авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 19 |

«ROSSICA OLOMUCENSIA L Sbornk pspvk z mezinrodn konference XXI. OLOMOUCK DNY RUSIST 07.09.–09.09. 2011 ...»

-- [ Страница 13 ] --

Таков имеющий корни еще в XIX веке, но выраженный совершенно по-новому символ «человечество как один человек», раскрываемый на последних стра ницах обеих книг как образ гигантского человека, живущего в мире с приро дой;

таков и образ-символ полуночного («полунощного») солнца, из введе ния к первой книге Пришвина мигрирующий во вторую. Ожидание встречи с полуночным солнцем станет центральным мотивом этой книги Пришви на. Сема сокрытости, невыявленности вовне глубокого внутреннего содер жания определяет жизнь Севера, и с этой его особенностью мы сталкиваем ся и в нарративе Жакова, и в поэмах Ремизова. «Но вот он (проводник. – Е. С.) ушел, и вместо него начинает говорить и это пустынное, безлюдное место. Ни одного звука, ни одной птицы, ни малейшего шелеста, даже шаги не слышны на мягком мху. И все-таки что-то говорит… Пустыня говорит…» [Там же: 216].

Для Жакова, уроженца севера, понятие пустыни в применении к северу невоз можно, язык того, что ею названо у Пришвина, для него изначально понятен, и лес, и реки, и скалы – все полно безусловного значения. Пришвинский герой вынужден наполнять пустыню теми смыслами, которые возникают от сопри косновения с нею в его собственном сознании, он испытывает и передает нео жиданные, совершенно новые, порой противоречивые ощущения. Их пик рас сказчик переживает, когда он с лопарями путешествует через Хибинские горы и наконец встречается с полуночным солнцем. Затухают лучи красного гасну щего солнца – и с ними останавливается мир, само время, которого не заме чают лопари. Сознание героя словно раздваивается: погружаясь в довремен ное состояние, он отслеживает толчки сердца и регистрирует заливающий все кругом красный свет потухшего солнца. «Будто разумная часть моего суще ства заснула и осталась только та, которая может свободно переноситься в про странства, в довременное бытие. … Это не сон, это блуждание освобожден ного духа при красном, как кровь, полуночном солнце» [Там же: 246].

При встрече с непривычным и странным в природе или среди людей рас сказчик Пришвина стремится понять свои ощущения, разъять их на части и прокомментировать, пусть даже сам комментарий имеет художественный, об разный характер. Иной характер носит письмо Ремизова. В третьей части цик ла его поэм, давшей название всему циклу, – «В царстве полунощного солнца»

– северной ночи при свете замершего солнца посвящены первые шесть миниа тюр. Здесь не столько рефлексия, сколько констатация состояний души, отзыв чивой на пограничность природных ялений, но общее течение самой белой еленА соЗинА ночи, ощущение остановки времени и настроение безотчетной тревоги, а по рой и тоски, возникающее в ответ на природные аномалии, передается у Реми зова в не меньшей степени, чем у Пришвина. Меняется лишь доминанта цве та: тревожный красный свет незаходящего полуночного солнца Пришвина – и зеленоватый, путающий очертания предметов и вещей, но и обещающий бо лее жизнь, чем смерть свет ночи в описании Ремизова:

«Зеленоватая ночь, туманная, в колеблющихся тучах.

Не слышно ни звуков, ни голоса. Но все живет, завеянное зеленоватым светом.

И кажется, пройдут века, и ничто не шелохнется, никто не подаст голоса.

Бесшумно подымаются мысли, идут и замирают, сливаясь с зеленова тым светом.

И то, чего минуту так сильно желал, отступает. …» [Ремизов 2000: 100].

Иной и вместе с тем в чем-то схожий характер имеет путь автогероя Жакова в его книге «На Север, в поисках за Памом Бур-Мортом». Он стремится найти следы пребывания на севере Пама Бур-Морта, сына легендарного Пансотника, который когда-то был побежден Стефаном Пермским, а с ним вместе пала и старая вера зырян в своих богов. Согласно легенде, Пам Бур-Морт отправился в южные края за новой верой, вернулся седым старцем и жил в дремучей пар ме, поучая людей. Однако путешествие героя Жакова не ограничивается ука занной, отчасти тоже (как и у Пришвина) этнографической целью. Он движим идеей возвращения на родину, в страну своего детства, и хотя в процессе этого путешествия-странствия родина оказывается совсем не той, которую он видел внутри себя, но он заново открывает страну своих предков и совершает глав ное движение – к самому себе. Путь героя Жакова сродни средневековому па ломничеству или хождению, об этом писала В. А. Лимерова, и, как доказала исследовательница, север для героя-рассказчика Жакова выступает в качестве «не только географического, но и духовного отечества» [Лимерова 2005: 16].

Для Пришвина «чувство природы» постоянно и неизменно. Природа – некая константа и в мире Жакова. По мере продвижения в глубь северной тер ритории меняется сознание его героя: городское недовольство миром, разоча рования в виденном уступают место его искреннему интересу к окружающему миру, к своим соотечественникам, и мир начинает открываться перед ним.

В одной деревне ему отдают тетрадь некоего «неизвестного поэта», жившего здесь когда-то, и его «песни» и рассказы входят в состав книги путешествий Жакова. «Неизвестный поэт» становится другим «я» героя-рассказчика. Сам же герой меняет направление и движется на восток, и на Печоре, в угрюмом северном краю, находит старика, который поет ему песню о Паме.

Таким образом, путешествие жаковского героя совершается в согласии с ко ординатами сакральной географии: север совмещается с востоком и становит ся главным пунктом притяжения для человека, достигшего определенного возраста, а с ним и необходимого этапа духовной зрелости, который толкает его на поиски истины. Сходный путь, но более извилистый и географически Мифопоэтика и этнотопика Севера в творческом диалоге писателей Серебряного века (М. Пришвин, К. Жаков, А. Ремизов) протяженный совершает Пам Бур-Морт, ипостасью которого начинает ощу щать себя жаковский автогерой. Покидая север, Пам движется сначала на юг, но затем незаметно меняет направление и пускается к востоку, к Индии, где и получает, наконец, искомое знание: «Все это Майи, кажущееся;

существующее неуловимо, как душа, оно убегает от нас, как тень;

но оно едино вечно, и стра дает, и блаженствует, выражаясь в разных планетах, в разных людях, под раз ными покровами. Сущность ее одна. … Все, что видишь ты – пересечение твоей души с тем, что существует» [Там же: 138–139].

В поучениях жаковского Пама обнаруживается неожиданная параллель Пришвину. Символический образ гигантского человека, в который слива ется все человечество (о нем мы говорили выше), имеет своим философско мифологическим и поэтическим аналогом единую мировую душу, которую искали еще романтики, но которая у Жакова имеет вполне конкретный, «мате риализуемый» облик: воплощением мировой души и всего человечества, рас сыпанного по космосу, ощущает себя сам Пам Бур-Морт, и этому он учит сво их соплеменников.

использованная литература:

ЖАКОВ, К. Ф. (1905): На Север, в поисках за Памом Бур-Мортом. СПб.

ЛИМЕРОВА, В. А. (2005): Традиции средневековых жанров в творчестве К. Ф. Жакова. Сыктывкар.

ЛОТМАН, М. Ю. (2005): О семиотике страха в русской культуре In: Семиотика страха: Сб. статей.

М. с. 13–35.

ПРИШВИН, М. М. (1984): За волшебным колобком: Повести. М.

РЕМИЗОВ, А. М. (2000): Северные цветы. В царстве полунощного солнца In: Ремизов, А. М. Собр.

соч. Т. 3. М., с. 51–112.

ТЕРЕБИХИН, Н. М. (2004): Метафизика Севера. Архангельск.

ROSSICA OLOMUCENSIA L Sbornk pspvk z mezinrodn konference XXI. Olomouck dny rusist – 07.09. – 09.09. OLOMOUC нАтАлья шВедЮк Чехия, Оломоуц РЕАЛИЗАЦИЯ ДИАЛОГА ТАТЬЯНЫ КУКОЦКОЙ И СЕРГЕЯ В РОМАНЕ Л. УЛИЦКОЙ «КАЗУС КУКОЦКОГО»

AbstrAct:

The Realization of the Dialogue of Tatjana Kukutskaya and Sergei in the Novel “Kukotsky’s Case” by L. Ulitskaya In this article we take a closer look at the dialogue of Tatjana and Sergei in the novel “Kukotsky’s Case”.

The scheme suggested by Bakhtin is used as a basis for analysis of the novel texture. The research reveals regularities as well as deviations of the novel if compared to the scheme. Special attention is paid to construction of the dialogue between the characters in the framework of set time and space organization.

Key Words:

Dialogue – chronotyp – time and space organization – Ulitskaya – contemporary prose.

Произведения Л. Улицкой довольно интересны с точки зрения анализа пространственно-временной организации. В романах встречаются различные типы пространства и времени, описанные в работах М. Бахтинa, а также четко прорисовываются реализации диалогов как внутри одного и того же типа про странства, так и между различными типами.

Одной из особенностей прозы Л. Улицкой является насыщенность событиями и деталями, соотнесенными с различными культурами и эпохами, межкультурным взаимодействием и диалогом поколений. Возможность реализации диалога тесно связана с пространственно-временной организацией произведений.

В качестве основных понятий в работе прежде всего использованы синонимичные термины: «художественное время и пространство» (или «времяпространство») и «хронотоп». Понятие «хронотоп» было введено в литературоведение М. М Бахтиным, стало широко использоваться при анализе произведений сначала реалистической литературы 19 века, а впоследствии при исследовании произведений современных писателей.

нАтАлья шВедЮк В нашей работе мы будем опираться на классическое определение термина «хронотоп», предложенное М. М. Бахтиным: «Существенную взаимосвязь временных и пространственных отношений, художественно освоенных в литературе, мы будем называть хронотопом (что значит в дословном переводе – «времяпространство»)».

Появление определения «художественное времяпространство» в гумани тарных науках было связано с возникновением в начале 20 века, нового, пост классического взгляда на природу времени и пространства, ассоциирующе гося с именем Альберта Эйнштейна и его теорией относительности, которая постулировала теснейшую взаимосвязь физических пространства и времени.

Возникновение понятия «хронотоп» стало возможным благодаря длительно му осмыслению мировой фундаментальной наукой таких основополагающих атрибутов Бытия, как пространство и время.

В 20 веке филологи, философы, культурологи много размышляли над при родой пространственно-временного континуума. Здесь нужно выделить рабо ты Анри Бергсона и Мартина Хайдеггера, а среди отечественных исследований – Д. С. Лихачёва, А. Я. Гуревича, Ю. М. Лотмана, С. С. Аверинцева, А. Б. Есина, Б. А. Успенского, В. Н. Топорова. Немаловажная роль отводится статьям и мо нографиям Бахтина.

На примере линии отношений Тани и Сергея проследим тип «авантюрно го романа испытания» [Бахтин 1979: 237] в романе «Казус Кукоцкого». В дан ном романе встречаются и другие типы пространства, наиболее отчетливо про рисованы раблезианский хронотоп, авантюрно-бытовой хронотоп, идилличе ский хронотоп и др. Мы будем рассматривать взаимодействие внутри одного типа – авантюрно-бытового. В данной статье мы попытаемся наложить схему, представленную М. Бахтиным, на линию отношений Татьяны и Сергея в рома не Л. Улицкой и проследим возможную реализацию конструктивности диало га данной пары.

Роман «Казус Кукоцкого» был написан значительно позже романа «Ме дея и ее дети» и создавался в течение 10 лет. Жанр данного романа так же, как и жанр романа «Медея и ее дети», определить непросто. В своей дис сертации «Проза Л. Улицкой 1980–2000-х годов: проблематика и поэтика»

Н. А. Егорова приводит такую точку зрения: «Масштаб проблем, который за трагивается Л. Улицкой в произведении «Казус Кукоцкого», требует особого типа романа, обладающего огромной «вместимостью», способного раскрыть бытие человека на всех уровнях (от поведения в домашнем быту до проявле ния бессознательного)» [Егорова Н. А, сайт]. Рассматривая жанровое своеобра зие романа Улицкой, правомерно говорить о синтетизме жанров. Одни иссле дователи усматривают в этом «вирус игрового мировосприятия» (Е. Носов), а другие – сложность для самого автора, т.к. жанровые трансформации романа носят сегодня самый разнообразный характер.

Некоторые исследователи (Н. Вакурова, Л. Московкин) определяют «Казус Кукоцкого» как медицинский роман. Действительно, в современном произве дении Л. Улицкой решаются извечные медицинские вопросы жизни и смерти, Реализация диалога Татьяны Кукоцкой и Сергея в романе Л. Улицкой «Казус Кукоцкого»

текст наполнен медицинскими терминами, натуралистическими описаниями, анатомическими подробностями. Однако онейрологическая (сновидения Еле ны) и символическая («ирреальная» часть) составляющие позволяют говорить о приметах жанра притчи. В романе «Казус Кукоцкого». Притча – дидактико аллегорич. жанр литературы, в основных чертах близкий басне. В отличие от нее форма П. возникает в некотором контексте, в связи с чем она допускает от сутствие развитого сюжетного движения и может редуцироваться до простого сравнения, сохраняющего, однако, символич. наполненность;

с содержатель ной стороны отличается тяготением к глубинной «премудрости» религиозно го или моралистического порядка. В своих модификациях П. – универсальное явление мирового фольклора и литературного творчества [Литературный эн циклопедический словарь, 1987: 305].

Однако в «Казусе Кукоцкого», как и в «Медее и ее детях», для писательницы важное значение занимает тема семьи, семейных взаимоотношений. Для во площения данной темы наиболее адекватным автору представляется жанр се мейной саги и семейной хроники.

Словно возвращаясь к удавшемуся опыту семейной саги, своему лучшему роману «Медея и ее дети», Улицкая снова пишет историю семьи. События сменяют друг друга, вычерчивая сперва жизненный путь гениального врача акушера, затем его падчерицы. Литературный критик «Независимой газеты»

отмечает, что чем ближе к финалу, тем повествование становится хаотичней, «совершая вдруг резкий рывок у финишной черты и комкая все и вся, словно спортсмен окончательно потерял дыхание и вынужден сойти с дистанции»

[Независимая газета, 1998]. Автор затрагивает еще один жанрообразующий компонент – жанр путешествия. Напомним, что в журнальном варианте роман «Казус Кукоцкого» имел название «Путешествие в седьмую сторону света». Путешествие – лит. жанр, в основе которого описание путешественником (очевидцем) достоверных сведений о каких-либо в первую очередь незнакомых читателю или малоизвестных, странах, землях, народах, в форме заметок, записок, дневников, очерков, мемуаров. Особый вид путешествия – повествование о вымышленных, воображаемых странствиях, с доминирующим идейно-художественным элементом, в той или иной степени следующие описательным принципам построения документального путешествия [Литературный энциклопедический словарь 1987: 314].

Обратим внимание на возможность реализации диалога в авантюрно бытовом типе романа. Отметим, что речь пойдет только о реализации диало га внутри авантюрно-бытового типа романа, а именно этому типу соответству ет история взаимоотношений Татьяны Кукоцкой и Сергея.

В романе состоится встреча юноши и девушки брачного возраста, которые наделены исключительной красотой: «Попутно обнаружилось, что Таня пользуется универсальным успехом у всех молодых и не очень молодых людей – от продавцов на рынке … до отдыхающих в соседнем военном санатории молодых капитанов» [Бахтин 1979: 237]. Отклонением от данного типа хронотопа является то, что в греческом хронотопе «авантюрного нАтАлья шВедЮк романа», герои были исключительно целомудренны. Таня и Сергей не блюдут нравственные законы.

Молодые люди, как следует схеме, неожиданно встречаются друг с другом, «вспыхивают друг к другу внезапной и мгновенной страстью, непреодолимой как рок, как неизлечимая болезнь»: «Сергей ей ужасно понравился. Как никто и никогда» [Улицкая 2001: 209]. Однако брак между влюбленными не может состояться сразу, герои встречают препятствия, задерживающие его. Сама Таня замужем, а Сергей сожительствует с балериной петербургского театра. Кроме того, молодые люди проживают в разных городах: Таня – В Москве, Сергей – в Петербурге. Но так как в данном романе исключается целомудрие, то сам факт заключения брака не является решающим. Герои могут быть вместе и без брака, тем самым, бросая вызов общественному мнению своим поведением.

Одним из факторов, влияющих на развитие сюжета, в авантюрном романе считается несогласие родителей. Но в данном случае такой фактор не играет важной роли, так как молодые люди живут своей жизнью, которая мало пере секается с жизнью родителей: «Родители Сергея давно были с ним в полном разрыве. Уже восемь лет, со смерти бабушки, он их родителей не видел, а из дому ушел, едва окончив школу» [Улицкая 2001: 235]. В семье Тани так же давно уже начал происходить разлад. Мать больна, отец слишком занят нау кой. Родители предназначали для невесты другого жениха, точнее, предлага ли на выбор одного из двух – братьев Голбергов, но Таня выбирает талантли вого музыканта Сергея.

Далее, по схеме М. М. Бахтина, возлюбленных ожидает путешествие. Это сюжетное действие разворачивается на очень широком и разнообразном гео графическом фоне. В романе даются описания некоторых особенностей мест, различных сооружений произведений искусства, нравов и обычаев населения.

Заключающая сюжетное движение точка – благополучное соединение моло дых людей в браке. Но так как этот тип романа, как мы уже отмечали, не явля ется «чистым», а трансформирован, то роман не заканчивается на соединении влюбленных, а продолжается и заканчивается смертью одного из них (Тани).

Заметим и еще одно отступление от данного типа. Любовная линия захваты вает около двух лет жизни героев, время циклично, но перед этим автор нам сообщает о жизни героини достаточно полно, с самого рождения. Да и о Сер гее автор, используя различного рода вкрапления текста, сообщает некоторые данные. В данном случае хронотоп с участием Тани и Сергея напоминает гре ческий авантюрный роман, но учитывая тот факт, что некоторые условия были нарушены, как следствие хронотоп трансформирован.

используемая литература:

БАХТИН, М. (1979): Вопросы литературы и эстетики. М.

ЕГОРОВА, Н. А.: Проза Л. Улицкой 1980-2000-х годов: проблематика и поэтика. Автореф. на соиск.

учен. степ. Источник найден на сайте: http:// venec.ulstu.ru.

КОЖЕВНИКОВ, В. М., НИКОЛАЕВ, П. А. (ред.) (1987): Литературный энциклопедический словарь М.: Советская энциклопедия, с.305.

УЛИЦКАЯ, Л. (2001): Казус Кукоцкого.

Сайт Независимой газеты http://www.ng.ru/culture/2000-10-11/7_sense.html ДОКЛАДЫ ПЕРЕВОДЧЕСКОЙ СЕКЦИИ ROSSICA OLOMUCENSIA L Sbornk pspvk z mezinrodn konference XXI. Olomouck dny rusist – 07.09. – 09.09. OLOMOUC АннА ВячеслАВоВнА АгАПоВА Чехия, Оломоуц К ХАРАКТЕРИСТИКЕ СОВРЕМЕННОГО ЭТАПА ПЕРЕВОДОВ ЧЕШСКОЙ ПРОЗЫ НА РУССКИЙ ЯЗЫК AbstrAct:

Some Aspects of the Contemporary Stage of Translations of Czech Prose into Russian Language Contemporary Czech-Russian literary relations cover the period from 1990 till the present day. Translations of Czech prose did not appear evenly during this period. From a statistical point of view, this period is further divided into three stages – the transitional stage (1990-1991), the recession stage (1992–2000) and the boom stage (2001–2009). This development model describes the history of translations from Polish into Russian as well, although it is not typical for the Russian market of books in translation taken as a whole.

Key Words:

Literary translation – history of translation – prose translations – translation from Czech into Russian – translation from Polish into Russian – Russia’s publishing market.

В настоящее время готовится к выходу в свет «Словарь чешско-русских ли тературных отношений» под редакцией М. Заградки [Zahrdka]. Словарь по строен следующим образом: в заголовок словарной статьи вынесено имя чешского литератора, далее следует краткая биографическая справка, за ней – список опубликованных переводов этого автора и критических работ о нем, написанных русскими богемистами.

Благодаря любезной помощи З. Выходиловой нам удалось познакомиться с рукописью этого словаря. Те сведения, которые в ней содержатся, позволяют построить историю переводов чешской литературы на русский язык и с коли чественной точки зрения описать состояние чешско-русского художественно го перевода в тот или иной отрезок времени.

Именно под этим углом зрения мы хотели бы посмотреть в данной статье на современный этап художественного перевода с чешского на русский язык. Под современным мы понимаем период с 1990 г. по настоящее время, но здесь мы будем пользоваться данными о переводах, выполненных с 1990 г. по 2009 г.

АннА ВячеслАВоВнА АгАПоВА Уже беглый просмотр статей «Словаря чешско-русских литературных отно шений» позволяет предположить, что современный этап переводов чешской литературы на русский язык не был однородным, что переводная чешская ли тература переживала периоды низкой и высокой издательско-переводческой активности. Для того чтобы проверить эту гипотезу, мы подсчитали, с одной стороны, сколько книжных изданий, содержащих новые перево ды чешской прозы, выходило ежегодно с 1990 г. по 2009 г., с другой стороны, сколько чешских авторов увидело новые переводы своих произведений. В среднем с 1990 г. по 2009 г. в России ежегодно издаются 4 книги с но выми переводами чешской прозы, и эти новые переводы появляются в сред нем у 4 чешских прозаиков. Эти показатели действительны и для периода с 2004 г. по 2009 г. Напротив, с 1992 г. по 2000 г. среднее число изданий с но выми чешскими переводами и среднее количество переведенных авторов сни жается по сравнению с соответствующими показателями для всего рассматри ваемого периода (3 автора и 2 книги в год). Наконец, 1990, 1991, 2001 и 2003 гг.

– это своего рода издательско-переводческие пики, что видно из следующей таблицы:

Таблица Число книг с новыми прозаи- Количество переведенных ав Год ческими переводами торов 1990 11 1991 12 2001 5 2003 7 Таким2 образом, новейшая история художественного перевода с чешского на русский язык может быть представлена в виде трех периодов, которые мы могли бы назвать следующим образом: переходный период (1990–1991 гг., в это время еще работают модели советской эпохи), период кризиса (1992– 2000 гг.) и период подъема (2001–2009 гг.).

В пользу такой периодизации говорит и анализ жанрового репертуара современных переводов чешской прозы. Книги для детей и сказки стабиль но издавались вплоть до 1993 г. включительно. До этого времени каждый год выходил какой-нибудь новый перевод детской литературы с чешского языка.

Так, например, в 1990 г. были изданы повести Войтеха Стеклача «Алеш и его друзья» (пер. И. Граковой), в 1991 г. – повесть-сказка Вацлава Ржезача «Вол Здесь и далее в своих подсчетах мы учитывали только новые прозаические переводы, опубликованные в книжных изданиях. В круг нашего внимания, таким образом, не попали переводы поэзии и драматургии, переводы, вышедшие в периодических изданиях, переиздания переводных произведений, а также собрания сочинений.

2 Разница между двумя показателями для 2001 г. объясняется тем, что в этом году был опубликован прозаический сборник «Черный Петр», содержащий повести и рассказы 10 чешских авторов.

К характеристике современного этапа переводов чешской прозы на русский язык шебное наследство» (пер. В. Аркадьевой), в 1992 г. – «Микеш» Йозефа Лады (пер. Г. Шубина). Однако после 1993 г. чешская детская литература, как, впро чем, и русская, начинает издаваться гораздо меньше. Новые переводы чеш ских книг для детей появляются лишь спорадически (см. также [Vychodilov 2008: 57]).

Подобным образом дело обстоит с историческими романами и научно фантастической литературой. Интерес к этим жанрам чешской прозы со хранялся в начале рассматриваемого периода (в 1990–1991 гг.), но затем на ступил резкий спад, который продолжается по настоящее время. Если в самом начале 1990-х были опубликованы исторические романы Владимира Неффа, Милоша Вацлава Кратохвила, Владислава Ванчуры, фантастическая проза Йо зефа Несвадбы, Алексея Плудека, Людвика Соучека, то за последующие 18 лет едва ли наберется больше пары чешских авторов, чьи исторические или фан тастические произведения были переведены на русский язык.

Чешские романы активно переводились на русский язык в 1990–1991 гг.

и после 2001 г. Второй из этих двух «романных» периодов (2001–2009) был столь же продолжительным, как и предшествующий ему период затишья (1992–2000). Однако за это время в свет вышло почти в пять раз больше рома нов, чем с 1992 по 2000 гг. (по данным «Словаря чешско-русских литератур ных отношений», соответственно 23 и 5 романов).

Период с 1992 по 2000 гг. – это затишье и в области малой прозы. В это время публикуются переводы отдельных рассказов в сборниках и периодике и практически не издаются переводы целых сборников рассказов одного автора.

Напротив, в 1990–1991 гг. и в 2001–2009 гг. сборники рассказов того или ино го чешского автора издаются довольно регулярно. Так, например, в 2004 г. на русском языке вышел прозаический сборник Михала Айваза («Возвращение старого варана», пер. Е. Бобраковой-Тимошкиной), в 2005 г. – сборник пам флетов Карела Чапека («Письма из будущего», пер. В. Каменской и О. Малеви ча), в 2006 г. – сборник рассказов Ивана Климы («Мои опасные путешествия», пер. Н. Фальковской).

Наконец, существует еще один критерий, позволяющий выделить внутри современного этапа чешско-русского художественного перевода именно те три периода, которые мы описали выше. Речь идет о количестве авторов, которые были впервые изданы на русском языке. В среднем за весь период русская культура ежегодно «открывает» двух чешских прозаиков, так было и в 2001–2009 гг. Однако в 1992–2000 гг. число «открытых» чешских писателей меньше, были годы, когда русский читатель не знакомился ни с одним новым для него чешским автором.

Создавая внутреннюю периодизацию современных переводов чешской прозы, мы можем предположить, что она не является уникальной, что и другие переводные литературы пережили в России точно те же периоды упадка и подъема. Это предположение не подтверждается, если мы прослеживаем судьбу переводной литературы вообще. Б. С. Есенькин, крупный специалист по книжному делу в России в своей статье «Структурный анализ книжного АннА ВячеслАВоВнА АгАПоВА рынка России: 1990–2000 гг.» утверждает: «Количество переводов за годы реформ резко выросло к 1993 г., потом был отмечен некоторый спад. За последние пять лет [с 1995 г. по 2000 г. – А. А.] количество переводов постоянно увеличивалось… В то же время тираж переводной литературы постоянно сокращался и в 2000 г. был в 6,5 раз меньше, чем в 1991 г. … В целом после 1996 г. наблюдается тенденция к увеличению количества переводов при продолжающемся сокращении выпуска их тиражей» [Есенькин 2002: 15–16].

И тем не менее мы решили проверить свою гипотезу на примере конкретной переводной литературы. Для сравнения мы выбрали другую западнославянскую литературу – польскую – и воспользовались данными картотеки мировой художественной литературы, пополняемой сотрудниками Российской национальной библиотеки (Санкт-Петербург). По этим данным, переводы с польского занимали в структуре российского книжного рынка более видное место, чем переводы с чешского: в период с 1990 по 2009 гг. ежегодно издавалось в среднем 19 книг, содержащих новые прозаические переводы с польского, и переводилось в среднем 17 польских прозаиков ежегодно. И тем не менее, несмотря на разницу в объеме переводов с польского и чешского языков, колебания этих статистических показателей в польской переводной литературе, в общем, повторяют линию чешской переводной прозы. Таким образом, переводы польской прозы пережили тот же переходный период (1990– 1991 гг.), период кризиса (1992–2001 гг.) и период подъема (2002–2009 гг.).

Таблица Среднее число переве Среднее число книг с новы Период денных прозаиков (еже ми переводами (ежегодно) годно) 1990–1991 гг. 27 1992–2001 гг. 16 2002–2009 гг. 21 В заключение отметим, что те названия, которые мы дали периодам раз- вития чешского и польского художественного перевода на современном эта пе, не случайно совпадают с названиями стадий экономического цикла. Сход ство в логике количественного развития переводной чешской и переводной польской прозы свидетельствует о том, что ее во многом определяют внеш ние причины. Эти причины, очевидно, носят экономический характер: рынок переводной чешской и польской прозы оказывается чувствителен к состоянию издательской системы и – шире – экономики в целом.

Так, период кризиса (с 1992 г. по 2000 г.) открывается реформой ценообра зования (1992 г.), которая привела к гиперинфляции и, как следствие, к уве личению стоимости издания книги. В это время многие частные издатель ства ориентируются на выпуск литературы, на которую гарантирован высокий спрос.

К характеристике современного этапа переводов чешской прозы на русский язык На период с 1992 по 2000 гг. приходится также кризис 1994 г., когда в ре зультате дестабилизации цен «резко упали тиражи изданий, возросли издерж ки, остановились отпускные цены на книги» [Ильницкий]. Через четыре года российская экономика переживает дефолт 1998 г., после которого сократились тиражи книг, снизилось качество изданий и уменьшился выпуск переводной литературы [Ильницкий].

Преодолев кризис 1998 г., российское книгоиздание переживает подъем, и в начале ХХI века стало возможно говорить о «стабилизации российского кни гоиздания» [Акопов]. Рынок переводной чешской и польской прозы тоже всту пает в стадию стабилизации в начале нулевых годов и сохраняет завоеванные позиции, по крайней мере, до 2009 г.

использованная литература:

АКОПОВ, А.: Особенности и тенденции развития российского книгоиздания в рыночных услови ях. URL: http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu-www.woa/wa/Main?textid=274&level1=main& level2=articles ЕСЕНЬКИН, Б. (2002): Структурный анализ книжного рынка России: 1990-2000. In: Есенькин, Б., Симонов, Р. (ред.), Книжный рынок России: история, теория, практика: Межведомственный сборник научных трудов. Вып. 1(9). М. 2002. с. 5–26.

ИЛЬНИЦКИЙ, А.: Книгоиздание в современной России. URL: http://www.kulichki.com/moshkow/ COMPULIB/il_izdat.txt VYCHODILOV, Z. (2008): K pekldn esk beletrie do rutiny v poslednch dvou desetiletch. In: Ka livodov, E. et al (eds.), Tajemn translatologie? Cesta k souvislostem textu a kultury, Praha, s. 55–65.

ZAHRDKA, M. et al.: Slovnk esko-ruskch literrnch vztah (rukopis).

ROSSICA OLOMUCENSIA L Sbornk pspvk z mezinrodn konference XXI. Olomouck dny rusist – 07.09. – 09.09. OLOMOUC Andrej Artemov* esk republika esk Budjovice K VVOJI LEXIKOGRAFICKHO KOMPARATIVNHO POPISU ETINY A RUTINY AbstrAct:

Selected Aspects of the Development of Lexicographical Comparative Description of Russian and Czech The bilingual lexicography of the language pair Czech and Russian has a long tradition and is rich in history.

Its development has gone through the periods of both considerable flourishing and significant reduction of the interest in compiling the bilingual dictionaries. In individual periods, the extralinguistic factors, such as historical and social events, later followed by the economic impacts, influenced the increasing interest or the lack of interest in the lexicographical vocabulary processing.

Key Words:

Lexicography – Czech language – Russian language – bilingual dictionary – subject word – excerption – methodology of dictionary’s creation – methodology of including lexicon into a dictionary.

1. Bilaterln lexikografie etiny a rutiny Dvoujazyn lexikografie jazykovho pru etina – rutina m dlouhodobou tradici a bohatou historii. Jej vvoj proel obdobm vraznho rozkvtu, ale tak znanho poklesu zjmu o tvorbu dvoujazynch slovnk. V jednotlivch obdobch ve vt me psobily na zven zjem i nezjem o lexikografick zpracovn slovn zsoby extralingvistick faktory (pedevm historick a spoleensk udlosti, pozdji ekonomick). Pesto vznikly v obdob od 30. do zatku 90. let 20. stolet velice kvalitn dvoujazyn slovnky vech monch typ a nr: kapesn slovnky, slovnky tezaurovho typu, koln slovnky, slovnky odbornho jazyka atd. V rmci nkterch uvedench nr se vyskytuje i drobnj lenn. (To se vak pedevm tk odbornch slovnk,1 akoliv poet jejich vtisk nebyl pli velk.) Krom slovnk se v hojnm mnostv objevily publikace, kter se daj jako slovnk oznait pouze v irokm smyslu [Vavreka 2007], ale stoj za pozornost jako publikace Najdeme slovnky elektrotechnick terminologie, slovnky pro hospodskou sfru, gastronomii a mnoho dal ch.

Andrej Artemov nabzejc asto podrobnj rozpracovn toho i onoho lingvistickho nebo iroce filologickho aspektu (slovesn vazby, relie i neobvykl slova, literrn vztahy aj.), kter vtinou uvdj slovn zsobu v podob slovnku.

V tomto smru et lingvist rychle reagovali na zmny, kter pinesl rozvoj lingvistiky ve 30. letech, v 60. letech 20. stolet a v dalch obdobch. Nicmn i rut odbornci znan pispvali do oblasti lexikografickho zpracovn obou jazyk.

1. Vvoj a tendence dvou poslednch desetilet Od zatku 21. stolet – po nkolika desetiletch stagnace2 – se zan projevovat vt zjem o tvorbu dvoujazynch esko-ruskch a rusko-eskch slovnk. Ne vdy je to zjem novtorsk, proto najdeme v poslednch dvaceti letech spoustu mench po strnce lingvistick „nedotaench“ slovnk. Projevuje se to v tenden cch kompilanch opakujcch v rzn me ji existujc slovnky, ale nijak je ne pepracovvajcch. Takovm slovnkem je napklad Velk esko-rusk slovnk [Sd lkov 2005]. Akoliv je to ctyhodn slovnk, jeho autoi se pokusili o aktualizaci velice spnho a kvalitnho dla ze 70. let (Kopeck 1976, 1978), a je celkem kladn hodnocen, nenabz nic novho krom aktualizace hesle. Jeho koncepce zstv nemnn, a na dobov poadavek pipojen CD pro pouit slovnku v potai.

Snahy o rychl dosaen komernho spchu asto slovnky zcela zbavuj jejich lingvistickho opodstatnn. Konzumn-mediln vlivy se i v tto sfe aplikovan lingvistiky asto projevuj ve volb tematickho, nrovho a stylistickho zpracovn lexikonu.3 Tk se to jak tzv. velkch slovnk, tak i pekladatelskch slovnk, ba i slovnk odbornch se zamenm na tu i onu oblast techniky, ekonomiky, prva a dalch. V poslednch deseti a patncti letech (pod vlivem rozvoje informanch tech nologi) v oblasti dvoujazyn lexikografie dochz ke zmn metodologickho p stupu ji pi samotnm formovn hesle bilaterlnch slovnk5 (nov metody shromaovn dat, potaov zpracovn a vyhodnocen atd.). Je to velice pozitivn posun, kter umouje jak rychlej, tak pesnj zpsoby utven hesle, excerpce velkho mnostv slov a slovnch spojen z text, ve kterch byla tato slova a spojen skuten pouita v poslednch letech (na rozdl od kompilanch slovnk). Ukazuje vvojov tendence jazyka, frekvenci lexikln jednotky, aktualizuje smantickou po lysmii jazykov jednotky, upesuje uzuln specifika, a tud pedkld pesnj Zde se pipojujeme k nzoru Ludmily Stpanov [Stpanova 2007: 5].

V souasn dob se setkme s takovmi marketingovmi projekty jako „ikovn slovnk“ nebo tak „mluvnk“ [Rusko-esk a esko-rusk ikovn slovnk. Praha, Lingea 2010;

esko-rusk mluvnk. Praha, Lingea 2008].

Mohou bt kritizovny za kompilan charakter, ale tak i za tezi o tom, e pin urit novinky, odrejc se v „novm“ pstupu k zu: zahrnuj poznmky o pouit slova, uvdj ustlen spojen a kontext pro pouit (jev se to jako pseudonovum).

Je to dno vtm zjmem o obchodn zamen nkterch odbornch slovnk, co sice je opodstatnno ak tivnmi hospodskmi styky mezi eskou republikou a Ruskem, nicmn slab zpracovn vekerch grama ticko-lexikologickch a metajazykovch poloek hesla prozrazuje vt ovlivnn mdou, nebo urit komern zmr.

Naprosto nov monosti poskytuje prkopnick projekt Intercorp, projekt paralelnch korpus Filozofick fa kulty Univerzity Karlovy v Praze (2005–2011), vznikajc na zklad paralelnch korpus etiny a rutiny.

V nejbli perspektiv zejm vznikne cel ada slovnk, viz http://www.korpus.cz/intercorp/.

podklady pro formovn slovnku, s m souvis i dodren homogenn reprezentace lexiklnch jednotek ve slovnku.

Hlavn smry, ktermi se pevn ubral dvoujazyn lexikografick popis etiny a rutiny konce 20. a zatku 21 stolet, spovaj podle naeho nzoru v tvorb slovnk v rmci dve specifickch a nezmapovanch oblast lingvistiky.

Pedevm je to frazeologie. Frazeografick prce zamen na kontrastivn popis etiny a rutiny vznikaly i dve,6 ale jsou ji zastaral a neoperuj s frazeologi v jejm souasnm pojet. Bylo by mon se zmnit i o zaazen ruskch frazeologickch ekvivalent do Slovnku esk frazeologie a idiomatiky.7 Nicmn skuten no vtorskm a pikov kvalitnm dlem se stal esko-rusk frazeologick slovnk (Mokijenko 2002), vydan v Olomouci. Tento slovnk je ojedinlm vsledkem dlou hodob (od 50. let 20. stol.) innosti eskch a ruskch frazeolog. Zanedlouho na nj navzal Rusko-esk frazeologick slovnk (Stpanova 2007). Oba tyto slovnky uvdj velice rozshl materil (prezentuj frazeologickou zsobu souasn rutiny a etiny „v pln i – od kninch frazm …, po nov hovorov a lidov i slangov obraty“8), maj hluboce promylenou koncepci, co se odr jak v samotnm uvdn frazeologick jednotky, tak i v dalch aspektech, kter se k n vztahuj (propracovan smantika, volba ekvivalent, pihl se k vt i men pesnosti ekvivalentu, k jeho stylistickmu zabarven, existuj odkazy na synonymick vrazy atd.).

Dle je to lexikologie a lexikografie novotvar, kter se vyvj pravdpodobn pod vlivem pomalejho vydvn novch velkch dvoujazynch slovnk. Tato tendence spov v pouh aktualizaci lexikonu. Autoi slovnk neologism se v poslednm desetilet skuten piklnj k nron excerpci, ale zrove se asto vzdvaj hlubho zpracovn lexiklnch jednotek. Mezi propracovanj slovnky v tto oblasti lexikografie pat Rusko-esk a esko-rusk slovnk neologizm (1.

vyd. 1999, 2. vyd. 2004), jeho pnosem je snaha doplnit existujc slovnky o takov sloky slovn zsoby, kter jsou nejpromnlivj a podlhaj zmnm.9 Slovnk se opr o „koncepci praktickho pouit“, je uren tenm souasn literatury, nicmn v vodu podv pehled zaazenho materilu. Zde se vysvtluje, pro je hesl tak nesourod, pro je zaazeno vt mnostv vulgarism atd.

Na rozdl od uvedenho slovnku se setkme i s ponkud tendennmi10 pokusy o dvoujazyn zmapovn slangovch slov a vraz, mimo jin tak vulgarism (zejm pod vlivem ekonomickch trnch impuls).

Mezi dal tendence posledn doby pat vvoj potaov lexikografie, nejastji se zamenm na praktick vyuit irokou veejnost. Zde se vyskytuj bu elektronick Martinkov, M.: Rusko-esk frazeologick slovnk. Praha 1953.

ermk, Fr.: Slovnk esk frazeologie a idiomatiky. Praha 1983, 1988, 1994. Tento slovnk neml za kol p mo prezentovat esko-ruskou frazeologii, ale ilustrativn rusk ekvivalenty, kter uvd, jsou velkm pnosem pro komparativn zpracovn frazeologie.

Rusko-esk frazeologick slovnk (Stpanova: 5) Savickij 1999, s. Tendennmi zde nazvme snahy o subjektivn vyten toho, „co do slovnku pat a co ne“ z hlediska nedefi novan aktulnosti. Viz 2. vyd. esko-ruskho slovnku nov a problmov rutiny, Praha 2005 a vrok auto ra v doslovu: „Uivatel mho slovnku neplat pi koupi za stalet balast (voda, ucho, slovo atp.), kter lze na lzt v libovolnm kolnm slovnku.“ [Dvoek 2005, s. 5.] Andrej Artemov verze ji existujcch kninch slovnk (Sdlkov 2005), nebo zcela odlin slovnky, vyuvajc intermedilnch monost PC, nap. obrzkov „mluvc“ esko-Rusk slovnk „Lingvosoft 2008”11.

Velk vznam pro budouc vznik dvoujazynch esko-ruskch a rusko-eskch slovnk pak m korpusov lexikografie. Paraleln korpus se v tomto smru jev jako jedna z novch monost o pesnj zpracovn bohatho lexiklnho materilu.

Krom tendenc uvedench ve jsou i nkter pokusy spojen spe s tematickm obohacenm esko-ruskho a rusko-eskho slovnkstv12 a rozen potu titul stvajcch oborovch dvoujazynch slovnk.

2. Nejzdailej dvoujazyn slovnky Jednm z nejzdailejch, le v souasn dob ji znan zastaralm, pedevm z hlediska obsahovho, je estidln Velk rusko-esk slovnk (Kopeck 1952– 1964), kter se stal prvnm dvoujazynm slovnkem slovanskch jazyk takovho rozsahu.13 Rusko-esk lexikografie m v tomto slovnku dosud nepekonan pklad a jeho metodologick bze rozhodn potebuje detailnj prozkoumn.

Krom tohoto velkho dla, kter nem obdoby, je teba uvst zdail a dodnes aktuln ji zmnn esko-rusk slovnk (ve dvou dlech) L.V. Kopeckho, J. Filipce a O. Leky (1976) a tak Rusko-esk slovnk (dvoudln) L.V. Kopeckho, O. Leky a kol. (1978).

Pi tvorb budoucch lexikografickch prac je teba provdt hlub analzu a detailnj zpracovn skutenho (tj. excerpovanho) lexiklnho materilu (ne „vtah“ z ji existujcch slovnk). Hlub analza lingvistickho zpracovn a vdeckch postup, kter se projevily v doposud vydanch slovncch, poskytne monost syntetickho vyuit starch a pnosnch poznatk v novjch slovncch.

Vylenn jednotlivch metod a postoj, kter se odrazily v tvorb a sestavovn hesle, uke souvislosti modulace hesla novho typu s vyuitm novjch poznatk (se zapojenm smiotiky, kognitivn lingvistiky atd.) a technologi (korpusov lingvistika).

Pouit literatura:

БЕРКОВ, В. П. (1975): Решение вопроса об опорном слове в двуязычных словарях. In: Учёные записки ТомскГУ. № 93, вып. 3. Томск. Cтр. 16–25.

ERMK, Fr. (1992): Paradigmatika a syntagmatika slovnku: problmy a monosti. In: Slovo a slovesnost, 53. Str. 249–264.

ERMK, Fr. (1995): Manul lexikografie. Praha.

ERMK, Fr. (2001): Smiotika slovnku. In: S. Ondrejovi, M. Povaaj. (eds): Lexicographica 99. Bratislava.

Str. 114–125.

ИЗОТОВ, А. И. (2008): О новом «Большом чешско-русском словаре». In: Фразеологизм и слово в национально-культурном дискурсе (лингвистический и лингво-методический аспекты): Между народная научно-практическая конференция, посвящённая юбилею д.ф.н., проф. А.М. Мелерович Uvdme tento slovnk pouze jako pklad, jeliko je jeho zpracovn pouhou komern zleitost. O „nebez pe zjednoduen pedstavy o vyuit pota v lexikografii“ viz I. Nmec Vdeck a technick monosti roz voje esk lexikografie. In: Slovo a slovesnost, 53, 1992. Str. 48–55.

Zde meme uvst Rusko-esk (Dlouh 2000) a esko-rusk (Dlouh 2002) odborn slovnk policejn prv n terminologie a kriminlnho slangu.

Isaenko, Al. Zkladn dlo eskoslovensk rusistiky. In: eskoslovensk rusistika, 10, 1965,. 1, s. 50–51.

Бабкин, А. М. Лексикографические заметки. In: Вопросы языкознания, 1955,. 2, s. 91. Kout, J. Nejv znamnj dvojjazyn slovansk slovnk. In: Rusk jazyk, 16, 1965/66,. 2, s. 91–93.

K vvoji lexikografickho komparativnho popisu etiny a rutiny (Кострома, 20–22 марта 2008 г.). Москва. Стр. 492–503.

КОТЕЛОВА, Н. В. (1983): Банк русских неологизмов. In: Новые слова и словари новых слов. Ленин град.

MOKIJENKO, V. M. (2002): esko-rusk frazeologick slovnk. Olomouc.

NMEC, I. (1992): Vdeck a technick monosti rozvoje esk lexikografie. In: Slovo a slovesnost, 53. Str.

48–55.

SDLKOV, M.;

SAVICKIJ, N.;

IKOV, R. (1994): Slovnk postpelomov doby. In: Slavia 63, 1994,.

3. Str. 267–276.

STPANOVA, L. (2007): Rusko-esk frazeologick slovnk. Olomouc.

VAVREKA, M. (2007): Rusk slovesa a jejich esk ekvivalenty. Klasifikace sloves do td, tabulky vzor, esko-rusk homonyma, cvien s klem. Brno.

*Autor pspvku je pracovnkem Vysok koly technick a ekonomick v eskch Budjovicch.

ROSSICA OLOMUCENSIA L Sbornk pspvk z mezinrodn konference XXI. Olomouck dny rusist – 07.09. – 09.09. OLOMOUC дАниел БорисоВски Польша, Ополе К ВОПРОСУ О ПОЛЬСКО-РУССКОЙ ЭКВИВАЛЕНТНОСТИ. ИНТЕРНЕТ-ПОИСК И ВЕРИФИКАЦИЯ AbstrAct:

On the Polish-Russian equivalence. Internet-based Search and Verification.

During the last decade Internet-based search has become the main method to achieve information. This paper is devoted to web search engines and the possibilities, they give throughout translation process. On the example of two Polish idioms (podkadka pod piwo;

jest, jak jest), we present the way of establishing their Russian equivalents, using Google.com and Yandex.ru engines mostly. We also ascertain the main advantages, as well as disadvantages of Internet-based search in that matter.

Key Words:

Polish-Russian equivalence – Polish idioms – Russian idioms – phraseology – translation – translation studies – Internet-based search – Google search engine.

Интернет – это коммуникация. Но это также поиск. Поиск, который за по следнее десятилетие существования Всемирной паутины стал неотъемле мым элементом цифровой активности каждого Интернет-пользователя. По иск – это двигающая сила массовой культуры, а даже культура сама по себе.

Так сказать, поисковая культура, которая в принципе не цифровая, а ре альная, материальная1 [Battelle 2006: 9–11]. В Интернете добиваeтся информа ция по потребительским потребностям, по интересам, по трудовой деятельно сти и др. В первую очередь поиск осуществляется при помощи поисковых си стем, гарантирующих немедленный доступ к огромному количеству ресурсов.

Фразеологу-переводчику поисковые системы служат инструментом отбора многочисленных текстов, а затем эксцерпции искомых единиц. С точки зре John Battelle, автор книги The Search. How Google and Its Rivals Rewrote the Rules of Business and Transformed Our Culture, Интернет-поиск считает элементом материальной культуры человечества.

В биллионах запросов запечатлеваются, по его мнению, человеческие потребности, стремления, желания – деятельность в целом.

дАниел БорисоВски ния настоящей статьи – многолексемных идиоматических выражений2 поль ского языка и их русских эквивалентов.

Эффективный поиск и установление эквивалентов требуют от переводчи ка (преподавателя, студента) особой осторожности и внимательности при ана лизе ответной информации, выданной поисковыми системами. Сомнительно, чтобы содержание ответов вполне соответствовало предполагаемому результа ту, но избавиться от лишней информации, ограничить ее количество, тематику не так и сложно. В этом плане качественный ответ обеспечивает лишь точная формулировка запроса. Одна из популярнейших систем, использующая инно вационные технические достижения, наукоемкие решения – Google.com (даль ше, Google) – предоставляет пользователю ряд специальных слов-операторов, символов, которые обогащают поиск, модифицируют результаты соответ ственно запросу3. Некоторые из них обсудим на практическом материале.

Цель этой статьи – указать путь от исходной единицы на польском языке к русскому эквиваленту. Базируясь преимущественно на интернетовских тек стах (также картинках, видеороликах С подписью), полученных как резуль тат веб-поиска. Поставленную задачу мы выполняем на примере двух единиц:

podkadka pod piwo;

jest, jak jest.

Podkadka pod piwo.

1. Польская единица. Иногда исходной точкой для поиска эквивалента еди ницы определенного языка является именно этот язык. Фразема, извлеченная из сочинения студента (Он собирает подкладки под пиво), пробудила наш интерес к анализу по двум причинам. Во-первых, возник вопрос о правильно сти польской единицы, точнее сказать, о ее нормативном статусе;

вопрос: как средний статистический носитель польского языка, не задумываясь, назовет этот картонный кружок – podkadka или podstawka pod piwo? Во-вторых, сле довало установить как мотив калькирования, так и сам русский эквивалент.

Использование студентом лексемы подкладка было связано, несомнен но, с семантической близостью польских podkadka и podstawka. На русском же языке насколько семантика глаголов подкладывать / подложить частич но совпадает с семантикой глагола подставить, настолько в значениях су ществительных (подкладка / подставка) эта смежность уже не выражается4.

Сомнения, связанные с единицами польского языка, мы рассеяли, высылая в поисковую систему Google два запроса – podkadka pod piwko / podstawka pod piwo. Это обнаружило, что оба этих варианта употребляются примерно с этой же частотностью (по несколько десятков тысяч ответов). Итак, исходная единица – podkadka / podstawka pod piwo.

Такое понимание единицы языка сохраняется во всей статьe.

См. по адресу http://www.google.com/support/websearch/ полную справку по базовому и расширенному поиску.

Подкладка по фразеологической сочетаемости не соответствует схеме postawi / podstawi co1 pod co (имея в виду предмет, который ставим под другой предмет, чаще всего под сосуд).

К вопросу о польско-русской эквивалентности. Интернет-поиск и верификация 2. Русская единица. В первую очередь мы ввели в браузеры Google и Yandex.

ru (дальше, Яндекс) калькированную единицу подкладка под пиво, с це лью подтвердить ее неправильность. Результат – соответственно: 2 и 1 ответ в Google, 8 и 6 ответов в Яндексе5. Затем, мы выслали в те же поисковые систе мы запрос «подставка под *»6. Анализ около 100 текстов, отобранных доволь но случайно из перечня ответов, выявил такую же сочетаемость приведенного предложного выражения, как польских podkadka / podstawka pod (подстав ка под стакан, под кружку, под мисочку, под чайник и др.). В следующем шаге мы интуитивно использовали также форму множественного числа (подстав ка и подставки под пиво). Такой выход подсказывал способ формулировки за главий некоторых веб-страниц или Интернет-аукционов, а также рекламных лозунгов, напр., дешевые машины…, лучшие компьютеры…, новейшие пла стинки…, что зачастую связано с продажей, иногда производством, реже об меном. Это значительно увеличило количество контекстов, в которых исполь зовалась данная единица, одновременно указывая типовой функциональный вариант. Этот запрос оказался окончательным – в общей сложности поисковая система Google выдала около 800 тыс. ответов. Но в довольно большом тексто вом материале мы обнаружили и другие переводные варианты. Предлагаем следующую запись [Chlebda 2006: 10–11]: podkadka / podstawka pod piwo – подставка под пиво X подставка под пивную кружку X бирдекель X костер X бирмат. Доказательством эквивалентности послужило также пе реключение фильтрации результатов по типу содержания на Картинки (бо ковая часть Интернет-витрины Google).


Jest, jak jest.

1. Польская единица. Установление эквивалентов (транслятов) зачастую связано с определением некоторых особенностей исходной единицы (транс лянда) – ее семантического содержания, стилистического характера, при надлежности к лексической категории. Но в большей степени существенно указать, в каких аналогичных ситуациях (лучше всего найти большое количе ство таких аналогий), для выражения какого эмоционального состояния или оценки носитель польского языка употребляет фразему jest, jak jest. Не всег да, как было уже сказано, результаты высланного запроса соответствуют на шим предположениям. Среди без малого 3 миллионов ответов преобладали те, относящиеся к разным названиям: Jest, jak jest – это, между прочим, поль ский телесериал (режиссеры – Януш Дымек и Ян Ломницки), часть заглавия песни в исполнении Яна Борысевича и Павла Кукиза – Bo tutaj jest, jak jest – и заглавие сборника рассказов Энни Пру Dobrze jest, jak jest. Запрос jest jak jest (запятая не нужна, поскольку поисковые системы не учитывают знаки препи нания) мы модифицировали, используя доступные операторы: jest jak jest * Все запросы, перечисленные в этой статьe, осуществлялись в конце 2010 – начале 2011 годов.

Словосочетание, взятое в двойные кавычки, будет рассматриваться системой в неизмененной форме, именно в таком порядке компонентов. Звездочка означает любое слово (ряд слов), но образующее с запрашиваемым логическое целое.

дАниел БорисоВски -dymek -borysewicz -proulx7. Написание приведенных ниже цитат [1]-[11] сохраняется согласно оригинальному:

[1] Obiecuje, obiecuje, a jest jak jest, [2] Nie dziwne ze w polsce jest jak jest (…).

Поскольку среди остальных результатов еще много относилось и к другим заглавиям (названиям), пришлось обратиться к материалам Национального корпуса польского языка. NKJP фиксирует искомую единицу 735 раз, напр.:

[3] (…) obiecyway zote gry, a jest jak jest, czyli nie ma obiecanych autostrad (…), [4] dziki za pocieszenie, no ale jest jak jest i nic tego nie zmieni.

Анализируя несколько десятков любых ответных текстов (как интернетов ских, так и корпусных) мы убедились, что средний статистический носитель польского языка употребляет это обращение в значении: ‘jest tak, a nie inaczej’, ‘miao by inaczej’, ‘jest tak i nie mona tego zmieni’, ‘nie jest tak, jak powinno by’, ‘jest le’, ‘mogoby by lepiej’ и т.п., сообщая о фактическом состоянии чего-л., часто выражая свое недовольство, воспринимая возникшее, случившееся как продиктованное, неизменяемое. Как ни странно, имеющиеся переводные сло вари [WSPR HS, WSPR JW] не фиксируют данную единицу – фиксируют, одна ко, фраземы типа co ma by, to bdzie;

co bdzie, to bdzie;

niech bdzie, co chce;

niech si dzieje, co chce. Более того, не фиксирует эту единицу большинство тол ковых словарей польского языка8.

2. Русская единица. Остановившись на мертвой точке, мы решили выслать в поисковую систему Google калькированный запрос есть, как есть. Резуль тат: около 170 тыс. ответов и несколько затруднений9:

[5] Что есть, как есть? (…) С одной стороны, ахаем и охаем, что ребенок бледен и часто болеет, с другой, не даем себе труда элементарно посмотреть, а чем же он питается?, [6] А силы, чтобы создавать (…) нужную пользу, есть, как есть и желание ее приносить.

Исследуя ряд контекстов, удалось выделить единицу, выполняющую то же функциональное значение, что польское выражение jest, jak jest:

[7] Но не очень жалею об этом. Уж есть как есть. Больше жалею, что мне не получи лось реализовать себя, как художника.

Является ли это эквивалентом на самом деле? Языковой материал вскрыл лишь, что такой вариант используют недостаточно широко, чтобы признать его правильным. Стало необходимо проконсультироваться с носителем рус ского языка. Т. А. Милютина (сотрудник Опольского университета) подсказала нам две единицы: как есть, так и есть;

как будет, так и будет. Два следую щих запроса выявили (выдав по несколько миллионов ответов), что корреля ция единиц jest, jak jest – как есть, так и есть, co ma by, to bdzie – как будет, так и будет заслуживает статуса эквивалентности, ср.:

Такой запрос исключает тексты со словами данными после минуса.

SJP SZ, USJP. Лишь Практический словарь современного польского языка (ред. Г. Згулкова) дает фразему Jest, jak jest, но не предлагает толкование.

С одной стороны, появились вопросы, касающиеся питания, что связано с омонимией русских есть в значении ‘кушать’ и есть – 3 л. мн. ч. глагола быть. С другой, (…) есть, как есть (…) встречалось на стыке предложений, будучи компонентом двух разных синтаксических частей (ср. [6]).

К вопросу о польско-русской эквивалентности. Интернет-поиск и верификация [8] Как есть так и есть, ничего не поделаешь, [9] Ладно, как есть, так и есть… Может измениться ситуация?, и:

[10] Как будет так и будет, в принципе разницы конкретной мы не почувствуем, [11] А дальше – как будет, так и будет.

Мы, конечно, отдаем себе отчет в том, что Интернет не представляет со бой реальное отражение языка. Даже миллионы ответов не свидетельствуют о фактическом состоянии определенной единицы, не сказываются на общем использовании такого выражения. Результаты иногда нуждаются во внима тельном критичном анализе и консультации.

Подытоживая, для современной лексикографии Интернет – это вспомога тельный инструмент при исследовании вопросов эквивалентности. Не забывая о его недостатках, надо умело пользоваться предоставляемыми им возможно стями. Поисковые системы в свою очередь лишь первый уровень проникнове ния в массив Интернет-ресурсов.

использованная литература:

BATTELLE, J. (2006): Szukaj. Jak Google i konkurencja wywoali biznesow i kulturow rewolucj, przekad Maciej Baranowski, Warszawa, s. 9–11.

CHLEBDA, W. (2006): Czym jest „Idiomatykon” i jak z niego korzysta. In: Podrczny idiomatykon polsko rosyjski, red. W. Chlebda, z. 1, Opole, s. 10–11.

NKJP: Narodowy Korpus Jzyka Polskiego, http://nkjp.pl/.

WSPR HS: Wielki sownik polsko-rosyjski, D. Hessen, R. Stypua, Warszawa 2004.

WSPR JW: Wielki sownik polsko-rosyjski, red. J. Wawrzyczyk, Warszawa 2005.

SJP SZ: Sownik jzyka polskiego, red. M. Szymczak, Warszawa 1992.

USJP: Uniwersalny sownik jzyka polskiego, red. S. Dubisz, Warszawa 2003.

ROSSICA OLOMUCENSIA L Sbornk pspvk z mezinrodn konference XXI. Olomouck dny rusist – 07.09. – 09.09. OLOMOUC ЭВА конеФАл Польша, Гданьск КОМПОЗИЦИОННЫЕ ТРАНСФОРМАЦИИ В ПЕРЕВОДЕ ГАЗЕТНОГО ТЕКСТА AbstrAct:

Compositional Transformations in Translation of Journalistic Texts The objective of the article is an analysis of the composition of the original press publication and its translation.

Composition transformations are connected with relocation, permutation (exchange), addition or deletion of verbal and non-verbal components which participate in the creation of the global sense of an utterance, and above all which influence the reception of the text by the reader. The described composition changes result not only from the necessity to standardize press publications (to adjust them to the character of the edition), but also from the pragmatic factor of the translation.

Key Words:

Translation – composition transformations – press text – verbal and not-verbal components – title – subtitle – headline – lead.

Каждый текст как единица высшего уровня, основными признаками кото рой являются завершенность, связанность и цельность, имеет свою как вну треннюю, так и внешнюю композицию. Принимая во внимание факт, что «ма стерство журналиста заключается не только в выборе актуальной темы, под боре убедительных факторов, точной жанровой тональности, но и в умении почувствовать всю «наметку» материала – от заголовка до последней фразы»

[Кайда 1989: 62], внешняя сторона организации текста является не менее важ ной, чем его внутренняя композиция. Они наравне формируют глобальную структуру и смысл текста.

Каждый газетно-журнальный текст обладает своей сформировавшей ся внешней организацией, строится из определенного числа компонентов как вербальных, так и невербальных, связанных структурным и семантиче ским единством, которому подчинены все его элементы [Самарцев 2007: 260].

К вербально выраженным элементам принадлежат так называемый заголо вочный комплекс и основной текст публикации (корпус). К компонентам за ЭВА конеФАл головочного комплекса обычно относят – рубрику1, надзаголовок2, заголовок3, подзаголовок4, лид5. Конечно, не все перечисленные выше компоненты вхо дят в структуру каждой газетной публикации – надзаголовок, подзаголовок и лид факультативны. К необязательным вербальным компонентам газетной статьи можно также отнести комментарии к иллюстрациям, анонсы на пер вой полосе газеты или на обложке журнала6, содержание (только в журналах, что отличает их от газет) и так называемые врезки. Непременные компонен ты газетно-журнальной публикации это лишь заголовок и основной текст. Не менее важную, хотя часто недооцениваемую позицию в композиции газетно журнального текста занимают и невербальные (иконические, изобразитель ные) компоненты, то есть приложенные к тексту рисунки и фотографии. Они не только поясняют и дополняют текст, но также усиливают эффект его воз действия.

Обращение к композиции газетно-журнального текста и к преобразовани ям, которые можно обнаружить в их переводах неслучайно, так как объектом перевода является текст (не отдельно взятые его единицы) как единое нераз делимое целое, со всеми компонентами. Проблема эта до сих пор не привле кала особого внимания теоретиков перевода, тем не менее изучение внешней структуры газетно-журнального текста является очень важным вопросом, так как в настоящее время газетный материал стал «товаром», который необходи мо эффективно продвинуть на рынке, соответствующим образом «довести до читателя». Этой рекламной функции подчиняются и оригинальные тексты, и их переводы.


Материалом для настоящих наблюдений послужили перепечатки россий ских периодических изданий в польском еженедельнике «Форум». Источни ки переводов из российской прессы характеризуются большим разнообра Состоит из одного или нескольких журналистских текстов, объединенных тематической принадлеж ностью (тематическая рубрика – «Политика», «Общество», «Культура», «Экономика» и т.д.), жан ровой принадлежностью (жанровая рубрика – «Фельетон», «Репортаж» и т.д.) или интегрирует тексты одного автора (авторская колонка, например «Колонка Ричарда Бренсона» в «Независимой газете», авторские блоги в электронных версиях газет и журналов). Часто имеет свою подрубрику или распространяющий и детализирующий заголовок, вид надзаголовка. Каждое газетное издание обладает своей системой рубрик, которые обычно занимают в нем постоянное место. Рубрика помогает читателю ориентироваться в характере материала.

Находится над основным заглавием и является дополнением к нему.

Занимает самую сильную позицию в заголовочном комплексе, может отражать один элемент смысло вой структуры текста – тему, развивать главную мысль, содержать аналитическую оценку ситуации, составлять иллюстрацию и фон к цели сообщения;

или несколько (комплексное заглавие) – см. [Лаза рева 1989: 28–36].

Уточняет, поясняет или дополняет основной заголовок. Подзаголовок либо заключают в круглые скобки, либо помещают отдельной строкой, набранной шрифтом меньшего, чем заголовок, кегля.

Ин.

вводка – первый абзац, чаще всего представляет собой содержание всего текста. Как пишет Лазарева, вводка «занимает внутритекстовую позицию, сохраняя изолированное положение (…);

входит в смысловые отношения с текстом, являясь его выдвинутой, подчеркнутой частью» [Лазарева 1989: 18]. Она отделена от основного текста пробелом или набрана другим шрифтом.

Анонс на обложке журнала связывает первую полосу газеты и ее разворот, при первом просмотре ориентирует читателя в материале [Лазарева 1989: 15].

Композиционные трансформации в переводе газетного текста зием – это центральные российские газеты («Аргументы и факты», «Неза висимая газета», «Комсомольская правда» и др.), журналы («Итоги», «Ого нек», «Власть», «Вокруг света» и др.), а также электронные издания (Частный корреспондент, Газета.ру, Slon.ru и др.). Указанных три источника отличает не только периодичность издания и способ оформления (обложка, содержа ние, расположение текста на полосе), но и канал сообщения – электронные издания существуют только в «интернет-пространстве» и имеют свой огра ниченный круг реципиентов. Описываемый еженедельник, независимо от источника перевода (английская, немецкая, французская или польская прес са), обладает своей собственной композицией, имеет сформировавшееся де ление на рубрики, постоянные элементы заголовочного комплекса (рубрика/ наименование рубрики, заголовок, лид, основной текст, информация об источ нике перепечатки).

Немаловажное значение для стратегии перевода описываемого вида текста имеет характер издания, в котором помещается перевод, издания, которое, не смотря на то, что помещает не свои тексты, лишь перепечатки (является вто ричным отправителем), имеет тоже свое идеологическое направление, суще ствует на другом издательском рынке, имеет другой круг получателей с совсем другими фоновыми знаниями и читательскими ожиданиями.

По натуральным причинам композиционная стройность оригинального текста и его перепечатки почти никогда не совпадает. Композиционные транс формации при переводе газетно-журнальных текстов связаны чаще всего с пе редвижением, взаимной заменой, опущением или добавлением различных вербальных и невербальных компонентов (заголовка, подзаголовка, лидов, аб зацев, фотографий и т.д.), формирующих смысл текста.

Трудно описать все комбинации переводческих преобразований (это более сложный вопрос, требующий более детального описания), поэтому свои наблю дения постараюсь продемонстрировать на материале перепечатки одной ста тьи авторства Антона Денисова «Мифы и реальность дворницкой жизни», опу бликованной в «Независимой газете» от 2 марта 2010 года в рубрике «Стиль жизни». Ее перепечатка под заглавием «Zamiataj i oszczdzaj»7 была поме щена в 50 номере еженедельника «Форум» за 2010 год в рубрике «Общество».

Первое существенное различие касается характера источника перевода. Га зета и журнал обладают другими способами оформления, наличием поясняю щих компонентов, участвующих в восприятии материала.

Описываемую перепечатку отличает от оригинальной публикации пре жде всего присутствие анонсов. Первый анонс на обложке «Форума», на ко торой вместе с логотипом газеты-оригинала появляется предварительная, не лишенная эмоционально-экспрессивной нагрузки информация о материале в форме двучленного образования (заголовок и подзаголовок) «POZAMIATAJ Подстрочник: «Подметают и экономят».

ЭВА конеФАл I ZMIATAJ. Moskwa nie wierzy emigrantom»8. Следующий анонс можно встре тить в содержании номера – «Zamiataj i oszczdzaj. Gastarbeiterzy sprztaj Rosj»9. Рядом с содержанием весьма выразительная фотография, представля ющая ряд свежеслепленных снежных баб с комментарием «Czarna robota na biaym niegu, czyli los emigranta w Moskwie»10. Все эти «ласточки» предстоя щего материала переполнены многочисленными аллюзиями и выразительно стью, не сравнимой с выразительностью оригинальной публикации.

После ознакомления с анонсами можно перейти к странице, где помещен главный материал. Статья начинается с той же фотографии, которая была по мещена при содержании, только намного больше своим форматом. К фотогра фии прилагается следующий комментарий: «Co zrobi z odgarnitym niegiem?

Ulepi bawany. To jeden z celw robt publicznych w Moskwie dla emigrantw»11.

Вторая приложенная к тексту перевода фотография изображает рабочих, почи няющих брусчатку на Красной площади вблизи Мавзолея и Кремлевской сте ны. Оригинальная статья снабжена двумя лишенными выразительности фото графиями – первая из них представляет собравшуюся на улице группу мужчин с комментарием «Чужие?», вторая – человека, выбрасывающего мусор в кон тейнер с комментарием: «Этой работой москвичи заниматься не хотят».

Следующие преобразования касаются структуры заголовочного комплекса.

Композиция заголовочного комплекса оригинальной публикации не являет ся особенно развернутой, к ней принадлежат – приведенный выше заголовок и подзаголовок («Трудно жить по-человечески, когда рядом те, кому в этом от казано»). В состав заголовочного комплекса перевода входят: свойственный для «Форума» надзаголовок – распространение рубрики («By imigrantem w Moskwie»12), приведенный выше заголовок и лид, сохраняющий мысль, вы раженную в подзаголовке оригинального материала: «Trudno y po ludzku, skoro obok yj ci, ktrym si prawa do ycia po ludzku odmawia – pisze rosyjski publicysta o smutnym losie gastarbeiterw w swoim kraju»13.

Перепечатку и ее источник дифференцирует также внешняя организация главного текста публикации, абзацное деление, которое служит показателем перехода от одной мысли к другой. Кроме факта, что в оригинале 18 абзацев, а в его переводе – 13 (они или опущены, или соединены с другими абзацами), внимание обращает также снабжение корпуса перепечатки отдельными заго ловками, которые, с одной стороны, помогают читателю перевода лучше разо браться в содержании статьи, с другой, являются также способом выражения Первая часть анонса строится из предложения, использующего рифмические средства и разговорную лексику. В подстрочном переводе «Подмети и уходи». Вторая часть, в подстрочнике «Москва не верит эмигрантам», должна вызвать у читателя ассоциации с фильмом «Москва слезам не верит»..

Подстрочник: «Подметают и экономят. Гастарбайтеры убирают Россию».

Подстрочник: «Черная работа на белом снегу, то есть судьба эмигранта в Москве».

Подстрочник: «Что сделать со сгребнутым снегом? Слепить снежных баб. Это одна из целей общественных работ для иммигрантов в Москве».

Подстрочник: «Быть эмигрантом в Москве».

Подстрочник: «Трудно жить по-человечески, если рядом те, кому в этом отказано, – пишет российский публицист о грустной судьбе гастарбайтеров в своей стране».

Композиционные трансформации в переводе газетного текста авторской позиции, позволяют с помощью лексических средств повысить вы разительность материала14.

К отсутствующим в оригинальном материале компонентам можно перечис лить также приложенную к перепечатке краткую справку на тему иммигран тов в России (их количество, национальная принадлежность, статус), состав ленную на основе данных другого источника – Newsru.com.

Как видим, композиция оригинального текста существенно отличается от композиционной структуры его перепечатки, в связи с чем текст начинает жить своей собственной, автономной жизнью. Авторская позиция в переводе выражается главным образом за счет поясняющих компонентов, как вербаль ных, так и невербальных. И сколько бы ни говорить о переводческой эквива лентности газетно-журнального текста, он всегда будет обладать совсем дру гой «наметкой». Хорошо это или плохо – однозначного ответа нет.

использованная литература:

КАЙДА, Л. Г. (1989): Эффективность публицистического текста. М.

ЛАЗАРЕВА, Э. А. (1989): Заголовок в газете. Свердловск.

САМАРЦЕВ, О. Р. (2007): Творческая деятельность журналиста, М.

В основном тексте перевода два заголовка: «Koszmary due i mae» (подстрочник: «Кошмары большие и маленькие») и «Lewy Rosjanin» (подстрочник: «Нелегальный россиянин»).

ROSSICA OLOMUCENSIA L Sbornk pspvk z mezinrodn konference XXI. Olomouck dny rusist – 07.09. – 09.09. OLOMOUC ЗуЗАнА лоркоВА Словакия, Братислава ПРОБЛЕМАТИКА ПЕРЕВОДА ПРОИЗВЕДЕНИЯ СЕРДЦА ЧЕТЫРЕХ В. СОРОКИНА AbstrAct:

The Problematic Moments in Translation of “Four Stout Hearts” by V. Sorokin The translation problems of the works written by the contemporary Russian writer Vladimir Sorokin are up-to-day in Slovak cultural area. During the last years three translations of his texts appeared that brought controversial themes, heroes and language absolutely new to Slovak readers. In this short analysis we would like to concentrate on the key moments and stylistic problems that occurred while translating his text “Four stout hearts” into the Slovak language.

Key Words:

Vladimir Sorokin – slovak translation – Four Stout Hearts – translation problems – stylistics.

«Я получаю колоссальное удовольствие, играя с различными стилями. Для меня это чистая пластическая работа – слова как глина. Я физически чув ствую, как леплю текст…» [Генис 1999: 73].

Неспроста начинаем наш доклад словами Владимира Сорокина (1955) о сво ем фирменном приеме – об эксперименте на уровне слова, языка и стиля. Все это довольно осложняет и так уж нелегкую работу переводчика. Понимаем, что анализ перевода художественного произведения нуждается в комплексном анализе, но предоставленное нам время позволяет лишь коротко изложить не которые переводческие проблемы. Поэтому мы решили сосредоtoчиться на специфическом моменте перевода текста Сердца четырех (1991) – на стиле вой разнообразности, представляющей некую имитацию всех течений русской литературы ХХ столетия. Автором словацкого перевода с названием Srdcia tyroch (2009) является известный словацкий писатель, композитор и опыт ный переводчик Ян Штрассер (1946)1.

Автор переводов всех словацких книжных изданий произведений В. Сорокина. Конкретно — День опричника (Oprinkov de, 2008), Лёд (ad, 2008) и Сердца четырех (Srdcia tyroch, 2009). В ближайшем будущем ожидается и издание перевода текста Метель.

ЗуЗАнА лоркоВА Однако сначала коротко о произведении: Сердца четырех – роман о при ключениях квартета и квазисемьи (старика Генриха Штаубе, подростка Серёжи, молодого мужчины Виктора Реброва и девушки Ольги Пестрецовой), членов тайной организации. Все они прeодолевают целую серию преград и не понятных миссий, обсуждают какие-то бестолковые планы, посредством чего хотят запустить какой-то агрегат, расположенный в бункерах на территории Сибири. Сюжет романа как будто присутствует и развивается динамично, но общая картина так и остается для читателя загадкой. Читатель наблюдает то за садистcкими, то за канибалистскими или мазохистскими актами героев и ждёт разгадки их зверского действия;

но в конце концов становится ясно, что их действия абсолютно нелогичны и абсурдны.

Итак, в чем же заключается проблематика перевода данного произведе ния? Первые вопросы возникают уже при попытке определить жанр текста, и литературоведы расходятся в мнениях: С. И. Тимина охарактеризовала его как «текст, который строится по рецепту советского традиционного произ водственного романа» [Тимина 2010: 102], А. Генис скорее как «боевик или авантюрный роман, содержащий весь спектр либеральной советской литера туры» [Генис 1999: 74]. И действительно проблема состоит в том, что «… Со рокин заполняет текст разностилевыми мазками. В этой коллажной техни ке выписанные в разных литературных манерах эпизоды наползают друг на друга, перемешиваются и совмещаются, создавая единое повествовательное поле» [Генис 1999: 74].

Этот коллаж создают разнообразные отрывки или повествования, например:

– Цитаты из произведений – из философского произведения Ф. Ницше с названием О тысяче и одной цели (стр. 43) или из «Князя Серебряного»

А. Толстого (стр. 197) – Имитации военной прозы – моральный рассказ старика Штаубе о сво ем детстве – Имитация триллера, детектвива или компьютерной игры-стратегии – выполнение разных миссий (стр. 236) – Отрывки из энциклопедий или научной литературы из области биологии человека и животных (стр. 44, 164), а также антропологии (стр. 45), кото рые содержат множество терминов, знакомых только узкому кругу ученых – Имитация мемуарной прозы – исповедь матери Реброва, вспоминает семью и жизнь в лагере (стр. 129) – Дискуссии о русской истории, о русских деятелях и политиках, совет ском режиме, о культе личности и т.д. (стр. 142, 193) Такая жанровая/стилевая разнообразность проявилась и на языке произ ведения. В подавляющем большинстве В. Сорокин использовал прямую речь, диалоги или монологи, содержащие весь диапазон словарного запаса – тер минологию, жаргон, сленг, вульгаризмы, диалектизмы, фразы на иностран ном языке (в данном случае на украинском языке), но и культурные и исто Проблематика перевода произведения Сердца четырех В. Сорокина рические реалии, географические названия, события, названия и сокращения учреждений и т.д.

Из всех перечисленных стилистических разновидностей приводим имита цию военной прозы (таб. 1) и триллера (таб. 2).

Роман начинается с невинной сцены на улице возле булочной в духе соцреа листического произведения. Генрих Штаубе читает мораль тринадцатилетне му мальчику за то, что выкинул хлеб, который до этого уронил в лужу. Старик Штаубе рассказывает ему о своей молодости, о жизни во время второй миро вой войны, голоде и о недетской работе:

Таблица Оригинал Словацкий перевод «Мы тогда с бабушкой, да с млад- „Ostali sme vtedy sami s babkou a s mladou sestrikou Vierokou. Otec шей сестренкой, Верочкой, остались.

Отца в первый день, двадцать padol prv de, dvadsiateho druhho второго июня, под Брестом. Стар- jna pri Breste. Star brat pri Charkove.

A mamu zabilo na Vasilievskom шего брата – под Харьковом. А маму на Васильевском, в бомбоубежи- ostrove v protileteckom kryte. Ostali ще завалило. И остались мы – стар, sme len my, starena a mal deti.

да мал. Бабуля в больницу пристро- Babka zaala pracova v nemocnici, илась, Верочку на дежурства с собой Vieroku brvala so sebou do sluby брала, а я на завод пошел. Научили a ja som iel do fabriky. Nauili ma, меня, Олег, недетской работе – сна- Oleg, prcu, o nebola pre deti – sklada ряды для «Катюш» собирать. И за granty do kau. A za dva a pol roka два с половиной года собрал я их som ich poskladal toko, e by ich bolo столько, что хватило бы на фашист- dos na faistick divziu.“ [Sorokin.

скую дивизию.» [Сорокин 2008: 7] 2009: 8-9] Предложения данного отрывка коротки и просты, используется разговор ная и просторечная лексика (бабуля), фразеологизмы (стар да мал), лексика с эмоционально-экспрессивной окраской (маму завалило), уменьшительно ласкательные суффиксы (сестренка), типична экономия речевых высказыва ний (отца в первый день), географические названия исторически важных мест (Васильевский, дополненение в слова «остров» в словацком варианте менее знакомом в нашем культурном пространстве), но «Катюшу» наоборот не нуж но читателю уточнять, так как песня и военное орудие достаточно знакомы в словацком контексте.

Следующий пример – сцена, как будто вырезанная из фильма боевика при выполнении миссии Ольгой Пестрецовой:

ЗуЗАнА лоркоВА Таблица Оригинал Словацкий перевод «На лестнице послышался „Na schoditi bolo pou ramot.

шорох. Ольга сняла сапоги, взяла Oga si vyzula imy, vzala ich do в левую руку. Киселек осторожно avej ruky. Kiseok sa opatrne za двигался вдоль стены коридора, krdal chodbou pozd steny, samo держа автомат наготове. Дойдя до pal mal pripraven. Doiel k prvm первой двери, он распахнул dverm, otvoril ich kopancom, ее ногой, вбежал, осмотрел vbehol dnu, obzrel si miestnos комнату и сразу выбежал. Когда a hne vybehol. Ke sa priblil он приблизился к холлу, Ольга издала k hale, Oga vydala hlasn hrdeln zvuk a hodila imy naavo. Kiseok vyplil громкий гортанный звук и бросила сапоги налево. Киселек дал очередь dvku na miesto, kam dopadli imy.

в сторону упавших сапог, Ольга Oga vyskoila spoza stpa doprava, vystrelila, Guka zasiahla Kiseoka do прыгнула из за колонны направо, pravho pleca, vykrkol, stlail sp.“ выстрелила. Пуля попала Кисельку в левое плечо, он закричал, нажал [Sorokin 2009: 160] на спусковой крючок.» [Сорокин 2008: 236] Типичными чертами такого жанра — насилие, действие, напряжение. В тек сте это достигается с помощью коротких и простых синтаксических конструкций (первые два предложения), разговорной речи и фразеологизмов (дать очередь), описания действия шаг за шагом без лишних дополнений (как в компьютерной игре) и сильной концентрацией глаголов движения для создания «боевой» и «на пряжной» атмосферы. Причина изменения «левого» плеча на правое в словац ком варианте неясна, но смысл в тексте не изменяется и не теряется.

После этого краткого обсуждения отрывков и вышеупоминаемого диапазона стилевых разнообразностей данного произведения можно только констатировать, что сложность перевода данного текста заключается и в его «коллажности»

(но не только), неоднородности на всех языковых уровнях. Текст постоянно трасформируется, меняется атмосфера, повествование, жанр и лексика и переводчику приходится приспосабливать и менять переводческую стратегию.

Для Сорокина все это игра и он «виртуозно демонстрирует владение разно образными стилями, от соцреалистического до классических и модернистских…»

[Тимина 2010: 102], переводчику поэтому остается лишь адекватно передать и эту игру с текстом (кроме всех других нюансов) в целевом языке.

использованная литература:

ГЕНИС, А. (1999): Иван Петрович умер. М.

СОРОКИН, В. (2008): Сердца четырех. М.

ТИМИНА, И. С. (2010): Современная русская литература (1990-е гг. – начало XXI в.). М.

SOROKIN, V. (2009): Srdcia tyroch. Bratislava.

ROSSICA OLOMUCENSIA L Sbornk pspvk z mezinrodn konference XXI. Olomouck dny rusist – 07.09. – 09.09. OLOMOUC сАВАнАли нурАдилоВ Россия, Москва ОСОБЕННОСТИ ЯЗЫКОВОЙ ИГРЫ ПРИ ПЕРЕВОДЕ С АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА НА РУССКИЙ (НА ПРИМЕРЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ Л. КЭРРОЛЛА И В. В. НАБОКОВА) AbstrAct:



Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 19 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.