авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 ||

«Константин Константинович Романенко Почему ненавидят Сталина? Враги России против Вождя ...»

-- [ Страница 10 ] --

Этим же постановлением СНК все осужденные на срок три года и выше передавались в исправительно-трудовые лагеря ОГПУ, а остальные оставались в ведении НКВД союзных республик. Поэтому разглагольствования о том, что якобы «сталинская индустриализация осуществлялась узниками ГУЛАГа» – не более чем невежество интеллигентов, не знающих истории.

Существовала еще одна чисто внутренняя проблема, требовавшая реорганизации пенитенциарной системы. С увеличением лагерного контингента, из-за недостатка средств, у администрации лагеря возникли сложности с охраной;

особенно при конвоировании людей на работы вне зоны. Поэтому руководство СЛОН широко практиковало использова ние в аппарате и охране самих заключенных. К концу 1928 г. более 60 % охранников в лагере составляли заключенные (630 из 950 человек личного состава);

такая вынужденная, но нера зумная мера обусловила деградацию и разложение системы охранной службы.

Проведенные проверки свидетельствовали о распространении в Соловецком лагере «произвола и издевательства над заключенными со стороны надзора, под прикрытием которого в широких размерах развивалось взяточничество, вымогательство и казнокрад ство». Забегая вперед, укажем, что масштабность правонарушений выяснилась только в 1930 году, когда с началом реформы, 3 апреля 1930 г. началась проверка состояния мест заключения. По результатам ревизии 6 мая Комиссия коллегии ОГПУ представила совер шенно секретный итоговый доклад, в котором отмечалось:

«Допросами ряда лиц из надзора и заключенных выявлена установившаяся в УСЛОНе система произвола и полного разложения. В широких размерах развито взяточничество и вымогательство с заключенных, а также расхищение вещевого и продовольственного пайка, предназначенного для заключенных. Тенденция личного обогащения за счет заклю ченных развилась на базе легализованного в УСЛОНе издевательства и терроризирования заключенных. Формирование надзора производится из наиболее деклассированных, а под час и к[онтр]-р[еволюционных] элементов, которым предоставляется полная свобода дей ствий. Способы терроризирования заключенных применяются следующие:

1. Избиение палками, прикладами, шомполами, плеткой и т. п.

2. Зимой постановка заключенных в так называемые «на камни» в одном белье в поло жении «смирно» на срок до 3–4 часов.

3. Летом постановка заключенных так назыв. «на комары», т. е. раздетого в положении «смирно».

4. Заключение в так назыв. «кибитки», т. е. карцера, представляющие из себя холодны[е] небольшие дощатые пристройки, в которых заключенные в зимнее время в одном белье выдерживались по несколько часов. Есть случаи смерти от замерзания.

К. К. Романенко. «Почему ненавидят Сталина? Враги России против Вождя»

5. Посадка на так назыв. «жердочки», т. е. узкие скамьи, на которые заключенных уса живали на корточки и, абсолютно запрещая шевелиться и разговаривать, выдерживали в таком положении с раннего утра до позднего вечера.

6. Убийства под видом побега.

7. Изнасилование женщин и принуждение к сожительству заключенных женщин с над зором.

9. Заставляли заключенных переливать руками воду из проруби в прорубь. … За отчетный период расследованием выявлены новые десятки лиц надзорсостава из числа вольнонаемных и заключенных, принимавших участие в применении отдельных из перечисленных выше методов издевательства…Этот факт не остался не использованным контр. – рев. элементами, которые… использовали создавшееся положение в своих целях.

Установка к.-р. элементов в данном вопросе заключается в том, чтобы, пользуясь занятием хозяйственных, технических и командных должностей, вырабатывали и назначали непо сильные работы рядовым заключенным. Выполнением таких уроков внешне укрепляли свое положение, давая картину большой производительности от их хозяйственного руководства, действительный же эффект получался тот, что создавалось озлобление против соввласти, укреплялись к.-р. настроения…».

В докладной указывалось на полную деградацию правовых норм содержания заклю ченных: «…Отношение к заключенным было вообще очень скверное, заявления их почти не рассматривались, с нуждами их не считались, на их жалобы не обращали никакого вни мания. Одевали их только тогда, когда партия отправлялась в к[омандиров]ку, да и то часто отправляли полураздетыми. Бывали случаи, что они только что придут с работы, проработав 9—10 часов, а часа через 4 их опять гонят на работу. Часто даже не удавалось дать им горя чей пищи, выдавались лишь селедки и хлеб. Кроме того, бывали случаи, что заключенных со слабым здоровьем (3–2 категория) посылали на тяжелые работы. В карцере заключенные содержались неимоверно плохо: скученность, грязь, вши. Кроме того, в карцерах протекало избиение… Зато «блат» (т. е. кумовство и протекция) существовал вовсю…Без блата вообще ничего не делалось. По блату назначались на должности, освобождались от тяжелых работ, получали свободное хождение, выдавалось обмундирование и т. д. Одним словом, по блату делались всевозможные привилегии и зачастую прикрывались преступления… Вся эта система битья и издевательства над заключенными была именно системой, а не единичными случаями. Об этом прекрасно знает в/н начальство и поощряло это тем, что не предпри нимало никаких конкретных мер для искоренения. В крайнем случае, когда дело получало большую огласку или просто невозможно было обойти молчанием, то виновного сажали на 15–30 суток в карцер, а потом он опять продолжал работать в надзоре» (показания от 29 апреля 1930 г.). … Ст. уполномоченный следчасти АОУ ОГПУ Григанович Ст. уполномоченный ТО ОГПУ Трофимов».

И 3 апреля Коллегия ОГПУ вновь образовала специальную комиссию «для всесто роннего обследования деятельности существующих лагерей», в том числе и Соловецких.

Комиссия, так же как и предыдущая, столкнулась со сложившейся системой издевательств, избиений, культивируемых руководством, и свидетельствовала о полном разложении лагер ной администрации. По ее результатам 12 мая зам. начальника Административно-органи зационного управления ОГПУ Шанин представил заместителю председателя ОГПУ Ягоде доклад о положении в лагерях УСЛОН. В нем сообщалось:

«При обследовании Кемского отдельного пункта (Вегеракша) получено свыше 20 жалоб на истязания и на о. Революции – 48. Особенными зверствами на о. Револю ции отличался командир 5-й карантинной роты заключ[енный] Курилко, печальная слава о К. К. Романенко. «Почему ненавидят Сталина? Враги России против Вождя»

котором проникла даже в украинские ДОПРы;

наиболее изощренные художества: заставлял заключенных испражняться друг другу в рот, учредил специальную «кабинку» для избие ний, ставил голыми на снег («стойка»), принуждал прыгать зимой в залив и пр.». Излюблен ным выражением дегенерата Курилко было: «Здесь власть не советская, а соловецкая».

Среди возбужденных «характерных дел» комиссия отмечала: «1. Вольнонаемный отделком командировки Воньга (1 отделение СЛОН) Кочетов систематически избивал заключенных, понуждал к сожительству женщин, присваивал деньги и вещи заключенных;

неоднократно в пьяном виде верхом на лошади карьером объезжал лагерь, устраивал скачки с препятствиями, въезжал в бараки и на кухню, устраивал всюду дебоши и требовал для себя и лошади пробу обедов. … Каждая из склоненных Кочетовым к сожительству женщин числилась у него под номером;

по номерам же женщины вызывались на оргии, в которых принимал участие и сотрудник ИСО Осипов. По данному делу привлечено и арестовано 5 чел. Дело возникло в июне 1929 г., закончено только в апреле с.г. и направлено в Коллегию ОГПУ.

2. Дело группы стрелков, десятников и конвоиров (все – заключенные) – Сено, Герлято вича (оба шпионы) и др. в количестве 8 чел. Работа в 4 отделении СЛОН (о. Соловки) – систе матически избивали заключенных, опускали их в прорубь, часами выдерживали на улице и привязывали к столбу. Никто из обвиняемых до приезда Комиссии не был арестован. Дело предложено направить в Коллегию ОГПУ.

Приведенные примеры относятся к концу 1928 г., но Комиссией обнаружено и два воз мутительных дела, возникших уже в 1930 году.

1. 15 марта с.г. тов. Эйхманс было отдано распоряжение о производстве расследова ния по жалобам заключенных на избиения и об аресте виновных в случае подтверждения (3 отделение СЛОН). Несмотря на то что виновность конвоира установлена, арестованы они до приказа Комиссии не были (дело Шульца и Проценко).

2. Дело о вполне доказанной смерти заключ[енного] Бурзака от побоев, нанесенных ему десятником из заключенных Мелещиным, по прямому распоряжению администрации УСЛОНа было прекращено. По делу ведется расследование сотрудником ОГПУ.

В процессе работы Комиссии установлен ряд случаев избиения заключенных сотруд никами ИСО (заключ[енными] из бывш[их] чекистов). Сотрудник ИСО Горбачев уже аре стован, по поводу других начато расследование. Всего на 24 апреля Комиссией арестовано 24 чел., вместе же с делами ИСО привлечено 74 чел., из коих арестовано 47, а об аресте остальных отдано распоряжение. Следствие развивается специально вызванным из Москвы сотрудником ОГПУ».

В целях пресечения дальнейшего процветания жестокого режима и для улучшения быта заключенных Комиссией предприняты следующие меры.

1. Предложено немедленно ликвидировать систему заключения в неприспособленные (не отапливаемые) помещения.

2. Предложено срочно оборудовать (нарами и проч.) все арестные помещения.

3. Изысканы средства и внесены в смету ассигнования на улучшение продовольствен ного и вещевого довольствия заключенных (постельные принадлежности и проч.).

4. Арестовано, как уже указано выше, 24 человека из состава администрации, надзора и охраны командировок.

5. Арестованы начальник п[олит]отдела Труда и Учета, зав. Торговым п[олит]отделом и нач. Дорстройотдела УСЛОН;

вносится предложение отстранить от должности помнач.

УСЛОН.

6. Углубляется и развивается следствие по заведенным делам и начинаются новые.

К. К. Романенко. «Почему ненавидят Сталина? Враги России против Вождя»

7. Проведена разъяснительная кампания среди партийной части работников УСЛОН»73.

Конечно, Ягода не мог игнорировать эту информацию, однако он не стал и «выносить сор из избы», наложив резолюцию: «Со всей этой бандой расправиться жестко. Аресты про изводить осторожно, чтобы не разложить лагерь. Наказать надо крепко, но это не значит, что дисциплина закл[юченных] должна ослабнуть, а наоборот, дисциплина должна быть креп кая, но без той подлости и мерзости, которая была в лагере». В результате по обвинению в «преступном извращении классовой карательной политики советской власти» Колле гия ОГПУ привлекла к уголовной ответственности 38 сотрудников администрации СЛОНа (в подавляющем большинстве заключенных – старост, командиров рот, сотрудников «над зора»).

13 из них: И.А. Курилко, К.С. Белозеров, В.С. Гончаров и др. были тогда же расстре ляны, но сегодня «правозащитниками» они причислены к «политическим жертвам сталин ских репрессий». Впрочем, недолго просуществовал и сам Соловецкий лагерь, в декабре 1933 г. он был расформирован, а его имущество – передано Беломоро-Балтийскому лагерю.

В дальнейшем на Соловках располагалось только одно из лагерных отделений БелБалтЛага.

Однако новая система содержания преступников получила развитие. Для управления ею в 1930 г. было создано Главное управление лагерями.

Основной задачей Управления стало хозяйственное развитие окраинных районов страны на основе строительства путей сообщения. Без развития транспортных коммуни каций государство не могло эффективно маневрировать ни материальными, ни демографи ческими ресурсами, а в случае войны – и войсками. Именно поэтому первыми стройками ГУЛАГа стали железные дороги. Но еще в 1930 году было закончено строительство 29-кило метровой ветки на Хибинские Апатиты и начаты работы по строительству 275-километро вой железной дороги Сыктывкар – Пинега. В Восточной Сибири на Забайкальской ж. д.

был проложен участок в 120 км Томск – Енисейск. В Дальневосточном крае ОГПУ создало ветку Пашенная – Букачи в 82 км. Тракты протяженностью в 313 км соединили Сыктывкар с Кемью и в 208 км – с Ухтой. Однако это не означает, что железные дороги возводились лишь трудом заключенных. Из 35 850 км железных дорог, построенных перед войной, на долю ГУЛАГа приходится чуть более 6500 км, то есть 18 %, а с учетом строительства «примерно 2900 км вторых путей» – только 10 % от общего количества74.

Безопасность страны стала основной задачей начала строительства Беломоро-Балтий ского канала. Решение о строительстве было принято Советом труда и обороны 3 июня 1930 г. и имело целью:

– защиту рыбных промыслов в районе советских берегов, расхищаемых западными странами, особенно Норвегией. Эта задача может быть обеспечена за счет переброски из Балтийского в Белое море подводных лодок, торпедных кораблей и крейсеров;

– возможность действия морских сил на сообщениях противника при подготовке опе рации против советского Севера;

– наличие свободного выхода в океан через Север, так как Балтийское и Черное моря легко блокируются в военное время;

– взаимодействие Красной Армии с морскими силами на побережье и в районах внут ренних озер и рек и др.

Действительно, до строительства канала каждую путину на границе советских вод кур сировали норвежские и британские эскадры, охранявшие своих воров, выбивавших у бере гов СССР беломорского тюленя и вылавливающих сотни тысяч тонн рыбы. Дело доходило ЦА ФСБ России. Ф. 2. Оп. 8. Д. 116. Л. 102–112. Опубл.: Историч. архив. 2005. № 5. С. 70–76.

Мартиросян А. Сталин и достижения СССР. М., 2007. С. 214–216.

К. К. Романенко. «Почему ненавидят Сталина? Враги России против Вождя»

до артиллерийских дуэлей, но когда в 1933 году по каналу на Север были переброшены под водные лодки, то всю банду «демократов» как волной смыло, а официальный Осло пошел на переговоры о признании СССР. Всего за 1933–1941 гг. по каналу было переброшено на Север 10 эсминцев, 3 сторожевых корабля и 26 подводных лодок. В период войны канал сыграл огромную роль в обороне Ленинграда, в защите Советского Заполярья и поставках грузов от союзников по ленд-лизу.

Среди экономических соображений указывалось на обеспечение таких задач, как:

– связи Ленинграда и морских путей… на запад, с Архангельском, портами Белого моря и Мурманским побережьем, а через Северные морские пути – с Сибирью;

– выхода из Балтики в Северный Ледовитый океан и через него ко всем мировым пор там;

– связи Севера с Мариинской водной системой, а через последнюю – с внутренними районами страны с выходом в Каспийское и Черное моря (после осуществления проекта Волга – Дон) и т. д.

Кроме того, устройство на плотинах гидростанций обеспечивало возможность на дешевой энергетической базе организовать добычу сырьевых ресурсов и производство стро ительных материалов.

Но, пожалуй, самым важным вкладом заключенных в народное хозяйство стало стро ительство волго-донского канала. Постановление о сооружении канала, соединяющего реки Волгу и Дон, Пленум ЦК ВКП(б) принял еще 15 июня 1931 года. Осуществление такого проекта не только обеспечивало столицу питьевой и технической водой. В перспективе это решение превращало Москву в порт пяти морей, позволяло электрифицировать вдоль трассы все населенные пункты и обеспечивало возможность строительства новых про мышленных предприятий. Первоначально строительством руководил Наркомвод СССР, но 1 июня 1932 года стройку передали ОГПУ. Управление Москва – Волгострой (МВС) из сто лицы перебиралось в провинциальный город Дмитров, в окрестностях которого и был орга низован Дмитлаг.

Начальником МВС был назначен Лазарь Коган, а его заместителем и начальником Дмитлага с сентября 1933 года стал бывший начальник Белбалтлага Семен Фирин, являв шийся одновременно и заместителем начальника ГУЛАГа СССР Бермана. Исследователи обращают внимание, что руководители строительства фактически имели лишь начальное образование. Так, Л. Коган сдал экстерном экзамены за 4 класса гимназии, С. Фирин был с низшим образованием, а начальник районного отделения 3-го секретного отдела Ж. Дамберг закончил трехлетнюю сельскую школу и 4 класса сельхозучилища». И только начальник 3 го отдела С. Пузицкий имел два высших образования.

Протяженность канала составляла 128 км. Поэтому стройка имела все необходимые производственные и хозяйственные объекты внутренней инфраструктуры, позволявшие обеспечить жизнь и быт большого промышленного комплекса. В зоне лагерей находились не только вспомогательные предприятия, снабжавшие технологический процесс строитель ства, но свои подсобные хозяйства: по выращиванию овощей, содержанию скота и свиней, а также столовые, прачечные, магазины, парикмахерские и даже стадионы. Поразительно, но здесь выпускалось более 50 газет и журналов: «Перековка», «Москва – Волга!» и другие;

работали коллективы художественной самодеятельности. В собственной типографии печа тались книги, в которых публиковались стихи, рассказы и графические работы каналоар мейцев. Не случайно, что Дмитрлаг посещали иностранные делегации, работники искусств, журналисты центральной печати, общественные деятели, передовики производства и род ственники заключенных.

С подачи бывших зэков «либералы» изображают участие заключенных в строитель стве народно-хозяйственных объектов как некую форму «рабского труда». Между тем К. К. Романенко. «Почему ненавидят Сталина? Враги России против Вождя»

использование преступников в качестве рабочей силы не было изобретением Советской вла сти;

они работали еще на британских, французских и русских каторгах. Конечно, такой метод нельзя назвать достаточно гуманным, но является ли достижением цивилизации бес смысленное пожизненное содержание дармоедов-убийц на деньги налогоплательщиков в тюрьмах?

Да, особенностью практики ГУЛАГа являлось использование преступников «на внеш них работах, допускающих применение большого количества ручного труда, а также неква лифицированной рабочей силы». Однако этот труд отнюдь не был рабским;

руководству лагерей требовалось выполнение производственных заданий, а не доведение своих подопеч ных до измождения. Поэтому заключенные получали бесплатный нормированный паек, а при перевыполнении нормы и усиленный хлебный паек до 1200 г в день. Для стимуляции труда применялась система вознаграждения как материального в натуральном, так и денеж ном выражении;

но самое главное, введение системы зачетов позволяло заключенному зна чительно сократить себе срок наказания;

при ударной работе – 2 рабочих дня засчитыва лись за 3 дня срока. В дальнейшем это соотношение доходило до 3 дней срока за один день работы. Более того, после окончания строительства многие каналоармейцы получали не только досрочное освобождение, но даже правительственные награды.

Конечно, в рационе питания не было деликатесов, в утвержденные нормы входили:

мука, крупа, макароны, растительное масло, животные жиры, сахар, консервы и даже кон дитерские изделия. Но обратим внимание на весьма любопытный факт. Некоторые «поси дельцы» ГУЛАГа – Д. Лихачев, Е. Гинзбург и другие одиозные фигуры, проклиная «сталин ские лагеря», дожили до весьма преклонного возраста, а лик Солженицына вообще заставлял вспоминать героя русской сказки, владевшего секретом бессмертия.

Впрочем, состояние того или иного лагеря зависело не от субсидий правительства, а от их аппарата. Примечательно, что в системе лагерей БалтЛага Белбалтлаге огромной коло нией в 100 тыс. чел. управляло всего 37 сотрудников ОГПУ. Уже 28 февраля в письме на имя председателя СНК Молотова первый заместитель председателя ОГПУ Ягода сообщил:

«Все лагеря ОГПУ находятся на полной самоокупаемости и все расходы производят за счет собственных средств, не прибегая ни к какому банковскому кредитованию».

Конечно, при наличии элементов самоуправления, в лагерях существовало воровство, но ведь такой грех существует и в современной России, где воруют все. Воруют академики и министры;

предприниматели и бомжи, чиновники и интеллигенты;

даже дворники продают друг другу «посты», студенты дают взятки профессорам;

воруют милиционеры и военные, а убогая старушка, не уплачивая налогов, сдает свою комнату приезжей торговке.

Долгое время историография тщательно скрывала «имена» руководителей ГУЛАГа.

Даже певец «архипелага зэков» Солженицын, сделавший литературную карьеру на пикант ной лагерной теме, долго не оглашал фамилии его руководителей. Сегодня утвердилось мне ние, будто бы идею превратить исправительные учреждения в самоокупаемый производ ственный комплекс подал руководству ОГПУ Н.Ф. Френкель. Трудно сказать, насколько это соответствует истине, но несомненно, что он был незаурядной личностью.

Нафталий Аронович Френкель родился в Константинополе, и его карьера началась с того, что в 1900 году он устроился на должность прораба в строительную экспортную фирму «Штейнер и Ко°» в Николаеве. И уже вскоре за счет фирмы он был отправлен на учебу в германский строительный техникум. Нафталий вернулся в Россию через два года. Он про должил служить в фирме, но спустя время, когда его уличили в подделке документов, он основал в Мариуполе свою фирму и занялся продажей леса. Для этого он фрахтовал паро ходы и даже издавал газету «Копейка», которая «порочила и травила» его конкурентов.

В 1912 году Френкель попал на службу к николаевскому предпринимателю и земле владельцу Юрицыну;

выполняя поручения хозяина, он перебрался в Одессу, где стал прием К. К. Романенко. «Почему ненавидят Сталина? Враги России против Вождя»

щиком морских грузов. И поскольку груз часто поступал некачественный, то Нафталий, на свой страх и риск, перепродавал плохой товар на одесской бирже, получая большие деньги.

Во время Первой мировой войны он спекулировал оружием, но в 1916 году, свернув свой бизнес, перевел капиталы в Турцию и перебрался в Константинополь. В СССР он вернулся в годы нэпа. В Одессе, «под крышей» ГПУ, Френкель организовал «черную биржу» для скупки ценностей и золота за советские бумажные рубли и одновременно создал подпольный трест.

В определенном смысле именно Френкель стал прототипом «турецкоподданного»

Остапа Бендера, но, в отличие от литературного персонажа, во времена нэпа он торговал не «рогами и копытами». Под ширмой частной конторы он организовал широкую доставку контрабанды. Между портами Румынии, Турции и России курсировал целый флот мелких судов и лодчонок, в трюмах которых перевозились «товары: от шелковых чулок до драго ценных камней и валюты всех стран мира». Через его людей этот «импорт» продавался в магазинах, ресторанах и ломбардах по всей стране, а выручка «широкой рекой стекалась на банковские счета Френкеля».

И хотя суды, милиция, таможня и чиновники Одессы были Френкелем куплены, «не долго музыка играла, не долго фраер танцевал». Слухи о деятельности удачливого предпри нимателя достигли Лубянки, и по указанию Дзержинского в 1924 году в Одессу тайно при был поезд с отрядом московских чекистов. Вся верхушка одесской ЧК и все руководители «треста» были арестованы, а 14 января следующего года «за спекуляцию валютой» коллегия ОГПУ приговорила Френкеля к смертной казни, правда, тут же заменив ее на 10 лет лише ния свободы. Отбывать заключение бывшего «бизнесмена» отправили в Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН).

Оказавшись не по своей воле на Соловках, первое, что сделал Френкель, – дал взятку и успешно устроился нарядчиком. Вскоре он получил работу по основной профессии: в производственном отделе строительной организации лагеря. В 1926 году, по ходатайству начальника управления Ф.И. Эйхманса, срок заключения Френкелю был сокращен вдвое, а в 1927 году он был досрочно освобожден и стал работать начальником производственного отдела УСЛОН ОГПУ.

Позже, став советником администрации Управления Соловецких лагерей (УСЛОН), он предложил несколько рациональных идей. В том числе: «использовать заключенных на внешних работах, допускающих применение большого количества ручного труда, а также неквалифицированной рабочей силы». В 1930 году Френкелю поручили руководить строи тельством исправительно-трудового лагеря в Республике Коми, на следующий год он уже главный прораб Беломорстроя, а через год – заместитель начальника Белбалтлага. В ноябре 1932 года Нафталия Френкеля наградили орденом Ленина, а в августе 1933 г. его назначили начальником управления БАМа ГУЛАГа ОГПУ.

Правда, в 1937 году в числе других «чекистов» Френкель был арестован, но судьба вновь смилостивилась над бывшим одесским авторитетом. Уже в 1940 году по личному распоряжению Берии его освободили;

более того, он получил второй орден Ленина. Впо следствии он стал первым руководителем «Главного управления лагерей железнодорожного строительства НКВД-МВД СССР»;

в октябре 1943 г. ему присвоили звание генерал-лейте нанта инженерно-технической службы и вручили третий орден Ленина. Следует подчерк нуть, что Нафталий Френкель тихо и мирно скончался в 1960 году в возрасте 77 лет, но «дети оттепели» не проклинали грязными словами «дедушку» ГУЛАГа.

И все-таки не Френкель являлся главным тузом в колоде руководителей империи зэков.

С началом реформы пенитенциарной системы в июне 1932 по август 1937 года начальником ГУЛАГа был сын разорившегося владельца кирпичного завода – Матвей Давыдович Берман.

В 1933 году его помощником, а в 1935 г. заместителем стал сын приказчика Израиль Моисе К. К. Романенко. «Почему ненавидят Сталина? Враги России против Вождя»

евич Пильнер. 21 августа 1937 года Пильнера назначат начальником ГУЛАГа. Вот перечень других руководителей Главного управления лагерей и поселений:

Заместитель, а позже начальник ГУЛАГа – Яков Раппопорт.

Заместитель начальника – Зиновий Кацнельсон.

Заместитель и начальник вольно-поселенческого управления НКВД – Фирин Самуил Яковлевич.

Начальник лагерей и поселений на территории Карельской АССР и одновременно начальник беломорского политического лагеря – Коган Самуил Леонидович.

Начальник лагерей и поселений Северного края – Финкельштейн.

Начальник лагерей и поселений Горьковской области – Погребинский.

Начальник лагерей Саратовской области – Пиляр.

Начальник лагерей и поселений Западной Сибири – Сабо.

Начальник лагерей на территории Украинской ССР – С.Б. Кацнельсон, затем Балицкий.

Начальник лагерей и поселений Казахстана – Волин.

Начальник лагерей в Западной Сибири – Шабо, затем Гогель.

Начальник лагерей Азово-Черноморского района – Фридберг Начальник СЛОН (Соловецкого лагеря особого назначения) – Серпуховский.

Начальник Верхне-Уральского политического изолятора особого назначения – Мезнер.

Начальник Беломорских лагерей – Лазарь Коган.

Начальник Беломорско-Балтийского лагеря – Семен Фирин.

Начальник Бамлага – Наталий Френкель.

Начальник Главного управления тюрем – Х. Апетер.

Начальник тюремного отдела (ГУЛАГа) – Яков Вейншток.

В Сталинградской области лагерями управлял Райский, в Свердловской – Шкляр, на Северном Кавказе – Файвилович, в Башкирии – Залигман, в Дальневосточном регионе – Дерибас, в Белоруссии – Леплевский. В тридцатые годы эти люди были широко известны.

Они сидели в президиумах торжественных собраний, о них с восторгом писала пресса, они получали государственные награды и высокие звания комиссаров НКВД, приравниваемые к званиям генералов;

многие из них вошли в состав Верховного Совета СССР и региональных Советов депутатов трудящихся.

Именно они осуществляли вплоть до конца 1938 года ту репрессивную политику, кото рую сегодня называют «террором». Но при чем здесь Сталин? Именно после того как Ста лину станет известно о тех злоупотреблениях, которые совершались в недрах НКВД, эти профессионалы сами попадут на скамью подсудимых. И это объяснялось тем, что в ходе репрессий действительно были допущены нарушения социалистической законности.

«Дети оттепели» объясняли события 1937 года «культом личности» вождя, приведшим к «тяжким злоупотреблениям» властью. «Дети перестройки» и потомки репрессированных стали объяснять все случившееся «уникальным сосредоточением злобности и мстительно сти». Создав, по словам В. Кожинова, «в сущности, комический миф о злодее Сталине, кото рый-де единолично осуществил 1937 год (вернее 1936—1938-й), когда были репрессиро ваны 60–70 процентов людей, находившихся у власти – с самого верха и донизу…». Кожинов пишет: «Кажется, совсем не трудно понять, что «замена» более полумиллиона (!) руководи телей никак не могла быть проявлением личной воли одного – пусть и всесильного – чело века, и причины переворота неизмеримо масштабнее и глубже пресловутого «культа лично сти». Добавим, – и уж тем более мифа о «мстительном злодее».

Сегодня определенные слои общества выдвинули новое утверждение: будто бы госу дарство Сталина, как и «режим» Гитлера было «тоталитарным»! Так ли это? Известно, что любая власть, в любом государстве – будь оно «демократическим» или тоталитарным, дер жится на поддержке определенных слоев населения. И, если допустить, что Сталин был К. К. Романенко. «Почему ненавидят Сталина? Враги России против Вождя»

диктатором, то на какие силы он опирался? Какие мотивы и интересы заставляли людей не только поддерживать его, а даже, как говорят «демократы», – осуществить «террор» в отно шении значительной группы населения?

В последнее время пропаганда утверждает, что во всех «перегибах» в советской исто рии, начиная с 1917 года, виноваты какие-то абстрактные «большевики». В то же время Троцкий, в свою очередь, доказывал, будто бы «сталинская бюрократия» предала револю цию. И осуществляя «Термидор», уничтожает настоящих «большевиков-ленинцев». Хру щев, тоже с пеной у рта, убеждал, что «жертвами деспотизма Сталина оказались многие честные, преданные делу коммунизма, выдающиеся деятели партии и рядовые работники партии». То есть иначе – те же «большевики», которые уничтожали «большевиков» Троц кого.

В чем же истина? Но самое главное, – когда тех и других пламенных «большевиков»

расстреляли или посадили в лагеря, то в стране прекратились репрессии. И народ, ведомый волей Сталина, – сражаясь практически в одиночку, победил агрессора в тяжелейшей в исто рии человечества войне. Между тем «большевики», просидевшие войну в лагерях, вернув шись на волю, стали очернять Генералиссимуса Великой Победы, а их потомки вообще раз валили государство, созданное «большевиками».

Однако если всех настоящих «большевиков» или расстреляли, или посадили в лагеря, то почему Гитлер начал войну против СССР? Против каких «большевиков» глава нацист ского рейха стал воевать в 1941 году? Причем, осуществляя агрессию, Германия не стала объявлять войну. Вместо этого, через два часа после вторжения, Геббельс зачитал по радио меморандум Гитлера, в котором указывалось:

«Немцы! Национал-социалисты! После тяжких трудов, сопровождаемых многомесяч ным молчанием, пришел час, когда я могу говорить свободно.

Когда 3 сентября 1939 года Англия объявила войну германскому рейху, она сделала оче редную попытку пресечь в зародыше объединение и возрождение Европы (курсивы мои. – К.Р.)… Избавление нашего народа от бедствий, нищеты и позорного забвения носило все признаки национального Ренессанса. Это никоим образом не угрожало Англии.

Тем не менее снова стала проводиться политика изоляции Германии… Возник внеш ний и внутренний, столь знакомый нам заговор между евреями и демократами, большеви ками и реакционерами, с единственной целью – уничтожение нового народного немецкого государства и вторичное низвержение империи в бессилие и нищету. … Национал-социалисты! Никогда германский народ не испытывал враждебных чувств к народам России. Однако более десяти лет еврейско-большевистские правители из Москвы поджигают не только Германию, но и всю Европу.

Еврейско-большевистские правители в Москве неуклонно пытаются распространить свое влияние на нас и другие европейские народы не только с помощью идеологии, но прежде всего – силой оружия. Последствиями деятельности этого режима были лишь хаос, нищета и голод во всех странах» (курсивы мои. – К.Р.) Конечно, заявление, что «хаос, нищета и голод во всех странах», завоеванных Гитле ром, стали следствием «деятельности режима Москвы», выглядит как верх идиотизма. Но не будем придираться к нюансам германской логики. Обратим внимание на другое.

Чем отличается аргументация и логика Гитлера от риторики Черчилля начала «холод ной войны»? Есть ли существенная разница между его «претензиями» к СССР и той палит рой злобной идеологической пропаганды, которую использовали западные «демократы» в идеологической борьбе против Советского Союза уже после смерти вождя? Но вспомним и то, что писали и говорили в России в период горбачевской «перестройки» и ельцинской смуты сторонники «правого» дела – вся антисталинская камарилья: от детей оттепели – до К. К. Романенко. «Почему ненавидят Сталина? Враги России против Вождя»

борцов за слезу «отдельного ребенка». То есть получается, что и Гитлер, и «демократы»

Запада обвиняли СССР в одних и тех же «грехах» – в желании «покорить» Европу!

Почему они так спелись? Однако даже негодяй Гитлер не обвинил в таких устрем лениях непосредственно советского вождя. Известно, что накануне войны Советское пра вительство предъявило Германии вербальную ноту об «участившихся нарушениях воздуш ного пространства СССР. Только с 19 апреля по 19 июня было зафиксировано 18 нарушений границы». Поэтому авторы меморандума Гитлера, не утруждая себя подбором аргументов, подобно антисталинистам, клевещущим на Сталина, в объяснении причин нападения на СССР переложили всю вину на СССР:

«Сегодня что-то вроде 160 русских дивизий находится на наших границах. В тече ние нескольких последних недель происходили постоянные нарушения границы, не только нашей, а от дальнего севера до Румынии. Русские летчики, будто беспечные спортсмены, разглядывают наше приграничье, может быть, для того, чтобы доказать нам, что они уже чувствуют себя хозяевами этих земель. … Настал час, когда мы должны предпринять меры против этого заговора, составленного еврейскими англосаксонскими поджигателями войны и, в равной доле, еврейскими правителями большевистского центра в Москве. … Соединения на Восточном фронте наступают от Восточной Пруссии до Карпат. Гер манские и румынские солдаты от берегов Прута через низины Дуная движутся к Черному морю. Задача этого фронта – не оборона отдельных стран, а защита Европы и, следова тельно, спасение всех. Я решил сегодня передать судьбу и будущее Германской империи и нашего народа в руки наших солдат.

Да поможет нам Бог в нашей борьбе!»

Итак, заручившись помощью самого Бога, Гитлер пошел на СССР во имя спасения Европы! Однако по ходу войны Бог, видимо, все же перешел на сторону Сталина, а Гитлер «подавился» ампулой с цианистым калием в подвале Имперской Канцелярии. И все-таки не Бог принес Победу советскому народу в Великой войне. Ее обеспечила предусмотритель ность и воля вождя.

Он осознавал неизбежность войны и готовился к ней. Но для этого, прежде всего, нужно было обеспечить в стране порядок и дисциплину на всех уровнях общественной и хозяйственной жизни: в управлении и в экономике, в промышленности и на транспорте, в государственном и партийном аппарате. Но приучить к дисциплине и выполнению уста новленных правил только уговорами было невозможно. Поэтому еще до февральско-мар товского Пленума в стране началось наведение порядка. Уже 13 ноября 1936 года НКВД и Прокурор СССР издали приказ «Об усилении борьбы с крушениями на железнодорожном транспорте». 29 ноября появилось еще одно распоряжение Вышинского: проверить закон ченные дела прошлых лет о пожарах, авариях, выпуске недоброкачественной продукции и т. п. «с целью выявления контрреволюционной вредительской подоплеки этих дел и привле чения виновных к более строгой ответственности».

То есть перед органами правопорядка, юстиции и прокуратуры правительство ставило задачу – пресечения любых нарушений, приносящих как преднамеренный, так и неумыш ленный вред государству. Все эти проблемы были достаточно весомы, чтобы не только поставить их на повестку дня, но придать особую жесткость наказания, по отношению к виновным в совершении преступлений. Одновременно ужесточалась и карательная прак тика в отношении лиц, представлявших потенциальную социальную опасность.

Согласно постановлению СНК от 17.12.1936 г., 9 января 1937 года вышла директива НКВД о выселении контрреволюционных элементов из Азербайджана в Иран и отдален ные районы СССР. Выселению «из Баку и пограничных районов АзССР в Иран подлежали 2500 иранских подданных (исключенных из партии, не занимающихся общественно полез ным трудом, имеющих судимость по уголовным и политическим преступлениям, быв. пере К. К. Романенко. «Почему ненавидят Сталина? Враги России против Вождя»

бежчиков), а также 700 семей «к.-р. элемента» (кулаки, беки, муллы, ранее осужденные и вернувшиеся домой)». Очередной мерой по усилению государственной безопасности стал циркуляр Наркомюста и Прокурора СССР от 8 января 1937 года. В нем военным трибу налам предписывалось: рассматривать дела, «по которым может быть разглашена военная, дипломатическая или государственная тайна». В эту категорию попадали расследования по обвинению в измене родине, шпионаже, диверсии и терроре.

Можно ли в этих понятных и для безопасности государства необходимых мерах усмот реть какую-то чрезмерную строгость? Или взбалмошную неоправданность? Нет, Сталин не принадлежал к людям, ведущим «сумасбродную игру»;

подобно твердолобому волюнтари сту Хрущеву, не к идеалисту Горбачеву или авантюристу Ельцину. Политикам, принесшим вред государству и его народу. Человек трезвого ума, вождь тщательно взвешивал все обсто ятельства. По его темпераменту, по жизненной выучке ему была присуща постепенность действия с постоянным наращиванием преимуществ. Поэтому он не допускал легкомыслен ных просчетов и ошибок, которые могли бы нанести вред государству, а предпринимаемые им меры всегда приносили желаемые результаты.

Не было ничего необычного и в том, что 27 января Политбюро утвердило проект Постановления ЦИК СССР о присвоении звания Генерального комиссара государственной безопасности Н. Ежову и переводе в запас Генриха Ягоды. Долгое время историки утвер ждали, что уже с приходом на пост наркома Ежова в ноябре 1936 года «люди из ближайшего окружения Ягоды попали в опалу».


Однако это не касалось верхушки наркомата. Наоборот, основные соратники Ягоды, по существу, получили повышение по службе, возглавив Управления НКВД в разных регионах страны. Так, в конце ноября 1936 года Марк Гай стал начальником Управления Восточно Сибирского края, а Молчанов наркомом внутренних дел Белоруссии и начальником Особого отдела Белорусского военного округа. Для Агранова-Соренсона, Паукера, Чертока, Шанина и Островского вообще ничего не изменилось, они остались на прежних постах, а 1-й заме ститель Ягоды Яков Агранов стал еще и начальником Главного управления государственной безопасности. И если у Ежова были какие-то подозрения, то он ничем их не проявил.

Как уже говорилось, на февральско-мартовском Пленуме Ежов сообщил об аресте 107 человек, работавших в органах госбезопасности, но это был не весь «улов» нового нар кома. В целом в списке «лиц, подлежащих суду Военной коллегии Верховного суда СССР», переданном им 27 февраля членам Политбюро, значилось 479 фамилий. Однако в их число не входили сотрудники высокого ранга. И только после пленума, 7 марта 1937 года в Бело руссии был арестован нарком внутренних дел республики Г. Молчанов, ранее являвшийся начальником Секретно-политического отдела НКВД.

Еще одним значимым событием стало то, что уже 11 февраля 1937 года в Харькове аре стовали бывшего секретаря ЦИК Авеля Енукидзе, находившегося на должности начальника областного отдела УШОСДОР НКВД Украины. Уже на первом допросе он признался в орга низации заговора против Сталина, но и это признание не стало первопричиной, определив шей последующие события. После выступления на Пленуме Ежов продолжил разработку следственных дел в отношении противников Советской власти. В изданной им директиве НКВД от 11 марта сообщалось «о вскрытии диверсионных групп в нефтяной промышлен ности». Нарком не стал откладывать в долгий ящик и меры по наведению порядка в местах заключения. В его приказе от 15 марта было предписано введение в политизоляторах и тюрь мах особого назначения, в которых содержались лица, арестованные за контрреволюцион ные преступления, режима, ужесточающего содержание заключенных.

Но более значимым в хронологии дальнейших событий стало то, что в числе сотруд ников Наркомата внутренних дел 3 марта оказался под арестом некий А. Лурье. Он попал в Особый отдел ЧК еще в начале 20-х годов. Правда, вскоре за мошенничество его отстранили К. К. Романенко. «Почему ненавидят Сталина? Враги России против Вождя»

от должности. Однако он остался в системе НКВД и занял место директора спортобщества «Динамо». Выезжая в этом качестве за границу, через директора германской фирмы «Бор зинг» Ульриха он совершал коммерческие сделки с бриллиантами. По-видимому, это было связано с приобретением иностранной валюты для оперативной работы, но предприимчи вый «специалист» занимался и иной деятельностью и на этой почве попал в поле зрения нового наркома.

На допросах Лурье сознался в работе на германскую разведку, и в связи с его показани ями 22 марта был арестован заместитель начальника Оперативного отдела Волович, следо вавший в личном вагоне поезда из Москвы в Сочи. Уже весной 1937 года началась чистка и в армии. На основании информации начальника Политуправления РККА Гамарника 29 марта Политбюро постановило: «Предложить Наркомату обороны уволить из рядов РККА всех лиц командно-начальствующего состава, исключенных из ВКП(б) по политическим моти вам».

В этот же день произошло сразу несколько значимых событий. 29 марта состоялся арест и бывшего наркома НКВД Ягоды, а в Киеве «взяли» начальника УШОСДОР НКВД УССР – старшего майора ГБ Иосифа Марковича Островского. Знаменательно то, что узнав днем по телефону об аресте Ягоды, начальник управления УНКВД по Горьковской области Погребинский вышел в туалет, где застрелился. На следующий день арестовали бывшего секретаря коллегии наркомата П. Буланова.

Конечно, можно допустить, что арест Ягоды и людей из его окружения был неким «происком» Ежова. Но паническое самоубийство Погребинского, являвшегося не только начальником Управления НКВД, но также и руководителем лагерей в Горьковской области, не может быть отнесено в ранг «интриг». Начав чистку ведомства государственной безопас ности, Ежов закономерно обратил внимание на Ягоду. В секретном циркуляре от 31 марта, адресованном всем членам ЦК и подписанном Сталиным, сообщалось: «Ввиду обнаружения антигосударственной деятельности и уголовных преступлений наркома связи Ягода, совер шенных в бытность его наркомом внутренних дел…», Политбюро «оказалось вынужденным дать распоряжение о немедленном аресте Ягода». И «просит санкционировать исключение Ягода из партии и ЦК и его арест».

Судя по тексту сообщения, этот арест не был запрограммирован. Все произошло спон танно. Арестом руководил заместитель Ежова Фриновский. Обыск «в квартире бывшего наркома, кладовых по Милютинскому переулку, в Кремле, на даче в Озерках, в кладовой и кабинете Наркомсвязи СССР» длился с 28 марта по 5 апреля. Его проводила группа в составе: комбрига Ульмера, капитанов ГБ Бриля и Деноткина, старших лейтенантов ГБ Бере зовского и Петрова.

Среди 130 «вещей», внесенных в опись, было: «денег советских 22 997 руб. 59 коп.;

вин разных 1229 бут. большинство из них заграничные и изготовления 1897, 1900 и 1902 годов;

коллекция порнографических снимков 3904 шт.;

порнографических фильмов 11 шт.;

костю мов различных заграничных 22 шт.;

брюк разных 29 пар;

пальто мужск. разных, большин ство заграничных 21 шт.;

различных заграничных предметов (печи, ледники, пылесосы, лампы) 71;

посуда антикварная разная 1008 предметов;

к. р. троцкистская, фашистская лите ратура 524;

чемоданов заграничных и сундуков 24;

резиновый половой член 1».

Начальника Управления НКВД Восточно-Сибирского края комиссара ГБ 2-го ранга Гая Марка Исаевича (Штоклянд Марк Исаакович), который с июня 1934 по ноябрь 1936 г. был руководителем Особого отдела ГУГБ, взяли 1 апреля. О том, какая линия разрабатывалась в это время в чекистском ведомстве в связи с прошедшими арестами, свидетельствует дирек тива, которую 2 марта Ежов разослал управлениям ГУГБ. Она была озаглавлена тезисом:

«Об усилении борьбы с агентами германской разведки».

К. К. Романенко. «Почему ненавидят Сталина? Враги России против Вождя»

В ней указывалось на возрастающую активность германских разведорганов. Об орга низации ими в СССР актов террора и диверсий, а также «массовой работы в среде немецкого населения» с целью создания «повстанческой базы». А очередным циркуляром от 3 апреля нарком уведомлял руководство ГУГБ «о вскрытых антисоветских организациях троцкистов и правых в военно-химической промышленности».

Однако одновременно получила развитие еще одна линия, в конечном итоге приведшая к раскрытию истоков заговора военных. В этот же день (3 апреля) был арестован Н.Г. Его ров – начальник размещавшейся в Кремле школы им. ВЦИК – «кремлевский караул», осу ществлявший охрану членов правительства. Чтобы понять общую логику арестов, следует пояснить, что Марк Гай, до удаления его Ежовым из Москвы, осуществлял контроль в армии со стороны органов госбезопасности. Причем в первой половине 30-х годов Егоров подчи нялся коменданту Кремля Петерсону, который, в свою очередь, был связан по должностным обязанностям с секретарем ВЦИК Енукидзе. В разное время охраной руководителей госу дарства руководили Шанин и Паукер. Но 11-го числа под арестом оказался и бывший заме ститель Ягоды Г.Е. Прокофьев.


Первые допросы Ягоды в качестве обвиняемого состоялись 2 апреля. Их провели:

начальник отделения 4-го секретно-политического отдела ГУГБ капитан ГБ Коган и опер уполномоченный 4 отдела ГУГБ лейтенант Ларнер. Следствие началось с выяснения харак тера взаимоотношений бывшего наркома с его подчиненными Лурье, Воловичем и другими сотрудниками из «чекистского» аппарата. В числе первых вопросов, которые интересовали Когана, были контакты подчиненных Ягоды с германскими фирмами «Борзинг» и «Леапж», представители которых ранее «разрабатывались» ИНО, как германские шпионы.

В середине апреля 1937 года Ежов произвел важные рокировки в аппарате НКВД. Являвшийся заместителем наркома с 16 октября 1936 г., Михаил Фриновский 15 апреля был повышен в должности до 1-го заместителя. Одновременно его назна чили начальником 1-го Главного управления госбезопасности. Занимавшего эти посты с 29 декабря 1936 г. Янкеля Агранова перевели начальником 4-го секретно-политического отдела и понизили до заместителя наркома. Спустя месяц, 17 мая Ежов направит его началь ником управления НКВД по Саратовской области;

однако арестуют Агранова только 20 июля 1937 года. Напомним, что Я. Агранов начинал работу в ЧК еще в начале 20-х годов. Именно он вел дело Николая Гумилева, а в 1934 году приказал арестовать Клюева и Мандельштама.

Он вел «Шахтинское дело», «Дело Промпартии», дело об убийстве Кирова, «Кремлевское дело» и другие расследования, закончившиеся громкими процессами.

В тот же день 15-го заместителем наркома, и заместителем начальника ГУГБ и одно временно начальником 1-го отдела (охрана) стал комиссар госбезопасности 3-го ранга Вла димир Курский. 14 июня, когда будет арестован Лев Миронов (Каган), оставаясь заместите лем наркома, Курский возглавит 3-й Контрразведывательный отдел. Но не надолго, 8 июня 1937 года он застрелится в Москве.

Между тем через день после назначения Курского руководителем охраны правитель ства, 17-го числа был арестован занимавший этот пост с 25 декабря 1936 года комиссар ГБ 2-го ранга К. Паукер. Карл Паукер родился во Львове, находившемся тогда на террито рии Австро-Венгрии. Он получил домашнее образование и работал в парикмахерской отца, затем служил в Австро-Венгерской армии, где дослужился до фельдфебеля. Во время Пер вой мировой войны Паукер попал в русский плен, а 1920 году стал уполномоченным ИНО Управления Особого отдела ВЧК. Позже работал начальником оперативного отдела ГПУ ОГПУ, а с приходом в НКВД Ежова, в ноябре 1936 г. он возглавил 1-е отделение ГУГБ, зани мавшееся охраной членов Политбюро и правительства.

Нет, Ежов не плел паутину, вылавливая «невинные» жертвы. Фактически он шел уже по проложенному следу, возвращая действие к тому моменту, на котором в начале 1935 года К. К. Романенко. «Почему ненавидят Сталина? Враги России против Вождя»

Сталиным было прервано дело «Клубок». Но пока в кабинетах лубянских следователей шли «застольные беседы» офицеров ГБ со своими бывшими коллегами, вождь занимался вопро сами совершенно иного характера.

23 апреля Политбюро приняло постановление о выведении из подчинения ряда крайко мов (Северо-Кавказского, Сталинградского, Саратовского, Свердловского, Ленинградского и Восточно-Сибирского) парторганизаций автономных республик – Дагестанской, Кабар дино-Балкарской, Калмыцкой, Северо-Осетинской, Чечено-Ингушской, Немцев Поволжья и др. С 1 июня они подчинялись напрямую ЦК ВКП(б). Казахстанский крайком и Киргизский обком преобразовывались в ЦК КП(б) Казахстана и Киргизии, а вместо Закавказского край кома создавались ЦК компартий Азербайджана, Армении и Грузии. Таким образом, число национальных компартий увеличивалось с пяти до 16. Фактически этим решением расши рялась самостоятельность национальных союзных и автономных республик.

Еще одна реформа системы управления напрямую касалась усиления подготовки страны к возможной войне. 25 апреля решением Политбюро был упразднен «Совет труда и обороны при СНК». Взамен образовывался Комитет обороны под председательством пред седателя СНК Молотова. В его состав вошел Сталин и наркомы: путей сообщения Кагано вич, обороны Ворошилов, оборонной промышленности Рухимович, тяжелой промышлен ности Межлаук и заместитель председателя СНК Чубарь. Кандидатами стали начальник политуправления РККА Гамарник, секретарь ЦК Жданов, наркомы внутренних дел Ежов и пищевой промышленности Микоян.

В это же время Сталин объявил о либерализации гражданских прав. 27 апреля Полит бюро утвердило постановление «О прекращении производства дел о лишении избиратель ных прав граждан СССР по мотивам социального происхождения, имущественного поло жения и прошлой деятельности». На следующий день советские газеты опубликовали его как законодательный акт ЦИК СССР. Одновременно 28-го числа было принято постанов ление Политбюро и СНК СССР «О работе угольной промышленности Донбасса», направ ленное на искоренение недостатков, на упорядочение зарплаты, улучшение условий труда и экономического состояния отрасли. Один из пунктов постановления гласил:

«Осудить применяемую некоторыми партийными и в особенности профсоюзными организациями практику огульного обвинения хозяйственников, инженеров и техников, а также практику огульных взысканий и отдачи под суд, применяемую и извращающую дей ствительную борьбу с недостатками в хозорганах. Обязать Донецкий обком КП(б) Украины и Азово-Черноморский крайком… исправить допущенные в этом отношении ошибки. И разъяснить всем партийным организациям Донбасса, что их прямой обязанностью, наряду с выкорчевыванием вредительских элементов, являются всемерные поддержка и помощь доб росовестно работающим инженерам, техникам и хозяйственникам».

Продолжением этой линии стало то, что 5 мая в очередном постановлении Политбюро Прокурору Союза ССР Вышинскому предписывалось: «Пересмотреть судебные приговоры и снять судимость с инженеров и техников угольной промышленности Донбасса, осужден ных по производственным делам без достаточных оснований, или на протяжении последу ющей работы показавших себя добросовестными и преданными делу работниками».

Существо и характер этой меры были раскрыты в опубликованном 15 мая «Правдой»

интервью Вышинского «Что делает прокуратура в связи с решениями СНК и ЦК ВКП(б) о Донбассе». В нем прокурор говорил: «Некоторые хозяйственники в порядке самостраховки увольняют с работы лиц, виновность которых не доказана, но даже не расследована». Он указывал, что в ряде случаев из-за неудовлетворительного расследования хозяйственников и специалистов «осуждали без достаточных оснований».

Поэтому Вышинский извещал, что «прокуратура потребовала из Донбасса все дела лиц, осужденных по производственным преступлениям» с 1934 по 1937 гг. для сплошной К. К. Романенко. «Почему ненавидят Сталина? Враги России против Вождя»

проверки». И одновременно сообщал, что при обнаружении отсутствия оснований для осуж дения, а также в отношении лиц, которые «показали себя честными и добросовестными работниками, будет возбужден вопрос о снятии судимости».

Но если публиковавшиеся в печати сообщения Центрального Комитета и Прокуратуры свидетельствовали о либерализации общественных отношений, то в кабинетах Лубянки сле дователи заполняли листки протоколов информацией иного рода. Еще до оглашения этих важных решений, 26 апреля Ежов направил Сталину, Молотову, Ворошилову и Кагановичу обобщенный «Протокол допроса № 3» бывшего наркома НКВД Г. Ягоды. В пояснительной записке Ежов писал: «показания получены в результате продолжительных допросов, предъ явления целого ряда уликовых данных и очных ставок с другими арестованными».

В документе указывалось, что на состоявшихся допросах Ягода подтвердил свое сотрудничество с Бухариным, Рыковым, Томским и Углановым уже с 1928 года. Одновре менно он показал, что в 1931 г., по предложению правых, назначил «начальником Секрет ного политического отдела Молчанова», ставшего ему «лично преданным человеком». Он признал и то, что имел возможность предотвратить убийство Кирова, но отрицал свое соуча стие в преступлении, как и связь с германскими секретными службами.

Наряду с этим Ягода показал, что в 1932–1933 гг. сам приступил «к организации параллельного заговора в аппарате ОГПУ-НКВД – против Советской власти». Среди своих сообщников он назвал: заместителя наркома Прокофьева и секретаря НКВД Буланова;

начальника Оперативного отдела Паукера и его заместителя Воловича;

начальников: Осо бого отдела Гая, транспортного – Шанина и административно-хозяйственного управления Островского.

В числе «лично преданных» ему людей допрашиваемый назвал: начальника инже нерно-строительного отдела Лурье, помощника секретаря НКВД Иванова, сотрудника опе ротдела Винницкого, начальника ЭКО Самуила Чертока и начальника УНКВД в Горьковском крае Погребинского. В числе других заговорщиков Ягода выделил Воловича, бывшего ранее резидентом ИНО во Франции и там «завербованного германской разведкой». Бывший нар ком показал, что, переведя Воловича заместителем к Паукеру, использовал его для «возмож ности подслушивания правительственных переговоров по телефону».

Обратим внимание и на то, что многие десятилетия эти показания Ягоды не подлежали оглашению. И рассуждая о событиях тех лет, историки и публицисты даже не упоминали о заговоре, имевшем целью свержение Сталина и его окружения. Причем, упражняясь в сочи нении инсинуаций о «безвинных жертвах» 1937 года, они не просто беспардонно и нагло обманывали своих сограждан, а тоталитарно извращали всю логику исторических событий.

Между тем в протоколе допроса Ягоды зафиксированы интереснейшие признания.

Отвечая на вопрос следователя: как вы мыслили осуществление заговора? – допраши ваемый пояснил: «В отношении Кремлевского гарнизона, я приказал Паукеру отобрать 20– 30 человек из особо преданных ему и мне людей из Оперотдела, тренировать их в ловкости и в силе, не вводя в курс дела, держать про запас. … Я имел в виду использовать их… непо средственно для ареста членов правительства. Паукер докладывал мне, что людей таких он частично отобрал и с ними работает».

О том, что это признание не было самооговором, свидетельствуют воспоминания оче видцев событий того времени. Так, еще до публикации цитируемых протоколов работник охраны Сталина Алексей Рыбин вспоминал: «Бывший курсант школы ОГПУ И. Орлов мне сообщил: «В начале тридцать шестого года [Ягоды] его заместитель Агранов, начальник правительственной охраны комиссар Паукер, его заместитель Волович и капитан Гинцель сформировали особую роту боевиков. В нее вошли и мои однокурсники Середа, Юрчик.

Это были боевики двухметрового роста, ловкие, сильные. Богатырского телосложения. Нас учили самбо, штыковому ближнему бою, преодолению препятствий.

К. К. Романенко. «Почему ненавидят Сталина? Враги России против Вождя»

Нас хорошо вооружили и обмундировали. Обычно мы маршировали на площади Дзер жинского, а Ягода наблюдал за нами из окна своего кабинета. Наконец, нам разрешили про вести смотр во дворе ОГПУ. Ягода и его единомышленники решили, что мы – те самые парни, которые способны ради их замыслов на любой разбой. Нас готовили для захвата Кремля и ареста товарища Сталина. Но заговор провалился».

На допросах Ягода подробно рассказывал и о планах «прихода к власти зиновьевцев, троцкистов и правых». Вторым вариантом он назвал поражение СССР в войне с Германией и Японией. При этом он так пояснял свои личные цели: «Поражение неизменно влекло бы за собой и перемену правительства… Желая себя застраховать и играть определенную роль в будущем правительстве, я имел в виду наладить контакт с германскими правительствен ными кругами».

В процессе дачи показаний Ягода отметил, что такой «контакт» он рассчитывал уста новить через Воловича. Но при этом он указал: «Лично с немцами я связаться не успел, так как в сентябре был отстранен от работы… Уход из НКВД явился для меня и моих сообщни ков неожиданностью. Появилась реальная опасность раскрытия моих преступлений…»75. И хотя в протоколе не была названа фамилия Рудольфа Петерсона, бывший комендант Кремля, занимавший в это время должность заместителя командующего Киевским военным округом по тылу, 27 апреля был арестован в Киеве.

На допросе 26 апреля в числе завербованных им людей Ягода назвал начальника 3 го управления и заместителя начальника Дмитровского лагеря НКВД с 14 июня 1935 года, комиссара ГБ 3-го ранга С.В. Пузицкого. Однако через два дня, 28 апреля, был арестован не Пузицкий, а начальник Дмитрлага Семен Фирин. В связи с этим фактом обратим вни мание и на то обстоятельство, что с апреля начались аресты руководителей подразделений наркомата, входящих в систему Главного управления лагерей. Еще накануне ареста Фирина, 22 апреля, когда работы на канале близились к завершению, стройку посетили Сталин, Воро шилов и Молотов. Они осмотрели Икшинский узел, шлюзы, 3-ю и 4-ю насосные станции.

Это была уже третья поездка вождя на строительство канала, и в отличие от двух первых посещений вместо Ягоды руководство объекта теперь представлял Ежов.

На январь 1937 года в Дмитрлаге числилось 146 920 человек. Фактически это было своеобразное закрытое поселение, в котором содержалась целая «рабочая» армия, имевшая своих военачальников и «политруков». Можно ли исключить вероятность того, что эта тру довая армия «перековки», находившаяся в нескольких километрах от столицы, вдруг под няла восстание и совершила марш на Москву? Что тогда ожидало бы «дорогую столицу»?

Следует полагать, что Ежов не исключал возможности такого разворота событий, и было бы преступной неосмотрительностью, если бы он не понимал опасности возникнове ния такой ситуации. После ареста начальника Дмитрлага последовали и другие аресты как среди руководства строительства, так и среди заключенных. По делу Фирина было привле чено 218 человек, но если остальным арестованным инкриминировалось участие в контрре волюционной террористической организации, то начальнику Дмитрлага предъявили обви нение в работе на иностранные разведки и сдаче сети резидентуры в ряде европейских стран. Поскольку дела расстрелянных «генералов ГУЛАГа» до сегодняшнего времени засек речены, то следует с полным основанием предполагать, что им были предъявлены и другие обвинения.

Пузицкого, названного Ягодой в числе сообщников, арестуют 9 мая, а 14 июля вый дет Постановление ЦИК и СНК СССР «О награждениях и льготах для строителей канала Москва – Волга». Но, хотя среди арестованных руководителей Дмитрлага было много евреев, проведенную операцию нельзя назвать антиеврейской акцией. Поскольку 29 апреля ЦА ФСБ. ф. Н-13614. Т. 2. Л. 57–88.

К. К. Романенко. «Почему ненавидят Сталина? Враги России против Вождя»

пост заместителя начальника лагеря займет тоже еврей – комиссар ГБ 2-го ранга Зиновий Кацнельсон;

одновременно он станет и заместителем начальника ГУЛАГа. Правда, тоже не надолго. Его арестуют 17 июля, а 25 августа новым начальником назначат А. Успенского. В январе 1938 года его направят на Украину, где вместе с Хрущевым комиссар ГБ 3-го ранга Успенский развернет кипучую деятельность по чистке республики от врагов народа. Но об этом есть смысл поговорить в следующей книге.

К. К. Романенко. «Почему ненавидят Сталина? Враги России против Вождя»



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.