авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

«ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ МИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ На правах рукописи Садыкова ...»

-- [ Страница 7 ] --

термин «Восточная Евразия», включающая в себя три основных региона Азии: Восточный, Центральный и Южный, а также -европейскую часть территории России, как одной из стран-учредителей468. Шанхайская Организация Сотрудничества была создана 15 июня 2001 года волеизъявлением пяти государств: Республики Казахстан, Китайской Народной Республики, Кыргызской Республики, Российской Федерации, Республики Таджикистан, Республики Узбекистан.

В составе международной организации объединились страны, представляющие разные цивилизационные сообщества. За 12-летний период с момента создания многоплановая деятельность позволила укрепить международный авторитет организации. Свидетельством значительного интеграционного потенциала организации является то, что в деятельности этой региональной структуры, помимо основных стран-учредителей, участвуют также государства-наблюдатели: Индия, Иран, Монголия и Пакистан. Принятие этих стран в ШОС в статусе наблюдателей укрепила перспективы создания международной организации, объединяющей более половины планеты. Одной из наиболее острых проблем в данном регионе является террористическая и наркотическая угроза, которая исходит главным образом с территории Афганистана. «Для всех участников шосовской «шестерки»

терроризм и наркотики афганского происхождения - это прямой вызов их национальной безопасности»470. В результате согласованных действий государств, входящих в ШОС, создана Контактная группа ШОС-Афганистан и принят План действий по противодействию терроризму,/ наркотрафику и Стратегическая ситуация и основные узлы противоречий в Восточной Евразии. \ Отв. ред.Агафонов Г.Д. М. 2007. С. 14-15.

Выступление С. Разова на форуме по глобализации и мировому культурному разнообразию (Globalization Forum on World Cultural Diversity. www.rian.ru/world/20051108/42022987.html См. выступление. Яковенко А.В. на «круглом столе» на тему «Роль России в Шанхайской организации сотрудничества», 22 марта 2010 года. http://www.mid.ru/ns-rasia.nsf/ трансграничной оргпреступности, проводятся регулярные консультации по Афганистану.

Помимо решения задач своей национальной безопасности и обеспечения стабильности в регионе, государства-члены ШОС выражают\ готовность оказать содействие правительству и народу Афганистана в восстановлении мира, решении социально-экономических проблем. «Но при этом не собираются втягиваться во внутриафганские дела и тем более брать на Афганистан»471.

себя ответственность за Это практический пример межцивилизационного партнерства государств в целях объединения усилий для противодействия общих глобальным угрозам.

Деятельность ШОС по другим направлениям, таким как чрезвычайные ситуации, природоохранные проблемы, миграционная проблематика, экономическое, культурно-гуманитарное сотрудничество, также создают опыт взаимодействия стран-участниц в новом геополитическом межцивилизационном формате. Успешная реализация разрабатываемых проектов в рамках этого интеграционного образования привлекает более широкий круг участников. На основе положения «О статусе партнера по диалогу в ШОС», такой статус имеют Беларусь, Турция, Шри-Ланка. В целях качественного углубления сотрудничества государств по проблемам обеспечения безопасности, торгово-экономической и культурно-гуманитарной сферах, в сентябре 2013 г. на заседании Совета Глав государств -членов Шанхайской организации сотрудничества было принято решение о необходимости разработки Стратегии развития Организации до 2025 года.

Широкий формат ШОС создает реальный потенциал для развития межцивилизационного диалога в АТР и повышает значимость региональной См. выступление А.В. Яковенко на «круглом столе» на тему «Роль России в Шанхайской организации сотрудничества», 22 марта 2010 года.

модели сотрудничества для противостояния глобальным проблемам, выявляет позитивный потенциал развития межцивилизационного диалога для координации общих региональных интересов участников.

Свидетельством развития ускоренных интеграционных процессов является создание Парламентского форума АТР, форума Азиатско Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). Так,/ например, в рамках деятельности Парламентского форума обсуждаются не только вопросы правового регулирования противодействия международному терроризму, другим транснациональным преступлениям, социально-экономические проблемы, но и происходит обмен опытом межцивилизационного диалога.

Преимущества АТЭС как форума, объединяющего 21 экономику заключаются в том, что его формат позволяет создать диалоговую площадку для многостороннего международного взаимодействия по широкому кругу вопросов регионального спектра и внутреннего развития стран.

Позитивный опыт диалоговых форматов для координации вопросов в сфере политики, безопасности и стабильности в регионе, экономики, социальной культуры представляет собой АСЕАН - сообщество, которое возникло в августе 1967 г..объединяет Индонезию, Филиппины, Таиланд, Малайзию, Сингапур, Вьетнам, Лаос, Камбоджа, Бруней, Мьянма.

Участниками Балийского договора 1976 года., допускающего возможность присоединения внерегиональных государств, в настоящее время являются Китай и Индия (2003 г.), а статус партнера АСЕАН в рамках регионального диалога получили США, Япония, Австралия, Новая Зеландия, Канада, Европейский Союз, Республика Корея, Индия и Китай. Россия также является участницей Договора о дружбе и сотрудничестве в Юго-Восточной Азии (Балийский договор 1967 г.). Таким образом, страны АСЕАН вышли за рамки регионального объединения, подтверждая преимущества диалоговых механизмов для обеспечения бесконфликтного развития не только в региональном, но и межрегиональном формате сотрудничества.

В утвержденной Президентом России 12 февраля 2013 г. Концепции внешней политики Российской Федерации АТР выделен в числе региональных приоритетов: «Возрастающее значение приобретает укрепление позиции России в Азиатско-Тихоокеанском регионе, что обусловлено принадлежностью нашей страны к этому самому динамично развивающемуся геополитическому пространству, куда последовательно смещается центр тяжести мировой экономики и политики. Россия заинтересована в активном участии в интеграционных процессах в Азиатско-Тихоокеанском регионе, использовании его возможностей при реализации программ экономического подъема Сибири и Дальнего Востока, в создании в Азиатско-Тихоокеанском регионе транспарентной и равноправной архитектуры безопасности и сотрудничества на коллективных началах»472.

В геополитическом пространстве АТР динамично развивающимся центром влияния является Китай. В цивилизационном измерении эта страна один из ярких исторических примеров развития государственности на основе своеобразной духовной и культурной идентичности, которая занимает прочное место среди новых мировых центров влияния в современном мире.

Е.П. Бажанов и Н.Е. Бажанова выделяют, такие преимущества Поднебесной, как колоссальное население, присоединение к КНР в 1990-х годах «малых азиатских драконов» Гонконга и Макао;

все более тесная экономическая привязка к материковому Китаю преуспевающего Тайваня и многочисленной диаспоры в различных районах земного шара;

беспрецедентные традиции государственности и лидерства (Китай существует четыре тысячи лет и из них более трех тысяч лет доминировал над окружающими народами)473.

Уникальность Китая и его растущий экономический потенциал обусловлены неповторимым сочетанием ресурсов и возможностей, включая Концепция внешней политики РФ. Утверждена Президентом Российской Федерации В.В.Путиным февраля 2013 г.

Бажанов Е.П., Бажанова Н.Е. Куда идет человечество? О тенденциях международных отношений в XXI веке. М.: Восток-Запад, 2009.

размеры населения, значительные масштабы экономики, высокие темпы освоения новейших технологий, нарастающее ускорение научно-технического прогресса, упорство государства и общества в достижении поставленных целей)474.

История страны - единственный в своем роде пример более или менее непрерывного развития государства-цивилизации на протяжении четырех тысячелетий. «Китайцы (ханьцы) составляют 94 % общей численности населения при сравнительно небольшом удельном весе народов других национальностей, среди которых уйгуры, монголы, тибетцы, маньчжуры, корейцы и группа народов, говорящих на тайских языках»475.

Китай -страна, сохраняющая ценности и менталитет традиционной китайской цивилизации, где зародились две философские концепции изоляционизм и открытость к внешнему миру. В Древнем Китае в период VII-VI вв. до н. э. возникло учение одного из известных последователей Конфуция- Мэнцзы, основу которого составляет идея этноцентризма:

противопоставления Поднебесной окружающему «варварскому» миру.

Философские подходы, исходящие из теория собственного цивилизационного превосходства в средние века была взята на вооружение официальной китайской идеологией.

Другое философское направление, противостоящее конфуцианству, представляет учение легизма, обосновавшее политику открытости к внешнему миру, для достижения выгодных государству интересов. Многие исследователи объясняют стойкость китайской цивилизации идеологическим особенностями конфуцианства, которое прививало людям такие морально этические нормы, как поклонение предкам, следование традициям, почтительность к родителям, привязанность к семье и общине, уважение к Акаев А.А. О грядущих геополитических переменах(взгляд на геополитику с позиций теории Кондратьева о циклах..Дипломатический ежегодник - 2008. Сборник статей \Коллектив авторов. - М.:

Восток-Запад, 2009. С. Дергачев В. Китайская империя. http://www.dergachev.ru/Landscapes-of-life/Imperial-geopolitics/03.html государству и властям, терпимость к другим религиям и взглядам, приверженность принципам «золотой середины» и гармонии, скромность, трудолюбие, смиренность, аллергия к экстремизму476.

Известные культурные памятники - Великая Китайская стена и Великий шелковый путь в определенной степени являются символами цивилизационной геополитики Китая: ее открытости внешнему миру и одновременно ее закрытости в целях защиты китайских традиций.

В начале ХХ века была разрушена конфуцианская империя, образовалось маоистское государство. Е.П. Бажанов отмечает важность того, что у китайцев после во многом неудачного ХХ столетия, когда иностранные державы зачастую оказывали давление на Срединную империю, вновь проснулся инстинкт величия и появилась непоколебимая уверенность в своих силах477.

Обсуждение проблемы противостояния в глобальном мире различных цивилизаций, в первую очередь христианской и мусульманской, вызывает необходимость оценки все возрастающего влияния Китая. Будет ли стратегия Китая направлена на обеспечение мира и стабильности, либо его внешняя политика может усилить напряженность межцивилизационной конкуренции в мире.

Стремительное экономическое развитие Китая расширяет его возможности в плане применения военной силы. Так, З. Бжезинский прогнозирует, что «этот экономический импульс позволит Китаю приобрести военную мощь такого уровня, что он станет угрозой для всех своих соседей, возможно даже и для более удаленных географически противников осуществления чаяний Китая. Еще более укрепив свои позиции благодаря присоединению Гонконга и Макао и, возможно в конечном счете, благодаря. Бажанов Е.П., Бажанова Н.Е Куда идет человечество? О тенденциях международных отношений в XXI веке.. С. 9.

Там же..С. 48.

политическому подчинению Тайваня, Великий Китай превратится не только в господствующее государство Дальнего Востока, но и в мировую державу первого ранга»478.

Цивилизационная устойчивость Китая, проверенная историческим опытом, служит основой активизации усилий для достижения лидерства в мире. Исследователи обращают внимание на то, что в средствах массовой информации утверждается, что Китай - это та сила, которая помогла третьему миру «встать во весь рост и бросить вызов богатым странам», что «в XXI столетии центр тяжести человечества переместится в Азию, где будет возвышаться исполинский Китай»479. В китайской научной среде вновь усилилась пропаганда идей конфуцианства как единственно верного учения не только для Китая, но и других стран. Несмотря на длительный и сложный путь эволюции китайской цивилизации философские ценности, сформировавшиеся в Древнем Китае, оказывают свое влияние на высокие темпы развития китайской цивилизации на современном этапе.

Страна расположена в геополитическом пространстве на Востоке Евро-Азии, где граничат территории таких крупных государств, как Россия, Индия и Пакистан. По мнению В.Л. Цымбурского, в этом регионе, межгосударственные отношения наиболее сближены с межцивилизационными480.

Рассматривая перспективы Китая как одного из ключевых «полюсов»

нового мирового порядка, необходимо более подробно рассмотреть вопросы отношений России и Китая в контексте влияния межцивилизационных контактов двух сопредельных государств. Наиболее важными зонами Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его стратегические императивы. - М., 1999. С. 191.

Бажанов Е.П., Бажанова Н.Е Куда идет человечество? О тенденциях международных отношений в XXI веке. С. 50.

Цивилизационная «модель» международных отношений и ее импликации. Научная дискуссия в редакции «Полиса» по теме статьи Сэмюэла Хантингтона "Столкновение цивилизаций?». Журнал «Полис», 1995 г., №1 http://www.archipelag.ru/geopolitics/stolknovenie/clash2/ взаимодействия этнокультурного, религиозного общения являются дальневосточные и южно-сибирские регионы России. В истории российской политической и правовой мысли были разные подходы к цивилизационным аспектам отношений двух государств. Так в научных взглядах выдающихся русских мыслителей Н.Я. Данилевского481, А.С. Хомякова482, отличающихся критикой превосходства европейской цивилизации можно выделить положения о необходимости более углубленного изучения восточных цивилизаций, включая, китайскую в контексте перспективы развития человеческого сообщества. О возможности и желательности для России союза с Китаем в то время писали многие авторы, видя в нем существенный фактор укрепления позиций России в мире и ее геополитического положения.

Известный русский ученый Д.И. Менделеев полагал, что союз России с Китаем может стать хорошей гарантией мирного прогресса этих стран483..

Опыт межцивилизационного взаимодействия двух стран складывался на протяжении длительного исторического пути. По мнению историков, начальный этап возникновения отношений относится к периоду на рубеже XVI—XVII веков. В целом более чем 300-летний отрезок исторического времени свидетельствует об определенной модификации взаимодействующих цивилизаций, что во многом меняло характер связей России и Китая. В период возникновения взаимоотношений двух империй территориально они были отделены географическим пространством, населенными другими народами.

Китайская политическая культура, в основе которой лежат китаецентристские представления об окружающем мире, направлена на развитие международных связей строго по вертикали - от высшего к низшему.

Русские дипломаты пытались использовать длительный опыт общения с Данилевский Н.Я. Россия и Европа. - М.: Книга, 1991.

Хомяков А.С. «Семирамида» // Хомяков А.С. Соч.: В 2 т. Т. 1. М., 1994. С. 15–446.

См.: Фурсенко А.А. Д.И. Менделеев о событиях в Китае 1900 г. // Всемирная история и Восток. М., 1989. С. 251–256.

мусульманским миром в XVII—XVIII в.в, в отношении Китая.

Этнокультурные особенности и своеобразие двух цивилизаций проявлялись во всех сферах взаимодействия государств: религиозной, политической, экономической и культурной.

После захвата в середине XVII века Китая завоевателями маньчжурами, которые создали на его основе мощную многонациональную азиатскую деспотию - империю Цин. Маньчжурские правители Китая продолжили традиции, выработанные китайской цивилизацией при развитии международных связей с «варварами четырех сторон света». Несмотря на активные стремления России в установлении добрососедских отношений, преодолеть приемы иерархии в международных связях империи Цин было непросто. Так, например, за сношения с Россией отвечало китайское ведомство по управлению вассалами, которое одновременно заведовало делами по управлению Монголией и мусульманскими княжествами в Западном Китае. Соответственно нормам общения с этими странами оформлялась и переписка между Россией и Китаем. В царствование Екатерины II «листы», приходившие из Китая, содержали столько грубостей, что Сенат принял специальное постановление не отвечать на них. В большинстве случаев русская сторона стремилась не замечать эти «мелочи»

ради сохранения добрососедских отношений и поддержания торговли484.

Китай имел в этот период уже тысячелетнюю религиозную и культурную традиции. В то же время следует отметить формационное сходство с русским государством. Известный правовед Ф. Мартене пришел к выводу, что «текст или слова трактатов обыкновенно понимались совершенно одинаково как Россией, так и Китаем, исключая случаи ошибок в переводе. Но дух этих международных актов был понимаем различно двумя правительствами по той простой причине, что их нравственные и. Сборник докладов конференции Института Дальнего Востока РАН и Китайского института современных международных отношений. М., 1994 http://asiapacific.narod.ru/countries/china/russia_china_civilization.html юридические понятия о международных отношениях были существенно противоположны»485.

Отношения с Россией не рассматривались в качестве исключения из китаецентристской модели мира в международных отношениях, которая определялась вертикальной структурой связей. России было предложено «вносить дань» и признать верховенство китайского императора над «чахан ханом» - «белым ханом», как именовали в Пекине русских царей.

Сближение между Россией и Китаем в середине XIX века после поражения империи в борьбе с западными державами - Англией, Францией, США привело к заключению ряда договоров, направленных на решение приграничных вопросов. Так, например, Айгуньский договор, зафиксировавший русско-китайскую границу по реке Амур (1858 г.), Санкт Петербургский договор 1881 года и другие. В 1896 году был подписан Союзный договор, который предусматривал совместные военные действия в случае нападения Японии на любую из сторон. Договор также предоставил России право на постройку железнодорожной магистрали через территорию Маньчжурии.

В современный период потребности экономического развития России и Китая дополняются важной составляющей религиозного, межцивилизационного взаимопонимания и взаимодействия. Пекинская Декларация (декабрь 1992 года) сформулировала основные принципы взаимоотношений двух соседних великих государств. Российско-китайские отношения развиваются в направлении укрепления правовых основ и создания эффективной институциональной основы двустороннего взаимодействия, активными связями на всех уровнях.

Российско-китайские отношения включают в себя комплекс вопросов, охватывающих сферу политики, экономики, науки и техники, культуры, Сборник докладов конференции Института Дальнего Востока РАН и Китайского института современных международных отношений..

образования, а также в целом укрепления стабильности во всем Азиатско Тихоокеанском регионе и в мире. Основные принципы российско-китайских отношений, главные направления и сферы двустороннего сотрудничества отражены в Договоре о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой, подписанном июля 2001 г. в Москве. Практически во всех областях сотрудничества имеются межправительственные и межведомственные соглашения.

Контакты между главами государств России и Китая приобрели интенсивный характер: встречи проводятся не менее трех раз в год (официальные визиты, двусторонние контакты в рамках саммитов Шанхайской организации сотрудничества и АТЭС. Прочные китайско российские отношения становятся важным фактором сохранения международного мира и стабильности, тесное стратегическое партнерство отвечает долгосрочным интересам обеих стран и народов.

Одним из важных событий в двусторонних отношениях стало завершение процедуры ратификации в России и Китае подписанного в октябре прошлого года российско-китайского Дополнительного соглашения о государственной границе на ее Восточном участке, которое окончательно определило прохождение линии совместной границы на всем ее протяжении (2 июня 2005 г. во Владивостоке министры иностранных дел обменялись ратификационными грамотами). Проблема, которая была потенциальным раздражителем в двусторонних отношениях и не решалась более 40 лет, сейчас урегулирована на компромиссной основе.

Одновременно с процессами развития межгосударственных российско-китайских отношений происходило тесное взаимодействие двух народов, ознакомление с их культурными достижениями, духовными ценностями, характеризующими цивилизационную принадлежность.

Китайское государство - это крупнейшая из сопредельных восточноазиатских цивилизаций: его северные рубежи, как и дальневосточные и южносибирские районы России, являются пограничными зонами религиозного, межцивилизационного общения.

Одним из важных вопросов двустороннего сотрудничества является китайская миграция как на региональном, так и на межгосударственном уровнях. Китайская диаспора является одной из самых влиятельных в мире.

На территории России появилось значительное количество китайских граждан, большинство из которых представители мелкого бизнеса, а порой даже и криминальные элементы. Проблема китайских мигрантов на территории российского Дальнего Востока представляет интерес в качестве самостоятельной темы исследования. В контексте настоящей работы следует отметить влияние китайской диаспоры на социально-экономические процессы в регионе, создание моделей конструктивных межцивилизационных отношений.

В жизни Дальневосточного региона России на различных этапах его развития - в составе Российской империи, в годы революционных преобразований и строительства социализма – участвовало довольно многочисленное население сопредельного Китая, китайские мигранты активно взаимодействовали с русским населением на уровне «народной дипломатии»;

шло тесное межцивилизационное сближение и соприкосновение двух культур.

Несмотря на проблемные аспекты сотруничества, российско-китайские отношения находятся в непрерывном развитии, представляя позитивный опыт межцивилизационного диалога. В Совместной Декларации Российской Федерации и Китайской Народной Республики «О международном порядке в XXI веке» указано, что «многообразие культур и цивилизаций в мире должно стать основой для их взаимообогащения, а не для конфликтов. Не «столкновение цивилизаций», но необходимость глобального сотрудничества - вот определяющее требование мира в современных условиях.

Следует уважать и оберегать многообразие мировых цивилизаций и моделей развития. Различия в историческом наследии всех стран, их культурных традициях, общественно-политическом устройстве, системах ценностей и путях развития не должны становиться предлогом для вмешательства во внутренние дела другого государства.

Необходимо на основе взаимного уважения и терпимости вести межцивилизационный диалог и обмен опытом, взаимно обогащать и дополнять друг друга во имя совместного продвижения по пути прогресса.

Необходимо усилить роль гуманитарных обменов для формирования дружественного доверительного характера взаимоотношений между государствами... Формируемые Россией и Китаем межгосударственные отношения нового типа вносят весомый вклад в становление нового международного порядка.

Практика российско-китайских отношений подтверждает жизнеспособность изложенных в настоящей Декларации принципов и свидетельствует о том, что на их основе можно эффективно развивать отношения добрососедства, дружбы и сотрудничества, а также разрешать различные проблемы»486. Геополитические особенности двух стран таковы, что плодотворный российско-китайский межцивилизационный диалог во многом влияет на позиции этих крупных мировых государств, как в региональном формате, так и в целом в мировой политике. Анализ возможных сценариев их взаимоотношений невозможен без достаточно четкого осознания долгосрочных перспектив тех внешнеполитических процессов, истоки которых формируются в наши дни487.

Толерантная политика Китая в развитии межцивилизационных диалоговых механизмов проявляется и в диалоге китайской и арабской цивилизаций. Одним из таких диалоговых форматов является Форум сотрудничества «Китай - Арабские страны», в рамках которого обсуждаются http://www.russia.org.cn/rus/2827/31292956.html Сборник докладов конференции Института Дальнего Востока РАН и Китайского института современных международных отношений. М., 1994.

наряду с торгово-экономическими, и вопросы развития культурных контактов между Китаем и арабскими странами, роль китайской и арабской цивилизаций в условиях нарастающей глобализации.

Так, например, в рамках Форума в декабре 2007 г. в столице Королевства Саудовская Аравия Эр-Рияде проходил 2-й симпозиум специально посвященный вопросам активизации межцивилизационного диалога Китая и Арабского Востока488. На его открытии глава китайской делегации подчеркнул, что межцивилизационный диалог служит упрочению дружественных отношений между Китаем и арабскими странами и обеспечению мира и стабильности в регионе Среднего Востока. «Китай неизменно проводит независимую и самостоятельную внешнюю политику, выступает за мир и гармонию в дипломатических отношениях, стремится вместе с арабскими государствами строить гармоничный мир, в котором всегда будут мир и всеобщее процветание»489.

А.Д. Воскресенский подчеркивает, что «можно спорить о величине асимметричности сегодняшней системы международных отношений, о той доле влияния, которой обладает сегодня или будет обладать завтра единственная сверхдержава -США, но при этом постепенно аксиоматичным становится понимание того, что путь, скорость и направление развития Китая, мировидение этой страны в значительной степени структурируют состояние международных отношений в «азиатской половине мира», особенно в Северо Восточной и Юго-Восточной Азии»490.

В научном докладе: «Россия-Китай и США-Китай: отношения нового типа», подготовленном Институтом мировой экономики и международных отношений Российской академии наук, отмечается, что «главная стратегическая проблема, которую Китай должен решить «на пути в мировые http://www.infoshos.ru/ru/?idn= http://www.infoshos.ru/ru/?idn= Воскресенский А.Д. Россия и Китай: сотрудничество в условиях глобализации. - М.: Аспект Пресс, 2005.

С. 72.

лидеры», это преодоление дисбаланса между экономическим и политическим «международным имиджем» Китая. Экономически Запад воспринимает Китай как «своего» рыночного партнера и одновременно конкурента, но конкурента, играющего, в основном, по рыночным правилам. Политически же Китай – «чужой», не демократический, находящейся под монополией власти Компартии. Дисбаланс объективно ограничивает рамки сотрудничества Китая с Западом»491.

Несмотря на то, что китайская внешняя политика претерпевает определенные изменения, ее концептуальное ядро, основанное на традиционных ценностях китайской цивилизации, остается неизменным.

Амбициозность сторонников конфуцианских идей в китайской научной среде проявляется и в том, что проводится мысль о необходимости этой древней идеологии не только Китаю, но и другим странам, всему человечеству для спасения человечества от технизации и моральной деградации, войн, религиозно-этнических конфликтов492.

Культурно-цивилизационные факторы, наряду с экономическими и политическими, определяют и процесс укрепления позиций еще одной крупной страны в Южно-Азиатском регионе-Индии. Особенности индийской цивилизации, ее единство и многообразие обоснованно привлекают внимание исследователей в силу сочетания множества региональных, религиозных, социальных, кастовых, этнических различий с ценностно-духовным единством.

Концепция социо-культурного единства индийской цивилизации рассматривается в частности, в работах таких зарубежных ученых, как М.Сринивас, М. Сингера. Концепция Сриниваса основана на унифицирующем значении индуизма, в то время как Сингер рассматривает единую структуру индийской цивилизации, основанную на взаимодействии между различными imemo.ru›Публикации›2010/10044.pdf Бажанов Е.П. Бажанова Н.Е. Мир и война. Peace and War. - М.: Восток-Запад, 2011. С.139.

группами и уровнями, которое создает неразрывную сеть отношений. Эта структура обеспечивает единую ткань культуры, создающую культурную сопричастность города и деревни, различных этнических групп, социальных слоев, территорий.

Единство индийской культуры заключено, по мнению Сингера, «в той непрерывной сети, которая образуется такими средствами, как песня, танец, представление, скульптура и живопись, религиозные повествования и ритуалы - всем тем, что соединяют обряды и верования населения деревни и города, одной области и другой, образованного и необразованного»493.

Культурное и религиозное многообразие современной Индии формировалось на протяжении многовековой истории развития индийской цивилизации. Одной из первых древних мировых цивилизаций считается Хараппская ( протоиндийская), которая существовала в долине реки Инд примерно между 3100 и 1700 гг. до н.э..несмотря на то, что она впоследствии исчезла безвозвратно, оставила следы в последующей культурной истории различных народов Индостана. Позже, начиная с середины II тысячелетия до н.э., происходит формирование индоарийской культуры, зарождение индуизма и формирование кастовой системы.

Важной вехой истории цивилизационного развития был этап, связанный с мусульманским завоеванием Индии. Во времена существования Делийского Султаната Дели стал крупным центром исламской цивилизации.

С XVI в. в Индии установилось господство династии Великих Моголов, на территории которого происходило смешение элементов персидских и тюркских культур. Не менее значительный след в индийской цивилизации оставил длительный период Британской колонизации, продолжавшийся с Кузнецова Т.Ф. Культурология. история мировой культуры. М.: Издательский центр «Академия», 2003.

С.114.

середины XVIII в. по 1947 г., год объявления независимости Индии также оказали серьезное влияние на развитие политической структуры, технологической культуры, науки. Возникновение суверенной Республики Индия произошло в результате принятия в 1947 г. Акта (Закона) Британского парламента494.

Итогом длительного и сложного исторического пути является необычайное разнообразие этнического состава населения современной Индии. Многообразие индийской культуры проявляется также и в религиозной сфере. В Индии, больше чем в любой другой стране и среди других народов, религии принадлежит центральная роль, которая формирует важный атрибут принадлежности к индийской культуре. Наряду с основной автохтонной религией - индуизмом, в Индии распространен также ислам, христианство, сикхизм, джайнизм, буддизм и зороастризм, а также различные племенные культы. Индуизм, включающий множество разных обычаев, духовных направлений, верований о Боге и богах - это особый культурный феномен. Большинство индуистов в мире проживает в Индии.

Индуизм, одна из наиболее старых религиозных систем, учит терпимости к другим путям и верам, признавая, что к Богу можно прийти разными дорогами495. Религиозный плюрализм, веротерпимость - отличительная черта индийской цивилизации.

Республика Индия после периода, длившегося два с половиной столетия иностранных захватов, колониализма, развивается на современном этапе как независимое демократическое федеративное государство. В 1947 г. свое независимое существование Индия начала с представления о себе как о N. S. Jagannathan, The Book Review Journal (Delhi, September 1997.

Кевин О, Доннел, Религии мира. Энциклопедия.: «Inside World Religions» By Kelvin O. Donnel, 2006, Lion Hundson, Oxford, England. Перевод с английского ООО «Книжный клуб «Клуб семейного досуга», г.Белгород, 2007, 2008. С. 19.

сверхдержаве»496.

«моральной Она добилась независимости преимущественно мирными средствами.

Индийская федерация на протяжении всего периода истории независимости проходит сложные этапы развития в качестве единого государства. Проблемы этнических и межрегиональных конфликтов, сепаратизма, которые нередко приводят к напряженным кровавым столкновениям, подрывающим политическую стабильность государства. В то же время известен исторический факт, когда в 1947г. после обретения страной независимости, на ее территории возникло мусульманское государство Пакистан. Проблема сосуществования приверженцев двух основных религий Индии - индуизма и ислама в результате привела к вооруженному столкновению и созданию самостоятельного государства индийских мусульман. До настоящего времени проблема Кашмира остается очагом напряженности между Индией и Пакистаном.

Проблеме национального согласия как важного условия решения основных политических и социальных проблем в Индии уделяется ключевое внимание во внутренней политике страны. Исследователи, рассматривая внутригосударственные национальные процессы, что «общецивилизационная идея, которая становится общенациональной по мере превращения Индии в современную нацию-государство, ориентирует на превращение страны в великую мировую державу»497. Национальное согласие в Индии как неотъемлемая часть национальной традиции и культуры и важное условие сохранения индийских цивилизационных ценностей и норм. Для Индии внутренние аспекты обеспечения национальной безопасности до настоящего времени имеют важное значение для повышения влияния на региональном уровне, укрепления авторитета в мире и признания Льюис Э. Без оглядки на богов. Взлет современной Индии.- М.: ИРИСЭН, 2010. С. 274.

Лунеев С. Внешняя политика Индии и воздействие на нее внутренних факторов // Вестник МГИМО. № 1(10),. Там же.

статуса великой державы. Э. Льюис, анализируя быстрый рост веса и влияния Индии в мировой политической, экономической и финансовой системе, выделяет ряд следующих важных аспектов499. В 1991 г. Индия резко сменила курс экономической политики, отказавшись от установленной после обретения независимости жесткой системы контроля и разрешений, известной как «License Raj» («владычество лицензий»). Это положило начало экономическому подъему Индии. Страна постепенно захватывает все большую долю рынка программного обеспечения США и Европы и начинает развивать обрабатывающую промышленность, способную конкурировать на мировых рынках. В Индии ведутся публичные дебаты о том, когда начнется производство собственных межконтинентальных ракет с ядерными боеголовками. Похоже, что главная индийская фигура на геополитической шахматной доске - ее растущий ядерный арсенал. Указанные факты имеют немаловажное значение для укрепления доминирующих позиций Индии в региональном пространстве Южной Азии.

Геостратегическое положение стран Южной Азии отличается большим своеобразием: в центре - Индия, а остальные государства расположены по краям субконтинента. Только Индия имеет со всеми другими странами региона общую сухопутную или морскую границу. Геополитические реалии играют огромную роль для системы межгосударственных отношений в регионе501. Государства, расположенные в Южной Азии, имеют общие культурно-цивилизационные ценности, в прошлом страны Южной Азии были колониями или полуколониями Великобритании. Индия придает большое значение развитию отношений со странами региона с учетом собственной национальной безопасности, а также с целью укрепления своей роли в мировом сообществе.

. Льюис Э.Указ соч. С. 20.

Льюис Э. Указ.соч.С. Торкунов А.В. Современные международные отношения. / Под. ред. А.В. Торкунова. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1999. С. 453.

Объединяющей силой цивилизационной идентичности Индии служит, прежде всего, сама культура. Несмотря на разнообразие языков и религий, социальных групп и жизненных укладов, у индийского народа существует единая система ценностей, основанных на древних культурных основах.

Как утверждает индийский философ Шри Ауробиндо Гхош:

«Индийская центральная концепция заключается в идее Вечности и Духа… вовлеченная и заключенная в духовную и материальную базу посредством перерождения индивидума… до тех пор, пока в мыслящем человеке она вступает в мир идей и чувство осознанной морали, Дхарму. Социальная система Индии строится на этой концепции;

ее философия формирует ее;

ее религия есть устремление к духовному сознанию и его достижениям;

ее искусство и литература имеет тот же самый устремленный ввысь взгляд;

идея Дхармы, или закона бытия, основана на этом. Именно подобное обоснование жизни на этой возвышенной концепции и ее устремление к духовному и вечному и составляет особую ценность индийской цивилизации»502.Духовное единство важная составляющая традиционных ценностей индийского общества.

В современный период разногласия между Индией и Пакистаном представляют основной очаг нестабильности в южно-азиатском регионе, несмотря на сходство цивилизационной идентичности. Проблема обретения обоими государствами ядерного оружия и средств его доставки справедливо вызывает обеспокоенность общественности в регионе и за его пределами.

А.Дугин выделил несколько основных причин двустороннего конфликта.

«Во-первых, этот конфликт находится в контексте распада двухполюсной системы идеологических блоков. Во-вторых, это конфликт между двумя государствами-нациями, которые в процессе своего становления пытаются усилить гомогенность своих обществ. В-третьих, здесь возникают трения http://www.indianembassy.ru/docs-htm/ru/ru_13_01_t001_01.htm между исламскими и индусскими цивилизационными анклавами. В четвертых, США сегодня стремятся установить свою собственную модель контроля в планетарном масштабе, когда государством-нацией становится весь мир. Стираются границы и традиционных полярных систем при доминации западной, стираются границы революционных противоречий, стираются и государства-нации». С. Хантингтон определяет Азию как «котел» цивилизаций, и в числе стержневых стран он выделяет в Южной Азии - Индию. В отношении конфликта между Индией и Пакистаном он прогнозирует его дальнейшее обострение, рассматривая конфессиональные аспекты сотрудничества Пакистана с мусульманскими странами для противостояния Индии. «Китай активно участвует в южно-азиатской политике – указывает С. Хантингтон - И, по всей видимости, будет и дальше проводить этот курс: поддерживать тесные отношения с Пакистаном, укреплять пакистанский военный потенциал, как ядерный, так и обычный, обхаживать Мьянму, оказывая ей экономическую помощь и военное содействие и поддерживая инвестициями, а одновременно обзаводясь там военно-морскими базами. В настоящее время китайская мощь нарастает;

мощь Индии может существенно возрасти в начале двадцать первого века»504.

Китай и Индия - две крупные державы, одновременно являющиеся крупными цивилизационными центрами в мире, играют ведущую роль в азиатском геополитическом пространстве. Европейские государства и США так долго занимавшие господствующие позиции в мировых делах, изумлены недавно начавшимся подъемом Китая и Индии, и это неудивительно, пишет журнал «Foreign Policy». Быстрый экономический подъем эти двух великих стран Азии существенно влияет на правила игры для всех ее участников505.

http://nvo.ng.ru/concepts/2002-08-30/4_conflict.html Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. - М.: АСТ: АСТ МОСКВА, 2007. С. 331.

«Foreign Policy», США. 2010-07-18. 14:35 http://kprf.ru/international/81038.html В контексте оценки цивилизационных аспектов развития государств Азиатско-Тихоокеанского региона, необходимо выделить позиции Японии, территория которой сравнительно небольшая по сравнению с континентальными странами. Традиции и особенности социо - культурной идентичности японской нации формировались в географической близости с китайской цивилизацией. Ее цивилизационная особенность проявляется в особенностях религиозной культуры, эстетических нормах, патриархальности семейного уклада, «групповой психологии» нации. «Путь чая», с его идеей равенства и ориентацией на демократические по своему происхождению идеалы, способствовал приспособлению японского общества к меняющейся исторической ситуации, его социальной перестройке506.

Современное японское государство, обладая значительными финансовыми ресурсами, направляет крупные объемы ассигнований на национальную оборону, оснащение вооруженных сил, содержание армии.

Внешнеполитическая стратегия Японии направлена на участие в международных и региональных интеграционных объединениях: ВТО, «Группа восьми», ОЭСР, МВФ/МБРР, АПЕК, АСЕАН.

Современная Япония -пример динамично изменяющейся цивилизации под влиянием научно-технической революции и углубляющейся глобализации. Восточная Страна восходящего солнца, используя западные технологии для развития отечественной экономики, моделей образования, не стала частью европейской цивилизации Запада. Укрепление экономических позиций страны является основой для появления определенных тенденций, отражающих отчуждение от основ европейской цивилизации. Несмотря на тесное взаимодействие с западными странами в экономическом, политическом, научном плане, Страна восходящего солнца прочно сохраняет основы собственной цивилизационной идентичности.

Дергачев В.А., Вардомский Л.Б. Регионоведение. С. 119.

Современная регионализация сотрудничества на постсоветском пространстве создает политические и экономические предпосылки для формирования влиятельного, конкурентоспособного «центра силы». В контексте объединительного императива, наряду с политическими и экономическими устремлениями, представляется важным рассматривать межцивилизационные основы единого постсоветского пространства новых суверенных государств. В процессах совместного решения ключевых политических и социально-экономических проблем этих государств России принадлежит активная роль. Принципы взаимодействия в целях совместного развития в новых интеграционных условиях между государствами, имеющими почти семидесятилетний опыт исторического прошлого в составе единого государства, предполагают новые мировоззренческие основы для скоординированного действия и создания общего политического и экономического потенциала для успешного и равноправного сотрудничества с другими мировыми центрами сил.

В результате распада СССР произошла политическая дезинтеграция, которая в процессе становления и развития собственной государственности новых стран, впоследствии дополнилась экономической дезинтеграцией. С момента создания СНГ вопросы о его роли в контексте перспектив интеграционных процессов являются предметом оживленных дискуссий.

Рассмотрим место культурно-цивилизационных характеристик в развитии процессов на постсоветском пространстве. Цивилизационное измеренние вопросов идентичности как комплексного явления позволяет оценить степень прочности этих факторов в условиях новой исторической фазы развития постсоветского общества. Какова степень влияния устоявшейся цивилизационной самобытности и связанных с ней культурных, ментальных моделей поведения, мышления, стереотипов мировоззренческого восприятия.

Несмотря на культурно-цивилизационную дифференциацию и тенденции политизации этничности в клановых интересах в ряде стран постсоветского пространства, опыт их развития в более чем двадцатилетний период после распада СССР показывает преимущества пути углубления их сотрудничества. На пространстве СНГ за этот период был создан целый ряд объединений новых государств: Союзное государство Россия-Белоруссия, Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), в которое входят Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия и Таджикистан, ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдавия), Центрально - азиатское сотрудничество (ЦАС), объединяющее Казахстан, Киргизию, Таджикистан, Узбекистан и Россия. Кроме того, сформировалась военно-политическая Организация договора коллективной безопасности (ОДКБ).

Следует также отметить проект «Восточного партнерства»

Европейского Союза, который на настоящий момент выполняет скорее роль потенциального инструмента сближения стран постсоветского пространства и ЕС. Несмотря на то, что большинство европейских аналитиков сходятся во мнении, что развитие Восточного партнерства застопорилось из-за недостатка финансирования вследствие экономического кризиса, поразившего Европейский Союз и сами страны-члены Восточного партнерства, представляется, что причины возникших сложностей требуют более комплексного и глубокого осмысления проблем европеизации региона Восточного партнерства.

Укрепление позиции России как одного из ключевых игроков в мировой политике связано с расширением зоны влияния на постсоветском пространстве, стратегически значимым для страны. Цивилизационная компонента во взаимоотношениях с государствами-участниками СНГ представляет значительный ресурс для интеграционных процессов.

Ускоренные процессы глобализации требуют переоценки роли межцивилизационного взаимодействия в стремительно меняющемся мире.

Целостный взгляд на узловые проблемы регионального развития постсоветского пространства приводит к выводу о необходимости закрепления общих ценностных основ в сотрудничестве этих стран, совершенствование диалоговых форматов как практики внешнеполитического поведения.

Современные проблемы политической стабильности как на региональном уровне, выявляют фактор культурно-цивилизационной адаптивности внешней политики государств к современным глобальным тенденциям в системе международных отношений. В этой связи поиск «общего ценностного знаменателя» является одним из ключевых направлений в международном сотрудничестве государств. В этой связи стоит обратиться к примеру интеграционного строительства на евразийском пространстве. Договор о создании Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) был подписан 10 октября 2000 г. в Астане президентами Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана. В результате успешного сотрудничества государств по реализации многих задач в различных сферах, за прошедший период сформировался «интеграционный вектор многостороннего взаимодействия постсоветских государств на долгосрочную перспективу»507. С 1 января 2010 года начал работу Таможенный союз Беларуси, Казахстана и России, который с 1 июля года действует в полноформатном международном статусе. Сообщество также занимается вопросами регулирования трудовой миграции и социально гуманитарной сферы, координацией действий по основным международным вопросам. Основная цель – «формирование Евразийского экономического союза, который сможет на равных конкурировать и сотрудничать с остальными полюсами современного многополярного мира»508.

В 2010 г. был сделан качественный рывок в интеграции – всего за один год разработан и подписан главами государств пакет основных соглашений, формирующих Единое экономическое пространство (ЕЭП). 18 ноября Мансуров Т. Генеральный секретарь ЕврАзЭС. http://www.evrazes.com/about/evrazestoday Там же.

г. в Москве президентами России, Беларуси и Казахстана этих стран был подписан Договор о Евразийской экономической комиссии, а также принята Декларация о евразийской экономической интеграции, провозглашающей создание к 1 января 2015 г. Евразийского экономического союза, который призван определять будущее участвующих стран и стать моделью сильного наднационального объединения, строящегося на универсальных интеграционных принципах как неотъемлемая часть общеевропейского дома, сыграть роль эффективной связки между европейским пространством и АТР.

Было согласовано создание Евразийской экономической комиссии, которая впервые в постсоветской истории призвана стать наднациональным, нейтральным по отношению к государствам-участникам органом Единого экономического пространства (ЕЭП)509. Предполагается, что механизм принятия решений в рамках ЕЭК исключает доминирование какого-либо государства и подразумевает два уровня - Совет комиссии и Коллегию комиссии. Совет в составе вице-премьеров будет осуществлять общее регулирование интеграционными процессами в ТС и ЕЭП. Коллегия станет основным рабочим органом, куда все страны делегируют своих представителей в статусе международных независимых чиновников. Он будет осуществлять выработку предложений в сфере дальнейшей интеграции в рамках ТС и ЕЭП.

Вышестоящим органом для ЕЭК является Высший Евразийский экономический совет, который будет собираться на уровне глав правительств и глав государств. ЕЭК будет руководствоваться его решениями и может быть наделен им правом подписывать международные договоры и образовывать свои представительства в третьих странах, а также при международных организациях.

Основные внешнеполитические события 2011 г. mid.ru Таким образом, по существу, речь идет о практических мерах по развитию и укреплению институциональных основ сотрудничества на постсоветском пространстве, отражающей политическую волю ее участников.

Этот опыт позволяет по-новому подходить к оценке перспектив будущего развития евразийского цивилизационного пространства, его внутренней обусловленности и предпосылок интеграции народов, связанных длительным историческим периодом развития в рамках единой социо - культурной общности.


Проблематика цивилизаций, их типология, классификация в эпоху становления полицентричного мира приобретает все большую актуальность.

Популяризация этой проблемы за пределами научного дискурса определяется тем, что цивилизационные исследования становятся важным инструментом анализа мировых политических процессов в условиях нового глобального развития.

Завершая рассмотрение цивилизационных аспектов модели многополярного миропорядка на примере отдельных государств и их объединений, следует подчеркнуть, что для эффективного решения узловых глобальных проблем XXI в. необходимо определение приемлемых критериев взаимодействия основных «полюсов» или «центров сил». В числе таких критериев должно быть положение о признании равноправного и взаимовыгодного партнерства мировых цивилизаций.

4.2. Концептуальные подходы к модели межцивилизационного диалога в системе современных международных отношений Современную эпоху исследователи характеризуют как переходную.

Проблемы трансформации политической картины мира, осложняются глобальными вызовами и угрозами, растущими в масштабах всей планеты к началу третьего тысячелетия. Создание новой системы происходит в условиях напряженной борьбы за лидерство в глобальном масштабе. П.А. Цыганков отмечает, что происходящие изменения делают проблематичным любой прогноз относительно содержания и формы будущих политических единиц, их взаимного расположения («конфигурации») на мировой арене510.

Рассматривая последствия глобального финансово-экономического кризиса, исследователи высказывают положения о том, что речь идет «о завершении 500-летнего периода доминирования Запада и создании новой полицентричной международной системы, отвечающей реалиям ХХI века и опирающейся на общие для всех «правила игры»511.

Масштабные изменения в различных сферах жизни человеческого сообщества наряду с положительными, выявили также е комплекс новых проблем, определяющих актуальность требует переосмысления внешнеполитических подходов к решению глобальных задач обеспечения международной безопасности и устойчивого мирового развития. «Новый порядок призван воплотить идею единства человечества и опираться на высокоразвитую систему сотрудничества всех государств на базе единых принципов и целей при уважении многообразия участников. Этот порядок Цыганков П.А. Теория международных отношений. С. 86.

Лавров С.В. «Международные отношения в зоне турбулентности – где точки опоры?» Дипломатический ежегодник за 2011 г.

будет справедливым и демократическим;

обеспечит высокий уровень управления и законности».512.

Политический, культурный и экономический плюрализм современного мира требует адекватного реалистичного взгляда на узловые проблемы современных международных отношений и разработки последовательных механизмов усиления взаимодействия государств на основе общих проблем выживания и прогресса единого человеческого общества.

Процессы глобализации определяют параллельное существование двух четко выраженных тенденций. Наличие новых глобальных проблем подталкивает человечество к объединению усилий и выработке общих решений. Независимо от этого активно развивается стремление народов к сохранению своей культурно-цивилизационной идентичности. В современном мире происходит не только возрастание числа международных и внутригосударственных политических кризисов, но меняются их формы, «приходит новое поколение значительно более опасных межцивилизационных конфликтов»513.

При этом практический мировой опыт, показывает реальную угрозу того, что международные региональные узлы напряженности как точки пересечения интересов ключевых мировых игроков в мировой политике, выявляют проблему конфликта ценностей крупнейших мировых цивилизационных общностей. Глобализационные процессы значительно повлияли на процессы взаимодействия исторически сложившихся цивилизационных общностей людей. имеющих свою национальную, религиозную, культурную, ценностную идентичность. В связи с этим нельзя не принимать во внимание вопросы эффективности действующих коммуникационных механизмов в международном формате.

Лукашук И.И. Мировой порядок XXI века // Международное публичное и частное право. 2002. N 1. С.

10.

Кременюк В.А. Современный международный конфликт: проблемы управления// международные процессы, 2008. 24 апр.

В мировой политике все большую актуальность приобретает идея диалога и партнерства цивилизаций в контексте глобальных задач обеспечения устойчивого мира. Проблемы межцивилизационного диалога в историческом процессе развития человеческого сообщества - явление не новое. Различные центры культур и цивилизаций на этапах своего формирования и развития взаимодействовали, обогащались путем взаимопроникновения духовных и материальных ценностей.

Вторая половина ХХ века стала эпохой все более интенсивно развивающихся глобальных изменений, которые чреваты возникновением серьезных социальных противоречий, приобретающих новый, невиданный ранее по масштабам характер. После завершения холодной войны «вполне зримы насилия на межцивилизационной основе, соперничают региональные организации, нарастают трения между «золотым миллиардом» и менее устроенными отрядами человечества»514.

Политическое содержание диалога в современном мире определяется широким кругом важных проблем, касающихся конкуренции цивилизаций в условиях глобализации. Различные последствия, вызванные влиянием процессов глобализации на культурно-цивилизационные общности - одна из причин противоречивых реалий современного мира, урегулирование которых требует равноправного диалога между представителями различных цивилизаций. «Все более рельефно в качестве насущной задачи практической политики обозначается необходимость недопущения межцивилизационных разломов, столкновений на межэтнической, межкультурной, межрелигиозной основе»515. Для того, чтобы диалог был результативным и успешным, он должен быть сконцентрирован на актуальных проблемах современного мирового развития. Обсуждение общих вопросов, обмен идеями, изложение Бажанов Е.П. Бажанова Н.Е. Куда идет человечество? О тенденциях международных отношений в XXI веке. С. 11.

Лавров С.В. «Международные отношения в зоне турбулентности – где точки опоры?» Дипломатический ежегодник за 2011 г..

разных позиций способствует утверждению толерантности и выработке взаимоприемлемых компромиссных решений.

Выдвижение идеи диалога цивилизаций в качестве мировоззренческой основы мирового сообщества имеет огромное значение в глобальном мире. Как показал опыт первого десятилетия XXI века, провозгласить эту идею отнюдь не означает исчерпывающего решения комплекса сложнейших глобальных проблем. Важно оценивать ресурсный потенциал диалогового формата для понимания иной культуры и признать равные права.

С точки зрения западных подходов к цели развития диалога, необходимо принятие представителями незападных цивилизационных сообществ, западных ценностей и традиций. В условиях преобразования архитектуры международных отношений в новом тысячелетии прежние стандарты вестернизации могут привести мировое сообщество к чрезвычайно опасным последствиям. Несмотря на развитие тенденций межцивилизационной конкуренции, как реального фактора современных международных отношений, одновременно развиваются и прямо противоположные процессы, отражающие взаимопроникновение, позитивный опыт заимствований в культурной, научной, технологической, социальной, экономической, политической сферах. В условиях глобализации экономическая, социо-культурная, религиозная специфика, ценностные предпочтения разных цивилизаций приобретают более сложный характер.

Агрессивные методы укоренения западных ценностей на практике приводят к их насильственному навязыванию, о чем свидетельствует негативный опыт военных операций в Афганистане, Ираке. Бывший Высокий представитель Генерального секретаря ООН по Альянсу цивилизаций Жоржи Сампайю отмечал, что «если посмотреть на мир 2009 года, мы увидим, что из 143 конфликтов 108 имели культурное измерение516. Задачей огромной важности является необходимость избежать распространения конфликтных зон и создавать новые «площадки» для развития сотрудничества между народами без ущерба их культурному разнообразию, в целях установления прочного мира и стабильности.

В условиях сложного развития современных международных отношений возникновение все новых узлов противоречий, острота вопроса о способах преодоления конфронтации между разными культурно цивилизационными общностями отвечает реальной политической обстановке в мире.

Содержание понятия цивилизационной идентичности, носителем которой является человек, связано с его мировоззрением, системой ценностей, его культурой и менталитетом. В новых глобальных условиях проблема международной безопасности требует объединения усилий государств, поскольку отвечает общим интересам всех народов мирового сообщества.

Так, например, угроза различных природных климатических катаклизмов не связана с какими-либо культурными, этническими, религиозными особенностями населения разных стран, речь идет о том, что при их предотвращении в центре внимания находится ценность человеческой жизни.

Нарастание угрозы ядерной катастрофы и других глобальных вызовов в современном мире позволяет рассматривать объективный характер перспективы сотрудничества стран и народов с целью определения единых ценностных критериев в целях сохранения единой мировой цивилизации.

И.А. Василенко подчеркивает, что обобщенную модель конфликта ценностей при взаимодействии цивилизаций можно обозначить в виде Сампайю Жоржи «Мягкая сила» - веление современности. Международная жизнь №9, Сентябрь 2010.

С.1.

следующей схемы:«взаимодействие цивилизаций – общее поле духовных проблем - общее поле ценностей - цивилизационный консенсус»517.


Представитель европейских ученых Р. Бабьер предложил концепцию метиссажа, которая означает «сочетание культурных ценностей». «Метиссаж – это объединение западных и восточных ценностей, в котором ни одна из сторон не будет ущемлена, но обе они объединятся в новое образование, которое не будет противоречить ни современности, ни традициям, но будет включать оба эти компонента. Оно не будет ни современным, ни традиционным. Метиссаж понимается как особый вид ценностей - культурной и духовной жизни»518.

В философских исследованиях отечественных и зарубежных ученых придается важное значение рассмотрению мировоззренческой функции диалога. Среди основоположников направления диалогизма в философии следует отметить известные имена: Мартин Бубер (1878-1965 г. г.), Ойген Розеншток-Хюсси (1888-1973 г. г.), Михаил Бахтин (1895- 1975 г. г.), Франц Розенцвейг ( 1886-1829 г.г.), Фердинанд Эбнер (1882-1931 г. г.) и др.

В наступившем тысячелетии проблема взаимодействия цивилизаций приобретает ключевое значение для будущего всего человечества.

Исследователи Б.Н. Кузык и Ю.В. Яковец рассматривают в качестве основных причин актуализации межцивилизационного взаимодействия:

исторический разлом, смену эпох для дальнейшей судьбы, выживания человечества. По мнению авторов, это связано со следующими процессами:

переходом от индустриальной мировой цивилизации к постиндустриальной, принципы которой еще не устоялись: старый мир антагонизирует, пытаясь приспособиться к существованию в новых условиях;

Василенко И.А. Политическая глобалистика. М., 2000.

Бабьер Р. Восемь моделей структурного метиссажа [Электронный ресурс].

URL:http://www.fp.univparis8.fr/researches/accueil CRISE2.html (дата обращения: 01.12.2010).

- сменой социо - культурного строя, с его определенными различиями на Западе и восточных цивилизациях, преобладавшего в течение пяти столетий;

- ускоряющимся процессом глобализации и противоборством двух ее вариантов, один из которых направлен на унификацию мира по западным образцам и на растворение культур в общем цивилизационном пространстве.

Другой же имеет целью сохранение и усиление разнообразия локальных цивилизаций и расширение их партнерства519.

Исходя из совокупности указанных процессов авторы определяют следующие возможные сценарии взаимодействия цивилизаций в XXI веке:

«- крайне неблагоприятный сценарий столкновения цивилизаций на линиях цивилизационных разломов, которое в конечном счете приведет к самоуничтожению человечества;

- сценарий растворения цивилизаций в глобальном сверхобществе;

- оптимистичный сценарий диалога и партнерства цивилизаций в решении назревших глобальных проблем в обеспечении устойчивого развития во всемирном масштабе». Вопрос о степени реалистичности предлагаемых авторами прогнозов вряд ли может рассматриваться в пользу одного из выделенных сценариев, поскольку противоречивый, динамичный характер происходящих в мире процессов показывает, что стабильность и безопасность развития человеческого сообщества находятся под угрозой. В этих условиях в практическом аспекте приоритетной представляется задача определения эффективных механизмов противодействия этой угрозе.

На основании проведенного в предыдущих главах исследования, полагаем обоснованным выделить ряд основных на наш взгляд структурных особенностей взаимодействия в современном межцивилизационном Кузык Б.Н., Яковец Ю.В. Цивилизации: теория, история диалог, будущее. Т.II: Будущее цивилизаций и геоцивилизационные измерения. С. 97.

Указ. С. 98.

пространстве аспектов при определении степени объективности указанных выше различных прогнозов.

Прежде всего, следует отметить изменения, обусловленные общепланетарными вызовами гуманитарного, климатического, экономического порядка. Расширяется диапазон проблем, которые связаны с сохранением угрозы распространения ядерного оружия, массовой бедности в целом ряде стран, опасными последствиями демографического кризиса и т.д.

Решение каждой из них требует огромных совместных усилий, независимо от политических амбиций государств, их экономического превосходства, межэтнических и межконфессиональных разногласий. Ключевым звеном в этом комплексе проблем является человек как биосоциальное существо, носитель культурно-цивилизационной идентичности, его главное право на жизнь. Подобный подход не приемлет каких-либо исключений для жителей одних стран в сравнении с другими. Как показывает мировой опыт итоги конкретных инициатив о военных компаниях в отношениях суверенных стран, пусть даже с недемократическими режимами, в конечном счете, проецируются на население таких стран, их жизнь.

В связи с этим в структуре межцивилизационного пространства следует отметить роль международных организаций, деятельность которых, по-прежнему, остается практически неизменной с точки зрения организационного формата взаимодействия преимущественно в рамках межгосударственных отношений. В данном случае подчеркивая обоснованность международно-правового регулирования порядка их создания и деятельности, представляется целесообразным отметить дефицит вовлеченности в них негосударственных акторов, влияние которых на развитие мировых процессов, как показано в настоящей работе, все более возрастает.

Рассмотрим отдельные аспекты направлений деятельности ООН, необходимость реформирования которой в последнее время активно обсуждается. Одной из актуальных проблем, обсуждаемых учеными и политиками в отношении данной универсальной организации является практика миротворческой деятельности ООН как важного института мирного урегулирования конфликтов, востребованность которого все более возрастает. В исследованиях посвященных указанной проблематике уделяется достаточно много внимания вопросам предотвращения конфликтов, восстановления мира, гуманитарных интервенций и т.д.

Мировая практика показывает, что использование силовых методов при решении конфликтных ситуаций может привести к прекращению вооруженного противостояния, но не всегда способствует устранению объективных причин их развития. Стоит подчеркнуть, что в вопросах оценки эффективности миротворческих операций ООН важное место занимают конкретные результаты такой деятельности и их конечная цель- обеспечение мирных, стабильных условий в постконфликтных обществах, включение всех противоборствующих сил в диалог в целях предупреждения конфликтов в будущем. Необходимо развитие дополнительного формата, направленного не только на сдерживание силового столкновения, но создания условия для последующего строительства мирной и благополучной жизни. В этом смысле значимую роль играют механизмы межэтнических, межконфессиональных коммуникаций.

Коммуникативные механизмы –важный элемент в рассматриваемой структуре межцивилизационного взаимодействия, поскольку в них проявляется культурно-ценностная дифференциация участников. Развитие современных средств и систем коммуникации, способствуя интенсификации контактов между людьми, одновременно могут стать как источником сближения и взаимообогащения, так и обострения неприятия, основанных на культурных различиях.

История человечества показывает, что фундаментальные культурные особенности социально-исторических общностей сохраняются довольно прочно и сложнее подвергаются изменениям. На данном этапе эволюции мирового сообщества мощным фактором развития является стремление к достижению высокого материального уровня жизни. Как полагает В.В.Аксенов: «Духовный, интеллектуальный потенциал Человеческого сообщества, сосредоточенный в религиозных конфессиях, общественных организациях, в сфере науки, искусства, литературы, в культурных национальных традициях народов не имеет возможности достаточно весомо влиять на законы и приоритеты в жизни Общества»521. Достижения в области современных технологий должны быть использованы не для разжигания войн на основе экономического и технического превосходства одних стран над другими. Степень бедности и неравенства между странами не может быть использована для нарушения суверенных прав государств.

Следует исходить из простой истины о том, природно-климатические, экологические бедствия или другие общемировые проблемы не имеют национального характера и потому, необходимы усилия человеческого сообщества по формированию нового глобального мышления, которое не отделяет от задач достижения исключительных экономических результатов от вопросов морали и духовности, которые в современном мире являются острой необходимостью для всего человечества.

Рассмотренные выше положения, обосновывают вывод о том, что в структуре межцивилизационного взаимодействия происходят качественные изменения, отличающие современную фазу от предыдущих исторических этапов развития человеческого общества в контексте усилении влияния цивилизационного фактора в развитии системы международных отношений.

Аксенов В.В. Человеческая цивилизация на рубеже XXI века. Новая Концепция Развития. Духовное возрождение Человечества. http://www.newepoch.ru/journals/11/human_civilization.html Комплексное осмысление объективного процесса развития современного общества приводит к осознанию необходимости усиления в мировой политике приоритета ценностей, основанных на справедливости, нравственности и морали, международном праве, межцивилизационном согласии. Политика связана с уровнем политического и правового сознания, политической культуры людей, представляющих разные цивилизационные сообщества. Но есть фундаментальные основы, позволяющие рассматривать объективную обусловленность исторического единства и целостности мирового сообщества.

В знаковой «Декларации тысячелетия ООН», принятой 8 сентября 2000г. Генеральной Ассамблеей ООН, государства отметили ценности и принципы, которые должны являться фундаментальными в XXI веке, среди них: свобода, равенство, солидарность, терпимость и другие 522. Данный документ определил ключевые задачи для выработки механизмов повышения эффективности. В декабре 2004 года Группой высокого уровня был подготовлен доклад по угрозам, вызовам и переменам, содержащий соответствующие рекомендации.

В сложных взаимоотношениях стран, народов вопрос о многообразии единой мировой цивилизации является одним из базовых ориентиров для преодоления дезинтеграционных процессов в политике разных стран.

Обострение проблем цивилизационной идентичности - это объективная реальность в динамичных политических процессах, которая требует усиленного внимания и актуализирует роль межцивилизационного диалога в целях обеспечения устойчивого мирового порядка.

Диалог цивилизаций, как сравнительно новая геополитическая категория эффективный инструмент для усиления взаимопонимания между государствами, сглаживания противоречий, сближения позиций. «В Декларация тысячелетия ООН, принята 8 сентября 2000 г. ГА ООН http://businesspravo.ru/Docum/DocumShow_DocumID_16248.html многомерном и многослойном мире неприемлемо навязывание всем цивилизациям каких-то универсальных ценностей. А попытки навязать их толкают человечество к неизбежной катастрофе»523.

Теоретический и практический анализ развития современной системы международных отношений, проведенный автором настоящего исследования позволяет обобщить следующие положения о преимуществах межцивилизационного диалога в качестве влиятельного фактора мировой политики.

1. Новые императивы глобализации обусловливают поиск соответствующих механизмов решения проблем, стоящих перед человечеством. Диалог не требует отказа от национальной и внешнеполитической самостоятельности, но в ситуации несвободы диалог в публичном смысле невозможен.

В XXI веке международная безопасность и безопасность государств взаимосвязаны и представляют общую ценность мирового сообщества в целом. В то же время стремление одних стран к обеспечению собственной безопасности в ущерб другим создает угрозу устойчивому мировому развитию. Идея диалога основана на равноправном, открытом, аргументированном взаимодействии. «Целью диалога должен быть поиск истины, существование которой не вызывает у сторон сомнения»524.

2. Несмотря на широкий круг участников в системе международных отношений, носителем культурной, национальной, религиозной идентичности являются люди. Потребность в диалоге относится к числу фундаментальных потребностей био-социиальной природы человека. Объективной представляется точка зрения, что «диалог обретает значение необходимой формы человеческой коммуникации внутри той цивилизации, в которой Абалкин Л.И., Поиск путей взаимопонимания цивилизаций. http://www.lihachev.ru/chten/6006/6125/6126/ Межуев В.М. Диалог между цивилизациями и Россия. От диалога цивилизаций к сотрудничеству и интеграции.-М.: Научный эксперт, 2006. С. 25.

рождается сознание общечеловеческого родства, которая движима в своем развитии идеей человечества как единого рода»525. Такая постановка вопроса приводит к объективной оценке роли межцивилизационного диалога в мировой политике.

3. Диалог, в зависимости от формата его участников позволяет создать площадки для взаимодействия государств, международных организаций, неправительственных структур, представителей различных общественных движений. Так, например, международная неправительственная организация Мировой общественный форум (МОФ) «Диалог цивилизаций» объединяет в единое сетевое сообщество ученых, интеллектуалов, политиков, бизнесменов, деятелей искусства и культуры, представляющих многообразие традиций, культур и верований из различных стран мира, работает с государственными, общественными и религиозными институтами на основах осуществления и развития принципов сотрудничества, взаимопонимания и диалога между цивилизациями;

4. Перспективные возможности цивилизационных акцентов в развитии международного сотрудничества раскрываются посредством народной дипломатии. Именно народная дипломатия явно и недвусмысленно проявляет потребность в сохранении и продвижении цивилизационных параметров государственных, региональных и иных интересов граждан различных стран мира526. Мировое общественное мнение, представляемое различными институтами, неправительственными организациями, наиболее устойчиво закрепляется в мировом политическом пространстве;

5. В структуре международных отношений уже созданы универсальные и региональные организации, которые являются площадкой для межцивилизационного диалога по самым разным направлениям. Помимо Межуев В.М. Указ. соч. С. Якунин В.И. Народная дипломатия как фактор мирово й политики. Диалог между цивилизациями и Россия. От диалога цивилизаций к сотрудничеству и интеграции.- С. ООН, как единственной глобальной организации, параллельно рождается новая «сетевая дипломатия» в гибких форматах взаимодействия: диалоговый механизм между Россией, Китаем и Индией с привлечением Бразилии в рамках группы БРИК, Шанхайская организация сотрудничества, ЕврАзЭС и др. международные форматы.

В условиях опасной разбалансировки международных отношений, требующих восстановления управляемости мирового развития, межцивилизационный диалог открывает возможности создания новых институциональных механизмов с вовлечением не только государственных участников. Онтологическая истинность диалога предопределяет его созидательный потенциал в корректировке разрушительных конфронтационных тенденций в мировых политических процессах, с учетом многообразия культурно-цивилизационных реалий глобального развития.

По нашему мнению представляется возможным выделить следующие важные концептуальные аспекты исследования модели межцивилизационного диалога.

Ключевая цель диалога между цивилизациями – содействие стабильному и гармоничному мировому развитию, на основе признания приоритетности общих ценностных критериев мирового сообщества одновременно с правом на сохранение культурно-цивилизационной идентичности человека.

Для раскрытия роли межцивилизационного диалога в формировании устойчивого многополярного мира можно выделить ряд основных принципов: многоуровневость, сотрудничество, толерантность, справедливость, гуманизм, терпимость, признание приоритета общих ценностей человеческого сообщества, уважение культурного, национального, религиозного разнообразия, взаимное принятие прогрессивного исторического опыта развития разных цивилизационных общностей.

На основе проведенного автором настоящей работы исследования представляется возможным сформулировать следующее определение модели межцивилизационного диалога – вариант структурирования межцивилизационных взаимосвязей «акторов» в современных международных отношениях, основанный на приоритете общечеловеческих ценностей и верховенства международного права в условиях формирования полицентричного миропорядка.

Модель межцивилизационного диалога должна обладать особой социально-нравственной основой. Основными условиями результативного функционирования данной модели является сохранение культурно цивилизационной плюралистичности, которая способствует одновременному сближению и взаимопроникновению различных цивилизаций в целях их общего развития. Для определения специфических характеристик модели межцивилизационного диалога как теоретической категории, представляющей собой научно-методологическое явление, целесообразно выделить особенности субъектного состава и его уровни.

К субъектам диалога следует отнести: государства, международные правительственные организации, национально-освободительные движения, федеративные субъекты и административно-территориальные образования государств, государственные образования, заявляющие свое право на международное признание статуса суверенного государства, международные неправительственные организации, транснациональные корпорации, внутригосударственные политические оппозиционные блоки, преследующие цели мирного разрешения конфликтов, религиозные объединения, международные форумы, гуманитарные фонды, общественные движения, средства массовой информации, научные, образовательные, национально культурные учреждения, институты гражданского общества, физических лиц.

Публичные органы власти всех уровней и негосударственные институты выполняя многообразные функции, могут вступать в диалоговые форматы на разных уровнях: межгосударственном, межличностном, межгрупповым, а также в мультидиалог с участием различных субъектов.

Обсуждаемая модель не исчерпывается структурными параметрами.

Необходимо учитывать духовно-нравственную «надстройку», мировоззренческое и ценностное наполнение которой формируют исходя из своего цивилизационного своеобразия, субъекты диалога.

Таким образом, в целях разработки реалистичных мер гармоничного мирового развития человечества, объективно возрастает спрос на эффективные модели сотрудничества, в основе которых должны лежать проверенные историческим опытом традиционные нравственные ценности.

Для развития межцивилизационного диалога с участием указанных выше субъектов и на различных предлагаемых уровнях важнейшей задачей является формирование политико-дипломатических условий для налаживания такого диалога, который способствовал бы преодолению конронтации цивилизаций и поиску взаимоприемлемых путей урегулирования конфликтов, имеющих этническую, межконфессиональную подоплеку.

Дополняя концепцию исследуемой модели в ее «надстроечной» части, необходимо осмыслить роль интересов, преследуемых субъектами диалога, которые способны объединить или разъединить людей различных национальностей, культур, религий. Определенная иерархия интересов связана с особенностями участвующих в диалоге субъектов. Например, поведение государства как участника диалога обусловлено сложным комплексным и, в свою очередь, иерархическим, характером представляемых им интересов. Их можно рассматривать с различных точек зрения.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.