авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |
-- [ Страница 1 ] --

ГОУ ВПО «Шуйский государственный педагогический университет»

Центр кризисологических исследований

Федеральная целевая программа

«Научные и

научно-педагогические кадры инновационной России

(2009 – 2013 годы)»

Научно-исследовательский проект

«Герменевтические исследования макрокультурного кризиса

и антикризисного потенциала русской словесной культуры»

при участии Академии философии хозяйства Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова и Центра социальных исследований и просвещения имени С. Н. Булгакова Рождение культуРологии в России (сборник научных трудов) 1 Иваново – Шуя, 2011 ББК 71.00 СОДЕРЖАНИЕ Ро с с и и О- Печатается по решению Раздел I.

культуРологии в редакционно-издательского совета ГОУ ВПО ОСНОВАНИЯ НОВОЙ НАУКИ «Шуйский государственный педагогический университет»

Океанский В. П., Океанская Ж. Л.

Герменевтика новой науки (к наброску культурно-исторического переоткрытия реальности Научный редактор — в проективной возможности доктор филологических наук, профессор В. П. Океанский Кирилло-Мефодиевской цивилизации)................................ Ро ж д е н и е Едошина И. А.

Культурология как специфическая область гуманитарного знания О- (к проблеме категориального аппарата).............................. Осипов Ю. М.

Рождение культурологии в России (сборник науч Смысл и имена......................................................................... ных трудов). Научный редактор — проф. В. П. Оке анский. — Иваново;

Шуя: Центр кризисологических ис- Раков В. П.

Поэтика неразрешимостей (подступы к теме)...................... следований ГОУ ВПО «ШГПУ», 2011 — 592 с.

Маслов В. Г.

В сборник вошли материалы одноимённой конференции, про- Слово и его деяние................................................................. ведённой при участии Академии философии хозяйства Московско Закуренко А. Ю.

го государственного университета имени М. В. Ломоносова и Цен Язык как самоосуществление смысла................................... тра социальных исследований и просвещения имени С. Н. Булга кова. Означенные здесь проблемы многократно обсуждались и от ражают реальное состояние дел на путях формирования культуро Раздел II.

логии как интегративной сферы знания. Заключительный раздел ЗОЛОТОЙ ФОНД содеРжание сборника включает материалы Международного научного форума ОТЕЧЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРОЛОГИИ «Смыслы начала третьего тысячелетия. Исправление имен», прово Пахров А. А.

димого нами совместно с вышеозначенными Академией и Центром Н. М. Карамзин как первый русский культуролог............... в рамках продолжения настоящей конференции. В общей сложно Океанский В. П.

сти в издании приняли участие пятьдесят девять авторов. Матери Пушкин как культуролог (герменевтика гл. 7, алы публикуются в авторской редакции.

2 ст. ХХХIII–ХХХIV романа «Евгений Онегин»)..................... Смирнов В. А.

Мотивы «небесного ограждения»

ISBN 978-5-86229-227- в романе М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»......... Артамонова Л. А.

Кризис идей и кризисологический потенциал идей:

© В. П. Океанский, руково дитель проекта, 2011 «Дневник писателя» Ф. М. Достоевского и «Психология национальности»

© ГОУ ВПО «ШГПУ», Д. Н. Овсянико-Куликовского................................................ © Коллектив авторов, Раздел IV.

Наумов Ю. В.

Ро с с и и Соотношение нравственности и права СОВРЕМЕННАЯ КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ в философии В. С. Соловьёва................................................ Репников А. В. Нагорнов Е. А.

Лев Тихомиров: экстремист, ренегат, монархист...............110 Сакральный характер техники в наследии О. Шпенгле культуРологии в раи резонанс этой темы в современной отечественной культурологии М. Эпштейна............................................... Ермилов Ю. И.

Терминологическая контрреволюция.

Раздел III.

Современный русский сленг: от речи — СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК к мышлению и религизации................................................ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРОЛОГИИ Янковская О. В.

Ро ж д е н и е Новый взгляд на феномен российской авторской песни Дзуцева Н. В., Кулыгина В. В.

50–70-х годов ХХ века: культурологический аспект......... Память как преемственность культурной традиции в поэтическом мире Вяч. Иванова Стогниенко А. Ю.

(«Римский дневник 1944 года»)............................................129 Кинохроника как отражение личного опыта главного героя фильма А. А. Тарковского «Зеркало»......... Устюжин И. Б.

Между символизмом и эзотерикой: пророчества Шилов Ю. М.

М. Волошина о революции в стихотворениях Культура сада и формирование ноосферного человека... «Голова принцессы Ламбаль» и «Ангел мщения».............. Кубанёв Н. А., Набилкина Л. Н.

Красильникова М. Ю.

Имагология и межкультурная коммуникация.................. Ренессансные концепции личности в культуре Серебряного века............................................... Крохина Н. П.

Тема Нового Средневековья Раздел V.

в русской мысли Серебряного века..................................... КОНЦЕПТУАЛЬНО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ Широкова Н. О. ОТЕЧЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРОЛОГИИ Античная тема в культуре Серебряного века содеРжание (на примере живописи В. Серова)........................................ Коваленко С. В.

Мифический образ медведя — Задоров И. А.

естественноисторическая основа русской культуры.......... Понятие «Кукла-актёр»

в трудах отечественных исследователей.............................196 Ермолаева Л. К.

Архетип кузнеца как сущность ментальности Бандурина Н. С.

4 русского этноса....................................................................... Имажинизм как магистральное направление русского авангарда начала XX века....................................202 Даренский В. Ю.

Русский «образ культуры»:

Губанов С. А.

культура как преображение человека................................ Антиномическая рецепция диалога в философском гнозисе Бытия: Уткин И. В.

отец Павел Флоренский и Б. Л. Пастернак.........................214 Россия между Востоком и Западом:

модусы человеческого бытия................................................ Борзых Б. А., Сербул М. Н.

О назначении культурологии.............................................. Прохоров М. М. Клюяшкина И. Н.

Ро с с и и Культурология и истина.......................................................319 Роль библиотек в формировании гармоничного общества........................... Фатенков А. Н.

Концептуальные границы реализма..................................332 Курицын В. М.

О некоторых аспектах межкультурного взаимодействия культуРологии в Брагина Н. Н.

на современном этапе развития общества.......................... Культурология как «игра в бисер»....................................... Олейников А. А.

Редков С. К.

Проблема подрыва культурных смыслов:

Правовая культура рекультуризация как форма информационной войны..... как объект изучения культурологии................................... Берендеева А. Б.

Социальная экономика: фантом или реальность?............ Гордеев В. А.

Рождение Теоретическая экономика Раздел VI.

как составная часть философии хозяйства......................... СМЫСЛЫ НАЧАЛА ТРЕТЬЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ.

Пациарковский В. В.

ИСПРАВЛЕНИЕ ИМЁН Моральная экономика: домохозяйства и модернизация.. Океанский В. П. Новиков А. И.

Символическая метафизика Рене Генона Не опоздает ли Россия на битву за еду?.............................. и русский мир начала третьего тысячелетия Разумов Д. С.

(к постановке вопроса и наброску ответа).......................... Христианские основы предпринимательской этики:

Алиев У. Ж. русская версия....................................................................... Третье тысячелетие — тысячелетие метазнания Сухинин И. В.

(тематический анализ «круглого стола»)........................... Методологические подходы Гиренок Ф. И. к пониманиюсправедливости Что такое философия?...........................................................385 в социально-экономических исследованиях....................... Нилогов А. С. Фадейчева Г. В.

Как назвать вещи их собственными именами?.................395 Общественная потребность развития как социо-хозяйственный феномен..................................... Сизов В. С.

содеРжание «Время исправлять имена» Родина Г. А.

(приемлемость конфуцианской концепции Третье тысячелетие: новые смыслы «исправления имён» для России).........................................399 социального развития или повторение пройденного?...... Аргунова В. Н. Тихонов А. И.

Социальное настроение в российском обществе................407 Естественнонаучный анализ перспектив развития цивилизации.................................... 6 Войнова Е. А.

Кризис ценностных ориентаций Шелкопляс Е. В.

«трудных» подростков как следствие Индуктивные возможности теории оптимума развития распространения массовой культуры..................................412 в познании индивидуальных и коллективных смыслов развития бытия начала третьего тысячелетия.................. Камшилина О. С.

Творческая одарённость (креативность) как потенциал к самоактуализации молодого поколения..........................419 Краткие сведения об авторах....................................... Куликовская И. Э.

Становление ценностно-смысловой картины мира личности................................................................................. культуРологии в Рождение Ро с с и и Раздел I.

ОСНОВАНИЯ НОВОЙ НАУКИ о кРизисе Часть I. наука В. П. Океанский, Ж. Л. Океанская Ро с с и и ГЕРМЕНЕВТИКА НОВОЙ НАУКИ культуРологии в (к наброску культурно-исторического переоткрытия реальности в проективной возможности Кирилло Мефодиевской цивилизации) I Мир современной интеллектуальной культуры стоит Ро ж д е н и е на пороге вступления в новую холистичность — иными сло вами в то, что Питирим Сорокин понимал в качестве гря дущей «идеациональности», толкуемой в качестве тоталь ной теофании, либо же «идеалистичности», что, по его трак товке, предполагает своего рода обратную креативную связь, высокую степень человеческой включённости в моделирова ние и осуществление всего происходящего. Собственно апо калиптический процесс «воцарения Христа в мире» — как новой науки это характеризует в своей последней работе (1) отец Сергий Булгаков — и предполагает такое творческое пробуждение человеческого духа навстречу пневматологическому раскры тию Божественного замысла о мире и человеке, в известном смысле — преодоление чувственного сна, отнюдь не лишён Раздел I. основания ное черт глубокого драматизма, однако же, принципиально сближающее эти две модели, описанные в сорокинской «Со циокультурной динамике» (1939 г.) и противопоставленные автором сугубо «сенсорному» состоянию современного обще ства, когда господствующими началами человеческой жизни оказываются ползучий эмпиризм, всеразрушительный ана литизм, антиметафизический сциентизм, не имеющие ника кого отношения к подлинной учёности в древнейшем смысле этого слова и никогда не позволяющие мышлению поднять 10 ся выше эмотивного скольжения — к примеру, состряпан ного французскими послевоенными журналистами «дела Хайдеггера»… Деструктивный характер вышеозначенной сенсорно аналитической парадигмы был прочувствован и осмыслен уже в самых недрах времени, именуемого в истории культу ры «Новым» — и уже тогда были заложены фундаментальные основания для будущего интегрально-холистического синте за, именуемого в «барочных» XVII – XVIII столетиях «новыми опытами» и «новой наукой». Речь идёт, прежде всего, о «Но- порождающей и синергийно-доступной творческому порыву.

Ро с с и и вых опытах о человеческом разумении автора системы преду- Мир откроется теоцентрированным метахозяйством и с этой становленной гармонии» (1666 г.) Г.-В. Лейбница и «Основа- не соизмеримой ни с чем фактичностью придётся соизме ниях новой науки об общей природе наций» (1725 г.) Дж. Ви- ряться во всяком деле. Не о том ли великолепная поэтико культуРологии в ко, а также об «Идеях к философии истории человечества» метафизическая и вполне концептуально-выстроенная мак (1791 г.) И.-Г. Гердера. В ХIX – XX веках сквозная холистиче- сима Ф. И. Тютчева:

ская интуиция этих замечательных опытов проходит сквозь диалогическую «со-философию» романтизма (прежде всего — Не то, что мните вы, природа, Ф.-В.-Й. Шеллинга, Новалиса и Ф. Шлегеля), укоренённую Не слепок, не бездушный лик — в стихии последнего гегелевскую «философию истории» (хра- В ней есть душа, в ней есть свобода, нящую черты эзотерического гнозиса о смене мировых эпох В ней есть любовь, в ней есть язык! (2) Ро ж д е н и е и их качественной морфологии), но обретает она истинный геокультурный размах в отечественном любомудрии исто- В опорный круг нового и ещё не раскрытого в полной риософских опытов А. С. Хомякова и Ф. И. Тютчева, Н. Я. Да- мере миропонимания войдёт в качестве своеобразных вво нилевского и К. Н. Леонтьева, В. В. Розанова и Н. А. Бердяе- дных и свободно варьируемых «баз данных» несколько суще ва, В. Ф. Эрна и В. А. Шмакова;

восходящая к романтическим ственных моментов, выработанных «новой наукой» в Новое поискам «закатной» Европы и «метафизике Всеединства» время и уже на его исходе, если признать вместе с Р. Гвар В. С. Соловьёва софиология отцов Павла Флоренского и Сер- дини фактичность того, что оно прошло: поэтическая мета гия Булгакова, «поющая мудрость» И. А. Ильина, «соборная физика архаики, символическая стадиальность макроисто новой науки персонология» Н. О. Лосского и Л. П. Карсавина, «диалоги- рии, неснимаемая дуальность адаптивного и креативного ка культуры» М. М. Бахтина и его школы, «историческая по- культурно-цивилизационных типов (аналоги в отечествен этика» А. Н. Веселовского во всём её учёном продолжении, ной традиции: «закон» и «благодать» у митрополита Иллари «диалектика мифа» А. Ф. Лосева и особенно историософское она Киевского, «кушитство» и «иранство» у А. С. Хомякова), дополнение к ней — всё это составило мощнейший в сво- энергийность имени (иконического смыслообраза) и, в более Раздел I. основания ей продуктивности теоретический базис для начала форми- широком отношении, уже отмеченная выше активность объ рования принципиально новой парадигмы научного зна- ектной сферы.

ния, которую мы можем однозначно охарактеризовать как Переходность (в том числе и, может быть, прежде все холистическую. го — эпистемологическая переходность!) нашего времени Важнейшими чертами последней оказываются следу- вполне очевидна, однако чётко провести границы бывает ющие: а) в сфере стратегической — исходная и неснимае- не только трудно, но и такое точечно-фактографическое рас мая прерогативность познавательного движения от целого черчивание противоречит самой реальности живых транс к частному, связанная с пониманием полнейшей онтологи- формаций: ведь то, что недавно ещё в истории культуры ка ческой фикционалистичности обратного движения;

б) в сфе- залось навсегда уходящим вместе с ней самой, вспыхивает 12 ре онтолого-гносеологической — всемерная реконструкция с новой силой, и в свете этой вспышки открывается совсем символического миропонимания древности и языковая реге- иной смысл произошедшего, нежели это казалось прежде.

нерация его смыслоформ;

в) в сфере языковой — аксиомати- Здесь хуже всего, хитря с пластичными фактами, ока ческое приятие фактической энергийности имён;

г) в области заться в гносеологических топях вместе с методологическими рецептивной — внимательное признание исходной активно- ретроградами агонизирующего аналитизма и не подняться сти объектной сферы. При таком парадигмальном сдвиге, свя- выше — за пределы того, что О. Шпенглер именовал «лягу занном в почти буквальном смысле с переоткрытием реаль- шачьей перспективой» взгляда: «Рассматривать мир не с вы ности, мир вновь будет восприниматься в качестве ожившей соты, как Эсхил, Платон, Данте, Гёте, а с точки зрения жи и неотчуждаемой в нейтральные области активной среды, тейских нужд и припирающей действительности — это я называю заменой перспективы с птичьего полёта лягуша- II Ро с с и и чьей перспективой. И именно таково нисхождение от куль туры к цивилизации» (3). Сущность (= логосное семя, смысловая ядерность, со Однако было бы преждевременно именно сегодня гово- держательная наполненность), как новая интересная кни культуРологии в рить о радикальном конце культурно-цивилизационного по- га, всегда открыта тому, кто искренне обращается к сути де тока человечества — напротив же, с любым шансом новых ла;

поэтому искренность является вполне необходимым, хотя возможностей открываются и новые дальние горизонты… За- и далеко не достаточным условием для вхождения в эту всег лог таких возможностей хранит в себе недореализованный да новую реальность, поскольку сущность никогда не лежит в большой культурной истории потенциал вполне альтерна- во Вселенной мёртвым грузом, а весьма драматично прорас тивной «фаустовской» культурно-цивилизационной модели тает и рождается сквозь нас самих, столь разных. Это сто Кирилло-Мефодиевской цивилизации (4). ит знать каждому, ибо в мире уже воздвигнуты бессмыслен Ро ж д е н и е ”Проповедь Евангелия, — отмечает современный мо- ные барьеры на путях прорастания его смыслов: «Истинное сковский мыслитель, говоря о близких креативных возмож- и подлинное, — подчёркивал в этой связи Шопенгауэр, — ностях, — была обращена ко всем языкам и всем народам легко распространялось бы в мире, если бы те, кто не спосо земли, и каждый народ воспринял её через свою самобыт- бен его создавать, не составляли в то же время заговора, что ность. Это запечатлено в чуде Пятидесятницы и говорении бы помешать ему расти» (6).

на языках. В Сионской горнице на апостолов снизошли ог- «Я не считаю себя сведущим ни в ”метафизической ненные языки Святаго Духа, и «один» из этих языков дал отечественности бытия“, ни в ”философском имяславии“, возможность избранным ученикам Христовым проповедо- ни в ”дегенерации смыслоформ“…» (7), — простодушно заяв новой науки вать на славянском наречии. Спустя восемь столетий сла- ляет один наш высокопоставленный критик, в связи с чем вянские первоучители Кирилл и Мефодий закрепили это та- сразу хочется спросить: о чём же тогда Вы торг ведёте, кол инство, осуществив богодухновенный перевод Святого Писа- лега, ведь мы-то как раз и говорим о том, в чём Вы оказыва ния на славянский язык. Тем самым было положено начало етесь несведущи?

славянской письменности, славянскому Православию и, что Далее необходимо отметить, что весь представляемый Раздел I. основания чрезвычайно важно, славянскому философскому мышле- ниже текст был прежде предложен нами под названием нию. Не случайно святого Кирилла до принятия монашества «Авторская позиция (объяснение с читателем и возражения называли Константином Философом. Язык славянской Би- критику)» в редколлегию журнала «Интеллегенция и мир», блии стал тем языком, на котором отныне могли бы загово- которая вынесла боязливое решение не печатать данный рить и русское богословие, и русская философия“ (5). материал — этим продиктовано наше решение о полном вос Памятуя о том, что библейская аксиология победы «жи- произведении его здесь, со следующего абзаца… вотворящего духа» над «мертвящей буквой» сохраняла свою Опубликованная в последнем за 2010 год номере жур креативную силу практически во всей отечественной интел- нала «Интеллигенция и мир» статья ивановского историка, лектуальной культуре последних столетий, мы приближа- профессора Полывянного «О кирилло-мефодиевской тради 14 емся и к более глубокому пневматологическому пониманию ции и ”дегенерации смыслоформ“» (8) последовательно на Кирилло-Мефодиевского ресурса, способного стать фунда- правлена на то, чтобы всесторонне скомпрометировать сами ментом современных культурологических построений, вклю- базовые принципы нашей научной школы. При всём нема чающих в свой обширный компендиум не только труды отца лом усердии в этом морально пагубном направлении (напо Павла Флоренского и А. С. Хомякова, но и древнерусское на- минающем по своей стилистке жанровую форму доносов), следие, например, полемику преподобных Иосифа Волоцко- автор в итоге обнажает свою полнейшую некомпетентность го и Нила Сорского, а также прозвучавшее в Соборе Св. Со- в ряде принципиальных культурологических основоположе фии Киевской «Слово о Законе и Благодати» первого отече- ний, суть которых была изложена нами выше — в первой ча ственного митрополита — Илариона. сти настоящего материала.

Оставляя в стороне тот факт, что само руководство ред- Впрочем, для того чтобы понять десакрализирующую ак Ро с с и и сиологию возмущённого профессора, стоило бы прикоснуться коллегии журнала «Интеллигенция и мир» любезно при к другому его материалу, направленному на более широкую гласило нас поделиться многолетними концептуально дискредитацию культурных первооснов: «Конфессиональные теоретическими разработками, представляющими отнюдь культуРологии в истоки многих особенностей политического поведения в раз не «случайную нарезку», как в приступе раздражения вы личных культурах, — отмечает наш недоброжелатель, — ражается наш (по его собственному признанию) несведу представляются очевидными. Хотя это обстоятельство нашло щий в метафизике критик, но ценностно-практический определённое отражение в трудах о протестантизме, конфу и объективно значимый задел герменевтических иссле цианстве, исламе, её исследование на православном матери дований макрокультурного кризиса и антикризисного по але всё ещё находится в зачаточном состоянии. Рассуждения тенциала русской интеллектуальной и словесной куль о «соборности» чаще всего лишены конкретности…» (12). Сам туры (9), а также оставляя мукам совести автора все его развенчивающий дух, пронизывающий эту прерванную нами Ро ж д е н и е смехотворные по своим результатам прогулки по сайту фразу, не позволяет заподозрить автора в любви к «восточно В. П. Океанского и Булгаковскому сборнику (10), призван православной традиции», являющейся, согласно его мысли, ные констатировать учёной общественности и её мнимой аксиоматически стержневой и «объединяющей» для «разных жандармерии, что де имеются в охаиваемой статье мате эпох и стран — Византии и средневековой Болгарии, Москов риалы, появившиеся «три года тому назад» (то есть в ской Руси, имперской и коммунистической России».

году, тогда как «научно-исследовательская работа нача При более благоприятном в моральном отношении рас та в 2009 г.» — таким образом, наш критик обнаружива кладе мы могли бы высказать искреннее сожаление о том, ет и явную недооценку масштабов подлинной жизни науч что аналитическая методология профессора-историка не по новой науки ных идей, измеряемой не годами, а десятилетиями и сто зволяет адекватно коммуницировать в интегралистском про летиями!), нам хотелось бы, оставляя это всё в стороне, странстве культурологии и поспешно пригласить нашего указать на исходную и неодолимую порочность методоло уважаемого критика к научному диалогу — однако же, как гии нашего критика, по его признанию «нередко участвую тон всей статьи Дмитрия Игоревича Полывянного, так и «на щего в компетентных дискуссиях о кирилло-мефодиевской резка» (возвращаем этот шар в ворота противника!) из при Раздел I. основания традиции со специалистами», принципиальную неприло- хотливо интерпретированных фактов в угоду априорно по жимость этой методологии к тем макрокультурным и про- ставленной оскорбительной задаче — не дают нам шанса тоцивилизационным масштабам дела святых Кирилла поддаться этой доброжелательной иллюзии, а потому диа и Мефодия, которые нас интересуют. логическое общение, очевидно, несколько задерживается… Оставляя в стороне и явно оскорбительный тон про- Разумеется, было бы конгруэнтной нелепостью само намере фессора Полывянного, и наше частное отношение к этому ние его исключить совсем.

факту, равно как и его проректорский псевдодирижизм, об- Наш материал помещён в рубрике «Дискуссия», но это ременённый школярскими представлениями о том, какой, было решением редколлегии, которое, впрочем, оказалось якобы, должна быть наука, хотелось бы вполне серьёзно ука- пророческим: мы не ожидали столь заинтересованного вни 16 зать на то, что автор-критик совершает ряд грубых ошибок, мания, которое привлекла наша работа со стороны профессо связанных, прежде всего, с его неосведомлённостью в самой ра Ивановского университета.

холистической специфике научных исследований культу- Профессора Полывянного, как историка православной рологического характера, и, к ещё большему сожалению, — славянской культуры, задело наше, по его мнению, «крайне в искажении исторической фактологии, причём, в угоду то- небрежное» обращение с Кирилло-Мефодиевской традици му, что Шопенгауэр называл «уловками в споре» (11), ког- ей. Представленные далее возражения показывают, что его да какая-либо аналитически вычленяемая часть истины, негодование вызвано не пренебрежением (как ему хотелось бы представить научной общественности) нами житийными твердея, перекрывает всё остальное и выдаётся за истину источниками, а иными причинами.

целиком, а более существенные её грани замалчиваются.

Но сначала — о непростительных фактических ошиб- перемещалась от одного Олимпа к другому по мере того, как Ро с с и и ках, якобы имеющих место в нашей работе. Балканская Греция начинала играть большую роль в судь «Будущий просветитель славян Константин родился бах эллинов. Помимо того, Олимпы как бы пунктиром обо около 827 г. в Фессалониках и не был, как и его брат, ма- значают путь эллинского этноса из Малой Азии на Балка культуРологии в кедонцем», — указывает профессор Полывянный. Вопрос ны» (16). Кроме того, «…вне связи с представлением о кон о происхождении славянских первоучителей остаётся откры- кретном месте, Олимп в античной поэзии — мифическая тым (13), а место рождения доподлинно известно: Солунь, ро- резиденция верховных греческих богов, ”олимпийцев“, там дина братьев, в то время являлась одним из культурных цен- находится дворец царя богов Зевса и жилища прочих богов;

тров Македонии. название Олимп отчасти синонимично слову ”небо“» (17).

«Приехав учиться в Царьград, Константин не мог си- Для подлинного историка культуры чрезвычайно важ деть за одной партой с уже возведённым на престол ма- ным представляется и тот факт, что Гомер назвал Олимп Ро ж д е н и е лолетним византийским императором Михаилом III хо- «многовершинным», и «на современной фотографии Олимп тя бы потому, что был намного старше царственного отрока производит впечатление нагромождения скал, и, очевидно, (и по отсутствию в то время парт)», — продолжает наш суро- такая картина представала и древним наблюдателям». Но са вый оппонент. О том, что «Святой Кирилл получил блестя- мо название Олимп «догреческого происхождения и принад щее образование, с 14-летнего возраста воспитываясь с сы- лежит ряду гор Греции и Малой Азии». «Возможно, разгадку ном императора», ибо учителя малолетнего Михаила посчи- эпитета «многовершинный» даёт наличие в разных частях тали необходимым найти достойного соученика императору, Балканского полуострова, в Малой Азии и на острове Лес который бы усердным учением и добрым нравом служил ему босе шестнадцати гор, имеющих название Олимп. Первона новой науки примером, вследствие чего «родственник Константина ло- чально Олимп (неизвестно какой) занимали змееподобный гофет Феоктист, опекун малолетнего императора Михаи- титан Офион и его супруга океанида Эвринома» (18). Чита ла, узнав о его дарованиях, вызвал его ко двору — учиться тель, который воспримет нашу статью непредвзято, найдёт вместе с царём» (14), — читаем в указанных в примечаниях в тексте и культурологически ориентированный герменев агиографических источниках. Для нас очень важно подчер- тический поворот в осмыслении нами появления Олимпа Раздел I. основания кнуть этот период в жизни святого, осенённого встречей с Фо- в судьбе Первоучителей славян (19).

тием и Михаилом — первыми лицами духовной и светской О том, что «Константин уступал в филологической под власти Византии. готовке своему старшему брату», в нашем материале нет На возражение о том, что «не мог принять не достигший ни слова, мы представили одну из версий, согласно которой ещё и двадцати лет Константин сан иерея», приведем ещё «Кирилл удалился к брату Мефодию и несколько лет разде одну цитату из жития: «По окончании учения святой Кон- лял с ним иноческие подвиги в монастыре на Олимпе, где стантин принял сан иерея и был назначен хранителем па- впервые стал заниматься изучением славянского языка»

триаршей библиотеки при храме святой Софии» (15). (20), о чём также повествует житие.

Называя авторов статьи «православными культуроло- Итак, автор нелестного отзыва может снять с себя часть 18 гами», профессор Полывянный указывает на явную, как он вины, которую он так благородно принял, извиняясь перед считает, фактическую ошибку, не позволительную ни для читателями журнала за статью, полную несуществующих православного, ни для культуролога: гора Олимп в Малой «ошибок и несуразностей».

Азии, куда удалился Константин в монастырь к старшему Далее профессор Полывянный, оговариваясь, что брату, не является местом обитания прежних языческих бо- не ставит перед собой цели рецензирования нашей рабо гов. Странно, что профессору истории не известно, что «это ты, тем не менее, уверяет читателей в том, что А. С. Хомя же название относилось ещё к шестнадцати горам в Малой ков «не проявлял интереса к славянским первоучителям»

Азии, на островах Эгеиды и в южной части Балканского по- и лишь единственный раз упомянул одного из них в сти луострова. Имеются основания думать, что резиденция богов хотворении «Беззвёздная полночь дышала прохладой».

Это — неправда, что совершенно очевидно учёным, хорошо И в старой одежде святого Кирилла Ро с с и и знающим наследие «русского Леонардо». В известном пись- Епископ на Петчин всходил, ме Гагарину (21), защищая ключевое слово своей экклезио- И следом валила народная сила, логии — соборность, Хомяков обращается к авторитету Ки- И воздух был полон куреньем кадил.

культуРологии в рилла и Мефодия: «Скажем сперва о переводчиках. С са мого приступа к делу славянские первоучители возжелали И клир, воспевая небесную славу, подарить народу, который они призывали ко Христу, пере- Звал милость Господню на Западный край, вод Свящ. Писаний. ‹…› Они-то для передачи греческого На Лабу, Мораву, на дальнюю Саву, слова Katholikos и избрали слово соборный, так что по этому На шумный и синий Дунай. (24) последнему слову можно судить и о том, как понимали они подлинное выражение. ‹…› «Не посмею сказать: глубокое ли Где здесь указание на епископство Кирилла? Непред Ро ж д е н и е познание сущности Церкви, почерпнутое из самых источ- взятый читатель увидит в этих строках не искажение истори ников истины в школах Востока, или ещё высшее вдохно- ческого факта и не сновидную фантазию, а метафору, смысл вение, ниспосланное Тем, Кто Один есть «Истина и живот», которой — идея кровного и духовного братства, общего дела внушило передать в символе слово katholikos словом собор- и судьбы. Территория, охваченная взором поэта — древние ный;

но утверждаю смело, что одно это слово содержит в се- земли, на которых Первоучители совершали просветитель бе целое исповедание веры» (22). ские подвиги. В стихотворении центральной темой и явля Очевидно для историка Церкви и то, что в IХ веке Рим ется идея братства, единения славянских народов, а основой был ещё православным, как и его епископы — римские па- этого братства может стать единство «веры, без которого нет новой науки пы, а потом, как справедливо отмечает К. Н. Леонтьев, «за- полного единства в народах» (25).

падные европейцы… изменили истинной Церкви»;

приве- Интересно, что в Иконописном подлиннике, дающем дём эту великолепную стратегическую мысль полностью: наставления для изображения святых, под 11 мая ска «…Хотя Православие для меня самого есть Вечная Истина, зано: «Преподобных отец наших Мефодия и Константи но всё-таки в земном смысле оно и в России может иссякнуть. на, нареченного Кирилла, епископов Моравских, учите Раздел I. основания Истинная Церковь будет и там, где останутся три человека. лей Словенских. Мефодий — подобием стар, власы седы, Церковь Вечна, но Россия не вечна и, лишившись Правосла- брада долга аки Власиева, ризы святительские и омофор, вия, она погибнет. Не сила России нужна Церкви, сила Церк- в руках Евангелие. Константин — ризы преподобнические ви необходима России;

Церковь истинная, духовная — вез- и в схиме, в руках книга, а в ней написана русская азбу де. Она может переселиться в Китай;

и западные европейцы ка А, Б, В, Г, Д и прочие слова (буквы) все по ряду...». Ко были до IХ и ХI века православными, а потом изменили ис- нечно, с точки зрения исторических фактов можно конста тинной Церкви!..» (23). Видеть же в Кирилло-Мефодиевской тировать фактическую ошибку составителей наставлений, причастности Риму что-то большее общеправославного мис- но разумнее признать их правоту как символическое вы сионерского дела — значит заниматься не реальной истори- ражение того, что были братья «парой в одной упряжке 20 ей, а известной политикой… и пахали одну борозду» (26).

Профессор Полывянный посчитал своим профессио- Отметим и то, что сам факт сновидности в культуроло нальным долгом указать и на неточность, которую якобы до- гическом отношении отнюдь не является аксиоматическим пустил сам Хомяков, несмотря на свою «огромную начитан- свидетельством неистинности и несущественности, как это, ность». Поэт-де назвал Кирилла епископом, но мало ли что очевидно, представляется историку, вставшему на беду в ар приснится поэту, миролюбиво заключает строгий критик. По- тистически облегчённую позу полной осведомлённости в ис зволим себе процитировать строки из стихотворения, чтобы тинном положении дел. Это тем более становится очевидно, каждому стало ясно, что ошибается не Хомяков, а его млад- когда мы вспомним о том просветляющем значении сна в по ший оппонент. этической вселенной Хомякова:

Обвиняя нас в легкой замене «Хомяковско-Булгаковских Весь мир лежит в торжественном покое Ро с с и и начинаний на Кирилло-Мефодиевские», уважаемый профес Увитый сном и дивной тишиной сор демонстрирует предвзятость и избирательность в оцен И хоры звёзд, как празднество ночное Свои пути свершают над землёй (27) ках: мы чётко и ясно пишем о причине нашего проимено культуРологии в вания. Это присущие тому и другому культурному вектору В качестве аргументов, демонстрирующих равнодушие церковная аксиология, персонологический базис, метафизи Хомякова к наследию Кирилла и Мефодия, профессор По- ческая надмирность, искание Небесного Града (30). И имен лывянный выдвигает и такие: «церковнославянский язык но размышления о судьбе и перспективах возрождения на Хомяков считал ‘болгаро-славянским’, ‘полумёртвым’ и па- следия Хомякова помогают связать воедино духовные нити губным для ‘брахманов Запада’ — славян». Первый тезис отечественной интеллектуальной культуры — от метафи вызывает недоумение: в чём же противоречие, где почва зических оснований русской словесности, заложенных Ки Ро ж д е н и е для аргумента, как здесь проявлено безразличие Хомяко- риллом и Мефодием — до Хомякова и Булгакова, а это — ва к делу святых братьев? Разве не известно, что в основу существенный научный результат, который позволяет по старославянского языка положен южно-македонский диа- ставить проблему осмысления метафизических оснований лект древнеболгарского языка? (28) Эпитет «полумёртвый» отечественной интеллигенции в истории и выявить анти по отношению к языку, как следует из контекста, воспри- кризисный потенциал православной традиции. В первой же нимается нашим критиком как «невостребованный», но для строчке статьи мы говорим о нашем понимании культурно Хомякова это слово имеет совершенно иной смысл, что ста- исторической завязки Кирилло-Мефодиевской традиции новится ясно, если не вырывать слова из контекста в угоду (31), а далее проясняем, какое значение вкладываем в слово новой науки собственным интерпретациям. Вот полная цитата из «Се- сочетание «Кирилло-Мефодиевская цивилизация» (32). По мирамиды»: «Своевольно придуманные корни, выведенные этому уверенно констатировать отсутствие признаков науч неверною догадкою из слов, исказившихся в народном на- ной статьи в нашей работе, тем более, называть её несураз речии, обращались позднейшими писателями в слова ис- ной и невнятной, как это делает наш оппонент, мягко говоря, некорректно.

тинные и законные, как и следовало в языке полумёрт Раздел I. основания Однако, критикуя наши положения, профессор Полы вом, т. е. живущем только для учёных и духовных, как вянный вынужден раскрывать собственные метафизические наш Церковно-славянский язык в княжестве Московском и на Руси вообще» (29). Неужели возможно искренне ду- основания, опираясь на которые, он пишет об изначальной мать, что Хомяков с его учением о Церкви мог считать Её обречённости Кирилло-Мефодиевской традиции и духовном язык нежизнеспособным? Кроме того, Алексей Степанович продолжении её как «последнем парадоксе», что однозначно объясняет причины столь резкой критики в наш адрес.

нигде не говорит о пагубности церковнославянского языка для славян как брахманов Запада — это лишь интерпрета- И последнее… Профессор Полывянный признаётся ция профессора Полывянного. в том, что не считает себя, как мы уже отметили, сведущим Мы говорим о Хомякове как продолжателе Кирилло- ни в «метафизической отечественности бытия», ни в «фи 22 Мефодиевской традиции, выдвигая идею о том, что его иска- лософском имяславии», «ни в дегенерации смыслоформ», ния были направлены на осмысление метафизических осно- то есть подбирает цитаты в явном желании показать их «не ваний Запада и его культуры, понятой в качестве сбывшей- научность» и «несуразность», обнажая известный ритори ся грёзы о Единстве. Вот почему часть статьи, посвящённая ческий приём. Читатель, пожелавший непредвзято вник Хомякову, не является обрывком в «случайной нарезке», как нуть в суть разногласий, увидит, что «метафизическая оте позволяет себе назвать нашу работу Д. И. Полывянный. Со- чественность бытия» — это онтологическая приоритетность жалеем, что наш оппонент не захотел это увидеть, хотя сам прошлого и возможность оправдания самой истории, что яв пишет о Кирилле и Мефодии как искренних сторонниках ляется основой жизнеспособности любой традиции, в свете христианского единства Европы. чего возрождение последней не будет казаться парадоксом, а послужит надёжным ориентиром для будущего;

философ- Авторы с самого начала, как это и подобает по всем за Ро с с и и ское имяславие не может быть рядоположено дегенерации конам жанра соответствующей инквизиционной драматур смыслоформ, поскольку возвращает вещам их имена и оста- гии, ставятся в роль «нашкодивших» и «виноватых» перед ётся прочным фундаментом для приобщения к опыту разу- некоей тенью верховного патронажа, словно никаких боль культуРологии в много (софийного) мироустройства;

а сами рассуждения о со- ше критериев подлинности уже не осталось, кроме раболе фийности в эпоху глобального культурного и антропологиче- пия и несомненной магнитной зависимости вскормленных ского кризиса не могут быть «общими», ибо несут мощнейший питомцев от своего гнезда — нет резонов играть по этим пра сотериологический и домостроительный заряд. вилам тому, кто сохраняет благодарность своим учителям В заключение приведём ещё один отрывок из письма и память о многом добром, не помня зла: окончании с крас Хомякова Гагарину, ярко свидетельствующий о том значе- ным дипломом филфака университета, научной стажировке нии, которое придавал Алексей Степанович образу Перво- в Свято-Сергиевском Богословском Институте Парижа в ка Ро ж д е н и е учителей славян: «Вот, м. г., каким образом невежество от- честве персонального стажёра Президента России перед за ца Гагарина, так сказать, натолкнуло его на острие Кирил- щитой кандидатской, дорогом подарке ректора на предста лова и Мефодиева свидетельства. Конечно, он не подозревал вительном собрании — самому молодому доктору наук, по ни опасности, которой сам себя подвергал, ни того орудия, ко- следующей губернаторской премии за книгу «Апокалипсис торое сам же давал в руки против своей партии. Рим осужда- присутствия», выдвинутую в номинации лучшего труда стар ется свидетельством тех, которых он выдает за своих миссио- шими коллегами по университету и позднее рекламирован неров. Вместо того, чтобы обламывать свои бессильные зубы ной по каналу центрального телевидения… о каменную твердыню Церкви, лучше бы поступил о. иезуит, Мы, конечно же, не считали — не могли ни на секун новой науки если бы принялся за изучение истины, которой он изменил ду помыслить! — что само представление в авторитетном по невежеству. По летам своим он ещё не устарел для уче- журнале в 2010 году наших концептуальных разработок ния, а тем более для покаяния» (33). 2007-го и 2008-го годов (опубликованных в малотиражных изданиях, сам факт чего был отнюдь не просто согласован P. S. В любой критике, даже если она выходит за рам- с руководством редколлегии, но именно это обстоятельство Раздел I. основания ки принятых в научном сообществе приличий, есть положи- подчёркивалось как веское в сделанном нам предложении!), тельный момент. Сожалея о том, что уважаемый профессор, поддержанных в качестве госзаказа в 2009-м году, однако занимающий ключевой пост в региональном университе- опирающихся на идеи, выношенные за предшествующую те, позволяет себе использовать уловки в споре и оскорби- четверть века, окажет столько огорчительного резонанса, что тельный тон, и, пользуясь тем, что свой отзыв он завершил об этом надо дважды писать (в журнальной статье и пись словом «неоконченное», мы приглашаем Д. И. Полывянно- ме на сайте) — а потому просим великодушно простить нас го впредь участвовать в дискуссиях на близкие нам темы, за доставленное беспокойство и постараемся впредь не адре и хоть в споре истина и не рождается, зато каждый покажет, соваться в эту инстанцию со своими историософскими обоб ради чего живёт и за что готов умирать. щениями и мыслями.

24 «…есть вещи, которые уступать нельзя» (34). Хомяковские «иранство» и «кушитство», «фаустовский», «магический» и другие культурные миры Шпенглера, яспер совское «осевое время», обобщения гегелевской «философии Дополнение На сайте Ивановского государственного университета истории», как многие другие символические фигуры куль в разделе, отведённом журналу «Интеллигенция и мир», под турологического мышления, включая «Гиперборею», «Ат рубрикой «Письма читателей» оказался помещён наш вы- лантиду» и «вечное возвращение», ориентированы на мета шепредставленный материал, а также ответ на него проф. физику мифа и не находят буквально-исторических анало Д. И. Полывянного, демонстрирующий, к сожалению, невоз- гий — но они свидетельствуют о существенной причастности Гераклитову Логосу, который «общ всему»… можность диалога.

Необходимо сегодня в очередной раз признать, что за пре- гуманитарных наук. 2010. № 3. С. 135–144;

см. также другие наши Ро с с и и материалы: Океанский В. П. Глобальный культурный кризис: Клю делами различия научных дисциплин и методологий есть два чевые слова) // Интеллигенция и мир: Российский междисципли противоположных пути в отношении к бытийно-исторической нарный журнал социально-гуманитарных наук. 2006. № 3. С. 14– реальности: путь её эмпирико-фактографической фиксации, 45;

Океанский В. П., Океанская Ж. Л. Антикризисный потенциал культуРологии в почти, так сказать, газетного репортажа, который, конечно, русской религиозно-философской мысли ХIХ–ХХ веков // Вестник тоже может быть заказным и предвзятым, даже если и публи Московского государственного университета культуры и искусств.

куется в той или иной «Правде», ибо факты в философском 2009. № 6. С. 15–20.

отношении пластичны уже на уровне их событийного проте- 10. Мир и язык в наследии отца Сергия Булгакова: Сборник мате кания, не говоря уже о том, что происходит с ними по мере риалов научно-практической конференции 6–7 октября 2007 года / дистантного освоения их тающих следов — и путь целостного Сост. В. П. Океанский, Ж. Л. Океанская. Шуя, 2008.

восприятия истории как глубокой драмы, в которой так ча- 11. Шопенгауэр А. Эристическая диалектика, или Искусство побеж Ро ж д е н и е сто до неразделимости бывают слиты события и сны, мифы дать в спорах // Шопенгауэр А. Собр. соч.: В 6 т. Т. 6: Из рукописного наследия. М.: «ТЕРРА — Книжный клуб»;

«Республика», 2001.

и факты, знания и вера. Это — путь герменевтики, связан 12. Полывянный Д. И. Царь и инакомыслящий (архетипы полити ный с некоторым уважением к древнейшим предрассудкам.

ческого поведения и византийско-славянские отношения) // Власть Это, в принципе, наш путь.

и гражданское общество: Ежегодник. Вып. I. Архангельск;

Ивано во: «ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ», 2010. С. 6.

13. Ср.: «При имеющемся состоянии источников вопрос об этниче ПРИМЕЧАНИЯ ском происхождении Константина и Мефодия определенно решён 1. Булгаков, отец Сергий. Апокалипсис Иоанна (Опыт догматиче- быть не может», — читаем в комментариях к Житию Константи новой науки ского истолкования). М.: Православное Братство Трезвости «Отра- на. См.: Флоря Б. Н. Сказания о начале славянской письменности.

да и Утешение», 1991. С. 349. СПб.: «Алетейя», 2000.

2. Тютчев Ф. И. Не то, что мните вы, природа… // Тютчев Ф. И. 14. Жития святых, чтимых православною церковью. Составлены Полное собрание стихотворений. Л.: «Советский писатель», 1987, святителем Филаретом, архиепископом Черниговским. Апрель, С. 135–136. С. 59. (Первое изд-е — 1885 г.;

репр. изд-е Сретенского монастыря 3. Шпенглер О. Закат Европы: Очерки морфологии мировой исто Раздел I. основания — 2000 г.).

рии. Т. 1: Гештальт и действительность. М.: «Мысль», 1993. С. 541. 15. Там же.

4. См.: Океанский В. П., Океанская Ж. Л. Антикризисный потен- 16. См.: http: // greekroman.ru / olimpians.htm циал православной традиции: к проблеме осмысления метафизи- 17. Словарь античности / Пер. с нем. М.: «Прогресс», 1989. С. 393.

ческих оснований отечественной интеллигенции в истории // Ин- 18. См.: http: // greekroman.ru / olimp.htm теллигенция и мир: Российский междисциплинарный журнал 19. Океанский В. П., Океанская Ж. Л. Антикризисный потенциал социально-гуманитарных наук. 2010. № 3. С. 135–144. православной традиции: к проблеме осмысления метафизических 5. Дугин А. Г. Мартин Хайдеггер: возможность русской философии. оснований отечественной интеллигенции в истории // Интеллиген М.: «Академический Проект»;

«Гаудеамус», 2011. С. 350. ция и мир: Российский междисциплинарный журнал социально 6. Шопенгауэр А. Мир как воля и представление // Шопенгауэр А. гуманитарных наук. 2010. № 3. С. 136.

Собр. соч.: В 5 т. М., 1992. Т. 1. С. 52.

26 20. См.: http: // days.pravoslavie.ru / Life / life 6671.htm 7. Полывянный Д. И. О кирилло-мефодиевской традиции и «дегене- 21. Хомяков А. С. Письмо к редактору «L’Union chretienne» о значе рации смыслоформ» // Интеллигенция и мир: Российский междис- нии слов «кафолический» и «соборный». По поводу речи отца Гага циплинарный журнал социально-гуманитарных наук. 2010. № 4. рина, иезуита // Хомяков А. С. Сочинения в двух томах. Т. 2: Работы С. 145. по богословию. М. 1994. С. 238–243.

8. Он же. Там же. С. 144–151. 22. Там же. С. 241–242.

9. Океанский В. П., Океанская Ж. Л. Антикризисный потенциал 23. Леонтьев К. Н. Моя исповедь (декабрь 1878) — Гос. лит. музей, православной традиции: к проблеме осмысления метафизических ф. 196, оп. 1, ед. хр. 3.

оснований отечественной интеллигенции в истории // Интеллиген- 24. Хомяков А. С. Беззвёздная полночь дышала прохладой… // Хо ция и мир: Российский междисциплинарный журнал социально- мяков А. С. Стихотворения. М.: «Прогресс — Плеяда», 2005. С. 204.

25. Ср.: «Сила в нас будет, только бы не забывалось братство», — И. А. Едошина Ро с с и и написал А. С. Хомяков в альбом Ганке 19 июня 1847 года в Праге.

См.: Хомяков А.С. Стихотворения. М.: «Прогресс — Плеяда», 2005.

КУльТУРОлОГИя С. 202.

26. Сказания о начале славянской письменности. М., 1981. С. 97.

КАК сПЕЦИфИчЕсКАя ОблАсТь культуРологии в 27. Хомяков А. С. Видение // Хомяков А. С. Стихотворения. М.: «Про ГУМАНИТАРНОГО зНАНИя гресс — Плеяда», 2005. С. 188.

(к проблеме категориального аппарата) 28. Русский язык: Энциклопедия. М.: «Советская энциклопедия», 1979. С. 331.

Знанию о культуре как специальной гуманитарной об 29. Хомяков А. С. Полное собрание сочинений: В 8 т. М., 1900–1906.

ласти в нашей стране не повезло. В западной науке подоб Т. 4. С. 419.

30. Океанский В. П., Океанская Ж. Л. Антикризисный потенциал ного рода знание именуется антропологией, что в принци Ро ж д е н и е православной традиции: к проблеме осмысления метафизических пе оправданно, ведь культуру творит человек, кроме челове оснований отечественной интеллигенции в истории // Интеллиген- ка же культура никому больше не нужна. Но в нашей стране ция и мир: Российский междисциплинарный журнал социально антропология уже была, занимала свою нишу, мало сопри гуманитарных наук. 2010. № 3. С. 143–144.

касаясь с общекультурной проблематикой. Видимо, эта про 31. Там же. С. 135.

блематика и определила именование новой дисциплины — 32. Там же. С. 143.

культурология. В начале 1990-х годов культурологию, что 33. Хомяков А. С. Письмо к редактору «L’Union chretienne» о значе называется, «спустили» вузам в приказном порядке сверху.

нии слов «кафолический» и «соборный». По поводу речи отца Гага Эту, никому не ведомую, дисциплину начали осваивать быв рина, иезуита // Хомяков А. С. Сочинения в двух томах. Том 2. Рабо новой науки шие преподаватели (доценты и профессора) истории КПСС, ты по богословию. М. 1994. С. 243.

истмата и диамата, научного коммунизма, научного атеиз 34. Леонтьев К. Н. О Всемирной любви // Леонтьев К. Н. Цвету щая сложность: Избранные статьи. М.: «Молодая гвардия», 1992. ма, социалистической экономики и прочей ушедшей в про С. 136. шлое идеологии. Собственно, для них культурологию и вве ли в учебные программы. Потому повсеместно культурология Раздел I. основания вызывала усмешку и воспринималась как нечто сомнитель ное. Однако не везде и не всегда было так. Например, в КГУ им. Н. А. Некрасова кафедра теории и истории культур вклю чала только одного представителя советской идеологии в ву зе, правда, в лице заведующего, но вполне безобидного. Все остальные члены кафедры были просто филологи и истори ки, по разным причинам собравшиеся вместе.

Сегодня уже более двадцати лет в вузах изучают куль турологию, правда, объемы часов все уменьшаются (все-таки 28 «темное» прошлое дает о себе знать). Но остаются принципи альные вопросы, среди которых главных два: что такое куль тура и каков категориальный аппарат этой области знания.

Культура есть деятельность по организации простран ства, соразмерного человеку. Природа, шире — космос яв но превышают человеческие возможности.


Создавая «вто рую» природу, человек в определенной степени руководству ется законами собственно природы, пока не придумывает механические приспособления, чуждые природе, а потому по своим последствиям губительные для нее и, как резуль- Энтимема (греч. ™nqmhma — мысль, выдумка, со Ро с с и и тат, самого человека. Потому культура всегда одновремен- вет, внушение) культуры — концепт построен на вероят но развернута и в область созидания, и в область разру- ностном силлогизме, который усиливается парадоксально шения. В качестве примера приведу эпизод из «Кащеевой неожиданным объяснением в финале. Любой реальный факт культуРологии в цепи» М. М. Пришвина. Ефим Несговоров встречается со ста- в Энтимеме может таковым и не быть вовсе, но внутри обя рым другом в Дрезденском музее около «Сикстинской ма- зан иметь достоверную и понятную структуру. По образному донны» и признается: «Меня тянет затаиться где-нибудь под определению В. В. Бибихина, «в энтимеме человек как бы си одним из диванов, на которых сидят созерцатели мадонны, дит в театре, смотря возможные случаи из жизни, в которых дождаться звонка и перележать там время, пока уйдут сторо- нет обязательности» [1, c. 44]. Энтимема есть свидетельство жа, а потом вырезать мадонну и уничтожить» [9, c. 309]. о вероятном. Так, например, положительные идеалы в ан Культура в итоге оказывается не только не природной, тичности не становятся, как бы нам ни хотелось, таковыми Ро ж д е н и е но отражает иные цели и задачи (по Юнгу, культура пребы- в последующих культурах. В силу изменчивости человече вает «по ту сторону природной цели» [12, c. 199]). Природа за- ской природы энтимема может быть определена как один думана и организована изначально как единая система, где из центральных концептов научного аппарата культуроло все взаимосвязано и взаимообусловлено. Энтелехия есть не- гии. Если идея энтелехии заимствуется человеком у приро отъемлемое качество природы. Иное человек с его амбиция- ды, то в энтимеме отражается относительность человеческих ми, с его культом разума и стремлением проникнуть во все задумок в области культуры.

тайны природы, заменив их понятными человеку явления- Учитывая пространственно-временной характер тво ми. Отсюда рождается главная цель культурологии как на- римой человеком культуры, необходимо найти имманент новой науки уки: выявить те механизмы, которые позволяют (по анало- ные ему концепты. Приведу несколько примеров из области гии с природой) увидеть человеческую деятельность как искусства.

развивающееся, становящееся единое целое. В этом контек- Дух эпохи (времени) (греч. — дух;

— сте оказывается значимым концепт1 «энтелехия культу- остановка;

нем. Zietgeist, Geist der Zeit) — концепт, введен ры». По Г. С. Кнабе, «имеются основания 1) признать суще- ный К. Г. Юнгом. Дух эпохи (времени) способствует пости Раздел I. основания ствование такого явления, как энтелехия культуры;

2) убе- жению того, как разные явления одной эпохи могут быть диться в распространении его на разные сферы духовной объяснены из тех «сил», которые их породили. Дух эпохи (вре жизни, среди которых обращают на себя внимание по край- мени) дает представление о возникновении источников, пи ней мере два – “архетипическая” и… “античная”;

3) конста- тающих все потоки эпохи. В этом контексте решающий фак тировать, что явление энтелехии культуры не только вы- тор искусства эпохи следует искать не в телесно-душевных ражает установку воспринимающего сознания, но и отра- определенных биологически специфических групп лю жает определенные объективные свойства самой исходной дей, не в формах человеческого сообщества, но в факто материи — заложенную в ней “возможность перейти в дей- рах бытия духовного мира. Человеческий дух, как замеча ствительность”, по Аристотелю;

4) отметить “музыкальный”, ет Г. Зедльмайр, «получает свою глубокую и конкретную 30 логико-аналитический и объективно-рационально не полно- определенность через свое отношение (в том числе и нега стью объяснимый характер разбираемого явления» [4, c. 145]. тивное) к абсолютному духу: через свое отношение к Богу… Последнее замечание представляется важным, поскольку Свободно витающий в качестве голой идеи автономный че отсылает к относительности всякого человеческого знания. ловеческий дух может продержаться лишь короткое время.

А подчас — наоборот: «Говоря аристократическим языком Если он не вступает в связь с Богом, то связывается с более “энтелехия” русского интеллигента, в конце концов, лакей- низкими, нежели дух, реальностями» [3, c. 121]. Дух эпохи ство» [11, c. 624]. Потому культуре свойственна энтимема. (времени) открывается в стиле искусства, поведения, речи, в котором отражается единство выразительности во всех ви Под концептом нами понимается определение, которое не обрело еще обще дах художественного творчества.

принятых понятийных рамок, но сориентировано на сущностное содержание.

Другое понимание Духа эпохи (времени) актуализи- Текст культуры — включает все, что сотворе Ро с с и и рует мировоззренческие основания, в недрах которых рож- но человечеством либо за время его существования, ли дается единство всех видов человеческой деятельности. бо в определенный временной отрезок. Текст культуры У К. Н. Леонтьева читаем: «Мы разговаривали обо всем, обладает собственными универсалиями, среди которых культуРологии в о самых высших вопросах богословия, о католицизме, наиболее сущностными являются символ и знак как от о Славянофильстве, о русской литературе, о Восточном ражение, с одной стороны, сознания, с другой — феноме вопросе, о греко-болгарской распре, о духе времени» [5, нов бытия. В Тексте культуры запечатлены креативные c. 304]. возможности общества, которые могут быть амбивалент Время культуры (церк.-слав. веремя из греч. o — но направленными и в область добра, и в область зла.

время;

cultura — возделывание) — отражает содержатель- Потому Текст культуры всегда нравственно окрашен.

ное единство феноменов культуры, ее универсальных ха- Ключевые слова культуры — сумма универсалий, Ро ж д е н и е рактеристик (психологических, образовательных, духовно- которая дает представление о содержании, цели и за душевных). Многообразие культурных практик и форм дачах человеческой деятельности. Наиболее значимые их осмысления увеличивается во Времени культуры вме- в этом контексте Ключевые слова культуры: человек, сте с прогрессом научно-технической цивилизации и диффе- мир, Бог. Любая культура выстраивается либо по верти ренциацией культур. Отсюда многообразие дискурсов куль- кали (внизу человек, наверху Бог), либо по горизонтали туры. Это многообразие есть необходимое условие самосо- (человек и Бог располагаются на одной прямой). Отсюда знания культуры, ее существования во времени. Кроме того, разница в понимании мира, целей человеческой жизни Время культуры — это время определения творчества в тер- и всей деятельности. Потому глубоко прав отец Павел новой науки минах культуры, поэтому идеальной парадигмой Времени Флоренский, разделив все типы культуры на два: средне культуры является ХХ век, который можно охарактеризо- вековый и ренессансный.

вать как «бытие в культуре». Время культуры внерелигиоз- Ключевые слова эпохи — сумма универсалий, ко но, замкнуто на человеке и его креативных возможностях. торая дает представление о сущностном содержании эпо отражает единство феноменов культуры, ее универсальных хи. Выявить Ключевые слова эпохи — значит понять ее.

Раздел I. основания характеристик (психологических, образовательных, духовно- Например, ключевые слова античной эпохи — миф, син душевных). кретизм, без-личность, жребий, судьба.

Дискурс (от лат. dicrsus — бестолковая круговерть) Век (через церк.-слав. от греч. «век, жизнь, веч культуры — это концепт, обозначающий, в первую оче- ность») — периодизация в истории развития человече редь, способ или специфические правила организации ре- ского сообщества на основе достигнутого им уровня ма чевой деятельности в определенную эпоху. Отсюда Дискурс териального благополучия. При этом Век не совпадает культуры обладает значением, близким к стилю. Можно го- со столетием. Отсюда — каменный Век, бронзовый Век, ворить о научном Дискурсе культуры различных сфер зна- железный Век, Серебряный Век и др. В более широком ния: культурологии, философии, естественно-научного мыш- значении Век — отрезок исторического времени, в пре 32 ления, вплоть до идиолекта — индивидуального стиля. делах которого происходят заметные изменения в жиз Дискурс культуры обозначает не только способ организа- ни общества, которые закрепляются в разных явлениях ции текста культуры, но и способ его прочтения. Так, в эпоху культуры. Иными словами, Век есть свидетельство о не постмодернизма «антитетическая полисемия становится нор- коем единстве общества в области культуры. Как заме мой мышления и вербального выражения». В ткань дискур- тил В. В. Розанов, «сущность ХIХ-го века заключается са непременно включается нечто, что разрушает причинно- в оставлении Богом человека» [10, c. 431]. А по Х. Ортеге следственную наррацию и одновременно расширяет самоё и-Гассету, «добрый» ХХ век лишит человечество и науки, пространство текста, который стремится обрести черты раз- и морали, и красоты, что позволит в выжженной пустыне личенной целостности. распуститься новой розе [8, c. 112].


С процессами переходности в культуре связаны та- разбивающую стеклянную крышу оранжереи и гибнущую Ро с с и и кие концепты, как Рубеж веков, Конец века, Начало ве- от мороза;

автор вскоре покончил самоубийством. Писатель ка. Добавлю, собранные вместе, эти признаки дают summae Николай Успенский зарезался на Смоленском рынке, а Глеб rerum переходности, что свидетельствует о погранично- Успенский начинал сходить с ума. Лев Толстой выступил культуРологии в сти бытийствования в целом. Причем пограничность в та- с проповедью опрощения, непротивлением злу насилием» [7, ком случае становится ключевым понятием, в пределах ко- c. 43–44]. И еще одно свидетельство — из «Прежде и теперь»

торого внешне разнородные социокультурные феномены К. Случевского:

оказываются взаимосвязанными, репрезентируя качество происходящих процессов. Особенно если учесть замечание В глухом безвременье печали А. М. Панченко, что конец и начало — слова одного корня. И в одиночестве немом Конец века (франц. fin de sicle) — обозначение эпохи Не мы одни свой век кончали, Ро ж д е н и е в истории литературы и искусства, приходящейся на 1880– Объяты странным полусном.

1900-е годы. Название концепта происходит от одноимен ной пьесы (комедии) Ф. де Жувено и А. Миккара (1888), в ко- На сердце — желчь, в уме — забота.

торой нашли выражение настроения декаданса уходящего Почти во всем вразумлены;

времени. Яркие примеры — «Герман Лаумер» (1907) Г. Гессе, Холодной осени дремота «Наоборот» (1884) Ш. Ж. Гюисманса. Для Конца века харак- Сменила веянье весны.

терны культ эстетства, ироническая игра, презрение к ми ру. Главный герой — бдительное, мучительно анатомизиру- Кто нас любил — ушел в забвенье, новой науки ющее себя сознание. Отсюда — Mal d sicle, по В. Вейдле, А люди чуждые растут, «болезнь XIX века — высокая болезнь» [2, c. 90]. В концеп- И два соседних поколенья те Конец века отражается независимая духовная общность, Одно другого не поймут.

смешение идей и форм, вторжение научных методов в ли тературу, смутная тяга к религии, измельчание характеров, Мы ждем. Молчим, но не тоскуем, Раздел I. основания свобода самовыражения и одновременно бесконечная уста- Мы знаем: нет для нас мечты… лость. Характеристику отечественного варианта Конца ве- Мы у прошедшего воруем ка дает С. И. Мицкевич: «Частым явлением стал в этот пе- Его завядшие цветы, — риод отход не только старых революционеров от революции, но и либералов от либерализма. “Поумнел” — вот ходовое Сплетаем их в венцы, в короны, выражение для этих отходящих. Литература того времени Порой смеемся на пирах… полна картинами этого разброда и отхода размагниченного Совсем, совсем Анакреоны, интеллигента от революции, от прогрессивного обществен- Но только не в живых цветах.

ного движения. Особенно яркое выражение нашел это про 34 цесс в сказках Салтыкова-Щедрина “Либерал”, “Премудрый Рубеж веков — «встреча» двух столетий, когда от пескарь” др., в романах Боборыкина “Поумнел”, “На ущер- крывается исчерпанность содержания и форм предыдущей бе”, в повестях Чехова “Скучная история”, “Хмурые люди”, культуры. Уходящий век осмысляется как чуждый вновь “Тоска”, в его пьесе “Иванов”. Надсон написал стихотворе- пришедшему и подвергается критике, подчас полному от ние “Нет, я больше не верую в ваш идеал и вперед я гляжу рицанию и осмеянию. Рубеж веков рождает рубежное созна равнодушно”, вскоре он умер от злейшей чахотки. Гаршин ние — особый феномен в истории развития культуры, в его написал символические рассказы “Красный цветок” и “Alta основе располагаются две сущностные доминанты: миро lea princes”;

в последнем он изобразил растущую в оран- воззренческая и временная. Первая апеллирует к мировоз жерее пальму, тянущуюся к свету, к солнцу, своим ростом зренческим парадигмам, фиксирует происходящие внутри этих парадигм изменения, расширяя семантическую базу мире. Так это происходит и в искусстве, и здесь процесс по сво Ро с с и и рубежного сознания, сдвигая в область периферии времен- ей внутренней сути не менее философичен. Искусство мыс ной аспект. Если же рубежное сознание соотносится с кон- лит в своих формах, внутри себя и, быть может, как никогда кретным рубежом веков, то временная характеристика ока- напряженно, — а при этом осмысляется и переосмысляется культуРологии в зывается главной, а ее смысл сужается до схватывания той и сам характер такой художественной мысли. Философское — или иной культурной ситуации. В таком случае рубежное в том, что перед мыслью, взором и чувством самого же искус сознание становится актуальным для таких концептов, как ства встает граница видимого и невидимого, явления и сущ Конец века и Начало века. ности, — и вот суть именно этой границы требуется осмыс Мировоззренческий аспект рубежного сознания актуа- лить, относительно нее определить свои задачи. Искусство лизирует адекватный тип отношений мира видимого (чув- должно так или иначе понять и, будучи искусством, нагляд ственного) и невидимого (сверхчувственного), который закре- но представить, изобразить эту границу» [7, c. 559–560].

Ро ж д е н и е пляется в целеполагании бытия человека. Отсюда рождает- Начало века (ст.-слав. ….. из греч. rcomai — начинать;

ся определенный тип культуры, в котором доминирует либо церк.-слав. вькъ из греч. a„n — век, жизнь, вечность) — кон образ Бога/богов (Средневековье, древние культуры), либо цепт, содержание которого в культурологии выходит за чи образ человека (антропоморфизм культуры Нового време- сто хронологические рамки и обретает сущностный смысл.

ни). В первом случае выстраивается мировоззренческая вер- Начало века всегда связано с обозначением новых оттенков тикаль от человека к Богу/богам, во втором — горизонталь, ментальности, смещением традиционных представлений, уравнивающая человека с Богом/богами. Собственно ру- рождением новых форм в искусстве. Так, авангард ХХ века бежное сознание и рождается в ситуации смены вертикали утверждал предметный материальный мир в его собствен новой науки на горизонталь. ной значимости, что определило специфику художественно Характерной чертой рубежного сознания является утра- го сознания, модернизма в целом.

та образа, апофатичность ( — отрицательный). Горизонт культуры — концепт, в котором времен Рубежное сознание провокативно моделирует ситуацию, ность дается в потоке прошлого, настоящего и будущего.

специально лишенную образа, чтобы проверить, может ли Термин «горизонт» введен Э. Гуссерлем и обозначает вну Раздел I. основания мир существовать вне даже самой идеи Бога. Утрата обра- треннее ощущение человеком временности. При соприкосно за придает рубежному сознанию черты текучести, зыбкости. вении внутреннего содержания Горизонта культуры с со Рубежное сознание всего лишь схватывает изменения, фик- держанием внешним человеку открывается только одна сто сируя их в творимых человеком культурных текстах и через рона, другая всегда скрыта. М. Хайдеггер актуализирует них являя (представляя) сущность этих изменений. в Горизонте культуры ускользание времени в пространство Во всех других случаях конец-начало (не в последнюю «здесь-бытия», что оказывается возможным благодаря от очередь в силу их этимологической близости) веков отме- крытости временных «экстазов», то есть реальной интерпре чается всего лишь появлением некоторых оттенков в мен- тации «прошлого», «будущего» и «настоящего». Временность тальности той или иной эпохи. Как писал А. В. Михайлов, становится горизонтом того, что скрыто в понимании бытия.

36 «…Человек и мир переустраиваются относительно друг дру- В этой ситуации Горизонт культуры обретает черты темпо га, заново определяют свои отношения, словно бы для дела, ральной интерпретации артефактов, сотворенных человече что принадлежит человеку, а что — миру. Только что итог по- ским сообществом.

лучается не очень ясный, поскольку оказывается, что в кон- Представленные здесь некоторые описания концептов, це концов все равно принадлежит человеку, — будь то да- имеющих сугубо культурологическое содержание, конечно, же столь отдаленные вещи, как звезды. При таком переделе- не исчерпывают всей проблематики дисциплины. Но, ду переустройстве все время задеваются и так или иначе мается, открывают тот вектор, следуя которому можно было осмысляются всякого рода крайние позиции — не только тог- сформировать понятийные границы культурологии как спе да, когда речь идет о философском Я и противостоящем ему циальной области гуманитарного знания.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК Ю. М. Осипов Ро с с и и 1. Бибихин В. В. Алексей Федорович Лосев. Сергей Сергеевич сМысл и ИМЕНА Аверинцев. М.: Институт философии, теологии и истории св. Фомы, 2004.

культуРологии в 2. Вейдле В. Умирание искусства. СПб.: Axioma, 1996.

Человек активно пользуется именами, среди которых 3. Зедльмайр Г. Искусство и истина: Теория и метод искусства. Пер.

не просто слова-печати, но и печати-лики, ловящие и удержи с нем. Ю. Н. Попова. СПб.: Axioma, 2000.

вающие смыслы, их вполне успешно представляющие. Это са 4. Кнабе Г. С. Материалы к лекциям по общей теории культуры мые важные имена — смысловые, от которых вся основа язы и культуре античного Рима. М.: Индрик, 1993.

ка, речи, текста, с которыми напрямую связано сознание, да 5. Леонтьев К. Н. Полное собрание сочинений и писем: в 12 т. Т. ющее имена и улавливающее смыслы, как и строящее самого (1). СПб.: Изд-во «Владимир Даль», 2003.

Ро ж д е н и е себя — уже обессмысленным и обыменованным.

6. Михайлов А. В. Идеал античности и изменчивость культуры.

Рубеж XVIII–XIX веков / Михайлов А. В. Языки культуры. Учебное Смысл и мысль, строго говоря — одно и то же, точнее, пособие по культурологии. М.: Языки культуры, 1997. из одного и того же, а вот чего? — кто ж знает, ежели уже сло 7. Мицкевич С. И. На грани двух эпох: от народничества к марксиз- во — Бог, а без слова ни смысла, ни выразить, ни мысль не обо му. М.: Государственное общественно-экономическое изд-во, 1937.

значить? Тут ведь тайна, и тайну эту надо признавать. Смысл 8. Ортега-и-Гассет Х. Эстетика. Философия культуры. М.: Искус и мысль — сами себе сущности и причины, сами себе и субстан ство, 1991.

ции. Знает человек, что есть смыслы и мысли, а вот что это та 9. Пришвин М. М. Собрание сочинений: в 8 т. Т. 2. М.: Художественная кое, кроме тайны, кто знает.

литература, 1982.

новой науки Вот отсюда и имена, чтобы смыслы и мысли припечаты 10. Розанов В. В. Сочинения: в 2 т. Т. 2. М.: Правда, 1990.

вать, обналичивать, удерживать. Сказано «деньги», и все знают, 11. Ухтомский А. А. Лицо другого человека. СПб.: Изд-во Ивана что это такое, хотя никто вполне и не знает, что ж есть на самом Лимбаха, 2008.

деле деньги: главное, что всем известно необходимое о деньгах, 12. Юнг К. Г. Проблемы души нашего времени. М.: Изд. группа «Прогресс»;

«Универс», 1994. успешно словленное и функционально применительное. И так Раздел I. основания повсюду слово — имя — смысл, правда, ежели смысл при этом имеет место, ибо слово и имя могут и без смысла обойтись, обо значая лишь самих себя, как, например, все имена людей, на звания тех же кораблей, вся вообще топонимика и многое дру гое, где знак главнее смысла, а смысла просто нет.

Имя со смыслом, или смысловое имя, — вещь исключи тельно важная, она вещает не о себе, а о смысле, что и застав ляет человека с почтением относиться к такого рода именам:

есть имена и оперирование с ними, есть и доступный для по 38 нимания мир, включая человека и самого Господа Бога, пусть и понимания неполного, относительного, суженного, даже и не правильного, но все-таки понимания, дающего возмож ность жить, общаться, творить, в общем — быть человеком, причем не только осознаненным, но и сознательным, не про сто животным.

Человек поименовал данный ему мир, открывая либо при давая смыслы, и, обогащая себя имясмыслами, обучился опе рировать с миром, включая самого себя, да так, что стал пре вращать данный ему мир в мир, им самим (человеком) взятый, еще и почему-то лукавая. И никто не знает, кто и зачем лу Ро с с и и а потом и вовсе в созидаемый. Пользуясь имясмыслами, умно- кавит, искажая и обезображивая все вокруг, вызывая к жиз жая их, человек, устремляясь от природы к неприроде, созда- ни имяблудие и блудомыслие, выбрасывая на гора блуд вал свой собственный, уже совершенно человеческий, мир, со- ливые антисмыслы, заставляя и каждого имярека блудить культуРологии в ответствующим образом его и именуя. и антисмыслить.

В итоге искусственный мир обошел в идеальном плане Сотворенный человеком мир вдруг как-то взял да и обер мир естественный, и мир человека стал более миром имясмыс- нулся против человека. Мир-оборотень! Где созидательные ду лов, чем собственно вещей. Понятия захватили в свой плен по- мы, где доверительные разговоры, где необходимые взаимопо нимаемое, это последнее все более зависело от понятий, а са- нимания? Вокруг лишь идеословный, он же и имясмысловой, ми понятия от… понятий. Имясмысловой мир совершенно одо- апокалипсис. Никто ничего и никого не понимает, никто нико лел не только естественный мир, но и вообще всякий реальный го ничему не учит, никто никому и ничему не верит! Эпоха ин Ро ж д е н и е мир, включая и внешний искусственный. Имя стало во многом формации обернулась эпохой вертлявой дезинформации, а эпо служить самому себе, имена утрачивали связь не только с ре- ха знания — эпохой кругового незнания. Расчеловечивание альностью, но и с самими собою. Все больше появлялось имен- человека и деконструкция мира! Царство антимира!

пустоток, имен-симулякров, имен-мотыльков, а смыслы, если Литература, искусства, философия — в утиль, туда же где-то и выскакивали, то по большей части обратные (смыслы- и фундаментальная наука. Только технологии! Все осталь оборотни), да и на какое-нибудь мгновение. Представленный ное — в расход! Опять же не любые технологии, а лишь круто самому себе номинализм, утратив связь с реальностью, заме- переделывающие мир и человека, в особенности человека, ко нил ее мириадами слов-значков, взгромоздив в результате пе- торый теперь объект самой последовательной «перезагрузки».

новой науки ред человеком (в его сознании) огромную кучу имяславского Сверхъестественный интеллект, железный организм, безмер мусора, что и понуждает несчастного человека бежать стрем- ная сила, невозможные способности, счастливое долголетие, глав в спасительное бессловесье. укрощенная смерть. Это для господ, а для иных граждан ми Бессловесье — не отсутствие слов, речей, текстов, а их… ра уже иное, но тоже запрограммированное. Там и там — ненужность. Говорят и пишут много, вещают охотно и бес- постчеловек, а ежели наверху сверхчеловек, то внизу — про Раздел I. основания прерывно, извергая потоки слов, но вот что говорят, пишут, сто нелюдь!

вещают, как и зачем? Зачем весь этот словооборот, заменя- В среде окружающего мира — безумие, много безумия, ющий как реальность, так и самого человека? Сегодняшний причем уже безумия субстанциального, но зато в сердцеви мир — это вовсе не единение человека, вещи и слова, где не — ум, замысел, проект. Возможно ли такое? Почему нет, номинатор в понимании с именуемым, а имя верно служит ежели человек перешел не только природный, но и сакраль номинатору, обогащая его знание и сознание. Нынешний ный рубикон, делает, что хочет, творит миря прямо из себя, мир далек от такого единения, что совсем не удивительно, когда у человека один критерий — он сам, а ведь это крите ибо номинатор вытворяет все, что угодно, забыв о смыслах, рий очень ненадежный, — как только человек возвышает се значениях и мере, а оскорбленное имя мстит номинатору, бя над миром, так и безумие откуда-то к человеку подступа 40 обкрадывая не без злорадства его сознание. Имя и поиме- ет, обращаясь в субстанцию. Решения вроде бы не безумные, нованный им смысл вроде бы… правда, хотя бы условная, продуманные, выверенные, а выходит все одно — не просто договорная, а теперь, однако, по большей части дурочка, несуразица, а опаснейшее безобразие, чреватое не одними блямбочка, бучечка… ничто. И человек тоже ничто, и весь потрясениями, но и уничтожениями.

мир тоже! Где, собственно, человек, который уже точка, еди- В глобальном мировом центре — сплошные умники, ница, а то и попросту нуль, в лучшем случае, система, а где и действуют они умн, а цель их — покорение мира, челове мир, который уже не более чем пространство, текст, эфир? ка, жизни — не ошибка, не просчет, не глупость даже, а имен Все кругом, включая человека, теперь информация, мало но безумие, от которого самонадеянному человеку ныне нику того, информация по преимуществу искаженная, ложная, да не уйти.

Обратись к Христу и к Природе — и никакого тебе безум- даже не к расчленению философии как интегрального знания, Ро с с и и ства! Но нет, безумству умных поем мы песню! А умный ныне, на которое можно человеку размышляющему опереться (вро который без Христа и вне Природы — всего лишь безумец! де как на миф, на религию, на предание, даже и на науку).

Очень оригинальное вокруг нас время — эпоха субстан- Философия стала субъективной, заносчивой, высокомерной культуРологии в и даже брезгливой, она никак не для людей, ибо… не для них циального безумия!

И какие же смыслы, кроме апокалиптических, соответ- она вовсе, а для… э-э… выверта, для пустоты, для ничто. И это ственно, кривых, разломных и ядовитых, можно извлечь из бы- никакой не внешний приговор, а самый обыкновенный самоо тия, адекватного такому замечательному времени? Какие говор — вполне, кажется, заслуженный.

на эти смыслы можно поставить имена-клейма? Философия то ли уже умерла, то ли еще умирает — как Наверное, извлечь только какие-то антисмыслы и по- интегральное знание, пусть и не консолидированное, но все ставить только антиимена, что означает лишь продолжение таки… общее знание, способное быть, и быть среди людей, Ро ж д е н и е Иоаннового апокалиптического текста, когда слова вроде бы причем не в библиотеках, а в самой жизни. Скажи что-нибудь понятны, а текст, увы, совершенно загадочен, а в нашем слу- этакое в философских кругах, так ведь засмеют, ибо вертля чае — просто безумен, вроде антиалгоритма дурного сна. ва нынче философия, кусача и задириста. Теперь важно даже Литература, искусство, философия давно уже в этом дур- не удивить, а ошарашить — изысканной абракадаброй разда ном сне, в пучине безумия, ибо что и для чего бывает в них со- вить — бессмыслицей убить — пустым словом.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.