авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 18 |

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ГЕОГРАФИИ ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ И ЕСТЕСТВЕННЫЕ РЕСУРСЫ СССР ИЗДАТЕЛЬСТВО ...»

-- [ Страница 8 ] --

Флористический состав зеленых мхов, трав и кустарников почти не отлича­ ется от северотаежных лесов. Здесь присутствуют те же мхи — Ptilium cris­ ta caslrensis, Pleuwzium schreberi, Hylocomium splendens. Однако среди трав встречается ряд видов, отсутствующих или почти не встречающихся в север­ ной тайге,— кислица, майник, вороний глаз и др.

В более сырых и несколько менее дренированных местах в древостое зеленомошных темнохвойных лесов чаще всего преобладает ель, но кедр также является очень характерной породой;

участие березы и сосны зависит от сомкнутости древостоя и степени затронутости его рубками и пожарами.

Усиление заболачивания приводит к смене темнохвойного леса сос­ новым.

Неповрежденные пожарами леса являются ценным источником древе­ сины. Значительную роль играет добыча в них кедрового ореха.

Обширные территории в средней подзоне тайги заняты сосновыми леса­ ми, местами сочетающимися со сфагновыми болотами, хотя площадь этих лесов здесь значительно меньше, чем в северной тайге (особенно значительно сокращается она в средней и восточной частях подзоны). Сосняки занимают приречные увалы и гривы, протягивающиеся с юго-запада на северо-восток и напоминающие о направлении движения отступающего ледника и следую­ щих за ним потоков (Петров, 1934). Наибольшие площади сосняков располо­ жены в бассейнах рек, впадающих в Обь, а также в Енисей. Здесь обычны сфагновые сосняки, встречающиеся то большими, то меньшими массивами среди сфагновых верховых болот.

В сухих местообитаниях, особенно на песчаных гривах и увалах, распро­ странены лишайниковые боры-беломошники (рис. 56). Они характеризуются редким древостоем (IV бонитета), слабо развитым подлеском из ивы козьей:

в понижениях встречаются береза и осина. На склонах увалов и речных до Рис. 55. Равнинный кедровник.

Фото В. И. Орлова.

лин, на более богатых почвах развиваются боры-зеленомошники и боры брусничники III—IV бонитетов. В кустарничковом покрове господствуют брусника, багульник.

Большая часть брусничных сосняков представляет собой вторичные, производные леса, возникшие после лесных пожаров на месте бывшей темнохвойной тайги, что отчасти подтверждается появлением в некоторых местах под пологом сосен елового подроста. Нередко в сосняках на по­ вышенных местах много толокнянки.

В южных районах подзоны средней тайги сосняки приурочены к песчаным речным террасам и гривам с песчаными почвами. Здесь наиболее типичны сос­ няки-брусничники и сосняки-чернич'ники. Первые, с древостоем II бони­ тета, приурочены к более повышенным сухим местам. Сосняки-черничники занимают нижние части склонов и хорошо дренированные понижения между холмами. Иногда в их древостое (II—III бонитета) встречается примесь бе­ резы пушистой и бородавчатой, ели, пихты, кедра и даже лиственницы (Гордягин, 1900;

Горчаковский, 19496).

Сосняки-брусничники и сосняки-черничники этой подзоны высоко производительны. В древостоях возрастом около 150 лет запас древесины на 1 га исчисляется в среднем в 200—300 м:\ иногда он достигает 500 м" (Крылов, 1961).

П о д з о н а ю ж н о й т а й г и. Ширина ее значительно меньше, чем более северных подзон тайги. Она колеблется в основном в пределах 200—300 км, местами сужаясь до 80 км и расширяясь в восточной части до 450 км.

Согласно В. Б. Сочаве (1953, 19566), подзона характеризуется особенно широким распространением березовых и осиновых, а также темнохвойно березово-осиновых лесов. Основные массивы темнохвойных лесов сосредо­ точены на востоке подзоны. В западной части, между Уралом и Иртышом, 14* Рис. 56. Лишайниковый бор в Колпашевском лесхозе.

Фото В. И. Орлова.

господствуют сосновые леса, а в средней части, наряду с темнохвойными ле­ сами, широко распространены болота.

Характерным признаком южной подзоны тайги является господство в темнохвойных лесах пихты сибирской. Спорадически в этих лесах встреча­ ется липа сердцелистная, отмеченная в подлеске в бассейнах рек Конды, Ва гая, Демьянки, Оми и других. Березовые и березово-осиновые леса наиболее характерны для средней и восточной частей подзоны. В подросте этих лесов часто имеются возобновляющиеся хвойные.

Площади сосновых лесов в южной подзоне тайги значительно меньше, чем в более северных подзонах. Здесь обычны сфагновые сосняки, встречаю­ щиеся большими или меньшими участками среди болотных массивов.

Южнотаежные темнохвойные леса приурочены к полосе расчлененных эрозией водноаккумулятивных равнин, сложенных водноледниковыми отло­ жениями. Они занимают преимущественно наиболее дренированные приреч­ ные территории, а в южной части области своего распространения встреча­ ются также на гривах древнеэрозионного происхождения. В прошлом елово кедрово-пихтовые леса были распространены шире, чем сейчас. Они сохра­ нились главным образом в бассейнах рек Чулыма и Кети (рис. 57) и неболь­ шими массивами встречаются среди производных березовых и осиново-бере зовых насаждений на обь-иртышском водоразделе, а еще реже — в при­ уральской части южной тайги.

Одной из существенных причин, способствующих сокращению площади южнотаежных темнохвойных лесов, является очень быстрое олуговение вырубок и пожарищ. Мощный травяной покров во вторичных березняках и осинниках задерживает возобновление в них темнохвойных пород, но пол­ ностью не исключает его. Поэтому наряду с производными лиственными ле­ сами в южной тайге нередко встречаются темнохвойно-березово-осиновые леса, знаменующие стадию восстановления темнохвойной южной тайги.

Березовые и осиновые леса в таежной зоне преимущественно вторичные.

Они крайне неоднородны, поскольку являются производными различных Рис. 57. Пихтово-кедровая причулымская тайга.

Фото Н. Г. Коломийца.

Рис. 58. Березняк в районе Тюмени.

Фото В. И. Орлова.

коренных зональных типов. Чаще всего эти леса образуются на месте темно хвойных лесов. Распространение осиновых и березовых лесов в первую оче­ редь определяется степенью воздействия человека на природу. Самые круп­ ные массивы их находятся в районах, издавна более густо населенных (рис. 58). Поскольку эти леса генетически связаны с определенными типами коренных лесов, они в ряде случаев образуют временные типы, во многом напоминающие коренные. Так, нередко на месте темнохвойных лесов разви­ ваются березово-осиновые ассоциации с очень сходным подлеском и травя­ ным покровом. Их часто называют в Сибири «белой тайгой» или «бельниками».

Основными лесообразующими породами березовых и осиновых лесов яв­ ляются березы — бородавчатая и пушистая — и осина. Г. В. Крылов выделяет еще березу Крылова, которая встречается восточнее Иртыша между 58 и 57° с. ш., уходя языками на юг до 56° с. ш. по водоразделам Чулым— Кеть, Обь — Чулым, Томь — Обь.

П о д з о н а л и с т в е н н ы х (о с и н о в о • б е р е з о в ы х) л е ­ с о в. В Западной Сибири первичные осиново-березовые леса представляют собой зональное образование, соответствующее зонам широколиственных и хвойно-широколиственных лесов, характерных для Европейской части СССР. На юге осиново-березовые леса постепенно переходят в лесостепь:

леса распадаются на более мелкие массивы и рощи. Ширина подзоны в сред­ нем около 100 км, максимальной величины — 250 км — она достигает в Приуралье, на востоке ширина ее колеблется от 50 до 80 км. Основу расти­ тельного покрова подзоны составляют осиново-березовые леса, нередко пер­ вичные, чередующиеся с травяными, реже сфагновыми болотами, а также с сообществами лугового типа (в том числе с засоленными лугами и солонча­ ками) и сосновыми лесами. Большие площади занимают здесь распаханные земли. Между Уралом и р. Ишим южная часть подзоны, переходная к лесо­ степи, мало засолена и поэтому более облесена. Между Ишимом и меридиа­ ном Барабинска луга и степи значительно засолены. К востоку от Барабин ска увеличивается заболоченность и снова падает засоленность. Восточнее Оби солонцы и засоленные луга отсутствуют. Западная часть подзоны — от Урала до Оби — может быть подразделена на две широтные полосы: более северную болотно-березовую и более южную, солончаково-болотно-березо вую. Восточная часть подзоны также разделяется на две полосы: северную, «бельниковую» полосу (из производных березняков), постепенно переходя­ щую на севере в южную тайгу, и полосу суходольных березовых парковых лесов из разреженных насаждений березы и прекрасных суходольных лес­ ных лугов.

К песчаным почвам в подзоне осиново-березовых лесов приурочены сосновые леса с примесью степняков. Наибольшая площадь этих лесов сосредоточена в бассейне р. Тобола. На вырубках этих сосняков также появляются вторичные березняки.

Для осиново-березовых лесов (с березами бородавчатой и Крылова) ха­ рактерны кустарниковый ярус из жимолостей алтайской и татарской, чер­ ной и красной смородины, кизильника и густой травяной покров из лугово лесных и лугово-степных растений. По заболоченным местам встречается бе­ реза пушистая. Почвы под осиново-березовыми лесами на севере светло-серые лесные, сильно оподзоленные;

к югу они переходят в оподзоленные черно земовидные и лугово-черноземовидные. Эти леса, занимающие более 50% всей площади зоны, могут служить хорошей базой для фанерных и де­ ревообделочных предприятий. Леса из бородавчатой березы, запасы древе­ сины которых составляют 150—200 ж3 на 1 га, занимают около 20% площа­ ди зоны и могут использоваться для местных нужд и лесохимической про­ мышленности. Наименее производительны (с запасом древесины от 40— до 150 ж3 на 1 га) леса из пушистой березы, приуроченные к заболоченным понижениям. Они занимают также около 20% всей площади зоны.

В южной части подзоны распространены редкостойные (с полнотой 0,4—0,5) березовые леса (из березы бородавчатой), иногда с осиной (III— IV бонитета), которые частично заходят в лесостепь. Значительная освет ленность, а также близость к луговым и лесостепным группировкам весьма содействовали развитию в редкостойных березняках и осиново-березовых лесах мощного травяного покрова из лугово-лесных и лугово-степных форм.

Многие березовые и осиново-березовые леса заболочены, особенно на водоразделах, и нередко чередуются с гипново-травяными болотами и зай­ мищами. Леса лесостепного типа сильно вырублены, на месте сплошных лес­ ных массивов сохранились лишь участки лесов, чередующиеся с вторичны­ ми лугами и пашнями.

ЛЕСОСТЕПНАЯ ЗОНА Лесостепная зона, примыкающая к подзоне лиственных лесов лесной зоны, характеризуется присутствием и лесных, и степных растительных сообществ, а также болот, солончаков и лугов.

Уже в подзоне лиственных лесов начинают появляться значительные пространства, свободные от леса, а в леса и суходольные луга проникают отдельные степные растения. По направлению к югу количество степняков в травяном покрове более разреженных березняков возрастает. Одновременно появляются галофитные сообщества на засоленных почвах, что особенно характерно для Западно-Сибирской равнины. Раньше леса в лесостепной зоне занимали, по П. Н. Крылову (1919 а, б), от 60 до 20% всей площади.

В настоящее время большие площади лесостепи заняты пашней. По данным Г. В. Крылова и Н. Г. Салатовой (1950), в северной лесостепи леса состав­ ляют сейчас лишь 20—25% площади, а в южной — всего лишь 4 — 5%. По направлению к югу леса дробятся на более мелкие рощи, перелески и кол­ ки. Процент степных растений на южной границе зоны достигает 60%. Учи­ тывая это, лесостепную зону можно разделить на две подзоны: 1) дернисто луговую, включающую займищно-лугово-солончаковую полосу и 2) подзону луговых степей (Лавренко, 1940).

В лесостепи, так же как в северной степи, березовые и осиново-березовые леса встречаются лишь островками или в виде колков, приуроченных обычно к блюдцеобразным понижениям, в центре которых нередко находятся болот­ ца, основной же фон образует луговая и, отчасти, разнотравно-злаковая степь (рис. 59).

Березняки с покровом из разнотравья, большей частью наиболее произ­ водительные (I бонитета), обычно встречаются на гривах и водораздельных участках. Для них характерен редкий кустарниковый покров из шиповника и спиреи и травянистый ярус из коротконожки перистой, костяники, воло.душки золотистой, папоротника-орляка, душицы обыкновенной, василист ника малого и других видов. В более увлажненных, а иногда и засоленных местообитаниях замкнутых понижений располагаются осиново-березовые колки со злаковым и осоковым травостоем и ивовым подлеском (рис. 60). Эти малопроизводительные древостой (III и IV бонитетов) обычно состоят в ос­ новном из пушистой березы;

кустарниковый ярус образуют ивы пятитычин ковая и сибирская. Внутри таких колков нередко встречаются солончако ватые луга. Почти все деревья в ныне существующих колках вследствие по­ рубок имеют порослевое происхождение. Многие колки уничтожены, и лишь встречающиеся в степи блюдцеобразные понижения с луговой растительно­ стью свидетельствуют о их существовании в прошлом.

KpoiYe березняков и осиново-березовых колков, в лесостепной зоне встречаются сосновые боры. Они располагаются среди колков, займищ и па­ хотных земель. По песчаным грунтам боры далеко проникают в степную зону (например, ленточные боры Приобьяи Прииртышья). Благодаря своему положению в степных и лесостепных районах эти боры отличаются от сосно Рис. 59. Ландшафт лесостепи к северу от Омска.

Фото В. И. Орлова.

шшшш #^ ?

'Ж '••• i W • :

.;

•:••.;

:••:• ":. •••.

- ' т\..

••' '.

" ^ :

Рис. 60. Северная лесостепь. Ивовые кусты тоболо-ишимского междуречья.

Фото Н. М. Ступи ной.

вых лесов таежной зоны. Здесь значительно меньшую роль играют лишай­ никовые и сфагновые боры, зато широко распространены травяные и кустар ничковые боры. В более южных районах под полог сосны местами заходит много степных трав, в том числе таких, как типчак и ковыли. Нередко встре­ чается кустарниковый подлесок из желтой акации, спиреи средней, кизиль­ ника черноплодного, караганы степной.

В более северных районах в первом ярусе древостоя сосняков есть при­ месь ели и пихты;

в их травяно-кустарничковом покрове преобладают вересковые кустарнички — черника, брусника. Встречаются и зеленые блес­ тящие мхи. Наиболее распространены здесь сосняки-брусничники и отчасти сосняки-черничники, занимающие пологие склоны дюнных всхолмлений и более ровные участки между холмами. Вершины холмиков заняты лишайни­ ковыми сосняками с наземным покровом из кладонии;

в них редко встре­ чаются черника и брусника, но зато широко распространены более южные растения (прострел, клевер люпиновый и др.)- В понижениях рельефа развиты ассоциации заболоченных сосняков — долгомошников и сфагновых.

По направлению к югу заболоченные сосняки постепенно исчезают.

Пойменных лугов в лесостепной зоне значительно больше, чем в таежной.

Растительность пойм мелких рек почти полностью используется как сено­ косы. Здесь развиты луга, частично остепненные, частично несколько солон­ цеватые и солончаковатые. Остепнение сказывается в появлении в траво­ стоях, наряду с костром безостым и овсяницей луговой, типчака, тимофеев­ ки степной, таволги шестилепестной, зопника клубненосного и других видов.

Засоление проявляется в наличии полыни пленчатой, подорожника Корну та, осоки Карелина, ситника Жерара.

Остепнены и луга в притеррасных частях пойм крупных рек. Средние уровни пойм находятся под воздействием переменного увлажнения, и поэто­ му здесь наблюдаются контрастные сочетания таких луговых злаков, как костер безостый и пырей, с водолюбом ситнягом. Луга нижнего уровня ма­ ло чем отличаются от лугов пойм в более северных зонах — это тоже кана реечниковые и осоковые луга с преобладанием осоки стройной. В прирусло­ вой части пойм, в ивняках по песчаным береговым валам появляется черный тополь — осокорь.

Д е р н и с т о - л у г о в а я п о д з о н а. Эта северная подзона лесо­ степи характеризуется тем, что открытые пространства чередуются здесь с отдельными березняками. На севере отдельные массивы сливаются в почти сплошные леса, но многочисленны березняки и на юге подзоны. Облесен ность колеблется от 60 до 45 %. В этой подзоне еще часто встречаются не­ большие сфагновые болота с угнетенной сосной.

В составе лесостепных лугов («остепненных лугов», по Е. М. Лавренко), приуроченных к гривам и повышенным участкам, всего лишь около 20% степных растений — в них преобладают лесные виды. Наряду с присутстви­ ем степных форм, здесь значительно развита галофитная (солончаковая) растительность. Дернисто-луговая подзона характеризуется чрезвычайной изменчивостью растительных группировок, зависящих от характера релье­ фа. В западинах развиты колки, на гривах водоразделов — остепненные лу­ га, а на пологих склонах грив — солонцевато-степные сообщества. В пони­ жениях встречаются различные варианты болот, сырых лугов и солончаков.

В восточной части подзоны, приблизительно между долиной Оби и мери­ дианом г. Барабинска, простирается займищно-лугово-солончаковая поло­ са, примыкающая с юга к подзоне лиственных лесов. Ее растительный по­ кров отличается преобладанием болотных, луговых и лугово-солончаковых, а частью и лугово-лесных ассоциаций. Островки лугово-степной раститель­ ности приурочены лишь к наиболее повышенным частям рельефа. В этой части подзоны распространены также обширные займища, т. е. заросшие тростником и кугой озера, местами с островками сфагновых болот, осоковые кочкарники, солончаковые луга и группы ив.

Большая часть дернисто-луговой подзоны более дренирована. По гривам здесь распространены участки остепненных лугов. На таких лугах наиболее часто встречаются василистник простой, ветреница лесная, клевер люпино вый, подмаренник северный, серпуха венценосная, зопник клубненосный и ряд других растений. Злаки, преимущественно мятлик луговой и вейник на­ земный, не играют здесь большой роли. По пологим склонам грив луга, подобные этим, но еще более остепненные, располагаются на солонцах.

В межгривных понижениях встречаются высокопродуктивные солончако ватые луга с лисохвостом вздутым и ячменем короткоостистым.

В плакорных условиях — на водоразделах и равнинных частях грив — располагаются лесостепные луга, весьма характерные для дернисто-луговой подзоны. Наиболее часто встречающимися растениями этих лугов являются злаки — тимофеевка степная, вейник наземный, мятлик узколистный, костер безостый — и многочисленное разнотравье. В зависимости от генезиса лесо­ степные луга следовало бы разделить на первичные и вторичные, и собствен­ но остепненными лугами называть лишь сообщества вторичного происхож­ дения — луга, возникшие на месте леса, или пойменные луга с внедривши­ мися туда степняками. Остепненные луга обычно еще полностью сохраняют луговую структуру. Сообщества же первичного происхождения, в структуру которых органически входят степные формы, может быть правильнее назы­ вать «лесостепными лугами», как первую ступень степей, переходную от суходольно-лесных лугов.

П о д з о н а л у г о в ы х с т е п е й. В этой подзоне количество степ­ ных форм составляет 40—60%, а облесенность ее — 20—45% (Крылов, 1961). Березняки располагаются здесь далеко друг от друга, не сливаются в более крупные рощи;

береза мельчает, в травяной покров проникает больше степных форм. Огромные пространства целинных степей этой подзоны в 1954— 1956 гг. были распаханы. На целинных степях благодаря увеличению чис­ ла степных форм в травяном покрове и меньшей задернованности характер­ ные черты растительности степей проявляются более отчетливо, чем в преды­ дущей подзоне. По внешнему облику луговые степи мало отличаются от лесо­ степных лугов, однако травостой их несколько более разрежен и средняя высота его 20—25 см. Злаки не играют здесь преобладающей роли, не обра­ зуют фона. Большая часть их относится к корневищным и плотнокустовым злакам — тимофеевка степная, мятлик узколистный, костер безостый, вей­ ник наземный, но уже встречаются в заметном количестве и дерновинные ксерофитные злаки — овсяница ложноовечья, тонконог тонкий, ковыли.

Господствует красочное разнотравье с ярко цветущими растениями — гранатник средний, таволга шестилепестная, горичник Морисона, колоколь­ чик сибирский, вика мышиная, остролодочник волосистый, люцерна серпо­ видная, эспарцет сибирский. Встречаются также полыни — эстрагон, по­ лынь сизая, полынь шелковистая (рис. 61).

Для восточной части подзоны луговых степей характерно наличие так называемых ленточных боров, представляющих собой неширокие (10— 20 км) полосы сосновых лесов, расположенные в долинах на дюнных песках.

Полосы этих боров (Кулундинского, Барнаульского, Касмолинского) вы­ тянуты с северо-востока на юго-запад, причем иногда они пересекают не­ сколько степных подзон. В юго-западных частях таких полос ленточные боры сильно разрежены и остепнены. В их травяном ярусе появляются чуж­ дые для лесной растительности сочетания трав, в значительной степени на­ поминающие ковыльную степь. В межгривных понижениях юго-западных частей боров появляются сырые галофитные ассоциации с типичными расте­ ниями солончаков и засоленных песков.

В лесостепных сосняках, как правило, отсутствует примесь темнохвойных пород (ели и кедра). Южнее Новосибирска и близ Барнаула в борах почти отсутствуют сфагновые болота, а в понижениях встречаются небольшие озерки или осоково-сосняковые болота, иногда поросшие березой и тальни нииннннн^н Рис. 61. В Кулундинской лесостепи.

Фото В. И. Орлова.

ком. В травяных сосняках (I бонитета) этих районов очень значительна при­ месь березы. В травяном покрове почти нет таежных видов, взамен которых появляются южные и даже некоторые степные растения. Много степняков встречается на опушках боров и на участках с небольшой сомкнутостью травостоя. На самых сухих и повышенных участках южных боров лишайни­ ковые группировки сосняков (с покровом Cladonia sylvatica) отличаются от более северных боров лучшим по качеству травостоем и большим числом степных псаммофильных растений (скабиоза бледно-желтая, качим метель­ чатый, тонконог тонкий).

СТЕПНАЯ ЗОНА Характерной чертой зоны является почти полное отсутствие лесной рас­ тительности. Встречающиеся здесь ленточные боры представляют собой интразональные образования.

В растительном покрове степей преобладают узколистные дерновинные злаки, причем количество их увеличивается по направлению к югу и юго западу, а число видов разнотравья заметно убывает в этом направлении. Со­ гласно Е. М. Лавренко (1956) в пределах зоны можно выделить две подзоны:

1) разнотравно-дерновиннозлаковых степей и 2) дерновиннозлаковых сте­ пей.

Подзона разнотравно-дерновиннозлаковых с т е п е й 2. Степи этой подзоны, относящиеся преимущественно к разно травно-типчаково-ковыльным степям, уже по своему внешнему облику силь­ но отличаются от степей луговостепной подзоны и тем более от лесостепных лугов (остепненные луга), во-первых, тем, что участие степных дерновинных злаков в травостое здесь значительно заметнее (что и отражено в названии подзоны), хотя разнотравье еще играет заметную роль, а, во-вторых, тем, что травостой здесь менее густ. Среди злаков безусловно преобладают ксеро Е. М. Лавренко (1940) называет ее «зоной настоящих (типичных) степей».

П. Н. Крылов относил эту подзону к «ковыльно-типцовой подзоне лесостепной зоны».

фитные, узколистные большей частью дерновинные злаки: типчак ложноове чий, тонконог тонкий, перистые ковыли (Stipa pennata var. ioannis и St.

zalesskii). Кроме того, здесь присутствуют: ковыль тырса, овсецы пустынный и Шелл я. В более мезофитных вариантах степей еще много степной тимофеев­ ки и встречаются вейник наземный и мятлик узколистный. На фоне этих злаков разнотравье уже заметно стушевывается, и общий аспект сообществ менее ярок и более однообразен, чем в луговых степях. Из разнотравья в пер­ вой половине лета ярко цветет прострел перистый, позже — яркие бобовые:

люцерна серповидная, астрагал эспарцетовидный, желтая лапчатка вильча­ тая и лапчатка распростертая, жабрица Ледебура, подмаренник желтый, горичник Морисона. Большую роль начинают играть в травостое полыни:

полынь Гмелина, полынь заменяющая и другие. Некоторые полыни с плот­ ным белым опушением или сизым налетом (австрийская, сизая, холод­ ная) местами придают светло-серые оттенки зеленому травяному покрову.

Степные сообщества часто вступают в комплекс с пятнами специфической растительности солонцов. Иногда черноземы, на которых располагается разнотравно-типчаково-ковыльная степь, бывают солонцеваты, и тогда в со­ став сообществ проникают галофитные формы — солодка уральская, полынь понтийская, солонечник и другие (рис. 62).

Древесные насаждения в виде березовых колков встречаются в этой под­ зоне значительно реже, чем в более северных районах, особенно после распашки целины, когда многие из них были уничтожены. Они страдают от порубок и потрав при выпасе скота. Внутри колков, расположенных в пони­ жениях, нередко еще сохраняются болотца или заболоченные лужайки и кустарники, в колках же более повышенных мест травостой значительно остепнен. Нередко в степях встречаются понижения с луговой раститель­ ностью, часто с таволгой шестилепестной. Они обычно имеют округлую форму и в прошлом, по всей вероятности, были заняты колками.

Сосновые ленточные боры протягиваются в пределах подзоны с северо востока на юго-запад.

Солончаковая растительность встречается обильно у соленых озер и в понижениях, а также часто в комплексе со степными группировками.

В подобных комплексах наиболее распространен галофитный вариант степей на солонцеватых почвах и глубокостолбчатых солонцах, приуроченных к слабо заметным понижениям рельефа. Эти степи слагаются из чередующихся пятен дерновиннозлаковых травостоев с примесью галофитов на слабосолон­ цеватых черноземах, пятен с преобладанием солонцеватого лугового разно­ травья (солодки уральской, солонечника, полыни селитряной) на луговых солонцах и корковых солонцов с кермеком Гмелина и камфоросмой.

Все пахотопригодные земли в подзоне разнотравно-дерновиннозлако вых степей распаханы, а засоленные земли используются как пастбища.

П о д з о н а д е р н о в и н н о з л а к о в ы х с т е п е й. В пределы Западной Сибири входит очень небольшая часть этой подзоны. Она совер­ шенно безлесна. Вместо березовых колков здесь иногда встречаются «блюд­ ца» — западинки с растительностью лугового типа без деревьев и кустар­ ников. Сосновые боры, ленточные или островные, большей частью сильно остепнены и являются продолжением ленточных боров, протянувшихся сюда из других степных подзон.

Для этой подзоны очень характерны изреженные низкотравные степи с преобладанием типчака и ковылей, образующих плотные дерновинки, меж­ ду которыми имеются довольно значительные участки голой почвы с из­ редка встречающимися на них двудольными ксерофитами (рис. 63). Количе­ ство степных форм достигает 80—100%. По сравнению с предыдущей под­ зоной здесь появляется больше новых ксерофитов, в том числе ряд средне­ азиатских пустынных форм. Это — типчаково-ковыльные сухие степи.

Злаки преобладают в травостое над редким разнотравьем. Общий фон образуют узколистные дерновинные ксерофитные злаки: типчак, тырса, •^.-,.„.

Рис. 62. Солонцеватая степь на ишим-иртышском водоразделе.

Фото Н. М. Ступиной.

Рис. 63. Сухая степь.

Фото В.В. Ревердатто.

ковыль Залесского, ковыль Лессинга, тонконог тонкий. Здесь отмечаются южностепные и даже пустынные виды разнотравья: гвоздика узколепестная, хвойник двухколосковый, прутняк, полынь австрийская и др. Из эфемеров весной заметен бурачок пустынный, из эфемероидов — валерьяна клубне­ носная и другие.

П. Н. Крылов считал особенностью подзоны присутствие в ней местами сплошных зарослей степных кустарников, главным образом из спиреи зверо бойнолистной и караганы степной.

В комплексных степях южной части подзоны часто сочетаются участки зональных степных сообществ — ковыльно-типчаковых степей — и фрагмен­ ты растительности солонцов и солончаков, отчасти луговые, а отчасти с при­ месью пустынностепных форм. Фрагменты пустынных степей заходят в под­ зону с юга. Все пахотопригодные земли подзоны в 1954—1957 гг. были рас­ паханы. Степи на сильно засоленных почвах и комплексные солонцеватые степи используются как пастбища.

Растительность пойм степной зоны имеет свои особенности. Луга пойм мелких речек совершенно безлесны и повсеместно солончаковаты. На них наблюдается сочетание более или менее сильно засоленных луговых почв, иногда с пятнами солончаков с выцветами солей. Особенно сильно развива­ ется засоление при выпасе и сбое. Наиболее типичны луга пырейные, бес кильницевые, ячменные (из ячменя короткоостистого с солодкой уральской, солонечником). В более увлажненных местах распространены лисохвост брюшистый и болотные осоки.

На поймах больших рек также наблюдается остепнение и засоление, осо­ бенно в притеррасных частях пойм, где остепненные солонцеватые луга с бескильницей, солодкой, солонечником сочетаются со степными (ковыльно типчаковыми) сообществами. Остепнение проникает и на высокие уровни поймы. Ее средние уровни заняты преимущественно костровыми и пырейны ми лугами, иногда с тростником. Самые низкие уровни поймы, как и в более северных зонах, заняты сообществами канареечника и болотных осок.

На возвышенных гривах и береговых валах прирусловой части пойм ивняки сочетаются с рощами черного и белого тополя с подлеском из еже­ вики, шиповника цинамонового и жимолости татарской.

РАСТИТЕЛЬНОСТЬ ГОР т Значительная высота гор Западной Сибири обусловливает развитие здесь высотной поясности. Полярный, Приполярный и Северный Урал про­ тягиваются с севера на юг, пересекая зоны тундры, лесотундры и тайги. В соответствии с этим в том же направлении замечается усложнение структуры вертикальных поясов растительности.

Салаирский кряж находится полностью в пределах лесного пояса. Степ­ ная растительность подходит к его подножью только на примыкающих участ­ ках Кузнецкой котловины. В Кузнецком Алатау фрагментарно выражен высокогорный пояс;

по восточному склону разрозненными участками встре­ чается степная растительность, но основная площадь этого склона также по­ крыта лесами.

Наиболее полно поясное распределение растительности выражено на Алтае 2. Для различных его районов характерны разные типы вертикальной поясности (рис. 64). В северо-восточной части Алтая выражены два пояса — лесной и высокогорный, причем в высокогорном поясе есть только подпояс высокогорной тундры. В Юго-Восточном Алтае имеются степной и высокогор­ ный пояса, а лесной пояс выражен фрагментарно, только по окраинам этого района.В Центральном Алтае пояс высокогорной растительности представлен Раздел написан А. В. Куминовой.

Подробная характеристика растительности Алтая содержится в монографии А. В Куминовой (1960), леса Алтая освещены в работе Г. В. Крылова (1961).

Cajiaup I Кузнецкий Алатау \ Себерный Алтай \3ападный Алтай \Центральн.Алтай\Юго-6ост.к Рис. 64. Схема поясности растительности гор Западной Сибири.

наиболее полно и занимает большую площадь. Лесной и степной пояса здесь не имеют сплошного распространения. В Западном Алтае хорошо выражены все три основных пояса. Пояс высокогорной (альпийской) растительности отличается здесь преимущественным развитием луговых формаций — аль­ пийских и, особенно, субальпийских лугов.

СЕВЕРНЫЙ. ПРИПОЛЯРНЫЙ И ПОЛЯРНЫЙ УРАЛ Границы зон и подзон растительности, хорошо выраженные в пределах Западно-Сибирской равнины, при пересечении Урала отклоняются к югу.

Распределение растительности в горах в значительной степени зависит от различных местных условий и иногда может отклоняться от общей схемы вертикальной поясности.

В горах Северного Урала П. Л. Горчаковский (1955) различает три основ­ ных пояса растительности: 1) горно-таежный пояс, для которого характер­ ны высокорослые леса горных склонов;

2) подгольцовый пояс, являющийся переходным от горно-таежного к гольцовому;

леса здесь низкорослы и редко­ стойны, часто имеют характер криволесья;

3) гольцовый пояс, в котором рас­ пространены главным образом горные тундры и каменные россыпи. В бо­ лее высоком Приполярном Урале вертикальная поясность растительности выражена особенно хорошо. В направлении к северу наблюдается снижение всех поясов, а также выклинивание некоторых из них. Верхняя граница лесной растительности снижается от 700—800 м на юге рассматриваемой ча­ сти Урала до 250—300 м на севере.

Нижний пояс растительности на восточном склоне Северного и Припо­ лярного Урала образуют горные темнохвойные леса (еловые с примесью кед­ ра и лиственницы) и расположенные выше горные лиственничные леса. На Северном и Приполярном Урале распространены лишь отдельные, часто разобщенные участки лиственничной тайги, покрывающие склоны с высоты 400—450 ж, а на Полярном Урале лиственничные леса образуют сплошную широкую полосу, которая начинается у подножья восточного склона хреб­ та и поднимается до верхней границы древесной растительности. Чем выше в горы и дальше на север, тем более разреженным и угнетенным ста­ новится древостой лиственничных лесов.

Древесные насаждения подгольцового пояса низкорослы и угнетены, часто имеют характер парковых редколесий, в которых деревья иногда приобретают характерную стланиковую форму. В этом поясе встречаются высокотравные субальпийские луга и широко распространены различные кустарниковые заросли. В переходной полосе от подгольцового к гольцово­ му поясу господствуют заросли полярной березки — ерники.

В растительном покрове гольцового пояса основной фон образуют мхи, лишайники и низкорослые кустарнички. Широко развиты (особенно в преде­ лах Приполярного и Полярного Урала) различные горные тундры, являю­ щиеся хорошими оленьими пастбищами.

Горная тайга восточного склона Северного и Приполярного Урала обла­ дает значительным запасом древесины, исчисляемым многими миллионами кубических метров. Эти лесные ресурсы могут служить сырьевой базой для развития на восточном склоне Урала и в приуральской части Западно-Си­ бирской равнины лесной и лесохимической промышленности.

АЛТАЙ, САЛАИР И КУЗНЕЦКИЙ АЛАТАУ Горные хребты Алтая, Салаира и Кузнецкого Алатау контактируют с широтной зоной степей, типично выраженной на прилегающих пространствах Западно-Сибирской равнины, а также в Кузнецкой и Минусинской котло­ винах. В пределах горной страны степи развиты только на Алтае, занимая там 8,5% от общей площади.

Степной пояс на территории Алтая не представляет сплошной полосы.

Степи этой горной страны в связи с современным расположением и происхож­ дением степных участков могут быть объединены в следующие пять морфо лого-географических групп: 1) предгорные степи, 2) степи южных склонов, 3) долинные степи, 4) островные степи и 5) остаточные степные участки высо­ когорных плато в современном тундрово-степном комплексе.

Алтайские островные степи — крупные степные массивы, расположенные в межгорных котловинах, представляющих в большинстве случаев запол­ ненные наносами озерные впадины ледникового времени. К этим степям относятся Уймонская, Абайская, Канская, Теньгинская, Чуйская, Курай ская, Улаганская степи и степь Той-Самаха.

По экологическим признакам степи Алтая могут быть подразделены на опустыненные, настоящие и луговые степи. Опустыненные степи имеют ограниченное распространение, встречаясь в пределах Чуйской котловины на высоте 1700—1800 м и, на меньшей площади, по террасам Чуй и Катуни.

Они распространены как на равнинных участках, так и на склонах, на ма­ ломощных светло-каштановых почвах. Для растительного покрова этих сте­ пей характерно отсутствие сомкнутости наземных частей растений, часто встречающиеся распластанные формы побегов, общая очень незначительная высота травостоя, бедность видового состава. Весьма характерную группу в опустыненных степях составляют кустарнички и полукустарнички. Наибо­ лее распространены среди них прутняк, полыни — холодная, дернистая, селитряная, терескен, ежовник коротколистный, хвойник двухколосковый (эфедра), реомюрия джунгарская.

Среди многолетних травянистых растений большое значение имеют дерновинные ксерофитные злаки и осоки, из разнотравья — подушко­ образные и распластанные по земле виды. Из дерновинных злаков для опустыненных степей характерны ковыли — галечный и восточный, житняк гребенчатый, из разнотравья — астрагал распростертый, астрагал заячий, лапчатка астрагалолистная.

В неглубоких понижениях, ложбинах, на террасах Чуй или по окраинам небольших озер, в условиях временного избыточного увлажнения и концент­ рации легкорастворимых солей в верхних горизонтах, формируются солонча­ ковые почвы и на них — растительность солончаковых опустыненных степей с преобладанием чия блестящего, ломкоколосника ситникового, востре ца пушистоколосого и галофитных полукустарничков. Эдификаторами ассо­ циаций каменистых опустыненных степей, развивающихся на южных, дос таточно крутых каменистых склонах, можно назвать можжевельник казац­ кий, полынь сантолиновую, остролодочник трагакантовый и др.

Настоящие степи распространены по окраинам Чуйской и Курайской кот­ ловин, среди островных степей и по широким речным долинам, а также в наи­ более остепненных частях Кузнецкой котловины.

В основе их травостоя господствуют дерновинные степные злаки — типчаки ложноовечий и бороздчатый, мятлик степной, тонконог тонкий, ко­ выль тырса, житняк гребенчатый, змеевка, мятлик, мелкие степные осоки — твердоватая и приземистая, из полукустарничков — полынь холодная. В ковыльных (тырсовых) степях травостой более мощен и богат по видовому составу.

Луговые степи распространены преимущественно в предгорных районах.

Раньше они занимали большие площади и в Кузнецкой котловине. В настоя­ щее время большая часть участков луговых степей распахана;

в ненарушен­ ном состоянии они сохранились только по довольно крутым склонам и ис­ пользуются под выпас. Основу травостоя луговых степей создают рыхлокус товые и корневищные злаки — тимофеевка степная, мятлик узколистный, а также дерновинные злаки — овсец пустынный, ковыли (Stipa pennata var. ioannis). Для луговых степей характерна красочность, богатство видового состава, закономерная смена ярких аспектов. Среди согосподст вующих видов в центральной части Алтая из разнотравья отмечаются:

бузульник сизый, аконит бородатый, живокость редкоцветная, володушка многожильчатая;

в северных и северо-западных районах Алтая — порезник промежуточный, горичникМорисона;

на целинных участках Кузнецкой кот­ ловины — прострел и многие другие.

В растительном покрове гор Западной Сибири ведущее положение занимают леса, покрывающие большую часть площади Салаирского кряжа и Кузнецкого Алатау и около 50% территории Алтая.

Лесной пояс Алтая на севере, западе и юге отделен от лесных массивов остальной части Сибири и Казахстана. На северо-востоке леса Алтая непо­ средственно смыкаются с лесами Салаира, Горной Шории и Кузнецкого Алатау и через них имеют непосредственную связь с таежной зоной равнинной части Западной Сибири. Основными лесообразующими порода­ ми горных лесов являются пихта сибирская, кедр сибирский, лиственница сибирская, ель сибирская и сосна обыкновенная. Ведущее значение имеют первые три вида.

Верхняя граница лесов в горах Алтая повышается с севера на юг и с за­ пада на восток в связи с общим повышением температуры и возрастанием континентальное™ климата. В северной части Алтая она проходит на высо­ те 1700—1800 м, а в южной — на 2200—2300 м. На границе лесного и высо­ когорного поясов на большей части хребтов Алтая формируется полоса кед­ рового редколесья, где кедровые перелески чередуются с субальпийскими лугами. В северо-восточных районах Алтая переходная полоса представлена горной лесотундрой. В юго-восточных районах границы леса образует лист­ венница, на остальных горных хребтах — кедр. Для нижней границы леса характерно сочетание степных формаций с березовыми, сосновыми и листвен­ ничными перелесками.

Леса Салаира, Кузнецкого Алатау, северо-восточной и западной частей Алтая характеризуются широким развитием формации черневой тайги, а также различных производных типов, возникших на месте вырубок и гарей в лесорастительных условиях данной формации. Черневая тайга отличается следующими характерными признаками: 1) преобладанием в древостое пих­ ты сибирской и осины и наличием подлеска из крупных кустарников — че­ ремухи, рябины сибирской, калины;

2) развитием высокотравного травяного покрова с преобладанием аконита высокого, живокости высокой, пиона Марьин корень, чины Гмелина, молочая волосистого и др.;

3) наличием в травостое леса реликтовых третичных видов, из которых наиболее часто 15 Западная Сибирь отмечаются: чистец лесной, овсяница гигантская, двулепестник парижский, реже — ясменник душистый, герань Роберта, копытень, кипрей горный, овсяница лесная, щитовник мужской (Dryopteres filix-mas) и др.;

4) слабым развитием или полным отсутствием напочвенного мохового покрова.

Среди черневой тайги в бассейне р. Кондомы расположен реликтовый «липовый остров» — участок липового леса, площадью около 150 км2, рас­ сматриваемый как остаток третичной растительности. По окраинам насаж­ дений, кроме крупных деревьев липы сибирской и молодой липовой поросли, присутствуют мощно развитые пихты, крупные березы и древовидные чере­ мухи. В травостое, наряду с видами обычного таежного высокотравья, в большом обилии отмечаются реликтовые формы. Небольшие островки липо­ вых древостоев встречаются и в других местах этого района.

Темнохвойная тайга с пологом, составленным сибирским кедром, елью сибирской и пихтой сибирской, развивается на северных склонах хребтов.

В напочвенном покрове ее большую роль играют мхи и мелкие полукустар­ нички, особенно брусника и черника. По долинам рек растут еловые леса из ели сибирской или смешанные леса с преобладанием ели.

Леса из сибирского кедра занимают большие площади на границе лесно­ го и альпийского поясов. По склонам горных хребтов значительно шире, чем чистые кедровые насаждения, распространены смешанные леса с приме­ сью в древесном пологе других древесных пород: при усилении влажнос­ ти — пихты, а при увеличении сухости — лиственницы. В кедровых лесах верхних частей склонов развивается подлесок из березы круглолистной. Наи­ больший интерес в ботанико-географическом отношении представляют кедровые леса в окрестностях Телецкого озера, обогащенные третичными травянистыми реликтами.

Для Центрального Алтая наиболее характерны лиственничные леса из лиственницы сибирской. По долинам рек, шлейфам гор и пологим склонам, на достаточно мощной черноземной или черноземовидной почве располага­ ются парковые лиственничные леса. В недалеком прошлом они были распро­ странены на Алтае более широко, но, в связи с освоением земель под рас­ пашку и сенокосы, а также использованием лиственницы на строительство, площадь их сократилась. Подлеска в таких лесах нет, и на поверхности почвы развивается сомкнутый травяной покров, в составе которого домини­ руют злаки: вейники (тупоколосковый и тростниковидный), ежа сборная, мятлик сибирский, овсец опушенный, лисохвост луговой, регнерия собачья, трищетинник сибирский. Лиственничные леса с кустарниковым подлеском распространены по северным склонам. Ярус подлеска составляют: рододен­ дрон сибирский, таволга средняя и дубровколистная, жимолость алтайская.

Сосновые леса (из Pinus silvestris) в растительном покрове гор большого значения не имеют, встречаясь по окраинам горных массивов. В Северном Алтае сосновые леса довольно обычны, но они не распространяются выше 700 м над ур. м.

Во влажных районах гор, где в коренном растительном покрове домини­ рует черневая тайга, на вырубках и гарях широко распространены березо­ вые, березово-осиновые и осиновые вторичные леса с высоким травостоем.

На вырубках лиственничных лесов формируются березовые леса с нижними ярусами, характерными для лиственничных лесов.

Луга распределены по территории горных районов неравномерно. Наи­ более обширные их площади находятся в пределах высокогорного пояса высоких хребтов Центрального и Западного Алтая. В лесном поясе луга не­ редко занимают участки вырубок и гарей, в степном поясе — пониженные, наилучше увлажненные места в долинах рек и по затененным склонам.

По границе степного и лесного поясов развиваются остепненные сухо­ дольные луга, располагающиеся обычно по пологим участкам осветленных склонов на обыкновенных черноземах. Из злаков, составляющих основу травостоя, для остепненных лугов характерны: вейник наземный, костер безостый, тимофеевка степная, регнерия Турчанинова. Отмечается обилие яркоцветущих растений, на протяжении всего вегетационного сезона соз­ дающих смену красочных аспектов.

Настоящие суходольные луга наибольшие площади занимают в пред­ горных районах. Они располагаются преимущественно на пологих северных и восточных склонах. В их травостое господствуют: овсяница луговая, ти­ мофеевка луговая, реже лисохвост луговой, пырей ползучий.

К лесным суходольным лугам относятся участки луговой растительности, возникшие сравнительно недавно на местах, освобожденных от леса, и имею­ щие в своем составе большое количество лесных форм травянистых растений.

По структуре и составу они различны, в зависимости от конкретных условий местообитания, от исходной лесной формации, на месте которой они возник­ ли, а также от интенсивности и длительности хозяйственного использования.

Часто в таких лугах доминирует ежа сборная. Обычны также полидоминант­ ные ассоциации. На полянах в черневой тайге травостой высокотравных лесных лугов достигает высоты более 2 ж и в основном составлен крупными экземплярами борщевика рассеченного, дудника лесного, володушки золо­ тистой, бодяка разнолистного, аконита высокого, живокости высокой, иван-чая.

В понижениях — в долинах рек и в замкнутых межгорных депрессиях при наличии неглубокого горизонта грунтовых вод — развиваются форма­ ции низинных лугов. В предгорных районах на этих лугах наиболее рас­ пространены полевица белая, вейник Лангсдорфа, камыш лесной, таволга вязолистная, чина луговая, мятлик болотный, клевер гибридный. В Цент­ ральном Алтае широко распространены щучковые низинные луга с щучкой дернистой. В высокогорных долинах Юго-Восточного Алтая основу траво­ стоя низинных лугов составляют осоки и кобрезии.

На отдельных участках долин рек, при временном избыточном увлажне­ нии и накоплении солей в верхних горизонтах почвы, формируются солонча­ ковые луга, распространенные в Кузнецкой котловине и в некоторых меж­ горных депрессиях Алтая. Пойменные луга на Алтае, в связи с особым режимом рек, не выражены. Довольно значительные площади их находятся в Кузнецкой котловине и прилегающих районах низкогорий по долинам рек Томи, Ини, Кондомы и некоторых других. По составу эти луга сходны с на­ стоящими лугами суходольных местообитаний.

Высокогорные луга разделяются на субальпийские и альпийские. Для ненарушенных выпасом скота субальпийских лугов характерен высокий травостой с преобладанием следующих видов разнотравья: маралий корень, бодяк разнолистный, герань белоцветная, купальницы алтайская и азиат­ ская. На пастбищных массивах отмечается обилие чемерицы белой.

В видовом составе альпийских лугов преобладают психрофиты, состав­ ляющие около 64% от общего состава флоры. В сообществах альпийских лу­ гов господствуют: водосбор, фиалка алтайская, горечавка крупноцветная, овсяница Крылова, кобрезия Беллярда. Из всех растительных формаций гор­ ных районов альпийские луга отличаются наибольшей красочностью. В свя­ зи с коротким периодом развития растительности высокогорий период веге­ тации сокращается, и поэтому большинство видов цветет почти одновремен­ но. На основном голубом фоне, создаваемом массой цветов водосборов, вы­ деляются ярко-оранжевые купальницы (огоньки), желтые маки, синие го­ речавки и змееголовники, белые ветренницы, розовые первоцветы и масса других видов, имеющих венчики различных цветов и оттенков. Колоски зла­ ков и осок в высокогорьях имеют темно-бурую и черную окраску. Для аль­ пийских лугов характерна низкорослость растений и крупные венчики цве­ тов. Менее красочные альпийские луга, основа травостоя которых создает­ ся осоками и злаками, встречаются значительно реже.

Благодаря расчлененному рельефу, большим уклонам, широкому раз­ витию в долинах рыхлых,. водопроницаемых отложений, заболоченность 15* Рис. 65. Типологический состав пастбищ (в %) по природным районам Алтая:

I — Северного;

II — Западного;

III — Центрального;

IV — Юго-Восточного.

1 — лесные пастбища;

2 — то же луговые;

3 — то же степные;

4— то же высокогорные.

горных стран, по сравнению с равнинными территориями Западной Сибири, ничтожна. В полосе предгорий наиболее распространены крупно-кочкова­ тые осоковые болота и березовые торфянистые согры, приуроченные обычно к переувлажненным долинам рек. В Центральном Алтае болота развиваются преимущественно в межгорных впадинах, где в ледниковый период разме­ щались озера. Местами здесь наблюдается засоление грунта и к основному осоковому травостою примешиваются солончаковые формы.

В высокогорном поясе болота приурочены к плоским понижениям на вер­ шинах хребтов, особенно там, где сцементированные рыхлые отложения соз­ дают водоупорный горизонт. Наиболее крупные массивы болот образовались в результате постепенного заноса илистым материалом и зарастания высоко­ горных озер.

В горных областях широко распространена тундровая растительность, что связано с условиями рельефа (наличием высоко приподнятых плоского­ рий) и резко континентальным климатом. В Центральном Алтае тундра, наравне с альпийскими и субальпийскими лугами, создает растительный покров высокогорного пояса. В Западном Алтае тундровая растительность не имеет значительного развития, тогда как на хребтах восточной его части различные варианты тундровой растительности определяют особенности ландшафта высокогорного пояса. На вершинах Кузнецкого Алатау тундра по составу формаций сходна с тундрой северо-восточной части Алтая, но занимает меньшие площади, так как большая часть поверхности вершин покрыта крупнокаменистыми россыпями.


Разнообразие климатических условий различных районов высокогор­ ного пояса отражается на характере преобладающих типов тундровой расти­ тельности. По хребтам Западного Алтая наиболее часто встречаются луговые осоково-злаковые тундры, развивающиеся при высоком атмосферном увлаж­ нении. В Юго-Восточном Алтае на обширных территориях, главным обра­ зом на выровненных поверхностях Чулышманского плоскогорья и плато Укок, распространены луговые кобрезиевые тундры, развивающиеся при повышенной влажности грунта.

В Центральном и Юго-Восточном Алтае, по седловинам и взлобкам скло­ нов, где влага не задерживается и растения развиваются при недостаточном увлажнении, распространены щебнистые травянистые тундры, в том числе и полигональные пятнистые. Типичные мохово-лишайниковые тундры зани­ мают большие площади в горах северо-восточной части Алтая, где они чаще встречаются по холодным северным склонам. Кустарниковые тундры распространены на большей части хребтов Алтая;

в Западном Алтае они от­ сутствуют. Каменистые тундры встречаются во всех высокогорных районах на скалах и каменистых россыпях, представляя собой первую стадию фор­ мирования растительного покрова высокогорного пояса.

Из характерных растений высокогорных тундр следует назвать березу круглолистную, господствующую в кустарниковых тундровых формациях, из травянистых видов — зубровку альпийскую, овсяницу приземистую, кобрезию Белларди, осоку узкоплодную, клайтонию Иоанна, лаготис цель нолистный, патринию сибирскую, горечавку холодную. Основу мохово-ли шайникового покрова создают Cladonia alpetris, CI. rangiferina, С/, sylvati ca, Cetraria cucullata, Polytrichum strictum, P. piliferum, Pleurozium schre beri, Hylocomium splendens.

В Юго-Восточном Алтае, где выклинивается лесной пояс, происходит не­ посредственный контакт степной и тундровой растительности и формируется ландшафт тундро-степи, особенно отчетливо выраженный на плато Укок.

В горных районах, где условия рельефа и климата ограничивают возмож­ ности перевода земель в пахотные угодья, естественный растительный покров имеет особенно большое значение как источник кормов для животноводства.

В таежных районах Салаира и Кузнецкого Алатау естественные кормовые угодья невелики по площади, но на Алтае они занимают громадные терри­ тории. Горно-Алтайская автономная область является одним из основных животноводческих районов Сибири.

В качестве естественных кормовых угодий используется большая часть типов растительности. Степи используются преимущественно как пастбища.

Производительность степных пастбищ колеблется от 2—5 до 20—25 ц/га зеленой массы. Наиболее низкую производительность имеют опустыненные степи, отличающиеся очень редким и низким травостоем. Лесные формации с хорошо развитым травостоем также широко используются как кормовые угодья. В парковых лесах частично производится сенокощение, а лесные пастбища по площади занимают первое место в большинстве хозяйств Алтая (рис. 65). Микроклиматические условия леса благоприятствуют развитию травостоя, имеющего устойчивую урожайность как во влажные, так и в су­ хие годы.

Огромное значение как кормовые угодья имеют луга. На долю естествен­ ных лугов-сенокосов в Горно-Алтайской автономной области в среднем приходится около 87% всего запаса грубых кормов, а в отдельных районах луговое сено является единственным кормом скота в зимний период. Боль­ шую роль луга, особенно высокогорные, играют в пастбищном содержании скота. Громадные площади субальпийских и альпийских лугов, преимущест­ венно на хребтах Западного и Центрального Алтая, служат прекрасными на­ гульными пастбищами для всех видов скота и используются не только мест­ ными колхозами, но и хозяйствами удаленных районов, в которых не хватает своих пастбищ. Во многих колхозах и совхозах Центрального и Юго-Восточ­ ного Алтая практикуется круглогодовой выпас скота. Для лошадей хороши­ ми зимними пастбищами служат парковые лиственничные леса. Крупный рогатый скот выпасается зимой преимущественно по низинным заболоченным лугам и болотам. Под зимние пастбища овец, коз и яков (сарлыков) используются степные массивы, в том числе и те, на которых пастьба скота в летнее время затрудняется в связи с отсутствием водопоев.

БОЛОТА ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА БОЛОТ Западно-Сибирская равнина представляет собой страну, где процессы образования болот и торфяников протекали с такой интенсивностью и в та­ ком грандиозном масштабе, как ни в какой другой стране земного шара.

Таких огромных торфяников, покрывающих почти сплошь все водоразделы, больше нигде не встречается. Процент заторфованности Западной Сибири (11,5%) вдвое выше, чем Европейской части СССР (5,7%).

В Западной Сибири выделяется ряд болотных зон (рис. 66), сменяющих друг друга с севера на юг и отличающихся по степени заболоченности и за­ торфованности, интенсивности и направленности болотообразовательного процесса, соотношению между этим процессом и внешними условиями и, наконец, типам болот со свойственными этим типам особенностями расти­ тельности и стратиграфии. Сходная зональность выражена и в Европейской части СССР, но для Западной Сибири характерна большая заболоченность лесостепи и подзоны осиново-березовых лесов, чем лесостепи и зоны широко­ лиственных лесов Европейской части СССР. Эту разницу нельзя объяснить современными климатическими условиями — она связана с неодинаковым геологическим возрастом и историей обеих стран. Различиями в их истории объясняется и то, что зона выпуклых болот и наибольшей заторфованности в Европейской части СССР расположена севернее границы максимального древнего оледенения, в то время как в Западной Сибири эта зона протяги­ вается и к югу от этой границы.

ЗОНА АРКТИЧЕСКИХ МИНЕРАЛЬНЫХ ОСОКОВЫХ БОЛОТ Для этой зоны характерна большая поверхностная заболоченность, однако суровый климат препятствует здесь торфонакоплению. В современ­ ный период торф образуется лишь в ограниченном масштабе в понижениях микрорельефа. В теплый послеледниковый период его накопление происхо­ дило в более значительных размерах. От этого времени в тундре сохранились торфяники, которые следует считать реликтовыми.

В рассматриваемой зоне широко распространены минеральные осоковые болота. Минеральными их называют потому,что мощность торфянистой дерни­ ны здесь часто не превышает25—30 см*а ниже лежит оглеенный, многолетне мерзлый минеральный субстрат. Очень часто поверхность болот разбита пря­ молинейными морозобойными трещинами на правильные прямоугольники или многоугольники, чаще шестиугольники, имеющие от 5 до 30 ж и более в поперечнике (рис. 67). Первая разность этих болот — тетрагональные (прямоугольные) болота — особенно характерна для арктической тундры, в частности, для Ямала. В. Н. Андреев (1938 а) называет эти болота полиго нально-валиковыми. По краям трещин (шириною от 0,5 до 4 м) здесь рас­ полагаются торфяные валики, высотой в 20—50 см и шириной до 1—1,5 м.

Эти валики образуются, вероятно, в результате сдвигания в складку торфя ного слоя при расширении трещин. Именно для болот данного типа характер­ на незначительная мощность торфянистого слоя — часто не более 20 см на валиках и не более 5—10 см между ними.

Вторая разность болот — с многоугольными площадками между трещи­ нами — распространена южнее первой и заходит лишь в южную часть 80 70 80 90 Рис. 66. Болотные зоны Западной Сибири:

] _ арктических минеральных осоковых болот;

II — плоскобугристых болот;

III — крупнобугристых болот;

IV — выпуклых грядово-мочажинных болот;

V — разнотип­ ных болот — эвтрофных и выпуклых сосново-сфагновых с участием переходных болот;

VI _ тростниковых и крупноосоковых болот;

VII — тростниковых и засоленных болот юга Западной Сибири и Казахстана.

арктической тундры. В. Н. Андреев (1938а, 1940) называет эти болота трещи­ новато-бугристыми («вогнуто-полигональная» разность, поН. И. Пьявченко, 1955а). Эти болота имеют более мощный слой торфа и часто представляют собой торфяники.

В растительном покрове валиков преобладают умеренно влаголюбивые (мезофильные) виды — тундровые мхи из родов Dicranum, Polytrichum, Aulacomnium turgidum, в небольшом количестве встречаются лишайники.

Из цветковых здесь произрастают камнеломки (Saxifraga), желтушник (Se necio arcticus), иногда брусника и морошка. Площадки между валиками представляют как бы сильно заболоченные блюдца с плоским или слегка вогнутым дном и приподнятыми краями. Здесь застаивается вода и формирует ся мокрое осоково-гипновое болото с Carex starts, С. rotundata, Eriophorum angustifolium. В моховом покрове здесь преобладают арктический вид СаШ ergon sarmentosum и виды Drepanocladus. Нередко вместо болота между валиками образуется озерко.

Наряду с описанными болотами в рассматриваемой зоне встречаются так­ же мокрые осоковые болота, ровные или с небольшими разбросанными коч­ ками. Они располагаются на месте заросших и зарастающих озер, обычных -)20-50см '^5-10 см Рис. 67. Структура поверхности полигонального болота (схематический вертикальный разрез).

/ — торф;

2 — супесь.

для тундры. Кроме болот, здесь обычны заболоченные моховые тундры пере­ ходного типа между болотами и тундрой на минеральном субстрате. Заболо­ ченность территории зоны весьма велика вследствие ее равнинности и близ­ кого залегания водоупорного слоя. Для арктической тундры Ямало-Ненец­ кого национального округа, по данным В. Н. Андреева (1934), она не менее 4096.


Влияние мерзлотных процессов в зоне арктических минеральных болот проявляется, во-первых, в образовании морозобойных трещин;

во-вторых, в мерзлотном пучении, благодаря которому возникает кочковатый микро­ рельеф. Характерно, что кочки и валики здесь невысоки, в отличие от более южных зон. Это, по-видимому, зависит от малой глубины сезонного протаи вания, вследствие чего талой воды образуется мало и при ее замерзании получается слабый механический эффект. Общая заторфованность зоны не­ значительна, так же как и отношение площади торфяников к общей площади болот. Сфагновые мхи как в современном растительном покрове, так и в тор­ фе играют незначительную роль.

ЗОНА ПЛОСКОБУГРИСТЫХ БОЛОТ Хару ""ерный и обычный тип болот этой зоны — плоскобугристые болота, представляющие мозаичный комплекс, в котором сочетаются сухие торфяные 1у/ры и мокрые низины — мочажины. Бугры имеют вид плоских лепешек лопастной, округлой или несколько угловатой формы высотой в 30— 50 см у реже до 70 см и площадью от нескольких квадратных метров до не­ скольких сотен квадратных метров. Реже форма бугров бывает вытянутой или грядообразной. Мочажины между буграми плоские, реже, в том случае, если они затронуты эрозией, корытообразные. Соотношение между бугра­ ми и мочажинами различное — преобладают то те, то другие, но в север­ ных частях зоны площадь бугров значительно превышает площадь мо­ чажин.

Поверхность бугров мелкокочковатая, благодаря мелкой мозаике мохо­ вых и лишайниковых дернинок, располагающихся на разных уровнях. Из мхов господствует тундровый вид Dicranum elongatum, из лишайников — кустистые, главным образом виды Cladonia, менее распространены виды цет рарий. Лишайники располагаются обычно выше мхов и угнетают их, в ре зультате чего мхи частично отмирают. Цветковые, главным образом багуль­ ник и морошка, покрывают бугры не сплошь, а отдельными небольшими куртинами. Они имеют карликовый рост — всего 3—5 см (тот же багульник на болотах лесной зоны достигает 70 см).

В сильно обводненных осоково-моховых мочажинах редкий верхний ярус состоит из разных видов осок, в них развит сплошной моховой покров из сфагновых мхов (Sphagnum balticum, Sph. lindbergii и др.) или из Hyp пит vernicosum, H. fleuitans и др.). Из осок доминирует Carex rotundatar С. chordorrhiza и др. Таким образом, здесь видовой состав главных доминант несколько иной, чем на арктических болотах: выпадает арктическая Сагех stans и появляется С. chordorrhiza — вид, распространенный как в лесной зоне, так и в тундре.

Плоскобугристые болота были выделены как особый тип Б. Н. Городко вым при исследованиях в западносибирской тундре. Позднее из этих болот были выделены в особый тип трещиновато-бугристые болота (Андреев, 19386), которые, на основании наблюдений с самолета, сделанных В. Н. Андреевым (1940), в типичной и южной тундре Ямала более распространены, чем ти­ пичные плоскобугристые болота, описанные выше. В настоящем разделе на­ звание «плоскобугристые» применяется как для типичных плоскобугристых болот в узком смысле слова, так и для более северных трещиновато-бугристых болот на том основании, что те и другие связаны между собой рядом пере­ ходов. Однако крайние варианты этих типов резко различны и, по-видимо­ му, имеют разный генезис.

Трещиновато-бугристые болота во многих случаях произошли из поли гонально-валиковых болот (Андреев, 19386)*. Об этом говорят угловатые очертания бугров — бывших полигонов — и узкие канавообразные моча­ жины — прежние трещины. В процессе изменений первоначальных полиго­ нов в их центральной пониженной части иногда формируется округлая мочажина. Бугры образуются из прежних валиков. В дальнейшем бугры приобретают округлые очертания, мочажины расширяются и тогда соз­ дается картина, весьма напоминающая настоящие плоскобугристые торфяники.

По-видимому трещиновато-бугристые болота распространены главным образом в переходной зоне между областями развития полигонально-вали ковых болот и типичных плоскобугристых болот. Последние имеют иной гене­ зис. Бугры этих болот образовались в результате мерзлотного пучения. Они в общем распространены южнее, чем полигонально-валиковые и трещинова­ то-бугристые болота,— там, где морозобойная трещиноватость проявляется слабее, сезонное протаивание мерзлоты глубже tf где поэтому образуется больше талой воды, дающей при замерзании большой механический эффект и вызывающей вспучивание грунта.

Кроме болот и торфяников, в зоне плоскобугристых болот широко рас­ пространены заболоченные тундры разных типов: кустарничковые, моховые и кочкарные.

Заболоченность этой зоны велика. В Ямало-Ненецком национальном ок­ руге, включающем большую часть зоны, площадь одних только болот, без заболоченных тундр, составляет свыше 35% всей территории (Андреев, 1934).

Заторфованность здесь значительно возрастает по сравнению с зоной аркти­ ческих болот. При этом в отличие от реликтовых, разрушающихся торфяни­ ков крайнего севера, торфяники здесь нарастают в мочажинах, которые бла­ годаря низкому положению и накоплению снега защищены от зимних ветров и имеют более благоприятный местный климат и смягченный режим мерзло­ ты по сравнению с буграми, хотя торф в этих мочажинах все же не оттаивает В Дудинке наблюдались болота с трещинами, сформировавшиеся иным путем, а именно благодаря растрескиванию морозобойными трещинами небольших торфяничков с ровной поверхностью (Кац, 1948).

до дна, как в мочажинах крупнобугристых болот. Торфяные бугры в совре­ менный период не нарастают, а нередко подвергаются разрушению.

Торфяники зоны богаты сфагновыми мхами. Однако последние распро­ странены в более защищенных условиях — на болотах надпойменных тер­ рас, а на водоразделах приурочены преимущественно к мочажинам. На буг­ рах, где сила ветра больше, а снежный покров тоньше, сфагновые мхи усту­ пают место более холодостойким бурым мхам и лишайникам.

ЗОНА КРУПНОБУГРИСТЫХ БОЛОТ Характерный тип болот этой зоны — крупнобугристый. Мозаичные комп­ лексы с крупными торфяными буграми, разделенными заболоченными по­ нижениями, обычно бывают разбросаны среди комплексов иного типа, занимая меньшую площадь по сравнению с ними г.

Высота бугров колеблется от 1,5—2 до И ж (последняя цифра является предельной). Своей высотой и выпуклой, часто куполообразной вершиной эти бугры отличаются от плосковершинных плоских бугров. Форма их ок­ руглая, лопастная, иногда вытянутая, хребтообразная. Торф неслагает буг­ ры полностью — в их основании залегает мерзлое минеральное ядро. У по­ дошвы бугров обычно хорошо развиты сфагновый ковер и сплошной ярус ку­ старничков, довольно густой и высокий (40—50 см), в котором большое учас­ тие принимает карликовая березка. Вверх по склону бугров исчезает сфаг­ нум, карликовая березка заменяется багульником, ярус кустарничков становится ниже, а моховой ковер образуют мезофильные мхи (часто лесной вид Pleurozium Schreberi). Ближе к вершине бугров напочвенный покров раз­ бивается на отдельные дернины, в нем начинают преобладать кустистые ли­ шайники, а низкорослый багульник растет уже отдельными куртинами. На вершине высоких бугров часто развиваются куртины корковых лишайников, карликовые единичные экземпляры кустарничков ютятся по трещинам, об­ разующим нередко полигональную сеть. Зимой на непокрытых снегом вер­ хушках бугров ветровая эрозия частично уничтожает лишайниковый покров и обнажается торф, который также начинает разрушаться.

На крупных буграх в Западной Сибири деревья, как правило, не растут.

Смена растительности от подошвы бугров к их вершине связана с общим ухудшением условий существования, которое зависит от двух факторов: от увеличения сухости субстрата и от изменения микроклимата. С подъемом вверх возрастает сила ветра, уменьшаются мощность снежного покрова и глубина сезонного протаивания. В связи со значительной высотой бугров действие ветровой эрозии, разрушение торфяного субстрата и угнетение рас­ тительности здесь проявляются резче, чем на вершинах плоских бугров, хотя плосксбугристые торфяники являются более северным типом, чем круп­ нобугристые.

Растительность между буграми носит различный характер. Чаще здесь располагаются мокрые осоково-сфагновые и осоково-гипновые болота, по видовому составу близкие к растительности мочажин плоскобугристых ком­ плексов. Иногда болота заменяются озерками. В некоторых случаях пере­ мычки между буграми бывают сравнительно сухими, со сплошным сфагно­ вым ковром и зарослями кустарничков. В крупнобугристых комплексах, наряду с крупными буграми, постоянно участвуют мелкие и невысокие бу­ горки. Подобные кочки или низкие грядообразные возвышения вместе с мочажинными слагают особые комплексы, которые чередуются с крупнобуг­ ристыми комплексами, и образуют в сочетании с ними болотные массивы сложной структуры.

Кроме торфяников с крупными буграми, в рассматриваемой зоне встре­ чаются и другие типы болот, а также заболоченных земель, в связи с чем об­ щая заболоченность ее исключительно велика — выше 50% (Андреев, 1934).

Более детально крупнобугристые комплексы описаны за пределами Западной Сибири.

Благодаря более мягкому климату, торфонакопление в этой зоне происхо­ дит более интенсивно, чем в зоне плоскобугристых торфяников, и процент заторфованности довольно высок. В составе растительности болот большое значение приобретают сфагновые мхи.

ЗОНА ВЫПУКЛЫХ ГРЯДОВО-МОЧАЖИННЫХ БОЛОТ Эта зона в общем соответствует таежной зоне. В Западной Сибири име­ ется огромное скопление выпуклых торфяников, равного которому нет нигде на земном шаре. При этом торфяники часто занимают почти сплошь водораз­ делы как первого, так и второго порядка. Эти выпуклые торфяники можно назвать сфагновыми, так как многометровая толща их сложена в основном мало разложившимся сфагновым торфом лишь с небольшой примесью ШИШ* ШШа ШШ* I & Ш& Е Рис. 68. Профиль и растительность болота с хорошо развитым центральным плато (по А. Я. Бронзову, 1930).

1 — сфагновые болота;

2 — осоково-пушицево-сфагновые;

3 — осоково-пушицевые;

4—осоково-пушицево-древесные;

5—древесные болота;

6—дно торфяника — синяя глина.

других торфообразователей. Выпуклые торфяники подробно описаны А. Я Бронзовым (1930). В процессе беспрепятственного плоскостного роста об­ ширных болот вырабатывается особый рельеф — хорошо развитое более или менее горизонтальное центральное плато с длинными пологими склонами (рис. 68). Равнинность подобного плато и удаленность окраин болота от его центра вызывают его сильную обводненность и образование здесь вторичных озер, площадь которых достигает иногда нескольких гектаров. В депрессиях центрального плато, где скопляется особенно много воды, озера, разделенные часто лишь узкими торфяными грядами высотой 0,5—0,8 му образуют груп­ пы, так называемые озерные комплексы. Там, где поверхность болота имеет некоторый уклон, обусловливающий сток, располагаются менее обвод­ ненные комплексы узких гряд и обширных мочажин, занимающих место озерков. Эти комплексы особенно развиты на склонах болота. Наиболее вы­ пуклые участки поверхности с наилучшим стоком покрыты сосновым лесом с ярусом кустарничков и сфагновым покровом (сосново-кустарничково-сфаг новый комплекс). Наконец, в тех местах, где минеральный берег имеет уклон к болоту и поэтому застаивается стекающая с болота вода, развивается силь­ но обводненный окраинный пояс болота («галья»).

Обширное центральное плато с озерными комплексами, длинные склоны с чередованием грядово-мочажинного и сосново-кустарничково-сфагнового комплексов характеризуют обширные болота, достигшие заключительной при современных условиях стадии развития. На менее обширных болотах, возможность плоскостного роста которых была ограничена, например, на болотах водоразделов второго порядка, площадь центрального плато сокра­ щается за счет склонов. Вследствие этого, а также из-за большей близости окраин к центральному плато, такие болота лучше дренированы и на их поверхности господствуют сосново-кустарничковый и грядово-мочажинный комплексы. На небольших болотах центральное плато отсутствует, а дрени­ рованные склоны заняты сосново-кустарничково-сфагновым комплексом.

Мелкие молодые болота, образовавшиеся в результате недавнего слияния от­ дельных очагов болотообразования, имеют почти плоскую поверхность. Здесь господствует сосново-пушицево сфагновый комплекс;

мочажины, а тем более озера, не развиты.

Растительность выпуклых болот имеет следующие особенности. На повышениях микрорельефа — коч­ ках и грядах, входящих в состав, грядово-мочажинных комплексов,— сплошной ковер образует Sphagnum fuscum, который на более высоких уровнях растет вместе с лишайни­ ками. Здесь обычно имеется ярус угнетенной сосны, иногда имеющей вид низкого кустарника. На низ­ ких грядах сосна (Pinus sylvestris, P. pumila) встречается реже и сильно угнетена. В напочвенном покрове здесь господствует один Sphagnum fuscum без лишайников.

В травяно-кустарничковом ярусе кочек и гряд преобладают подбел и морошка, иногда также пушица.

Мочажины в грядово-мочажин­ ных комплексах имеют рыхлый, сильно обводненный сфагновый ко­ вер из Sphagnum balticum и Sph.

Dusenii и редкий травяной ярус,, главным образом из шейхцерии.

Всосново-кустарничково-сфагновых комплексах на повышенных участ­ ках болот везде хорошо развит ярус сосны, под ним — довольно густой Рис. 69. Схематический план Айполовского ярус кустарничков (багульника и болота.

Кассандры), еще ниже Sphagnum 1— притеррасное лесное болото;

2 — комплексные fuscum и лишайники.

лесные болота;

3 — осоково-гипновое безлесное Подобно водоразделам долины болото;

4— согра.

рек в пределах рассматриваемой зо­ ны, в частности долины Васюганья, также сильно заболочены. Однако болота эти низинные, эвтрофные. Их обстоятельно описал М. К. Барышников (1929).

В поперечном сечении долин можно наблюдать характерную смену типов бо­ лот (рис. 69). На пойменных террасах к руслу реки обычно примыкает заливаемое березовое болото с елью и кочками Carex caespitosa (согра).

Дальше от русла располагается лесное моховое комплексное болото. Здесь на плоских кочках растут сосна и береза, травяной ярус состоит из Сагех lasiocarpa, моховой ярус — из Sphagnum warnstorfii. В мочажинах распола­ гаются осоково-гипновые болота с Drepanocladus vernicosus, осоками и вах­ той. Следующий пояс представляет собой совершенно безлесное ровное осо ково-гипновое болото, лишь по периферии пересеченное длинными, низкими грядами (веретьями). Наконец, к коренному берегу примыкает полоса притер­ расного комплексного лесного болота, аналогичного болоту, расположенному ближе к руслу. Болота надпойменных террас имеют ту же поясность, что и болота пойм. В них отсутствует лишь прирусловое лесное болото (согра).

Вследствие значительной ширины речных долин площадь отдельных болот­ ных массивов измеряется иногда десятками тысяч гектаров.

Выпуклые торфяники Западной Сибири по ряду признаков сходны с тор­ фяниками северо-запада Европейской части СССР, тяготеющими к Прибал­ тике (Кац, 1948). К этим признакам относятся: 1) очень большая выпук­ лость — наибольшее превышение середины болота над краями в Сибири до­ стигает 10 м\ 2) наличие хорошо развитого, в общем горизонтального, слабо­ волнистого центрального плато;

3) большая мощность торфа, в том числе верхней олиготрофной толщи;

4) малая степень разложения торфа (меньшая в Западной Сибири);

5) господство Sphagnum fuscum на возвышениях микро­ рельефа при значительном обилии лишайников;

6) обилие вторичных озер;

7) присутствие карликовой формы болотной сосны, развивающейся при осо­ бенно быстром нарастании сфагнового торфа вверх.

Все эти признаки указывают на благоприятные условия для развития олиготрофных сфагнов и накопления олиготрофного сфагнового торфа в прошлом и настоящем. Рост же сфагнов и накопление сфагнового торфа осо­ бенно интенсивны в условиях умеренно континентального климата, точнее в условиях сравнительно теплого и достаточно влажного лета. Хотя зимний режим осадков и температуры северо-запада Европейской части СССР резко отличается от режима Васюганья, летние осадки и температура здесь и там мало разнятся (Бронзов, 1930). Следовательно, определяющими являются не зимние условия, а именно вегетационный период, и сходные летние условия климата являются причиной сходства болот обоих районов.

Огромная, как по занимаемой площади, так и по мощности торфяного пласта, заторфованность таежной зоны Западной Сибири не может быть объ­ яснена лишь равнинностью страны и современным климатом, вообще благо­ приятным для торфообразования. Умеренно континентальный климат, благоприятный для развития олиготрофных сфагновых мхов, существовал и в прошлом. Об этом свидетельствует мощная толща торфа, образованного Sphagnum fuscum. Олиготрофные сфагновые торфы обычно имеют сравни­ тельно малую степень разложения и обладают большой влажностью. Эти свойства в высокой степени присущи торфу из Sph. fuscum. Выпуклые в цент­ ре сфагновые торфяники удерживают в своей толще огромные количества во­ ды, которая вследствие большой влагоемкости и слабой водопроводимости сфагнового торфа медленно стекает к окраине и вызывает здесь постоянное увлажнение. Это обеспечивает возможность периферического разрастания торфяника и захвата им соседних суходолов. По мере накопления слоя торфа из Sph. fuscum и с переходом в выпуклую стадию развития торфяники За­ падной Сибири могли проявить большую трансгрессивность и в условиях рав­ нинного рельефа захватить в конце концов огромные площади. В Западной Сибири (Васюганье, северная часть Барабы) торфяники перешли в олиго трофную стадию развития уже в бореальном периоде (Кац, 1953). В Европей­ ской части СССР этот переход произошел в основном в атлантическом перио­ де. Таким образом, трансгрессия торфяников, расширение их площади, как и вертикальный рост сфагновой толщи, происходили в Западной Сиби­ ри в течение более длительного времени, чем на западе, что явилось одной из причин, объясняющих огромное распространение торфяников в Западной Сибири и большую их мощность.

В пределах Васюганья, на так называемом Васюганском плато, широкому развитию олиготрофных болот способствовала выщелоченность отложений, слагающих водоразделы, к началу образования болот. Это было связано с тем, что в предшествующий длительный период, благодаря энергичной ра­ боте глубоко врезанной речной сети — притоков Оби, здесь происходил усиленный сброс солей в Обь. Этому процессу содействовало также и подня­ тие Васюганского плато (Покрасс и Кац, 1953).

Торфообразование в лесной зоне Западной Сибири было мощным антаго­ нистом эрозионного процесса (Кац и Покрасс, 1952). Связывая огромные массы воды, торфяники сковывали ее эрозионную деятельность. Это особенно относится к Васюганью с его огромными сфагновыми болотами. Малоразло жившийся сфагновый торф обладает особенно большой влагоемкостью и во доудерживающей способностью. Переполняющая торфяники Васюганья во­ да остает:я в виде озер, замкнутых со всех сторон торфом и лишенных стока.

Несмотря на обилие воды, эрозионные явления на болотах почти не выраже­ ны. Прежний рельеф был как бы законсервирован под торфяным плащом, что задерживало эрозионное расчленение водоразделов. Это влияние торфяного плаща настолько значительно, что противостоит геологическому фактору — поднятию Васюганского плато, которое при других условиях должно было привести к врезанию речной сети и к эрозии междуречий (Покрасс и Кац, 1953).



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 18 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.