авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 25 |
-- [ Страница 1 ] --

Том Клэнси

Радуга Шесть

Нет согласия между львами и людьми,

И волки не дружат с ягнятами.

Гомер

Пролог

Предварительная подготовка Джон Кларк провел больше времени в самолетах, чем многие из профессиональных пилотов, и знал статистические данные, связанные с полетами, не хуже их, и все-таки ему не нравилось пересекать океан на двухмоторном самолете. По его мнению, лучшим числом двигателей для самолета является четыре, потому что выход из строя одного из них означает потерю всего лишь 25 % подъемной силы, тогда как на этом «Боинге-777» компании «Юнайтед» теряется сразу половина. Может быть, он беспокоился больше обычного, потому что вместе с ним летели жена, дочь и зять. Нет, дело не в этом. Он совсем не нервничал, по крайней мере из-за полета. Это было какое-то смутное беспокойство... из-за чего, спросил он себя. Рядом с ним, у иллюминатора, сидела Сэнди, погруженная в чтение детектива, тогда как он пытался читать последний номер «Экономиста» и не переставал думать о том, чем вызван холодок на шее. Он стал было поворачивать голову, осматривая салон самолета в поисках опасности, но тут же взял себя в руки. Похоже, все в порядке, и ему не хотелось казаться нервным пассажиром экипажу самолета. Кларк отпил белого вина из бокала, стоящего перед ним, пожал плечами и вернулся к чтению статьи, повествующей о том, каким безопасным стал новый мир.

По его лицу пробежала гримаса. Ну что ж, приходилось признать, что ситуация в мире сейчас намного спокойнее, чем в предыдущие годы. Кларку больше не приходилось выбираться из люка подводной лодки у русского берега, или лететь в Тегеран, чтобы провести операцию явно не по вкусу иранцам, или плыть по вонючей реке в Северном Вьетнаме, спасая сбитого американского летчика. Когда-нибудь, возможно. Боб Хольцман уговорит его написать книгу воспоминаний. Проблема заключалась в том, поверит ли кто-нибудь тому, что пришлось ему пережить, да и позволит ли ЦРУ поведать миру о его приключениях, разве что на смертном одре? Джон не спешил умирать, особенно сейчас, когда ожидал рождения внука. Ему не хотелось думать о смерти. Пэтси забеременела, должно быть, уже в брачную ночь, и сияющий гордый вид Динга отчасти это подтверждал. Джон оглянулся назад, в салон бизнес-класса — занавеску еще не задернули, — и увидел дочь и зятя, держащих друг друга за руки, пока стюардесса рассказывала о мерах безопасности. Если самолет упадет в воду на скорости в четыреста узлов, достаньте из-под своего кресла спасательный жилет, он надуется после того, как вы потянете за... Джон слышал эту лекцию много раз. Ярко-желтый спасательный жилет сделает проще поиск места катастрофы — только для этого он и годится.

Кларк снова оглядел салон. Холодное чувство опасности не покидало его. Но почему?

Стюардесса прошла по салону и взяла его бокал. Самолет выруливал на взлетную полосу.

Стюардесса остановилась у кресла Алистера на левой стороне салона первого класса. Кларк перехватил его тревожный взгляд, когда англичанин поставил спинку кресла в вертикальное положение. Неужели он тоже что -то заметил? Тогда для этого действительно есть основания, ведь ни одного из них нельзя обвинить в излишней нервозности.

Алистер Стэнли был майором в Специальной Воздушной Службе, перед тем как его перевели в Секретную Разведывательную Службу. Он занимал должность, похожую на должность Джона, — ее можно назвать выполнением особых заданий, которые были не по вкусу более щепетильным коллегам. Алистер и Джон понравились друг другу, когда им пришлось выполнять задание в Румынии восемь лет назад, и американец с удовольствием узнал, что им придется снова работать вместе, хотя оба были уже слишком пожилыми для выполнения заданий, требующих особой подготовки. Административная работа была не слишком по душе Джону, но он понимал — ему уже не двадцать лет... или тридцать... и даже не сорок. Слишком стар, чтобы бегать по улицам и прыгать через заборы.

...Динг сказал ему об этом всего лишь неделю назад в кабинете Джона в Лэнгли, причем с подчеркнутым уважением, большим, чем обычно, поскольку зять старался быть особенно вежливым с будущим дедушкой своего первого ребенка.

Какого черта, подумал Кларк, удивительно уже то, что он дожил до времени, когда может ворчать о наступлении старости — нет, не старости, просто молодость прошла... Не говоря уже о том, что к нему относились с уважением как к директору нового агентства.

Директор. Почетный титул для отставного разведчика. Но разве можно отказать Президенту, особенно если он твой хороший друг?

Шум двигателей усилился. Кларк испытывал знакомое чувство, подобное тому, как вдавливаешься в спинку сиденья спортивного автомобиля, стремительно проскакивающего красный свет светофора, только на этот раз ощущение было более сильным. Сэнди летала очень редко и даже не оторвалась от книги.

Должно быть, очень интересная, хотя Джон никогда не читал детективы. Он никогда не понимал их и потому чувствовал себя глупо, несмотря на то что в своей профессиональной жизни с ним неоднократно случались настоящие приключения.

Тихий голосок в голове произнес «взлет», и пол под ногами взлетел вверх. Корпус самолета последовал вслед за носом, полет начался по-настоящему, шасси скрылись внутри корпуса. И тут же пассажиры опустили спинки кресел, чтобы поспать во время полета до Хитроу в Лондоне. Джон тоже немного опустил спинку, но не так, как другие. Сначала он хотел пообедать.

— Полетели, милый, — сказала Сэнди, на мгновение оторвавшись от книги.

— Надеюсь, тебе понравится.

— После того как покончу с этой, у меня приготовлены три поваренные книги.

— Ну и кто оказался преступником? — улыбнулся Джон.

— Пока неясно, но, думаю, его жена.

— Это верно, адвокаты берут огромные гонорары за разводы.

Сэнди хихикнула и склонилась над книгой. Стюардессы встали со своих кресел и принялись разносить напитки. Кларк закончил «Экономист» и взялся за «Спортс Иллюстрейтед». Черт побери, оказывается, он пропустил заключительные матчи футбольного сезона. Даже во время операций он всегда старался следить за ходом розыгрыша. «Медведи»

снова добивались успехов, а он вырос с «Папой Медведем» Джорджем Халасом и «Чудовищами Мидуэя» — часто думал, а ведь он мог тоже стать профессиональным футболистом. В школе он был очень неплохим получетвертным, и университет Индианы проявлял к нему интерес, и не только как к футболисту, но и как к пловцу. Затем Кларк решил не поступать в колледж и поступил в военно-морской флот — как это сделал его отец, но стал членом привилегированного подразделения «морских котиков», а не матросом на эскадренном миноносце...

— Мистер Кларк? — Стюардесса положила перед ним меню. — Миссис Кларк?

Еще одна приятная вещь для пассажира первого класса. Экипаж самолета делал вид, что знает ваше имя. Джон был автоматически привилегированным пассажиром — он накопил значительное количество бонусных миль, поскольку часто летал самолетами этой компании, а теперь будет летать самолетами компании «Бритиш Эруэйз», которая поддерживала отличные отношения с британским правительством.

Кларк обратил внимание, что меню было превосходным — обычно так и бывает на международных рейсах, — такими же были вина... но он решил ограничиться стаканом воды вместо вина. Недовольно проворчал, устроился в кресле поудобнее и закатал до локтей рукава рубашки. На этих рейсах ему всегда кажется жарко.

Затем послышался голос капитана, прервавший демонстрацию всех фильмов на крошечных экранах. Он сообщил, что самолет отклонится к югу, чтобы воспользоваться попутным воздушным потоком. Благодаря этому, объяснил капитан Уилл Гарнет, они прибудут в Хитроу на сорок минут раньше. Он ничего не сказал про то, что полет из-за этого будет не таким плавным. Авиакомпании всегда стремятся экономить топливо, и сорок пять минут означают золотую звезду в досье капитана... или по крайней мере серебряную...

Привычные ощущения. Самолет наклонился на правый борт, пересекая океан от города Сил Айл в Нью-Джерси и начал полет в три тысячи миль, когда кончится океанская гладь и внизу снова покажется земная твердь где-то на ирландском берегу, который они достигнут примерно через пять с половиной часов, подумал Джон.

Часть этого времени он поспит. По крайней мере, капитан не стал беспокоить их обычной туристской информацией — мы летим сейчас на высоте в сорок тысяч футов, это означает падение почти в восемь миль, если вдруг отвалятся крылья и...

Стюардессы начали разносить обед. То же самое они будут делать в туристском классе, где тележки с винами и тарелками загромоздят проходы.

Все началось на левой стороне самолета. Мужчина был одет как полагается, на нем был пиджак, именно это привлекло внимание Джона. Большинство пассажиров снимают их, как только садятся в кресло, но... это был черный автоматический «браунинг» — армейский пистолет, сразу понял Кларк, и меньше чем через секунду это же заметил Алистер Стэнли. Еще через мгновение на правой стороне появились двое мужчин, проходя совсем рядом с креслом Кларка.

— Проклятие, — произнес он так тихо, что его слышала только Сэнди. Она повернулась и посмотрела, но перед тем как она успела сказать или сделать что-то, Джон схватил ее за руку.

Этого было достаточно, чтобы заставить ее замолчать, но женщина на другой стороне прохода закричала — ну почти закричала. Сидевшая рядом с ней женщина закрыла ей рукой рот и почти заглушила крик. Стюардесса посмотрела на мужчин, не веря своим глазам. Такого не случалось много лет. Неужели это повторяется снова?

Кларк задавал себе этот же вопрос, за которым тут же последовал другой: какого черта он положил свой пистолет в сумку, лежащую на полке над головой? Какой смысл брать пистолет с собой, идиот, если ты не можешь достать его? Ошибка, достойная зеленого новичка! Стоило посмотреть налево, чтобы увидеть такое же выражение на лице Алистера. Два самых опытных агента, их пистолеты меньше чем в четырех футах над головой, но с таким же успехом они могли спрятать оружие в чемоданы и отправить в багажное отделение самолета.

— Джон.

— Успокойся, Сэнди, — ответил муж тихим голосом. Он отлично понимал, что это легко сказать, но трудно сделать.

Джон откинулся на спинку кресла, повернул голову от иллюминатора и внимательно окинул взглядом салон. Итак, их трое. Один, по-видимому, старший, ведет стюардессу вперед.

Там она открыла ключом кабину пилотов. Джон видел, как оба вошли внутрь и закрыли за собой дверь. Теперь капитан Уилльям Гарнет узнает, что происходит в его самолете. Остается надеяться, что он будет вести себя как подобает профессионалу и его обучили отвечать да, сэр;

нет, сэр;

три мешка дерьма вам, сэр, любому, кто войдет в кабину с пистолетом в руке. Лучше всего, если раньше капитан служил в ВВС или на флоте и потому не попытается сделать что-нибудь глупое, вроде геройского поступка. Его задача сейчас заключается в том, чтобы посадить самолет на землю в любом месте, потому что чертовски трудно убить триста человек, когда самолет стоит на земле с клиньями под колесами.

Три террориста, один из них в кабине пилотов. Он останется там, чтобы следить за действиями пилотов и говорить по радио, передавая свои требования тем. Еще двое остались в салоне первого класса, наблюдая за обоими проходами.

— Дамы и господа, с вами говорит капитан. Я оставил включенным предупреждение о необходимости застегнуть пояса. Мы входим в зону небольшой турбулентности. Прошу вас пока оставаться в своих креслах. Я снова обращусь к вам через несколько минут. Спасибо за внимание.

Отлично, подумал Джон, и заметил одобрительный взгляд Алистера. Голос капитана был спокойным, а террористы не проявляли признаков психоза — пока не проявляли. Пассажиры в туристском салоне не замечали, по-видимому, ничего опасного — пока. Это тоже неплохо.

Иначе может возникнуть паника... нет, не обязательно, но для всех будет лучше, если люди не будут знать, что есть причина для паники.

Итак, захватчиков трое. Всего трое? Может быть, есть и четвертый, спрятавшийся среди пассажиров? Тогда именно у него находится взрывное устройство, если такое существует, а бомба является худшим из всего, что можно придумать. Пистолетная пуля пробьет обшивку самолета и вызовет быстрое снижение, результатом чего будут переполненные гигиенические пакеты и испачканное нижнее белье у некоторых пассажиров, но от этого никто не умирает.

Взрыв бомбы приведет к гибели всех находящихся на борту самолета — по-видимому, приведет, — решил Кларк, а он достиг зрелого возраста благодаря тому, что старался избегать ненужного риска, если это не вызывалось необходимостью.

Может быть, дать возможность самолету лететь туда, куда, черт побери, эти трое хотят лететь, и тогда начнутся переговоры, а к этому времени станет известно, что среди пассажиров находятся три «очень специальных человека». Сейчас об этом уже, наверно, стало известно. Террористы говорят на радиочастоте авиакомпании и сообщили о плохих новостях. Тогда начальник службы безопасности компании «Юнайтед» — Кларк был знаком с Питом Флемингом, бывшим заместителем директора ФБР — сразу свяжется со своим бывшим агентством, и колеса закрутятся. Информация поступит в ЦРУ и министерство иностранных дел, в группу ФБР по спасению заложников в Квантико и «Дельта Форс» Уилли Байрона в Форт Брэгг. Пит передаст им также список пассажиров самолета, и имена трех — Кларка, Стэнли и Чавеза — будут обведены красным маркером. Из-за этого Уилли будет нервничать, а сотрудники Лэнгли и Туманной долины 1 задумаются об утечке секретных сведений... — впрочем, Кларк отбросил этот вариант. Такого рода случай заставит глубоко задуматься сотрудников оперативного отдела ЦРУ в зале операций старого здания штаб-квартиры в Лэнгли. Не исключено.

Пришло время и ему приняться за работу. Кларк медленно повернул голову и посмотрел на Доминго Чавеза, сидящего в двадцати футах от него. Когда установился зрительный контакт между ними, Джон коснулся кончика носа, словно почесав его. Чавез сделал то же самое... и Динг по-прежнему не снимал пиджака. Он больше привык к жаркой погоде, подумал Джон, и, наверно, ему холодно в самолете. Отлично. Динг привык носить свою «беретту» сорок пятого калибра за поясом сзади. Правда, достать пистолет из-за спины нелегко для человека, пристегнутого ремнем к креслу. Несмотря на это, Чавез знает теперь о происходящем и понимает, что пока не нужно ничего предпринимать. Пока.

А как будет реагировать Динг с беременной женой, сидящей рядом? Обычно он ведет себя спокойно и хладнокровно, но под внешней оболочкой он все-таки остается мужчиной латинского происхождения с горячим темпераментом — даже Джон Кларк, несмотря на весь свой опыт, видел недостатки в других, являющиеся совершенно естественными для него. Рядом с ним тоже сидела жена, и он видел, что Сэнди напугана, а ведь она не должна беспокоиться о собственной безопасности... Об этом должен позаботиться ее муж.

Один из террористов читал список пассажиров. Ну что ж, это покажет Джону, была ли где-нибудь утечка сведений, имеющих отношение к безопасности. Но, если такая утечка существует, он ничего не сможет сделать. На данный момент. Во всяком случае, до тех пор, пока не поймет, что происходит и какова цель террористов. Иногда приходится сидеть и ждать, сохранять спокойствие и...

Мужчина в начале левого прохода пошел вперед и, сделав несколько шагов, остановился и посмотрел на женщину, сидящую у иллюминатора рядом с Алистером.

— Кто вы? — с напором спросил он по-испански.

Женщина назвала имя, которое Джон не расслышал, — это было испанское имя, но с расстояния в двадцать футов он не сумел разобрать его, главным образом потому, что ее ответ 1 Туманная долина — принятое в Вашингтоне название государственного департамента (министерства иностранных дел). (Здесь и далее прим. пер.) был спокойным и вежливым... образованная дама, подумал он. Может быть, жена дипломата?

Алистер откинулся на спинку кресла, глядя на мужчину с пистолетом широко открытыми голубыми глазами, стараясь показать, как отчаянно испуган и, следовательно, не опасен.

Из заднего салона самолета донесся крик.

— Смотрите, у него пистолет! — раздался мужской голос.

Проклятие, подумал Джон. Теперь все знают о происходящем. Мужчина, стоящий в начале правого прохода, постучал в дверь кабины и просунул туда голову, чтобы сообщить главарю об этой новости.

— Дамы и господа. С вами говорит капитан Гарнет. Видите ли, я получил указание сообщить вам, что мы меняем наш курс... У нас, понимаете, находятся на борту несколько гостей, которые хотят, чтобы я летел в Лагоа на Азорских островах. Они говорят, что не хотят никаких неприятностей, все останутся целыми, но они вооружены, и мы со вторым пилотом Ренфордом будем точно исполнять все их указания. Прошу вас сохранять спокойствие и не покидать своих кресел. В случае каких-нибудь перемен я снова обращусь к вам. Спасибо за внимание. — Отлично, подумал Кларк. Судя по всему, капитан служил раньше в ВВС и получил там превосходную подготовку. Его голос был спокойным и невозмутимым, подобно пару, поднимающемуся с бруска сухого льда.

Пока все идет хорошо.

Лагоа на Азорских островах. Там раньше находилась военно-морская база США, вспомнил Кларк. Может быть, она по-прежнему действует как промежуточная остановка для дозаправки самолетов, совершающих длительные полеты над Атлантическим океаном? А мужчина слева от него говорил по-испански, и женщина ответила ему на том же языке. Скорее всего, это не террористы с Ближнего Востока. Говорят по-испански.

Баски? В Испании по-прежнему неспокойно. А кто эта женщина? Кларк посмотрел на нее.

Теперь все оглядывались по сторонам, и, повернув голову, он не привлекал к себе внимания.

Немного за пятьдесят, изысканная внешность. Посол Испании в Вашингтоне — мужчина.

Может быть, это его жена?

Теперь мужчина в левом проходе повернулся к соседнему креслу.

— А вы кто такой?

— Алистер Стэнли, — прозвучал ответ. Кларк знал, что обманывать не имеет смысла.

Они летели открыто, под своими именами. Никто не знал об их агентстве. Да и самого агентства еще не существовало. Черт побери, подумал Кларк.

— Я англичанин, — добавил Алистер дрожащим голосом. — Мой паспорт в сумке на верхней полке, и я могу... — Он протянул руку, но мужчина с пистолетом ударил по ней, заставив ее опуститься.

Неплохая попытка, подумал Кларк, хотя она и не удалась. Алистер мог снять сумку с полки, достать паспорт и затем положить пистолет на колени. Но Алистер уже сделал одну попытку и знает, как ему поступать дальше. Три хищных волка в самолете не знают, что среди стада овец находятся три огромных сторожевых пса.

Уилли сейчас не отрывает от уха телефонную трубку. У «Дельты» всегда была наготове дежурная группа, готовая к немедленному действию, и они уже приступили к развертыванию.

Полковник Байрон будет сам руководить ими. Маленький Уилли был солдатом до мозга костей.

У него есть заместитель и несколько штабистов, оставшихся в казарме, пока он находится с передовой группой. Сейчас все колеса крутятся, механизм приведен в действие. Джону и его друзьям оставалось только сидеть и ждать... до тех пор, пока террористы не потеряют самообладание.

Слева снова донеслась испанская речь.

— Где ваш муж? — потребовал ответа террорист. Он был вне себя от ярости. И понятно почему, подумал Джон. Послы являются отличными целями для похищения. Их жены — тоже.

Женщина выглядела слишком изысканно, чтобы быть женой простого дипломата, а посольство в Вашингтоне должен возглавлять высокопоставленный человек, испанский аристократ. В Испании аристократы все еще пользуются уважением. Превосходная цель, способная оказать сильное давление на испанское правительство.

Неудачная попытка — было следующей мыслью Кларка. Террористам был нужен посол, а не его жена, вот почему они испытывали раздражение. Ненадежная информация, подумал он, глядя на террористов. Даже со мной случалось такое. Один или два раза.

Двое мужчин, которых он рассматривал, разговаривали друг с другом очень тихо, но поведение выдавало их с головой. Ясно, что они были вне себя. Итак, он находился в двухмоторном самолете, захваченном тремя (или больше?) террористами ночью над Северной Атлантикой. Могло быть и хуже, пробормотал про себя Джон. На них могли быть надеты жилеты с пластиковой взрывчаткой и взрывателями, рассчитанными на немедленное действие.

Каждому из них меньше тридцати, лет двадцать шесть — двадцать семь. Достаточно взрослые, чтобы получить хорошую техническую подготовку, но слишком молодые и потому нуждаются в руководстве опытных людей. Недостаточный опыт операций и слишком мало здравого смысла. Они считают, что отлично подготовлены, умны и все им известно. В этом заключается проблема вероятности гибели. Настоящие солдаты понимают ее реальность гораздо лучше, чем террористы. Эти трое хотят добиться успеха и не готовы рассматривать альтернативные решения. Скорее всего, самостоятельная полупрофессиональная акция.

Баски-сепаратисты никогда не связываются с иностранцами, не правда ли? По крайней мере, не трогают американцев, но это американский самолет, и террористам предстоит перешагнуть опасную черту. Самостоятельная миссия, задуманная самими террористами?

Возможно. Теперь им предстоит принять трудное решение.

В подобной ситуации необходима определенная степень предвидения. Даже у терроризма есть свои правила. Они являются чем-то вроде неизменного ритуала, заключающегося в шагах, которые необходимо предпринять, прежде чем случится что-то, после чего уже нет возврата.

Ритуалы или, если хотите, правила терроризма дают возможность начать переговоры.

Переговорщик должен установить контакт с террористами, добиваться сначала маленьких уступок — давайте, ребята, отпустите детишек с их матерями, ладно? Это ведь не так уж важно для вас, зато будет выглядеть хорошо на телевидении, верно? Потом нужно просить о дальнейших уступках. Потом речь пойдет о стариках — чего вы добьетесь, если будете убивать бабушек и дедушек? Затем следует передать террористам пищу, может быть, с подмешанным валиумом. А тем временем техники группы захвата начнут устанавливать в самолете микрофоны и миниатюрные датчики, от которых оптические световоды ведут к телевизионным аппаратам.

Идиоты, подумал Кларк о террористах. Их попытка обречена на неудачу. Она почти равносильна похищению детей ради выкупа. Полицейские слишком хорошо научились преследовать этих дураков, а Маленький Уилли сейчас наверняка грузит свою группу в транспортный самолет на базе ВВС в Поупе. Если мы действительно совершим посадку в Лагоа, процесс начнется очень скоро, и вопрос заключается только в том, сколько солдат группы захвата подвергнутся риску, прежде чем террористы будут убиты или захвачены живыми. Кларку довелось работать с парнями и девушками полковника Байрона. Стоит им ворваться внутрь самолета, по крайней мере эти трое уж точно не покинут его живыми.

Проблема заключалась в том, что будет с самим самолетом после этого. Захват лайнера с террористами походит на перестрелку в начальной школе, только с большим числом участников.

Захватчики продолжали разговаривать между собой в носовой части лайнера, почти не обращая внимания на пассажиров. В определенном смысле это было логично. Самой важной частью самолета для них была кабина пилотов, хотя всегда нужно держать под контролем и все остальное. Они ведь не знают, кто может оказаться среди пассажиров.

Время вооруженных охранников, сопровождающих авиалайнеры, давно прошло, но вместе с пассажирами летали и полицейские, а некоторые из них брали с собой табельное оружие, ну, может быть, не на международных авиалиниях, но глупцы не уходят в отставку живыми из террористического бизнеса. Даже умные и опытные террористы редко живут слишком долго. Ну а эти? Дилетанты. Разработанная ими самими акция полна просчетов.

Недостаточные сведения о пассажирах. Ярость и разочарование, когда становится известно о провале операции. Но ситуация становилась хуже. Один из террористов сжал левую руку в кулак и потряс им над головой, проклиная весь ненавистный мир, воплощением коего для него стал салон самолета.

Просто великолепно, подумал Джон. Он повернулся в кресле, снова перехватил взгляд Динга и едва заметно покачал головой. В ответ он увидел, что Динг вопросительно поднял брови. Доминго знал, как говорить на настоящем английском языке, когда этого требовала обстановка.

Казалось, атмосфера внутри салона изменилась к худшему. Террорист номер два вошел в кабину пилотов и оставался там несколько минут, пока Джон и Алистер наблюдали за парнем, который стоял слева, глядя вдоль прохода. После двух минут бесцельного внимания он повернулся и направил взгляд в хвост салона, наклонив голову вперед, словно намереваясь сократить расстояние. Выражение его лица постоянно менялось от решимости до бессилия.

Затем, так же быстро, он пошел налево, остановившись на мгновение и бросив яростный взгляд на дверь кабины.

Их всего трое, решил Джон в тот момент, когда второй террорист вышел из кабины пилотов. Третий террорист слишком нервничал. Неужели только трое, удивленно подумал Джон. Если трое, значит, они действительно дилетанты. Ситуация могла показаться забавной в другой обстановке, но не в авиалайнере, летящем со скоростью пятьсот узлов на высоте тысяч футов над Северной Атлантикой. Может быть, они сохранят здравомыслие и позволят пилоту посадить двухмоторный гигант?

Но Кларку было ясно — террористы не были спокойными.

Вместо того чтобы занять свое место и наблюдать за правым проходом, второй террорист подошел к третьему, и они начали говорить о чем-то хриплым шепотом.

Кларк не мог разобрать слова, но их поведение говорило само за себя. Ситуация стала совсем плохой, когда второй террорист показал на дверь кабины.

Так вот в чем дело: никто из них не является главарем, понял Джон. Ну просто великолепно, три террориста с пистолетами в руках, не знающие, что делать дальше внутри огромного самолета. Впервые Кларк почувствовал страх. Ему и раньше приходилось испытывать его. Много раз он попадал в отчаянную ситуацию, но всегда у него был элемент контроля над положением — если не контроля, то, по крайней мере, он знал, что была, например, возможность удрать и избежать опасности. Он закрыл глаза и сделал глубокий вдох.

Второй террорист направился к женщине, сидящей рядом с Алистером. Он остановился, глядя на нее в течение нескольких секунд, затем посмотрел на Алистера, который ответил испуганным взглядом.

— Да? — произнес наконец англичанин с акцентом в высшей степени образованного человека.

— Кто вы такой? — спросил террорист грубым голосом.

— Я уже говорил вашему другу, старина. Меня зовут Алистер Стэнли. Мой паспорт в сумке на верхней полке, если он вас интересует. — Голос Алистера был достаточно дрожащим, чтобы походить на голос испуганного человека, с трудом сохраняющего самообладание.

— Да, покажите его мне!

— Разумеется, сэр. — Элегантно медленным движением бывший майор британской спецслужбы расстегнул пояс, удерживавший его в кресле, встал, открыл крышку верхней полки и достал свою черную сумку. — Вы позволите? — спросил он. Второй террорист кивнул.

Алистер расстегнул застежку-молнию на боковой стороне сумки, достал оттуда паспорт, передал его террористу, затем опустился в кресло, держа сумку на коленях дрожащими руками.

Террорист номер два взглянул на паспорт и бросил его обратно на колени Алистеру.

Джон не сводил глаз с происходящего. Затем террорист сказал что-то по-испански женщине, сидящей в кресле 4А. Джону показалось, что он спросил, где ее муж. Женщина ответила тем же самым спокойным голосом, которым она отвечала несколькими минутами раньше, и террорист номер два бросился назад к номеру три, чтобы снова посоветоваться с ним.

Алистер выдохнул и окинул взглядом салон, словно стараясь удостовериться в своей безопасности, и наконец встретил взгляд Джона. Его руки и лицо были неподвижными, но, несмотря на это, Джон знал, о чем он думает. Алистеру тоже не нравилась ситуация, и, что еще более важно, он видел террористов номер два и три рядом с собой, смотрел им в глаза. Джону необходимо принять это во внимание в своих расчетах. Алистер Стэнли был, кроме того, обеспокоен. Он поднял руку, словно разглаживая волосы, и дважды постучал одним пальцем по голове над ухом. Положение могло быть даже хуже, чем он боялся.

Кларк вытянул руку, стараясь скрыть ее от двух террористов в передней части салона, и выпрямил три пальца. Алистер чуть заметно кивнул и отвернулся на несколько секунд, давая Джону возможность обдумать полученную информацию. Он был согласен, что террористов было всего трое. Джон кивнул, поблагодарив англичанина за подтверждение его догадки.

Было бы намного лучше, если бы они имели дело с опытными террористами, но опытные террористы больше не выкидывают таких фокусов. Шансы на успех были слишком незначительными, как доказали это израильтяне в Уганде и немцы в Сомали.

Террористы находятся в безопасности, только пока самолет продолжает полет, но он не может лететь без конца, а когда совершит посадку, на террористов обрушится весь цивилизованный мир со скоростью молнии и мощью торнадо в Канзасе. Проблема заключалась в том, что не так уж много людей хотели умереть, не достигнув тридцати лет. А те, которые были готовы на смерть, применяли бомбы. Таким образом, опытные террористы пользовались другими методами. По этой причине они были более опасными противниками, но их действия являлись предсказуемыми. Они не убивали людей ради забавы и не приходили в отчаяние в начале операции, потому что планировали свои действия искусно и тщательно.

Эти трое были глупцами. Они приступили к операции, не спланировав ее должным образом и не собрав нужные сведения. В противном случае им стало бы известно, что их основная цель не летит этим рейсом, и теперь они понимали, что их недоношенная операция потерпела неудачу, и перед ними был выбор — смерть или пожизненное заключение... ради чего? Единственная хорошая новость, если ее можно так назвать, заключалась в том, что отбывать заключение им придется в Америке.

Однако им не хотелось провести жизнь в стальной клетке, равно как и умереть через несколько дней, — но скоро они начнут понимать, что третьей альтернативы нет.

Пистолеты у них в руках были единственным козырем, и они могут решить воспользоваться ими, чтобы выбраться из отчаянной ситуации. А для Кларка выбор состоял в том, стоит ли ждать, когда это начнется... Нет. Он не может сидеть и ждать, когда террористы начнут убивать людей. О'кей. Кларк наблюдал за двумя террористами в течение еще одной минуты, видел, что они смотрят друг на друга, одновременно пытаясь следить за обоими проходами, пока он обдумывал свои дальнейшие действия. Как с глупыми, так и с опытными террористами простые планы обычно оказываются лучшими.

Прошло еще пять минут, пока номер два не решил снова поговорить с номером три.

Когда они начали разговор, Джон повернулся и встретился взглядом с Дингом. Он провел пальцем по верхней губе, словно разглаживая усы, которых у него никогда не было. Чавез наклонил голову, будто спрашивая: Ты уверен? Но понял сигнал. Динг расслабил ремень у своего кресла и протянул левую руку за спину, достав пистолет под испуганным взглядом своей молодой жены. Доминго коснулся ее правой руки, чтобы успокоить, прикрыл «беретту»

салфеткой у себя на коленях, равнодушно посмотрел вперед и стал ждать, когда его руководитель примется за дело.

— Ты! — террорист номер два окликнул Кларка с начала прохода.

— Да? — ответил он, глядя вперед невинным взглядом.

— Сиди тихо! — Английский у террориста был не таким уж плохим. Впрочем, у европейских школ сейчас хорошие лингвистические программы.

— Послушайте, я слишком много выпил, и видите ли, у меня проблема... Por favor2 — добавил он смущенным голосом.

— Нет, оставайтесь в своем кресле!

— Эй, что вы будете делать? Застрелите парня, который всего лишь хочет помочиться? Я не знаю, в чем заключается ваша проблема, о'кей, но мне действительно нужно в сортир.

Пожалуйста?

Номера два и три обменялись бессильным взглядом, что в очередной раз подтверждало их дилетантизм. Две стюардессы, пристегнутые ремнями в своих креслах, выглядели очень 2 Пожалуйста (исп.).

обеспокоенными, но молчали. Кларк подчеркнул свое желание, расстегнув ремень и поднимаясь из кресла.

Номер два подбежал к нему, вытянув руку с пистолетом, и остановился, едва не прижав дуло к груди Кларка. Сэнди смотрела на них широко открытыми глазами. Она никогда раньше не видела, чтобы ее муж делал что-нибудь опасное, она лишь отчасти знала, кем был человек, который спал рядом с ней в течение двадцати пяти лет. Если это был не он, значит, здесь стоял какой-то другой Кларк, о котором она слышала, но никогда не видела.

— Послушай, я войду в сортир, помочусь и вернусь обратно, о'кей? Черт побери, если хочешь, можешь следить за мной, — сказал он невнятным голосом, который приобрел, выпив половину стакана вина перед посадкой у входа в терминал. — Я не возражаю, понимаешь, только, пожалуйста, не дай мне замочить штаны, ладно?

На решение террориста повлиял рост Кларка — метр девяносто, а его руки с засученными рукавами рубашки были огромными и мощными. Номер три был ниже его на четыре дюйма и весил на тридцать фунтов меньше, но у него в руке был пистолет, и ему всегда нравилось заставлять больших людей поступать так, как ему хочется. Номер два схватил Кларка за левую руку, повернул его и грубо толкнул в направлении туалета на правом борту. Джон съежился и шагнул вперед, держа руки над головой.

— Gracias, amigo 3, о'кей? — Кларк открыл дверь. Номер два сделал еще одну ошибку, позволив ему закрыть за собой дверь. Джон сделал то, чего добивался, затем вымыл руки и посмотрел на себя в зеркало.

— Эй, Снейк, ты еще кое-чего можешь, — сказал он, без тени улыбки. О'кей, теперь за работу. Узнаем, на что они способны.

Джон отодвинул дверь и вышел с выражением благодарности и смущения на лице.

— Хей, спасибо, понимаешь.

— Возвращайся в свое кресло.

— Подождите, позвольте налить вам чашку кофе, о'кей, я... — Джон сделал шаг в направлении туристского салона, и номер два оказался настолько глуп, что последовал за ним, чтобы не спускать с него глаз, затем протянул руку, схватил Джона за плечо и повернул лицом к себе.

— Buenos noces4, — раздался тихий голос Динга, стоявшего совсем рядом. Его пистолет был направлен в голову террориста номер два. Глаза террориста заметили отблеск темно-синей стали, и это полностью отвлекло его внимание. Правая рука Джона взлетела вверх, и кулак с размаха ударил террориста в правый висок. Потерявший сознание мужчина молча опустился на пол.

— Чем заряжен твой пистолет?

— Патронами с уменьшенным количеством пороха, — прошептал Динг. — Мы ведь в самолете, — напомнил он своему директору.

— Будь наготове, — негромко скомандовал Джон и увидел утвердительный кивок Динга.

— Мигуэль! — послышался громкий голос номера три.

Кларк подошел к кофеварке и налил чашку кофе, поставил ее на блюдце и не забыл ложку. Затем он вышел в левый проход и пошел вперед.

— Он сказал, чтобы я принес это вам. Спасибо, что вы позволили мне воспользоваться туалетом, — произнес Джон дрожащим, но благодарным голосом. — Вот ваш кофе, сэр.

— Мигуэль! — снова позвал своего напарника номер три.

— Он пошел в заднюю часть самолета. Вот ваш кофе. Теперь я должен вернуться в свое кресло, о'кей? — Джон сделал несколько шагов вперед и остановился, надеясь, что этот болван будет и дальше действовать, подобно дилетанту.

Террорист поступил именно так и направился к нему. Джон съежился немного, чашка и блюдце задрожали у него в руках, и в тот момент, когда номер три подошел к нему, глядя 3 Спасибо, друг (исп.).

4 Спокойной ночи (исп.).

вправо в поисках своего напарника, Кларк выронил кофейный прибор на пол и тут же наклонился, чтобы поднять его, примерно в половине шага от кресла Алистера. Номер три автоматически наклонился следом. Это будет его последняя ошибка за вечер.

Мощные руки Джона схватили пистолет террориста, вывернули его и направили дуло в живот хозяину. Едва не раздался выстрел, но «браунинг» Алистера с силой опустился на затылок террориста. Номер три рухнул на пол, подобно тряпичной кукле.

— Нетерпеливый тип, — недовольно прохрипел Алистер. — Впрочем, очень ловко.

Затем он повернулся к ближайшей стюардессе и щелкнул пальцами. Она выскочила из своего кресла, подобно ракете, и подбежала к нему.

— Принесите веревку, шнурок, что угодно, чтобы связать их, да побыстрее!

Джон подобрал пистолет, быстро извлек магазин, затем оттянул затвор, чтобы выбросить патрон из патронника. Еще через две секунды он разобрал оружие и бросил детали под ноги соседки Алистера, чьи карие глаза были широко раскрыты от испуга.

— Мы — вооруженные охранники, сопровождающие лайнер, мэм. Успокойтесь и не обращайте внимания, — объяснил Кларк.

Через несколько секунд появился Динг, тащивший за собой тело террориста номер два.

Стюардесса вернулась с клубком бечевки.

— Динг, отправляйся к кабине пилотов! — приказал Джон.

— Слушаюсь, мистер К. — Чавез пошел, держа «беретту» обеими руками, и остановился у двери кабины. Тем временем Джон склонился над лежащими террористами и связывал их.

Его руки вспомнили морские узлы, которым их учили тридцать лет назад. Поразительно, подумал он, связывая террористов как можно туже. Если их руки почернеют, ну что ж, слишком плохо для них.

— Еще один, Джон, — напомнил ему Стэнли.

— Останься и следи за двумя нашими друзьями.

— С удовольствием. Будь осторожен, в кабине масса электроники.

— Без твоего напоминания я обязательно забыл бы об этом.

Джон пошел вперед, все еще без оружия. Его младший напарник замер у двери, пистолет в обеих руках, ствол направлен вверх.

— Что будем делать дальше, Доминго?

— О, я думал о зеленом салате и телятине, да и вино тут не такое уж плохое.

— Здесь неудачное место для перестрелки, Джон. Давай выманим его из кабины.

Это было разумное тактическое предложение. Террорист смотрит в сторону хвоста, и, если он выстрелит, пуля не причинит ущерб самолету, хотя пассажирам в первых рядах это вряд ли понравится. Джон сходил в туристский салон и вернулся с чашкой и блюдцем.

— Девушка! — обратился Кларк к другой стюардессе. — Свяжитесь с кабиной и скажите пилоту — пусть он передаст нашему другу, что Мигуэль хочет поговорить с ним. Затем встаньте вот здесь. Если дверь откроется и он спросит вас о чем-нибудь, укажите на меня.

О'кей?

Стюардессе было под сорок, она выглядела привлекательной и совершенно спокойной.

Она поступила в точности, как ей сказали, сняла трубку телефона и передала пилоту слова Кларка.

Через несколько секунд дверь открылась, и террорист номер один выглянул из кабины.

Сначала он увидел только стюардессу. Она указала на Джона.

— Принести кофе?

Это запутало его, и он сделал шаг вперед по направлению к высокому мужчине с чашкой в руках. Его пистолет был направлен вниз.

— Привет, — послышался слева голос Динга, который прижал дуло своего пистолета к голове террориста.

Еще мгновение замешательства. Террорист не был готов к происходящему. Он заколебался, и его рука с пистолетом осталась опущенной вниз.

— Брось пистолет! — скомандовал Чавез.

— Будет лучше, если ты поступишь так, как он говорит, — прибавил Джон на отличном испанском языке. — Иначе мой друг убьет тебя.

Террорист в панике окинул взглядом салон в поисках своих напарников, но их нигде не было видно. Его замешательство увеличилось. Джон сделал шаг вперед, протянул руку к пистолету и взял его из руки террориста, который даже не сопротивлялся, засунул за ремень, затем повалил мужчину на пол и принялся обыскивать его. Дуло пистолета Динга не отрывалось от шеи террориста. Ближе к хвосту самолета Алистер делал то же самое с двумя связанными террористами.

— Два магазина... ничего больше. — Джон сделал знак первой стюардессе, которая тут же подошла к нему с клубком бечевки.

— Кретины, — проворчал по-испански Чавез. Затем он посмотрел на своего босса. — Джон, ты не думаешь, что мы слишком поторопились?

— Нет, — коротко ответил Кларк, встал и вошел в кабину пилотов. — Капитан?

— Кто вы такие, черт побери? — Пилоты не видели и не слышали ничего, что происходило в салоне самолета.

— Где находится ближайший военный аэродром?

— Аэродром королевских канадских ВВС в Гандере, — немедленно ответил второй пилот. — Ренфорд, — не так ли?

— Тогда летим прямо туда. Капитан, вы снова командуете этим самолетом. Мы связали всех трех террористов.

— Кто вы такой? — снова рявкнул Уилл Гарнет. Напряжение все еще не покинуло его.

— Просто пассажир, который решил помочь вам, — ответил Джон, спокойно глядя на капитана, и тот наконец понял. Гарнет служил раньше в ВВС. — Вы разрешите воспользоваться вашим радио, сэр?

Капитан показал на откидное сиденье и объяснил Кларку, как пользоваться радио.

— Это рейс «Юнайтед» девять-два-ноль, — произнес Кларк в микрофон. — С кем я говорю?

— Специальный агент ФБР Карни. А вы кто?

— Карни, свяжитесь со своим директором и передайте, что на линии «Радуга Шесть»

ситуация под контролем. Пострадавших нет. Мы направляемся в Гандер, и нам нужны канадские полицейские.

— «Радуга»?

— Именно так, агент Карни. Повторяю, ситуация под контролем. Три террориста, пытавшиеся захватить самолет, задержаны нами. Жду, когда вы соедините меня со своим директором.

— Слушаюсь, сэр, — ответил очень удивленный голос. Кларк посмотрел на руки. Они немного дрожали, хотя операция закончилась успешно. Так уже случалось с ним несколько раз.

Самолет наклонился налево, пока пилот говорил по радио, по-видимому, с Гандером.

— Девять-два-ноль, девять-два-ноль, это снова агент Карни.

— Карни, это «Радуга». — Кларк замолчал. — Капитан, эта линия шифрована?

— Да, шифрована.

Джон чуть не выругался — он нарушил радиодисциплину.

— О'кей, Карни, что у вас?

— С вами будет говорить директор. — Щелчок и короткий шум.

— Джон? — послышался новый голос.

— Да, Дэн.

— Что случилось?

— Самолет пытались захватить террористы, говорили по-испански, дилетанты.

— Они живые?

— Все трое в полном порядке, — подтвердил Кларк. — Я попросил пилота лететь на базу королевских канадских ВВС в Гандере. Мы будем там...

—...Через девяносто минут, — подсказал второй пилот.

— Через полтора часа, — продолжал Джон. — Нам нужно, чтобы канадские полицейские ждали прибытия самолета, чтобы забрать террористов. И свяжитесь с Эндрюз. Пусть пришлют транспорт, который доставит нас в Лондон.

Ему не требовалось объяснять причину. Раньше предполагалось, что это будет простой перелет на рейсовом авиалайнере трех офицеров с двумя женами, но теперь их имена стали известны и не было никакого смысла ждать в здании аэропорта, чтобы и остальные пассажиры видели их лица, — большинство захотят пригласить выпить с ними, но это будет еще хуже. Все усилия, потраченные ими на то, чтобы сделать «Радугу» эффективной и секретной, оказались напрасными из-за трех испанских болванов — или кем еще они были. Да и канадская конная полиция поймет это, перед тем как передать террористов американскому ФБР.

— О'кей, Джон, я сам займусь этим. Позвоню Рени, и пусть он организует все должным образом. Тебе нужно что-нибудь еще?

— Да, пришли нам несколько часов сна, ладно?

— Тебе стоит только попросить, дружище, — засмеялся директор ФБР, и связь прервалась. Кларк снял наушники и повесил их на крючок.

— Да кто же вы такие, черт побери? — снова спросил капитан. Первоначальное объяснение явно не удовлетворило его.

— Сэр, я и мои друзья, — вооруженные охранники, оказавшиеся на борту вашего лайнера.

Это ясно, сэр?

— Яснее некуда, — ответил Гарнет. — Рад, что вы оказались с нами. Тот, который был раньше в кабине, вел себя слишком грубо, если вы понимаете, что я имею в виду. Некоторое время мы чертовски беспокоились.

Кларк кивнул с понимающей улыбкой.

— Да, я тоже.

*** Они занимались этим уже довольно долго. Зеленовато-голубые микроавтобусы — всего четыре — циркулировали по Нью-Йорку, подбирая бездомных бродяг и отвозя в центры временного содержания, финансируемого корпорацией. Незаметная благотворительная операция привлекла внимание местного телевидения больше года назад, и в корпорацию поступило несколько десятков дружеских писем, затем операция снова скрылась за горизонтом, как обычно случается с подобными делами. Время подходило к полуночи и при падающей осенней температуре микроавтобусы продолжали ездить по городу, подбирая бездомных в центральном и южном Манхэттене. Они действовали не так, как раньше это делала полиция.

Они не принуждали садиться в автобусы людей, которым помогали. Добровольцы из корпорации вежливо спрашивали, не хотят ли бездомные бродяги бесплатно провести ночь в чистой постели, и избегали религиозных осложнений, типичных для большинства подобных «миссий», как их традиционно называли. Тот, кто отказывался от предложения, получал одеяло — подержанное, их отдавали служащие корпорации, которые спали дома или смотрели в это время телевидение, — участие в операции было добровольным и для служащих. Одеяла были теплыми и водонепроницаемыми. Некоторые предпочитали проводить ночь на улице, полагая, что это их право на свободу. Большинство принимали предложение.

*** Даже безнадежные пьяницы предпочитали чистую постель и теплый душ. Сейчас в автобусе было десять человек, подобранных на улицах Манхэттена, — больше в него не помещалось. Им помогали подняться в машину, усаживали в кресла и пристегивали ремнями для безопасности.

Никто не знал, что был и пятый автобус, циркулирующий по Манхэттену, хотя бродяги увидели в нем нечто особенное, как только он отправился в путь. Служитель наклонился назад со своего кресла и раздал бутылки «Галло бургундского», дешевого красного калифорнийского вина, но все-таки не такого плохого, какое они привыкли пить и к которому что-то было уже добавлено.

К тому моменту, когда они прибыли к месту назначения, большинство пассажиров спали или были, по крайней мере, в бессознательном состоянии. Тем, которые могли двигаться, помогли перейти из одного автобуса в другой, уложили на койки, пристегнули ремнями и дали возможность уснуть. Остальных перенесли и пристегнули к койкам две пары мужчин. Когда работа была закончена, первый автобус уехал для чистки — они пользовались паром, чтобы убедиться, что оставшиеся следы грязи после перевозки бродяг и пьяниц были стерилизованы и удалены из автобуса. Второй автобус выехал на шоссе в западной части Нью-Йорка, поднялся по наклонному пандусу на мост Джорджа Вашингтона и пересек реку Гудзон. Отсюда он направился на север через северо-восточную часть Нью-Джерси, затем вернулся в штат Нью-Йорк.

Оказалось, что полковник Уилльям Литл Байрон был уже в воздухе на транспортном самолете «KG-10» военно-воздушных сил США и его курс был почти такой же, как и у «Боинга-777» авиакомпании «Юнайтед», только в часе лета позади. Он повернул на север и тоже направился к Гандеру. На бывшей базе Р-3 пришлось разбудить нескольких человек, чтобы принять приближающиеся реактивные «Джамбо», но это было меньшим из всего происходящего.

Трем террористам-неудачникам завязали глаза, связали по рукам и ногам и положили на пол перед первым рядом кресел первого класса, в которых разместились Джон, Динг и Алистер.

Принесли кофе, и других пассажиров не пускали в эту часть салона авиалайнера.

— Я восхищаюсь тем, как решили эту проблему в Эфиопии, — заметил Алистер. Он пил чай.

— Ну и как там решили эту проблему? — устало спросил Чавез.

— Несколько лет назад была попытка похитить один из самолетов их национальной авиалинии, являющейся национальной гордостью Эфиопии. На борту самолета оказались несколько сотрудников службы безопасности, которые захватили и обезоружили террористов.

Затем их пристегнули ремнями к креслам в салоне первого класса, обернули вокруг шеи полотенца, чтобы не испачкать обшивку кресел и перерезали им горло прямо в самолете. И знаете что...

— Все понятно, — заметил Динг, — больше никто не посягал на самолеты этой авиакомпании. Просто и эффективно.

— Совершенно верно, — англичанин поставил свою чашку на подлокотник. — Надеюсь, что подобное решение проблемы не будет происходить слишком часто.

Офицеры повернулись к иллюминатору и увидели огни посадочной полосы за мгновение перед тем, как «Боинг-777» грузно коснулся асфальта королевской канадской авиабазы в Гандере. Сзади донеслись негромкие восторженные возгласы и аплодисменты. Авиалайнер начал торможение и затем подъехал к военному терминалу, где остановился. Правая передняя дверь открылась, и к ней медленно и осторожно подъехал трап.

Джон, Динг и Алистер расстегнули ремни своих кресел и направились к выходу, глядя на трех террористов. Первым на борт самолета поднялся офицер королевских канадских ВВС с пистолетом на поясе. За ним последовали трое в гражданской одежде — по-видимому, полицейские.

— Вы мистер Кларк? — спросил офицер.


— Да. — Джон показал на лежащих террористов. — Вот ваши три арестанта. Полагаю, это правильный юридический термин. — Он устало улыбнулся. Полицейские подошли к лежащим террористам.

— Самолет, который вы ожидаете, уже в пути и совершит посадку примерно через час, — сказал ему канадский офицер.

— Спасибо. — Они пошли в глубину салона, чтобы забрать свой багаж и в двух случаях жен. Пэтси спала, и ее пришлось разбудить. Сэнди сидела, погруженная в чтение своей книги.

Через пару минут все пятеро сошли вниз и направились к одному из автомобилей канадских ВВС. Как только автомобиль отъехал, «Боинг» двинулся вперед к гражданскому терминалу, давая возможность пассажирам выйти из самолета и немного размяться, пока его обслуживают и заправляют.

— А как мы попадем в Англию? — спросил Динг, после того как уложил жену спать в одной из свободных комнат.

— Ваши ВВС посылают сюда «VC-20». В Хитроу снимут ваш багаж из «Боинга-777».

Полковник Байрон заберет отсюда трех ваших террористов, — объяснил старший офицер.

— Вот их оружие, — Стэнли передал три гигиенических пакета с разобранными пистолетами внутри. — «Браунинги М-1935», военного образца. Взрывчатки не было. Они действительно настоящие дилетанты. Думаю, это баски. По-видимому, их целью было похищение испанского посла в Вашингтоне. Его жена сидела в кресле рядом со мной.

Сеньора Констанца де Монтероза — их семье принадлежат виноградники. Выпускают бутылки с великолепными кларетом и мадерой. Думаю, вы узнаете, что это была самостоятельная террористическая операция, проведенная без разрешения руководства организации.

— И все-таки кто вы такие? — спросил полицейский.

На вопрос ответил Кларк.

— Мы не можем говорить об этом. Вы пошлете террористов обратно в Испанию?

— Нам дано указание из Оттавы поступить именно так в соответствии с Договором о воздушном пиратстве. Послушайте, но мне нужно сказать что-то представителям прессы.

— Скажите им, что на борту самолета случайно оказались три офицера из агентства по охране закона и они помогли справиться с идиотами, — посоветовал Джон.

— Да, это близко к правде, — согласился Чавез с ухмылкой. — Первый арест, который мне довелось произвести. Черт побери, я забыл зачитать им их права, — добавил он. Динг настолько устал, что все происшедшее казалось ему ужасно забавным.

*** Они были неслыханно грязными, как сразу заметили служители приемного отделения. В этом не было ничего удивительного, равно как и в том, что запах, исходящий от них, обратил бы в бегство даже скунса. С этим, однако, придется пока примириться. Носилки вынесли из автобуса и доставили в здание, находящееся в десяти милях от Бингхэмтона, штат Нью-Йорк, в холмистой местности центральной части штата. Когда их принесли в чистую комнату, всем десяти побрызгали в лицо из пластмассовой бутылки, похожей на ту, которая применяется при мытье окон. Это делалось по очереди, каждому из десяти, затем половине сделали инъекции в руку. В обеих группах из пяти человек каждому надели стальные браслеты с цифрами от "1" до «10» на них. Инъекции сделали тем, у кого были браслеты с четными цифрами. Группа с нечетными цифрами инъекций не получила. Закончив с этим, десять бродяг перенесли в комнату с койками, чтобы они выспались и отошли от вина и инъекций. Автобус, доставивший их, уже уехал, направляясь на запад в Иллинойс и возвращаясь к своим обычным обязанностям.

Водитель даже не знал, что он делал, кроме того, что управлял автобусом.

Глава Меморандум Полет на «VC-20B» не мог похвастать роскошью коммерческого лайнера — пища состояла из бутербродов и посредственного вина, — но кресла были удобными, а сам полет ровным и гладким, так что все спали до тех пор, пока колеса и закрылки не опустились на подлете к авиабазе британских ВВС в Нортхольте — военном аэродроме к западу от Лондона.

Когда «C-IV» американских ВВС подрулил к пассажирскому коридору, Джон обратил внимание на возраст зданий.

— Это была база «спитфайеров» во время битвы за Британию, — объяснил Стэнли, потягиваясь в своем кресле. — Здесь допускают использование и реактивных частных самолетов.

— Тогда нам придется вылетать отсюда и возвращаться сюда достаточно часто, — заметил Динг, протирая глаза и мечтая о чашке кофе. — Сколько сейчас времени?

— Чуть больше восьми утра по местному времени — здесь ведь действует гринвичское время, верно?

— Совершенно точно, — подтвердил Алистер, подавляя зевок. И тут же пошел дождь, словно приветствуя прибывших на Британские острова. До терминала они прошли сотню ярдов, там чиновник поставил печати в их паспорта и официально поздравил с прибытием в страну, перед тем как вернуться к своему утреннему чаю и газете.

Снаружи ожидали три автомобиля — все три черные лимузины «Даймлер», которые тут же отправились в путь, сначала на запад, затем на юг к Герефорду. Кларк, сидевший в первом лимузине, подумал, что это является подтверждением того, что теперь он гражданский чиновник, в противном случае их ждал бы вертолет. Однако Британии все же были присуши некоторые черты цивилизации. Они остановились у придорожного МакДональдса, чтобы позавтракать гамбургерами и кофе. Сэнди фыркнула, подумав о холестерине. Уже много месяцев она упрекала Джона за его кулинарные предпочтения.

Затем она вспомнила предыдущую ночь.

— Джон?

— Да, милая?

— Кем они были?

— Ты имеешь в виду парней в авиалайнере? — Он повернулся назад и увидел кивок жены. — Не знаю точно, скорее всего, баски. Похоже, они надеялись захватить испанского посла, но потерпели колоссальную неудачу. Посла не было на борту самолета, только его жена.

— Они пытались захватить самолет?

— Да, конечно.

— Разве это не ужасно?

Джон задумчиво кивнул.

— Да, ты права. Разумеется, было бы еще ужаснее, если бы они оказались профессионалами, но эти трое были всего лишь дилетантами. — По лицу Джона скользнула улыбка. Боже мой, о чем они думали, когда поняли, что захватили не тот самолет! Но даже теперь он не мог смеяться над этим, особенно с женой, сидящей рядом, причем автомобиль ехал не по той половине шоссе — он вспомнил об этом с нешуточным раздражением. Ему казалось совершенно неправильным ехать по левой стороне со скоростью... восемьдесят миль в час? Проклятие. Неужели у них здесь нет ограничения скорости?

— Что теперь будет с ними? — не отставала Сэнди.

— Существует международный договор о воздушном пиратстве. Канадцы отправят их обратно в Штаты, и там их будет судить федеральный суд. Их приговорят и отправят в тюрьму за воздушное пиратство. Им придется провести за решеткой длительное время. — Им еще повезло, подумал, но не сказал вслух Кларк. В Испании к таким преступникам относятся гораздо строже.

— Прошло много времени с последнего такого случая.

— Да, — согласился ее муж. Нужно быть настоящим болваном, чтобы пытаться захватить самолет, но, судя по всему, болваны еще не стали исчезающим видом.

Вот почему он был цифрой «шесть» в организации под названием «Радуга».

Меморандум, который он писал, начинался словами:

Есть хорошие новости, есть и плохие. Как обычно, стиль меморандума не был бюрократическим;

Кларк так и не овладел этим языком, несмотря на тридцать лет работы в ЦРУ.

После заката Советского Союза и других государств, чьи политические позиции противоречили интересам Америки и западных стран, вероятность крупной международной конфронтации мала как никогда раньше. Ясно, что это является лучшей из всех хороших новостей.

В то же самое время, однако, мы не должны упускать из виду тот факт, что в мире остается множество опытных и хорошо подготовленных международных террористов. У некоторых все еще сохраняются контакты с национальными разведывательными агентствами плюс тот факт, что некоторые государства, хотя и не стремятся к прямой конфронтации с Америкой или другими западными странами, все-таки могут воспользоваться оставшимися террористами, действующими как «свободные агенты», для достижения более узких политических целей.

Эта проблема будет, скорее всего, расти, поскольку при предыдущей ситуации в мире крупные государства строго ограничивали террористическую деятельность, — эти ограничения осуществлялись с помощью контроля за доступом к оружию, финансированию, подготовкой и предоставлением мест укрытия от преследования.

Представляется вероятным, что современная обстановка в мире изменит коренным образом предыдущее «взаимопонимание», существовавшее между основными странами.

Стоимость финансовой поддержки, оружия, обучения и подготовки, а также обеспечения мест безопасного укрытия может вполне превратиться в настоящую террористическую деятельность взамен идеологической чистоты, которую раньше требовали государства — спонсоры терроризма.

Наиболее очевидным решением этой, по всей вероятности, все возрастающей проблемы будет создание новой международной антитеррористической организации.

Я предлагаю дать ей кодовое название «Радуга». Далее я предлагаю, чтобы эта организация располагалась в Соединенном Королевстве. Причины расположения базы такой организации именно там просты.

Соединенному Королевству в настоящее время принадлежит Специальная Воздушная служба (SAS), самое лучшее, то есть наиболее опытное и подготовленное, агентство специальных операций.

Лондон является самым доступным в мире городом в отношении коммерческих воздушных сообщений, не говоря уже о том, что SAS поддерживает очень тесные отношения с «Бритиш Эруэйз».

Юридическая атмосфера особенно удобна, поскольку ограничения деятельности средств массовой информации возможны в соответствии с британскими законами, что неосуществимо в Америке.

Длительные «особые отношения» между американскими и британскими правительственными агентствами.

По всем этим причинам создание предлагаемого агентства специальных операций, укомплектованного американскими и британскими сотрудниками, а также избранными агентами НА ТО, с полной поддержкой национальных разведывательных служб, при координации деятельности в центре...


И его предложение было принято, подумал Кларк с легкой улыбкой. Неоценимую помощь в Овальном кабинете ему оказали Эд и Мэри Фоули, а также генерал Микки Мур и многие другие. Новое агентство — «Радуга» — было настолько секретным, что казалось чернее черного, его финансирование в Америке проходило через департамент внутренних дел, затем через офис специальных проектов Пентагона и не имело ни малейшей связи с разведывательным сообществом. Меньше чем сто человек в Вашингтоне знали о существовании «Радуги». Если бы об этом проекте знало намного меньше людей, было бы лучше, но и это число являлось минимально необходимым.

Порядок подчинения в «Радуге» был несколько причудливым. Этого невозможно избежать. Британское влияние оказалось неизбежным — добрая половина полевых агентов были британцами и почти столько же разведывательных аналитиков, зато боссом стал Кларк.

Джон знал, что это была крупная уступка со стороны британцев. Алистер Стэнли занял пост заместителя, и Джон с готовностью согласился. Стэнли был надежным и стойким и к тому же одним из самых опытных разведчиков, которых приходилось встречать Кларку, — он знал, когда проявить упорство, и когда отступить, и как выбрать лучший способ действия. Пожалуй, единственной плохой новостью являлось то, что он, Кларк, стал отставным разведчиком и, что еще хуже, гражданским чиновником. Теперь у него будет кабинет и два секретаря. Ничего не поделаешь, рано или поздно это должно было случиться, не правда ли? Проклятие. Он не может бегать с большими псами, но будет играть с ними. Без этого он не сумеет убедить подчиненных, что заслуживает место директора. Он будет полковником, а не генералом, сказал себе Кларк. Насколько это возможно, он станет проводить время с полевыми агентами, бегать с ними, стрелять и обсуждать насущные проблемы.

Тем временем, говорил себе Динг во втором автомобиле, с любопытством глядя на проносившуюся мимо местность, я буду капитаном. Он бывал в Англии только во время пересадок в Хитроу или Гэтвике и никогда не выезжал внутрь страны, которая оказалась такой же зеленой, как ирландская открытка. Он будет подчиняться Джону, мистеру К., и стоять во главе одной из ударных групп. Это делало его капитаном, что является лучшим званием в армии — достаточно высоким, чтобы сержанты уважали его как достойного командира, и слишком низким для штабного чина. Он будет постоянно среди рядовых агентов. Рядом спала Пэтси. Беременность сказывалась на ней, причем причудливым образом. Иногда она прямо-таки кипела от жажды деятельности, а через минуту становилась тихой и ничего не замечала вокруг. Но у нее в животе спал маленький Чавез, и потому все было в порядке — больше, чем в порядке. Это было чудо, почти такое же, как и то, что он снова стал тем, к чему готовился, — солдатом. Даже лучше, чем-то вроде свободного агента. А плохая новость заключалась в том, что ему приходилось подчиняться больше чем одному правительству — чиновникам, говорившим на разных языках, — но с этим ничего не поделаешь, ведь он сам вызвался служить в «Радуге», чтобы остаться с мистером К. Кто-то должен присматривать за боссом.

Происшедшее в самолете изрядно удивило его. Мистер К. не имел под рукой своего оружия, черт знает почему подумал Динг, прилагаешь столько усилий, чтобы получить разрешение, позволяющее находиться с пистолетом на коммерческом авиалайнере (самое трудное, если тебе это требуется), и затем положить свой пистолет туда, откуда не можешь его достать. Санта Мария! Даже Кларк постарел! Это стало, по-видимому, первой ошибкой в оперативной деятельности за много лет, но затем он пытается исправить промах, действуя как ковбой в решающую минуту. Впрочем, он действовал умело. Спокойно и уверенно. Но слишком быстро, подумал Динг, слишком быстро. Он взял Пэтси за руку. Теперь она много спит. Должно быть, малыш отнимает много сил. Динг наклонился и поцеловал Пэтси в щеку — нежно, едва коснулся губами, стараясь не разбудить ее. Он заметил взгляд водителя в зеркале и равнодушно посмотрел на него. Этот парень просто водитель или входит в одну из групп?

Скоро он узнает это, решил Динг.

Безопасность базы была строже, чем ожидал Динг. Поначалу штаб-квартира «Радуги»

находилась в Герефорде, где базировался штаб 22-го полка Специальной Воздушной Службы британской армии. Более того, безопасность была еще основательней, чем казалось, потому что на расстоянии трудно определить разницу между нанятым полицейским и отлично подготовленным экспертом. Рассматривая часового с близкого расстояния, Динг пришел к выводу, что местные охранники относятся ко второй категории. У них другой взгляд. Часовой, заглянувший в их автомобиль, увидел задумчивый кивок, ответил тем же и махнул рукой, пропуская автомобиль. База ничем не отличалась от любой другой, только знаки были другими, а также орфография на некоторых из них, однако у зданий виднелись тщательно подстриженные газоны, и все выглядело гораздо аккуратнее, чем в гражданских районах. Его автомобиль въехал в офицерскую часть базы и остановился у скромного, но аккуратного коттеджа. К нему примыкала площадка для парковки автомобиля, которого у Динга и Пэтси еще не было. Он заметил, что автомобиль Кларка проехал вперед еще пару кварталов и остановился у большого дома, — ничего не поделаешь, полковники живут лучше капитанов, но в любом случае арендная плата у них гораздо выше. Динг открыл дверцу, вылез из автомобиля и направился к багажнику, чтобы достать чемоданы. И тут его ожидал первый большой сюрприз дня.

— Майор Чавез? — раздался чей-то голос.

— Да, — повернулся Динг к говорящему. Майор? — удивился он.

— Я — капрал Уэлдон, ваш вестовой. — Капрал был гораздо выше, чем пять футов семь дюймов Динга, и выглядел намного крупнее «майора». Он быстро прошел мимо офицера, к которому его приставили, и легко извлек чемоданы из багажника (или как тут его называют), оставив Динга с пустыми руками. Ему оставалось только сказать:

— Спасибо, капрал.

— Прошу вас следовать за мной, сэр. — Динг и Пэтси пошли за капралом.

В трехстах метрах от них Джон и Сэнди подверглись такому же обращению, разве что их обслуживали сержант и капрал, причем последним была привлекательная блондинка с бледным лицом, характерным для английских женщин. Первым впечатлением Сэнди на кухне было удивление от крошечных размеров британских холодильников и что готовить пищу здесь придется, извиваясь, подобно цирковому акробату. Она не сразу поняла — результат длительного перелета, — что если она коснется хотя бы одного предмета на кухне, то нанесет смертельное оскорбление капралу Анне Фэруэй. Дом не был таким большим, как их дом в Виргинии, но достаточно просторным.

— Где находится местная больница?

— Примерно в шести километрах, мэм. — Фэруэй никто не сказал о том, что Сэнди Кларк является опытной медсестрой пункта первой помощи и будет работать в больнице.

Джон осмотрел свой кабинет. Наиболее впечатляющей частью меблировки был бар, обильно уставленный различными сортами виски и джина. Надо придумать способ, подумал он, как получить приличные сорта бурбона. На столе стоял компьютер, установленный таким образом — он был уверен в этом, — что никто не мог расположиться в нескольких сотнях ярдов и прочитать, что он печатает. Разумеется, подобраться так близко будет настоящим подвигом. Охранники вдоль периметра базы показались Джону весьма компетентными. Пока вестовой и женщина-капрал раскладывали его одежду, Джон решил принять душ. Он знал, что ему предстоит работать весь день. Через двадцать минут в синем костюме в тонкую полоску, белой рубашке и полосатом галстуке он появился у выхода, где ждал персональный автомобиль, чтобы доставить к зданию, в котором размещалась его штаб-квартира.

— Желаю удачи, милый, — Сэнди поцеловала его в щеку.

— Можешь не сомневаться.

— Доброе утро, — произнес шофер. Кларк пожал ему руку и узнал, что шофера зовут Айвор Роджерс и что он сержант. Выпуклость на правом боку означала, что он, по-видимому, из военной полиции. Черт побери, подумал Кларк, британцы серьезно относятся к проблеме безопасности. Но ведь это база SAS, и террористы как внутри Объединенного Королевства, так и за его пределами не считают полк особенно любимым подразделением. А настоящие профессионалы, действительно опасные, были осторожными людьми, обдумывающими каждый свой ход. В точности как я, сказал себе Джон Кларк.

*** — Нам нужно быть очень осторожными. Следить за каждым шагом. — Такой совет не был большим сюрпризом для всех, не правда ли? Хорошие новости заключались в том, что они понимали необходимость осторожности. Большинство были учеными, многие из них привыкли иметь дело с опасными веществами от третьего уровня и выше, так что осторожность была частью их воззрений на мир. И это, решил он, было хорошо. Не менее хорошим было и то, что они понимали, действительно понимали, важность стоящей перед ними задачи. Поиск Святого Грааля, думали все, не думали, просто знали, — вот в чем заключалась их задача. В конце концов, они имели дело с человеческими жизнями, и среди них были такие, кто не понимал важности поиска и никогда не поймет. Ну что ж, этого следовало ожидать, поскольку именно их жизни будут принесены в жертву. Очень жаль, но тут уж ничего не поделаешь.

После этого совещание закончилось, позднее, чем обычно, и его участники пошли к месту парковки, откуда некоторые — дураки, подумал он — поедут на велосипедах домой, поспят несколько часов и затем отправятся на велосипедах обратно в офис. По крайней мере, они были настоящими правоверными англичанами, если не такими уж практичными.

Ну что ж, в их движении было место для людей с самыми разными взглядами. Самым важным было то, что потребовалось создать движение, объединяющее многих.

Кларк подошел к своему автомобилю, практичному «Хаммеру», гражданской версии его любимого военного вседорожника, включил радио, послушал «Сосны Рима» Респиджи и понял, что скучает по станции NPR и ее преданности классической музыке. Ничего не поделаешь, с некоторыми вещами приходится мириться.

Приняв душ и побрившись, одетый в костюм от братьев Брукс и галстук от Армани, который он купил два дня назад, Кларк вышел из своей официальной резиденции к служебному автомобилю, возле которого стоял шофер, держащий дверцу открытой.

Британцы действительно уважали символы положения в обществе, и Джон подумал о том, что скоро и он привыкнет к этому.

Оказалось, что его офис находится меньше чем в двух милях от дома, в двухэтажном кирпичном здании, вокруг которого трудились рабочие. Еще один солдат стоял у входа с пистолетом в белой брезентовой кобуре. Когда Кларк приблизился на десять футов, солдат вытянулся и приложил руку к фуражке.

— Доброе утро, сэр!

Джон был настолько потрясен, что автоматически поднес руку к голове, словно поднимался на палубу корабля.

— Доброе утро, солдат, — ответил Джон несколько смущенно и подумал, что нужно узнать имя юноши. Дверь он сумел открыть сам и увидел внутри Стэнли, который читал какой-то документ и посмотрел на Кларка с улыбкой.

— Ремонт здания закончится примерно через неделю, Джон. Им не пользовались несколько лет, и оно достаточно старое. Боюсь, что за ремонт принялись всего шесть недель назад. Пошли, я покажу твой кабинет.

И снова Кларк последовал за британцем несколько смущенно, повернул направо и направился по коридору к офису, расположенному в его конце. Оказалось, что кабинет полностью отремонтирован.

— Здание построили в 1947 году, — сказал Алистер, открывая дверь. В приемной сидели две секретарши — обеим за тридцать, — по-видимому, их допуск к секретным материалам выше, чем у меня, подумал Джон. Их звали Элис Форгейт и Элен Монтгомери. Они встали, когда в приемную вошел босс, и представились с теплыми и очаровательными улыбками.

Кабинет Алистера, заместителя Кларка, находился рядом. В кабинете Кларка стоял огромный стол и такой же компьютер, как в офисе в ЦРУ, — защищенный таким образом, что электронное подслушивание было невозможно. Здесь стоял даже бар в дальнем правом углу — несомненно британский обычай.

Джон сделал глубокий вдох, перед тем как опуститься во вращающееся кресло, и решил сначала снять пиджак. Ему никогда не нравилось сидеть за столом в пиджаке.

Такое по нраву гражданскому чиновнику, а Джон не хотел даже думать о своем новом положении. Он сделал знак Алистеру, и тот сел в кресло напротив письменного стола.

— Как наши дела?

— Две группы полностью сформированы. Чавез возглавит одну из них. Другой будет командовать Питер Ковингтон — ему только что присвоили звание майора. Его отец был полковником в 22-м полку несколько лет назад и ушел в отставку бригадным генералом.

Отличный человек. Как мы с тобой решили, в каждой группе — десять человек. Успешно идет работа по формированию технического персонала. Его возглавит израильтянин Давид Пелед — я удивился, когда его отпустили к нам. Он настоящий гений в электронике и системах наблюдения.

— И он будет каждый день докладывать Ави бен Якобу. По лицу Алистера промелькнула улыбка. Естественно.

Ни один из офицеров не имел иллюзий относительно подлинной лояльности людей, приписанных к «Радуге».

Но если они не обладали такой лояльностью, какая от них польза? Давид несколько раз работал с SAS в течение последних десяти лет. Его талант был поразительным, он поддерживал контакты со всеми корпорациями, занимающимися выпуском электроники, — от Сан-Хосе до Тайваня.

— А стрелки?

— Высший класс. Лучшие, с кем мне приходилось работать.

— Разведка?

— Все сотрудники великолепны. Во главе этой секции будет Билл Тауни, у него уровень «шесть» в течение тридцати лет. Правой рукой у него станет доктор Пол Беллоу из университета Темпля в Филадельфии, он был там профессором до тех пор, пока ваше ФБР не добилось, чтобы его откомандировали к ним. Поразительно толковый ученый. Читает чужие мысли, объездил весь мир. Ваши парни послали его к итальянцам, когда там возникла проблема с Моро, но на следующий год он отказался от командировки в Аргентину. Противоречило его принципам или что-то вроде этого. Прилетит сюда завтра.

В эту минуту вошла миссис Форгейт с подносом, на котором стояла чашка чаю для Стэнли и кофе для Кларка.

— Оперативное совещание начинается через десять минут, сэр, — напомнила она Кларку.

— Спасибо, Элис. — Сэр, подумал он. Кларк не привык к подобному обращению.

Еще одно напоминание о том, что теперь он гражданский чиновник. Проклятие.

Он подождал, пока закроется тяжелая звуконепроницаемая дверь, и задал следующий вопрос:

— Эл, какой у меня здесь статус?

— Звание генерала, по меньшей мере бригадного генерала, может быть, с двумя звездами.

Похоже, что я стану полковником — начальник штаба, понимаешь, — ответил Стэнли, отхлебывая из своей чашки. — Ты знаешь, Джон, нужно соблюдать протокол, — разумно заметил он.

— Эл, ты знаешь, кто я такой на самом деле?

— Ты был старшим боцманом на флоте, насколько мне известно, награжден Морским крестом и Серебряной звездой с многочисленными гроздьями, Бронзовой звездой участника боевых действий и тремя аналогичными наградами, тремя Пурпурными сердцами. И все это до того, как тебя забрало к себе Агентство, и там тебя наградили не меньше чем четырьмя почетными Звездами разведчика. — Стэнли произнес все это по памяти. — Звание бригадного генерала — самое меньшее, что мы можем сделать, старина. Спасение Коги и уничтожение Дарейи были блестящими операциями, в случае если я еще не говорил об этом. Мы знаем о тебе кое-что, о тебе и о молодом Чавезе, — у этого парня невероятный потенциал, если он так хорош, как мне о нем говорили. Разумеется, ему придется использовать его. Группа, которую ему предстоит возглавить, состоит из очень крутых парней.

*** — Эй, Динг! — окликнул его знакомый голос. Чавез изумленно посмотрел налево.

— Oso! Сукин ты сын! Как ты оказался здесь? — Друзья обнялись.

— В рейнджерах стало скучно, тогда я перебрался в Брэгг, чтобы служить с «Дельтой», и затем прошел слух, что сюда отбирают добровольцев. Я прошел все испытания и вот теперь здесь. Слышал, ты босс второй группы? — спросил старший сержант (Е-2) Джулио Вега.

— Вроде того, — ответил Динг, пожимая руку старого друга и соратника. — А ты не потерял веса, клянусь Иисусом Христом. По-прежнему питаешься гантелями, Oso?

— Стараюсь поддерживать себя в форме, сэр, — ответил человек, у которого сотня утренних отжиманий не вызывает ни капли пота. На его форме виднелись значки пехотинца — участника боевых действий и серебряный конус опытного парашютиста. — А ты выглядишь хорошо, приятель, продолжаешь бегать по утрам?

— Понимаешь, нужно по-прежнему уметь вовремя смыться, когда надо, надеюсь, ты меня понимаешь?

— Еще как! — засмеялся Вега. — Пошли, я представлю тебя нашей группе. У нас там хорошие ребята, Динг.

Группа-2 «Радуги» располагалась в собственном здании — кирпичном одноэтажном и достаточно просторном с письменным столом для каждого и секретаршей, Катериной Муни, — одной на всех десятерых, молодой и симпатичной девушкой. Динг заметил, что она привлекает внимание каждого члена группы.

Группа-2 состояла исключительно из сержантов, главным образом старших, четырех американцев, четырех британцев, немца и француза. Дингу понадобился всего один взгляд, чтобы убедиться, что они чертовски хорошо подготовлены физически, — и он тут же почувствовал беспокойство относительно своего состояния. Ему придется вести их за собой, а это означало, что Дингу нужно быть подготовленным не хуже или даже лучше каждого во всем, что предстоит делать группе.

Ближе всех стоял сержант Луи Луазель. Невысокий и темноволосый, он раньше служил во французских воздушно-десантных войсках, и затем его перевели в антитеррористическое подразделение — DGSE — несколько лет назад. Луазель был хорош во всем, но не являлся узким специалистом. Подобно всем остальным, он был экспертом во всех видах оружия, а в его досье говорилось, что он великолепный снайпер, как с пистолетом, так и с винтовкой. У него на лице сияла спокойная, уверенная улыбка — знак полной уверенности в себе.

Следующим был фельдфебель Дитер Вебер, также парашютист и выпускник школы германской армии, в которой готовили Berger Fuhrer, или альпийских специалистов, которые чувствовали себя в горах как дома. Это была одна из труднейших школ в любой армии мира.

Блондин со светлой кожей, шестьдесят лет назад Вебер мог бы красоваться на плакатах, приглашающих арийцев служить в СС. Его английский, сразу понял Динг, был лучше, чем у него самого. Он мог легко сойти за американца или англичанина. Вебер попал в «Радугу» из войск GSG-9, которые раньше были частью пограничных войск — федеральной антитеррористической организации.

— Мы много слышали о вас, майор, — произнес Вебер с высоты своих ста девяноста сантиметров. Он слишком высок, подумал Динг. Слишком большая цель. Вебер пожал ему руку, подобно немцу, — быстрый захват, вертикальный рывок, и руки расходятся после крепкого рукопожатия в середине процесса. У него интересные глаза, холодные, как лед. Такие глаза обычно прячутся за прицелом винтовки. Вебер был одним из двух снайперов группы, стреляющих на дальние расстояния.

Старший сержант Гомер Джонстон был вторым. Альпинист из Айдахо, он застрелил своего первого оленя в девять лет. Он и Вебер были друзьями-соперниками. Джонстон выглядел самым обычным во всех отношениях и был скорее бегуном, чем тяжелоатлетом при росте метр восемьдесят три и весе семьдесят три килограмма. Он начал свою карьеру в 101-й воздушно-десантной дивизии в Форт Кэмпбелле, Кентукки, и быстро втянулся в черный мир армейской разведки. «Майор, приятно познакомиться с вами, сэр». Раньше он был «зеленым беретом» и членом группы «Дельта», подобно другу Чавеза, Осо Веге.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 25 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.