авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

«ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ МИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ На правах рукописи Садыкова ...»

-- [ Страница 3 ] --

Вторым - цивилизационные объединения типа Европейского союза, НАФТА, Африканского союза или СНГ, которые представляют жизненные интересы локальных цивилизаций. Высшим уровнем - ООН и другие глобальные институты, наделенные определенными полномочиям и ресурсами для решения возложенных на них задач. Полномочия каждого уровня могут быть закреплены в глобальной конституции или ином подобном обязательном документе, принятом абсолютным большинством государств и Кузык Б.Н., Яковец Ю.В. Цивилизации: теория, история, диалог, будущее. Т. I. C. Кузык Б.Н.,.Яковец Ю.В. Цивилизации: теория, история, диалог, будущее. Т. II С. 111.

цивилизационных объединений. Участие в создании и функционировании такой конфедерации должно принять и глобальное гражданское общество161.

Несмотря на ценность идеологических основ предлагаемого проекта, следует объективно оценивать особенности современного этапа мирового развития, связанного с развитием тенденций противодействия таким проявлениям глобализации как размывание национальных и государственных границ, ростом различных видов транснациональной преступности с использованием этно-религиозного фактора.

Масштабные процессы социально-политических преобразований во многих странах мира приводят к обострению проблемы суверенитета государств, их территориальной целостности, самоопределения народов.

Проблема выбора между коллективным и индивидуальным в контексте перспективы устойчивого глобального развития актуализирует цивилизационную парадигму международных отношений. Опыт последних десятилетий мировой политики показывает достаточно примеров, когда конфликт на территории одного государства приводит к росту региональной напряженности и к необходимости принятия адекватных правовых мер международного вмешательства для мирного урегулирования.

В концептуальном плане возникает проблема осмысления соотношения национальных интересов государств и общих задач целостной системы мирового сообщества. Взгляды российских ученых, посвященных перспективам развития и взаимодействия цивилизаций в XXI веке весьма разнообразны, а иногда прямо противоположны. И.В. Бестужев-Лада в опубликованном в 2005 г. прогнозе «Россия и мир 2005-2015: вызовы и ответы» изложил узловые проблемы развития материальных ресурсов, экономики и политики, социальной и информационной сферы мировой и Кузык Б.Н., Яковец Ю.В. Цивилизации: теория, история, диалог, будущее. Т.II С. российской цивилизаций в указанном десятилетии162. В своих исследованиях он приходит к выводу, что если нынешние тенденции развития индустриальной цивилизации не претерпят изменений, то глобальная катастрофа неизбежна163. В связи с этим ученый предлагает и обосновывает собственный проект альтернативной цивилизации.

В.Л. Иноземцев по-иному рассматривает перспективы развития современных цивилизаций. Он подразделяет их на три разряда, каждому из которых предрекает разную судьбу164. По его мнению, наиболее развитые цивилизации - североамериканская и западноевропейская - вступили в постиндустриальную эпоху, переживают постэкономическую революцию, представляющую сложный процесс в развитии цивилизаций на протяжении ХХI столетия. Большая же их часть (включая Россию, Японию) считает исследователь, навеки останется на стадии индустриального общества, исчерпав возможности «догоняющего развития». Постоянно возрастающие инвестиции в развитие как материального производства, так и человеческого потенциала приводят к углублению и расширению разрыва между постиндустриальными странами и остальным миром»165. В третью группу цивилизаций он включает страны, которые не в состоянии самостоятельно решить проблемы развития и по этой причине окажутся в системе обновленного колониализма.

Исследователь прогнозирует, что в течение ближайших десяти лет они должны быть лишены своего суверенитета посредством вмешательства международных сил на основе мандата ООН или иного подобного нормативного акта. Управление такими государствами может быть передано группе международных наблюдателей и экспертов при поддержке Бестужев-Лада И.В. Россия и мир 2005-2015: вызовы и ответы.- М.: ИНЭС, Бестужев-Лада И.В. Альтернативная цивилизация.- М.: Алгоритм, 2003.

Иноземцев В.Л. Расколотая цивилизация. - М.: Academia-Наука, 1999. С.8- Иноземцев В.Л. Расколотая цивилизация. С.103.

вооруженных сил ООН. «На протяжении следующих 15-20 лет после установления такого режима на средства, выделяемые из бюджетов ведущих стран и международных финансовых организаций, должны быть проведены мероприятия по обеспечению прожиточного минимума для граждан этих государств, формированию у них производственного потенциала на основе сбалансированных аграрных технологий и предотвращению дальнейшей деградации их природных экосистем»166. В качестве «подопытных кроликов»

для подобных экспериментов автор рекомендует избрать 15-20 беднейших стран167.

Таким образом, указанный автор рассматривает цивилизационные аспекты проблем обеспечения социально-экономических прав граждан в современном постиндустриальном обществе в контексте взаимозависимости комплекса внутренних и внешних факторов развития государств.

Рассматривая вопрос о цикличном характере развития цивилизаций, С.Н.Сухонос, на основе анализа двух тысячелетних цивилизационных циклов в мировой истории, обосновывает значимость роли России в процессе мирового развития. Он отмечает, что системный анализ истории цивилизаций показал, что российское государство с 2000 года вступает в эпоху своего Высокого Возрождения. По его мнению, Россия «призвана создать новое, Космическое мировоззрение, которое целостно объединит в себе искусство, религию, философию и науку... Причем речь идет не о победе над другими цивилизациями во имя могущества одной. Нет, речь идет об исторической необходимости спасти мир от энергетической и экологической катастрофы вопреки его движению к саморазрушению»168.

Во многом похожую позицию занимает И.Б. Орлова, которая рассматривает социально-исторические процессы как движение Иноземцев В.Л. Расколотая цивилизация. С. Иноземцев В.Л.Указ.соч.. С. Сухонос С.Н. Российский Ренессанс в XXI в. – М.: Планета, 2001 С. цивилизаций. Она исследует евразийскую цивилизацию как одну из культурно-исторических систем. По ее мнению, контуры современной евразийской концепции строятся «на общеметодологическом принципе мультимедийности социально-исторического процесса и параллельном сосуществовании и развитии различных культурно-исторических систем (цивилизаций)»169.

Актуализация цивилизационного анализа в гносеологии связана с тем, что в отечественной и зарубежной философии рассмотрение будущего человечества выдвинулось на первый план. Существенно возрастает изучение цивилизационного пути отдельных народов и государств в общемировом развитии.

Одной из ключевых в современной проблематике взаимодействия цивилизаций являются отношений между народами «третьего мира» и наиболее развитыми странами, так называемым золотым миллиардом. После распада биполярной системы группа развитых капиталистических стран, входящих в состав золотого миллиарда, сумела добиться исключительного положения в рамках существующей международной системы. Они «задают темп и вектор» движения мира, экономические и социальные параметры170.

К «стабильным» государствам журнал Foreign Policy и организация Fund for Peace относят: США и европейские страны, в том числе Эстонию и Литву. Согласно индексу, наименьшим рейтингом обладают Финляндия, а также Норвегия, Швеция, Швейцария, Дания, Новая Зеландия, Канада, Ирландия, Австрия, Австралия и Нидерланды171. Высокий уровень развития жизни населения, свобод и качества жизни сделали их своего рода «эталоном»

для большинства других государств.

Орлова И.Б. Евразийская цивилизация:социально-историческая перспектива.-М.: Норма, 1998. С. Кременюк В. Управление и управляемость в мировой политике. Международные процессы. 2004. № 3.

http://www.yerkramas.org/2011/06/20/rejting-nesostoyavshixsya-gosudarstv-rossiya-i-armeniya-naxodyatsya-na grani/ Новым феноменом в мировой политике являются так называемые «несостоявшиеся государства». Журнал Foreign Policy и организация Fund for Peace опубликовали список «несостоявшихся государств» (Failed States) года. В списке учтены политические и экономические показатели, уровень эффективности государственного управления, демографические процессы, вовлеченность во внутренние и международные конфликты, уровень защищенности прав человека, а также другие показатели для 177 стран.

Лидером «провального рейтинга» уже который год становится Сомали с 113, баллами, за которым следуют Чад, Судан, Конго и Гаити. В первую «критическую» двадцатку вошли, в основном, африканские страны, а также такие ближневосточные государства, как Афганистан – 7 место, Ирак – место, Пакистан – 12 место и Йемен – 13 место172. Во вторую двадцатку с отметкой «в опасности», по данным журнала Foreign Policy и организации Fund for Peace, вошли Киргизия – 31 место, Иран – 35 место, Таджикистан – 39 место и Узбекистан – 40 место173.

В рамках дискуссии по проблеме отношений между народами «третьего мира» и более развитыми государствами появились концепции, в основе которых лежит тезис об особой конфронтационности незападных цивилизаций174. В научных и политических кругах развиваются дискуссии о дихотомиях Север-Юг, Запад-Восток. Различия между ними рассматриваются как цивилизационные. Соответственно, многочисленные «незападные»

народы стали трактоваться как некая суперцивилизационная общность или, по меньшей мере, как совокупность небольшого числа крупных цивилизаций, внутри которых формируются и развиваются неодинаковые культурные http://www.yerkramas.org/2011/06/20/rejting-nesostoyavshixsya-gosudarstv-rossiya-i-armeniya-naxodyatsya-na grani/ http://www.yerkramas.org/2011/06/20/rejting-nesostoyavshixsya-gosudarstv-rossiya-i-armeniya-naxodyatsya-na grani Тимофеев Т. Цивилизация и миропорядок. См. в кн. Россия в многообразии цивилизаций. Издательство «Весь мир», 2011 С. образования175. Подобная постановка вопроса в контексте динамичного мирового развития в условиях глобальных процессов является весьма сложной, поскольку могут возникнуть неожиданные конфигурации.

Известный египетский цивилиограф Анвар Абдель-Малек в своём фундаментальном труде «Цивилизации и социальная теория» формулирует позицию, согласно которой изменения в мире следует анализировать сквозь призму процессов, происходящих в трёх основных взаимосвязанных кругах: в цивилизациях, в культурных зонах и в национальных образованиях. В первую очередь при этом следует учитывать развитие и взаимное влияние двух макроцивилизаций: индоарийской и китайской. Внутри этих макроцивилизаций, считал ученый, наличествуют многочисленные культурные зоны. В индоарийской - это египетская античность, греко-римская античность, европейская, североамериканская, африканская (южнее Сахары), арабо-исламская и ирано-исламская зоны. К этой макроцивилизации может быть отнесена также значительная часть латиноамериканского населения. К китайской макроцивилизации следует причислить собственно Китай, Японию, Индийский субконтинент, азиатско-исламскую зону, Океанию, Юго Восточную и Центральную Азию176.

Т.Т.Тимофеев подчеркивает необходимость критической оценки взглядов, высказываемых Абдель-Малека по некоторым параметрам, но вместе с тем признает, что в целом они сыграли позитивную роль в преодолении одностороннего «евроцентристского» подхода, для которого характерна недооценка вклада незападных цивилизаций в общемировое развитие177.

Тимофеев Т. Указ. Соч. С. Abdel-Malek A. Social Dialectics. Vol. 1: Civilisations and Social Theory. L.: Macmillan, 1981 (1972) Тимофеев Т. Указ. соч. С.33.

Цивилизационный подход показывает несостоятельность европоцентристского видения мира, который противоречит целостной парадигме мировой истории. Влияние глобализации вызывает нарастание цивилизационных противоречий, в силу которых можно говорить о разных стратегиях рационально-управленческого воздействия на них.

Многообразие цивилизаций в разные исторические периоды - это объективный процесс развития мирового социума, но в условиях современной глобализации невозможно говорить об изоляционном пути развития. В условиях глобального развития недостаточно реализации только толерантных принципов взаимодействия, необходимо рассмотрение согласования и компромиссов между представителями разных цивилизационных сообществ, что приводит к вопросу о соотношении ценностей и интересов в межгосударственных отношениях.

А.А. Громыко отмечает, что «надо учитывать и то, что одни исследователи смотрят на цивилизацию как на самую большую «матрешку»

идентичности, включающую более мелкие, т.е. для них цивилизация является высшей формой идентичности - макроидентичностью;

другие говорят о локальных цивилизациях как о минимально приемлемом уровне исследования народов и государств. Таким образом, перед нами проблема масштаба измерения и метода исследования от общего к частному или от общего к частному;

с одной стороны, проблема излишнего укрупнения, когда цивилизация превращается не более чем в идеальный тип (например, «западная цивилизация»), с другой стороны, проблема излишнего редуцирования (например, «испанская», «французская» цивилизации)178.

Одним из наиболее дискуссионных вопросов является вопрос о цивилизационной миссии России, расположенной на евразийском континенте в контексте исторических геополитических, конфессиональных, Громыко Ал. А..Многообразие дискурса. См. в кн. Россия в многообразии цивилизаций / под ред.

Н.П.Шмелева – М.: Издательство «Весь мир», 2011 С. культурно-ценностных аспектов. Истоки евразийской цивилизационной идентичности России были сформулированы в трудах великих русских мыслителей Н.Трубецкого, П.Савицкого, Н.Алекссева, Г.Вернадского, В.Ильина и др.

А.С. Панарин в работе «Православная цивилизация в глобальном мире», рассматривая место России в современном международном сообществе, подчеркивает, что России отказывают сегодня в наличии особой цивилизационной идентичности. Он указывает: «Нашу специфику пытаются подать в сугубо отрицательных терминах - как традиционализм, отсталость, нецивилизованность». Исследователь полагает, что «западники обречены презирать Россию, ибо, отказывая ей в специфической цивилизационной идентичности, они прилагают к ней западный эталон и винят за несоответствие этому эталону. Некоторые из них уже готовы выдвинуть дилемму: либо России удастся стать западной страной, либо она недостойна существовать вообще, так как в своем традиционном виде представляет вызов «цивилизованному человечеству», а также, надо полагать, собственному «цивилизованному» меньшинству»179.

Рассматривая особенности российской цивилизации, А.С. Панарин выделяет фактор, касающийся ее религиозного содержания. Он отмечает, что «православный мировой регион характеризуется своеобразным сплавом цивилизационных и формационных механизмов»180.

В современном мире в условиях нарастания напряженности между Западом и Востоком, роль России, обладающей культурой и традициями, объединяющими опыт западных и восточных цивилизаций чрезвычайно высока. Возрождение феномена евразийства нашло отражение в идеях новоевразийства, которую развивает Президент Казахстана Н.А.Назарбаев;

срединно-конвергентной модели для новоевразийской цивилизации Панарин А.С. Православная цивилизация в глобальном мире. М.: Алгоритм, 2002. С. Панарин А.С. Православная цивилизация в глобальном мире. С. Г.А.Югая181 и др. М.Л.Титаренко подчеркивает необходимость создания сильного национального проекта для возрождения России, способного объединить на основах добра, гуманизма, справедливости и подняться над всеми различиями между Востоком и Западом182.

И.Б. Орлова формулирует в своих исследованиях альтернативу цивилизационного развития в XXI столетии для России и других евразийских государств. Суть этой альтернативы заключается в том, что выбор этих стран состоит в возможности либо в дальнейшем рассредоточиться, превратиться в «этнографический материал», в питательную среду для других цивилизаций, либо реинтегрировать и возвратиться к нерастраченному потенциалу собственной культуры, к самобытности, к собственной исторической памяти и технологической модернизации для восстановления своего существования на высокой стадии цивилизационного развития»183.

Вопросы межцивилизационного взаимодействия вызывают обоснованный интерес исследователей. О.А. Сергеева обращает внимание на проблемы вооруженных цивилизаций, доминирования одной из них (вестернизация), а также рассматривает статику и динамику цивилизационного функционирования, а также механизм смены цивилизаций под влиянием глобализации184. По мнению О.А.Сергеевой, «цивилизационная концепция допускает на какое-то время построение единой планетарной государственно-политической системы, но не допускает единой мировой цивилизации, так как подобная цивилизация должна существовать на основе Югай Г.А. «Общность народов Евразии -аръев и суперэтносов как национальная идея: Россия и Корея».

М, 2003;

«Голография вселенной и новая универсальная философия». (Возрождение метафизики и революция в философии) М., 2007;

«Становление новоервазийской цивилизации в постиндустриальную эпоху. (Духовно- ноосферный смысл)». Том 1, М., 2008;

«Русский архитип альтруизма и демократия», М., Титаренко М. Л. Россия: Безопасность через сотрудничество. Восточно-азиатский вектор. — М.:

Памятники исторической мысли, Орлова И.Б. Указ соч. С. Сергеева О.А. Особенности современных цивилизационных процессов.-М.: НАТИ, данной культуры, ценностно-нормативной системы, базовых принципов, общности менталитета»185.

В то же время среди отечественных ученых отмечается спорность выводов о том, что «наивысшая форма развития материально-технической сферы бытия цивилизации приводит к упрощению ценностно-нормативной системы, застою или деградации культуры, следствием чего становится системный цивилизационный кризис, трансформация или гибель цивилизации»186 187.

Д.С. Лихачев, анализируя специфику «диалога культур» в историческом формате, сформулировал ряд принципиально важных положений для понимания закономерностей развития, в основе которых лежит идея равенства права культур разных народов участвовать в гуманистическом развитии всего человечества. 1 сентября 1995 года в Санкт-Петербургском Гуманитарном университете профсоюзов Дмитрий Сергеевич Лихачев представил общественности проект «Декларации прав культуры», который был доработан общественной комиссией и передан на рассмотрение Президенту России и далее - в ЮНЕСКО.

В содержании Декларации отмечено, что культурные различия народов и неспособность к культурному взаимопониманию и взаимообогащающему диалогу культур стали одной из причин межэтнических войн и международных конфликтов ХХ столетия. В указанном документе подчеркивается роль государств в формировании представления о месте национальной культуры в духовном наследии человечества, ее вкладе в сокровищницу мировой культуры. В числе обязанностей государства, как субъекта международного права, предусмотрены следующие: «способствовать установлению международных контактов и сотрудничества в области Сергеева О.А. Указ. соч. С. Кузык Б.Н. Яковец Ю.В. Цивилизации: теория, история, диалог, будущее: В 2 т.-М.: Институт экономических стратегий, 2006 С. Гайдар Е.Т. Долгое время. Россия в мире.- М.: Дело, 2004. С. сохранения и развития культурных богатств, поощрять распространение культурных ценностей, благоприятствующих укреплению мира и безопасности»188.

Рассмотренные взгляды представителей современной российской научной мысли, посвященной цивилизационным исследованиям, отражают взаимосвязь данной проблематики с теоретическими спорами о тенденциях развития международных отношений. Между разными парадигмами в теории международных отношений существуют значительные противоречия.

Наиболее известны положения политического реализма, либерально идеалистической парадигмы и радикализма. Каждая из них претендует на верность модели международных отношений. Так, например, политический реализм исходит из того, что участники международных отношений, ввиду отсутствия единого регулирующего начала, опираются только на свои силы.

Главными акторами сторонники этой теории рассматривают государства Изложенные в настоящей главе теоретические взгляды зарубежных и отечественных исследователей теории цивилизации, а также идеологические подходы к решению различных аспектов межцивилизационного взаимодействия в практике отдельных государств, региональных организаций, в рамках ООН приводят к пониманию гуманистического значения диалога цивилизаций, осуществляющегося на протяжении долгой истории человеческого сообщества.

В научных исследованиях зарубежных и отечественных исследователей, в контексте анализа проблем межцивилизационного взаимодействия цивилизаций для становления стабильного и безопасного http://www.lihachev.ru/deklaratsiya/ мироустройства, методологически важным вопросам является определение термина цивилизация, не получившего однозначного толкования. В эволюции теоретической мысли прослеживаются различные научные подходы. Среди представителей англо-саксонского направления, представителем которой является А. Тойнби и др. цивилизация приравнивается к культуре. О.Шпенглер рассматривает цивилизацию в качестве определенного этапа культурного развития, если более конкретно, то стадии деградации и упадка. По мнению Л.Моргана цивилизация представляет собой последующую за варварством ступень исторического развития человечества. В исследованиях современных ученых продолжается теоретический дискурс, связанный с множеством определений содержания этого термина. По мнению Б.Г. Капустина, «каждая из концепций цивилизации есть определенный идеологический проект определенных политических сил, борющихся за власть, а отнюдь не за истину(разве что за «власть - истину»-по Мишелю Фуко)189.

Проблема определения общих понятийных критериев тесно взаимосвязана с разработкой концептуальных подходов к развитию диалога между представителями разных цивилизационных сообществ. В контексте политологического анализа современных проблем международных отношений, цивилизация как подвижный элемент общественного развития должна рассматриваться с точки зрения взаимовлияния с политикой.

Индивиды, являющиеся носителями национальной, культурной, духовной, религиозной идентичности, транслируют разное поведение в общественном социуме. В результате усиления цивилизационной неоднородности населения в рамках разных государственных границ, углубляется интеграционный и дезинтеграционный характер воздействия этих процессов Капустин Б.Г. Политическое измерение «межцивилизационного диалога»// От диалога цивилизаций к сотрудничеству и интеграции. Под общ. ред. С.С. Сулакшина. - М.: Научный эксперт, 2006. С. на формирование внутренней и внешней политики. Возрастание роли цивилизационной компоненты общественного сознания отражает тенденции размывания национально-государственных границ.

Поведенный научный анализ концептуальных позиций отечественных и зарубежных исследователей, посвященных историческому прошлому цивилизаций, современному этапу их развития, показывает множественность подходов к оценке роли культурно-цивилизационных общностей в процессах мирового развития и позволяет выделить ряд ключевых положений:

- в процессе эволюции цивилизационной теории прослеживается ряд основных этапов, связанных с концептуализацией 1) культурно-исторических и типологических подходов к понятию цивилизация;

2) социальных аспектов развития цивилизации;

3) межцивилизационного взаимодействия, включая рассмотрение коммуникационных механизмов;

- системный подход к изучению цивилизаций раскрывает диалектику общей человеческой цивилизации и особенного отдельных социально исторических общностей, историю борьбы и взаимовлияния цивилизаций, их взаимодействия, как объективной реальности;

- цивилизации в современном понимании этого феномена, зародившиеся на самом раннем этапе становления человеческого сообщества были объективно вовлечены во взаимодействие в процессе своего развития;

в исторической эволюции общества в период великих мировых империй происходило духовное и культурное взаимообогащение представителей разных народов, возникновение и распространение мировых религий сопровождалось взаимовлиянием в области нравственных норм;

- мировой опыт показывает цикличный характер развития цивилизаций;

гибель одних социально-исторических общностей, расцвет и возрождение других нередко происходили в процессе военных столкновений и покорений одних народов другими;

- несмотря на сохранение основополагающего потенциала культурно, духовной, религиозной идентичности, исторической памяти, развитие различных типов цивилизационных общностей в их взаимодействии и соперничестве сопровождается эволюцией системы ценностей;

- интенсивное прогрессивное изменение материально-технической сферы общественного развития способствует ослаблению и кризису его духовно-ценностного пласта и как следствие проблемам политической нестабильности;

- на рубеже двух тысячелетий остро выявились угрозы последствий предыдущего длительного периода неравномерного социально экономического и технологического развития стран традиционных и западной цивилизаций;

- в современных научных работах, посвященных теории цивилизаций важное место занимают положения, о путях и формах взаимодействия цивилизаций в контексте геополитических прогнозов в XXI веке, которые расположены на широкой шкале от суммирования вклада различных цивилизаций в будущее общечеловеческого социума до теории их столкновения, которая носит явно выраженный идеологический характер;

- концептуальные основы диалога цивилизаций в новых глобальных условиях связаны с развитием двух ключевых тенденций в современном мире:

угроза межцивилизационного раскола и новые возможности сотрудничества между народами независимо от их этнической, религиозной, культурной, расовой принадлежности, переноса акцентов на соблюдение основных прав и свобод человека, идей гуманности, как основных ценностей;

не абсолютизируя какие-либо концептуальные идеи тех цивилизационных теорий, которые рассмотрены в настоящей работе, следует подчеркнуть актуальность научного наследия прошлого и современности в исследовании системы международных отношений и формирования будущего миропорядка.

1.2. Цивилизационная парадигма системы современных международных отношений На рубеже XX и XXI веков в общественных науках актуализировались теоретические исследования, посвященные сценарным подходам к прогнозу межцивилизационного диалога и взаимодействия в политическом пространстве новых глобальных изменений, основанных на признании многообразия цивилизаций как исторических реальностей.

Наиболее полное выявление закономерностей динамики и взаимодействия цивилизаций в этих процессах возможно на основе исследования их роли в системе международных отношений. Понятие «система» широко используется представителями самых разных теоретических направлений и школ в науке о международных отношениях.

Его общепризнанным преимуществом является то, что оно дает возможность представить объект изучения в его единстве и целостности. Способствуя нахождению корреляций между взаимодействующими элементами, системный подход помогает выявлению «правил» такого взаимодействия, или, иначе говоря, закономерностей функционирования международной системы190.

По мнению французского социолога Р. Арона, «международная система состоит из политических единиц, которые поддерживают между собой регулярные отношения и которые могут быть втянуты во всеобщую войну».

Главными (и фактически единственными) политическими единицами взаимодействия в международной системе для Арона являются государства191.

Основываясь на методе системного анализа, он определяет три уровня рассмотрения международных (межгосударственных) отношений: уровень Цыганков П.А.. Теория международных отношений.- М.: Гардарики, 2007. С. Aron.R. Paix et Guerre entre les nations.P.1984. Р. межгосударственной системы, уровень государства и уровень его могущества (потенциала)192.

Международные отношения как система особого рода имеют свои системообразующие факторы, влияющие на взаимоотношения ее элементов. В науке сложились различные концептуальные подходы, претендующие на объяснение и прогнозирование перемен в сфере международных отношений.

Р. Плейтиг сформулировал вывод о том, что «содержательное ядро международных отношений - взаимодействие правительств суверенных государств»193. Другой исследователь, К. Уолтс, полагал, что предмет анализа в исследовании системы международных отношений не должен ограничиваться национально-государственными факторами, а должен включать в себя и других акторов международной политики, потому что в противном случае мы ограничиваемся «редукционистским» подходом194. При этом он выделил три важнейшие особенности системы международных отношений: особое распределение ее потенциала, анархический принцип ее организации и функциональная дифференциация политических единиц в контексте внутриполитических факторов.

Среди наиболее важных признаков-измерений, раскрывающих отличие новой фазы развития международных отношений, исследователи отмечают:

- структурное измерение, связанное с количественным и качественным расширением состава акторов на авансцене мировой политики;

- системное измерение, проявляющееся в ее хаотичности. Эволюция этой системы может зависеть от самых незначительных изменений в глобальных условиях технологического, информационного прогресса;

Цыганков П.А. Указ. соч. С. Platig R/ International relations as a field of inquiry // International politics and foreign policy / Ed. By J.N.

Rosenau. New York, 1969. P. Waltz K.N. Theory of international relations // Handbook of political science/ Ed by F.I. Greenstein, N/W/ Polsby. Reading (Mass.), 1975. Vol. 8. P. - социальное измерение, определяемое устойчивым ростом проблем планетарного социального пространства, включая вопросы демографии, экологии, прав человека и др.

Период конца XX - начала XXI в.в. определяется исследователями, как некий критический перелом: «переходный возраст195», «точка фуркации»196.

Вестфальская международная система, которая начала складываться в Европе более 350 лет назад, характеризуется отсутствием наднациональной власти в международных отношениях, иерархии участников и универсальных институтов управления. Исследователь М.М. Лебедева отмечает, что это была величайшая социальная инновация, позволившая преодолеть многочисленные конфессиональные, территориальные, этнические и другие противоречия, века197.

раздиравшие Европу середины Идея национального XVII суверенитета предусматривала ограничения вмешательства государств, входящих в систему, во внутренние дела друг друга. Несмотря на то, что Вестфальская политическая система в процессе своего развития сталкивалась с проблемой многочисленных войн, прежде всего двух мировых, политико правовой принцип суверенитета продолжал оставаться основой правил взаимодействия в мире.

На рубеже двух тысячелетий развиваются тенденции изменения государственно-центристской модели системы международных отношений в результате расширения состава участников как на глобальном, так и региональном уровнях. Проблемы стабильности Вестфальской системы международных отношений в новых условиях мирового развития Лебедева М.М., Мельвиль А.Ю. «Переходный возраст» современного мира // Внешняя политика и безопасность современной России: 1991-2002 : хрестоматия. В 4.-х т. -М., 2002. Т.1, С.66- Розенау Дж. Взаимопересечение политик. Очерки о взаимопроникновении национальной и международной систем // Социально-гуманитарные знания. 1999. №3. С. 246-258.

Лебедева М.М. Политическая система мира: проявления «внесистемности», или новые акторы- старые правила.. См. «Приватизация» мировой политики: локальные действия – глобальные результаты:

коллективная монография под ред. профессора М.М.Лебедевой. оформление ЗАО «Голден – Би», 2008. С. представляет большой интерес с точки зрения обобщения исторического опыта и прогнозирования новых мировых тенденций.

М.М. Лебедева связывает логическое завершение Вестфальской системы во второй половине ХХ столетия с двумя событиями:

«1. Активным и массовым выходом на мировую арену негосударственных транснациональных акторов.

2. Распадом колониальной системы и формированием новых государств»198.

Представляется целесообразным отметить влияние культурно цивилизационных факторов в процессах трансформации Вестфальской системы международных отношений. Возникновение новых государств и появление новых негосударственных «акторов» актуализирует исследование характера и форм их взаимодействия в рамках системы международных отношений.

В период расширения колониальной системы на территориях колоний, включая многие страны Востока, происходили, с одной стороны, процессы заимствования европейских технологий, знаний, образования, что позволило ученым, публицистам, политическим деятелям считать, что происходит сближение цивилизаций и размывание наиболее острых межцивилизационных противоречий на основе европейско-христианской цивилизации199.

Колониальная политика сопровождалась и культурной экспансией.

Методы колониального управления предусматривали ограничения на автохтонные культуры, что приводило на практике к сужению диапазона их функционирования и, как следствие, замедляла развитие. В тех странах, где местные культуры оказывали сопротивление культурной экспансии, язык метрополии был вытеснен из всех сфер общения и заменен автохтонным Лебедева М.М. Политическая система мира: проявления «внесистемности», или новые акторы- старые правила. С.59-60.

Лунев С. И., Любимов Ю.В. Может ли Восток догнать Запад? / Моск. гос. ин-т междунар. отношений (ун т) МИД России.- М.: МГИМО-Университет, 2011. С. языком либо быстро и сравнительно легко (Вьетнам, Корея), либо в течение продолжительного времени (Кампучия). Разная сопротивляемость культур объясняется не только разной длительностью колониального господства (Корея - 36 лет, Вьетнам - 60, Кампучия - 67 лет), но и тем, что колониальные захваты совпали с различными стадиями национальной консолидации, становления национальных культур200.

Развитие активных процессов национально-освободительного движения в середине ХХ века связано не только со стремлением колоний к государственной независимости от метрополий, но и культурно цивилизационной самоидентификации в результате отчужденности и неприятия иностранных традиций и ценностей большинством коренного населения. Идеологические основы указанных процессов нашли достаточно четкое отражение в концепциях Ф. Фаннона, Л. Сенгора в Африке, «Братьев мусульман» на Ближнем Востоке, «Хинду махасабхи» (великое собрание индусов) в Индии201.

К числу бывших колониальных народов, главным образом, принадлежали представители восточных и других не западных цивилизаций.

После освобождения от колониальной зависимости бывшие колонии, получившие название стран третьего мира, пытаются найти свои ответы на вызовы современного глобального мира и многие проблемы и неудачи связывают с гегемонистской политикой Запада, которые намного превосходят их экономически и политически.

Любые материально-технические, политические и другие изменения разновекторных мировых процессов затрагивают повседневную жизнь, внутренний мир людей, обладающих различной культурно-цивилизационной http://its-journalist.ru/Articles/kul._turnaya_e-kspansiya_kak_forma_mezhkul._turnoj_kommunikacii.html Лунев С. И., Любимов Ю.В. Может ли Восток догнать Запад? Моск. гос. Ин-т междунар. отношений (ун т) МИД России.- М.: МГИМО-Университет, 2011 С. идентичностью. Одновременное развитие двух разнонаправленных тенденций в условиях культурно-цивилизационного многообразия-интеграции и дифференциации неизбежно провоцирует нарастание социокультурных противоречий.

Цивилизационное измерение проблем взаимодействия элементов сложной системы международных отношений позволяет выявить роль и место комплекса межцивилизационных противоречий в числе факторов, оказывающих влияние на формирование новой внешней среды для элементов системы международных отношений. Термин «среда», как одно из важных понятий в методологии системного анализа, несмотря на свою условность применительно к политическим системам, тем не менее, помогает уяснить их функционирование и в определенной степени рассматривать прогнозы развития.

В научных исследованиях существуют разные методологические подходы изучения международной системы, в контексте модели взаимодействия системы и среды. Так, например, П. Цыганков применительно к общественным системам выделяет существование внешней и внутренней среды, социальной и внесоциальной. При этом, по его мнению, в отличие от структуры, среда - это совокупность принуждения внесистемного характера.

Несмотря на расхождения в понимании международной среды, абсолютное большинство авторов рассматривают в качестве специфической особенности социальной среды глобальной международной системы ее «интрасоциентальный», по выражению Д. Истона, характер. П. Цыганков отмечает, что речь идет о «внутреннем окружении» или «контексте»

совокупности факторов, которая оказывает воздействие на глобальную международную систему, навязывая ограничения и принуждения ее развитию.

В самом общем виде к такой совокупности факторов он относит цивилизационные изменения202.

При изучении новых системных характеристик международных отношений в XXI веке, включая такие как: развитие многополюсности системы;

ее многоуровневость, взаимозависимость участников;

взаимопроникновение внешней и внутренней политики;

наличие глобальных проблем, важное значение приобретает и проблема формирования открытого культурно-цивилизационного пространства под воздействием геополитических, экономических, информационно-технических процессов.

С одной стороны, в мире происходит стремительное совершенствование технологий, ускоряются модернизационные процессы производства, повышается значение человеческого капитала, с другой- особенности нелинейности глобализации способствуют усилению разрыва мирового сообщества по цивилизационным и социальным критериям.

Авторы монографии «Россия в многообразии цивилизаций»

убедительно выстраивают цепочку таких взаимосвязанных между собой явлений современности, как «сиамизация» взаимодействующих цивилизаций, которую они видят основным механизмом или «приводным ремнем»

глобализации203. «Сиамизация», как двусторонний процесс миграции капитала и производственной кооперации, по мнению В. Штоля, является удачной терминологической находкой, адекватно и более точно, нежели глобализация и интеграция, определяет развитие мировых процессов204.

В силу растущей множественности проявлений глобальных процессов, происходит усложнение трансграничных взаимодействий между представителями разных цивилизационных общностей Востока и Запада, Цыганков П. Теория международных отношений. С. Россия в многообразии цивилизаций / Под ред. Н.П.Шмелева – М.: Издательство «Весь мир», 2011.

Штоль В. Россия: многообразие цивилизаций и собственная цивилизационная проектность.

Обозреватель- Obsever 6/ Севера и Юга. Противоречивая природа культурно-цивилизационного развития связана со столкновением тенденций самоорганизации и регулирования на макро- и микроуровне, усилении рисков межцивилизационной конкуренции на глобальном и локальном уровне.

Исследователи отмечают тенденции деградации культуры и морали, маргинализация значительных масс людей, изменение структуры ценностей, потребностей и идеалов современного человека205.

В условиях сохраняющегося цивилизационного многообразия современного глобального мирового сообщества актуализируется проблема влияния разных форм межцивилизационного взаимодействия на системное развитие международных отношений. Сотрудничество в культурно цивилизационном измерении становится все более важной составляющей интеграционного диалога, игнорирование которого может привести к серьезным диспропорциям в долговременной перспективе развития системы международных отношений.

В теоретических исследованиях, посвященных проблемам многообразия цивилизаций в современном мире, выделяются следующие формы межцивилизационного взаимодействия:

столкновение цивилизаций - вооруженный конфликт на разных уровнях, от мировой до региональной войны. Оно может завершиться либо установлением нового равновесия между воюющими государствами, либо покорением или уничтожением потерпевшей поражение цивилизации, уходом ее с исторической арены, с включением ее остатков в состав цивилизации победителя (как это случилось, например, с включением персидской цивилизации в состав мусульманской или гибелью древнеамериканских культур);

. Цыганков П.А. Акторы и факторы в международных отношениях и мировой политике. См. в книге «Приватизация» мировой политики : локальные действия -глобальные результаты. С. 32- противостояние, противоборство цивилизаций в геоцивилизационном пространстве, которое может длиться столетиями, иной раз перерастая в конфликты;

диалог между цивилизациями в различных аспектах, постепенно расширяющий взаимопонимание между ними, содействующий ослаблению враждебности, повышению толерантности, готовности к сотрудничеству.

Примером могут служить взаимоотношения между евразийской и японской цивилизациями после Второй мировой войны;

сотрудничество цивилизаций в решении общих проблем на взаимовыгодной основе: при военных конфликтах (например, между евразийской, североамериканской цивилизациями и частью западноевропейских стран во время Второй мировой войны), в решении общих стратегических задач (например, нераспространения ядерного оружия), при экологических катастрофах и т. п. Полем такого сотрудничества служат ООН и другие международные организации;

партнерство высшая форма сотрудничества цивилизаций на долгосрочной, устойчивой, взаимовыгодной основе при наличии широкой сферы общих интересов, что не исключает их расхождения в некоторых вопросах206.

В качестве главной тенденции взаимодействия цивилизаций в XXI столетии исследователи прогнозируют переход от их противоборства к диалогу, сотрудничеству и партнерству207. Рассматривая роль диалога цивилизаций в контексте цели и задач настоящей работы, следует подчеркнуть его функциональное значение в развитии коллективных механизмов регулирования международных отношений на глобальном и региональном уровнях.

Международный институт Питирима Сорокина-Николая Кондратьева;

http://www.civil.newparadigm.ru/index.htm Кузык Б.Н..Яковец Ю.В.. Указ. соч. Т.I С.161- Как сравнительно новая геополитическая категория, диалог получил признание и широкое распространение с конца ХХ столетия. Новые импульсы для развития государств в этом направлении появились в связи с принятием решения Генеральной Ассамблеей ООН о провозглашении 2001 г.

Годом диалога между цивилизациями. Актуальность проблемы начала межцивилизационного диалога нашла свое воплощение в Глобальной повестке дня для Диалога между цивилизациями, принятой Генеральной Ассамблеей ООН (Резолюция ГА ООН 56/6 от 9 ноября 2001 г.), в содержании которой указано: «Необходимо признавать и уважать богатство всех цивилизаций и искать то общее, что объединяет цивилизации с целью комплексного решения всех проблем, стоящих перед человечеством»208. В указанном комплексном международно-правовом акте сформулированы цели и принципы диалога между цивилизациями, в числе которых обеспечение более высокой степени уважения культурного разнообразия и культурного наследия. Терпимость провозглашена как одна из фундаментальных ценностей.

В документе определено, что диалог между цивилизациям будет глобальным по своему кругу участников и будет открытым для всех. В содержании этого международного документа диалог цивилизаций определяется как процесс, идущий внутри цивилизаций и на их стыке, который основан на всеобщем участии и коллективном желании учиться, открывать для себя и изучать концепции, выявлять сферы общего понимания и основные ценности и сводить разные подходы в единое целое с помощью диалога209.

Для теоретического обоснования возможности диалога цивилизаций была сформирована группа в составе 18 ученых и политических деятелей из Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 56/6 от 9 ноября 2001 г. «Глобальная повестка дня для диалога цивилизаций» http://www.un.org/russian/documen/convents/dac_agenda.html Глобальная повестка дня для диалога между цивилизациями.

http://www.un.org/russian/documen/convents/dac_agenda.html стран (от России в нее вошел профессор С. П. Капица), которая подготовила доклад «Crossing the Divade. Dialoge among Civilizations* (в русском переводе - «Преодолевая барьеры. Диалог между цивилизациями»), представленный на заседании Генеральной Ассамблеи ООН в ноябре 2001 г. 210 В предисловии к докладу Кофи Аннан отметил, что «потребность в диалоге между цивилизациями столь же стара, как и сама цивилизация. Но сегодня эта потребность ощущается острее, чем когда-либо. Сегодня глобализация, миграция, интеграция, возможность общения и путешествия привели к тому, что представители различных рас, культур, этнических групп могут теснее контактировать друг с другом. Более чем когда-либо люди стали понимать, что они формируются под влиянием многих культур и что умение одновременно воспринимать и свое, и чуждое становится мощным источником знания и понимания»211.

В докладе отмечено, что события конца XX в. показали несостоятельность концепции «конца истории» и «столкновения цивилизаций»212. Авторы документа подчеркивают, что диалог - это надежный инструмент для построения новой парадигмы международных отношений в рамках глобальной цивилизации: «Мы признаем существование «глобального общего знаменателя», который кто-то, вероятно, назовет «глобальной цивилизацией», имея в виду общие для нас этические стандарты и ценности как основу глобальной этики»213. По их мнению, страх столкновения цивилизаций делает диалог между ними неизбежным: «В XXI веке самыми серьезными угрозами международной безопасности будут культурные, а не экономические или политические проблемы… опасения, связанные с неизбежным конфликтом цивилизаций, делают диалог между цивилизациями Преодолевая барьеры. Диалог между цивилизациями / под ред. С.П. Капицы. - М.: Логос, 2002.

Указ. соч Там же С.15.

Указ. соч. С. Указ. соч. Преодолевая барьеры. Диалог между цивилизациями/ под ред.С.П. Капицы. С. не просто желательным, но необходимым»214.

Реалии современной мировой политики предопределяют актуальность диалога цивилизаций в противовес порядку, основанному на насилии, принципах господства и подчинения, провоцирующему межнациональные конфликты, экстремизм, международную преступность и другие угрозы, содержащие катастрофические риски для всего человечества215.

Во второй половине ХХ в. сформировался ряд международных институтов, посредством которых осуществляется межцивилизационный диалог. Функциональное значение этих институтов будет возрастать в новом столетии в направлении формирования организационных форм международного сотрудничества государств, принадлежащих различным цивилизациям.

Уникальный опыт по развитию международного сотрудничества в целях преодоления межцивилизационного раскола представляет испано турецкая инициатива «Альянс цивилизаций», получившая широкий резонанс и пользующаяся растущей поддержкой в мире. Идея этой международной структуры была выдвинута в условиях усиления напряженности между исламским и западным обществами, которое активно используется религиозно-экстремистскими и сепаратистскими организациями и угрожает международной стабильности.

Председатель испанского правительства Хосе Луиса Родригеса Сапатеро на 59-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН (сентябрь 2004 г.), сформулировал предложение о создании Альянса цивилизаций между западным миром и миром арабов и мусульман216. Позитивная оценка Указ. соч. Преодолевая барьеры. Диалог между цивилизациями/ под ред.С.П. Капицы. С. См. Садыкова Э.Л. Перспективы Росси в партнерстве цивилизаций. Монография. - М.: ООО «ИПЦ «Маска», 2009.

Intervencin del Presidente del Gobierno Excmo. Sr. Don Jos Lus Rodrguez Zapatero ante la Asamblea General de Naciones Unidas (Nueva York, 21 de septiembre de 2004), p. 6.

обращения руководства Испании была выражена турецким лидером Реджеп Тайип Эрдоган. В 2005 году инициатива о создании указанной структуры была внесена Генеральным Секретарем ООН на заседании 59 Генеральной Ассамблеи ООН как важного проекта для объединения международных усилий по укреплению стабильности в мире и мирного сосуществования. Идея «Альянса цивилизаций» получила одобрение со стороны Лиги арабских государств, руководителей ряда европейских и азиатских стран. В частности, бывший британский премьер-министр Тони Блэр инициативу как очень важную и отвечающую здравому смыслу, выразив уверенность, что она получит широкий отклик во всем мире. Российское руководство также высказало свое согласие с испано-турецкой инициативой217. Формат «Альянса цивилизаций» как глобального проекта ООН получил не только политическую, но и материальную поддержку правительств 30 государств мира.

Особый интерес представляет доклад «Бизнес в мультикультурном мире: вызовы и возможности», подготовленный секретариатом «Альянса» и офисом «Глобального пакта» – организации, представляющей свыше 6 тыс.


бизнес-структур в 130 странах и действующей под эгидой ООН218. В его содержании показано, что западные предприниматели, действующие в глобальном масштабе, все чаще сталкиваются с необходимостью учета культурных особенностей принимающих стран, и что формирование благоприятной деловой среды неотделимо от развития межцивилизационного взаимопонимания.

Признание авторами доклада роли предпринимательских кругов в развитии культурного многообразия, преодолении конфронтационного мышления является важным вкладом в расширение межцивилизационного диалога. Партнерство бизнеса и государств в создании климата религиозной El Pas. Madrid, 28.07.2005;

11.10.2005;

http://pda/rian.ru/world/20060629/ Doing Business in a Multicultural World: Challenges and Opportunities. United Nations, New York, 2009.

терпимости и национального взаимопонимания может способствовать созданию реальных условий реализации целей и задач Альянса. Различные форматы консультаций, дискуссий координационных и других механизмов взаимодействия, объединяющие их усилия представляют значительный дополнительный ресурс политической и экономической поддержки Альянса и практический ответ международного сообщества на вызовы и угрозы, порождаемые межцивилизационными противоречиями.

Идеологическая концепция и политическая практика «Альянса» играют позитивную роль и заслуживают дальнейшей поддержки со стороны мирового сообщества. Для этой международной структуры характерны системное видение проблем межцивилизационных отношений, ясно выраженное стремление не допустить фронтального столкновения на религиозной и этнической почве В феврале 2013 г. в Вене, Австрии состоялся очередной V Глобальный Форум «Альянса цивилизаций», на котором присутствовали участники из разных регионов мира, среди которых были политики и дипломаты, представители научного и бизнес сообществ, международных общественных и молодежных объединений. Девизом форума было объявлено «Ответственное лидерство в контексте многообразия и налаживания диалога». Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, в своем выступлении на форуме, заявил, что в ходе диалога цивилизаций как в глобальном, так и в региональном масштабе руководители должны руководствоваться толерантным подходом, основанным на принципах уважения. Дестабилизация и хаос ведут к враждебности, однако даже в этой ситуации всегда существует возможность для примирения и выхода из кризиса219.

http://www.un.org/ru/peace/alliance/дата обращения февраль 2013 г.

Деятельность этой международной структуры позволяет вовлекать в развитие межцивилизационного диалога не только государства и международные организации, но и представителей неправительственных объединений, выдающихся лидеров общественных движений и т.д. Широкий формат участия «Альянса цивилизаций» создает функциональную основу для реализации мер, направленных на поощрение терпимости и толерантности в отношениях между представителями разных цивилизационных идентичностей. Опыт работы этой структуры как ведущей платформы ООН для развития диалога цивилизаций открывает позитивные перспективы в организации, планировании и реализации проектов подобных Альянсу на региональном уровне и расширению диапазона практических направлений.

Отношения между различными цивилизациями – это диалектическая связь конфликтов и сотрудничества, нетерпимости и взаимопонимания. Опыт последних лет показывает, что эти отношения остро нуждаются в перезагрузке и в тонкой, деликатной настройке. В этом смысле «Альянс цивилизаций» – лишь один из возможных (и необходимых) механизмов сложного и длительного процесса межцивилизационного сближения220.

Например, в выступлениях на Х Международных Лихачевских научных чтениях подчеркивалось, что названный проект отвечает насущной потребности времени, особенностям нынешнего сложного исторического этапа. Располагая гуманистической идеологической основой, способной привлечь к сотрудничеству протагонистов различных «локальных»

цивилизаций, форум «Альянс цивилизаций» обращен в практическую плоскость, предполагая самое широкое участие государственных и негосударственных акторов и их солидарное воздействие на наиболее чувствительные сферы. Речь идет о таких ключевых направлениях целенаправленного формирования нового общественного сознания в духе http://www.perspektivy.info/oykumena/vector/aljans_civilizacij_protiv_stolknovenija_civilizacij_2010-02-11.htm толерантности, как: образовательно-воспитательная сфера, молодежная политика, миграция, средства массовой информации221.

В современной мировой политике становится все более актуальной многовекторная дипломатия, которая предполагает развитие новых инструментов «мягкой силы» для продвижения межцивилизационного диалога. Жорж Сампайю, бывший Высокий представитель Генерального секретаря ООН по Альянсу цивилизаций отметил, что в этом новом, едином мире, по-видимому, управление приобретет глобальное измерение и обоснованность инструментов «мягкой силы» станет решающей из-за природы вызовов, с которыми нам придется сталкиваться. Это связано с рядом причин, таких как постоянные миграционные потоки, которые уже изменили этнический состав населения многих стран мира, новые средства коммуникации и соответствующее разрастание медиаконтента, увеличение противоречий и дискуссий относительно системы ценностей и вопросов идентичности, рост инцидентов, связанных с дискриминацией, расизмом и популизмом, глобализация и геополитические изменения в целом, а также мировая политика222.

В развитии межцивилизационного диалога весомая роль принадлежит форумам «Группа восьми», «Двадцатка», объединивших своих участников для решения важнейших проблем глобальной безопасности, Всемирному форуму «Диалог цивилизаций» и другим международным форматам сотрудничества. Наряду с универсальным уровнем институциональных механизмов межцивилизационного диалога, существенный вклад в их развитие вносят и региональные институты. Среди них следует выделить такие как: Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество, Давыдов В.М. Альянс цивилизаций -исторический императив. "Диалог культур и партнерство цивилизаций" Х Международные Лихачевские чтения 14-15 мая 2010 года. Санкт-Петербург, 2010.

Жоржи Сампайю. «Мягкая сила-веление современности». Международная жизнь, №9, сентябрь 2010.

С.1- Шанхайская организация сотрудничества, БРИКС и др. Так, например, формат БРИКС создал площадку для развития межцивилизационного взаимодействия, входящих в него государств: Бразилии, России, Индии и Китая в целях совместного решения важных социально-экономических, политических и других вопросов. По мнению исполнительного директора российского Национального комитета по исследованию БРИКС Георгий Толорая, группа из пяти государств представляет собой партнерство нового типа, и «в определенной мере является следующей ступенью развития идеи межцивилизационного союза крупнейших развивающихся стран»223.

Гуманитарное и межцивилизационное сотрудничество более отчетливо становится решающим фактором международных отношений. Налаживание конструктивного диалога в условиях нарастания проблем глобальной безопасности отвечает интересам всех государств в контексте их внутриполитической стабильности. Несмотря на то, что в мировой политике продолжают возникать новые очаги международной напряженности, вызванные столкновением внешнеполитических позиций различных стран, современный диалоговый формат многосторонних и двусторонних международных отношений должен развиваться на основе общих интересов.

Необходимо утверждение прагматического подхода к достижению коллективного лидерства равноправных партнеров, формирования атмосферы толерантности, доверия и сотрудничества для решения комплекса вопросов государственно-политического, экономического, социального, технического, культурного характера.

Исследователи отмечают, что мировая политика по своей природе представляет достаточно хаотичное и мозаичное, многослойное образование, несущее в себе столкновение различного рода потоков и процессов, БРИКС: партнерство нового типа. http://oko-planet.su/politik/politiklist/175383-briks-partnerstvo-novogo tipa.html официальных стратегий, инициируемых множественными участниками и их взаимодействиями224. В этом пространстве цели и ориентиры, как правило, медленнее и болезненнее трансформируются в практики и институты мировой политики, чем это происходит, например, в национальных государствах225.

Современное многообразное культурно-цивилизационное пространство мирового сообщества является влиятельной составляющей среды развития целостной системы международных отношений, оказывающей обратное воздействие на эту среду. Теоретические подходы, основанные на стремлении универсализации цивилизационной среды, руководствуясь приоритетностью одних ценностей над другими, равно как и идеологические обоснования неизбежности «столкновения цивилизаций», не соответствуют целям построения устойчивого глобального миропорядка, а лишь усиливают конфронтационно-конфликтную парадигму развития системы международных отношений.

Действующие на международной арене субъекты: индивиды, народы, государства, различные объединения - обладают определенными признаками культурно-цивилизационной идентичности. Но, как отмечает академик А.Гусейнов, как правило, едва ли не на 99,9% они взаимодействуют не по поводу своих цивилизационных различий, а по поводу конкретных проблем, которые их волнуют и для решения которых они вступают в контакт друг с другом226.

Представляется возможным выделить ряд важных тенденций, отражающих противоречивые изменения в полицивилизационном мировом сообществе на современном этапе:

Давыдов В.М. Альянс цивилизаций-исторический императив. "Диалог культур и партнерство цивилизаций" Х Международные Лихачевские чтения 14-15 мая 2010 года. Санкт-Петербург, 2010.

Якунин В.И. Народная дипломатия как фактор мировой политики и инструмент межцивилизационного взаимодействия. См. в книге «От диалога цивилизаций к сотрудничеству и интеграции. Наброски проблемного анализа. -М.: Научный эксперт, 2006. С. Гусейнов А. «О чем мы говорим, когда говорим о диалоге цивилизаций». Россия и мусульманский мир.


№7, 2008.С. -рост экономической конкурентоспособности афро-азиатских народов;

военно-политического превосходства европейской -ослабление цивилизации (создание атомного оружия в Китае, Индии, Пакистане, Иранская ядерная программа);

-отчуждение от европейских приоритетов в политическом развитии (создание исламских республик в Пакистане, Иране, Мавритании и т.д. на основе исламских ценностей, победа исламистов на выборах в Египте после революции в период «арабской весны», рост политического индуизма в Индии);

-рост политических, религиозных, экономических противоречий в едином цивилизационном пространстве (раскол среди стран исламской цивилизации);

-развитие межцивилизационной интеграции в рамках международных организаций и форумов в целях совместного решения проблем новых вызовов и угроз ( «Альянс цивилизаций», ШОС, БРИКС, АТЭС );

-резкое усиление миграционных процессов и проблем депопуляции;

-рост влияния культурно-цивилизационных факторов на усиление конфликтного потенциала в мировых политических процессах.

Цивилизационные противоречия человеческого сообщества связаны с поиском решения глобальных проблем своего существования:

экологическими, геополитическими, демографическими, геоэкономическими, геосоциальными и др. Фрагментация мира на основе цивилизационных различий в диалектическом смысле имеет свою логику развития. Реальный механизм осмысления новых подходов к пониманию глобального управления связан с происходящими в мире объективными процессами и субъективными факторами, касающимися способности человеческого сообщества влиять на эти процессы. Декларирование расовых, культурных, этнических, религиозных отличий ведет к усилению конфронтационного потенциала, разбалансировке системы глобального управления. Межцивилизационный диалог как функциональный инструмент коммуникации - это путь к познанию общих гуманитарных ценностей в мировых процессах. Принятие идеи равноправного диалога цивилизаций, сохранения и приумножения мирового культурно-цивилизационного наследия- одно из важных условий формирования многополярной сбалансированной системы международных отношений.

Глава II. Роль межцивилизационного взаимодействия в современных международных отношениях 2.1. Негосударственные участники мировой политики и проблемы межцивилизационного взаимодействия в современных международных отношениях Наряду с другими новыми глобальными явлениями, исследователи выделяют актуализацию проблемы расширения числа негосударственных акторов, связанную со спецификой их влияния на развитие системы международных отношений, с учетом различий экономического, политического, национального, религиозного, культурного, социального порядка. При этом, принимая во внимание дискуссионность понятия «актора»

в теории международных отношений и не ставя задачу всестороннего анализа разных концепций, в рамках целей настоящего исследования предполагается применить следующий теоретический подход: международные акторы активные участники (коллективных или индивидуальных) международных отношений и мировой политики, обладающие возможностью благодаря имеющимся в их распоряжении актуальным и потенциальным ресурсам и способностью их эффективно использовать самостоятельно, в соответствии с собственным пониманием своих интересов, принимать решения и реализовывать стратегию, оказывающую существенное влияние на международную систему, признаваемую в качестве такового другими участниками и принимаемый ими во внимание при принятии собственных решений227.

Несмотря на то, что в мировых политических процессах, по- прежнему решающую роль продолжают играть национальные государства, число Цыганков П.А. Акторы и факторы в международных отношениях и мировой политике. См. в книге «Приватизация» мировой политики: локальные действия -глобальные результаты. С. 35.

акторов, участвующих в мировой политике, непрерывно возрастает. Каждый из них в целях реализации определенных интересов оказывает в той или иной степени воздействие на процессы, протекающие в рамках системы международных отношений, одновременно испытывая обратное ее влияние.

Среди новых акторов международных отношений исследователи выделяют такие структуры, как межправительственные организации (МПО);

транснациональные корпорации и банки (ТНК,ТНБ);

международные неправительственные организации (МНПО);

внутригосударственные регионы (административно-территориальные образования-кантоны, федеральные земли, республики, штаты и т.п.);

религиозные организации и движения;

международные преступные и террористические группировки и т.д.228.

В результате активности новых акторов международных отношений государствам приходится, по мнению исследователей, все больше «делиться»

частью своих полномочий, с одной стороны, с международными организациями, с другой - с крепнущими транснациональными акторами (ТНК и т.п.), а также с внутригосударственными регионами. Важнейшими особенностями новых участников в международном пространстве являются их очень большая разнородность, различия по структурной организации и по целям действий229. По нашему мнению, в данном контексте более обоснованно говорить о росте влияния негосударственных акторов и об усилении взаимодействия между ними и государствами при решении задач, связанных с глобальными мировыми проблемами.

Подробный анализ спектра проблем в мировых политических процессах, вызванных расширением состава акторов международных отношений, не входит в предмет настоящего исследования. Остановимся на Современные международные отношения и мировая политика./[А.В. Торкунов, И.Г. Тюлин, А.В.

Мельвиль и др.] Моск.гос.ин-т междунар. отношений (;

МГИМО-Универстет) МИД России. –М.:

Просвещение, 2005.-С. См. подробнее: Современные международные отношения и мировая политика. / [А.В.Торкунов, И.Г.

Тюлин, А.В. Мельвиль и др.] Моск.гос.ин-т междунар. отношений (МГИМО-Универстет) МИД России. –М.:

Просвещение, 2005. С. 252- вопросах о роли культурно-цивилизационных аспектов их взаимодействия и влияния на развитие системы международных отношений.

Прежде чем перейти к оценке роли неправительственных акторов в развитии механизмов межцивилизационного диалога в системе международных отношений, следует выделить общую тенденцию усиления внимания к указанной проблематике в деятельности межправительственных организаций (МПО), которые обладают организационным потенциалом налаживания конструктивного диалога цивилизаций.

Некоторые исследователи выделяют в рамках МПО политические стран230.

движения группы В таком качестве выступают Движение неприсоединения, «Группа -77». Первое возникло в 1950-е гг. по инициативе коалиции стран, в большинстве своем развивающихся и незападных, которые объединились с тем, чтобы отстаивать общие интересы. «Группа -77» тоже была сформирована в основном представителями развивающихся государств в середине 1970-х гг.

Исследования в области социологии международных отношений показывают, что во многих, к тому же становящихся все более частыми, ситуациях интересы людей и их «патриотизм» связаны не с государством, а с другими общностями, политическими и культурными ценностями, которые воспринимаются ими как более высокие: это могут быть ценности этнические и религиозные, связанные с чувством принадлежности у более широкой общности, чем нация-государство, но это могут быть и ценности, связанные с этнической идентификацией субгосударственного характера, как это имеет место у курдов или берберов231. В этой связи в настоящее время заметно Современные международные отношения и мировая политика. А.В.Торкунов, И.Г. Тюлин, А.В. Мельвиль и др.] Моск.гос.ин-т междунар. отношений (МГИМО - Университет) МИД России. -. Просвещение, 2005. С.

Цыганков П.А. Теория международных отношений. С. активизируется роль международных неправительственных организаций (МНПО), ставящих своей целью развитие культуры.

В их число входят много различных профессиональных (Международная организация журналистов), спортивных (Международный олимпийский комитет), религиозных (Всемирный Совет Церквей), гуманитарных (Международный Красный Крест), экологических («Гринпис») и др. Эффективным механизмом деятельности МНПО в сфере международной жизни является формирование общественного мнения.

Нередко такие МНПО как например Международная федерация по правам человека, называют «международными группами давления», поскольку они, оставаясь вне власти, стремятся оказывать на нее влияние. Их деятельность приобретает политический характер, когда они выступают против проведения ядерных испытаний, захоронения ядовитых отходов (например, «Гринпис»), за сохранение мира и прекращение гонки ядерных вооружений (Пагуошское движение), в защиту прав женщин (феминистские движения) и т.п. Примером их реального влияния как новых акторов является то, что при подготовке Устава ООН в 1945 г. «Rotary Club» и Международный Красный Крест добились включения в него ст. 71, в которой зафиксировано, что Экономический и Социальный совет ООН уполномочен консультироваться с неправительственными организациями.

В последние десятилетия все большую активность в международном формате проявляют в качестве участников внутригосударственные регионы.

Одновременно с другими участниками отношений на мировом уровне возрастает их роль в системе международных отношений. Современные государства в большей степени учитывают позицию регионов при определении своего внешнеполитического и внешнеэкономического курса.

Принимаемые решения оцениваются с точки зрения их последствий для регионального развития.

Во многих странах мира регионы добиваются расширения своих прав и предоставления больших полномочий, расширения каналов выхода на международную арену и диверсификации форм участия в международной деятельности. Очень часто межрегиональные связи начинают выступать в роли локомотива межгосударственного взаимодействия232.

Х.А. Васкес выделил «реальные группы или единицы» в политике233.

По мнению ряда исследователей, к ним относятся и административно территориальные единицы как унитарных, так и федеративных государств, представляющие собой «региональные властные корпорации» в политическом управлении234. Р. Аксельрод и Р.О. Кеохейн, исследуя вопросы динамичных процессов развития системы международных отношений, обратили внимание на то, что в анализе поведения акторов международных процессов нельзя ограничиваться только международными факторами, но и включить внутриполитические детерминанты235.

Несмотря на то, что они не относятся к субъектам международного права, тем не менее, в рамках полномочий, определенных конституционно правовыми нормами государств они участвуют в реализации внешней политики государств в сфере культуры, образования, религиозных отношений и т.

Так, например, современная Россия представляет собой государство, уникальное по своей протяженности и региональной мозаичности. Субъекты Российской Федерации, входящие в состав единого государства, одновременно являются неотъемлемыми составляющими нескольких региональных цивилизационных сообществ – Европы, исламского мира, Демидов А.В. Межрегиональные и приграничные связи во внешней политике России. "Право и безопасность" №4 2008.

Vasquez J.A. The Power of Power politics. London? 1983. P. East M.A., Salmore S., Hermann C. F. Why nations act? Beverly Hills (Cal.), 1978;

Hermann C. F., Kegley C.W., Rosenau J. N. new directions in the study of foreign policy. Boston, Axelrod R., Keohane R.O. Achieving co-operation under anachy6 Strategies and Instutions \\ Baldwin D.A.

(Ed.). Neo-realism and neo-liberalism. New York, 1993. P.88-91.

Центральной Азии, АТР. Международная деятельность субъектов Российской Федерации в рамках приграничных связей, двусторонних взаимоотношений в сфере науки, культуры, образования играет важную роль в укреплении геополитического влияния страны236.

Вопросы международных и внешнеэкономических связей субъектов РФ вносят значительный вклад в развитие межцивилизационного диалога во внешней политике России как многонационального государства.

Геополитические особенности субъектов Российской Федерации показывают, что при исследовании вопросов укрепления национально-государственного единства важную роль имеет фактор геоцивилизационной модели России.

Эффективность различных направлений межцивилизационного сотрудничества в российской внешней политике во многом определяется решением проблем внутрицивилизационного диалога.

Рост числа и многообразия «акторов вне суверенитета» меняет прежнюю картину взаимодействий на мировой арене. Международные отношения становятся все более транснациональными и все менее управляемыми237. Майклом Николсоном был сформулирован «парадокс участия», состоящий в том, что чем меньше количество и степень разнородности участников международных взаимодействий, тем более упорядоченной является система международных отношений и тем более предсказуемы действия отдельных участников и их последствия. Если же международные отношения пополняются новыми участниками, то прогноз, а следовательно, и совершение эффективных действий становится все более трудным238.

Особый тип неправительственных международных организации Садыкова Э.Л. Геополитические особенности российских регионов в межцивилизационном измерении // Обозреватель. № 9, 2010.

Rosenau J. Turbulence in World Politics. A Theory of Change an Continuity. Princeton, New Jersey, 1990.

Николсон М. Влияние индивида на международную систему. Размышления о структурах. // Жирар М.

Индивиды в международной политике. М., 1996, С. 133-136.

представляют собой транснациональные корпорации (ТНК), которые обладают значительной автономией в своих решениях и деятельности, способны вносить изменения в международные отношения и отвечают всем признакам влиятельного международного актора. ТНК действуют в экономической сфере взаимодействия цивилизаций. Эта сфера в условиях динамичных глобальных изменений в мире наиболее значима для усиления заинтересованности в межцивилизационном диалоге239.

Возрастание экономической и политической роли транснациональных компаний (ТНК) в современном мире привело к дискуссиям об оценке их роли в контексте воздействия на традиционный «баланс сил» в мировой политике. Важное значение имеют отношения ТНК со странами базирования (т.е. со странами, где соответствующие ТНК зарегистрированы и/или где размещены штаб-квартиры ТНК) и принимающими странами. ТНК как международные организации, составляющие основу глобализации и участвующие в перегруппировке действующих на международной арене субъектов, объективно способны влиять на преобразования, касающиеся политической составляющей государственного суверенитета240. При этом активность даже тех из них, которые обладают «национальной спецификой», может противоречить интересам собственного государства. Немецкий автор У. Бек с долей сарказма писал: «Что хорошо для «Дойче-банк», давно уже нехорошо для Германии. Транснациональные корпорации выходят из национально-государственных рамок и де-факто расторгают договор о лояльности с институтами национального государства»241.

По мнению исследователей, участники экономического диалога Кузык Б.Н., Яковец Ю.В. Указ. соч. Том I. С.185.

Международные отношения:теории, конфликты, движения, организации: /Под ред. проф. П.А.Цыганкова.

С.10.

Афонцев С.А. «Транснациональные компании в мировой политике». См.в кн.«Место межправительственных организаций среди акторов мировой политики. А. В.Торкунов, И.Г. Тюлин, А.В.Мельвиль и др.] Моск. гос.ин-т междунар. отношений (;

МГИМО -Универстет) МИД России..:Просвещение, 2005. С. заинтересованы в устойчивости и благоприятном климате взаимоотношений между цивилизациями. Эта тенденция в перспективе будет усиливаться, составляя основу «многоцветной ткани» межцивилизационного диалога242.

В решении практических задач создания эффективных и гибких механизмов межцивилизационного диалога действуют международные неправительственные организации (МНПО, или НПО). К ним относят организации, учрежденные не на основании межправительственных соглашений. Эти независимые международные структуры обладают способностью доносить мнение и позиции общественности до международных политических институтов и тем самым оказывать влияние на мировую политику. Рост числа НПО отражает процессы институционализации коллективных и индивидуальных контактов между людьми. Они становятся весьма влиятельной политической силой наряду с «традиционными» участниками мировой политики.

С точки зрения формирования многополярного диалога следует отметить активную роль российских НПО. Заслуживает внимания позитивный вклад представителей российских неправительственных организаций в создание новой архитектуры европейской безопасности.

Несколько конференций по этой проблематике провел дискуссионный клуб «Валдай», созданный на базе Совета по внешней и оборонной политике РФ.

Фонд Карнеги запускает международный проект «Евроатлантическая инициатива в области безопасности», задача которого - выработать рекомендации по формированию новой архитектуры безопасности в Евро Атлантике. В рамках брюссельского Института «Восток-Запад» создана «Группа мудрецов», занимающаяся проблематикой евроатлантической безопасности. При содействии России Институтом подготовлен доклад Кузык Б.Н., Яковец Ю.В. Указ. соч. Том I. С. «Евроатлантическая безопасность: одно видение, три пути»243.

Российские неправительственные организации активно участвуют в практической реализации гуманитарного направления международного сотрудничества нашего государства. Так, представители Российского фонда мира, Всемирного русского народного собора, Диалога цивилизаций, Российской ассоциации содействия ООН и ряда других были включены в состав российской делегации на 65-й сессии Генассамблеи ООН и принимали участие в проводимых в рамках сессии мероприятиях, связанных в основном с тематикой работы Третьего комитета ГА ООН (социальные, гуманитарные, культурные вопросы, права человека, а также проблематика межцивилизационного и межкультурного диалога). МИД России осуществляет постоянные рабочие контакты с российскими неправительственными организациями. В этом процессе важна роль недавно образованного Фонда поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчакова.

Продвижение российской инициативы по вопросам заключения Договора о европейской безопасности также находит свое отражение в работе как российских, так и иностранных НПО. Такие международные НПО, как Комиссия «Эванса-Кавагути», «Люксембургский форум», проводили активную работу по разработке рекомендаций для Конференции по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия, которая состоялась в 2010 г.

В современном мире, где многократно увеличилось число «игроков, участвующих в международном общении, НПО представляют эффективный инструмент общественной дипломатии, способствующий формированию межкультурного диалога. Так, например, важной площадкой для выступлений Тезисы выступления Министра иностранных дел России С.В. Лаврова на встрече с представителями российских неправительственных организаций, Москва, 18 февраля 2010, http://www.mid.ru/brp_4.nsf/2fee282eb6df40e643256999005e6e8c/9fa184d44f3fc003c32576ce004fcec3?OpenDoc ument российских политиков и общественных деятелей становятся парижский и нью-йоркский филиалы российского «Института демократии и сотрудничества». При взаимодействии с зарубежными партнерами большое значение имеют не только многосторонние, но и двусторонние каналы. В частности, в углублении контактов между российскими и американскими НПО важную роль призвана играть Рабочая группа по гражданскому обществу, созданная в рамках российско-американской Президентской комиссии по развитию сотрудничества244.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.