-Рияд, 07.02.2005. – http://www.alriyadh.com/2005/02/07/article37017.html.

Здесь и далее см.: Ас-Салих З. Кыраа сариъа ли аулявийят аль мурашшихин фи аль-барамидж аль-интихабийя (Предварительное знакомство с приоритетами кандидатов и с тем, как они будут отра жены в их избирательных программах). // Аль-Хакаик, Л., 16 ноября 2004.

Здесь и далее выходящая в Лондоне газета «Аль-Хакаик» цит.

по ее электронному изданию – http://www.alhaqaeq.net.

20 мурашшахан лиль интихабат фи Ар-Руэйда (20 кандидатов на выборах в Ар-Руэйде) // Ар-Рияд, Эр-Рияд, 07.02.2005.

Здесь и далее газета «Ар-Рияд» цит. по ее электронному изда нию – http://www.alriyadh.com.

Аксар мин 1800 мурашшах ятанафасун аля 38 макъадан фи аль-маджалис аль-балядийя ли минтака Ар-Рияд (Более 1800 канди датов конкурируют за 38 мест в муниципальных советах провинции Эр-Рияд) // Аш-Шарк Аль-Аусат, 10.02.2005.

86 мурашшахан аля 5 макаид би Хуфр Аль-Батын (86 канди датов на 5 мест в Хуфр Аль-Батыне) // Ар-Рияд, Эр-Рияд, 12.02.2005.

57 мурашшахан фи интихабат Аль-Хафджи (57 кандидатов на выборах в Аль-Хафджи) // Ар-Рияд, 12.02.2005.

Данные цит. по информации саудовского посольства в Лон доне: Results of municipal elections in Madinah. – http://www.saudiembassy.net;

а также: Истибъад 44 мурашшахан мин аль-интихабат фи Аль-Мадина Аль-Мунаввара (Отстранение 44 кан дидатов от участия в предвыборной кампании в Медине) // Аш-Шарк Аль-Аусат, 04.04.2005.

Иттихамат би тахмиш аксар мин 500 мурашшах фи Джидда (Обвинения в попытках отстранить более 500 кандидатов в Джидде) // Аш-Шарк Аль-Аусат, 17.04.2005.

Фауз 61 мурашшахан из 979 ми акбар мунафаса интихабийя фи Аль-Кусейм (Победа 61 кандидата из 979 в ходе самой значи тельной предвыборной конкуренции в Аль-Кусейме) // Аль-Ватан, Эр-Рияд, 23.04.2005.

Здесь и далее газета «Аль-Ватан» цит. по ее электронному изда нию – http://www.alwatan.com.sa.

Аш-Шариф аля раас аль-фаизин фи Макка (Аш-Шариф воз главляет список победителей в Мекке). – Там же.

Ар-Рияд тахтафиль би иъалян натаидж аль-интихабат (Эр Рияд празднует объявление итогов выборов) // Аш-Шарк Аль-Аусат, 14.02.2005.

Аш-Шариф аля раас аль-фаизин фи Макка.

Кибар ас-синн истахвазу аля макаъид Аш-Шималийя (Пожилые заняли места в провинции Северные границы) // Аль-Ватан, 23.04.2005.

Citizens debate Islamiste’ win in municipal elections. – http://www.gulf-news.com. – 18.05.2005.

Здесь и далее см.: Аль-Маджлис ат-тансикий ли муракаба аль интихабат юким варша аль-амаль (Координационный совет контроля над выборами проводит рабочую мастерскую) // Аш-Шарк Аль Аусат, 07.02.2005.

Аль-Карни А.Ш. Нахв сыяга марказийя ли машруа ислях вата ний (Необходима выработанная всеми формула национальной ре формы) // Аль-Хакаик, 31.12.2004.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.