авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |

«БЛИЖНИЙ ВОСТОК И СОВРЕМЕННОСТЬ 27 27 Москва 2006 БЛИЖНИЙ ВОСТОК И СОВРЕМЕННОСТЬ 28 ...»

-- [ Страница 3 ] --

Здесь и далее см.: Гияб аль-бухус ва ад-дирасат аль-ильмийя лиль интихабат юсаъиб мин имканийя тахлиль фауз аль-мурашшихин (Отсутствие научных исследований выборов затрудняет возможности анализа победы кандидатов) // Аш-Шарк Аль-Аусат, 21.02.2005.

Аль-Марашшихун аль-фаизун мабдаийян (В принципе побе дившие кандидаты) // Аш-Шарк Аль-Аусат, 23.02.2005.

Вуъуд хамлят Ар-Рияд татакаррар фи Аш-Шаркийя (Обеща ния предвыборных кампаний в Эр-Рияде повторяются в Восточной провинции) // Аш-Шарк Аль-Аусат, 23.02.2005.

Здесь и далее см.: Натаидж аль-интихабат фи Аль-Мадина.

Байнахум 4 академийун ва муаззыфан ва раджуль аъамаль (Результа ты выборов в Медине. Среди победителей 4 представителя академи ческой среды, двое служащих и предприниматель). // Аль-Ватан, 23.04.2005.

Аш-Шариф аля раас аль-фаизин фи Макка.

Citizens debate Islamiste’ win in municipal elections.

Таваккуъат би мунафаса байн ат-туджджар ва аль-акадимийин ли хасд макаъид аль-маджлис аль-балядий фи Джидда (Прогнозы о конкуренции между коммерсантами и представителями академиче ской среды за места в муниципальном совете Джидды) // Аш-Шарк Аль-Аусат, 20.03.2005.

Ляджна аль-ишраф аль-махаллийя лиль интихабат фи Джидда таалян расмийян фауз каима ат-тазкийя (Избирательная комиссия Джидды официально объявляет победу планировавшегося списка) // Аш-Шарк Аль-Аусат, 01.05.2005.

Махкама Джидда тухаддид 11 септембер ли джальса мураш шахин иъатараду аля иттихамихим (Суд Джидды назначает на сентября заседание по рассмотрению жалобы кандидатов, потребо вавших обжалования выдвинутого против них обвинения) // Аль Хайят, Л., 31.08.2005.

Здесь и далее лондонская газета «Аль-Хайят» цит. по ее элек тронному изданию – http://www.daralhayat.com.

Мурашшаху аль-мархаля ас-салиса яъишун каляк ас-саат аль ахира ва хульм аль-маджлис аль-балядий (Кандидаты третьего этапа выборов переживают последние часы тревоги и мечты войти в со став муниципального совета) // Ар-Рияд, 21.04.2005.

См., в частности: Аш-Шейх Аид Аль-Карни: ля азки мураш шахан ва лян урашших ахадан фи аль-интихабат аль-балядийя (Шейх Аид Аль-Карни: я не поддерживаю никого из кандидатов и не буду выдвигать чью-либо кандидатуру на муниципальных выборах) // Аш Шарк Аль-Аусат, 10.02.2005.

Шейх А.Аль-Карни – один из наиболее известных улемов Во сточной провинции (район Даммама).

Кибар ас-синн истахвазу аля макаъид Аш-Шималийя.

Здесь и далее: Дабабийя аль-машхад аль-интихабий фи Аль Мадина Аль-Мунаввара ва аль-мурашшахун ятанаккалун бахсан ан аль-кабиля (Туманный характер избирательной сцены в Медине.

Кандидаты в поисках племени) // Аш-Шарк Аль-Аусат, 15.04.2005.

Мунтадайят аль-интернет тунафис аль-кабалийя ва аль ашаирийя фи джамъи аль-асват фи Хаиль (Интернет конкурирует с родоплеменными связями за голоса в Хаиле) // Аш-Шарк Аль-Аусат, 13.04.2005.

Аль Аш-Шейх Мухаммед бен Абдель Лятыф. Ман яснаъу аль карар ас-сиясий фи Ас-Саудийя (Кто принимает политическое реше ние в Саудовской Аравии)? // Аш-Шарк Аль-Аусат, 01.05.2005.

Истибъад 44 мурашшахан мин аль-интихабат аль-балядийя фи Аль-Мадина Аль-Мунаввара (Отстранение от участия в выборах кандидатов в Медине) // Аш-Шарк Аль-Аусат, 04.05.2005.

Ильзам аль-мурашшахин лиль маджалис аль-балядийя би тау дых масадир тамвиль хамлятихим (Кандидаты в муниципальные со веты обязаны прояснить источники финансирования их предвыбор ных кампаний). – Там же.

Халь ятанафас аль-мурашшахун аля санадык аль-иктыраъа биль валяим ам биль фикр ва ас-сакафа? (Будут ли кандидаты вести конкуренцию за голоса избирателей с помощью банкетов или опира ясь на разум и культуру?) // Аш-Шарк Аль-Аусат, 07.02.2005.

Зухур самасира ли шира асват ан-нахибин маа курб иктыра фи Ар-Рияд (Появление маклеров, покупающих голоса избирателей в канун голосования в Эр-Рияде). – Там же.

Ат-Талиб аль-джамиъий яъарад саутуху аль-интихабий би ак сар мин 5000 риал (Студент университета предлагает свой голос за более чем 5000 риалов) // Аш-Шарк Аль-Аусат, 12.04.2005.

Здесь и далее см.: Ляджна ат-туъун ва ат-тазаллюмат биль Ахса тарфаа натаиджиха лиль Ляджна аль-амма лиль интихабат (Ко миссия по обжалованию в Аль-Ахсе передает результаты своей ра боты в Центральную избирательную комиссию) // Аш-Шарк Аль Аусат, 10.05.2005.

Ас-Салих З., цит. произв.

Одно из наиболее ярких заявлений протеста было сделано про тивниками тех, кто добился победы в Таифе. Обратившись в суд, они подчеркнули, в частности, что «имеют неопровержимые доказательства того, что победители выборов использовали Интернет, нелегально рас пространяли среди избирателей брошюры о своей деятельности, что эти победители пользовались поддержкой некоторых законоучителей, пуб ликовавших фетвы для оказания им помощи». В судебном иске указы валось также, что «все победители – родственники и работают в одном и том же благотворительном обществе». Суть судебного иска заключа лась вместе с тем в том, что «победители должны поклясться на благо родной книге Господа в том, что они не шли на выборы единым списком». – 10 мин кибар аль-мурашшахин ятакаддамун би ад даваа (10 основных кандидатов подают иски в суд) // Аль-Мадина, 10.09.2005.

Махкама Джидда тухаддид 11 септембер ли джальса мураш шахин иъатараду аля иттихамихим.

Масдар ас-сакафа аш-шабаб ас-саудий аль-аиля ва аль мадраса ва ат-тильфаз (Источник культуры саудовской молодежи – семья, школа и телевидение) // Аш-Шарк Аль-Аусат, 03.04.2005.

Имам Аль-Масджид аль-харам яхусс аля аль-ильм ва ат тааллюм (Имам Главной мечети призывает к науке и учебе) // Аль Мадина, 10.09.2005.

Аль-Амир Султан: наргуб би хайя димукратыйя абра интиха бат тахдум аль-муджтамаа ва аль-умма (Принц Султан: мы стремим ся к демократической жизни на основе выборов, служащих интере сам общества и нации) // Аш-Шарк Аль-Аусат, 26.01.2005.

Здесь и далее см.: Аулявийятуху истимрар аджаля аль-ислях ва мухараба аль-ирхаб ва муаляджа аль-кадая аль-арабийя ва ис тикрар асъар ан-нафт (Его приоритеты – продолжение процесса ре форм, борьба с терроризмом, обращение к общеарабским проблемам и стабилизация цен на нефть) // Аль-Хайят, 08.08.2005.

Здесь и далее см.: Ат-Татаввурат аль-хасыля: таусиъа Мадж лис аш-шура ва ислях низам аль-када ва аль-иъатираф биль факр (Достигнутые изменения: расширение Консультативного совета, ре форма судебной системы и признание бедности) // Аш-Шарк Аль Аусат, 07.04.2005.

См. раздел: Масира Аль-Маджлис (Развитие Совета) на сайте Консультативного совета: http://www.shura.gov.sa. Последнее посе щение: 7 октября 2005.

Салех Ас-Сауд Аль Али юаккид амам аль-муатамар аль алямий ли руаса аль-барляманат фи Нью-Йорк (Салех Ас-Сауд Аль Али заявляет участникам Международного конгресса глав парламен тов) // Аль-Мадина, 10.09.2005.

Таваккуъат би зияда ад-даур ар-рикабий ва аль-мухасибий ли Маджлис аш-шура фи аль-фатра аль-мукбаля (Прогнозы о расшире нии контрольных функций Консультативного совета в предстоящее время) // Аш-Шарк Аль-Аусат, 16.09.2005.

Мухавалят ли ас-симах би ат-тарвидж лиль иъалян ан аль барамидж аль-интихабийя (Попытки добиться разрешения на рас пространение избирательных программ) // Аль-Мадина, 10.09.2005.

Аъада аль-маджлис аль-балядий аль-джудуд фи Аль-Катиф ябдаун масаъи гейр расмийя ли тауфир аль-арады (Новые члены му ниципального совета в Аль-Катифе начинают неофициальные дей ствия, направленные на приобретение земельных участков) // Аш Шарк Аль-Аусат, 01.04.2005.

См.: Аль-Карни А.Ш., цит. произв.

Р.Г.Ланда ЭХО ИЮЛЬСКИХ ВЗРЫВОВ В ЛОНДОНЕ 2005 г.

7 июля 2005 г. четыре бомбы взорвались в самом центре Лондона. Свыше 50 человек убито, около 700 были ранены.

Террористы-смертники погибли. Ответственность за взрывы стали оспаривать сразу несколько исламо-экстремистских ор ганизаций, что само по себе было новостью для Великобрита нии. В отличие от других стран Европы здесь никогда не было актов террора исламистов, последние «недоразумения» англи чан с мусульманами относились к 1958 г., а Лондон даже назы вали (поскольку здесь издавалось еще в 2000 г. до 50 влия тельных в мире ислама арабских газет и журналов) «политиче ской и интеллектуальной столицей арабского мира» и даже «Бейрутом на Темзе». Это взаимное англо-мусульманское бла горасположение, казалось, будет бесконечным. Премьер-ми нистр Великобритании Тони Блэр даже заявил в январе 2005 г.:

«Нет такого понятия, как исламский террорист».

Конечно, это имело свои объяснения. Мусульмане, главным образом из Индии, Йемена и Сомали, появились здесь еще в середине ХIХ века. К началу ХХI века они заселили целые квар талы Лондона и многих других городов, составив, например, в Бирмингеме и Манчестере не менее 10% жителей. По послед ним данным (которые очень разноречивы), их насчитывается до 9 млн. чел. (на 58 млн. чел., составляющих население Велико британии). Здесь действуют самые различные организации – от вполне респектабельных типа созданного в 1891 г. Исламского института или основанного в 1944 г. Исламского культурного центра до радикально-исламистских «Деобанди» и «Джамаат-и Ислами». Таких организаций – свыше сотни (суннитских, шиит ских, молодежных, земляческих, просветительских). Кроме то го, в стране открыто свыше 2 тыс. мечетей и молельных домов для верующих мусульман, 80 медресе. В 2001 г. в британском парламенте было представлено 4 мусульманина – один в Пала те общин и 3 в Палате лордов.

Хотя в Англии можно было всегда встретить членов пале стинской ХАМАС, ливанской «Хезболла» и других исламских боевиков или просто сочувствующих им, в целом исламские фундаменталисты, как умеренные, так и радикальные, стара лись вести себя скромно, чтобы не тревожить общественное мнение. Здесь не раз обнаруживали палестинцев, охотившихся за израильтянами, алжирских террористов, «отдыхавших» по сле совершения боевых акций в Алжире и во Франции. В 1998 г.

здесь задержали боевиков, устроивших в 1995 г. взрыв в па рижском метро. Но в самой Великобритании ничего подобного не случалось. Создавалось впечатление, что исламо-экстре мисты рассматривали ее как «тихую заводь», чуть ли не «сана торий», где можно было укрыться, отсидеться, зализать раны и подготовиться к новым акциям. Об этом постоянно напоминала ассоциация «Аль-Мухаджирун», призывавшая мусульман Ан глии «всячески помогать борцам за свободу в Палестине, Кашмире, Чечне, Боснии». А Исламская ассоциация благотво рительности Великобритании в соответствии с этой установкой собирала с верующих мусульман по 35 фунтов стерлингов в помощь единоверцам в Афганистане и Македонии, по 40 фунтов для них же в Кашмире, Сомали, Чечне и Турции, по 45 фунтов – «братьям» в Албании, Боснии, Косово, Йемене и Судане, по 50 фунтов – жертвам стихийных бедствий в Бангладеш, по 60 фунтов – мусульманам Палестины. Соответствующие бланки листовки автор лично видел в мечетях и мусульманских мага зинах Бирмингема, Манчестера и других британских городов.

Были и более тревожные симптомы. В Лондоне до 2001 г.

функционировал британский филиал «Аль-Каиды», а сам ее глава Усама бен Ладен даже приезжал в Англию, прикрываясь диппаспортом одной из арабских стран, и занимался здесь ор ганизацией террора в Египте. Открыто действовал в Лондоне Абу Хамза аль-Масри («Египтянин»), скрывший под этим псев донимом свое настоящее имя – Мустафа Камель. Потеряв глаз и руку в сражениях против советских войск в Афганистане, он в дальнейшем сумел в 1994 г. перебраться через Пакистан в Ан глию и, женившись на англичанке, приобрести британское гражданство. Связанный одновременно и с египетскими экс тремистами из группы «Аль-джихад аль-исламий» и с алжир скими боевиками, Абу Хамза от их имени стал издавать бюл летень «Аль-Ансар», а в одной из мечетей Лондона всячески оправдывал террор экстремистов. Создав на деньги бен Ладе на группу «Ансар аш-шариа» (Приверженцы шариата), он че рез нее стал поддерживать исламистское объединение «Армия Адена» в Йемене, куда направил своего сына и несколько ара бов, имевших британское и французское подданство. После их ареста Абу Хамза организовал в Йемене в отместку несколько терактов. В результате погибло 6 йеменцев. После начала бо евых действий в Чечне Абу Хамза, сам себя назначив «глав ным английским муфтием», объявил России джихад и стал уже открыто готовить добровольных «моджахедов» для Чечни и Афганистана. В сентябре 1999 г. он оправдал в одной из своих проповедей взрывы домов в Москве. Британские спецслужбы заинтересовались им только после сентября 2001 г., да и то как-то нерешительно, дважды арестовывали и освобождали его в 2002–2003 гг. Тем не менее в 2004 г. он открыто выступал с проповедью джихада на улицах Лондона.

Столь же одиозной была активность выше упоминавшейся «Аль-Мухаджирун», в 1996 г. отколовшейся от всемусульман ской партии исламского освобождения (ПИО) во главе с сирий цем Омаром Бакри, официально выступавшим за «мирное»

созидание единого для всех мусульманского халифата.

Вместе с тем Бакри, владея в Англии коммерческой фирмой, собрал 250 тыс. долл. для боевиков Шамиля Басаева, вел здесь, а так же в США, Франции, Германии и Индии активную пропаганду, поддерживая открыто «джихад на оккупированных территори ях», к которым относил (в 90-е годы) Боснию, Палестину, Чечню, а потом – и Аравию (очевидно, имея в виду наличие там баз США). Он же регулярно переводил собранные в Европе сред ства чеченской и дагестанской диаспорам в Иордании (для по следующего перечисления на нужды боевиков), а также спонси ровал отправку через Турцию на Кавказ групп арабских наемни ков из числа ветеранов афганской войны 1979–1989 гг. Бакри за 1998–2001 гг. направил в Афганистан, Кашмир и Чечню до пакистанцев, ранее проживавших в Англии.

Согласно информации английских СМИ, к сентябрю 2001 г.

в стране свободно проживало около 20 исламо-экстремистов, обвиняемых в убийствах нескольких сот людей в Алжире, Ту нисе, Египте и Иордании. Тогда же стало известно, что из мно гочисленных исламских организаций в Великобритании по крайней мере три выполняли задания Усамы бен Ладена по вербовке боевиков, обеспечению их деньгами, документами, средствами связи и оружием. Уже после 11 сентября 2001 г.

выяснилось, что не менее 5 террористов из тех, кто захватил самолеты и направил их на здания в Нью-Йорке и Вашингтоне, довольно долго проходили обучение в Англии.

После событий 11 сентября спецслужбы Великобритании, наконец, зашевелились. Некоторые из исламских ассоциаций, неосторожно «засветившие» свои связи с террористами, были поставлены под запрет, а лидеры – арестованы или высланы.

Однако благодушие все еще не покидало британцев. Их не очень беспокоило распространение в стране печатных изда ний, призывавших «вернуться к халифату», а главное – «изба виться от империй Запада, расхищающих ресурсы угнетенных наций». Даже рост числа этнических англичан, принимавших ислам (а таких в 2000 г. было около 5 тыс. чел.), обществен ность страны почти не волновал, хотя в последующие годы он продолжал увеличиваться и за счет новообращенных коренных жителей Великобритании, и за счет прибывавших в страну им мигрантов, в частности бывших христиан из Африки и островов Карибского моря.

Здесь необходимы пояснения. Мусульмане в Западной Ев ропе живут по-разному. И хотя в целом положение мусульман ских диаспор на Западе несравненно лучше, чем их соотече ственников у себя на родине, они тем не менее все же страда ют от расизма, национально-конфессиональных предрассуд ков, которые обрекают их в сущности на отчуждение и сегрега цию, формально отсутствующую. Сталкиваясь с непонимани ем, травлей, нападениями погромщиков, мусульмане ожесто чаются и становятся, по словам одного из их лидеров, «легкой добычей националистов и мусульманских фундаменталистов».

В частности, пресса отмечала, что в Германии лет назад уже действовали 14 организаций исламо-экстремистов, в которых состояли более 20 тыс. активистов, в том числе – вы ходцы из Алжира, Сирии, Египта, Ирана. В то время создавае мые ими мечети и исламские центры стали буквально питом никами исламизма, как и разбросанные по всей Европе ячейки экстремистов-подпольщиков. Однако права и возможности этих активистов сильно ограничены отсутствием у большинства из них германского гражданства. Кроме того, ряды таких органи заций неоднородны – турки, арабы, иранцы тяготеют к своим этническим землячествам, а среди граждан Ирана и Турции еще больше настаивают на уважении своей этнической при надлежности курды (которых уже к 1995 г. в Германии было до 500 тыс. чел.). Это обстоятельство в определенной мере разъ единяет мусульманскую диаспору в Германии, заодно ослаб ляя и потенциал исламистов. К тому же большинство мусуль ман в Германии дорожит возможностью жить в этой стране.

Более того, влияние исламистов в диаспорах, как правило, сла бее, чем на родине. Иммигранты живут более зажиточно, и к тому же многие из них разделяют идеи не столько исламизма, сколько национализма, левоанархизма и даже марксизма (осо бенно курды, поддерживающие Рабочую партию Курдистана), что также осложняет деятельность исламистов в Германии.

Иное положение во Франции, где по закону вообще игно рируются этнорелигиозные различия между жителями страны и поэтому по статистике каждый второй сын иммигрантов и каж дая четвертая их дочь вступают в брак с коренными францу зами. И хотя в стране 5 соборных и свыше 1500 обычных мече тей, в которых проповедуют до 600 дипломированных имамов, подавляющее большинство мусульман Франции далеко от ис ламо-экстремизма, дорожит возможностью жить и трудиться во Франции, где к тому же они обладают более широкими воз можностями и правами, чем у себя на родине.

Во Франции существует давняя традиция не обособления иностранцев, а приобщения их к французской культуре. На эту же идею работала и французская концепция «непосредствен ного» (прямого) управления в колониях, где всем жителям внушалась мысль о вечной «цивилизаторской миссии» Фран ции и о том, как прекрасно, отказавшись от своей «отсталой» и «реакционной» культуры, почувствовать себя французом, при частным к наследию Вольтера, Руссо и Дидро, к великому принципу «свобода, равенство, братство». Французы всегда умели продвигать свою культуру и язык, что и сейчас еще чув ствуется в давно ставших независимыми странах Магриба, За падной и Тропической Африки, Ливане и на Мадагаскаре. Тем более успешно они добиваются полу-, а иногда и полной асси миляции поселившихся среди них жителей этих стран.

Это вовсе не означает, что во Франции нет исламо экстремистов и потенциальных террористов среди многомил лионной диаспоры выходцев из мира ислама. Взрыв на стан ции Сен-Мишель в парижской подземке в 1995 г., нередкие аресты, облавы и обыски с разоблачением тех или иных неле гальных групп свидетельствует, что опасность мусульманского радикализма здесь существует. Но шансов развернуться у него меньше, а возможностей у властей нейтрализовать – больше.

Помимо всего вышесказанного, во Франции есть группы му сульман, резко враждебно настроенные по отношению к исла мизму и даже арабскому национализму. Это – семьи примерно 42 тыс. алжирцев, ранее служивших во французской админи страции и войсках Франции в Алжире. Они вынуждены были покинуть родину в 1962 г. Это – сотни и тысячи алжирцев, бежавших во Францию после 1991 г., когда исламо экстремисты стали убивать литераторов, журналистов и вооб ще интеллигентов, пишущих по-французски. Наконец, следует принять во внимание огромный опыт французской полиции, с 20-х годов имеющей информаторов во всех арабских и афри канских общинах страны. По сведениям, полученным автором от непосредственного очевидца, жандармы уже тогда знали, что иммигранты селятся обособленными землячествами по кланам, племенам, этносам и конфессиям. Поэтому, расследуя любое дело, они почти всю необходимую информацию получа ли от клана или общины, соперничавших с теми, к которым принадлежали подозреваемые.

Совершенно особая ситуация сложилась в Великобрита нии, где много, до 75% местных мусульман имеют британское гражданство. В основном это бывшие пакистанцы (их – до ), индийские мусульмане, уроженцы Восточной Африки и Ниге рии, Малайзии, Бангладеш, турецкой части Кипра и прочих бывших колоний Великобритании, уехавшие с родины вскоре после провозглашения ее независимости. Однако значитель ный рост мусульманской диаспоры в Великобритании, связан ный с экономическими и социальными причинами, судя по всему, привел к преобладанию среди британских мусульман лиц, не являющихся гражданами страны. Это – воспользовав шиеся правом на воссоединение семей родственники (еще ча ще – псевдородственники) ранее приехавших, а также лица, сумевшие въехать в страну, но еще не получившие (по разным причинам) гражданства. Имеются и нелегалы, каковых немало.

Английское правило «живи и давай жить другим» приводит к определенной обособленности, отгороженности мусульман от британского общества (чего гораздо меньше, например, во Франции и даже в Германии). Мусульманские кварталы ан глийских городов, особенно в Манчестере, Ноттингеме, Бир мингеме, имеют свои специфические особенности, внешне от личаются от населенных коренными британцами районов, как правило, теснятся вокруг мечетей, характеризуются обилием экзотических лавок и магазинов, множеством детей на улицах, а также выраженными мусульманскими деталями одежды или просто полностью традиционными мусульманскими одеяниями, особенно женщин и лиц пожилого возраста.

Естественно, здесь, в своем замкнутом мирке, как бы вос производящем «микроотечество» (отчужденность от коренных жителей и сплоченность в рамках прихода той или иной мечети лишь этому способствуют), любой мусульманин, даже ислам ский радикал может рассчитывать на солидарность и поддерж ку, хотя бы молчаливую. Дисциплина и скрытность деятельно сти в рамках бесчисленных (часто исчезающих еще быстрее, чем возникающих) ассоциаций, нелегальных организаций, тем более – суфийских братств, о которых всегда мало что извест но, где бы они ни действовали, лишь дополняют картину. Ины ми словами, для действий исламо-экстремистов в Великобри тании условия всегда были куда более благоприятны, чем в Германии и во Франции.

То, что в Великобритании до определенного времени все было относительно спокойно, – отнюдь не результат усилий британских спецслужб, а просто следствие собственных расче тов лидеров исламо-экстремизма, до поры до времени предпо читавших «не трогать» Великобританию. Сохраняли ее как своего рода политическое убежище и юридически более или менее надежное укрытие, в котором можно спрятаться более гарантированно, чем где-либо, и даже в случае обнаружения уповать на британскую юстицию, не выдающую политических эмигрантов вообще, тем более, если им на родине грозит смертная казнь. Поэтому-то и вели себя столь непринужденно в Англии упоминавшиеся выше Абу Хамза аль-Масри, Омар Бакри, да и десятки прочих лидеров такого же рода, только ка либром поменьше и постаравшихся не так «засветиться» в средствах массовой информации.

Однако обстановка с годами менялась. События 11 сен тября 2001 г. в США вызвали, с одной стороны, тревогу правя щих кругов в Великобритании, с другой – нажим со стороны Вашингтона и требование усилить борьбу с терроризмом. Со ответствующий закон, принятый британским парламентом еще в феврале 2001 г., но применявшийся относительно мягко, формально запретил деятельность 14 связанных с Усамой бен Ладеном организаций, включая «Аль-Мухаджирун» Омара Ба кри (который, впрочем, мало от этого пострадал, став менять названия или имитируя раскол своих групп). В целом ситуация практически не изменилась. В то же время недовольство му сульман, как на Востоке, так и на Западе, политикой Велико британии резко возросло вследствие участия английских войск весной 2003 г. в войне США против Ирака и последующей ок купации этой страны. Британские вооруженные силы, несмотря на то, что масштабы их действий и зона ответственности в Ираке были намного меньше, чем у американцев, так же, как и «союзники», вынуждены были отбиваться от нападений парти зан, наносить последним ответные удары, мстить за акты тер рора и гибель боевых товарищей, производить аресты, облавы и «зачистки». А поскольку в Ираке, судя по сообщениям СМИ, вооруженным сопротивлением руководят исламисты, а участву ют в нем, помимо иракцев, также мусульмане из самых разных стран, в том числе – из Иордании, Сирии, Египта, Афганистана и Пакистана, то это не могло не сказаться на отношении урожен цев этих стран, в том числе проживающих в Великобритании, к властям, да и в целом к населению данного государства.

В то же время правящие круги США и Англии за два года войны в Ираке все же кой-чему научились. Они прекратили начатую в 2003 г. американской морской пехотой тотальную войну против всех иракцев как таковых (что должно было, судя по всему, устрашить иракцев, чего не случилось) и сделали первые шаги по политическому маневрированию с учетом этно конфессиональной ситуации в стране. С самого начала они стремились договориться с курдами (т.е. примерно 20% населе ния Ирака), которые с 1991 г. пользовались их негласной под держкой. Однако курды не были едины: среди них функциони ровали, помимо соперничавших друг с другом националистиче ских группировок, также организации исламо-экстремистского толка (в частности, «Ансар аль-Ислам», «Ат-Таухид» и др.), которые, связавшись с «Аль-Каидой», воевали как с национа листами, так и с войсками западных держав. Тем не менее с основной частью курдов, судя по всему, удалось договориться, что дало возможность вовлечь их лидеров в процесс политиче ского урегулирования иракской проблемы.

Еще сложнее дело обстояло с шиитами, составляющими до 60% всех арабов Ирака. Англо-американцы, вторгшиеся в Ирак, столкнулись после оккупации страны с сопротивлением как в суннитских районах (всегда бывших оплотом влияния властей в Багдаде), так и в шиитских, которые были настроены против Саддама, но предпочли бы избавиться от него без «по мощи» Запада. К тому же США опасались шиитов гораздо больше суннитов, считая их сторонниками соседнего едино верного Ирана, каковой для американцев, начиная с револю ции 1978–1979 гг., безусловно, враг № 1 на Ближнем Востоке.

Поэтому ожесточенные бои кипели как в ставшем знаменитым «суннитском треугольнике» Багдад – Рамади – Тикрит, так и в священных для шиитов городах Неджефе и Кербеле, не говоря уже о населенном преимущественно ими (и оккупированном англичанами) главном центре Южного Ирака городе Басра.

Например, только в декабре 2004 г. в Неджефе и Кербеле по гибли 22 и были ранены 34 человека.

Постепенно американцам все же пришлось изменить так тику. Уже в первый состав Переходного правящего совета они включили 13 шиитов, 5 суннитов и 5 курдов, 1 туркмена и 1 ас сирийца. Этот состав не получил поддержки иракцев, посколь ку за ним «стояла Америка». Однако последующие усилия в этом направлении, очевидно, стали давать плоды. И когда при новом раскладе сил главой государства в Ираке стал курд, а правительство возглавил шиит, это означало безусловно, стремление правящих кругов Запада создать новую модель управления Ираком при опоре на курдов и арабов-шиитов, ко торые преследовались при режиме Саддама Хусейна. «После почти 1400 лет доминирования суннитов в истории ислама установление во главе арабского государства правительства с господством шиитов является абсолютно революционным ша гом», – писала в мае 2005 г. «Нью-Йорк таймс». И хотя газета выражала опасения по поводу возможного объединения Ира на, Бахрейна (где шиитов 75%), Ирака, Ливана (где их – до 40% населения) и близких к шиитам алавитов Сирии (до 12%), не говоря уже о 10–15% шиитов среди жителей Саудовской Аравии, все же она расценивала (и справедливо) данную ак цию США в Ираке как удачу, после которой «Буш будет рас сматриваться в истории шиитов как освободитель». Так это или нет, но определенные политические дивиденды от хотя бы временной опоры на шиитскую элиту США получили.

Несомненно, это обстоятельство привело к сокращению масштабов воинских операций в Ираке, где представители двух общин, составляющих в общей сложности большинство населения, получили хотя бы частичное удовлетворение своих требований. Конечно, истоки иракского сопротивления далеко не исчерпаны: против оккупантов резко настроена суннитская община страны, ныне оттесненная на второстепенные позиции;

против них продолжают сражаться тысячи подпольщиков, при бывших в Ирак за эти годы из соседних мусульманских стран в качестве добровольцев;

наконец, далеко не все курды и не все шииты смирились с присутствием в стране иностранных войск и вообще с господством «иноверцев». Тем не менее в целом накал борьбы в Ираке, по крайней мере временно, несколько спал.

Но для исламо-экстремистов такой ход событий смерти подобен. Для них переход от вооруженного сопротивления к переговорам, к мирной (экономической, политической, соци альной, культурной и иной) эволюции и реформам означает потерю влияния радикалов и террористов и его переходу в ру ки умеренных исламистов, согласных отстаивать свои взгляды в рамках законности и порядка. Поэтому вожди «Аль-Каиды» и других сил исламо-экстремизма, в свое время с радостью ухватившиеся за войну в Ираке, как за неожиданный подарок, делают все, чтобы исключить какое-либо умиротворение и са му возможность развития мира ислама по гуманному пути не насилия и согласия. Судя по всему, в результате совместных действий ряда подчиненных им организаций (а может быть, единственной, их всех объединяющей, но без конца меняющей названия и обличья в целях запугивания Запада пропаганди руемым «обилием» такого рода структур) уже после начала войны в Ираке были осуществлены теракты в мае 2003 г. в Ка сабланке (42 убитых, около 100 раненых), против миссии ООН в Багдаде в августе 2003 г., синагог Стамбула в ноябре 2003 г.

и мирных шиитов Ирака в марте 2004 г. (общее число жертв – 270 чел.). 11 марта 2004 г. связанные с «Аль-Каидой» и «Ансар аль-Ислам» террористы взорвали три пригородных поезда в Мадриде, убив 198 и ранив около 1,5 тыс. человек. 9 мая 2004 г. в результате теракта были убиты президент Чечни Ах мад-Хаджи Кадыров и еще 5 человек. Летом и осенью 2004 г.

наблюдалось усиление терроризма на Северном Кавказе, осо бенно в соседних с Чечней Ингушетии и Северной Осетии, где, конечно, особо потрясло весь цивилизованный мир нападение 33 боевиков на школу в Беслане, во время которого пострадали свыше тысячи человек. Из них более 330 были убиты. 7 октяб ря 2004 г. 34 человека погибли в селении Таба на Синайском полуострове вследствие серии взрывов. До этого в Египте 7 лет не было терактов, причем исламисты даже официально объ явили о перемирии с властями. 2 ноября 2004 г. Мухаммед Буйери, голландский гражданин марокканского происхождения убил 15 выстрелами в упор на улице Амстердама кинорежис сера Тео Ван Гога за критику им «нетерпимости мусульман».

После ареста убийца заявил: «Я действовал исключительно во имя моей религии».

Характерно, что почти все нападения были совершены (за исключением Ингушетии) не на войска и вообще не на силовые структуры. Они имели целью запугать мирных жителей и Запада и Востока, политически «напомнить» о себе, дабы подчеркнуть невозможность какого-либо мирного решения, а заодно – как бы поднять престиж среди мусульман и закрепить свое влияние на них. В этом же ключе следует рассматривать последующие ак ции исламо-экстремистов, не очень частые и масштабные, но регулярно повторяющиеся (например, вследствие двух взрывов в Каире в апреле 2005 г. погибли 3 и ранены 4 иностранца, по кончили с собой 3 смертника, из них две женщины).

На этом фоне взрывы в Лондоне 7 июля 2005 г. явились сенсационными во многих аспектах. Во-первых, они стали са мыми кровавыми терактами в истории страны. Во-вторых, это было «демонстрацией силы» по отношению не только к Ан глии, но и вообще ко всем восьми великим державам, руково дители которых именно в тот день начали свое совещание в Глениглсе, на британской территории. В-третьих, террористы решились нарушить во многом ими же негласно установленную «неприкасаемость» Великобритании и тем самым лишиться определенных выгод, о которых выше уже говорилось. Более того, они объявили взрывы в Лондоне «возмездием» за уча стие Англии в иракской войне и пригрозили совершить то же самое в других странах – союзницах США, держащих войска в Ираке – Дании и Италии. На интернетсайтах исламо-экстреми стов (кстати, ответственность за эти и некоторые последовавшие за ними акции взяли на себя несколько организаций, возможно фиктивных) прямо было сказано: «Львы джихада, действующие в Европе, готовы обрушить свои смертоносные удары на пра вительство, сотрудничающее с американскими крестоносцами – врагами Аллаха и мусульман».

И хотя пресса западных стран, особенно США, уверяла, что «война нервов» не произвела впечатления на лондонцев и что, мол, крылатые ракеты, посылавшиеся Гитлером на Лон дон в конце второй мировой войны были страшнее, в извест ной мере эффект психологического шока был достигнут, осо бенно после того, как через 2 недели, 21 июля, террористы по пытались повторить то же самое, но не справились с этой за дачей чисто технически. Лучшее доказательство результатив ности вызванного взрывами шока – убийство полицией в лон донском метро ни в чем не повинного электрика-бразильца, которого ошибочно приняли за террориста. О впечатлении, произведенном на Европу взрывами в Лондоне, свидетель ствовало и отношение к ним европейцев. Итальянский премьер Берлускони, заверяя, что Италия – «наинадежнейший» союз ник США, тем не менее обещал осенью 2005 г. вывести из Ирака 300 из 3125 находящихся там военнослужащих Италии.

В массовых облавах только в одной области в Ломбардии бы ли задержаны 142 человека. «Франция не чувствует себя в безопасности» – сказал министр внутренних дел этой страны Николя Саркози, ужесточив контроль на границах и в первую очередь за лицами, прибывающими из Великобритании. Прес са Франции, не участвующей в иракской войне и вообще про водящей со времен Шарля де Голля скорее проарабскую поли тику, тем не менее выразила опасения по поводу возможной мести исламо-экстремистов французам за участие в операциях в Афганистане, где 210 французских солдат уже 2 года контро лируют пограничную с Пакистаном зону, а ранее наносили удары по талибам с баз в Киргизии и Таджикистане. «Мы вою ем против «Аль-Каиды», – писала в июле 2005 г. газета «Либе расьон». Во Франции ввели «чрезвычайные меры безопасно сти», как и в Испании. Был поднят «уровень тревоги» в Герма нии. В крупных городах США полиция, вооружившись автома тами, начала патрулирование станций метро и автобусов.

Взрывы в Лондоне явились как бы сигналом к развязыванию очередного витка насилия во всем мире. 17 июля в иракском городе Мусайиб в результате взрыва погибло более 100 чел. и почти 200 чел. были ранены. Британская радиостанция Би-Би-Си в конце июля 2005 г. сообщила, что только в Ираке с марта 2003 г.

по июль 2005 г. погибло 25 тыс. мирных жителей и 42,5 тыс. чел.

были ранены, причем лишь 9% погибло вследствие «повстан ческой деятельности». В июле же палестинская организация «Исламский джихад» нарушила ею ранее объявленное пере мирие, совершив теракт в Израиле (4 человека погибло, 40 ра нено), на что израильтяне ответили контрударом и пообещали уничтожить вождей «джихадистов», предварительно арестовав 26 палестинцев и убив 2 палестинских полицейских. Активизи ровали свои действия исламские боевики на Северном Кавка зе, где в июле в ходе боестолкновений были убиты лидер да гестанской группировки «Шариат» Расул Макашарипов («Му слим») и подпольный «эмир» Аргуна Ваха Матагуев, лишь в апреле сменивший на этом посту погибшего Альви Тасуева («Асада»). Наконец, «венцом» июльской волны терроризма явились взрывы в египетском курортном городе Шарм аш Шейх, вследствие которых погибли 64 и были ранены 200 чел., в основном иностранные (в том числе и арабские) туристы.

Действия египетских боевиков, оживившихся с апреля 2005 г.

(кстати, в прессе утверждают, что взрывы – дело рук приезжих пакистанцев), помимо всего прочего, имели целью нанести удар по престижу президента Мубарака (в Шарм аш-Шейхе находится его резиденция) и подорвать туризм как одну из ключевых отраслей экономики Египта (в частности, такой же теракт в Луксоре в 1997 г. нанес стране ущерб в 3 млрд. дол ларов и застопорил развитие отрасли на три года).

Опросы в России показали, что эхо лондонских взрывов отозвалось и у нас. «У терроризма нет границ, ни географиче ских, ни религиозных, ни национальных», – заявил председа тель совета муфтиев России шейх Равиль Гайнутдин. Из мно жества заявлений политиков, общественных деятелей и людей искусства привлекли внимание слова Александра Гордона: «По бедить терроризм невозможно, если бороться только с ним.

Нужно как-то изменить себя, изменить систему». Подобные за явления не указывают ясно путь к выходу из создавшегося тупи ка, но хотя бы заставляют задуматься над тем, что делать дальше. С терроризмом, безусловно, необходимо бороться во енными и прочими средствами. Как-то переубедить лидеров ис ламо-экстремизма вроде Усамы бен Ладена и ему подобных, взывая к их чувствам гуманизма, справедливости и здравого смысла, бесполезно. Для таких людей терроризм – это бизнес (и, очевидно, неплохой), политическая карьера, ощущение свое го могущества и власти над миром, в более отдаленном (и весьма гипотетическом) будущем – средство захвата светской и религиозной власти в мире ислама. Точно так же вряд ли можно переубедить большинство рядовых исполнителей терактов: они, в основном, либо фанатики, либо наемники, также ведущие свой, пусть более скромный, но тоже бизнес. Но при этом надо помнить, что их сила – не в них самих (хотя периодически коли чество фанатиков и отчаявшихся людей в той или иной стране ислама опасно возрастает).

Хотел бы повторить то, о чем писать приходилось уже не раз: победить терроризм можно, только оторвав его главарей и их подручных от основной массы мусульман как на Востоке, так и на Западе. Кстати, сами экстремисты отлично это пони мают и своими акциями, помимо всего прочего, стремятся расширить пропасть между мусульманами и людьми Запада.

«После 7 июля, – сказал вскоре после лондонских терактов главный редактор крупнейшей исламской газеты Англии «Му слим Ньюс» Ахмад Версии, – отношение к мусульманам (в Ве ликобритании – Р.Л.) резко изменилось. Шесть мечетей под верглись атакам. Одна из них, кстати, в Лидсе (откуда прибыли предполагаемые исполнители взрывов 7 июля – Р.Л.). С не скольких женщин сорвали на улице хиджабы. Некоторые бри танцы начинают оскорблять мусульман, если встречают их на улице. Очень вероятно, что начнутся столкновения на религи озной почве». Но экстремистам это и нужно! Даже если сами незаслуженно оскорбленные и напуганные мусульмане не по полнят ряды экстремистов, можно на весь мир раструбить о новых преследованиях, репрессиях и унижениях мусульман и воззвать к очередному «отмщению»!

Однако эта простая мысль усваивается с трудом. Более того, тенденция бездумно переносить обвинение в терроризме на мусульман вообще даже укрепляется, в том числе и у нас в России. Достаточно прочитать остроты Максима Соколова по поводу «профицита арабской культуры», который, мол, в Лон доне «не всем понравился», и в этой связи его же замечание, что «не всякий дефицит губителен». А чего стоит выраженное на страницах той же газеты «Известия» глубокое убеждение Дмитрия Фурмана в том, что в основе исламского терроризма – «естественный страх перед неотвратимо надвигающимся но вым и сожаление об умирающем старом», что вдобавок «осложняется зависимостью и ощущением собственной недо статочности»? Варьируя эту нехитрую (а главное, давно набившую оскомину) идею, автор далее опять упоминает в ка честве причин терроризма «зависть к преуспевающим, обиду и злобу», каковые не могут окончательно исчезнуть, ибо «всегда кто-то останется в стороне, завидовать успевающим». И вооб ще волноваться особенно не стоит, так как «процветающие ныне общества подобными болезнями переболели». Какими же? «Сейчас все уже немного забыли о японских камикадзе, китайских хунвейбинах, даже о немецких фашистах».

Что можно на это сказать? Что исторические параллели не всегда оправданы, особенно когда они поверхностны? Что ставшее стандартным объяснение «завистью, обидой, злобой»

сложного комплекса исторических претензий, религиозных традиций, социальных противоречий, этнической вражды, ци вилизационного отчуждения не только несерьезно, но и опас но? Да, мусульманские общества переживают действительно трудный процесс перехода от традиционных форм жизни к со временным, от прежнего замкнутого существования к открыто сти. Но суть этого процесса – не терроризм, а политизация ис лама, причем не только как массовой идеологии и миропони мания, религии и философии, но и как образа жизни мусуль ман, источника их юридических норм, в известной мере – регу лятора повседневного быта и социальных отношений. Полити ческий ислам, базирующийся на феномене мусульманского фундаментализма, может быть умеренным и радикальным, способным включиться в диалог Восток – Запад (что, соб ственно, и демонстрируют ныне правительства Пакистана, Турции, Малайзии) и способным прибегнуть к насилию, к экс тремизму (что наблюдалось, в частности, в 80–90-е годы в правящих кругах Ирана и Судана, не говоря уже о массовых исламистских движениях в Египте и Алжире). Конечно, многое тут зависит от того, как исторически сложился тот или иной расклад сил в определенной стране. Но решающее слово – все же за лидерами Запада, за их политикой в отношении мира ис лама, которая пока что представляет собой, по выражению британского журналиста Патрика Кокбурна, «пример того, как не надо отвечать на террор». Он пишет, что «самой большой победой террористов-смертников была реакция на террор со стороны американцев», которые «вызывают ненависть у ирак цев» и своим поведением, и своим отношением к жителям Ирака. Кокбурн назвал и главную причину неудачи Запада в Ираке. Это – 5 млн. суннитов, которые «заняли нейтральную и даже сочувственную позицию по отношению к силам сопротив ления».

А какой еще могла быть эта позиция? На что могли рас считывать войска англо-американской коалиции, стреляя по первому (и чаще всего необоснованному) подозрению по ни в чем не повинным людям, включая российских дипломатов и итальянских журналистов? К тому же они и не скрывали, что дело тут не в отдельных промахах и «перегибах», а в общей установке – подавить, застрелить, подчинить! Неудивительно, что взрывы в Багдаде следуют практически ежедневно, а в мае – июне их было даже по 2–3 в день. Тем, кто все это объясняет только «завистью, обидой и злобой», стоит вспомнить, что у всех народов, в том числе самых бедных, есть еще чувства национального достоинства, оскорбленного самолюбия, соци альной справедливости, патриотизма. Более того, стоит вспомнить, что у главарей исламо-экстремистов нет никакой «зависти» и «обиды». Располагая миллионами и миллиардами, они не завидуют, а скорее сами являются объектом зависти со стороны средних и низших слоев буржуазии Запада и близких к ней интеллектуалов. Экстремисты делают свой кровавый биз нес и будут его продолжать, пока Запад все, что происходит, будет объяснять так, как это понимает Фурман. Ибо в этом случае людям Запада, буквально впадающим в эйфорию от упоения собственной сверхцивилизованностью, никогда не по нять людей Востока вообще (у которых довольно долгая па мять) и мусульман, в частности.

Лишь тогда, когда рядовые мусульмане, по крайней мере их «молчаливое большинство», которое ныне сочувствует ис ламо-экстремистам, пусть и не поддерживая их открыто, начнут от них отходить, можно будет сказать, что терроризм исламских радикалов обречен. Но когда это будет? Только то гда, когда основная часть мусульман, включая неимущих, начнет ценить не возможность «отомстить» всем неверным за свою никчемную жизнь без какой-либо надежды на лучшее, а другие перспективы – иметь жилье, послать ребенка в школу, прилично одеться и питаться (не говоря уже о большем). Коро че говоря, когда им станет что терять, они подумают о необхо димости договариваться даже с теми, кто им несимпатичен. Но для этого надо, чтобы цивилизацию Запада представляли в мире ислама не танки, линкоры и боевая авиация, а учителя, инженеры, врачи, архитекторы, художники, артисты. Чтобы экономическая, техническая, финансовая и иная помощь шла на благо всего народа, а не на укрепление марионеточных или продажных режимов. Это, кстати, тоже может изменить ситуа цию, особенно если представители западной цивилизации пе рейдут от плохо скрываемого высокомерия в неоколониальном стиле, лишь чуть маскируемого дежурными фразами о «демо кратии» и «свободе», к диалогу действительно равных сторон, к уважению и пониманию интересов своих мусульманских партнеров.

Мне кажется удачным следующий пример такого взаимо понимания. В 70–80-е годы, когда в Алжире был провозглашен курс на арабизацию, французский культурный центр в этой стране наладил у себя обучение алжирцев не французскому языку (алжирцы его и так знали), а классическому арабскому, да еще с привлечением лучших арабистов Франции. Это было не только дружественным жестом практической помощи, но и образцом понимания партнера и его нужд.

Известия, 08–10.07.2005;

The New York Times, 18.07.2005.

Азия и Африка сегодня. 2000, № 9, с.53–55;

Известия. 12.08.2005.

Мусульмане на Западе. М., 2002, с. 14–29.

Независимая газета. 22.03.2001.

Азия и Африка сегодня. 2000, № 9, с. 54–55.

Мусульмане на Западе. М., 2002, с. 27–28;

The New York Times, 22.08.2005.

Поляков К.И. Арабский Восток и Россия: проблема исламского фундаментализма. М., 2001, с. 112–113.

Известия, 25.09.2001.

Азия и Африка сегодня. 2000, № 9, с. 56;

Мусульмане на Запа де, с. 15.

Мусульмане на Западе, с.31, 97;

Новое время. 1998, № 15, с. 29–30.

Мусульмане на Западе, с.35.

Новое время. 1998, № 15, с.29–30;

Татарский мир, 2003, № 4 (33).

Ислам на современном Востоке. М., 2004, с. 229, 232–234;

Из вестия, 11.02.2003.

Известия, 22–30.12.2004.

The New York Times, 11.05.2005.

Известия, 05.04–30.07. 2004, 30.12.2004;

ABC, Madrid. 29.03.2003;

L’Express, Paris, 23.10.2003, с. 24.

Известия, 02.09.2004;

Спецназ России, июнь 2004, № 06 (93).

Ислам на современном Востоке, с. 262–267;

Известия, 25.07.2005.

The New York Times, 25.07.2005.

Известия, 08.-22.07.2005;

The New York Times, 18.07.2005.

Известия, 04.-18., 21–26.07.2005.

Известия, 08.-15.07, 25.07.2005.

Известия, 19.07.2005.

А.P.Люкманов ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИЙСКО-АРАБСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА Проекты и направления сотрудничества В отличие от советского периода, когда в развитие связей со странами Ближнего Востока и Северной Африки по идеоло гическим соображениям вкладывались крупные финансовые средства, в настоящее время сотрудничество России с араб скими странами строится с учетом реальных экономических выгод. Двусторонние отношения развиваются при активном участии и по инициативе как российских деловых кругов, так и арабских государств Ближнего Востока и Северной Африки (БВСА). Представляется, что и впредь именно предпринимате ли будут сохранять за собой роль генератора новых идей, направлений и инициатив в развитии сотрудничества.

Достигнутый за последние 15 лет уровень российско арабского сотрудничества (товарооборот по итогам 2004 г.

превысил 3,6 млрд. долл., а объем сотрудничества достигает 6 млрд. долл.) является далеко не предельным и имеет значительный потенциал для дальнейшего роста. В этом смысле неким ориентиром развития экономических связей является тот максимальный объем советско-арабской тор говли в 11 млрд. долл., который был достигнут в 1990 году.

Иными словами, нереализованные и упущенные возможности сегодняшнего сотрудничества оцениваются, как минимум, в несколько миллиардов долларов ежегодно. Большинство наблюдателей и экспертов по Ближнему Востоку сходится в том, что нынешний показатель объема экономического со трудничества следует рассматривать скорее как некий «стар товый капитал», поскольку построение устойчивой системы связей с арабским миром предполагает гармоническое соот ношение ее двух главных составляющих – политической и экономической. В этом смысле экономическая активность российско-арабских отношений заметно отстает от уровня по литического доверия, который установился между лидерами России и государств БВСА.

В 2005 г. объем товарооборота со странами БВСА при со хранении динамики предыдущих лет может увеличиться на 15– 20% и достичь 4–4,5 млрд. долл. Этому способствуют высокие мировые цены на сырьевые товары и возрастающий спрос в ря де арабских стран на продовольствие и сельскохозяйственную продукцию, а также на другие традиционные товары российского экспорта. При сохранении этих тенденций объем товарооборота с арабскими странами достигнет максимальных показателей 1990 г. в лучшем случае через 8–11 лет. Большой удельный вес сырья в структуре российского экспорта в арабский регион при низкой доле продукции высокого передела неизбежно поставит динамику развития российско-арабской торговли в зависимость от конъюнктуры мировых цен на сырьевые товары и, как след ствие, приведут к сокращению темпов прироста товарооборота.

Такой сценарий развития на деле будет означать неуклонную трансформацию всего комплекса российско-арабских экономи ческих отношений на их подчинение задачам удовлетворения главным образом текущих потребностей нынешних торговых партнеров в сырье и полуфабрикатах и окончательное вытесне ние российских технологических товаров из оборота.

Диаграмма Сценарии российско-арабского сотрудничества 12, 10, 8, млрд.долл.


6, 4, 2, 0, 2004 2005 2006 2007 2008 2010 2011 2012 15% прирост 30% прирост Динамичное развитие торгового сотрудничества с БВСА, занятие новых позиций на рынках арабских стран связаны с успехами продвижения интересов отечественных производи телей машин и оборудования, в том числе промышленного, топливно-энергетического, мелиорационного и транспортного, а также с закреплением позиций российских предприятий во енно-промышленного комплекса на региональных рынках. Ак тивизация связей может осуществиться лишь за счет каче ственного прорыва в высокотехнологических сферах – постав ках авиатехники, запуске спутников, внедрении новых техноло гий в связи. Налаживание устойчивых хозяйственных отноше ний должно сопровождаться укреплением взаимодействия в финансовой сфере и обеспечением всего комплекса банков ских услуг для обслуживания экспортно-импортных операций, а также проектов инвестиционного сотрудничества.

Представляется, что фундаментом выгодного взаимодей ствия России и арабского мира является существующая эко номическая, производственная и социальная инфраструктура в государствах БВСА, созданная при техническом содействии СССР. Речь идет о примерно 350 объектах, среди которых 97 – в Египте, 84 – в Ираке, 69 – в Алжире, более 80 – в Сирии, не сколько десятков в Йемене. Это гидроэнергетические узлы и комплексы, мелиорационные системы, каналы, плотины, ме таллургические и энергетические предприятия, горнорудные шахты, железнодорожные сети. Потребность арабских стран в поддержании работоспособности данных объектов и их техни ческое обслуживание являются и сейчас главными двигателя ми увеличения товарооборота с арабским миром. Тем не ме нее имеющийся потенциал в этой области задействован не полностью, поскольку значительная часть предприятий араб ских стран, построенных при участии СССР, переориентирова лась на поставщиков из других стран.

Точные оценки перспектив подключения российских ком паний к проектам по техническому обслуживанию хозяй ственных объектов, построенных при участии СССР в Егип те, Алжире, Сирии, Ливии и Марокко, отсутствуют. Между тем, отталкиваясь от потребностей функционирующих сей час предприятий (около 300 за вычетом объектов в Ираке) и объемов поставок по статье «Машины и оборудование» в годы советско-арабского сотрудничества, можно предполо жить, что емкость рынка поставок комплектующих и услуг по техническому обслуживанию этих предприятий может дости гать 200–300 млн. долл. в год.

Широкое поле для анализа перспектив российско-арабских связей открывается при рассмотрении актуальных бизнес проектов на рынках БВСА. Основное внимание отечественных компаний сосредоточено на следующих сферах: топливно энергетическая, геология и гидротехника, развитие транспорт ной инфраструктуры, автомобилестроение, сельское хозяй ство, освоение земель, инвестиционная, авиакосмическая, во енно-техническая, отрасли связи и информационные техноло гии.

Наиболее привлекательным для российских компаний яв ляется участие в развитии топливно-энергетического комплек са, проекты в котором обещают принести более 5 млрд. долл.

в течение ближайших пяти лет. Именно ТЭК определяет поло жение большинства арабских стран в мировой экономике и, как следствие, экономический интерес к региону БВСА. Начавшее ся несколько лет назад сближение в этой области вызвано схожей структурой и внешней ориентацией хозяйств России и ряда арабских стран, а также стремлением российских компа ний к покупке зарубежных активов и диверсификации источни ков своих доходов. По оценкам специалистов российской ком пании «Силовые машины», в регионе БВСА ежегодный прирост потребности в увеличении мощностей энергетики составляет до 10%. Основными партнерами по сотрудничеству для рос сийских предприятий ТЭК являются Египет, Сирия и Алжир, а перспективы выхода на новые рынки связаны с Саудовской Аравией, ОАЭ, а также Ираком.

В регионе БВСА представлены многие российские про изводители оборудования ТЭК: «Загранэнергостроймонтаж», «Газпромгеокомсервис», «Машиноимпорт», НПО «Сатурн», «Стройтрансгаз», «Силовые машины», «Технопромэкспорт», «Тяжпромэкспорт» и «Уралэнергоэкспорт». Данные компании хорошо знакомы с реалиями региона и успешно зарекомендо вали свою продукцию (парогазовые блоки, турбины, генерато ры, трансформаторы, распределители, кабели, опоры линий электропередач и др.) на местных рынках в конкурентной борьбе с западноевропейскими производителями. Среди круп ных нефтегазовых компаний на рынке БВСА присутствуют «За рубежнефтегаз», «Лукойл», «Роснефть», «Татнефть», и «Со юзнефтегаз». Интерес к освоению нефтяных ресурсов региона проявляет «Газпром».

В Египте объем возможных заказов и контрактов россий ских компаний может увеличиться в ближайшие годы на 1,5– 2 млрд. долл. Это связано главным образом с участием оте чественных предприятий в сооружении гидроаккумулирующей электростанции, а также первой атомной электростанции и опреснительной установки на ее базе. Увеличение объемов сотрудничества с этой страной входит в планы «Лукойла» ин вестировать в египетские проекты около 400 млн. долл.

В Сирии отечественных производителей оборудования ТЭК привлекают проекты по разработке нефтегазовых блоков в районе Дейр аз-Зора, а также газопровода Киркук-Хомс. Широ кие возможности открываются в связи с реализацией проекта строительства нефтепровода Киркук (Ирак) – Баниас (САР), стоимость которого превышает 1 млрд. долл. С учетом пер спектив развития газового сектора сирийские ведомства пла нируют строительство новых газопроводов общей протяжен ностью порядка 1000 км, а также их последующую интеграцию в трансарабский газопровод, который свяжет Египет, Сирию, Иорданию и Ливан. О своих намерениях участвовать в этих крупных проектах уже объявили российские компании «Строй трансгаз», «Тяжпромэкспорт», «Машиноимпорт», «Зарубеж нефть», «Зарубежнефтегаз», а также «Трубная металлургиче ская компания». Потенциально в ближайшие годы объем зака зов на сирийском рынке ТЭК может составить до 2 млрд. долл.

В Северной Африке интересным направлением сотрудни чества в области ТЭК является инициатива алжирской компа нии «Сонатрак» по началу реализации серии масштабных про грамм освоения нефтегазовых месторождений и строительству сети трубопроводов. Совокупная стоимость осуществления этих проектов в 2005–2009 гг. – 24,5 млрд. долл. В перегово рах на получение заказов в этом проекте участвуют компании «Стройтрансгаз», «Зарубежнефтегаз» и «Лукойл». К привлека тельным объектам сотрудничества относятся строительство крупного газопровода Хасси Рмель-Арзев и наземной части газопровода Медгаз, сооружение нескольких современных нефтеналивных терминалов и электростанций, нефтеперегон ного завода, а также газопроводов Алжир-Сардиния-Италия и Нигерия-Алжир.

Одним из многообещающих направлений сотрудничества в арабском регионе может стать участие российских компаний в освоении нефтегазовых месторождений Саудовской Аравии.

В королевстве уже присутствует «Лукойл», который разраба тывает газовый проект стоимостью 2,5 млрд. долл. в северной части пустыни Руб Эль-Хали. В конце мая 2005 г. состоялось заседание межправительственной комиссии, по итогам которо го было объявлено, что Саудовская Аравия заинтересована в привлечении на тендерной основе российских компаний к раз работке и других саудовских месторождений.

После визита руководства «Газпрома» на Ближний Восток в мае 2005 г. в средствах массовой информации появились ком ментарии аналитиков, которые единодушно отмечали, что воз росший интерес нефтегазовых компаний России к региону объ ясняется стремлением диверсифицировать источники своих до ходов, в том числе путем выхода к рынкам стран Персидского залива, которые считаются крупнейшими и самыми рентабель ными в мире. Одним из оптимальных путей получения выгодных заказов в ТЭК региона является участие в тендерах, которые регулярно проводятся в арабских странах. Например, по инфор мации РАДС (Российско-арабского делового совета), в 2004 г. в ОАЭ состоялось 68 конкурсов, в Саудовской Аравии – 116, Ка таре – 60, Омане – 40, Кувейте – 37, Бахрейне – 13. Стоимость проектов колеблется от 1 млн. долл. до 3,5 млрд. долл., а ем кость рынка составляет десятки миллиардов долларов в год.

На рынках стран Персидского залива выгодно участие ин весторов в развитии инфраструктуры железнодорожных путей сообщения. В этой области эффективной формой освоения новых рынков является кооперация российских компаний с за падными и местными производителями. Подобные схемы уже были опробованы и успешно применяются в Египте (альянс «Силовые машины» – «Сименс», сборочные предприятия «ВАЗ» и «ГАЗ»), Судане (сборочное предприятие «КАМАЗ») и Сирии («Стройтрансгаз» – «ТотальфинаАльф»). Аналогичные наработки, как представляется, могли бы быть использованы при реализации саудовского проекта «Сухопутный мост» по развитию железнодорожной сети и строительству более 1000 км железнодорожных путей в королевстве, а также модернизации существующих транспортных веток. Объем заказов по этому проекту оценивается в 2,5–3 млрд. долл. В ближайшие два три года российские машиностроительные компании, специа лизирующиеся на производстве подвижного состава и обору дования для обустройства железных дорог, в случае успеха на тендерах могут быть привлечены к осуществлению этого мас штабного проекта. Кооперация с западноевропейскими компа ниями на рынке Саудовской Аравии является оптимальным путем для получения выгодных контрактов: российские пред приятия могли бы предложить свои технологические решения по конкурентной цене и выступить в роли подрядчиков по ра ботам, а западные – взять на себя общее управление и кон сультативное сопровождение.

Потребность в обновлении железнодорожной сети испы тывает Сирия. Почти весь парк подвижного состава в этой стране, а также наземная инфраструктура создавались при участии предприятий СССР. Интерес к модернизации желез нодорожной отрасли Сирии проявляет немецкая «Сименс», в кооперации с которой могли бы выступить российские пред приятия, тем более, что опыт такого взаимодействия у них уже имеется.


Российские предприятия проявляют высокую заинтересо ванность в расширении своего присутствия в регионе БВСА.

В последние годы в Египте закрепились отечественные произ водители автомобильной техники. Данный рынок до сих пор полностью не освоен. Вполне возможно, что примеру «ВАЗ» и «ГАЗ» последуют другие российские компании – «КАМАЗ» и «УАЗ». И хотя в создание сборочных производств российские компании финансовые средства почти не вкладывают (это осуществляют местные компании, которые из-за высоких ввоз ных пошлин на готовые автомобили заинтересованы в органи зации сборочных мощностей на местах), тем не менее их дея тельность расценивается как экспорт отечественных техноло гий. Такая схема взаимодействия может быть использована в перспективе в Сирии и Тунисе, где, как и в Египте, существуют свободные экономические зоны, имеется квалифицированная рабочая сила, созданы льготные налоговые и таможенные ре жимы. Привлекательность рынков Сирии и Туниса для россий ских компаний связана также с такими факторами, как ограни ченная платежеспособность населения, не позволяющая при обретать более дорогие изделия из развитых стран, скромные требования местных потребителей к качеству автомобилей и, безусловно, внутриполитическая стабильность.

В области освоения земель российские предприятия свя зывают свои главные ожидания с проектами по созданию ирри гационных и водохозяйственных объектов в Сирии. В этой стране российские предприятия уже заняты реализацией бо лее 20 ирригационных проектов, рассчитанных на ближайшие 20 лет, общей стоимостью около 1,5 млрд. долл. Между тем перспективными рынками в сфере ирригации являются почти все арабские страны.

В аграрной сфере с 2000 г. многие российские агрохолдин ги, в частности, российско-украинский «Разгуляй-УКРРОС», прорабатывают планы существенного расширения своего зер нового экспорта в арабские страны Северной Африки, в первую очередь в Египет, который входит в число крупнейших импорте ров зерна в мире. Так, по данным Международного совета по зер новым (IGC), ежегодно эта страна закупает около 6,5 млн. тонн пшеницы на сумму около 1,3 млрд. долл., Алжир – 3,7 млн. тонн на сумму 740 млн. долл., Марокко – до 1,5–2 млн. тонн на сум му 300 млн. долл. По мнению аналитиков, Россия может еже годно гарантированно поставлять в Египет, Алжир и Марокко 2–3 млн. тонн зерна, занять треть зернового египетского рынка и потеснить тройку лидеров – США, Австралию и Францию.

Большие возможности для развития российско-арабского сотрудничества имеются в высокотехнологичных областях.

В авиакосмической сфере за последние 4 года российские ра кеты-носители вывели в космос 6 коммерческих спутников Са удовской Аравии, 2 – Алжира, один – Марокко. Емкость рынка по выводу космических спутников арабских стран пока невели ка – в среднем запускается 1–2 спутника в год, однако, по мне нию экспертов, его потенциал будет неуклонно возрастать.

Привлекательным проектом в области мирного использования космического пространства в настоящее время является уча стие «Рособоронэкспорта» в тендере на реализацию египет ской программы «Е-Стар», которая предусматривает производ ство и запуск спутниковой группировки для Египта. Примерная стоимость только первого этапа реализации проекта составля ет 500–700 млн. долл.

Рынки Алжира, Египта, Ливии, Сирии и Судана представ ляют интерес для российских производителей авиатехники. По имеющимся данным, потребность в обновлении авиапарка этих стран составляет не менее 15 машин в год. Свою долю в сегменте среднемагистральных самолетов могут занять Ту- и разрабатывающийся сейчас концерном «Сухой» проект рос сийского регионального самолета, известный под условным названием «RRJ». Проникновение на рынок и получение зака зов на поставку отечественных авиалайнеров зависит от усло вий лизинга, которые предложат финансовые участники проек та с российской стороны. Потенциально объемы заказов на оте чественные авиалайнеры могут составить до 100 млн. долл.

в год.

Многообещающие направления сотрудничества существу ют в области связи и информационных технологий. Заметную активность среди российских компаний в этой сфере проявляет компания «АФК Система», которая изучает варианты покупки операторов связи на Ближнем Востоке. Специализирующаяся на рынках стран Персидского залива и Иордании российская компания «Сибос», которая является разработчиком программно го обеспечения и информационных технологий, с недавнего времени исследует возможность выхода на сирийский и ливан ский рынки. Российский оператор сотовой связи «МТС» имеет планы расширения зон своей деятельности за счет некоторых стран Востока. Объектом его возможной экспансии могут стать Ливан и Сирия. В компании созданы аналитические группы, прорабатывающие сценарии вступления на эти рынки.

Новые перспективы в инвестиционной сфере открываются в Сирии в связи с подписанием в мае 2005 г. соглашения об уре гулировании имеющейся задолженности. Согласно достигнутым договоренностям, около 2 млрд. долл. бывшего сирийского дол га будут преобразованы в российские капиталовложения в нефтегазовые проекты местной экономики. По такой же схеме – «долг в обмен на инвестиции» – может быть урегулирована дол говая проблема с Алжиром и Ливией, где интерес представляют вложения в местные активы нефтегазовой сферы.

Между тем широкое поле инвестиционного сотрудничества просматривается и в случае подключения к инвестиционному сотрудничеству капиталов арабских стран. По имеющимся оценкам, в настоящее время арабские страны обладают по рядка 250–260 млрд. долл. свободных средств, которые они готовы вкладывать в высокорентабельные инвестиционные проекты, в том числе в России. Причина такого интереса – желание диверсифицировать зарубежные инвестиции. Более 50% арабских вложений приходится на долю США, однако здесь после событий 11 сентября 2001 г. арабский капитал чувствует себя все более неуютно. Союз семей жертв 11 сен тября, объединяющий свыше 600 родственников погибших, предъявил судебный иск против королевской семьи Саудовской Аравии на сумму 1 трлн. долл. В случае выигрыша родственни ков жертв в суде многие саудовские активы в США могут быть конфискованы. По оценкам аналитиков, только за последнее время саудиты вывели из США более 200 млрд. долл. Выве зенные из США капиталы размещены преимущественно в ев ропейских банках, в то время как поиск новых возможных объ ектов для инвестиций не прекращается. Считается, что Европа слишком тесно связана с США и потому проблему диверсифи кации инвестиций не решает. Россия же способна привлечь определенную долю – несколько миллиардов долларов – араб ских инвестиций, которые могли бы быть направлены на разви тие сотрудничества в банковской сфере.

В области взаимодействия между банками перед Россией и арабскими странами имеются вполне конкретные перспекти вы. До последнего времени этому направлению уделялось ма ло внимания, несмотря на постоянно растущий товарооборот.

Между тем динамично увеличивающиеся финансовые потоки между Россией и рядом арабских стран – Египтом, Марокко, Алжиром, ОАЭ, Сирией, Саудовской Аравией – должны заин тересовать российские банки в открытии своих филиалов в ре гионе, а в перспективе – в налаживании прямых двусторонних связей с крупнейшими арабскими банками. Пока интерес к ра боте в регионе БВСА проявляет лишь Внешторгбанк, однако не исключено, что за ним могут последовать другие кредитно финансовые учреждения России.

Привлекательным в банковской сфере является проект со здания Российско-арабского инвестиционного банка, который бы занимался финансовым обеспечением двусторонних проек тов. Предложения на этот счет прорабатываются в рамках кон сультаций российских и арабских предпринимателей, участву ющих в деятельности Российско-арабского делового совета. С арабской стороны интерес к этой инициативе проявили банки ры из Саудовской Аравии и Египта.

Одной из наиболее перспективных областей российско арабских связей является военно-техническое сотрудничество.

Представляется, что российский потенциал на ближневосточных рынках используется далеко не полностью. Объемы проданного в регионе оружия за 2000–2004 гг. достигли 14 млрд. долл., что составило 16% мирового рынка вооружений (84,5 млрд. долл.) за соответствующий период, среди которых объем поставок российского оружия в регион составил 3 млрд. долл., или 21% на рынке БВСА. Между тем спрос на отечественную военную технику широк: это современные образцы авиационной и броне танковой техники, комплексы ПВО, артиллерийские системы, военно-морское вооружение, боеприпасы и стрелковое оружие, услуги по ремонту и модернизации вооружений. Важное место в военных связях со странами арабского Востока занимают подго товка армейских кадров различного профиля и повышение их уровня в российских военно-учебных заведениях.

У российских оружейников есть реальные возможности расширить свои позиции на арабском Востоке. Главным рынком в регионе могут стать страны Аравии. Так, не исключено, что Саудовская Аравия – крупнейший покупатель здесь на рынке вооружений – заинтересована в том, чтобы проводить более независимую от США политику, в том числе в сфере безопасно сти, и может принять решение о закупках оружия в России.

Перспективы увеличения портфеля заказов на вооружения связаны с Йеменом, который может потратить на эти цели 0,5– 1 млрд. долл. Йеменская армия вооружена на 90% оружием советского производства, которое нуждается в модернизации, и также заинтересована в получении боевых вертолетов Ми 35, зенитных комплексов С-300 ПМУ-1, установок залпового огня «Смерч», противотанковых комплексов «Корнет».

В Магрибе одним из перспективных направлений для рос сийского ВПК эксперты считают Алжир, который может потратить в ближайшие годы 2–2,5 млрд. долл. Около половины этой суммы может пойти на услуги по модернизации уже стоящей на воору жении техники. На определенную долю в заказах на поставку спецтехники российские экспортеры могут рассчитывать в Ливии, с которой в 2003 г. были сняты международные санкции.

Однако надо учитывать, что увеличение поставок вооруже ний в арабские страны связано с неизбежным столкновением с интересами как американского ВПК, который контролирует почти 2/3 рынка БВСА, так и западноевропейских стран. Главный ин струмент их политики – финансирование военного экспорта. Так, например, в 1992–2001 гг. примерно 72% совокупного экспорта оружия из США (104 млрд. долл.) было оплачено наличными за счет средств самого покупателя. Однако оставшиеся 28% (41 млрд. долл.) идут по линии государственной поддержки со сто роны США в виде субсидий и без обязательств их погашения.

Очевидно, что российско-арабское сотрудничество в бли жайшие годы обладает значительным потенциалом роста.

Фундаментальная доля этого потенциала приходится на проек ты ТЭК в Алжире, Египте, Сирии и Саудовской Аравии, стои мость которых может превысить 5 млрд. долл. В области сель ского хозяйства и освоения земель объем заказов на рынках БВСА достигает 2 млрд. долл. От 0,5 до 2 млрд. долл. может принести участие в обновлении железнодорожной инфраструк туры Сирии и Саудовской Аравии. Большие перспективы связа ны с ростом инвестиционного сотрудничества – от 1 до несколь ких миллиардов долларов в год. Несколько сот миллионов дол ларов принесет активизация связей в автомобилестроении.

Традиционный интерес России в арабском мире будет пред ставлять военно-техническое сотрудничество, объемы которого могут возрасти на несколько сот миллионов долларов.

Информационный фактор в развитии российско-арабского экономического сотрудничества Налаживанию прямых связей между предпринимателями России и арабских стран препятствует отсутствие или крайне слабое развитие каналов обмена информацией и связи.

Например, в российской части мировой сети Интернет количе ство сетевых узлов, посвященных оперативному распростра нению сведений о странах БВСА, ограничивается лишь служ бами РАДС (http://www.russarabbc.ru/ru), Институтом Ближнего Востока (http://www.iimes.ru) и МидИст (http://www.mideast.ru).

Из этих сетевых ресурсов лишь узел РАДС полностью посвящен экономической тематике. Проблема дефицита информации о хозяйственных процессах в арабских странах вытекает из отсут ствия обратных связей между научными и деловыми кругами.

Между тем информации и материалов об арабском мире в России издается большое количество. По имеющимся данным, в различных научных центрах только экономической пробле матикой арабских стран занимаются около трех десятков док торов и кандидатов экономических наук. Всего специалистов, изучающих регион БВСА, в нашей стране насчитывается больше 120. В Москве и Петербурге, а также в Казани, Новго роде, Махачкале, Майкопе функционирует более десятка учеб ных заведений, курирующих арабскую тематику. Самые из вестные из них – Институт стран Азии и Африки при МГУ, Ин ститут востоковедения РАН, МГИМО МИД РФ, Институт восто коведения в Петербурге, Дагестанский научный центр и др.

Ежегодно количество выпускников-арабистов в России состав ляет несколько сот человек. Среди них как специалисты широ кого профиля, так и технические эксперты. С другой стороны, за полвека сотрудничества при участии СССР, затем РФ в Египте, Сирии, Алжире, Тунисе, Ираке и других странах подго товлено несколько десятков тысяч специалистов со знанием русского языка.

Как видно, отечественные арабисты и арабские специали сты по России формируют крупное сообщество, интеллекту альные способности которого могут быть использованы в фор ме консультаций и лоббистских инициатив на этапах подготов ки и реализации перспективных проектов. Развитию связей на этом уровне во многом должны способствовать заинтересо ванные российские компании, которые объединились в 2002 г.

в рамках Российско-арабского делового совета. Вклад РАДС в налаживание контактов с арабскими странами заметен. Благо даря его усилиям сдвинулось с места решение политических и экономических проблем в отношениях России с рядом араб ских стран, активизировались контакты, в том числе и на выс шем уровне. За последние два года при содействии Российско арабского делового совета проведены десятки различных ме роприятий – выставки, форумы, семинары – с участием пред принимателей в России, Алжире, Бахрейне, Египте, Иордании, Сирии и ОАЭ. На сетевом узле РАДС регулярно обновляются сведения о перспективных проектах, которые могут заинтере совать российские компании. Кроме того, размещены справоч ные материалы о политическом и социально-экономическом положении в арабских странах. Примечательно, что именно после создания РАДС товарооборот с арабскими странами увеличился почти наполовину – с 2,3 млрд. долл. в 2003 г. до 3,6 млрд. долл. в 2004 г. Если коротко сформулировать дея тельность организации, то можно сказать, что основная функ ция Совета состоит в минимизации трансакционных издержек, связанных с изучением рынков БВСА, сбором и оптимизацией поступающей информации, выявлением наиболее привлека тельных областей сотрудничества и установлением контактов между деловыми кругами.

Тем не менее, несмотря на важную роль, которую играют РАДС и ТПП России в продвижении интересов отечественного предпринимательского сообщества в арабском мире, пред ставляется, что в дело информационно-аналитического сопро вождения могут быть внесены некоторые конструктивные из менения. Во-первых, к информационно-аналитической работе деловым кругам целесообразно привлечь на условиях подряда специализирующиеся научные и исследовательские учебные заведения. Подавляющая часть ученых-экономистов работает в Москве в Институте востоковедения и Институте Африки РАН, в Московском государственном институте международных отношений, а также в Институте стран Азии и Африки при МГУ.

Размещение среди них заказов на информационно-аналитиче скую поддержку позволит улучшить представление о развитии событий в арабских странах и, как следствие, успешнее плани ровать свои действия по выходу на рынки БВСА.

Во-вторых, сотрудничество деловых кругов с научным со обществом по вопросам развития отношений с арабским ми ром повысит уровень подготовки и квалификации отечествен ных специалистов. Благодаря этому взаимодействию отече ственные компании смогут оперативно решать кадровые вопро сы, организуя встречи и собеседования с выпускниками и соис кателями. Объединение усилий предпринимательства и акаде мического сообщества скажется на качестве работы российского бизнеса на арабском направлении и увеличении его конкурент ных преимуществ.

Наконец, предпринимательство как заинтересованная сто рона должно стать главным инициатором координации корпо ративных планов с государственными структурами и, более того, своего подключения к решению насущных проблем в рос сийско-арабских экономических отношениях. Качественные прорывы в сотрудничестве с арабскими странами могут быть достигнуты только при использовании государственного ресур са, который привлекается в качестве лоббистского механизма при защите и отстаивании национальных интересов.

Роль государства в развитии российско-арабского экономического сотрудничества Благоприятным фактором российско-арабского сотрудни чества является уровень политических отношений. Россия за нимает солидарную позицию с подавляющим числом арабских стран по большинству международных проблем. Близость под ходов, несомненно, положительно влияет на налаживание свя зей на уровне деловых кругов. Об этом говорит, в частности, опыт отношений с Алжиром, Ливаном, Сирией, Суданом, Егип том и Саудовской Аравией. До 2003 г. примером положитель ного влияния уровня двусторонних политических отношений на экономические связи было взаимодействие с Ираком, руковод ство которого активно содействовало налаживанию сотрудни чества с российскими компаниями. В настоящее время отече ственный капитал встречает поддержку своих инициатив на высшем уровне в Сирии, Египте, Алжире и Саудовской Аравии.

О взаимном интересе к развитию отношений свидетельствует частота официальных и рабочих визитов глав государств, в ходе которых обсуждение экономических вопросов сотрудни чества является предметом повышенного внимания. Напри мер, за последние четыре годы российскую столицу посещали руководители Алжира, Египта, Иордании, Ирака, Ливана, Пале стины, Саудовской Аравии, Сирии. В 2005 г. российский прези дент совершил ближневосточное турне, посетил Египет и терри тории ПНА, готовятся его поездки в страны Аравийского полу острова и Магриб.

Однако само по себе потепление политических отношений мало что сулит бизнесу. Опыт деятельности развитых госу дарств, таких как США, Япония, членов ЕС, да и, отчасти, бывшего СССР, свидетельствует, что успешная внешнеторго вая деятельность в регионе БВСА сопряжена с государствен ными гарантиями и программами финансирования экспорта.

Например, объемы объявленных обязательств Экспортно импортного банка США на поддержку американских компаний на рынках арабских стран составили в 2004 г. 1,671 млрд.

долл. (не включая 500 млн. долл., заявленных на обеспечение экспорта в Ирак), а за первое полугодие 2005 г. – 1,4 млрд.

Другой пример – Департамент экспортных кредитов долл.

Великобритании, который за 2003–2004 гг. выдал националь ным производителям гарантий на экспортные кредиты в объе ме 2,9 млрд. фунтов стерлингов, из которых больше трети пришлось на арабские страны – Саудовскую Аравию, Алжир, Египет, Марокко, Тунис, Катар и ОАЭ.

Поддержка, получаемая западными компаниями на рынках арабских стран, заведомо ставит отечественных предпринима телей в неравные условия. Кроме этого, прочные позиции за падноевропейских, американских и японских корпораций обес печены негласной схемой отношений по формуле «нефть в обмен на технологии» и «нефть в обмен на безопасность».

Развитые государства «Большой восьмерки» выделяют круп ные средства ежегодно на общественно-политические акции.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.