авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 15 |

«Национальная академия педагогических наук Украины Украинская ассоциация Василия Сухомлинского Государственное учреждение „Луганский национальный университет имени ...»

-- [ Страница 9 ] --

Избавилась ли современная школа от гендерных стереотипов, ко торые ориентируют воспитание мальчиков и девочек если не на под чиненные женские, то взаимодополняющие половые роли и виды деятельности? Вспомним для примера учебную дисциплину для „сла бого” пола „обслуживающий труд”, или изображение в текстах учеб ников и пособий мальчиков, которые творят действие, и девочек, име ющих дело с его последствиями, или попытки отдельных методистов рекомендовать задачки про вес составляющих продуктов для приго товления борща для девочек, а мальчикам о деталях для авто и т. п.

Прислушаемся ко мнению В. Сухомлинского: „...нужно так организо вать деятельность коллектива, чтобы не было специально мужских и специально женских видов деятельности (это, однако, не означает, что и самую тяжелую физическую работу должны делить мужчины и жен щины)... Не должно быть таких трудовых взаимоотношений, при кото рых девочки обслуживали бы мальчиков и привыкали бы, таким образом, В. А. СУХОМЛИНСКИЙ В РАЗМЫШЛЕНИЯХ СОВРЕМЕННЫХ УКРАИНСКИХ ПЕДАГОГОВ к роли домашней хозяйки. То, что нужно делать в домашнем хозяйстве, одинаково умело должны делать мужчины и женщины. Если и есть ка кое-то разделение в самообслуживании, то оно должно быть временным:

сегодня парни выполняют одну работу, завтра — другую” (выделено нами — О. К., Т. Г.) [1, с. 606 — 607].

В развитии идей воспитания личности девушки или юноши В. Су хомлинский не пользовался модным сегодня словом „гендер”. Про блемы освоения культуры межполовых отношений ученый освещал категориями родного языка: „Меня никогда не радует, что у отдельных девочек слишком много старательности, аккуратности и мало иници ативности, самостоятельности, решительности. В будущей матери не обходимо воспитывать гражданскую стойкость, чувство собственного достоинства, а не бессловесную покорность. Покорность, выработан ная односторонним воспитанием (это — разрешается, это — запреща ется), порождает идейную безхребетность. Необходимо организовать коллективную деятельность так, чтобы живые дела мальчиков и де вочек были эмоционально насыщены, пробуждали у девочек яркую эмоциональную оценку того, что их окружает, что они делают. Досто инство будущей женщины, матери, жены формируется тогда, когда она одухотворена гражданскими интересами, заботами, волнениями коллектива....Девочки должны жить активной общественной жиз нью. Слишком большая сосредоточенность на самой себе, углубление в свой внутренний духовный мир... могут быть причиной эмоциональ ной убогости, опустошенности. Эмоциональная убогость приводит к тому, что в годы ранней юности девушка становится беззащитной, когда нужно отстоять свою честь и достоинство” [3, с. 374 — 375]. „Не допустить того, чтобы женщины наши становились образованными рабынями, — одна из очень важных воспитательных задач школы” [1, с. 599 — 600].

Идеи В. Сухомлинского о равенстве полов, преодоление приня того отношения к видам деятельности, „соответствующим полу”, яв ляются краеугольным камнем для гендерной педагогики. Именно такой подход был положен в основу деятельности Центра гендерных исследований по реализации проекта „Формирование гендерных ори ентаций депривированных подростков” при содействии Канадского Агентства Международного Развития, Посольства Канады в Украине и Канадско-украинского гендерного фонда.

„ГЕНДЕРНЫЕ” В. А. СУХОМЛИНСКОГО АКЦЕНТЫ В ПЕДАГОГИКЕ Литература 1. Сухомлинский В. А. Методика воспитания коллектива / В. А. Су хомлинский // Сухомлинский В. А. Избранные произведения : в 5-ти т. / редкол. : А. Г. Дзеверин (пред.) и др. — Киев : Рад. шк., 1979 —. — Т. 1. — 1979. — С. 425 — 668.

2. Сухомлинский В. А. Проблемы воспитания всесторонне разви той личности / В. А. Сухомлинский // Сухомлинский В. А. Избранные произведения : в 5-ти т. / редкол. : А. Г. Дзеверин (пред.) и др. — Киев :

Рад. шк., 1979 —. — Т. 1. — 1979. — С. 57 — 218.

3. Сухомлинский В. А. Рождение гражданина / В. А. Сухомлин ский // Сухомлинский В. А. Избранные произведения : в 5-ти т. / редкол. : А. Г. Дзеверин (пред.) и др. — Киев : Рад. шк., 1979 —. — Т. 3. —1980. — С. 299 — 627.

4. Сухомлинский В. А. Духовный мир школьника / В. А. Сухо млинский // Сухомлинский В. А. Избранные произведения : в 5-ти т. / редкол. : А. Г. Дзеверин (пред.) и др. — Киев : Рад. шк., 1979 —. — Т. 1. — 1979. — С. 219 — 424.

Кикинежди О. М. „Гендерные” акценты в педа гогике В. А. Сухомлинского : пер. с укр. / О. М. Ки кинежди, Т. В. Говорун // Наук. зап. Терноп. держ.

пед. ун-ту імені Володимира Гнатюка. — Т., 2002. — № 5. — С. 254 — 258.

В. А. СУХОМЛИНСКИЙ В РАЗМЫШЛЕНИЯХ СОВРЕМЕННЫХ УКРАИНСКИХ ПЕДАГОГОВ Н. С. Побирченко, доктор педагогических наук, профессор, член-корреспондент НАПН Украины, ректор Уманского государственного педагогического университета имени Павла Тычины СЕМЕЙНАЯ ПЕДАГОГИКА В. СУХОМЛИНСКОГО О ПОДГОТОВКЕ РЕБЕНКА К ШКОЛЕ В се народы во все времена стремятся воспитывать моло дое поколение честным, смелым, здоровым, трудолюби вым. Свои стремления они начинают воплощать с первых дней рождения ребенка. Именно с детства тянется нить будущих мо ральных качеств, наклонностей ценностных ориентаций личности.

Решающая роль в этом процессе принадлежит семье, являющейся главным социальным институтом. Семья закладывает основы, на ко торых в будущем сформируются и будут развиваться наклонности, способности маленького человека, его моральные и умственные ка чества, здоровье и прочее. И происходит все это непрерывно, в каж дую минуту семейного бытия, потому что воспитание осуществляется не только с помощью определенных форм и методов, „воспитывает семья в целом — ее общий дух, культура человеческих отношений” [2, c. 21]. И создают этот дух, конечно же, родители.

Такие строки читаем в „Родительской педагогике” В. Сухомлин ского — книге, которая является своеобразным собранием научно СЕМЕЙНАЯ В. СУХОМЛИНСКОГО ПЕДАГОГИКА О ПОДГОТОВКЕ РЕБЕНКА К ШКОЛЕ обоснованных рекомендаций и советов отцам и матерям относительно сути, основных направлений и средств семейного воспитания.

Имя Василия Александровича Сухомлинского, его литературные и педагогические труды завоевали широкое признание не только в Украине, но и далеко за ее пределами. Основываясь в своих произве дениях на гуманистических традициях Я. Коменского, И. Песталоцци, Ф. Дистервега, Ж.-Ж. Руссо, К. Ушинского, он разрабатывал самые разнообразные проблемы, связанные с воспитанием ребенка, форми рованием его полноценной личности. При этом под воспитанием он понимал все разнообразие жизни, духовные ценности, моральные от ношения между людьми, их духовную культуру.

Среди многочисленных вопросов, которые волновали педагога и были обстоятельно разработаны в его научных трудах, заметное место принадлежит проблемам семейного воспитания, ведь именно в семье, утверждал Василий Александрович, ребенок получает первые жизнен ные представления, именно здесь, в кругу самых родных людей — ро дителей, у него „закладываются корни, из которых вырастают потом и ветви, и цветы, и плоды” [2, c. 22].

Происходит это потому, что „без родительской мудрости нет вос питывающей силы семьи. Родительская мудрость становится духовным достоянием детей;

семейные отношения, построенные на гражданском долге, ответственности, мудрой любви и требовательной мудрости отца и матери, сами становятся воспитывающей силой. Но эта сила идет от родителей, у них — ее корень и источник” [2, c. 21].

Исследуя широкую палитру вопросов семейного воспитания де тей разного возраста, В. Сухомлинский обращал внимание и на такой его важный аспект, как подготовка ребенка к учебе, объясняя это тем, что для родителей „большое счастье готовить ребенка к школе, потом наблюдать его первые шаги на большой тропе к знаниям”. Однако пе дагог предостерегал от поверхностного отношения к этому вопросу, ведь существует категория родителей, которые считают, что „малыша не нужно ничему учить, пока не придет время поступления в первый класс”. „Лучше, если он не будет знать до школы ни одной буквы”, — такой мысли придерживаются они.

Понятно, что в современных условиях такая формула родитель ского отношения приобрела как бы аллегорическое значение, но она остается такой же актуальной, как и слова педагога о том, что вступле ние малыша в школу, — „это не только радость и счастье. Это вместе с В. А. СУХОМЛИНСКИЙ В РАЗМЫШЛЕНИЯХ СОВРЕМЕННЫХ УКРАИНСКИХ ПЕДАГОГОВ тем много забот и труда”. Следовательно, подготовка к этому важному событию в жизни ребенка, как одному из направлений его воспитания, должна начинаться в семье „с того времени, как ребенок осмыслено посмотрел на мир и осознал сам себя как живое, активное, деятельное существо” [2, c. 173].

Родился ребенок — родители радуются. Покупают красивую ко ляску, разнообразные игрушки. Одежда, которую малыш не всегда успевает даже примерить (ее так много, а ребенок так быстро растет), чтобы была не хуже, чем у других. А если позволяет материальное поло жение, то и намного лучше. Вот малыш уже узнает папу, маму, бабушку, дедушку, поднимается на ножки, делает первые шаги… Первые слова, а затем и первые, еще не совсем ясные, но такие желанные и ожидаемые предложения. Ко всему ему хочется прикоснуться, все вызывает инте рес. В его мозгу, в мыслящей материи происходят глубокие внутрен ние изменения. Это „творится великое чудо природы и человеческой общественной жизни: ребенок становится человеком”. Давая такую характеристику начального развития маленького ребенка, В. Сухо млинский одновременно обращает внимание родителей на то, что процесс этот происходит медленно, и от того, какие условия будут со зданы в семье для его протекания, во многом зависит будущее развитие детской личности. Связано это с тем, что самый интенсивный период такого развития приходится на возраст от рождения до 6 — 7-и лет, ког да „нежная материя детского мозга очень чувствительно воспринимает безостановочный поток информации из окружающего мира и всего, что он видит, слышит, запоминает, отражается в нейронах его мозга, и он начинает мыслить” [2, c. 174].

Следовательно, делает вывод В. Сухомлинский, „если в этот пери од нет должного воспитания, если ребенок лишен того, что необходи мо для его полноценного умственного развития, — он не будет хорошо подготовлен к обучению. То, что упущено в этот период, никогда не наверстаешь” [2, с. 174]. Поэтому надо не только обеспечивать ребенка пищей, одеждой, игрушками, но и создавать для него такую человече скую среду, которая стала бы для него источником знаний о явлениях окружающего мира. И первыми, кто должен обеспечивать эти усло вия, должны быть родители, ведь, как справедливо отмечает Василий Александрович, „без родительского слова, без родительского вдумчи вого взгляда на умственный мир ребенка, без атмосферы богатой, ин тересной, полноценной, духовной жизни семьи — этого первого очага СЕМЕЙНАЯ В. СУХОМЛИНСКОГО ПЕДАГОГИКА О ПОДГОТОВКЕ РЕБЕНКА К ШКОЛЕ мысли, чувства, родного слова — немыслимо полноценное умственное развитие ребенка, необходимое для обучения в школе” [2, с. 175].

Давая советы родителям относительно подготовки ребенка к шко ле, В. Сухомлинский акцентирует на необходимости заботится о „бо гатстве и многогранности его духовной жизни, о воспитании и разви тии ума”. Педагог призывает всячески развивать их, стимулировать и удовлетворять детское любопытство и любознательность. А для этого не нужно отмалчиваться, когда ребенок обращается с какими-то во просами, следует проводить с ним как можно времени. Основой это го, по убеждению В. Сухомлинского, является „смысл жизни челове ческой в том, чтобы повторить себя в новом человеке, повторить на высшей основе, поднять детей своих на высшую степень умственного, морального, эстетического развития, чего достигали мы сами, родите ли” [2, с. 176].

В то же время он обращает внимание на следующее: необходимо не только воспитывать, развивать ум ребенка, но и чему-то учить его.

Выдвигая это требование и отмечая, что каждый отец и мать хотят, что бы их дети были умными, сообразительными, В. Сухомлинский спра шивает: что же для этого нужно делать? От чего зависит осуществление этих надежд?

Первое, на чем педагог акцентирует внимание, касается разъясне ния родителям, где истоки формирования умственных способностей, которое начинается еще в утробе матери. В подтверждение своей мысли Василий Александрович предупреждает: алкоголизм родителей — пер вый враг будущего ребенка. „У алкоголиков рождаются дети, которые в той или иной мере имеют отклонения, аномалии в развитии коры боль ших полушарий головного мозга”. Поэтому, продолжает педагог, дети, зачатые в момент опьянения родителей, могут после рождения иметь разные отклонения, в том числе и умственные. У одних детей — это ярко выраженные аномалии, которые проявляются в отставании умствен ного развития. В других случаях недостаточное развитие клеток коры полушарий менее выражено — клетки подавлены, хилые, их функции нарушены. Поэтому такой ребенок „очень медленно мыслит, у него плохая память. Всю жизнь этот человек вынужден нести тяжелый груз, положенный на его плечи легкомысленными родителями” [2, с. 77].

Почему В. Сухомлинский говорит об этом? Объясняя необходи мость рассмотрения этих вопросов, он обращает внимание на тот факт, что среди детей встречаются именно такие, которым свойственны ано В. А. СУХОМЛИНСКИЙ В РАЗМЫШЛЕНИЯХ СОВРЕМЕННЫХ УКРАИНСКИХ ПЕДАГОГОВ малии в умственном развитии по вине родителей. Следовательно, здо ровье и умственное развитие детей зависят именно от родителей, ведь „создание человека — это не просто биологический акт. Человек тем и отличается от животных, что он осознает свою деятельность, включая и повторение самого себя в детях” [2, с. 178].

Точно так же умственное развитие ребенка зависит от окружения, в котором он делает первые шаги познания. И этим окружением яв ляется именно семья, которая призвана обеспечивать становление первых мировоззренческих ориентиров ребенка на основе познания мира, формировать у него оптимистическую „Я-концепцию”. Ведь хорошо известно, что у ребенка, который имеет низкую самооценку, развивается неуверенность в своих возможностях, что может привести к возникновению таких негативных качеств, как пассивность, необя зательность, безразличие. Все это негативно влияет на общее развитие личности, отражается на ее отношении к учебной деятельности.

Обращение к научному наследию В. Сухомлинского свидетель ствует, что важное место среди исповедуемых им средств реализации воспитательных задач принадлежит народной педагогике, которая со держит немало педагогических законов и правил, направленных на ре шение воспитательных учебных функций. Поэтому Василий Алексан дрович называл народную педагогику „кладезем народной мудрости”, „устным многотомным учебником”, в который каждое „поколение де лает свой маленький ценный вклад” [4]. А семья является той ячейкой, где производится, сохраняется и пополняется народный опыт форми рования и развития личности, подготовки ее к учебной и трудовой де ятельности.

Эти мысли В. Сухомлинского имеют важное значение для реше ния вопросов, освещению которых посвящена наша статья. Много численные средства народной педагогики не теряют своего значения и сегодня, и могут в значительной мере помочь родителям в воспитании дошкольников, в подготовке их к серьезному делу — учебе в школе, содействовать развитию малышей.

Благодаря средствам народной педагогики ребенок, особенно старшего дошкольного возраста, находит ответы на многочислен ные вопросы, что безусловно способствует его умственному разви тию. Важное место в этом процессе играет сказка, подтверждение чему находим и в работах В. Сухомлинского. Обращаясь к сказке в СЕМЕЙНАЯ В. СУХОМЛИНСКОГО ПЕДАГОГИКА О ПОДГОТОВКЕ РЕБЕНКА К ШКОЛЕ своей педагогической деятельности с детьми, он, в частности, от мечал: „Чем больше я работаю, тем больше убеждаюсь в том, какую важную роль играет сказка в духовном развитии ребенка” [1, с. 36].

Сказка, достигая своими корнями седой древности, содержит попу лярные сведения о строении окружающего мира, о сущности добра и зла, учит жизненным истинам. Сказка — это своеобразная форма наставления. Её сила в том, что в ней аккумулированы выработанные народом воспитательные кодексы, которые своеобразно действуют на детскую психологию и сознание. В. Сухомлинский называл сказки „духовным богатством народной культуры, познавая которое ребенок познает жизнь народа” [3].

В сказках заложены глубокие философские, педагогические исти ны. Слушая их, дети задумываются над разнообразными проблемами жизни, у них развивается умения воспринимать, анализировать и оце нивать услышанную информацию.

Учитывая возрастные особенности старших дошкольников, роди тели могут найти в сказках (литературных и народных) неоценимого помощника в умственном развитии ребенка. Но при этом нужно учиты вать, что воспитательный эффект сказок зависит не от их количества, а от должного их представления, обсуждения с ребенком изображенных в них событий, поступков героев. Стоит не только знакомить ребенка с известными сказками, но и побуждать к самостоятельному их созда нию. Такие „писательские упражнения” помогут в развитии детской памяти, логического мышления, наблюдательности, внимания, будут способствовать формированию речевых умений, культуры речи.

Привлекая внимание родителей к необходимости их активней шего участия в подготовке ребенка к учебе в школе, В. Сухомлинский полностью осознавал, что не все они хорошо понимают такую свою задачу. Но даже понимая, не всегда знают, что и как именно нужно де лать. Поэтому педагог утверждал, что „родителям, особенно молодым, нужно овладевать элементарными знаниями как о школьном, так и о дошкольном воспитании” [2, с. 173]. Значение такого просветитель ства актуализируется еще и тем, что взрослые достаточно часто не за думываются над сущностью развития собственного ребенка, формиро ванию его как личности.

С целью предоставления родителям необходимой помощи в овладении указанными знаниями Василий Александрович создал в Павлышской школе специальную „Школу для родителей”, занятия в В. А. СУХОМЛИНСКИЙ В РАЗМЫШЛЕНИЯХ СОВРЕМЕННЫХ УКРАИНСКИХ ПЕДАГОГОВ которой были направлены на ознакомление их с соответствующей ин формацией.

В контексте рассматриваемой нами проблемы заслуживает вни мания опыт В. Сухомлинского, касающийся организации посещения родителями занятий: они начинались еще до поступления ребенка в школу и были рассчитаны именно на членов семьи дошкольников.

Получая знания об особенностях воспитания детей отмеченной воз растной категории, родители одновременно имеют возможность зна комиться с основными формами и методами подготовки малыша к школе, с теми требованиями, которые выдвигаются к уровню знаний и умений, а также путями достижения этой цели в условиях семьи.

Сегодня, когда происходит возрождение когда-то известной под названием „повышения педагогической культуры семьи” систе мы (понятно, на современных принципах), следует вспомнить опыт В. Сухомлинского в области семейной педагогики. Его использование поможет не только лучше решать вопросы подготовки детей к учебе в школе, но и определенным образом преодолеть тот разрыв в педагоги ческих знаниях родителей относительно воспитания детей, который у них возникает между двумя ролевыми статусами их ребенка: дошколь ника и ученика.

Литература 1. З неопублікованих листів В. О. Сухомлинського (Підготувала В. О. Сухомлинська) // Рід. шк. — 1993. — № 8. — С. 36.

2. Сухомлинський В. О. Батьківська педагогіка / В. О. Сухомлин ський. — К. : Рад. шк., 1978. — 263 с.

3. Сухомлинский В. А. Директор школы — руководитель учебно воспитательной работы : автореф. дис. на соискание учен. степени канд.

пед. наук / В. А. Сухомлинский. — Киев, 1955. — 16 с.

4. Сухомлинський В. О. Методика виховання колективу / В. О. Сухомлинський. — К. : Рад. шк., 1971. — 207 с.

Побирченко Н. С. Семейная педагогика В. Сухо млинского о подготовке ребенка к школе : пер. с укр. / Н. С. Побирченко // Наук. зап. Терноп. держ. пед.

ун-ту імені Володимира Гнатюка. — Т., 2002. — № 5. — С. 300 — 303.

ЛИЧНОСТЬ В. А. СУХОМЛИНСКОГО УЧИТЕЛЯ В ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ И. Ф. Прокопенко, доктор педагогических наук, профессор, академик НАПН Украины, академик Российской академии образования, заведующий кафедрой экономической теории, ректор Харьковского национального педагогического университета имени Г. С. Сковороды ЛИЧНОСТЬ УЧИТЕЛЯ В ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ В. А. СУХОМЛИНСКОГО Т ворческие поиски путей и средств усовершенствования профессиональной подготовки учителей современной на циональной школы активизируют пристальное внимание к изучению и использованию богатого отечественного историко-педаго гического наследия. Ценный вклад в теорию и практику подготовки учительских кадров сделал выдающийся украинский педагог-новатор и ученый-экспериментатор В. А. Сухомлинский.

Отправной точкой педагогической системы В. А. Сухомлинского, на наш взгляд, является идея гуманистической направленности лич ности учителя и педагогической деятельности в целом. Вопросы фор мирования высоких духовных качеств личности учителя занимают главное место в трудах просветителя. При этом гуманистическую на правленность личности педагога он рассматривал в двух аспектах: как основу духовной жизни личности и как важный компонент професси онального мастерства.

Становление взглядов В. А. Сухомлинского по вопросам гумани В. А. СУХОМЛИНСКИЙ В РАЗМЫШЛЕНИЯХ СОВРЕМЕННЫХ УКРАИНСКИХ ПЕДАГОГОВ стической культуры учителя происходило на основе глубокого изучения философской, историко-педагогической и современной ему научно педагогической литературы, опиралось на опыт известных учителей методистов и его собственную практику формирования высоких про фессиональных качеств учителей-воспитателей Павлышской школы.

По мнению педагога-гуманиста, настоящего учителя должно вы делять уважение к личности ученика, его человеческому достоинству.

По-настоящему моральный, гуманный подход требует идти не от вос питателя к ребенку, а во всех педагогических действиях выходить, пре жде всего, из интересов и потребностей личности школьника. Эти но ваторские для своего времени убеждения В. А. Сухомлинского нашли отображение в его труде, к которому, к сожалению, крайне редко обра щаются современные исследователи, — „Этюды о коммунистическом воспитании” (1967). На наш взгляд, этот труд, который обобщает трид цатилетний опыт воспитания школьников, наиболее ярко и концент рированно освещает педагогическое и человеческое кредо автора.

Современное поколение исследователей вероятно останавливает слишком „идеологизированное” название произведения. Действи тельно, изучение трудов В. А. Сухомлинского показывает, что он был сторонником коммунистических идей, но видел в коммунизме прежде всего воплощение исконных общечеловеческих представлений о доб ре, справедливости, настоящей свободе личности, которая не имеет ничего общего с идеологическими установками КПСС. В черновом варианте статьи „Главное — человечность” (1961) есть слова, которые подтверждают содержание этого тезиса, но, к сожалению, не вошли в опубликованный чешским журналом „Коmensky” вариант: „Предан ность высоким коммунистическим идеям имеет своим первым и глав ным источником человечность взаимоотношений между людьми, по тому что в основе этих идей лежит борьба за свободу, честь, моральное достоинство, расцвет творческих сил человека”.

В. А. Сухомлинский был глубоко убежден, что целью построения нового общества и воспитания человека, которому надлежит жить в этом обществе, является беспокойство о духовном усовершенство вании, постоянном и бесконечном облагораживании человеческой природы, а в конечном итоге — беспокойство о человеческом счастье.

Поэтому в учителе он хотел видеть уполномоченного представителя общества будущего, который призван проложить новому поколению ЛИЧНОСТЬ В. А. СУХОМЛИНСКОГО УЧИТЕЛЯ В ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ с помощью совершенной системы воспитания путь к счастью. Но это не должно быть пуританское счастье полного самоотречения во имя идеи. Главное задание учителя — сформировать у каждого воспитанни ка понимание, что счастье заключается в полнокровной жизни со всем разнообразием его проявлений: „Человека не может радовать счастье общества, если у него нет личного счастья, да и общественное благо своей конечной целью имеет счастье каждой личности, каждой семьи.

Мысль о смысле и цели жизнь станет стимулом самовоспитания тогда, когда в сознании каждого будущее будет представляться как расцвет личных способностей, талантов, одаренности” [2, № 4, с. 45].

В. А. Сухомлинский предостерегал учителей об опасности отхода от духовности в воспитании, подмены настоящего уважения к лично сти ребенка снисходительностью или авторитетом грубой силы, по скольку и то, и другое является унижением человеческого достоинства.

Но господствующая командно-административная система, целью ко торой было превращение индивидуальности в „винтик”, а коллекти ва — в обезличенные „массы”, не могла смириться с идеями педагога гуманиста. Особенно пренебрежительно представители официального образования относились к его высказываниям о том, что „чуткость личности к собственному миру мыслей и чувств, уважение самого себя — все это в определенных обстоятельствах требует ограничения сферы влияния коллектива на личность... Воспитание самоуважения закономерно ведет к расширению сферы личного, интимного, непри косновенного” [2, № 2, с. 43], поскольку это противоречило принци пам авторитарной педагогики.

Нам представляется, что круг явлений, о которых писал в своих „Этюдах...” В. А. Сухомлинский, чей творческий всплеск начался в пе риод „оттепели”, намного шире, чем проблемы школьной педагогики.

Считаем, что автор не только выдвигал новаторские гуманистические идеи развития духовности в воспитании, но и предупреждал об опас ных тенденциях развития общества в целом.

Вызовом авторитаризму, который набирал силы после „оттепели”, прозвучало и выдвинутое в „Этюдах...” глубоко человеческое утвержде ние педагога-новатора: „Демократизм нашего общества несовместим со слепым, безоговорочным подчинением... Человек чувствует себя не бессловесным „винтиком”, „колесиком”, а самостоятельной духов ной силой, полной большой значимости, полной чувства собственного В. А. СУХОМЛИНСКИЙ В РАЗМЫШЛЕНИЯХ СОВРЕМЕННЫХ УКРАИНСКИХ ПЕДАГОГОВ достоинства” [2, № 2, с. 42]. Как вызовы и были восприняты „Этюды...” официальной идеологией командно-административной системы. Для нее был недопустим учитель-личность, который самостоятельно мыс лит, способен к творческому поиску, защищающий суверенитет соб ственного духовного мира и человеческое достоинство ученика, каким, по убеждению В. А. Сухомлинского, должен быть каждый настоящий учитель.

Новаторство идей В. А. Сухомлинского подтверждает дискуссия, которая развернулась в печати в конце 60-х годов по поводу его трудов, посвященных проблемам воспитания. Оппоненты в „Учительской га зете” протестовали против того, что у каждого воспитанника нужно формировать „правильный личный взгляд на зло, неправду, бесчес тие”. Они в ряде случаев в некорректной форме напоминали, что „на зло и неправду нужно воспитывать не личный, а классовый взгляд” [3], требуя тем самым от учителя отказа от гуманистической личностной направленности воспитания в интересах обезличено-идеологической.

Сторонники авторитарного подхода к руководству ученическим коллективом обвинили также В. А. Сухомлинского в оправдании не дисциплинированности, разгильдяйства, когда он взял на себя сме лость утверждать, что „попытки руководить школьным коллективом...

приказом, требованием беспрекословного подчинения, организацион ной зависимостью, не только обречены на провал, но и представляют собой опасный источник лицемерия и двоедушия” [2, № 4, с. 42].

Оппоненты В. А. Сухомлинского критиковали его систему воспи тания школьников за отсутствие в ней, с их точки зрения, конкретного действенного элемента, поскольку эта система предусматривала фор мирование разнообразных чувств, а не только „чувств члена социали стического коллектива” [3]. Эта критика является абсолютно безосно вательной, потому что главной идеей, которую В. А. Сухомлинский, по его собственным словам, проводил в своей практической работе, было воспитание каждой личности в духе служения народу, отчизне, буду щему. Принципиально важным он считал также осознание каждым учителем своей ответственности за судьбы подрастающих поколений, понимания того, что выполнение им педагогической миссии невоз можно без опоры на собственные высокие моральные качества.

Многолетний опыт работы директором сельской школы привел В. А. Сухомлинского к глубокому убеждению, что коллектив учите ЛИЧНОСТЬ В. А. СУХОМЛИНСКОГО УЧИТЕЛЯ В ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ лей и коллектив учеников не отделимы один от другого. Они создают единственный общешкольный коллектив, главной ценностью и дви жущей силой которого является индивидуальность каждого его члена.

При этом он подчеркивал, что учебно-воспитательная работа школы как очаг образованности и воспитанности, центр многогранной ду ховной жизни воплощается прежде всего педагогами. Ученый всегда призывал директоров и завучей школ находить, открывать неповто римые черты учителей, их задатки, способности, увлечения, создавать условия для их развития и, исходя из этого, строить систему работы с учительским коллективом. Эти убеждения педагога-новатора легли в основу созданной им системы работы по профессиональному совер шенствованию учителей Павлышской школы.

Ведущее место в содержании духовной культуры учителя, по мне нию В.

А. Сухомлинского, занимает его морально-эстетичная культу ра, сущность которой заключается в умении создавать, поддерживать в учебно-воспитательном процессе школы атмосферу творческого со трудничества, гуманных и демократических взаимоотношений. Важ ную роль в создании атмосферы творческого сотрудничества в учебе и воспитании педагог-новатор отводил увлеченности учителя своим тру дом, всем тем, что учитель делает вместе с детьми: „Путь к сердцу ре бенка лежит через дружбу, через общие интересы, увлечения, чувства, переживания” [1, Т. 4., с. 42]. Особенное значение здесь имеет пример учебно-воспитательной деятельности учителя — отношение к своему предмету, кругозор, глубина знаний, личные увлечения, которые свя заны с предметом и одновременно ведут детей в мир, который далеко выходит за рамки школьной программы.

В. А. Сухомлинский, исходя из своего многолетнего творческого педагогического опыта, пришел к выводу, что учитель должен быть не только наставником, но и другом учеников, вместе с ними переживать, радоваться и огорчаться. По его убеждению, эмоционально эстетич ной сердцевиной морального лица воспитателя в глазах воспитанни ков было сопереживание душевному состоянию ребенка. Вопросам воспитания этой способности „чувствовать сердцем” — одной из сфер ответственности усовершенствования педагогического мастерства — ученый уделял исключительное внимание.

Для В. А. Сухомлинского характерным было в первую очередь ра дость, счастье, жизнерадостное мироощущение. Настоящая гуманность педагогики заключалась для него в сохранении в жизни школы радости В. А. СУХОМЛИНСКИЙ В РАЗМЫШЛЕНИЯХ СОВРЕМЕННЫХ УКРАИНСКИХ ПЕДАГОГОВ и счастья, на которые имеет право каждый ребенок. Задание учителя — понять детское чувство и сделать все, чтобы развеять детскую тревогу, дать ребенку ощущения защищенности и покоя. Какими средствами учитель будет достигать этого в каждом конкретном случае, зависит от его духовной культуры, педагогического мастерства.

Принципиально важной составляющей содержания духовной культуры учителя В. А. Сухомлинский считал также творческое отно шение к учебно-воспитательному труду. По его справедливому мне нию, это было предопределено тем, что сам объект воспитания — ре бенок — все время находится в состоянии изменений, формирования:

„Между идеей, которую педагог воплощает в свой замысел, и конкрет ными человеческими отношениями, которые должны раскрыть идею, стоит живой человек, его мысли, чувства, переживания, воля” [1, Т. 3, с. 349]. Перед учителем постоянно возникает необходимость творче ского поиска путей и средств достижения максимального совершен ства своей деятельности. В связи с этим В. А. Сухомлинский считал, что педагогическое творчество возникает тогда, когда у учителя рожда ется желание видеть свое дело и его результаты лучше, чем они есть в настоящий момент.

Элемент творчества обязательно присутствует в процессе, который В. А. Сухомлинский называл научным предвидением: „Без научного предвидения, без умения закладывать в человеке сегодня те зерна, ко торые взойдут через десятилетия, воспитание превратилось бы в при митивный присмотр, воспитатель — в неграмотную няньку, педагоги ка — в знахарство. Нужно научно предвидеть — в этом суть культуры педагогического процесса, и чем больше тонкого вдумчивого предви дения, тем меньше неожиданных несчастий” [1, Т. 3, с. 349].

Теоретические идеи В. А. Сухомлинского поз проблемам форми рования духовной культуры личности и совершенствования профес сиональной подготовки как определяющих факторов эффективности профессиональной деятельности учителя нашли творческое внедрение в разных направлениях организации учебно-воспитательной работы Павлышской средней школы.

Усовершенствование профессиональной подготовки учителей ру ководимой ученым школы осуществлялось в индивидуальных и кол лективных формах, разнообразными средствами, большинство из ко торых имели оригинальный новаторский характер.

ЛИЧНОСТЬ В. А. СУХОМЛИНСКОГО УЧИТЕЛЯ В ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ Новаторское педагогическое наследие В. А. Сухомлинского по вопросам формирования гуманистической направленности личности учителя активно изучается и практически реализуется в ХНПУ имени Г. С. Сковороды. В частности, защищены кандидатские диссертации, в которых исследуются взаимоотношения учитель-ученик и эстетичная культура учителя в педагогическом наследстве ученого. Ежегодно за щищаются многочисленные курсовые и дипломные работы, посвящен ные использованию теоретических идей и опыта В. А. Сухомлинского по проблемам морального, трудового, экологического, эстетичного воспитания учеников в условиях современной школы, литературно-пе дагогическому наследию педагога-новатора, етнопедагогическим при нципам дидактической и воспитательной систем Павлышской школы, развитию детского творчества, работе по преодолению неуспеваемости на основе рекомендаций выдающегося ученого и тому подобное.

Творческое использование теоретических находок и педагоги чески ценного опыта В. А. Сухомлинского по вопросам форми рования гуманистической направленности личности учителя в практике педагогических учебных заведений будет способствовать совершенствованию профессиональной подготовки современно го учителя, способного воспитывать подрастающее поколение на основе общечеловеческих ценностей гуманизма, добра и красоты.

Литература 1. Сухомлинский В. А. Избранные произведения : в 5 т. / редкол. :

А. Г. Дзеверин (пред.) и др. — Киев : Рад. шк., 1979 — 1980.

2. Сухомлинский В. А. Этюды о коммунистическом воспи тании / В. А. Сухомлинский // Нар. образование. — 1967. — № 2. — С. 38 — 46, № 4. — С. 44 — 50.

3. Гордин Л. В. В воспитании нет универсальных средств / Л. В. Гордин // Учит. газ. — 1967. — 21 сент.

Прокопенко И. Ф. Личность учителя в педаго гической системе В. А. Сухомлинского : пер. с укр. / И. Ф. Прокопенко // Наук. зап. Кіровогр. держ. пед.

ун-ту імені Володимира Винниченка. Сер. : Педаго гічні науки. — Кіровоград, 2003. — Вип. 52. — Ч. 1. — С. 15 — 18.

В. А. СУХОМЛИНСКИЙ В РАЗМЫШЛЕНИЯХ СОВРЕМЕННЫХ УКРАИНСКИХ ПЕДАГОГОВ Н. П. Дичек, доктор педагогических наук‚ старший научный сотрудник‚ заведующая лабораторией истории педагогики Института педагогики НАПН Украины ДИАЛОГ ЭТИЧЕСКИХ ДИСКУРСОВ:

ПОУЧИТЕЛЬНОСТЬ В НАСЛЕДИИ В. А. СУХОМЛИНСКОГО КАК ПРОДОЛЖЕНИЕ КУЛЬТУРНОЙ ТРАДИЦИИ З наковым явлением многолетнего педагогического творче ства В. О. Сухомлинского является то, что последние труды, которые вышли в свет уже после его ухода в вечность, были посвящены морально-этическим проблемам воспитания человека.

Именно в них наиболее выразительно представлена система этических взглядов Василия Александровича. Если углубиться в историю разви тия философии и педагогики, то очевидным является важный факт: все выдающиеся педагоги так или иначе развивали определенные поло жения того или иного философского дискурса, к которому тяготели и который считали целесообразным для достижения определенной вос питательной цели, а большинство выдающихся философов в заверше ние своих теоретических построений разрабатывали собственные эти ческие модели. Сущность такого феномена заключается, по крайней мере, в частичном родстве предмета изучения и философии, и педаго гики — человека. Именно в сфере определения целей, путей и методов формирования этической позиции и мировоззренческих принципов ДИАЛОГ ЭТИЧЕСКИХ ДИСКУРСОВ: ПОУЧИТЕЛЬНОСТЬ В. А. СУХОМЛИНСКОГО КАК ПРОДОЛЖЕНИЕ КУЛЬТУРНОЙ В НАСЛЕДИИ ТРАДИЦИИ личности больше всего соприкасаются познавательная сущность фи лософии и практическая — педагогики. Поэтому не удивительно, что самые талантливые ученые-педагоги в процессе своей практической деятельности поднимаются к вершинам философских обобщений, как это произошло с В. А. Сухомлинским.

По нашему глубокому убеждению, для аутентичного постиже ния педагогического наследия любого одаренного учителя-практи ка и одновременно ученого в первую очередь необходимо определить этические основы его мировоззрения, выяснить, какими этическими категориями он оперировал для обоснования воспитательных и ди дактичных положений, на каких философских принципах выстраивал педагогические рассуждения или осуществлял воспитательные экспе рименты. Проникновение в этический мир педагога дает возможность лучше понять его образовательно-воспитательные идеи. Ввиду этого, считаем еще малоисследованным вопрос философско-этической пози ции В. А. Сухомлинского, которая в действительности определялась не только коммунистической идеологией, хотя в его произведениях она за действована в широком, скорее, идеальном толковании этого феномена сознания, а достигла вершин общечеловеческой универсальности.

В контексте расширения границ восприятия педагогической эти ки Василия Александровича обратимся к продолжению им культурных традиций морального поучения, берущих свое начало из существования ранних цивилизаций, когда возникли социально предопределенные по требности закрепления и сохранения опыта и моделей человеческих от ношений. Например, поэма древнегреческого мудреца Гесиода (8 — 7 вв.

до н. э.) „Труды и дни” содержит изложенные в художественной форме правила житейской мудрости, актуальные для того времени наставления молодежи. В известной мере Гесиода считают (В. М. Кларин, В. М. Пет ров) [2] основателем дидактичной поэзии античности. Расцвета эти ко-педагогической мысли в тот период (5 вв. до н. э.) достиг и философ Сократ, чьи взгляды стали отражением обращения древнегреческой фи лософии к человеческой личности. Он считал моральные ценности про явлением отношения человека к миру, следовательно, по его мнению, именно они должны были определять познавательную деятельность индивида. Исторические данные свидетельствуют, что Сократ, стремясь воспитывать молодежь в духе позитивных идеалов, использовал беседу наставление, но в ее ходе не навязывал свои взгляды, а убеждал собесед ников (О. Ф. Лосев) [3]. Философ предлагал молодому человеку разговор В. А. СУХОМЛИНСКИЙ В РАЗМЫШЛЕНИЯХ СОВРЕМЕННЫХ УКРАИНСКИХ ПЕДАГОГОВ на эстетические или нравственные темы, переходил от частных вопросов к более общим, к анализу собственно моральных понятий.

Древнеримский философ Сенека, продолжая традиции стоиче ского платонизма, в своих многочисленных произведениях предстает прежде всего как моралист (в понимании придания приоритета эти ке перед двумя другими тогдашними философскими дисциплина ми — логикой и физикой), критиковавший школьное образование за пренебрежение моральным воспитанием. Он стал предшественником христианских взглядов на воспитание, которые тоже побуждали чело века к моральному саморазвитию в стремлении к божественному иде алу (Л. С. Бликштей, Г. Б. Корнетов) [5].

Прежде чем коснуться вопроса морального наставления в отече ственной культурно-образовательной традиции, отметим, что именно понятие „поучительность” в настоящее время почти не употребляют или трактуют в негативном ключе. Такое положение вещей можно объ яснить не столько обесцениванием собственно сущности поучитель ности, сколько дискредитацией методов морализирования, которые с течением времени выродились в догмы, мало связанные с реальной человеческой жизнью, с проблемами отдельной личности. Этому спо собствовал рост недоверия к традиционной культуре философствова ния вообще и на этические темы в частности. Но постсоциалистическая действительность вызвала к жизни поучительность, тесно связывая ее с национальной культурной традицией, возлагая на нее задачи возрожде ния ценности этических канонов для переориентации витальной энер гии современника на высшие потребности духовной деятельности.

Вообще, „поучительность” как педагогический феномен направ лена в первую очередь на обеспечение, установление позитивных взаимоотношений человека (ребенка) с обществом, на создание благо приятных моральных связей с миром, передачу жизненных ценностей от предков к потомкам. В этом смысле именно поучительность помогла украинскому народу во времена безгосударственного существования хранить приобретенный опыт моральных связей с миром, этические традиции и идеалы [4].

Ярким образцом-памятником древней отечественной дидактич ной литературы является „Поучение Владимира Мономаха” (около 1117 г.), в котором киевский князь не только выражает общегосудар ственные рассуждения, но и дает моральные советы своим детям. Речь идет о пользе трудолюбия, необходимости быть правдивым и рассуди ДИАЛОГ ЭТИЧЕСКИХ ДИСКУРСОВ: ПОУЧИТЕЛЬНОСТЬ В. А. СУХОМЛИНСКОГО КАК ПРОДОЛЖЕНИЕ КУЛЬТУРНОЙ В НАСЛЕДИИ ТРАДИЦИИ тельным, не поддаваться лени, с добротой относиться к людям, о важ ности книжного учения и изучения иностранных языков и т.п. Особен ный акцент в „Поучении” сделан на воспитании чувства патриотизма.

Собственно поучительность пронизывает все сферы жизни средневе кового общества. В этот период она сводится к общему принципу раз вития культуры и даже к смыслу ее существования (В. Мовчан) [4]. Не перечисляя медиевистические отечественные образцы религиозной (многочисленные „Жития святых”), летописной и апокрифической литературы („тайное писание”), отметим, что ученое и поучительное Слово имело огромный авторитет, а его моральное значение в духов ной жизни людей трудно переоценить.

Логическим продолжением отечественной культурной тради ции наставления стали сказки и произведения Василия Александ ровича Сухомлинского. Тонко понимая душу ребенка, потенциал и энергетику Слова, выдающийся педагог сумел так задействовать его моральное наполнение, что поучительность у него не режет глаз, не является морализацией, а становится в его текстах действенным средством передачи этических максим, моральных законов и правил от учителя к ученику.

Обратимся к произведению В. А. Сухомлинского „Как воспитать настоящего человека” (1967 — 1970), которое является сборником бе сед о важнейших проблемах педагогической этики. Это — яркий об разец поучительной литературы, содержащей и прямое наставление, и опосредованное художественным словом поучение (короткие расска зы и мастерские зарисовки из жизни, опирающиеся на опыт педагога, авторские и народные притчи и т.п.), и не сформированные в завер шенные выводы размышления. В книге ощутима традиция классичес кой и народной поучительности, развитая Василием Александровичем согласно его системе этических взглядов.

С одной стороны, это — пособие для учителя или родителей, в ко тором в предусмотрительно выверенной последовательности от более общего, существенного автор переходит к темам, подчиненным пре дыдущим, то есть к тем, которые могут разворачиваться после усвое ния базовых этических истин.

Принципиально важно подчеркнуть, что в первые издания этого труда („Как воспитать настоящего человека” (1975 г.) и в это же произ ведение во втором томе 5-томного издания избранных произведений В. А. Сухомлинского (1978 г.) редакторами были внесены существен В. А. СУХОМЛИНСКИЙ В РАЗМЫШЛЕНИЯХ СОВРЕМЕННЫХ УКРАИНСКИХ ПЕДАГОГОВ ные, по нашему убеждению, изменения авторского замысла: изъяты фразы и даже куски текста, сделаны правки, а главное — изменена структура содержания (последовательность изложения). В результате такого редактирования сместились смысловые акценты, более заидео логизированно воспринимается главная идея, нарушена логика (что очень важно) изложения, которое Василий Александрович долго и тща тельно разрабатывал. В частности, в издании рассматриваемого произ ведения, которое в соответствии с архивными рукописями педагога в 1989 г. [7] осуществила его дочь, академик Ольга Сухомлинская, то есть в аутентичном материале, сохранен такой порядок последовательности бесед [см.: левую колонку таблицы, а в правой приводим последова тельность бесед предыдущих, отредактированных изданий [9]:

1. „Каким должен быть настоя- 1. (1)*„Каким должен быть насто ящий человек” щий человек” 2. (53)„Что означает быть револю 2. „Как воспитывать потребности ционером в наши дни” у человека” 3. (4)„Какие суждения могут вос 3. „Что означает ценить счастье питать зрелость мысли” бытия” 4. (54)„Как воспитать у молодого 4. „Какие суждения могут воспи поколения чувство долга перед тать” героями Великой Отечественной 5. „Как воспитать у ребенка силу войны” духа” 5-6. (56)„Как воспитывать чувство 6. „Как учить пониманию идеи преданности социалистической долженствования”** Родине” 7 (55) „Как ребенок должен пони- 7. ”„Как воспитывать детей на мать свою обязанность по отно- примерах коммунистических иде шению к другим людям алов” *В нумерации правой колонки цифрами обозначен номер беседы в соответ ствии с изданием 1989 г.

** Еще один важный нюанс, связанный с тем, что русское слово „должен ствование” не имеет эквивалентного слова-перевода в украинском языке. В ав торском контексте „долженствование” отождествляется не столько с внеш ними принуждениями, сколько с внутренним посылом духа самого индивида, поэтому в некоторых случаях его содержание лучше передает украинское суще ствительное „зобов’язання” (ударение на букве „а”), а иногда — „обов’язок”, но все же не термин „повинність”, который часто используют в украинском тек сте пятитомника.

ДИАЛОГ ЭТИЧЕСКИХ ДИСКУРСОВ: ПОУЧИТЕЛЬНОСТЬ В. А. СУХОМЛИНСКОГО КАК ПРОДОЛЖЕНИЕ КУЛЬТУРНОЙ В НАСЛЕДИИ ТРАДИЦИИ Это лишь частичное сопоставление несоответствий авторской и отредактированной структур книги, но оно демонстрирует стрем ление тех, кто издавал труд, подстроить его к тогдашней государ ственной идеологии, так сказать, „подправить идейно”. Но тем са мым видоизменяется главная направленность педагогической этики В. А. Сухомлинского: из личностно-гуманистической, какой она в действительности является, она становится государственно-идеологи ческой. Прибавим, что Василий Александрович планировал издавать свой сборник бесед „Как воспитать настоящего человека” вместе с,,Хрестоматией по этике”, которая по замыслу должна была стать его своеобразным дополнением, т.е. иллюстративным, фактологическим, историческим материалом. Как отмечает во вступительном слове к из данию 1989 г. его составитель О. В. Сухомлинская,,,пособие по эти ческому воспитанию в сочетании с хрестоматией позволяет совмес тить теоретические положения книги с жизненными наблюдениями, рассказами, зарисовками, народными притчами и легендами” [7, c. 8] (Далее ссылаемся именно на издание 1989 г.).

С другой стороны, это произведение — развернутая этическая кон цепция Василия Александровича, которую можно охарактеризовать как „педагогику сердца”, поскольку в ее основу положен приоритет воспитания палитры чувств, развитие духовности через мир культур ных ценностей, а „инструментом” избрания жизненного пути выступа ет сердце. Здесь кажется уместной историческая параллель между фи лософией сердца Григория Сковороды и педагогикой сердца Василия Сухомлинского. Для философа периода украинского барокко самым существенным заданием науки было „дать жизнь нашему духу, благо родство — сердцу, светлость — мыслями”, а для Учителя второй поло вины XX в. важнее всего — создать царство духа удивления, обеспечи вающего ту утонченность сердца, благодаря которой слово становится могучим средством воспитания, а „одухотворенность красотой челове ческого духа утверждает в юных сердцах веру в человека, веру в то, что наивысшее человеческое счастье — быть духовно красивым” [7, c. 19].

(Прим. — этой фразы нет в более ранних изданиях произведения).

Главной целью просветительства Г. С. Сковороды было обучение людей науке счастливого бытия. Пытаясь через свои произведения донести соотечественникам собственное понимание путей совер шенствования человеческой „натуры” (природы), путей достижения В. А. СУХОМЛИНСКИЙ В РАЗМЫШЛЕНИЯХ СОВРЕМЕННЫХ УКРАИНСКИХ ПЕДАГОГОВ земного счастья, он избрал главным средством общения с народом фольклор — сказки, преимущественно — в виде басен на сюжеты из жизни животных, притчи.


В произведениях Г. С. Сковороды поучительность приобретает иное, чем в тогдашних религиозных трактатах, звучание. Она приоб ретает значения гуманистических этических ориентиров, а не идейной повинности соблюдения определенных правил. Заимствуя из класси ческой древнегреческой философии диалог как метод развертывания содержания произведения, украинский мыслитель развил традицию поучительности, прибавив к рационализму западноевропейской на уки славянскую екзистенциональность, то есть ориентацию на непов торимость жизни каждой отдельной личности, и украинский кордо центризм, сущность которого содержится в словах „сердце — всему голова”. Григорий Саввич одним из первых отечественных педагогов философов расценил произведения устного народного творчества и как проявление этнических педагогических традиций, и как эффективное воспитательное средство. Его моральные наставления в форме басен, называемые им „игрушками”, были доступными, поэтичными, воз буждали эмоциональные ощущения и ненавязчиво наставляли, потому что „мудрая игрушка таит в себе силу”, — писал философ [6, c. 107].

Огромную нравственно-эстетическую силу в сказках-наставлени ях усматривал и В. А. Сухомлинский: „Без сказки — живой, яркой, ов ладевшей сознанием и чувствами ребенка — невозможно представить детское мышление и детскую речь, как определенную ступень челове ческого мышления и речи” [10, c. 188]. Сказки педагога обращены к детям дошкольного и начального школьного возраста, и в этом таится его убеждение, что с ранних лет жизни детей следует придавать боль шое значение, прилагать усилие к формированию у них морального сознания, моральных ценностей, представлений о добре и зле.

Этический диалог между наставником и учеником имел для Васи лия Александровича значение общения „на уровне сердца”, понимал ся им как слияние чувств в постижении нравственного опыта народа:

„Воспитание — самое тонкое душевное прикосновение человека к че ловеку, и если мы хотим, чтобы питомец наш вырос настоящим гражда нином, понимающим долг и ответственность, умеющим быть добрым и непреклонным, ласковым и строгим, любящим и непримиримым ко злу, мы должны прикасаться к нему сердечно” [11, c. 633].

ДИАЛОГ ЭТИЧЕСКИХ ДИСКУРСОВ: ПОУЧИТЕЛЬНОСТЬ В. А. СУХОМЛИНСКОГО КАК ПРОДОЛЖЕНИЕ КУЛЬТУРНОЙ В НАСЛЕДИИ ТРАДИЦИИ В. А. Сухомлинскому принадлежит первенство наполнения соци алистической педагогики духовностью и эмоциями, без которых труд но достичь гармонии во взаимодействии личности и социума. Достичь воспитательных целей выдающийся педагог стремился через искрен нее, искусное Слово, вплетенное в жизненную ситуацию и обстоятель ства, которое считал могучим средством влияния на воспитанников, а одной из форм раскрытия моральных ценностей нашего народа и всего человечества считал „откровенный, задушевный, сердечный разговор воспитателя с воспитанником” [8, c. 455]. Как и древние философы, В. А. Сухомлинский был убежден, что зло в мире делается само собой, а добро нужно творить и этому можно и нужно постоянно учить. А кто же и как должен учить?

Этот полемичный вопрос появляется всякий раз, когда разворачи вается процесс замены одной педагогической парадигмы другой. Вот и в настоящий момент, с утверждением в науке реформаторских идей тотальной компьютеризации, звучат мнения о постепенном сведении роли учителя к минимуму, к функциям наладчика отношений между учеником и компьютером. Звучит критика так называемой „антрополо гии проповедников” [12], сторонники которой отталкивались в своих рассуждениях относительно человеческого идеала от желаемых обра зов. И хотя в этой полемике есть и мнения защитников идеи привития этических общечеловеческих идеалов, подчеркивающих жизненную важность этико-гуманистического направления „духа эпохи” [1], но ни один из них пока еще не предложил никаких других воспитательных моделей, кроме тех, в основе которых — бессмертные каноны древней классической философии („Познай себя”, „Человек — самое чудесное чудо на земле”, „Ничего излишнего”), моральные императивы класси ческой немецкой философии, планетарно-личностная этическая кон цепция В. И. Вернадского. А вот в произведениях В. А. Сухомлинского есть практические советы относительно способов воплощения в жизнь этих этических постулатов. В них есть и наставление относительно решения конкретных воспитательных вопросов, и рефлексивные раз мышления, не дающие готовых ответов, но возбуждающие мысль чита теля, вынуждающие задуматься и сделать свой выбор в интересах того или иного пути нравственного совершенствования.

Невозможно, на наш взгляд, представить себе практическое воп лощение планетарно-личностной воспитательной парадигмы без при В. А. СУХОМЛИНСКИЙ В РАЗМЫШЛЕНИЯХ СОВРЕМЕННЫХ УКРАИНСКИХ ПЕДАГОГОВ вития молодежи чувства универсальной ответственности, которая на чинается с ответственности за свою собственную жизнь перед самим собой, далее реализуется в ответственности за судьбу близких, друзей, знакомых, затем перерастает в ответственность за свой народ, страну и и приводит к осознанию ответственности за Землю, на которой все мы живем. Но разве возможно сформировать разноаспектную моральную ответственность, не ориентируя личность на определенные этические образцы, не привлекая определенные моральные регулятивы, хотя бы и не принудительного, а поощрительного характера?

В произведениях В. А. Сухомлинского многократно встречается этическая категория долженствования (обязанности, обязательства).

За строгостью термина в толковании педагога таится огромный гума нистический потенциал, потому что для педагога „задача воспитателя заключается в том, чтобы каждый его питомец уже в детстве приоб рел нравственный опыт обязательства в глубоко личных отношениях с другим человеком” [7, с. 19], то есть на первый план Василий Алексан дрович выдвигал антропоцентрическое содержание термина.

Уместно отметить, что в отредактированных изданиях эта мысль передана со смещением смыслового акцента, а именно: „Задача вос питателя заключается в том, чтобы каждый его питомец уже в детстве приобрел нравственный опыт долженствования в глубоко личных от ношениях с другими людьми” [9, с. 196 —197]. Подчеркнем: в архивном варианте рукописи беседа о том, что человек не может жить один, что наивысшее счастье и радость человеческая — общение с людьми, а вос питание является длительной, многолетней подготовкой маленького человека к осознанию истины: „Человек — наивысшая ценность” [7, с. 20], помещена второй, то есть в трактовке В. А. Сухомлинского, на начальном этапе нравственного воспитания нужно задействовать дол женствование в сфере межличностного общения, а не придавать ему, как в отредактированном варианте, гражданское звучание, еще мало доступное маленьким детям. „Поменьше трескучих фраз о любви к че ловеку вообще, побольше конкретных дел, сердечного участия в жизни, в творении радостей — вот что должно стать правилом нравственного воспитания”, — писал педагог [7, с. 21]. Сможет ли кто-то из совре менных ученых, занимающихся вопросами осмысления постмодерной философии образования, утверждать неактуальность идеала этичес кого воспитания по В. А. Сухомлинскому, который выражен словами:

„Чувство отвращения должно не позволить маленькому гражданину пе ДИАЛОГ ЭТИЧЕСКИХ ДИСКУРСОВ: ПОУЧИТЕЛЬНОСТЬ В. А. СУХОМЛИНСКОГО КАК ПРОДОЛЖЕНИЕ КУЛЬТУРНОЙ В НАСЛЕДИИ ТРАДИЦИИ реступить тот предел, за которым начинается унижение человеческого достоинства” [7, с. 21]. Эта фраза также не вошла в текст пятитомного собрания произведений 1978 г. (русское издание — 1979 —1980 гг.) Чтобы осознать, насколько неисчерпаемый кладезь этико-педаго гических идей и размышлений оставил нам в наследство творец педаго гики сердца, нужно лишь раз за разом читать и перечитывать написан ное им, не цепляясь за вынужденные или лишние теперь идеологемы.

К тому же, как показывает тщательное сопоставление напечатанных и задуманных В. А. Сухомлинским текстов, они не всегда совпадали с идеями того времени.

В постмодерный период существует тенденция к отбрасыванию любых антропологических и педагогических регулятивов, признает ся нецелесообразным формирование воспитательных идеалов, одна ко действительность доказывает, что там, где нет духовных образцов, там поселяется духовная низость и опустошенность. Иное дело, что в современных условиях ориентация на нравственные примеры должна осуществляться с позиций толерантности и сотрудничества, а чувство ответственности следует одобрять и всячески поощрять.

Много важного для практического осуществления современных воспитательных задач можно найти в этико-педагогическом наследии В. А. Сухомлинского, чьи идеи были направлены на развитие само достаточности в каждой личности, на помощь в реализации ее само бытности.

Литература 1. Андрущенко В. П. Філософія як теорія і методологія розвитку освіти / В. П. Андрущенко // Філософія освіти XXI ст. : зб. наук. пр. / за ред. В. Андрущенка. — К. : Знання, 2000. — Вип. 3. — С. 17 — 23.

2. История педагогики и образования. От зарождения воспи тания в первобытном обществе до конца XX в. / под ред. акад. РАО А. И. Пискунова. — 2-е изд., испр. и доп. — М. : ТЦ Сфера, 2001. — 512 с.

3. Лосев А. Ф. Словарь античной философии / А. Ф. Лосев. — М. :

МИР ИДЕЙ, АО АКРОН, 1995. — 232 с.

4. Мовчан В. Моральне повчання в українські культурі / В. Мов чан // Діалог культур: Україна у світовому контексті : матеріали 1-х Міжнар. філос.-культурол. читань. — Л. : Каменяр, 1996. — С. 82 — 100.

В. А. СУХОМЛИНСКИЙ В РАЗМЫШЛЕНИЯХ СОВРЕМЕННЫХ УКРАИНСКИХ ПЕДАГОГОВ 5. Салимова К. И. Очерки истории школы и педагогики за ру бежом : эксперим. учеб. пособие : в 3-х ч. / К. И. Салимова и др. — М. : Изд-во АПН СССР, 1988. — Ч. І. — 203 с.

6. Сковорода Г. Басни Харьковскія / Г. Сковорода // Сковорода Г.

Повне зібрання творів : в 2 т. — К. : Наук. думка, 1973. — Т. 1. — 532 с.

7. Сухомлинский В. А. Как воспитать настоящего человека:


(Этика коммунистического воспитания) / В. А. Сухомлинский ;

сост.

О. В. Сухомлинская. — М. : Педагогика, 1989. — 288 с.

8. Сухомлинский В. А. Методика воспитания колектива / В. А. Сухомлинский // Сухомлинский В. А. Избранные произведе ния : в 5-ти т. / редкол. : А. Г. Дзеверин (пред.) и др. — Киев : Рад. шк., 1979 —. — Т. 1. — 1979. — С. 427 — 668.

9. Сухомлинський В. А. Как воспитать настоящего человека / В. А. Сухомлинский // Сухомлинский В. А. Избранные произведе ния : в 5-ти т. / редкол. : А. Г. Дзеверин (пред.) и др. — Киев : Рад. шк., 1979 —. — Т. 2. — 1979. — С. 159 — 443.

10. Сухомлинсьий В. А. Сердце отдаю детям / В. А. Сухомлин ский // Сухомлинский В. А. Избранные произведения : в 5-ти т. / редкол. : А. Г. Дзеверин (пред.) и др. — Киев : Рад. шк., 1979 —. — Т. 3. — 1980. — С. 7 — 279.

11. Сухомлинский В. А. Письмо о педагогической етике / В. А. Сухомлинский // Сухомлинский В. А. Избранные произведения :

в 5-ти т. / редкол. : А. Г. Дзеверин (пред.) и др. — Киев : Рад. шк., 1979 —. — Т. 5. — 1980. — С. 623 — 633.

12. Табачковський В. Г. Проблеми педагогіки у світлі сучасної філософської антропології / В. Г. Табачковський // Філософія освіти XXI ст. : зб. наук. пр. / за ред. В. Андрущенка. — Вип. 3. — К. : Знання, 2000. — С. 106 — 112.

Дичек Н. П. Диалог етических дискурсов : поучи тельность в наследии В. А. Сухомлинского как продол жение культурной традиции : пер. с укр. / Н. П. Дичек // Наук. зап. Кіровогр. держ. пед. ун-ту імені Володими ра Винниченка. Сер. : Педагогічні науки. — Кіровоград, 2003. — Вип. 52. — Ч. 1. — С. 112 — 115.

ДРАМАТИЗМ АКСИОЛОГИЧЕСКОГО ИЗМЕРЕНИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ В. А. СУХОМЛИНСКОГО Н. П. Дичек, доктор педагогических наук‚ старший научный сотрудник‚ заведующая лабораторией истории педагогики Института педагогики НАПН Украины ДРАМАТИЗМ АКСИОЛОГИЧЕСКОГО ИЗМЕРЕНИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ В. А. СУХОМЛИНСКОГО К аждому человеку и обществу в целом присуща потребность в системе общепризнанных мировоззренческих и духовно этических ориентиров, к которым относятся идеалы и цен ности. Такая система призвана связывать индивида с социумом, прида вать смысл человеческому бытию. Изменения в направлении ключевых ценностных векторов происходят в тесной связи с общим развити ем социума, его культуры, а, следовательно, определяют ценностные трансформации в образовании и воспитании. Адекватная требованиям и потребностям определенного исторического времени социализация подрастающего поколения не может осуществляться вне вполне конк ретной системы ценностных и духовных ориентиров общества.

В последние десятилетия в украинском образовании активно ве дется процесс „демонополизации системы ценностей как основы демократизации воспитания, придания ему цивилизованной, гума нистической направленности” [1, с. 21]. Этот процесс можно охарак теризовать как возвращение к приоритету общечеловеческих ценно В. А. СУХОМЛИНСКИЙ В РАЗМЫШЛЕНИЯХ СОВРЕМЕННЫХ УКРАИНСКИХ ПЕДАГОГОВ стей. Однако нынешним педагогам нельзя забывать о том, что уже в 60-е годы прошлого века, в пору, когда безраздельно господствовали идеологические догмы, определявшие незыблемые ценностные кри терии бытия советского общества, украинский педагог-мыслитель Василий Сухомлинский, директор школы из степного села Павлыш, поднял свой голос против обезличивания и обездушевления важного дела воспитания детей, против ограничения системы ценностей клас сово-коммунистическими интересами. Он выступил с обоснованным, выстраданным в ходе педагогического поиска, призывом к изменению образовательно-воспитательных ценностей и переносу акцентов с пе дагогики коллектива на личностно ориентированную педагогику. Хотя его мысли касались сферы образования и воспитания молодежи, в них отчетливо прослеживалось внутреннее несогласие с современной ему жизнью общества. Стремясь, как настоящий поборник создания спра ведливой коммунистической общности людей, к достижению комму нистического идеала в условиях советских реалий, он одновременно не мог мириться с доведенной до определенного абсолюта ориентаци ей на некую усредненную личность-существо, главным назначением которой провозглашалась социальная добродетель — быть достойным членом коллектива.

Современный украинский ученый-философ А. Гордиенко, иссле дуя ретроспективу осмысления ценностных ориентаций в западноевро пейской социально-философской мысли XX в., пришел к выводу, что ведущим мотивом философских размышлений европейских интеллек туалов первой величины — М. Вебера, Ф. Швейцера, О. Шпенглера, М. Хайдеггера, Ж.-П. Сартра, А. Камю, А. Дж. Тойнби, К. Ясперса — было признание аксиологического драматизма как наиболее характер ного признака этого столетия. Разнообразные размышления выдаю щихся деятелей относительно общества и личности, жизни и культуры в указанный бурный исторический период, по мнению отечественного исследователя, сходны в одном — „в своей встревоженности за состоя ние и направление духовных усилий человечества” [2, с. 9].

Принимая указанную характерную особенность эпохи, добавим, что к перечню имён видных мыслителей XX ст., обеспокоенных на правленностью мировоззренческих ориентаций в контексте генери рования духовно-образовательных идей, необходимо добавить и имя Василия Александровича Сухомлинского.

ДРАМАТИЗМ АКСИОЛОГИЧЕСКОГО ИЗМЕРЕНИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ В. А. СУХОМЛИНСКОГО Обращаясь к вопросу о роли В. Сухомлинского в истории опреде ления и обновления отечественной воспитательной парадигмы второй половины XX ст., чрезвычайно полезно проанализировать и с совре менных позиций осмыслить его новаторскую позицию, связанную с обоснованием системы образовательно-воспитательных ценностей, в которой он заложил основы для последующего внедрения фундамен тальных изменений не только в педагогику, но и в жизнь тогдашнего советского социума. Существенно важным указателем на пути пости жения глубинных (иногда — скрытых за несколькими пластами мыс лей) идей педагога и — что самое главное — их важных смысловых ню ансов, которые уточняют и делают выпуклыми провозглашенные им воспитательные истины, считаем книгу „Этюды о В. А. Сухомлинском.

Педагогические апокрифы” (2008). В ней аккумулирована переписка (60-х годов) выдающегося Учителя с коллегами, единомышленниками и идейными оппонентами, вызванная острой, идеологически окра шенной дискуссией по поводу обсуждения вопросов о соотношении в воспитании роли коллектива и личности, о значении эмоционально ценностного компонента в педагогическом процессе, а главное — ка сательно попытки педагога определить новые ценностные векторы в советской педагогике. Письма и публичные отзывы, рецензии в книге чередуются с главами того труда Василия Александровича, который и вызвал болезненную для него полемику, неутихавшую и после его смер ти — речь идет об „Этюдах о коммунистическом воспитании” (1967).

Уместно сказать, что это фактически первое книжное издание указан ной работы, которая в 1967 г. публиковалась лишь отдельными главами в семи номерах советского журнала „Народное образование”.

В книге „Этюды о В. А. Сухомлинском. Педагогические апокри фы” также помещены несколько архивных (из архива семьи педаго га), не отредактированных, без цензурных купюр рукописей статей выдающегося ученого и учителя, которые позволяют глубже раскрыть и уточнить его общественно-педагогическую концепцию. Важным дополнением для понимания смысла и исторического контекста упо мянутой педагогической дискуссии, для осознания величия Человека, продемонстрировавшего свое бескомпромиссное отношение к устояв шимся, казалось бы, идеологически незыблемым педагогическим ка нонам, считаем и включенные в издание статей-размышлений по по воду идей В. Сухомлинского представителей различных гуманитарных В. А. СУХОМЛИНСКИЙ В РАЗМЫШЛЕНИЯХ СОВРЕМЕННЫХ УКРАИНСКИХ ПЕДАГОГОВ областей — писателей, журналистов, учителей, преподавателей вузов, опубликованные в течении почти 40 лет. Составителем издания, авто ром вступительного слова, послесловия, комментариев и предисловий к разделам книги стала дочь выдающегося педагога, украинский уче ный в области истории педагогики, академик АПН Украины Ольга Сухомлинская.

Необходимо отметить, что книга „Этюды о В. А. Сухомлинском.

Педагогические апокрифы” (далее — „Этюды…”) отличается ориги нальной, многоуровневой структурой, которая вместе с главной цен ностью ее содержания — аутентичными трудами В. Сухомлинского, документальными и архивными материалами, многочисленными ин формативно-объемными пояснениями способствует погружению в педагогическую лабораторию украинского педагога, в мир его мыслей, помогает почувствовать дыхание эпохи и биение сердец тогдашних и нынешних участников обсуждения проблемы приоритетов и ценно стей воспитания молодежи. К тому же, в издании помещены полные (аутентичные) и отредактированные (и с купюрами) варианты текс тов статей педагога, прочтение которых дает точное представление о реальной позиции В. Сухомлинского, о том, что в его произведениях вычеркивалось и дорабатывалось „эпохой”, о том, какие политико идеологические причины способствовали ограничению его творче ских устремлений, но все же не смогли остановить полет его мысли.

Материалы книги, представленные в соответствии с ходом собы тий, связанных с педагогической дискуссией (1967 — 2000 гг.), на наш взгляд, всесторонне и беспристрастно отражают сложную борьбу идей, соревнование творчества и консервативно-конформистской догмы.

Еще одним существенным достижением издания книги „Этюды…” считаем создание на основе объективно составленной совокупности текстов панорамной картины трансформации образовательно-воспи тательной парадигмы коллективного воспитания и зарождения конфи гурации новой парадигмы — личностно ориентированной педагогики.

Известно, что политическая система СССР признавала и превоз носила Учителя из украинского села как незаурядного педагога до тех пор, пока он не вышел на уровень обоснования необходимости из менения ценностных ориентаций в воспитании, господствовавших в ту историческую эпоху. И хотя Василий Александрович отстаивал свою позицию, оставаясь верным идеалам коммунистического буду ДРАМАТИЗМ АКСИОЛОГИЧЕСКОГО ИЗМЕРЕНИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ В. А. СУХОМЛИНСКОГО щего, ему не простили „покушение” на основы советской педагоги ческой идеологии или сомнение в ее абсолютной целесообразности.

Именно на защиту коммунистических ценностей подняли свой го лос те комментаторы идей В. Сухомлинского, которые не принимали провозглашенного им приоритета гуманистических ценностей, т. е.

общечеловеческих, называемые оппонентами „абстрактными”. И хотя Василий Александрович и теоретически, и примерами из успешного педагогического опыта обосновывал необходимость перенести внима ние с заботы о коллективе на более широкое применение индивиду альных средств воздействия на конкретную личность, учитывая имен но ей присущие особенности, не все захотели его услышать и понять.

В этом смысле приведем меткое выражение украинского философа С. Крымского, который, исследуя проблему духовности, заметил: „...

общечеловеческие ценности становятся таковыми не вследствие обра щения к среднесогласованным предикатам человеческих сообществ, а через обогащение их идеей личности” [3, с. 22].

На наш взгляд, в работе „Этюды о коммунистическом воспита нии” В. Сухомлинский наиболее полно сформулировал свое видение путей переориентации советского воспитания в русле действительно гуманного подхода к социализации ребенка, обнародовал своеобраз ный взгляд на систему ценностных ориентиров и измерений. Исполь зуя собранные в книге „Этюды…” материалы, сделаем попытку лишь на их основе, как квинтэссенции замыслов выдающегося педагога, раскрыть отстаиваемую им систему образовательно-воспитательных ценностей.

В общем виде совокупность ценностей разделяем на главные груп пы — ценности-цели (терминальные) и ценности-средства (инстру ментальные) (по В. Ядову [4]). Из статей В. Сухомлинского, из его пи сем и текстов книги „Этюды…” выкристаллизовывается вывод о том, что для педагога терминальной ценностью или ценностью-целью бес спорно был человек-личность, а терминальным качеством личности он провозглашал широкое, интегрированное понятие человечности.

Признавая практическую целесообразность так называемой „пар ной педагогики”, которая в то время официально была сведена на нет, Василий Александрович стремился отстоять ее право на жизнь, ибо, по его мнению, именно так построеное воспитательное воздействие на личность ребенка приобретало все большее значение, и в этом педа В. А. СУХОМЛИНСКИЙ В РАЗМЫШЛЕНИЯХ СОВРЕМЕННЫХ УКРАИНСКИХ ПЕДАГОГОВ гог усматривал и определял тенденции развития жизни в социалисти ческом обществе. Так, в неопубликованной рукописи „Наша добрая семья (Записки пионервожатого)”, содержание которой перекликает ся с идеями, высказанными В. Сухомлинским в работах „Сердце отдаю детям” и „Этюды о коммунистическом воспитании”, он утверждал:

„Искусство индивидуального воздействия на человека приобретает с каждым годом все большую роль. [...] все шире становится тот личный духовный мир человека, в который никто не имеет права вмешиваться, тем более коллектив” [8, с. 32]. Продолжая свою мысль, павлышский Учитель ясно и четко отметил, что „первой и самой главной целью коммунистического воспитания является Человек — его всестороннее развитие, ясный ум, высокие идеалы, чистое, благородное сердце, зо лотые руки, его личное счастье” [8, с. 32].

В этом педагогическом кредо, отражающем, казалось бы, впол не мотивированный и конкретизированный перечень тех характе ристик, которые должны быть присущи Настоящему Человеку по В. Сухомлинскому, в кредо, полностью согласующемся с канони ческими универсальными общечеловеческими ценностями, факти чески все позиции вызвали несогласие и критику со стороны за щитников принципов коммунистического воспитания. Человек, выделенный из контекста коллектива, а тем более рассматривае мый во внеклассовом измерении, как личность, не воспринимался в качестве общественной ценности [8, с. 78].

Острую инвективу вызвало и определенное В. Сухомлинским тер минальное качество личности — человечность, которую оппоненты характеризовали эпитетами „туманное понятие”, „мифическая, бес классовая” [8, с. 77], в то время как Василий Александрович толковал ее в значении „прочного морального стержня” [8, с. 38], призванного составлять основу человека коммунистического общества.

Среди ценностей-средств, представленных в работах педагога, на иболее интегрированными считаем понятие духовность и творчество.

Существуют различные подходы к раскрытию многогранного по нятия духовности. К совокупности его характеристик относятся следу ющие аспекты:

— родовая характеристика человека как специфическая способ ность к ценностно-смысловому осознанию мира;

— личностная характеристика отдельного индивида;

ДРАМАТИЗМ АКСИОЛОГИЧЕСКОГО ИЗМЕРЕНИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ В. А. СУХОМЛИНСКОГО — нормативный идеал духовности (в пределах нормативной мо дальности), который не является постоянным, имеет конкретно-исто рический и социокультурный характер;

— качественная характеристика определенного социума в целом.

Анализ наследия В. Сухомлинского позволяет утверждать, что он рассматривал категорию духовности фактически в трех измерениях:

как родовую характеристику человека, как личностную характеристику конкретного индивида и как нормативный морально-этический иде ал. Таким образом, педагог отразил многомерность этой ценностной категории, очерчивающей специфику человеческого способа бытия в мире. Он трактует духовность личности как ее ценностно-смысло вую форму, определяющую содержательную наполненность человека и образующую основы его мотивационной сферы, то есть духовность в произведениях ученого выступает олицетворенным, сложным, инди видуальным аналогом реального мира.

Принципиально важным аспектом понимания В. Сухомлинским системы ценностей является толкование ее как необходимого сред ства жизненной ориентации человека, т. е. способности личности раз личать, усваивать, производить и, наконец, интегрировать ценности.

Этим мотивируется „специфически человеческая способность цен ностно-смыслового отношения к миру” [5, с. 44], отраженная в рас суждениях педагога.

Другим значимым оттенком аксиологического выбора В. Сухо млинского считаем акцентирование внимания на том, что отношение человека к жизни определяется смыслом, который может быть постиг нут не только умом, но и всеми глубинами человеческого духа, прежде всего через эмоционально-чувственную сферу. Не умаляя значения интеллектуального потенциала школьников, важности их умственно го развития, Василий Александрович первым в советской педагогике перенес акцент с приоритета успеваемости учащихся на приоритет со здания их духовного мира: „...мораль, этику взял за основу духовной жизни ребенка, интеллектуальное, физическое развитие, трудовое и эстетическое воспитание поставил в прямую зависимость от ценност ных ориентаций, ценностного мировосприятия, как корень духовно сти вообще. Он провозгласил высшей ценностью воспитания ребенка его уникальность и неповторимость, построил всю учебно-воспита тельную работу на эмоционально-нравственных, эстетических импе В. А. СУХОМЛИНСКИЙ В РАЗМЫШЛЕНИЯХ СОВРЕМЕННЫХ УКРАИНСКИХ ПЕДАГОГОВ ративах и ценностях, выступил за авторитет учителя, а не за его авто ритарность, ввел в педагогическую науку и школьную практику такие ценности, как совесть, стыд, любовь, терпимость, сочувствие, сопере живание, уважение, почет, долг, свобода и т. д.” [6, с. 7].

В своих размышлениях о воспитании Василий Александрович смог выйти за пределы господствовавшей материалистической доктрины и подняться к вершинам более универсального толкования смысла бы тия человека — к признанию неисчерпаемости человеческого мира.

Придя к выводу, что наука в своих возможностях не всесильна, и что человеческое существование значительно богаче в реальных проявле ниях, чем их рациональная реконструкция, Василий Александрович писал: „Чем значительнее место в жизни человека занимает интеллект,...тем важнее для его всестороннего развития культура чувств....Эмо циональное бескультурье образованного человека — такое же зло, как и интеллектуальное невежество” [8, с. 42].

Чувственно-ценностный подход В. Сухомлинского к определению основ воспитания был новаторским и не согласовывался с генеральным направлением развития советской педагогики, где приоритет отдавал ся интеллектуальной составляющей учебно-воспитательного процес са. В статье „Годы отрочества — второе рождение” (1966), которую дочь ученого О. Сухомлинская характеризует как труд зрелого педагога, есть такие мысли: „Высшим двигателем человеческого поведения является убежденность — „царь в голове”, обогащенная опытом и моральны ми ценностями. Однако все это овладевает сознанием воспитанника только тогда, когда кроме понимания добра и зла, кроме логического анализа — что хорошо и что плохо, в душе живет чувство, пережива ние добра и зла. „Царь в голове” становится мощным руководителем только в том случае, когда, общаясь с людьми, чувствуя себя активным участником человеческих отношений, человек переживает добро и зло, хорошее и плохое вне своей личности, как хорошее и плохое в самом себе” [8, с. 26]. Поэтому, раскрывая и конкретизируя проявления ду ховности, Василий Александрович акцентировал внимание педагогов на необходимости „развития, утверждения, облагораживания голоса совести” у воспитанников, на важности формирования в детском воз расте качества быть честным наедине, что послужит „нравственным зарядом духовной чистоты, душевной тонкости, порядочности, нрав ственной чистоты на всю жизнь”.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.