авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГБОУ ВПО «Амурский государственный университет» Биробиджанский филиал Н. Н. ...»

-- [ Страница 8 ] --

У большинства выпускников, таким образом, имеется суще ственный мотивационный «задел» для успешной профессиональной деятельности.

Таблица 5. Распределение ответов респондентов на вопрос «В какой сфере жизни Вы намерены реализовать себя, добиться наибольших успехов?», в % Категории опрошенных Сферы личност №№ Выпускники Выпускники Выпускники ной п/п вузов техникумов школ самореализации Все Юн. Дев. Все Юн. Дев. Все Юн. Дев.

Работа, профес сиональная дея 1. 58,2 48,5 67,6 58,9 57,4 55,1 65,9 61,0 69, тельность Рост материаль ного благосостоя 2. 40,3 36,4 44,1 19,3 14,8 21,5 33,2 25,6 39, ния семьи Домашнее хозяй 3. 9,0 6,1 11,8 5,0 5,9 4,7 7,3 6,7 7, ство, быт Любительские за 4. 4,5 6,1 2,9 6,2 7,8 5,6 14,1 22,2 7, нятия Художественное, техническое – 5. 4,5 3,0 5,9 1,9 2,8 10,2 6,7 13, творчество Бизнес 6. 28,4 30,3 26,5 5,6 7,8 4,7 20,0 20,0 20, Спорт, физиче- – 7. 6,0 12,1 7,5 11,8 5,6 15,1 22,2 9, ская культура Отдых, развлече 8. 4,5 3,0 6,9 3,1 3,7 2,8 10,2 6,7 13, ния Политика – 9. 1,5 3,0 1,9 2,9 1,9 5,9 5,6 4, Оказание помощи 10. 9,0 6,1 11,8 7,5 5,9 8,4 10,2 10,0 7, другим Другое – 11. 1,5 3,0 3,7 3,7 5,7 4,4 5,6 3, Не ответили – 12. 1,5 3,0 8,7 7,8 9,3 6,8 10,0 4, Показательная в этом отношении «связка» «работа, профессио нальная деятельность» «рост материального благосостояния се мьи». Успехи на работе и в профессиональной деятельности приво дят, как правило, к росту материального благосостояния семьи, а возможность такого роста, в свою очередь, стимулирует активность в профессиональной сфере.

Значительное место в структуре предпочтительных сфер лич ностной самореализации занимает также «бизнес» – во всяком слу чае, для выпускников вузов. Почти каждый третий-четвертый из них намерен реализовать себя и добиться наибольших успехов именно в бизнесе. Сравнительно меньше таких желающих среди выпускников общеобразовательных школ – каждый пятый опрошенный и особенно среди выпускников техникумов – всего 5,6% респондентов.

Стоит обратить внимание также на то, что определенная часть выпускников вузов (9%) намерена добиться наибольших успехов в сфере «домашнего хозяйства, быта» и «оказания помощи другим».

Причем, среди тех и других в два раза больше девушек, нежели юно шей.

Важной сферой личностной самореализации для выпускников общеобразовательных школ выступают «спорт, физическая культу ра», «любительские занятия», «художественно, техническое творче ство». В последующем их значимость начинает ослабевать. Анало гичное можно сказать и о такой сфере личностной самореализации, как «отдых, развлечения». На них ориентирован каждый десятый вы пускник общеобразовательной школы и всего только 4,5% выпускни ков вузов и 3,1% выпускников техникумов.

Из сравнительного анализа табличных данных можно сделать следующие выводы. Во-первых, неизменно высокой остается значи мость таких сфер личностной самореализации, как «работа, профес сиональная деятельность» и «рост материального благосостояния се мьи». Во-вторых, с возрастом и повышением статуса образовательно го учреждения выпускников возрастает личностная значимость «биз неса», «домашнего хозяйства, быта» и, напротив уменьшает привле кательность «спорта, физической культуры», «отдыха и развлече ний», «политики» как возможных сфер самореализации. В-третьих, имеются определенные гендерные различия в предпочтениях респон дентов. Среди девушек сравнительно более выражено стремление ре ализовать себя в «домашнем хозяйстве, быту», «росте материального благосостояния семьи», «работе, профессиональной деятельности», «художественном, техническом творчестве», «отдыхе и развлечени ях»;

среди юношей – в «бизнесе», «любительских занятиях», «спорте, физической культуре», «политике». В целом, у девушек несколько шире диапазон возможных сфер личностной самореализации, нежели у юношей.

Жизненные успехи достигаются разными способами, и в их ос нове лежат различные источники. В зависимости от преобладания то го или иного источника выделяются модели достижения жизненного успеха (ДЖУ) (см. таблицу 5.8).

Таблица 5. Модели достижения жизненного успеха (ДЖУ) №№ Модели ДЖУ Индикаторы п/п Радикально- Успех зависит исключительно от самого 1.

субъективная человека Умеренно-субъективная Успех зависит в основном от самого чело 2.

века Родственная Успех зависит от содействия родных и 3.

близких Корпоративная Успех зависит от содействия друзей, зна 4.

комых Патерналистская Успех зависит от связей с «сильными мира 5.

сего»

Генетическая Успех зависит от заложенных в человека 6.

«генов»

Фаталистическая Успех зависит от стечения обстоятельств 7.

Случайная Успех зависит от везения, удачи 8.

В таблице 5.9 приведены данные о сравнительной распростра ненности моделей ДЖУ среди различных категорий опрошенных.

Две модели ДЖУ явно преобладают над остальными. Это – ра дикально-субъективная модель и умеренно-субъективная модель. По мнению подавляющего большинства опрошенных, жизненный успех человека зависит исключительно или в основном от него самого. Сре ди выпускников вузов юноши акцентируют также фаталистическую и корпоративную модели, девушки – патерналистскую и случайную модели ДЖУ. Менее заметны гендерные различия среди выпускни ков техникумов, но они очевидны опять же в ответах выпускников общеобразовательных школ. «Периферийные» модели ДЖУ имеют здесь сравнительно большее значение для юношей.

Таблица 5. Распределение ответов респондентов на вопрос «От чего, по Вашему мнению, зависит жизненный успех человека?», в % Категории опрошенных №№ Варианты отве- Выпускники Выпускники Выпускники п/п та вузов техникумов школ Все Муж. Жен. Все Муж. Жен. Все Муж. Жен.

Исключительно от самого чело- 55, 1. 54,5 55,9 44,8 35,9 53,3 60,0 56,7 62, века В основном от самого челове- 35, 2. 33,8 38,2 23,8 9,7 38,4 35,1 33,3 36, ка От заложенных в человека «ге- 4, 3. 6,1 2,9 2,4 1,0 3,8 5,4 6,6 4, нов»

От содействия 4. 7,5 9,1 5,9 2,4 1,0 1,9 9,3 15,6 4, родственников От содействия друзей, знако- 4,5 – 5. 9,1 3,8 2,0 5,6 6,3 11,1 2, мых От связей с «сильными ми- 7, 6. 6,1 8,8 2,9 2,0 3,8 10,2 14,4 7, ра сего»

От стечения 7. 9,0 12,1 5,9 6,7 4,0 9,3 9,8 11,1 8, обстоятельств От везения, – – – 8. 10,5 6,1 0,5 11,2 11,1 11, удачи Не ответили – – – 9. 1,9 3,0 0,9 4,4 4,4 2, 6. Жизненные затруднения. Поведение модели детерминировано во многом их жизненными затруднениями. Это относится, очевидно, и к их поведению на рынке труда. Люди стараются избегать затруд нений, а коль скоро они уже появились – пытаются их как-то разре шить. В таблице 5.10 приведены данные об этих затруднениях, точнее сказать, об их характере и распространенности.

На первых двух местах – трудности трудоустройства по специ альности и финансовые трудности. На них указывают в среднем от до 40% опрошенных. В сравнительно большей мере испытывают эти трудности девушки, особенно выпускники техникумов. И еще один важный момент: среди выпускников вузов значительно больше тех, кто испытывает затруднения с трудоустройством по специальности, нежели среди выпускников техникумов.

Таблица 5. Жизненные затруднения, испытываемые выпускниками, в % Категории опрошенных №№ Выпускники тех Затруднения Выпускники вузов п/п никумов Все Муж. Жен. Все Муж. Жен.

Финансовые трудности 1. 34,3 33,4 35,3 38,1 23,3 57, Трудоустройство по специально 2. 35,8 30,3 41,2 16,7 5,8 27, сти Ограниченная возможность под 3. 13,4 6,1 20,6 11,4 4,9 17, работки во внеучебное время Неудовлетворительная органи – 4. 3,0 5,9 7,1 2,9 11, зация учебного процесса Трудности в общении с препода – – – 5. 4,3 1,9 6, вателем Трудности общения со сверст – 6. 1,5 3,0 2,9 3,8 1, никами Неудовлетворительные условия – – – 7. 5,7 3,8 7, проживания в общежитии Нездоровая обстановка в обще – – – 8. 6,2 5,8 6, житии Распространение наркотиков в – – – – 9. 0,5 1, учебном заведении и общежитии Отсутствие условий для прове 10. 9,0 15,2 2,9 7,1 4,9 17, дения досуга Другие трудности – – – – 11. 0,5 0, Затруднились ответить 12. 32,8 30,3 35,3 12,4 10,7 14, Каждый восьмой-девятый из опрошенных указывает на ограни ченную возможность подработки во внеучебное время. Судя по ре зультатам социологического опроса, труднее найти оплачиваемую подработку девушкам.

Стоит обратить внимание также на такое затруднение, как «от сутствие условий для проведения досуга». Хотя оно и не связано непосредственно с поведением на рынке труда, но от этого его роль как общей детерминанты поведения не становится меньше. Более восприимчивы к этому затруднению юноши – среди выпускников ву зов и девушки – среди выпускников техникумов.

Если принять во внимание возрастные и статусные особенности респондентов, то нетрудно заметить в их ответах следующие разли чия. Чем моложе респонденты, тем шире диапазон переживаемых или жизненных проблем, тем выше уровень их «проблемной» восприим чивости. По мере взросления респондентов происходит концентрация их внимания и усилий на отдельных, наиболее значимых проблемах.

Менее значимые проблемы теряют свою актуальность и «перемеща ются» на задний план сознания и поведения.

Продолжая анализ моделей поведения выпускников на рынке труда, обратимся еще к одной его «составляющей» – нормативным установкам.

7. Нормативные установки. С целью определения этих устано вок выпускникам было предложено ответить на два вопроса:

1. Если бы представилась возможность жить не работая, вос пользовались бы Вы этой возможностью?

2. Готовы ли Вы поправить свои дела любым путем, в том числе (если это понадобится) путем противоправных действий?

Отвечая на первый из этих вопросов, более чем четвертая часть опрошенных выпускников вузов (28,4%) выбрала варианты «да» или «скорее всего, да». Вместе с тем, почти две трети респондентов (62,7%) выбрали варианты «нет» или «скорее всего, нет». Причем, социальный иммунитет к безделью сильнее проявляется у девушек (70,6% отрицательных ответов, напротив 54,5% отрицательных отве тов среди юношей).

Показатель социального иммунитета к безделью несколько ниже среди выпускников техникумов (54,8%, причем среди юношей – 51,2%, среди девушек – 56,5%), а также выпускников общеобразова тельных школ (соответственно, 55%, 50,1% и 58,5%).

Таким образом, социальный иммунитет к безделью усиливается по мере взросления выпускников и повышения статуса образователь ного учреждения, в котором они обучаются.

Теперь обратимся к ответам на второй вопрос. Три четверти опрошенных (73,1%) заявили, что они не воспользовались бы любы ми средствами для того, чтобы поправить свои дела. Вместе с тем, 15% опрошенных выразили готовность к любым, в том числе (если это понадобится) противоправным действиям. Причем, сравнительно больше их среди юношей (21,2% против 9,8% у девушек). Среди де вушек оказалось больше затруднившихся с ответом (14,6% против 6, у юношей).

Показатель социального иммунитета к противоправным дей ствиям заметно ниже среди выпускников техникумов (48,4%), причем среди юношей – 42%, среди девушек – 51,4%. Почти половина юно шей (46%) заявила о своей готовности воспользоваться любыми сред ствами для достижения своих целей, в том числе – если это понадо бится – противоправными. Каждый седьмой из опрошенных оказался в затруднении с определением своей позиции по рассматриваемому вопросу.

Что касается выпускников общеобразовательных школ, то пока затели их социального иммунитета занимают промежуточное поло жение: половина опрошенных (48,4%) заявила о своем социальном иммунитете, каждый третий воспользовался бы любыми средствами для достижения личных целей и 17,2% оказались в затруднении со своей позицией. Как и в предыдущих случаях показатель социального иммунитета значительно выше среди девушек (55,3% против 39,8% среди юношей). Среди юношей почти в два раза больше (45,9% про тив 25,2%) тех, кто выражает готовность поправить свои дела любы ми средствами, в том числе – если это понадобится – и противоправ ными средствами.

Анализ нормативных установок выпускников приводит к сле дующим выводам. Во-первых, показатель социального иммунитета к безделью колеблется от 55 до 65%, причем сравнительно выше он у девушек и выпускников вузов. Во-вторых, наблюдается тенденция укрепления социального иммунитета к безделью по мере взросления респондентов и повышения статуса образовательного учреждения, в котором они обучаются. В-третьих, показатель социального иммуни тета к противоправным действиям колеблется в диапазоне от 50 до 75%. Сравнительно выше он среди девушек и выпускников вузов. В четвертых, проявляется тенденция укрепления социального иммуни тета – опять же по мере взросления респондентов и изменения их со циального статуса.

В ходе социологического опроса выпускников образовательных учреждений исследовались также их миграционные настроения, имеющие принципиально важное значение для динамики региональ ного рынка труда.

8. Миграционные настроения. С целью установления характера этих настроений респондентам было предложено выразить свою по зицию на то, воспользовались ли они возможностью смены места жи тельства, если бы такая возможность им представилась. Сводные данные по этому вопросу приведены в таблице 5.11.

Таблица 5. Распределение ответов респондентов на вопрос «Если бы представилась возможность смены места жительства, воспользовались бы этой возможность?», в % Категории опрошенных №№ Выпускники Выпускники Выпускники Варианты ответа п/п вузов техникумов школ Все Муж. Жен. Все Муж. Жен. Все Муж. Жен.

Да 1. 32,8 33,3 32,4 54,4 60,0 51,8 54,3 51,3 56, Скорее всего, да 2. 28,4 36,4 20,6 21,3 18,0 22,7 23,8 23,7 23, Скорее всего, 3. 7,5 9,1 5,9 8,8 4,0 10,9 4,5 3,1 5, нет Нет 4. 17,9 9,1 26,5 9,4 10,0 9,1 7,2 14,3 4, Затруднились 5. 13,4 12,1 15,6 6,1 8,0 5,5 10,2 19,5 9, ответить Если объединить варианты ответа «да» и «скорее всего, да», а также «нет» и «скорее всего, нет», то можно констатировать следую щее. Во-первых, у значительной части выпускников (от 61,2% до 78,1%) проявляются миграционные настроения. Сравнительно силь нее выражены они у выпускников общеобразовательных школ и тех никумов и, соответственно, слабее у выпускников вузов. Во-вторых, миграционные настроения несколько сильнее проявляются у юношей.

В-третьих, эти настроения усиливаются по мере взросления респон дентов и повышения статуса образовательного учреждения, в кото ром они общаются.

Респондентам было предложно также указать регионы и города, куда предпочли бы они уехать (см. таблицу 5.12).

Таблица 5. Распределение ответов респондентов на вопрос «Какие города и регионы предпочли?», в % Категории опрошенных №№ Выпускники техни- Выпускники Варианты ответа Выпускники вузов п/п кумов школ Все Муж. Жен. Все Муж. Жен. Все Другие населенные 4, – 1. 1,4 2,9 11,7 9,4 12, пункты ЕАО Другие регионы 38, 2. 19,2 29,7 14,3 33,7 30,2 35, Дальнего Востока Другие регионы в 30, европейской части 3. 20,5 21,1 20,0 13,5 11,3 14, России Столичные регионы 4. 21,9 23,7 20,0 8,6 9,4 8,2 15, Страны ближнего 12, 5. 8,2 7,9 8,6 3,7 9,4 0, зарубежья Страны дальнего за- 17, 6. 11,0 10,5 11,3 11,7 17,0 9, рубежья Другое 7. 2,7 1,3 2,9 3,7 1,9 3,6 1, Не ответили 8. 15,1 11,8 20,0 14,0 11,3 15,5 10, Как видно из табличных данных, наиболее привлекательными регионами для потенциальных мигрантов выступают другие регионы европейской части России, а также регионы Дальнего Востока. Вме сте с тем, каждый девятый из опрошенных предпочел бы страны дальнего зарубежья. Определенная часть респондентов предпочла бы сменить место жительства в границах Еврейской автономной обла сти. Практически все они представлены выпускниками техникумов.

Таким образом, миграционные настроения выпускников образо вательных учреждений ЕАО образуют довольно важную и актуаль ную проблему, которой предстоит заниматься.

5.2 Модели поведения безработных граждан Речь пойдет о поведении граждан, обратившихся в службу заня тости ЕАО с просьбой о содействии их трудоустройству. Приступая к характеристике данной группы участников рынка труда, обратим внимание, прежде всего, на их профессиональную подготовку.

Значительная часть обследованных (28,9%) получила професси ональную подготовку непосредственно на рабочем месте. Понятно, что эта часть представляет рабочие профессии. Чуть меньше обсле дованных (26,7%) имеют вузовскую подготовку. Каждый четвертый пятый окончил среднее специальное учебное заведение. Далее, 8,9% имеют начальное профессионально образование, а 11,1% безработ ных граждан совсем не имеют профессиональной подготовки и, оче видно, оказались на рынке труда сразу же после окончания общеоб разовательной школы.

Таким образом, риск оказаться без работы грозит всеми катего риям населения безотносительно к уровню их профессиональной подготовки (начальное, среднее профессиональное образование и т.п.). Но сравнительно большую угрозу он представляет для лиц, не имеющих профессиональную подготовку, а также для лиц, получив ших подготовку по мало востребованным профессиям (специально стям).

В ходе исследования нас интересовала продолжительность ра боты респондентов по избранной профессии (специальности). Оказа лось, что треть опрошенных успела поработать от 1 до 3 лет, 21,7% – меньше года, а 17,5% обследованных вообще нигде не успели пора ботать. Среди других категорий обследованных безработных, ока завшихся без работы, 6,5% работали 3-5 лет, 17,4% – от 5 до 10 лет и 4,3% – свыше 10 лет.

Таким образом, в числе безработных оказываются чаще всего молодые люди, имеющие небольшой стаж профессиональной дея тельности (до 3 лет) или совсем не имеющие такого стажа. Они со ставляют почти три четверти (71,8%) обследованных респондентов.

Эти данные являются косвенным подтверждением дискримина ции в отношении молодежи на региональном рынке труда.

Показательно то, что больше половины обследованных (51,2%) заявили о том, что им нравилась избранная ими профессия: 27,9% не уверенно заявили «не совсем» и 16,3% – «нет». Причем, заявивших об удовлетворенности избранной профессией сравнительно больше среди женщин (55,6% против 43,8% среди мужчин).

Важным показателем и фактором поведения безработных явля ется продолжительность безработицы. В таблице 3.12. приведены сравнительные данные о продолжительности безработицы.

Рисунок 52. Продолжительность безработицы у респондентов, в % У большинства опрошенных, как видно, небольшой срок безра ботицы (до 3 месяцев). Вместе с тем, 26,7% респондентов находятся в состоянии затяжной безработицы. Причем, больше подвержены это му состоянию мужчины (37,5%), у женщин этот показатель равен 25,1%.

В ходе исследования выяснились также причины безработицы.

Они, как оказалось, многообразны и по-разному проявляются у от дельных категорий обследованных (см. 46).

Рисунок 53 Причины безработицы, в % Как видно из данных, люди остаются без работы, чаще всего, вследствие увольнения по собственному желанию. Причем, несколь ко в большей мере затрагивает эта причина мужчин. Мужчины оста ются также без работы после службы в вооруженных силах и после окончания учебного заведения (сравнительно чаще женщин). Жен щины, в свою очередь, пополняют ряды безработных из-за увольне ний по сокращению штатов и из-за других причин. Показательно то, что ни один из опрошенных безработных мужчин не указал на «увольнение по сокращению» как на причину безработицы. Надо по лагать, что эта причина совсем «обходит стороной» мужчин.

Быть или остаться без работы – это для многих людей целая жизненная драма, для других же – рядовое жизненное событие.

Ряд исследователей228 заключают, что страх безработицы – один из наиболее сильных страхов постсоветского периода. Как показыва ют исследования, катастрофизм в сознании людей можно рассматри вать как естественную реакцию на внезапное разрушение экономиче ских и социальных основ советского жизненного уклада и базовых ценностей, ставших привычными и естественными для многих поко лений. Так, независимо от того, велика ли безработица в реальности, страх перед ней может влиять на поведение людей на рынке труда.

Возможная логика здесь проста: чем сильнее люди боятся потерять работу, тем сильнее они должны держаться за имеющееся место, и тем выше у них должна быть склонность «платить» за стабильность имеющейся занятости. Это, в свою очередь, означает рост гибкости оплаты труда, увеличение вероятности ее относительного (а иногда и абсолютного) снижения. При этом гибкость может проявляться в раз личных формах, например, неполные или несвоевременные выплаты и т.п. В.Е. Гимпельсон и его соавторы229 считают, что исключительно сильный страх массового высвобождения и безработицы в России проник в массовое сознание и в поведение работников. Это стало до полнительным фактором, подталкивающим людей принять модель низкой заработной платы, составной частью которой является задол женность по зарплате. Другими словами, потенциально страх являет ся сильным антиинфляционным средством и способен существенно снижать уровень резервируемой заработной платы. Страх складыва ется из сочетания ожидания работниками нарастания трудностей в поддержании занятости (роста безработицы) и ощущения ими слабо сти собственных конкурентных позиций на рынке труда.

С учетом вышеизложенного было предложено респондентам свое отношение к возможности безбедно жить не работая. Им был поставлен такой вопрос: «Если бы представилась возможность без бедно жить не работая, воспользовались бы Вы этой возможностью?»

Заметим, что больше половины опрошенных (56,5%) ответили на по ставленный вопрос отрицательно. Вместе с тем, 15,2% респондентов воспользовались бы возможностью безбедно жить не работая, а Гудков Л. Страх как рамка понимания происходящего // «Мониторинг общественного мнения». – 1999. – № 6 (44). – С. 47;

Гимпельсон В.Е., Капелюшников Р.И., Ратникова Т.А.

Велики ли глаза у страха? Страх безработицы и гибкость заработной платы в России // Мо ниторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. – 2003. – № 4 (66).

– С. 44- Гимпельсон В.Е., Капелюшников Р.И., Ратникова Т.А. Указ. соч. – С. 44-58.

28,3% затруднились с определением собственной позиции. Заметим также, что женщины проявляли сравнительно большую моральную разборчивость в выборе способов жизнедеятельности, нежели муж чины.

Оказываясь в ситуации безработицы, люди ведут себя по разному. Анализ этих различий позволил нам выделить 12 возмож ных моделей поведения.

Таблица 5. Модели поведения безработных на рынке труда №№ Модель поведения Содержание модели п/п Активно- Активно ищет работы по профессии, 1.

приспособительная специальности Выжидательная Ждет появления вакантных мест 2.

Выжидательно- Ждет помощи со стороны родственни 3.

патерналистская ков, знакомых Регрессивно- Ищет любую подходящую работу 4.

приспособительная Реально стратегическая Осваивает новую профессию 5.

Потенциально стратегиче- Собирается осваивать новую профессию 6.

ская Реально предприниматель- Налаживает свой бизнес 7.

ская Потенциально предприни- Намеревается наладить свой бизнес 8.

мательская Миграционная Собирается переехать на новое место 9.

жительства Пассивная Ничего не предпринимает 10.

Неопределенная Находится в полной растерянности 11.

Безысходная Не знает, что и предпринять 12.

Респондентам было предложено идентифицировать свое пове дение с учетом представленных выше индикаторов. Данные опроса приведены в рисунке 53.

Рисунок 54 Модели поведения безработных на рынке труда (по результатам социологического опроса), в % В поведении безработных, как видно, преобладают три модели:

активно-приспособительная (люди активно ищут работу по профес сии), выжидательно-патерналистская (ждут неформальной помощи) и потенциально стратегическая (собираются осваивать новую профес сию). Значительно меньше тех, кто собирается заняться предприни мательской деятельностью или ищет любую подходящую работу (ре грессивно-приспособительская модель). И совсем немного тех, кто пассивно ожидает появления вакантных мест (выжидательная мо дель) или собирается переехать на новое место жительства.

Среди обследованных безработных совсем нет тех, кто налажи вал бы собственное дело или реально осваивал бы новую профессию.

Вместе с тем, нет и тех, кто ничего не предпринимает в ситуации без работицы или находится в полной растерянности (не знает, что и предпринять).

Принимая во внимание гендерные различия в моделях поведе ния на рынке труда, заметим, что среди мужчин сравнительно больше распространены модели активного поведения (активно приспособительская, потенциально стратегическая и т.д.), среди женщин – модели пассивного поведения (выжидательно патерналистская, регрессивно-приспособительская и т.д.).

Характеристику моделей поведения безработных с учетом их пола, возраста, образовательного уровня целесообразно дополнить результатами исследований, проведенных И.Н. Кищенко в Белгород ской области230.

Судя по этим результатам, среди мужчин сравнительно больше тех, кто активно ищет работу по специальности, намеревается, за няться собственным бизнесом и осваивает новую профессию, среди женщин сравнительно больше ожидающих вакантных мест и содей ствия со стороны родственников, ищущих любую работу, а также намеревающихся освоить новую профессию. Заметим также, что сре ди женщин больше заявивших о том;

что они налаживают свой биз нес. Среди мужчин больше тех, кто намеревается, переехать на новое место жительства или ничего не предпринимающих в ситуации без работицы;

а среди женщин – находящихся, в растерянности и не определившихся с линией собственного поведения.

Таким образом, мужчины более рационально оценивают соб ственную жизненную ситуацию, более активно ищут конструктивные решения, которые, правда, имеют иногда радикальный характер.

Женщины более склонны к выжидательной позиции, готовы, взяться за любую подходящую работу, чаще впадают в состояние позицион ной неопределенности и растерянности.

Связь поведения безработных с их возрастом выражается в сле дующем. Во-первых, с увеличением возраста большее распростране ние получает активно-приспособительное и меньшее – реально стратегическое и потенциально-стратегическое поведение. Во вторых, выжидательное поведение, включая выжидательно патерналистское, сравнительно более распространено среди респон дентов крайних возрастных категорий – от 20 до 29 и от 50 лет. В третьих, опрошенные средних возрастных групп более склонны к ре грессивно-приспособительному поведению, то есть к тому, чтобы взяться за любую подходящую работу. В-четвертых, настроениям, неопределенности, и растерянности более склонны лица молодого и среднего возрастов.

Чем. Выше образовательный, уровень безработных, тем актив нее ищут они работу по специальности (активно-приспособительное поведение), осваивают новые профессия (реально-стратегическое по ведение). С повышением образовательного уровня, увеличивается число тех, кто ждет содействия, помощи со стороны родственников (знакомых) и ищет любую подходящую работу (выжидательно патерналистское и регрессивно-приспособительное поведение). Две позиции – активная и выжидательная – логически исключают друг друга, однако логика реальной жизни оказывается сложнее. Обе крайности в ней пересекаются или даже совмещаются. Тот факт, что безработные с высоким, образовательным уровнем активно ищут ра боту по специальности, объясняется высокой личностной значимо стью полученной специальности, сравнительно более высоким уров нем профессионально-трудовых притязаний, а также сравнительно большими издержками, при получении новой и равноценной профес сии.

В то же время высокий, образовательный уровень облегчает освоение родственных или смежных специальностей, чем объясняет ся, на наш взгляд, сравнительно большее число тех, кто осваивает но вую профессию. Что касается выжидательно-патерналистской пози ции;

то она более распространена среди безработных в возрасте до лет, т. е. среди, тех, кто имеет высокий образовательный уровень, до статочно высокие профессионально-трудовые притязания, но в то же время затрудняется с поиском подходящей работы из-за недостатка жизненного опыта: Данной группе безработных и. приходится поэто му рассчитывать на содействие родственников и знакомых. Доста точно распространены и такие ситуации, когда тщетные попытки по иска работы по Специальности, и продолжающееся ухудшение мате риального и социального положения вынуждают безработных с вы соким образовательным уровнем снизить свои притязания и заняться поиском любой подходящей работы.

Образовательный уровень безработных практически, не связан с двумя типами поведения – стратегическим, и выжидательным. Связь с другими типами поведения проявляется в следующем. Если лица с высшим и средним специальным образованием больше думают за няться бизнесом, то лица с общим средним образованием уже им за нимаются (в сравнительно большей мере). Первые успокаивают себя' возможностями и перспективами, вторые – реальными делами:

С понижением образовательного уровня, заметно возрастает среди безработных число тех, кто собирается переехать на новое ме сто жительства, кто находится в полной растерянности и;

кто ничего не предпринимает для трудоустройства. Так, если пассивное поведе ние («ничего не предпринимаю») характерно для 1,4% безработных (в общей выборке), то для безработных с неполным средним образо ванием равен 23,1%.

Примечательно и то, что среди безработных с высшим и сред ним специальным образованием сравнительно больше лиц с неопре деленным поведением, т. е. лиц, не определившихся с тем, что им предпринять в ситуации-безработицы. Это объясняется, скорее всего, тем, что с повышением образовательного уровня возрастает число степеней свободы (возможных вариантов действия) и, следовательно, усложняется задача поведенческого выбора.

Представляет также интерес комплексная социальная характе ристика моделей поведения на рынке труда.

Активное приспособительное поведение более распространено среди мужчин;

старших возрастных групп;

с высоким образователь ным уровнем;

женатых (замужних) и разведенных;

имеющих детей;

проживающих в сельской местности;

уволенных по собственному желанию;

ощущающих ухудшение собственного положения из-за безработицы;

испытывавших чувства гнева и возмущения из-за поте ри работы;

испытывающих материальные затруднения и их нараста ние;

отрицающих какие-либо преимущества в положении безработ ного;

приспособленных к новым условиям, жизни;

ориентирующихся на внешнюю помощь.

Потенциальное стратегическое поведение более выражено у женщин, молодых безработных, бездетных, проживающих в городе, уволенных из-за нарушений, производственной дисциплины, испы тывающих чувства стыда и неудовлетворенности собой из-за потери работы, имеющих средние доходы, ориентирующиеся на собствен ные силы.

Реальное стратегическое поведение в сравнительно большей, степени привлекает: мужчин;

лиц молодого возраста;

имеющих вы сокий образовательный уровень;

проживающих в крупных населен ных пунктах (городах);

окончивших учебные заведении или уволен ных из-за нарушений производственной дисциплины;

ощущающих улучшение собственного общественного положения;

испытывающих безразличие к потере работы;

улучшивших свое материальное поло жение;

допускающих некоторые преимущества в положении безра ботного;

недостаточно приспособленных к новым, условиям жизни;

ориентирующиеся на собственные силы.

Выжидательное поведение характеризует, прежде всего: жен щин;

лиц в возрасте от 21 до 29 лет и свыше 50 лет;

имеющих высо кий образовательный уровень;

проживающих в районных центрах;

окончивших учебные заведения;

ощущающих улучшение собствен ного общественного положения;

испытывающих чувства стыда или безразличие, относящихся к крайним по доходам, группам;

получа ющих пособие по безработице;

не изменивших свое материальное положение;

ориентирующихся на внешнюю помощь.

Выжидательно-патерналистское поведение сравнительно больше распространено среди: женщин;

лиц в возрасте от 21 до лет и свыше 50 лет;

имеющих высокий образовательный уровень;

хо лостых безработных;

проживающих в крупных населенных пунктах (городах);

демобилизовавшихся из армии или оказавшихся без рабо ты после декретного отпуска, продолжительной болезни;

улучшив ших свое общественное положение;

испытывающих чувство мести;

затруднившихся с оценкой, последствий, безработицы;

не приспосо бившихся к новым условиям жизни;

ориентирующихся на внешнюю помощь.

Регрессивно-выжидательное поведение чаще проявляется сре ди: женщин;

лиц среднего возраста;

имеющих высокий образователь ный уровень;

разведенных;

проживающих в крупных населенных пунктах;

уволенных по сокращению;

ухудшивших свое общественное положение;

испытывающих чувство тревоги и неудовлетворенности собой;

имеющих низкие доходы и значительно ухудшивших свое ма териальное положение;

не приспособившихся, к новым условиям жизни;

ориентирующихся на частичную внешнюю помощь.

Потенциальное предпринимательское поведение более привле кательно для: мужчин;

имеющих высшее или среднее специальное образование;

разведенных безработных;

проживающих в поселках области;

уволенных по сокращению или но собственному желанию;

испытывающих чувство мести;

относящихся к крайним по уровню доходов группам, но улучшившим свое материальное положение;

за трудняющихся с оценкой последствий безработицы;

приспособлен ных к новым условиям жизни;

ориентирующихся на собственные си лы.

Реальное предпринимательское поведение более выражено у та ких категорий безработных: женщин;

молодых безработных;

имею щих невысокий образовательный уровень;

разведенных и бездетных безработных;

проживающих в районных центрах области;

уволенных по сокращению или по собственному желанию;

улучшивших свое общественное положение;

испытывающих чувство облегчения;

улучшивших свое материальное положение;

положительно оценива ющих последствия безработицы;

частично ориентирующихся на внешнюю помощь.

Квазистратегическое поведение характеризует, прежде всего:

мужчин;

лиц среднего возраста;

с невысоким образовательным уров нем;

разведенных и холостых;

бездетных безработных;

проживающих в поселках;

не испытавших никаких чувств из-за потери работы;

неприспособленных к новым условиям жизни.

Пассивное поведение сравнительно больше распространено сре ди: мужчин;

лиц с невысоким, образовательным уровнем;

разведен ных;

проживающих в областном центре;

уволенных из-за нарушения трудовой дисциплины;

затруднившихся с оценкой изменения своего общественного положения;

имеющих «средние» доходы и. не изме нивших свое материальное положение;

неприспособленных к новым условиям, жизни;

ориентирующихся на внешнюю помощь.

Безысходное поведение чаще проявляется среди: женщин;

лиц молодого и среднего возрастов;

имеющих невысокий образователь ный уровень;

холостых;

бездетных;

окончивших учебные заведения;

затруднившихся с оценкой изменения своего социального статуса;

испытующих чувство жалости, к себе;

относящихся к крайним по уровню доходов группам, а также значительно ухудшивших свое ма териальное положение;

не получающих пособие по безработице;

по ложительно оценивающих последствия безработицы;

недостаточно приспособленных к новым, условиям жизни.

Неопределенное поведение более выражено среди: женщин;

лиц молодого и среднего возрастов;

имеющих высшее или среднее специ альное образование;

вдовствующих и многодетных безработных;

проживающих в районных центрах;

окончивших учебные заведения;

ухудшивших свое общественное положение;

испытывающих неудо влетворенность собой;

относящихся к крайним по уровню доходов группам и затрудняющихся с оценкой изменения материального по ложения семьи;

положительно оценивающих последствия безработи цы.

В процессе исследования выяснялась устойчивость намерений респондентов найти работу по избранной специальности или, напро тив, удовлетвориться любой другой работой (рисунок 55).

Рисунок 55 Распределение ответов респондентов на вопрос «По какой специальности хотели бы получить работу?», в % Как видно из рисунка, два варианта поведения имеют наиболь шее распространение. Первый вариант – активный, выражающий намерение работать по своей специальности (профессии). Второй ва риант – пассивный, ориентированный на то, что будет предложено на рынке труда. Следует обратить внимание и на то, что часть респон дентов (8,7%) изначально настроена работать не по специальности, причем женщин в этой группе в два раза больше мужчин.

Вместе с тем, большинство респондентов оптимистично настро ено в отношении своей будущей работы: 57,7% уверены в том, что найдут работу, соответствующую своей квалификации;

35,6% не уве рены в этом и 6,7% не надеются на это. Показательно то, что мужчи ны настроены более оптимистично в отношении будущей работы, нежели женщины. Три четверти из них (76,5%) надеются получить работу, соответствующую их квалификации, тогда как среди женщин этот показатель равен всего 46,4%.

Многие из безработных, как уже отмечалось, осваивает новую профессию или готовятся к ее освоению. При этом приходится им сталкиваться с определенными трудностями. С целью оптимизации адаптационного поведения безработных важно знать эти трудности, уметь их распознавать и упреждать, минимизировать их возможный негативный эффект. Перечень этих трудностей и их сравнительная распространенность представлены в рисунке 56.

Рисунок 56 Трудности, возникающие при освоении безработными но вой профессии, в % Таким образом, безработные осваивающие новую профессию, сталкиваются с двумя основными трудностями. Это, во-первых, ма териальные трудности, которые оказывают не прямое, а косвенное воздействие на освоение новой профессии. Во-вторых, это – «не хва тает знаний и умений, достаточных для освоения новой профессии.

Следует принять во внимание также фактор здоровья, на который указывают 13,7% женщин (для мужчин этот фактор имеет сравни тельно меньшее значение – 8,6%). Сравнительно меньше, как видно из табличных данных, возникает организационных трудностей и еще меньше – социально-психологических трудностей. Причем, с послед ними сталкиваются исключительно женщины.

Модели поведения безработных на рынке труда включают их планы трудоустройства, точнее сказать, предполагаемые способы ре ализации этих планов. Судя по результатам проведенного исследова ния, подавляющее большинство безработных (80%) связывает планы трудоустройства со службой занятости, 35,6% – с непосредственными контактами с работодателями. Только 13,3% опрошенных рассчиты вают на помощь родственников (знакомых) и 6,7% – на другие кана лы трудоустройства.

Заметим определенные гендерные различия в представленных позициях. Так, мужчины сравнительно больше ориентируются на службу занятости, женщины – на непосредственные контакты с рабо тодателями и помощь со стороны родственников (знакомых).

Почти три четверти респондентов (73,3%) имели предложения по трудоустройству, в том числе 81,3% мужчин и 71,4% женщин. Та ким образом, мужчины находятся в более выгодном положении с точки зрения поступающих к ним предложений по трудоустройству.

Вместе с тем, многие из поступивших предложений остались без ответа, и безработные не воспользовались ими. На рисунке 57 пред ставлены причины отклонения предложений по трудоустройству.

Рисунок 57 Причины отклонения безработными предложений по трудоустройству, в % Таким образом, основная причина отклонения предложений по трудоустройству – низкая и несвоевременная зарплата, причем более восприимчивы к этой причине мужчины. Они же более восприимчи вы к профильности предлагаемой работы и ее соответствию профес сионально-трудовым возможностям и амбициям безработных. Что касается женщин, то они сравнительно чаще отклоняют предложения по трудоустройству из-за неудобства расположения места работы и из-за того, что она оказывается выше возможностей претендента.

Продолжая анализ моделей поведения безработных на рынке труда, обратимся к тому, какие трудности испытывают они при поис ке подходящей работы, трудоустройстве (рисунок 58).

Рисунок 58 Трудности, испытываемые безработными при поиске подходящей работы, трудоустройстве, в % Неизменно первое место занимают трудности с поиском хорошо оплачиваемой работы. На них указывает третья часть опрошенных, причем несколько чаще делают это мужчины. Женщины, напротив, более восприимчивы к другой – второй по значимости – причине, а именно, отсутствию достаточной информации о рабочих вакансиях.

Имеются также определенные трудности, связанные с освоением но вой профессии (о них уже говорилось выше). Причем, более воспри имчивы к этим трудностям женщины, как впрочем, и к трудностям взаимодействия с работодателями, а также к трудностям поиска рабо ты, близкой к месту жительства. Заметим также, что женщины испы тывают и «другие проблемы» (10,3%). И последнее: каждый девятый из опрошенных безработных заявил, что он не испытывает никаких трудностей с поиском подходящей работы, трудоустройством. Пока зательно, что среди мужчин таковых – 18,8%, а среди женщин – 6,8%.

Многие из безработных, разумеется, обращались со своими предложениями по трудоустройству, но получили отказ от потенци альных работодателей. На рисунке 59 приведены мнения респонден тов относительно причин отказа.

Рисунок 59 Распределение ответов респондентов на вопрос «Если Вы обращались к работодателю и он Вам отказал, то по какой причине?», в % Обратим внимание на то, что основной причина отказа безра ботным в трудоустройстве является отсутствие вакантных мест. Дан ная причина свидетельствует о том, что претенденты не располагают достоверной и оперативной информацией об имеющихся вакансиях, механизме их заполнения.

Довольно распространенными причинами являются также «не удовлетворенность имеющейся вакансией» и «недостаточный обра зовательный уровень». Причем, к обеим из этих причин более чув ствительны женщины. Что касается мужчин, то они сравнительно чаще получают отказ из-за несоответствия имеющихся вакансий профилю их специальности (профессии) или из-за «правильной» са мопрезентации («я не понравился»). Обратим внимание также на «скромную» роль возрастного фактора и это вполне объяснимо, так как возраст обследованных безработных не превышает 40 лет.

В ходе исследования выяснялось также мнение безработных о том, что препятствует им в получении хорошей работы. Результаты опроса приведены в рисунке 60.

Рисунок 60 Мнение респондентов о факторах, препятствующих полу чению хорошей работы, в % Основным и наиболее распространенным фактором, препят ствующим получению безработными хорошей работы является «от сутствие у них соответствующего профессионального образования, квалификации». Причем, сравнительно чаще сталкиваются с этим фактором мужчины, как, впрочем, и с другим, вторым по значимости фактором – «отсутствие связей». Они же сравнительно чаще «стра дают» из-за «отсутствия вакансий» или из-за того, что им просто «не везет».

Обратим внимание также на «другие факторы», указанные жен щинами (12%), фактор возраста, акцентируемый мужчинами (13,3%).

Причем к сведению и то, что каждый десятый из опрошенных счита ет, что ему «ничего не препятствует» в получении хорошей работы.

5.3 Модели поведения работодателей В последние десятилетия содержание профессий претерпело ра дикальные изменения, ряд профессий оказался невостребованным, а также возникло много новых профессий. Более того, каждый год происходит обновление около 500 видов труда, а если взять нашу нынешнюю действительность, то за последние годы появилось множество совершенно новых профессий – брокер, дилер, маклер, фрилансер, маркетолог, медиабайер, мерчендайзер, супервайзер, промоутер и т.п. И все это при сроках профессиональной подготов ки от 1-1,5 до 3-5 лет. Поэтому учащийся должен быть все время го тов к переквалификации, переподготовке и обновлению своих про фессиональных знаний и умений. Профессиональная подготовка в настоящее время становится непрерывным процессом. Вместе с тем, судя по результатам проведенного нами социологического опроса работодателей Еврейской автономной области, квалификация мно гих работников не соответствует современным требованиям (см.

таблицу 5.14) Таблица 5. Распределение ответов работодателей на вопрос «Соответствует ли современным требованиям квалификация?», в % Варианты ответа Не со- Затрудняюсь отве Да Нет всем тить рабочих 28,6 42,9 16,7 11, инженерно-технических ра 15,4 48,7 23,1 12, ботников руководителей 18,9 51,4 21,6 8, Таким образом, большая часть опрошенных работодателей по лагает, что квалификация рабочих и, особенно, инженерно технических работников и руководителей не соответствует совре менным требованиям.

Вместе с тем, заметим, что три четверти работодателей испыты вают нехватку рабочих кадров, 42% – инженерно-технических работ ников. Сравнительно ниже уровень востребованности руководителей (4%).

Уровень квалификации работников и претендентов на вакант ные места не остается неизменным. Об этом свидетельствуют, в част ности, ответы работодателей на вопрос: «Как изменился за последние годы уровень квалификации?» (см. таблицу 5.15 ) Таблица 5. Распределение ответов работодателей на вопрос «Как изменился за последние годы уровень квалификации?», в % Варианты ответа Остался на преж- Затрудняюсь Повысился Понизился нем ответить уровне рабочих 30,2 32,6 25,6 11, инженерно технических работ- 23,7 23,7 44,7 7, ников руководителей 32,4 21,6 37,9 8, Как видно из табличных данных, мнения работодателей разо шлись относительно тенденций изменения квалификации работни ков.

К сожалению, существующая система подготовки кадров не позволяет сегодня их готовить должным образом. Осложняется ситу ация тем, что большинство предприятий и организаций в регионах округа за десять последних лет в значительной мере свернули внут рифирменную подготовку и повышение квалификации кадров. На ча сти предприятий функции отделов (бюро) технического обучения персонала сведены до минимума либо ликвидированы;

материальная база для подготовки кадров устарела и не соответствует современным требованиям. Отсутствуют действенные нормативная правовая и ме тодическая базы.

При достаточно разветвленной сети учреждений профессио нального образования в макрорегионе существующая система подго товки кадров не способна обеспечить потребность в квалифициро ванных кадрах для формирования условий ускоренного развития Дальнего Востока. Это обусловлено, прежде всего, устаревшей мате риально-технической базой, особенно в учреждениях начального профессионального образования, отсутствием квалифицированных педагогических кадров, а также несоответствием профилей подготов ки специалистов потребностям экономики231.

Ниже приведены данные о том, что не удовлетворяет работода телей в профессионально-трудовой подготовке выпускников учре ждений профессионального образования (в %):

– практическая подготовка – 52,0%;

– общекультурная подготовка – 20,0%;

– языковая подготовка (незнание иностранных языков) – 10,0%;

– теоретическая подготовка – 8,0%;

– общегуманитарная подготовка – 6,0%;

– компьютерная подготовка – 4,0%.

Часть респондентов (6%) заявила, что их «все удовлетворяет», столько же – «все не удовлетворяет».

Руководители предприятий, представители бизнеса отвечали на вопросы о качествах, которые должен продемонстрировать при прие ме на работу или в ходе испытательного срока выпускник, чтобы ему было отдано предпочтение среди других соискателей. Приоритетные места в перечне качеств конкурентоспособного выпускника заняли профессиональная компетентность, включающая в себя теоретиче ские знания и практические навыки по специальности, и коммуника тивная компетентность (открытость и честность в общении, умение работать в команде, умение общаться с клиентами и т.п.), а также го товность и способность к освоению новых знаний и навыков. Также большинство работодателей назвали среди необходимых качеств це леустремленность, стремление к карьерному росту, предусмотри тельность, готовность следовать установленным нормам и правилам, стрессоустойчивость (вариант: эмоциональная устойчивость).

Около 20% работодателей отметили важность состояния здоро вья потенциальных кандидатов, отсутствия вредных привычек. В хо де опроса были выявлены и определенные противоречия: желая по лучить специалиста с опытом работы, предприятия продемонстриро вали невысокую готовность к социальному партнерству – непосред ственному участию в процессе профессиональной подготовки специ Левинталь А.Б., Аверин И.В. Кадровый потенциал Дальнего Востока России: состояние и проблемы формирования // Власть и управление на востоке России. – 2012. – № 1 (58).

алистов со средним профессиональным образованием. О существова нии на предприятии специальной программы стажировки для моло дых специалистов заявил только один работодатель.

Выпускникам учреждений профессионального образования, как видно не хватает практических навыков и умений, что ограничивает их востребованность на рынке труда. В этой связи работодателям бы ло предложено высказать свое мнение о путях решения данной про блемы. В числе таких путей указаны следующие:


– стажировка студентов на профильных предприятиях (указали 36% опрошенных работодателей);

– развитие партнерских отношений образовательных учрежде ний с работодателями (22%);

– контрактная подготовка специалистов (18%);

– внедрение инновационных образовательных технологий (20%);

– дополнительное профессиональное образование (14%).

1. Стажировка студентов на профильных предприятиях. Более трети работодателей указали на стажировку как на эффективный путь овладения практическими умениями и навыками.

Стажировка на профильных предприятиях имеет важное значе ние для успешного трудоустройства выпускников вузов, молодых специалистов232. Так, в Белгородской области в соответствии с про граммой стабилизации ситуации на региональном рынке труда осу ществляется стажировка выпускников учреждений профес сионального образования, которые еще не имеют опыта работы. В процессе временной работы на предприятии или организации в рам ках этой программы молодые специалисты получают необходимые практические навыки в работе, у них формируется эффективная стра тегия социального поведения на рынке труда, что очень важно в ны нешней экономической ситуации. Руководителям предоставляется возможность оценить нового сотрудника и заключить с ним контракт на постоянную работу, при этом работодателю компенсируются за траты на оплату труда стажерам в размере МPOT (4300 руб.) и еди ный социальный налог с данной суммы. В Белгородской области в течение на 2009-2010 гг. было направлено на стажировку 3454 вы пускника учебных заведений.

Малашенко В.П. Стажировка молодых специалистов – важная часть образовательного процесса // Ориентир. – 2009. – № 9.

Организация стажировки выпускников учреждений профессио нального обучения с целью приобретения опыта работы стала свое образным «спасательным кругом» практически для каждого десятого молодого специалиста.

2. Развитие партнерских отношений образовательных учре ждений с работодателями233. Под социальным партнерством пони мается система взаимоотношений между потенциальными работода телями и образовательным учреждением по подготовке высококва лифицированных кадров для потребностей рынка труда.

Партнерские взаимоотношения профессиональных образова тельных учреждений и производства должны начинаться уже на ста дии формирования плана приема студентов на основании учета эко номических потребностей в тех или иных специальностях. Образова тельные учреждения должны быть инвестиционно привлекательными для работодателей.

При формировании объемов на подготовку специалистов, как среднего профессионального, так и высшего образования и разработ ке учебных программ подготовки также необходимы прогнозные оценки развития рынка кадров того или иного региона страны.

Договорные отношения между работодателями и учебными за ведениями должны стать самой эффективной формой взаимодействия по вопросам подготовки и прохождения квалификационной практики выпускников образовательных учреждений.

3. Контрактная подготовка специалистов. Данная форма спе циалистов получает все большее распространение в практике взаимо отношений образовательных учреждений и работодателей. Так, во Владимирском государственном университете (ВлГУ)234, традицион Базаев А. Профессиональное образование и социальное партнерство // Высшее образова ние в России. – 2008. – № 12. – С. 67-71;

Карпов С.А. Социальное партнерство в сфере про фессионального образования Росатома // Высшее образование в России. – 2009. – № 2. – С.

115-119;

Лебедев В.В. Центры содействия трудоустройству выпускников в вузовской систе ме стратегического партнерства. – Нижний Новгород: ННГУ, 2008;

Набойченко С., Соболев А., Богатова Т. К реализации стратегии партнерства высшей школы и бизнеса // Высшее об разование в России. – 2007. - № 1. - № 7-8;

Набойченко С., Соболев А., Богатова Т. К харак теристике стратегии партнерства высшей школы и бизнеса // Высшее образование в России.

– 2007. - № 1. – С. 3-10;

Олейникова О., Муравьева А. Социальное партнерство в сфере про фессионального образования в странах Европейского союза // Высшее образование в России.

– 2006. - № 6. – С. 111-120.

Башарина С.М., Козлова Т.А. Опыт работы Владимирского государственного университе та по взаимодействию рынка образовательных услуг и регионального рынка труда молодых специалистов // Содействие профессиональному становлению личности и трудоустройству ной формой подготовки специалистов для предприятий и организа ций региона на договорной основе остается подготовка специалистов в рамках целевой контрактной подготовки, по договорам, заключае мым как на весь период обучения, так и в процессе учебы. Такая форма сотрудничества позволяет вузу прогнозировать потребность в специалистах как на краткосрочную, так и на длительную перспекти ву. По результатам выпуска 2005 г. общий процент таких договоров составлял 20,6% и вырос в 2009 г. до 76,9%, что свидетельствует о серьезном возрастании внимания работодателей к потенциальному специалисту.

Организация целевой подготовки обеспечивает ускоренную адаптацию специалиста на предприятии и, как следствие, быстрый карьерный рост. С этой целью в университете созданы условия для параллельного освоения студентами второй образовательной про граммы ВПО и возможность обучения по программам дополнитель ного профессионального образования, что также повышает конкурен тоспособность выпускника на рынке труда.

Тесное взаимодействие вуза с работодателем позволяет повы сить качество подготовки специалистов, а качество подготовки спе циалиста обеспечивают хорошие кадры, современная учебно материальная база и эффективные образовательные технологии.

4. Внедрение инновационных образовательных технологий. Речь идет в данном случае о технологиях, направленных на повышение го товности выпускников к самостоятельному трудоустройству, усиле нии их миграционной активности и профессиональной мобильности.

В числе этих технологий – проведение мотивационных занятий, по вышение коммуникативной культуры, формирование лидерских ка честв, проведение тестирования, специальное консультирование235.

5. Дополнительное профессиональное образование. В условиях экономической нестабильности значительная часть работающих для сохранения своего рабочего места должны обучаться и повышать свою конкурентоспособность. Сегодня не только рабочие, но и квалифици молодых специалистов в современных условиях: Сб. материалов II Всероссийской научно практической конференции. – Белгород: ИП Остащенко А.А., 2009. – С. 35-38.

Данакин Н.С., Деева Н.Н., Дубинин А.Н., Конев И.В., Реутов Н.Н. Совершенствование управления трудоустройством молодых специалистов в регионе: социологический анализ:

монография. – Белгород: Изд-во БГТУ им. В.Г. Шухова, 2011. – С. 150-151.

рованные специалисты и руководители учреждений готовы получать дополнительные навыки и знания.

Так, по данным ВЦИОМ, Begin Group почти 47% россиян заду мываются о получении дополнительного образования в возрасте от 21 до 25 лет, а 23% – при достижении 26-30 лет. Немало и тех, кто решил продолжить обучение в возрасте 31-40 лет – 16%236. Очевидно, что первое профессиональное образование часто не дает возможности быстро взбираться по карьерной лестнице, благополучно справляясь с решением возникающих проблем, поэтому «развитие карьеры, полу чение новых знаний и навыков» – это основной мотив для продолже ния обучения.

Подводя итог изучения моделей поведения на рынке труда раз личных субъектов можно сделать вывод, что выбор модели поведе ния зависит от множества факторов как объективных так и субъек тивных. Прогнозировать то или иное поведение возможно но доста точно сложно при отсутствии необходимых механизмов. Важным фактором в регулировании поведения субъектов на рынке труда игра ет социальный механизм, так как он влияет на условия и качество жизни человека.

Севостьянов Д.А., Шевченко Н.П. Иерархическая система потребностей А. Маслоу и со временная образовательная парадигма // Социология образования. – 2010. – № 9.

Заключение Рынок труда или рабочей силы представляет собой сложную многогранную, неоднородную, динамичную систему рыночных от ношений по поводу воспроизводства производительных способно стей людей. Он является одной из важнейших сфер социально экономической жизни общества и поэтому неслучайно становится объектом пристального изучения экономистов и социологов.

Сейчас рынок труда представляет собой систему общественных отношений, отражающих уровень развития и достигнутый на данный период баланс интересов между присутствующими на рынке силами:

предпринимателями, трудящимися и государством. Главная функция государства заключается в определении правил регулирования инте ресов партнеров и противостоящих сил. В результате определяется та равнодействующая, которая служит базой решений и основой меха низма регулирования рынка труда, куда включается и система соци альной защиты, и система стимулирования развития производитель ных сил.

Рынок труда оказывается объектом различных и зачастую раз нонаправленных регулирующих воздействий, что важно учитывать при проектировании и осуществлении целенаправленной регулятив ной, да и в целом управленческой деятельности.

Целенаправленное воздействие государства на рынок труда не ограничивается одним лишь регулированием. Оно включает значи тельно больший набор управленческих функций, включая функцию формирования (организации), что дает основание рассматривать управление рынком труда.

Управление – процесс целенаправленного воздействия на объект для обеспечения его эффективного функционирования и развития.

Управление реализуется в специфической разновидности управлен ческой системы, которая объединяет в себе объект (управляемая под система) и субъект (управляющая подсистема). В нашем случае объ ектом управления (управляемой системой) выступает сам рынок тру да, субъектом управления – множество организаций, оказывающих на него целенаправленное воздействие. В числе этих организаций – гос ударственная служба занятости населения (ГСЗН) с многочисленны ми региональными и муниципальными подразделениями, некоммер ческие службы занятости, работодатели, образовательные учрежде ния и т.д.


Социальное управление – это управление социальными систе мами (людьми и их организациями), направленное на обеспечение условий жизнедеятельности и развития людей, формирование у них соответствующих мотивов, установок, стандартов поведения, исполь зование их внутренних ресурсов, ориентированное преимущественно на перспективу, основанное на привлечении самих людей к управ ленческому процессу и также на специфических функциях и методах.

«Механизм управления» занимает, по нашему мнению, проме жуточное положение между субъектом и объектом управления, игра ет между ними связующую роль. Механизм управления – это способ воздействия субъекта управления на управляемый объект, иными словами, способ управленческого воздействия.

Управление социально-экономическими процессами в регионе, в том числе рынком труда связано с использованием многочисленных и разнородных ресурсов. Важное методологическое значение имеет при этом комплексный системный подход к анализу ресурсов, а не односторонний, когда преимущественно учитываются только эконо мические, природные, водные, лесные и другие традиционные ресур сы.

Анализ состояния и динамики занятости позволили сделать сле дующие выводы.

Во-первых, сохраняется тенденция снижения уровня экономиче ской активности населения. Обращает на себя внимание: а) волнооб разность изменения уровня экономической активности за последние восемь лет, что связано с изменением экономической и рыночной конъюнктуры;

б) уменьшение темпов снижения уровня экономиче ской активности за последние 2-3 года.

По данным Росстата Россия занимает 8 место по численности среди Китая, Индии, США, Индонезии, Бразилии, Пакистана и Бан гладеш. За восемь лет после переписи 2002 года численность населе ния сократилась с 145,2 млн. человек до 143 млн. человек в 2010 г. на 2,2 млн. человек (1,6 %). Самым густонаселенным остается Цен тральный федеральный округ – там проживает 26,9% всего населения России (38,4 млн.), причем, его численность выросла – по данным пе реписи 2002 года в ЦФО проживало 38 млн. человек (26,2%). Также в число самых населенных вошли Приволжский и Сибирский феде ральные округа. На территории этих трех округов проживает 61% населения страны. Меньше всего людей проживает в Дальневосточ ном федеральном округе (6,3 млн. человек – 4,4% в 2010 году, 6, млн. – 4,6% в 2002 году). По сравнению с Всероссийской переписью населения 2002 года численность населения сократилась в 63 субъек тах РФ и возросла в 20 субъектах РФ.

Что касается городского и сельского населения, то по сравнению с 2002 годом соотношение городского и сельского населения практи чески не изменилось. Доля городского населения в общей численно сти составила 73,7% (в 2002 г. – 73,3%), сельского – 26,3% (в 2002 г. – 26,7%). Всего в России насчитывается 2386 городов и поселков го родского типа – за межпереписной период их стало меньше на населенных пункта. Преобладающая часть всего городского населе ния России (67%) проживает в больших городах с численностью тыс. человек и более. Численность населения, проживающего в таких городах, по сравнению с 2002 г. увеличилась почти на 2 млн. человек.

40% жителей больших городов проживает в городах с численностью населения 1 млн. человек и более. За межпереписной период число сельских населенных пунктов уменьшилось на 2,2 тысячи. Эти изме нения связаны, в основном, с ликвидацией сельских населенных пунктов в связи с отсутствием в них жителей, а также объединением с другими селами или городами.

Рынок труда выполняет ряд стимулирующих функций, способ ствующих развертыванию конкурентоспособности между его участ никами, повышению заинтересованности в высококвалифицирован ном труде, повышении квалификации и перемены профессии.

В качестве универсальных (общих) характеристик рынка труда выделены: 1) своеобразие составляющих его элементов;

2) конку рентность;

3) динамичность;

4) усиление миграционных потоков ра бочей силы;

5) развитие международных институтов рынка труда;

6) интеллектуализация и виртуализация рынка труда;

7) возрастание требований к качеству рабочей силы.

При характеристике региона необходимо использовать следую щие семь «составляющих» понятия «регион»237:

- физико-географическую структуру региона;

- экономическую «составляющую», которая выражает крупную территорию страны с более или менее однородными природными условиями и характерной направленностью развития производствен Барбаков, О.М. Указ. соч. – С. 99.

ных сил на основе сочетания комплекса природных ресурсов с соот ветствующей сложившейся и перспективной материально технической, производственной и социальной инфраструктурой;

- политико-административную структуру, выражающую адми нистративное деление территории региона;

- этническую структуру, выражающую состав этнических групп, проживающих в регионе;

- социокультурную «составляющую»: с социокультурной точки зрения, регион – это люди, проживающие на его территории и обра зующие определенную историко-культурную общность с присущим только им складом характера, укладом жизни.

- правовую «составляющую»: деятельность в регионе не обяза тельно подлежит правовому регулированию;

законотворчество в ре гиональной области имеет большое значение для нормального функ ционирования региона, а взаимодействие центральной и региональ ной законодательных властей может быть источником как конфлик тов, так и нормальной жизнедеятельности региона;

- политическую «составляющую», которая представляет собой целостную, упорядоченную совокупность политических институтов, ролей, отношений, процессов, принципов политической организации общества в регионах, подчиненных принятым в конкретном обществе политическим, социальным, юридическим, идеологическим, культур ным нормам, историческим традициям и установкам политического режима.

Региональный рынок труда – это рынок труда отдельного региона и, одновременно, элемент общероссийского рынка труда, который существует в виде совокупности относительно самостоятельных ре гиональных рынков труда.

Главным инструментом региональной политики Российской Фе дерации в случае приграничной территории должно стать только раз витие особых зон приграничного сотрудничества. Задачей федераль ной целевой программы развития приграничного сотрудничества на ближайший период и перспективу должно стать создание и использо вание инструмента особых зон, а также координация конкретных налоговых, бюджетных, таможенных, пограничных и иных меропри ятий, обеспечивающих дифференцированную приоритетность разви тия приграничных территорий Российской Федерации. Приграничные рынки труда по родовой принадлежности являют ся региональными, что определяет их место в системе рынков труда других уровней. Начальным уровнем их анализа является предприя тие (внутренний рынок), имеющее несколько рынков, выделяемых по группам профессий различной квалификации. Наибольшее количе ство работников самых разных профессий, в том числе с высокой квалификацией, предприятие черпает из локального рынка рабочей силы, который определяется как зона доступности, размер которой зависит от расстояния, которое работник готов тратить на работу и обратно ежедневно. Как правило, малоквалифицированные работни ки, в отличие от высококвалифицированных, предпочитают более ко роткую дорогу на работу, поэтому, а также в силу высоких требова ний фирмы к соискателям высококвалифицированных вакансий, спе циалисты привлекаются фирмой с регионального, национального и международного рынков.

Региональный рынок включает работников, профессиональные занятия которых позволяют им быть мобильными между локальными рынками. На интернациональный и национальный рынки труда попа дают ученые, специалисты и менеджеры высокого уровня и редких специальностей. Таким образом, региональный рынок труда распола гается на территории, образуемой не только совокупностью зон ло кальных рынков предприятий и организаций, находящихся в насе ленных пунктах с единым подчинением местной администрации, а расширяется за счет части сопредельных регионов, население кото рых ездит ежедневно на работу в данный регион.

Рынок труда в депрессивных регионах России имеют общие признаки. Среди таких были выделены:

- дисбаланс между численностью трудовых ресурсов и имею щимися рабочими местами;

- деформация системы трудовых отношений, обусловленная значительными масштабами занятости в неформальном секторе эко номики;

Жирков А.Е. Региональные рынки труда в системе приграничного сотрудничества. / Эко номические науки / 13. Региональная экономика;

Российский государственный социальный университет, - ухудшение качественных характеристик системы рабочих мест, которые в течение 1990-х годов практически не обновлялись, что ограничивает возможности трудоустройства населения и повы шения эффективности труда;

- недозагрузка имеющихся производственных мощностей и недоиспользование рабочего времени по большинству работающих предприятий;

- отсутствие экономического интереса у работников в результате своего труда и производства в целом, низкая производительность труда особенно в сельском хозяйстве;

- потеря работников высокой квалификации;

- недостаточная адаптированность системы профессионального образования к новым условиям хозяйствования;

- проблема трудоустройства отдельных групп населения (моло дежь, женщины, инвалиды и др.);

- наличие большого числа территорий с критической ситуацией на рынке труда;

- высокий уровень незанятого населения;

- высокий коэффициент нагрузки на трудоспособное население;

- неравномерное размещение трудовых ресурсов на территории региона.

Наличие и качество кадрового потенциала является одним из основных условий обеспечения социально-экономического развития государства. Проблема формирования кадрового потенциала Дальне го Востока в настоящее время намного острее, по сравнению с дру гими макрорегионами России. Анализ результатов социологического исследования подтвердил наши выводы о том, что рынки труда в приграничных регионах дальнего Востока имеют большое количе ство проблем связанных с потерей населения и высококвалифициро ванных кадров и возникает необходимость комплексного решения данных проблем на федеральном, региональном и муниципальном уровнях с привлечением всех субъектов рынка труда.

Список использованной литературы 1. Andreasik, J. Perspektywy przygranicznej wspуіpracy polsko ukraiсskiej w wietle czіonkostwa polski w unii europejskiej // Wyїsza Szkoіa Zarzdzania. – 2004. – № 4. – S. 190-196.

2. Brown M., Madge N. Despite the Welfare State. London, 1982.

3. Dunlop, J. Industrial Relations Systems. – New York: Holt, 1958.

4. http://www.csis.org/psp/pspiv12.html.

5. Radaev V. Informalization of Rules in Russian Economy. Paper at The Annual Conference of International Society for New Institutional Economics (Tucbingen, Germany, 22-24 September, 2000).

6. Авилова Ж.Н., Шамаева Н.В. Исследование социально трудовых отношений молодых специалистов // Содействие професси ональному становлению личности и трудоустройству молодых спе циалистов в современных условиях: Сб. материалов II Всерос. науч. практ. конф. – Белгород: ИП Остащенко А.А., 2009. – С. 17-22.

7. Авраамова Е.М., Верпаховская Ю.Б. Работодатели и выпуск ники вузов на рынке труда: взаимные ожидания // Социологич. ис следования // 2006. – № 4. – С. 37-47;

Багдасарьян Н.Г., Немцов А.А., Кансузян Л.В. Послевузовские ожидания студенческой молодежи // Социологич. исследования. – 2003. – № 6. – С. 113-120.

8. Азизов А.А. Приграничное сотрудничество как фактор эко номического роста / Дальневосточный международный экономиче ский конгресс. Т. 8. / под ред. В.И. Ишаева. Т. 6. Развитие пригранич ного сотрудничества на Востоке России: материалы круглого стола.

Хабаровск, 28 сентября 2005 г. – Владивосток;

Хабаровск: ДВО РАН, 2006.

9. Акинфеева Н.В. Социальные механизмы управления устой чивым развитием российской образовательной системы: автореф. дис.

… докт. социол. наук. – Саратов, 2007.

10. Акофф Р.Л., Эмери Ф.Э. О целеустремленных системах. – М.:

Изд-во ЛКИ, 2008. – С. 35-40.

11. Андриевский Б.П. Воспроизводство населения и тенденции в его здоровье на Дальнем Востоке к исходу XX века // Доклады ре гиональной научно-практической конференции «Дальний Восток:

территория, природа, люди». В 3-х ч. / Отв. ред. В.Г.Шведов. Ч. 1.

Биробиджан, 1997. С. 54-60.

12. Армстронг М. Практика управления человеческими ресурса ми. 8-е изд. – СПб.: Питер, 2005. – 832 с.

13. Арсланова Ф.Н. Проблемы формирования госзаказа // Содей ствие профессиональному становлению личности и трудоустройству молодых специалистов в современных условиях: сб. материалов II Всерос. науч.-практ. конф. – Белгород: ИП Остащенко А.А., 2010.– С.

18-20.

14. Атаманчук Г.В. Теория государственного управления. – М.:

Изд-во РАГС, 2004. С. 115.

15. Афанасьев В.Г. Общество: системность, познание и управле ние – М.: 1981.

16. Афанасьев, В.Г. Общество: системность, познание и управле ние. – М., 1981.

17. Бажуткин Д.Г. Формирование и развитие рынка образова тельных услуг высших учебных заведений: теория и практика : авто реф. дисс. … д.э.н.. – Самара, 2010 – 41 с.

18. Байков Н.М., Бойкова Е.В. Динамика социального самочув ствия пожилых людей в условиях общественной трансформации / Власть и управление на Востоке России. – 2012. – №1(58).

19. Барбаков О.М. Регион как объект управления // Социологич.

исследования. – 2002. – № 7. – С. 99.

20. Барков С.А. Организация и рынок как объекты социального управления: институциональный характер : автореф. дисс…д.с.н. – М., 2008. – 46 с.

21. Барсукова С.Ю. Вынужденное доверие сетевого мира // По лис. – 2001. – № 2. – С. 60.

22. Барсукова С.Ю. Формальное и неформальное трудоустрой ство: парадоксальное сходство на фоне очевидного различия // Со циологич. исследования. – 2003. – № 7. – С. 3-16.

23. Батищева Г.А. Миграционные процессы в России как фактор устойчивого развития регионов : автореф. д.э.н.. – Ростов-н-Дону, 2011. – 74 с.

24. Башарова А.Ф., Хасанов З.М. Проблемы безработицы в Рос сии // Региональный рынок труда: проблемы регулирования: мат-лы II Международной науч.-практ. конфер. (28 ноября 2011 года) / под ред. Деевой Н.Н. – Биробиджан: Биробиджанский филиал Амурского гос. ун-та, 2011. – С. 34-39.

25. Белицкий, М. Е. Приграничная торговля Республики Бела русь: монография / под общ. ред. проф. В. М. Руденкова. – Минск:

Право и экономика, 2005.

26. Белокрылова О.С.. Теория переходной экономики, 2002.

27. Богатырева М.Р., Нигманова А.М. Поведение руководителей на рынке труда // Содействие профессиональному становлению лич ности и трудоустройству молодых специалистов в современных условиях: Сб. материалов II Всероссийской научно-практической конференции. – Белгород: ИП Остащенко А.А., 2010. – С. 37-39.

28. Бойкова Е.В., Золотарева Л.К. Трудовая активность как инди катор социального самочувствия пожилого человека / Власть и управление на Востоке России. – 2011. – №4.

29. Борисевич, В. И. Экономика региона: учеб. пособие для сту дентов экон. специальностей вузов. Минск: БГЭУ, 2002. Региональ ные кризисные ситуации и экономическая безопасность России / А. Г. Гранберг [и др.]. М.: СОПСиЭС, 1998. Шимов, В. Н. Экономи ческое развитие Беларуси на рубеже веков: проблемы, итоги, пер спективы: монография. – Минск: БГЭУ, 2003.

30. Булаева М.В. Формирование рынка труда и регулирование занятости на кризисной фазе экономического цикла : автореф. дисс.

… к.э.н. – М., 2007.

31. Буланова М.А. Теоретико-методологические аспекты иссле дования социальной мобильности / Власть и управление на Востоке России. – 2010. – №4(53).

32. Бутакова Д.А. Активные стратегии социальной адаптации студенческой молодежи современного российского общества. Авто реф. дисс.к.с.н.. – Иркутск, 2009. – 25 с.

33. Вавилина Н.Д. Запросы рынка труда к системе профессио нального образования в условиях инновационного развития // Регион:

экономика и социология. – – № 3. – 2009.

С. 146-156.

34. Ваганова Т.Д. Взаимодействие негосударственного вуза с ор ганами власти и бизнес-сообществом: к разработке модели социаль ного партнерства / Власть и управление на Востоке России. – 2010. – №4(53).

35. Вардомский Л.Б., Скатерщикова Е.Е. Международная дея тельность субъектов Российской Федерации и приграничное сотруд ничество: экономические, правовые и политические аспекты: Кон спект лекций. – М.: МАКС Пресс, 2005.

36. Варшавская Е.Я. Гибкость занятости в российской экономике (теория и практика) : автореф. дисс. … д.э.н.. – Кемерово, 2010. – с.

37. Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 12. Пси хология. Социология. Педагогика. – Вып. 1. – Ч. 2, март, 2009.

38. Взаимодействие работодателей и образовательных учрежде ний: материалы II Всероссийской конференции руководителей обра зовательных учреждений. 20-21 октября 2006 г. Москва.

39. Вифлеемский А.Б. Тайные причины Гипо-физации высшего образования // Экономика образования. – 2004. – № 1. – С. 44.

40. Владимирова Л.П. Экономика труда: учеб. пособие. – М.: ИД «Дашков и К», 2000. – С. 34.

41. Волкова Е.В. Адекватная самоидентификация населения как ключевой фактор укрепления России на Дальнем Востоке / Вестник ТОГУ. – №3(10). – 2008. – С.163-168.

42. Воловая Е.В. Формирование и использование трудового по тенциала в аграрном секторе экономики : автореф. дис…к.э.н.

43. Воронина М.А. Социальная адаптация как условие закрепле ния мигрантов на территории Еврейской автономной области // Реги ональные проблемы. – 2009. – № 9. – С.25-39.

44. Галецкая Р. Демографические проблемы Дальневосточного федерального округа / Социальная и демографическая политика. – 2007. – №2.

45. Галиуллин Д.Л., Голобов С.Н. Корреляция социологической и статистической информации при анализе процесов социальной стра тификации / Вестник ТОГУ. – 2009. – №3(14). – С.219-228.

46. Гараева И.А. Доступность системы здравоохранения для населения в условиях социальной дифференциации / Власть и управ ление на Востоке России. – 2012. – №1(58).

47. Гимпельсон В.Е., Капелюшников Р.И., Ратникова Т.А. Указ.

соч. – С. 44-58.

48. Голикова И.В. Коррекционный механизм социального управ ления : автореф. дис. … канд. социол. наук. – М., 2006;

Данакин Н.С., Андрюшина О.Е. Социальное регулирование организационного пове дения. – Белгород: Изд. центр "Логия", 2003.

49. Гололобов С.Н. Человеческий капитал как критерий социаль ной стратификации / Вестник ТОГУ. – 2011. – №3(22). – С. 247-250.

50. Гончарова Л.А. Проблемы трудоустройства молодых специа листов в современных условиях. Социальная и профессиональная адаптация молодых специалистов. Стратегия профессиональной ка рьеры // Содействие профессиональному становлению личности и трудоустройству молодых специалистов в современных условиях: сб.

материалов II Всерос. заочной науч.-практ. конф., Белгород 15-17 де кабря 2010 г. / под ред. В.С. Севостьянова, В.Ш. Гузаирова, Н.Н. Ре утова. – Белгород: ИП Остащенко А.А., 2010. – С. 71-73.

51. Горбуля Л.А. Трудовая миграция на Дальний Восток России:

проблемы и перспектива / Вестник ТОГУ. – 2009. – №2(13). – С. 257-262.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.